Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Это ж сколько достойных людей протрезвело?"


«Это ж сколько достойных людей протрезвело?!» (из серии «Реальные истории»

Среди новогодних юморесок моей любимой вот уже много лет остаётся «Панк – Дед Мороз», рассказанная Святославом Ещенко. Увидев её впервые, я испытала приступ дежавю. Хохоча над абсурдной ситуацией, я перебирала в уме воспоминания и никак не могла понять, чем же мне знакома фраза: «Это ж сколько достойных людей протрезвело?!». С панками я не связана, от «ботаников» далека. Может, «квадратный» браток? Так нет! При всех домыслах о моём покойном брате, «квадратность» как внешняя, так и интеллектуальная ему свойственна не была! Охота? Так с моим пацифистским мировосприятием это жестокая кровавая забава для извращенцев! Но фраза, как приевшаяся, навязчивая мелодия, не отпускала. Помучившись пару дней, я подкатила с вопросом к маме. Та сначала не могла, как сейчас говорят, въехать в ситуацию, а потом стала душиться рвущимся наружу смехом. Вволю налюбовавшись, моим недоумением, мама загадочно так спросила: «А тебе говорит что-нибудь слово «Минутка»?» И тут меня озарило: «Точно! «Минутка»!»
Эта байка такая древняя, что уже откровенно попахивает нафталином. В те далёкие времена славный колхоз «Украина» ввязался в глобальную стройку века: начал возводить гробницу, которая сейчас гордо именуется Районным дворцом культуры. Хотя, нет! Вру! С приходом российской государственности мало созвучное с действительностью название превратилось в труднопроизносимую аббревиатуру.
Снесение яркого круглого павильончика, в котором мужики коротали время за бильярдом, страшно поразило; уничтожение маленьких, как будто игрушечных ёлочек, высаженных на полянке полукругом и бывших излюбленным местом для игр, обидело донельзя. Примирила нас с безобразной стройкой возведенная непонятно зачем круглая в один кирпич высоченная башня (сейчас это громада над сценой). Да ещё рабочие оставили в стене довольно частые пропуски.
Как только стройку покидали рабочие, туда стекалась детвора с окрестных, и не только, улиц. Башня эта стала захватывающим дух испытанием: забраться, цепляясь, как заправский альпинист, за проёмы на громадину снаружи и спуститься по ней внутрь – это было ух как круто! Но, наверное, первых раз пять. Потом скалолазание стало обычным явлением для нас, но так и осталось стрессом для видевших это безобразие взрослых.
Была я тогда мелким замурзанным созданием предшкольного возраста. Не обременённая чрезмерным родительским контролем и особыми моральными заморочками, я довольно быстро сообразила, что две пустые бутылки из-под горячительных напитков в ларьке по приему стеклотары легко превращаются в двадцать две копейки, которые тут же, недалеко - в буфете универмага - трансформируются в замечательную вкусняшку – «Эскимо», упакованное в серебристую этикетку с изображением слоников. Если говорить правду, то мне родители, не споря, купили бы любое лакомство. Любое, кроме мороженого. Потому средства на покупку вожделенного десерта добывались всеми доступными тайными (кроме воровства, конечно же) способами.
Наверное, стоит напомнить, что в селе купить мороженое можно было не всегда. Поэтому, увидев, как в буфет заносятся замечательные заиндевелые картонные паки, оклеенные лентой, не оставлявшей сомнений относительно содержимого, я совершенно приуныла. Во-первых, дома, на тот момент, была только мама, а она, в отличие от папы, на упрашивания и печальную мордашку не поведётся и денежку не даст. Во-вторых, в запасе у меня только одна (и это обиднее всего: половина-то есть) порожняя тара. А мороженое стремительно растекается по чужим рукам. Что делать?
Особью я была довольно сообразительной, особенно в подобных экстренных ситуациях. Бестолково пометавшись, я ринулась в единственное место, где можно было раздобыть столь необходимую мне бутылку – в «Минутку»
Этим незатейливым названием именовалась у нас в селе сваренная из арматуры и покрытая накрест прибитыми рейками беседка. Там, у стоек с круглыми, оббитыми алюминиевыми листами, столиками, расслаблялись после тяжёлого трудового дня колхозники и завернувшие под шумок вояки.
