Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

У куклы тоже есть сердце


У куклы тоже есть сердце
Актеры театра «Мимикрия» стараются говорить о главном

Любовь Лешукова с детства мечтала о сцене. Стала актрисой, служила в тюменском театре «Ангажемент». Но всерьез задумалась о режиссуре, когда уже училась в Москве, на курсе известного актера и педагога Ильи Рутберга. Это он сказал юной студентке из Тюмени: «Надо создавать свой театр». Так в Тюмени появился театр «Мимикрия» — участник популярного всероссийского шоу «Минута славы».

Актеры театра «Мимикрия» стараются говорить о главном
Актеры успешно преодолели все отборочные этапы проекта, вышли в финал, оставив позади сотни других участников шоу. На суд жюри и телезрителей театр представил два номера: отрывок из уличного спектакля «Куклы, упавшие с неба» и пластический номер «Звезда».

— Любовь, поздравляю вас с выступлением в финале «Минуты славы», со всероссийской известностью, которую вы приобрели, участвуя в этом шоу. Как вас встретила Тюмень?

— Мы не ожидали, что будет такой резонанс. Когда давали согласие на участие в шоу, то понимали, что это будет некий пиар-ход, о театре станет известно широкой публике. Но не думали, что это будет так громко. У меня ощущение, что вся Тюмень за нас болела — столько было звонков. И это очень приятно, оказывается — мы нужны. Театр стали приглашать поучаствовать в различных проектах — в Москве, Екатеринбурге, на севере области и даже в Европе.

— Из чьих уст для вас прозвучали самые значимые отклики?

— Над шоу работает огромная команда. Они много чего уже повидали на этом проекте. И каждый из них подошел к нам и сказал: «Спасибо!». Кто-то даже со слезами на глазах. Для нас это было очень ценно. Потому что это те люди, которые работали с нами по эту сторону рампы. И, мне кажется, для ребят эти признания очень значимы. На шоу мы познакомились с Сергеем Юрским, очень много общались с ним на театральные темы. Он очень приятные вещи говорил нам — и о театре, и о номере, и о том, что он пережил.

— Вдруг ожившая в финале номера кукла — чья это находка?

— Это не находка, а скорее рожденный финал номера. Но, что касается пластического театра, авторство железное, потому что этого ни у кого не возьмешь. Если для драматического театра пишутся пьесы, то для жанра бессловесного, для пластики пьес не пишут. И, по сути, ты делаешь собственные вариации того, что именно ты увидел, услышал, почувствовал. В данном случае главным импульсом стала история моей любимой певицы Далиды. История артистки, которая ради нескольких мгновений на сцене готова отдать все свои силы, всю свою жизнь. В этом отчасти и моя история...

— Когда наступил момент кульминации, и кукла в руках жестоких людей на несколько мгновений ожила, слышно было, как по залу пронеслась волна восхищения…

— На сцене номер «Звезда» смотрится, конечно, гораздо сильнее, но даже на видео этот момент вызывает яркие эмоции, нам удалось этого добиться, хотя ради телеверсии пришлось сократить номер с пяти минут до двух.

— Лариса Гузеева оценила вашу работу?

— Да, у нее были свои комментарии, предложения по развитию номера.

— Это можно как-то использовать?

— Нет, к сожалению. Этот номер закончен. Если у меня, как у зрителя, некая работа вызывает аппетит, включается некая энергия, начинаешь додумывать, сопереживать, то это означает, что номер готов, он цепляет, он интересен. Это как лакмусовая бумажка. Я вообще думаю, что такие мини-спектакли делаются нечасто.

— Расскажите, как вообще удалось попасть в Москву? Какая работа была проделана по поиску жанра, драматургии номера?

— Самое интересное в том, что «Мимикрия» — это театр, который ставит полнометражные спектакли. Номер «Звезда», который мы показывали на отборочном туре «Минуты славы», был сделан раньше. Он даже когда-то взял Гран-при на Всероссийском фестивале «Студенческая весна». Редакторы телепроекта увидели наш видеоролик и предложили нам участвовать в отборочном туре. Чтобы реализовать творческую задачу, пришлось искать новые выразительные средства, ведь сцена и телешоу существуют по разным законам. Работать с большой формой гораздо легче — у тебя просто больше времени, чтобы успеть высказаться. А тут надо все сделать коротко и ярко, и не ошибиться в деталях. По просьбе редакторов пришлось сократить длительность номера с пяти до двух минут, сохранив при этом художественную ценность. Так мы приобретали новый опыт работы в рамках телешоу.

— Было бы любопытно узнать об этапах становления театра, первых шагах, первых успехах, трудностях, которые вы пережили?

