Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ГОРДИЕВ УЗЕЛ.



ГОРДИЕВ УЗЕЛ
                                       Если обувь по ноге, то она отвратительно выглядит.
                                                                                                                                         Закон Голда
…От близкого взрыва мощной термоядерной бомбы бункер так основательно тряхнуло, что опять погас свет, а с бетонного потолка обрушился град колючей крошки.
Котов в темноте нашёл защитную каску, и запоздало надел её на уже замусоренную голову.
Собственно, предосторожность была уже излишней: Москва никогда не посылала в одно и то же место сразу два заряда. Ядерный арсенал бывшей Столицы давно не пополнялся, и после каждого одиночного пуска по строптивой провинции она проводила детальную спутниковую разведку относительно результатов своих бомбёжек.
Освещение бункера вновь ожило. Котов встал с кресла, стряхнул с себя всё, что смог, и поднял перископ.
…Ушедшая ударная волна разрушительно бродила где-то за горизонтом, атомный гриб поднялся высоко в стратосферу, спрятавшись за плотными облаками, а по спекшейся земле гуляли смерчи, порождённые взрывом и чудовищными перепадами температур.
Судя по отсутствию тревожных сигналов, Москва опять промахнулась. Окрестности Новосибирска были буквально нашпигованы пусковыми шахтами,
Столица страшно боялась, что учёные Академгородка сумеют расшифровать коды запусков находящихся в них ракет и замков их боеголовок, чтобы наносить ответные удары, поэтому большую часть своего арсенала тратила именно на эту область страны.
Время исправно работало на умного и быстрого. Если Москва уничтожит все ракеты до того, как они смогут быть раскодированы и пущены, значит, и Новосибирской области придётся регулярно платить Столице дань в виде послушания, минерального сырья и продуктов питания из стратегических запасов, как это исправно делали другие.
Котов втянул назад перископ. Наверху жарко горела и плавилась земля в эпицентре наземного взрыва, и это рутинное зрелище ему уже порядком надоело.
…Когда в кабинет вошёл Дыбин, Котов был основательно зол: радиация,прорывавшаяся в бункер после взрыва, всегда действовала на него именно таким образом.
- Чем порадуешь?.. - хмуро спросил он.
- Промах - сто двадцать метров... - торопливо сказал запыхавшийся Дыбин, утирая грязным носовым платком пот с худого лица. - Ракета номер шесть получила динамический удар силой в восемьдесят процентов от предельно допустимой величины.
- Я бесконечно рад за вас, мой генерал... - желчно сказал Котов. - Как вы думаете, с какого раза они попадут хотя бы в одну из них? Чтобы насмерть угробить?..
- При мощности в двести килотонн у ракеты класса « Смерч »теоретическая точность попадания - около двадцати метров. Этого вполне достаточно для уничтожения шахты вместе с ракетой. Правда, в последнее время у них наблюдается очевидный дефицит хорошей радиоэлектроники, поэтому случаются промахи и в полкилометра. По теории вероятности, при теперешней интенсивности обстрелов они будут выводить из строя по одной нашей ракете в год. А их у нас около сотни.
- Вы меня, как всегда, радуете, - сказал Котов с всё той же желчью в голосе. - Значит, наши бомбоубежища они уничтожат гораздо раньше наших ракет ответного удара...
- У нас есть кое-какие варианты... - осторожно намекнул Дыбин. – С некоторых пор…
- Даже?! - картинно удивился Котов. - И сколько же у нас этих самых вариантов?..
- По меньшей мере, несколько...
- Да что вы говорите! - воскликнул Котов и театрально вскинул руки. - Целых несколько?! А есть среди них хотя бы один такой, от которого была бы реальная польза?!
- Есть... - тихо сказал Дыбин и снова утёр с лица пот, хотя в бункере было достаточно прохладно.
- Так назовите же мне его! Не томите душу! - Котов молитвенно качал перед своим гостем сжатыми вместе ладонями, но лицо его было по-прежнему злым. - Вы - мой советник по военной и научной части, поэтому вся надежда только на вас!
У Дыбина под левым глазом нервно и нетерпеливо задёргалась неуправляемая жилка.
- Я понимаю ваше состояние, но и вы нас тоже попытайтесь понять. Бомбёжки, скудное финансирование, плохое питание учёных... Всё это в конечном итоге сказывается и на результатах нашей работы. Но мы всё-таки достигли своей цели...
Котов вдруг перестал паясничать.
- Как?.. - ему показалось, что он ослышался.