Быстренько проскользнув в проём в стене (в обход, как все нормальные люди, – это лишняя потеря времени), я начинаю кружить под столами. Поскольку, в силу возраста и природной мелкости, рост мой заканчивался на уровне колен (или чуть выше, что, собственно, не суть важно) завсегдатаев пивнушки, то результат моих поисков, естественно, нулевой. Я уже мысленно попрощалась с мороженым. И тут смотрю – вот она! Стоит, родимая, у противоположной стены, под столом!!! Юркнув змейкой между не обращающих на меня внимания мужиков, я хватаю предмет моих усиленных поисков и уже закладываю вираж вокруг гастронома. И вдруг слышу: «Стой! Куда?!». Резко меняю курс, в голове бьётся мысль: «Домой нельзя, хотя близко! Дядьки чужие и пьяные! Могут и накостылять за наглость! Куда?!». Глаза мои натыкаются на … башню. «Эти сюда точно не залезут!» - решаю я и включаю форсаж. Бутылку, скорее всего, с перепугу из рук не выпускаю. Как я влезла со злополучной бутылкой в руках наверх, хоть убей, не помню! И только там, поставив её на бортик, я увидела, что она полная!!!
Мигом протрезвевшие мужики, заикаясь, уговаривали меня слезть. Ага! Щас! Но бутылку вернуть надо. За пустую, если узнают родители, можно отделаться отлучением от мультиков на пару недель (а мультики показывали в то время по субботам на первом и воскресеньям на втором телеканале), а за полную можно и под домашний арест попасть! Поэтому нашарив проволоку, которую мы использовали в качестве страховочного троса на участке, где до проёмов не дотягивались, я приматываю её к горлышку тары и начинаю спуск груза.
Какая бутылка! Мужикам не до того! Это я сейчас понимаю, какого страху они натерпелись! А тогда, спустив тару где-то на уровень второго этажа, решаю, что пора делать ноги. Проволоки всё равно на большее не хватает, бутылку мужики почему-то не забирают, хотя могут и не уходят, что страшнее всего. И я делаю то, что уже проделывала не раз – спускаюсь по внутренней стороне вниз, петляю по подвалу и выскакиваю из цокольного этажа где-то возле парка.
Домой я возвращалась, сделав огромный крюк. Перетряслась от страха возле общежития в конце улицы (почему-то в детстве шумные, крикливые жители общаги меня пугали страшно) и засела под орехами напротив дома, поджидая, когда родители сами выйдут и позовут меня в дом.
В тот вечер я избежала наказания: поддатые вояки просто не знали перемазанного чертёнка. Зато потом… Нет, меня не били. Меня родители вообще ни разу за всю жизнь не ударили. Трясущийся от гнева папа втолковывал неразумной дитятке, что лазить по стройке - опасно, подбирать бутылки - стыдно! По поводу стройки он, конечно же, старался зря! А вот на бутылки было наложено табу. И не стоит думать, что это было моё решение! Просто родители попросили приёмщицу, тётю Дусю, бутылки у меня забирать, но денег не давать. Да и это зря! Шестерёнки в моих мозгах крутились будь здоров, и я быстренько нашла альтернативу – две баночки из-под сметаны! Единственным минусом данной альтернативы была стоимость тары: за вырученные двадцать копеек «Эскимо» не продавали, только пломбир «Морозко». Думаю, что родители успокоились тем, что сметанная тара бралась из дома. А сказанная отцом, тоже любителем хорошей компании, и нагло подслушанная мною фраза: «Вот чёрт, а не девка! Это ж все мужики в «Минутке» протрезвели!» и крутила мне мозги почти двадцать пять лет спустя.
Моих родителей и брата давно нет в живых. Но я предпочитаю помнить их такими, обыкновенными людьми, любящими своих детей безмерно.
Читая эту историю, каждый поймёт что-то своё. Возможно, меня осудят за выставление напоказ несколько неприглядного прошлого. Это личное дело каждого. Вот только я, наблюдая за чересчур шустрыми своими учениками, я часто узнаю в них себя, и, бестолково поярившись, остываю, прощаю, а иногда втайне восхищаюсь их выходками.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 31.03.2021г. Елена Грищенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3055658

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1