— Мечта стать актрисой была у меня всегда. Окончив Тюменский вуз, поступила на службу в театр «Ангажемент», играла в спектаклях. Но хотелось большего — учиться, двигаться вперед. И я уехала в Москву. Мне повезло — я поступила на курс к Илье Рутбергу. Илья Григорьевич — это педагог, который воспитывает лидеров, каждое его слово способно изменить тебя к лучшему. Именно Рутберг сказал мне: «Создавай свой театр». И я решилась. Вернувшись в Тюмень, набрала в Институте мировой экономики, управления и права студентов, которые никакого отношения к театру не имели, и поставила с ними первый спектакль. Со сценой и репетиционным залом нам помогла ректор вуза Клара Барбакова. Для нас тогда все было в первый раз. Так было интересно!

А через пять лет ребята выросли. И было два варианта — остаться при вузе, либо уйти в свободное плавание. Мы выбрали второй вариант. И снова все с нуля. Два года играли на свободной площадке торгового центра «Фаворит», около года вообще были без крыши над головой. И нам помогла администрация города — Вера Соловьева и Андрей Голоус.

Нам нашли в Тюмени репетиционную площадку, там мы и репетируем. В скором времени Тюменский драматический театр возглавил Сергей Осинцев, и у нас появилась возможность играть на «Сцене на пятом».

— А откуда взялось название «Мимикрия»?

— На самом деле мы долго искали название театру. С нами работал талантливый парень — Сергей Шихалев, он и предложил это слово. Для себя мы поняли его смысл как способность быть разными, меняться, быть адекватными в каждой новой среде.

— Несколько слов о труппе, судьбах, мечтах, нерве, на котором живет театр.

— Поскольку мы развивались, как любительская студия, для меня принципиально было воспитать не просто артиста с определенными актерскими навыками, а все-таки человека, прежде всего, личность — интересную, творческую. И почти весь состав театра сейчас — это именно такие люди. Почти у каждого помимо театра есть какой-то свой проект, каждый чем-то занимается еще. Например, Антон Тарасенко руководит интернет-ресурсом «Мой портал». Петр Шифельбаен — руководитель «Моего радио», и у него есть своя молодежная группа «Уже зима». Майя Шульц с Полиной Карабчиковой — режиссеры на телевидении. Саша Малышкин преподает сценическое движение, Александр Королев — тоже преподаватель вуза. Инна Тимофеева, Роман Ищенко работают в нашей «Школе юного актера», реализуют свои педагогические способности. Денис Кузяков занимается звукорежиссурой. Юрий Захаров руководит проектом «Экспериментальная сцена — Театр в нетеатральном пространстве». И что бы ни произошло, ребята не пропадут. Это люди со стержнем. С ними интересно, и я ими очень горжусь как своими учениками!

Несмотря на то, что театр встал на профессиональные рельсы, мы остаемся любительским коллективом — от слова «любить». Самое большое огорчение, когда кто-то уходит. Первый такой уход для меня был просто трагедией! А с другой стороны, каждый выбирает свое счастье, и когда вопрос касается любви, то тут вообще уже ничего не скажешь…

— Каковы дальнейшие планы, приоритеты? Каким вам видится будущее театра? Какие задачи нужно решить в ближайшие годы?

— У нас очень плотный график работы. Помимо того, что мы играем спектакли, идут репетиционный и постановочный процессы, мы постоянно ведем несколько проектов. В феврале уже в четвертый раз пройдет Международный фестиваль молодежных театров «Театральная революция», следом состоится Всероссийский фестиваль актерской песни «Попой-ка», в июле — Международный фестиваль уличных театров «Сны улиц». В 2012 году мы запустили проект «Экспериментальная сцена», его нужно развивать. В Тюмени немало любительских театров и студий, но им не хватает ресурсов о себе заявить. И мы придумали этот проект, чтобы поддержать коллективы идейно, творчески, духовно. Помогаем им с репертуаром, площадками для выступлений. Проект содержит и образовательную составляющую — мы приглашаем в Тюмень с мастер–классами педагогов высших театральных школ.

К маю планируем подготовить спектакль-концерт для большой сцены, сейчас наши выступления рассчитаны на небольшую аудиторию — максимум сто человек.

В 2012 году произошло значимое для нас событие — «Мимикрия» выиграл грант правительства Тюменской области на постановку спектакля. И сейчас мы работаем над пьесой Шекспира «Гамлет».

Самая ближайшая цель — достойно закончить Х юбилейный сезон, подвести итоги, обрести свой дом, развиваться дальше.

— Скажите, а театральная эпоха еще не закончилась? Актерам по-прежнему есть о чем сказать со сцены?

— Мне кажется, не закончилась. С каждый витком времени кто-то говорит: все, театр умер. А он по-прежнему продолжает жить. Сейчас особенно, когда люди мало общаются, мало говорят друг другу настоящих, нефальшивых слов. И театр восполняет этот дефицит.

— Именно театр?

— Конечно! Хороший спектакль возвращает человеку изначальные зрение, слух, обоняние. Пробуждает давно забытые эмоции. Хороший спектакль — это диалог зрителя и артистов о чем-то важном. И это главное.

2013 г.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 28.03.2021г. Вячеслав Девятков
Свидетельство о публикации: izba-2021-3053382

Рубрика произведения: Разное -> Интервью


















1