- У НАС УЖЕ ЕСТЬ ХРОНОПЕРФОРАТОР!!!
- Вы отдаёте себе отчёт в своих словах?!. - Котов шагнул к советнику. - Да вы знаете, сколько и как я жду этих слов?!.
- Я скажу даже больше! - Дыбин спрятал носовой платок в карман старого пиджака. - Мы уже провели ходовые испытания аппарата, и я лично побывал на Олимпиаде « Мехико - 68 ». Прыжок в длину Бимона - это чудо всех времён и народов!
Котов нервно заходил по бункеру, с хрустом давя каблуками армейских ботинок бетонную крошку.
- Это вы очень кстати!.. Это вы очень даже здорово! Это наш самый главный ШАНС!
Он остановился и пристально посмотрел на Дыбина.
- Какова дальность действия прибора?
- Порядка двухсот лет во времени и около двадцати тысяч километров в пространстве.
- Вы полагаете, этого будет достаточно?
- Я надеюсь на это. Тем паче, что речь идёт максимум о полутора столетиях и десяти тысячах километров. Судьбы России решались в прошлом веке и в европейской её части.
- У нас не так уж много времени, - нервно сказал Котов. - Поэтому мы должны сразу работать на результат. На ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ результат - отрицательных у нас уже выше крыши! Кто у вас в списках главных объектов нашего воздействия?
- За столетие с небольшим их набралось немало. Но нас, прежде всего, интересуют сильные личности, ПОРОЖДАВШИЕ обстоятельства, а не порождённые ими. Там мои учёные сейчас просчитывают все возможные варианты, и должны позвонить мне прямо сюда.
- Что мы можем сделать? - спросил Котов.
- Основных вариантов, в принципе, три. Изъятие генератора ситуации из родной эпохи, ликвидация, или активное воздействие на его мировоззрение. Грубо говоря, доставка его сюда, уничтожение или внушение ему мысли о том, что он не прав.
- Общение здесь со Сталиным?.. - усмехнулся Котов. - Думаю, что это удовольствие, более чем сомнительное... А в вероятность внушения ему других идей я тоже не особо верю...
- Остаётся ликвидация, - резюмировал Дыбин, - или иной способ отлучения его от судьбоносных дел.
- А это даже интересно! - оживился вдруг Котов, ухватившись за основную суть предложенной советником идеи. - Кого в России без малого двух последних столетий можно, грубо говоря, физически убрать, чтобы в нынешнем веке не было погибшей великой державы, и гражданской войны на её обломках? Ельцина, что ли?
- Нет... - поморщился Дыбин. - Этот всего лишь присутствовал при естественной кончине СССР, не имея ни соответствующих лекарств для лечения, ни необходимых знаний медицины.
- Горбачёва?..
- Этот тоже был не более чем статистом Истории. Так же как и Черненко, Андропов, Брежнев... Не окажись их, появились бы другие такие же и со сходными результатами. Хрущёв на их фоне смотрелся лучше, но бездарная аграрная политика никогда не являлась причиной гибели целого государства. Чтобы изменить Главное, мы должны понять Суть.
- Сталин?.. - продолжал совершенно стихийно гадать Котов. - Или всё-таки Ленин?..
- Тоже спорно... Ленин лишь волею Случая оказался на гребне событий, а чем лучше Сталина был бы Троцкий?..
- Тогда мы плотно упираемся в Николая - второго и Гришку Распутина, - сказал Котов почти уверенно.
- В этом что-то есть... - охотно согласился Дыбин. - Распутин продемонстрировал всему миру недееспособность нашего царя. Тот, как и Брежнев, оказался у руля власти совершенно случайно, и впоследствии мог бы и должен был бы уступить трон своему младшему брату, Михаилу. Тот ведь гораздо больше подходил для ответственной роли Самодержца России. Увы, после фактически принудительного отречения в его пользу Николая, он пришёл к власти уже слишком поздно…
- Значит, Николашка?.. - Котов вопросительно посмотрел на своего куратора науки.
- Вроде бы, так... - ответил Дыбин уклончиво. – Как будто, в прошлом веке у нас не было другой политической фигуры, повлиявшей бы на исторические события в столь всеобъемлющих масштабах. Самоотречение Николая... Некомпетентность Временного Правительства, породившая октябрьский переворот... Сталинизм... Застой... Перестройка, перешедшая в разрушение, и псевдодемократия, больше похожая на анархию... Последние в ряду всех этих событий - мы с вами...
