Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Переезд: Егор и Руслан, глава 31


На следующий день на перемене к Руслану и мужской части команды подошли подшефные и попросили ещё когда-нибудь провести дискотеку.
— Что, понравилось? — спросил тот за всех, смеясь с ребятами.
Дети восторженно закивали головой.
— Говорите с вашей классной, если разрешит, сделаем, — сказал Андрей.
Они отпустили довольных детей и направились в подвал на урок НВП. Этот урок был необычным, и они давно его ждали. Скиппи сказал, что они будут стрелять из мелкокалиберной винтовки. Событие было новым и обещало массу удовольствия. Правда, каждый готовился к нему, как мог и умел. Военрук был доволен классом, так как сумел наладить с ними более-менее нормальные отношения и ребята не создавали больших проблем. Правда, на предыдущем уроке, когда он объяснял теорию стрельбы, они всё же задавали каверзные вопросы типа: «Виктор Сергеевич, ну, если пуля летит по траектории дуги, то можно стрелять из-за угла?»
На сегодняшний день он приготовил мишени, патроны, проверил винтовки, разложил матрасы и набитые песком мешки для упора. Если не допускать баловства с винтовками, то что могло произойти. Но это только казалось видавшему виды подполковнику.
Сначала всё шло по плану. Он вызывал учеников по списку, и дети с интересом и восторгом стреляли по три патрона из винтовок. Наконец очередь дошла и до Шебанова который замыкал список в классном журнале.
Руслан лёг, получил от военрука своих три патрона и, дождавшись команды, зарядил винтовку. Грохот выстрелов оглушил его с двух сторон, но он прицелился и сделал свой выстрел. Оттягивая затвор винтовки, Руслан увидел, как пустая гильза вылетела из ствола и щёлкнула по лбу лежавшего справа Томоржевского.
— Вот, бл*дь! — вскрикнул тот и тут же со страхом посмотрел на стоявшего рядом Скиппи.
Тот, конечно же, несмотря на шум выстрелов, всё услыхал, и, посмотрев на побледневшего Андрея, сказал:
— Вот почему, сынок, в армии каски носят.
Руслан довольно хмыкнул в матрас и продолжил стрельбу. Когда преподаватель отвернулся к галдевшему за спиной классу, парень достал из нагрудного кармана военной рубашки ещё один свой патрон и с радостью зарядил его в оружие. Выстрел, и в мишени стало на одну дырку больше.
Ребята разрядили винтовки и доложили об окончании стрельбы.
— Ну-ка, пойдёмте, посмотрим, что вы тут настреляли, —предложил военрук поднявшимся с матрасов ученикам.
И они вчетвером прошли вглубь тира, где висели мишени.
— Смирнова, для первого раза хорошо: девятка, восьмёрка и шестёрка, — сказал Скиппи, записывая результаты стрельбы в журнал.
— Томоржевский, три восьмёрки и все с уклоном влево. Но на одном уровне. Хорошо. Тренировался?
— Да, у папы в части стрелял, — ответил польщённый похвалой, сияющий Андрей.
— Только за ртом следи в другой раз — девушки в классе, —сказал отставник. переходя к следующей мишени.
— Так, Шебанов, что у нас тут? — с минуту он молчал, потом достал очки, посмотрел на мишень поближе и опять молчал.
Заинтригованные его молчанием Смирнова и Андрей подошли к Руслановой мишени. На ней чётко виднелись четыре аккуратные дырочки от попаданий.
— Ни фига себе! — присвистнул Андрей и тут же хлопнул себя ладошкой по губам.
Смирнова вообще открыла рот от удивления и молча смотрела то на спокойного Руслана, то на шокированного Скиппи. Последний не знал, что и сказать, за всё время он ничего подобного не видел.
— Ты сколько раз стрелял? — наконец выдавил он, не отрываясь от мишени.
— Сколько патронов Вы мне дали, все их и отстрелял, —невозмутимо ответил мальчишка, — а в чём дело?
— Интересно, как с трёх патронов ты умудрился выбить четыре дырки? — преподаватель перевёл на него удивлённые глаза.
— Может, в полёте раздвоилась? Я себе это перед выстрелом представил, — выдвинул свою теорию объяснения феномена Руслан.
