Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

"Лекарство от любопытства" (из серии "Невыдуманные истории")


«Лекарство от любопытства и жадности»
Первое апреля, как всем известно,- день Дурака, в который прощаются (по возможности) все, даже дурацкие и жесткие розыгрыши. А устройте шутку да не первого апреля! Вот уж где узнаете много интересного о себе, о своём чувстве умора, вполне возможны интимные подробности, и даже в извращённой форме.
История эта не о шутке, скорее розыгрыше, который становится уроком на долгое время.
Лихие девяностые в той или иной мере коснулись каждой семьи. Нас просто преследовали несчастья. Одна проблема догоняла другую. Я не говорю уже о страшном безденежье, когда работать нужно, а зарплаты нет. Вернее она существует где-то в ведомости, а узреть её в собственных руках в денежном эквиваленте не предвидится даже в необозримом будущем.
Дело было осенью. В воздухе отчетливо намечался минус по Цельсию. Мы уже давно забросили идею отапливать дом целиком. Банально не было угля, а без него прогревать дом водяным котлом просто невозможно. А в доме дети!
Порадовавшись разумному решению оставить печку при проведении труб к батареям отопления, переходим на режим «в печку - всё, что горит». Но дров-то тоже нет! Не в лесу живём!
Израсходовав скудный запас сухих, пригодных на растопку дров, моя отчаявшаяся мама берёт под мышку мешок и выходит из дому. Я кидаюсь следом:
- Мам, ты куда собралась?
Ответ меня, мягко сказать, пугает:
- Будь дома. Так надо!
Какое там дома! Наскоро одевшись, крадусь за мамулей.
Моя мамочка, надо сказать, обладала грацией тигра: будучи очень высокой и достаточно крупной, передвигалась плавно и практически бесшумно.
Я близко к маме не подхожу: она ведь наказала мне сидеть дома. Увидит - так и обидеться может.
Мелькает мамина фигура в сгущающихся ранних сумерках по нашей еловой аллее, и мне всё больше становится не по себе: «Куда это она?». А мамочка дошла до остановки и под ёлки нырнула. Шишки собирает!!! На растопку!!!
А я стою совсем недалеко и не знаю, что мне делать. Во мне страшная обида за всегда гордую маму борется с желанием ей помочь. Она не поймет моей помощи, и не простит себе моего унижения и бессилия что-либо изменить.
Уже, решив на все мамины возмущения отдуваться потом, делаю шаг вперёд, как вдруг возле мамули останавливается велосипед, и какой-то мужик, присмотревшись к движению под ёлкой, спрашивает:
- Любка, ты что ли?
Ну, теперь точно нельзя подходить, иначе и так не самая разговорчивая мамочка замолчит, переживая обиду, на неделю минимум.
- Я! А Что?
- А чего это ты тут делаешь?
«Ну, - думаю, - дурак! Вот попал мужик! Нашёл время любопытничать!»
А мама моя из тех, кто в карман за словом не лезет.
- Шишки собираю.
Голос вроде бы спокойный, но чувствую, что-то изменилось. Я уже явственно вижу, как сужаются, наливаясь зеленью, мамины кошачьи глаза.
- Зачем? – никак не угомонится водитель велосипеда.
- Надо! Мне надо!
Мамуля слова растягивает, и в них явно перекатываются смешинки.
- Так скажи зачем? – не успокаивается мужик.
Мама распрямляется во весь свой гренадёрский рост, смотрит на любопытного мужичка сверху вниз и таинственным голосом, как будто сообщая величайший секрет, громко шепчет:
- Да вот, сдаю их! На лекарство. И, знаешь, хорошо платят. По пятьдесят копеек за килограмм!
Мамочка слыла в селе за даму строгую и серьёзную, поэтому мужик ведётся моментально:
- Да ты что? И куда сдавать возишь?
- Никуда не вожу. Машина прямо под магазин приезжает. Шишки примут, деньги отсчитают и всё!
- И когда машина будет?
- Сегодня были. Я сказала им, чтоб вечером подъехали. Мешка три соберу!
- А не обманут? – всё-таки сомневается мужик.
- Не должны, - продолжает тянуть слова мама. – Они мне и залог оставили!
И мамочка машет рукой на мужика, демонстрируя своё отношение к сомнениям по этому поводу, потом наклоняется и начинает быстро-быстро собирать «лекарство».
Если у мужика ещё оставались сомнения относительно правдивости полученной информации, то они стремительно таяли при виде скорости, с которой мама сгребала несчастные шишки.
Тут надо сказать, что данный конкретный мужичок не был праздно шатающимся по селу субъектом. Он возвращался с работы. Трудился он на ферме, а едущий с фермы с пустыми руками колхозник – это, простите, нонсенс! Так что на багажнике велосипеда был прочно закреплен мешок с «зелёнкой», в которой, естественно, припрятана торба с дертью.
Мужик ещё раз обводит взглядом мизансцену, останавливает очи на споро работающих маминых руках, начинает трясущимися руками распутывать крепления на велосипеде.
Прикинув, что запас шишек не безграничен, а силоса на ферме предостаточно, он решительно вытряхивает под ёлки «зелёнку», и, забежав вперёд мамы, соревнуется с ней в скоростном сборе плодов голубой ели.
На этом этапе я начинаю медленно отступать в сторону дома, справедливо полагая, что мама с мужиком разберётся без свидетелей. Зато потом мне всё расскажет сама. И даже, если и заподозрит мою осведомленность в этом деле, то обид не будет.
И действительно, только я успела предупредить сына, чтобы случайно не проговорился бабушке, что я ходила за ней, как в дом зашла запыхавшаяся мама и свалила возле печки мешок:
- Растапливай!
- Что это? – сделав круглые глаза, спрашиваю я.
- Шишки! Они хорошо горят! Жарко! Сейчас еще будут!
Точно! Через пять минут – стук в дверь! Вваливается потный мужик, побивший мамин рекорд в объёмах собранного топлива. Вытирает лоб шапкой и просит:
- Люб, я велосипед во двор к вам закачу.
- Да закатывай! И сам заходи. Чаю попьём!
Чай у нас необычный – травяной! Там и зверобой, и листья смородины , и прутики малины. Да и сахар, к счастью, есть.
Пока мужик чаёвничает, я раздумываю, как мама из сложившейся ситуации выкрутится. На моё лицо то и дело наползает улыбка.
Забыв об осторожности, я под изумлённым взглядом дядьки загружаю в топку очередную порцию «лекарства», а мамочка покаянно опустив глаза, говорит:
- Обманула я тебя, не принимают никаких шишек. На растопку я их собирала.
- Понял уже, - вздыхает мужик. А всё-таки твои шишки – лекарство! От любопытства! И… жадности!

И, помолчав, добавляет:
- Я тебе, Любка, завтра с фермы трухлявых досок привезу. На растопку пойдут!
Выпив ещё чая, засобирался наш нечаянный гость и помощник домой. И уже на пороге, обувшись, выдал гениальную, поразившую меня своей логикой фразу:
- Дети у тебя чистые. Это плохо! Я люблю, когда они перепачканные. Ведь если дети замурзанные, значит, весело играли. А весёлые дети – счастливые!
Вот так и полечились. Мужик от любопытства, а я от глупого желания ограничивать
своих шкодливых (в меня) детей ради благожелательного мнения чужих мне людей.









Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 28
© 31.03.2021г. Елена Грищенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3055663

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1