- Здорово! - сказал Котов. - Мы вовремя убираем из Истории Николая - второго, на его место приходит его брат Михаил - и нет проблем! А вы уверены в том, что Михаил Романов окажется более талантливым Михаилом Горбачёвым начала прошлого века?
- Да. Михаила Горбачёва породили события середины восьмидесятых годов, а Михаил Романов сам мог порождать какие угодно события. В конечном итоге всё упирается в народ. Управлять народом в начале прошлого века было гораздо легче, чем в конце - руководить. Восемьдесят лет - это целая историческая эпоха! Это аж три поколения! Не забывайте, что Советская власть воспитала самый образованный в мире рабочий класс. А, как известно, политическая пассивность народа растёт вместе с его образованностью. Если в начале двадцатого века необразованный народ очень живо отслеживал каждый шаг своего царя, то в конце из него уже можно было вить любые верёвки. И дело даже не только в его затюканности, хотя и она тоже сильно сказывалась. Просто образованный человек слишком много думает о последствиях своих поступков, вместо того, чтобы бездумно и немедленно действовать. Как оказалось, и то, и другое редко идёт на пользу делу...
Дыбин нервно посмотрел на свои карманные часы.
- Что-то они там тянут... – сказал он озабоченно. - Уже должны были позвонить...
- Итак, Николай-второй?.. - снова спросил Котов.
- Получается, что именно так. Более колоритной и парадоксальной фигуры в российской Истории начала переломного прошлого века мы с вами вроде бы не нашли.
- Если вы его уберёте, и у нас всё получится, я дарую вам звание Генералиссимуса! - пообещал Котов.
- Если у нас получится, - сказал Дыбин, не мигая, - наше теперешнее бытие просто не состоится... Не будет войны, не будет бомбёжек и этого бункера… А будет мирная и спокойная жизнь…
- Обидно... - сказал Котов с сожалением. - Хотелось бы отпраздновать Победу, но будет уже совсем другая Россия. С другими Прошлым, Настоящим и Будущим...
Он вдруг улыбнулся - впервые за этот день.
- И вдруг окажется, что в этой новой России мы с вами просто не были знакомы...
- Вас это так огорчает? - не поверил Дыбин.
- Отчасти. Будет Победа, но не будет победителей.
- В любом случае побеждает История! - сказал Дыбин с пафосом. - Россия не погибнет в ядерной войне, а всему остальному миру не придётся отсиживаться в бомбоубежищах. Самоуверенная Америка пыталась ввязаться в нашу драчку, а что вышло? Нам от её бомб не стало хуже, чем уже было, а ей от наших - заметно поплохело. Теперь все смотрят на наш внутрисемейный мордобой, и лишь уговаривают помириться.
- Мириться начинают тогда, когда у кого-то кончаются пули или бомбы... - задумчиво сказал Котов.
Телефон наконец зазвонил.
- Романов! - сказал Котов уверенно.
Дыбин согласно кивнул и взял трубку.
Котов смотрел на его лицо, отыскивая в мимике советника подтверждение их догадки, но когда тот положил трубку на место, то был растерян
- Распутин?.. - спросил Котов, упреждая его первые слова. - Столыпин?.. Керенский?.. Мария Спиридонова?..
- Они сказали, что очень тщательно просчитали все возможные звенья цепной реакции событий, берущих общее начало в Прошлом... - странно мямлил Дыбин.
- Кто?!! – яростно заорал Котов. - Ну?!!Кибальчич?!! Ермак?!! Емельян Пугачёв?!! Я тебя сейчас разжалую в рядовые, недоделанный ты Генералиссимус!!!
- Пётр-первый... - сказал Дыбин потерянно. - С него в России собственно и начались когда-то реформы, а они ей, как оказалось, абсолютно противопоказаны...
Почти хроническая злость на лице Котова уступила место временной растерянности.
- Но Пётр–первый - это же почти четыре столетия тому назад! – не сдержался он. - А у вашего долбанного перфоратора сколько пока лет предельной дальности?!.
- Двести – максимум... - тихо сказал Дыбин, глядя себе под ноги. - Поэтому нам придётся ещё посидеть под бомбами, пока мои учёные не увеличат дальнобойность своей машины. Года четыре посидеть...
                                                                     Рыба гниёт с головы, если ей долго не чистят хвост…






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 31.03.2021г. Валерий Брусков
Свидетельство о публикации: izba-2021-3055626

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


















1