— Может, хотя по уставу не положено, — брякнул, не совсем подумав, Виктор Сергеевич. В его солдатском мозгу как-то не совсем умещалось происшедшее.
Ребята вернулись на места в классе, и преподаватель объявил результаты стрельб. Добавив при этом, что не понятно, как, но лучше всех стрелял Шебанов.
— Одним патроном — два немца! — кинул с места ничего ещё не знавший Андрей. Он был горд за друга, да и за себя, как свидетеля феноменальной стрельбы. Хоть и потирал рукой лоб, ушибленный гильзами.
— Что, правда — четыре попадания из трёх патронов? — не унималась команда, как и все знакомые ребят.
Военрук только развёл руками в знак согласия. Весть о раздвоении пули мигом облетела всю школу. Пока школьники передавали друг другу потрясающую новость, педагоги, собравшись, вели свой разбор полётов.
— Никогда не поверю! — говорил Шевчук в учительской военруку, — вы его ещё не знаете.
— Невозможно, это против всех законов физики, — соглашалась с ним новая физичка.
— Кто? Шебанов? Этот может! — уверенно не соглашалась с ними директор. — Я не удивлюсь, если у него трактор полетит в космос.
— Даже при разделении куски полетели бы в разные стороны, а тут — одна дырка возле другой, — говорил Пал Палыч с видом знатока, — такое невозможно!
— Я же тебе говорил, что далеко пойдёт, — толкал завхоз оторопевшего Виктора Денисовича, вспоминая знаменитую поливку цветов на школьных клумбах.
— Но посмотрите сами на мишень, — отвечал отставник и тыкал всем присутствующим листок с четырьмя дырками.
Учителя смотрели, охали, удивлялись, но всё равно не совсем доверяли увиденному и услышанному. Слишком хорошо все знали Шебанова за девять лет учёбы в школе.
Следующим у 9-А была физика, и ребята поспешили в физ. кабинет. Молодая физичка после дебатов в учительской вошла класс с опозданием и, посадив ребят, обратилась к Руслану:
— Так, Шебанов, ты опять — притча на устах всей школы. Можешь объяснить, как это произошло?
— А что объяснять, тут в Москву в академию наук звонить надо! — послышался Мишкин голос с задних парт. Класс одобрительно зашумел.
— Тихо! — прикрикнула на ребят преподаватель, — может, ещё «Шнобелевскую премию» ему дать?
Тут засмеялись все: «Шнобелевскую», а не Нобелевскую можно было и получить.
— Я просто перед выстрелом представил, как пуля делится надвое и всё, — простодушно сказал Руслан.
В классе опять зашумели.
— Ладно, поговорим после уроков, — закончила диспут физичка и стала объяснять новый материал.
Но история с Шебановым и дебаты учителей никак не шли ей из головы. Видно поэтому, пробуя то ли себе, то ли классу что-то доказать, она долго и нудно рисовала на доске какие-то восьмёрки и круги, рассказывала, сбивалась и начинала по новой. Под конец урока обалдевшая женщина выбилась из сил, а класс тупо смотрел на её художества на доске.
— Блин, замаскированные круги! — брякнул с досадой отупелый Егор.
Класс заржал и воспрянул духом от шутки.
— Донцов! Ты можешь повторить сказанное мною? — сердито спросила физичка.
— Даже под гипнозом или угрозой расстрела НЕТ! — добавил откровенно тот, чем вызвал дополнительную волну смеха в аудитории и приступ апатии у физички. Но та не хотела сдаваться и ко всеобщему расстройству начала всё по новой, добавляя к словам и рисункам ещё и какие-то формулы.
— Попович, ты как, догоняешь? — сочувственно спросил Юрка у Алёши.
Но сельский медалист только печально развел руками в ответ:
— Хрень какая-то!
— Ну, теперь поняли? — наконец закончила своё выступление перепачканная мелом физичка. От волнения и усердия у неё даже волосы на голове растрепались.
— Блин, школа китайских шифровальщиков, — негромко подвёл итог Руслан, но в классе фразу хорошо услышали.
Взрыв смеха услышали даже на первом этаже. Из соседних классов выходили перепуганные преподаватели и любопытные ученики. Они с опаской подходили к дверям 9-А, смотрели вовнутрь через приоткрытые двери.
