Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

"Свойства крымского вина"


«Свойства крымского вина»
(Из серии «Валины байки»)
- Вино пить будешь? – летит из кухни звонкий Валин голос, едва я переступаю порог квартиры.
Я застываю в полнейшем недоумении: предложение выпить вина от Валентины я слышу впервые. Ладно чай, кофе. Был вариант с запаренными травами и квасом. Но спиртное!...
- Вино? – на всякий случай спрашиваю я: вдруг мне послышалось.
- Да! Меня Ольга вином домашним угостила. Вкусное!
- Валь, так нам нельзя ведь! – настораживаюсь я, помятую, что в еде и питье у нас с подружкой теперь одинаковые стандарты, потому как имеем, к сожалению, одинаковую болячку, и диета у нас схожая, и прогулки постоянные - норма.
- А мы по чуть-чуть! – спокушает меня зелёным змием Валентина. Какая хитрая ведь: сама грешить не хочет – только «со товарищи».
- Мне только пять капель! – осторожничаю я, зная, что всякие вкусности выходят и мне, и Валюше тем ещё боком.
Подружка застывает с бутылкой вина и маленькой изящной рюмочкой, явно не предназначенной для вина, задумывается, что-то вспоминая, и наконец, сморщив нос, выдаёт в мой адрес чудную реплику:
- Слышь, Громозека, падай за стол и не нервируй меня, а то возьму пипетку и накапаю-таки тебе пять капель. Будешь вылизывать свою рюмку, как лиса.
Ну, вот, я теперь персонаж из «Тайны третьей планеты», причём вспомнится мне это сходство, я думаю, не раз.
Мы с Валентиной дегустируем действительно неплохое вино. В рюмках его совсем мало, и мы старательно растягиваем удовольствие. На лице подружки цветёт мечтательная полуулыбка, которая меня страшно интригует: я знаю, что Валя не слишком любит вино, и если уж приспичило выпить, то это будет микроскопическая доза водки или, в крайнем случае, коньяка.
- Я как вино крымское пробую, сразу настроение поднимается: брата своего, Женьку, вспоминаю, - подружка добреет, на лбу разглаживаются и так редкие морщинки.
– Я как в гости к своим в Лисичанск собиралась, всегда спрашивала, что им из Крыму привезти. Кто, что просил, а Женька всегда просил крымского вина. Он, Женька, за меня почти на двадцать годов старший, а я самая меньшая в семье, так браты меня жалели всегда, кроме Владьки, но у него судьба такая.
Валя, сама того не замечая, привычно произносит слова своего папы, для которого Владька со своими выходками, был самым несчастным, а потому самым любимым ребёнком и самой горькой обидой.
- Привезу я Женьке гостинец, - ведёт Валюша дальше, обязательно, как я к ним в гости, стол его жиночка накрывает. Брат такой же здоровый, как папа Никитка, сядет в центре, выпьет того вина. Хорошо так выпьет – пару бутылок. Потом на кулаки, а кулак с мою голову, обопрётся, медленно так поднимается и говорит:
- Ну, всё! Пойду я хохлов бить!
- Тю! А ты кто? – жинка его аж подпрыгивала сначала с досады, потом перестала.
- Я – украинец! – выпячивает Женька грудь.
- И что ты думаешь, - Валя азартно всплёскивает руками, - прётся куда-то. Возвращается – костяшки на кулаках сбиты. Бился-таки с кем-то, гад! И так каждый раз, как я вина привезу. Где он и кого находил, я не знаю. Спорить с такой силищей ни жена, ни я, ни батя не начинали. Вернулся цел – да и ладно! Не пришла милиция с заявлением – вот и хорошо!
Валюша смотрит как-то мимо меня, и я понимаю, что мысленно она в своём Лисичанске, где каждая зарплата шахтёров сопровождалась обязательной национальной забавой – пьянкой с мордобоем. И понять мужиков можно: каждый день, как на смерть, идти, вернёшься домой, не вернёшься.
- Тут собираюсь я к брату на юбилей. – возвращает меня на кухню из моих оправдательных манифестов нелёгкой судьбе шахтёров и их, по сути, обычным мужским забавам Валин голос. - Шестьдесят лет! Звоню ж перед отъездом и спрашиваю, чего им такого привезти. И, как обычно, слышу, что Женька просит крымского вина.
Родня за столом. А там Шарапов пол-Лисичанска! Выпил Женька вина, на кулаки опёрся, встаёт:
- Пойду, - говорит, маздонов бить!
Валя и теперь возмущённо вскидывается, размахивает руками:
- Лена, ты представь: шестьдесят лет! Юбилей! Гостей полон дом, а он на битву рядится. А я глаза выпучила и к его жене:
- Кто такие маздоны?
- Не знаю. – шепчет та в ответ. – Хай идёт! Спокойней будет!
Валюша вопросительно поднимает брови, пожимает плечами:
- Пришёл Женька в тот раз вечером с, как обычно, сбитыми кулаками. А я к нему подобралась с вопросами, бо сама от любопытства извелась: это что за маздоны такие? У нас на Донбассе каких только национальностей нет. Может, думаю, какие-то новые слободой поселились?
- Женька, кто ж такие маздоны? – спрашиваю у брата.
- Маздоны – это маздоны! – скривился Женька и потом спать завалился.
Валюша наливает в рюмочки ещё вина и поднимает свою, намекая на созревший тост:
- Давай, Лен, ещё по пять капель! Крымское вино - оно полезное: очищает кровь!
- От маздонов! – захожусь смехом я.
- Точно! Не знаю, кто они такие, но выпить за это надо!- Валюша тоже хохочет, а отсмеявшись, добавляет – Может в интернете поискать за этих самых маздонов.
Продвинутый юзер Валюша хватается за планшет, потом машет рукой:
- Нет, не буду смотреть! Вдруг там и правда будет какой-нибудь нудный правильный ответ, а я потеряю замечательную тайну лисичанских маздонов.
Я рассматриваю гранатовые капли вина в рюмке и, в который раз, восхищаюсь простой, даже какой-то непосредственно-детской мудростью моей подруги. А ведь действительно, некоторые тайны должны оставаться тайнами, чтобы не разочаровывать банальной разгадкой.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 31.03.2021г. Елена Грищенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3055653

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1