Сломленная преподаватель сидела на стуле и безучастно смотрела на неконтролируемое веселье в классе. В её глазах блестел сумасшедший огонёк.
— Может, за Танькой сбегать? — несмело предложил Мишка, глядя на перемену во взгляде преподавателя.
— Я побежала! — поддержала его Лена и пулей вылетела из класса, расталкивая зевак.
— Новая физичка с катушек съехала! — завопила она, влетая в кабинет Шаровой.
— Как, уже? — спокойно спросила медсестра, поднимая глаза на непрошеного посетителя. — Ладно, пошли.
По дороге к классу Ленка в красках успела ей рассказать о том, что произошло на уроке НВП и физики.
«Вот дают, засранцы! То пули раздваивают, то учителей в нирвану выводят. Поколение вундеркиндов!» — удивлённо думала она, проникаясь в то же время уважением к Руслану.
Когда она вошла в переполненный класс, то учителя из соседних классов успокаивали физичку и разгоняли по аудиториям любопытных учеников. Над всем этим возвышался и во всю мощь разглагольствовал военрук:
— Шебанов, ты один целой армии стоишь! Ты, как новое оружие массового поражения!
— Ну Вы и скажете, Виктор Сергеевич, — удивлялся тот в ответ, — чего же я натворил, что заслужил такое?
— Ты во всей школе уроки сорвал! — парировала его вопрос, державшая за руку потухшую физичку, подоспевшая на шум директриса. — Ни за кого столько сегодня не говорят, как за тебя! Вся школа гудит, как улей!
При первом же её появлении и последующем громе голоса, класс замолчал и, пригнувшись к партам, наблюдал за происходящим.
При слове «улей» Егор вдруг вспомнил летние события, а затем свои зелёные художества на попе брата, и вдруг начал бесконтрольно смеяться. На его веселье все сначала смотрели странно, но потом ребята в классе заразились тоже и смех возобновился.
— Японский городовой! Массовый психоз в школе! — констатировала факт Шарова и при этом обдумывала свои дальнейшие действия: «Звонить в психушку или Ирке на работу?»
Придя немного в себя, она вспомнила, как подруга по секрету рассказала ей о том, что Донцов панически боится прививок. Татьяна уверенно подошла к трясущемуся в беззвучном смехе парню и тихо на ухо сказала:
— Укол димедрола сделать, чтобы успокоить?
Как ни странно это выглядело со стороны, но смех разом оборвался. Парень довольно серьёзно посмотрел на неё и с испугом протянул:
— Нее-е-е. Нее-е надо!
Увидев перемену на его лице, постепенно затихли и другие ученики. Директор с другими преподавателями были в шоке, глядя на происходящее, и на то, как молодая девушка в мгновение ока успокоила целый класс. Что они, педагоги со стажем, плюс боевой подполковник в отставке не могли сделать за последние двадцать минут.
— А в педагогический Вам никогда не хотелось поступить? — спросила её Зебра, удивленно озираясь по сторонам.
— Да нет уж, как-нибудь пешком постою, — улыбаясь, ответила Таня и подошла к пришедшей в себя физичке, — Как Вы? Может, пойдёмте ко мне? Я Вам корвалола накапаю.
Та молча махнула головой в знак согласия, и они вместе покинули притихший класс.
— Так, Шебанов и Донцов, родителей будем в школу вызывать! — сказала грозно Зебра, когда дверь в классе закрылась за последними посетителем.
— За что?! — сорвался на крик Руслан, — за то, что ТИХО сказал на что ЭТО похоже? — он показал рукой на изображения на доске.
Директор долго, с напряжением, смотрела на эту галиматью, пытаясь понять, что там нарисовано. В конце концов, она с болезненным лицом повернулась к классу и поинтересовалась:
— Твоя работа, Шебанов, или друзей? Понарисовывают на доске дрянь всякую, не удивительно, что Наталье Михайловне плохо стало.
— Да Вы что, Эмилия Ивановна! У меня бы и в страшном сне рука на такое не поднялась, — совестливо сказал ей Руслан.
В классе опять послышались смешки. Смеялась даже серьёзная Лариска Курбанова.
— Тогда чьи это художества? — спросила, не сдаваясь, директор, ей нужно было нагнать страху на детей и найти виновного.
— Так Наталья Михайловна и нарисовала, — ответило несколько голосов из класса.
— И что это? — удивлённо спросила Зебра и снова посмотрела на доску.
— А кто его знает?! Мы сами голову с начала урока ломаем, — ответил Копылов.
— Наверное, пробовала доказать, что пуля не может раздвоиться на уроке НВП, — попробовала угадать Наташа.
— Это ещё почему? — удивлённо спросила директор, так как сама час назад доказывала обратное в учительской.
— По уставу не положено! — вздохнул устало и серьёзно Егор, копируя голос военрука.
Класс, услышав реплику, разразился весёлым смехом.
— Так, клоуны, завтра родителей в школу! — крикнула директор и вышла из класса с мыслью:
«Господи, хоть бы до выпуска их довести, чтобы никто из учителей не умер!».
— Здравствуй, попа, Новый Год! — с досадой кинул на весь класс Егор и плюхнулся на верх парты.
— Ты чего? — спросил громко Руслан, — подумаешь, в первый раз что ли?
Ребята в классе молча, с сочувствием, смотрели на братьев.
— Может, обойдётся? — робко спросил Андрей из своего угла и посмотрел на других членов команды.
Но Таня Урсел с братом отрицательно покачали головами. Мишка потупил взгляд в пол и даже не посмотрел на положившую ему руку на плечо Лену.
— Такое с рук не сойдёт, — грустно сказал Копылов, поворачиваясь к Алёшке.
Тот лишь глубоко вздохнул в ответ.
Так как это был последний урок на сегодня, класс ещё немного посмотрел на мытарства команды и оставил физкабинет. А ребята предстали перед знакомым вопросом: «Что делать?».
Когда все возможные варианты спасения были предложены, обсуждены и отброшены, осталось одно: идти и сдаваться родителям. Руслан и Егор уныло приплелись домой и рассказали взрослым, что их вызывают в школу к директору.
— Что вы опять натворили? — поинтересовался дядя Павлик.
Он уже даже начал переживать, что за последние два месяца никто не хотел в школе его видеть по вопросам поведения Руслана. Это настораживало и было весьма необычно для его сына и племянника. Но сегодня всё встало на свои места и дядя Павлик даже обрадовался предстоящей встрече с директором школы.
— Пулю раздвоили на НВП и сказали, что физичкина мазня на доске на школу китайский шифровальщиков похожа, —опустив голову, ответил за брата Егор.
— Всего-то? И как же вам это удалось? В смысле, пулю раздвоить, — успокаиваясь, спросил Шебанов-старший.
— Из кармана достал запасную, — вздохнув, сказал Руслан и потупился в пол.
— Что?! — широко открывая глаза, переспросил Егор, — что ты откуда достал?!
Он и поверить не мог, что Руслан так просто разыграл всю школу и ничего не подозревавшую команду. Сколько шума и проблем было из-за простого баловства.
— Не успел вам сказать, — оправдываясь, брякнул тот и повернулся к отцу.
— Так, а ты что натворил, Егор? — обратился дядя Павлик к переминавшемуся с ноги на ногу, возмущённому поступком брата, племяннику.
— Сказал, что пуля не может раздвоиться, так как по уставу не положено, — сказал тот и тут же добавил, — готов вместе с Русланом к деду ехать.
— Подожди с этим. Завтра посмотрим, что к чему. Иди, отдыхай, — сказал он поникшему Егору.
Ребята зашли в комнату и сели, каждый на свою кровать. Егор посмотрел на брата и спросил:
— Ну ты и додумался! Всю школу на уши поставил своим запасным патроном. А мы-то думали… Надо ребятам всё рассказать.
— Завтра после уроков расскажем, — недовольно ответил тот. — Кто его знает, чем завтрашний день закончится.







Рейтинг работы: 31
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
Добавили в избранное: 1
© 31.03.2021г. Влад Донцов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3055692

Рубрика произведения: Проза -> Детская литература


Михаил Брукс       31.03.2021   22:51:26
Отзыв:   положительный
Thank you.
Mike.
















1