Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Красная скрипка (депортации народов Крыма 18 мая 1944 посвящается)



Красная скрипка (депортации народов Крыма 18 мая 1944 посвящается)
                                                                                     ­­­­­­­­­Красная скрипка

Республика Крым. Судак. Улица Ленина. Чёрный обелиск с непонятной витиеватой надписью на татарском языке. На ступеньках у подножья этого камня маленький сухой старик в расшитой разноцветными нитями татарской тюбетейке. Глаза его закрыты – он играет на скрипке. Я бросаю мелочь в раскрытый у ног старика скрипичный футляр.

Это дедушка Энвер. Мы с ним знакомы уже третий день. Меня привлекла его странная скрипка. Зачем-то Энвер выкрасил её в ярко-красный цвет. Загорелые, изрезанные глубокими морщинами руки Энвера выводят незатейливую мелодию. Звуки скрипки то пронзительно стонут нестерпимой болью, то тихо грустят, переливаясь горным эхом, то словно зовут и ищут кого-то, давно потерянного на каменистых Крымских дорогах.

Мелодия вращается по замкнутому кругу. Медленно и плавно, как стальное колесо столыпинского вагона в мае 1944-го. Вот он, маленький Энвер, стоит возле железнодорожного состава, прижимая к груди скрипку. Он смотрит широко раскрытыми чёрными глазами на мать, которая, стоя на коленях, долбит в земле небольшую ямку. Нет. У этой мелодии есть начало, и оно не здесь.

Начало этой музыки в ноябре 1941-го, когда в село, где жил маленький Энвер вошли немцы. Местные жители толпами высыпали на улицы, чтобы посмотреть на немецкие колонны. Женщины боязливо жались к стенам своих жилищ, смотрели исподлобья, боялись нечаянно встретиться взглядом с одним из этих серых, как будто металлических существ. Старики с тревогой выглядывали из окон домов. Лишь вездесущие мальчишки, сидя на заборах, с любопытством рассматривали здоровенных немецких лошадей, тянувших за собой орудия на чёрных резиновых колёсах.

Они шли и шли мимо дома Энвера нескончаемой вереницей, наполняя улицу запахом пороха и гари. Их грубая, непонятная речь казалась Энверу каким-то страшным проклятием, произносимым во весь голос, над его родным селом.

На  мгновение колонна остановилась, и Энвер увидел напротив себя очень молодого солдата лет восемнадцати, сидевшего на лафете орудия. Новобранец заметил взгляд Энвера, и его поза тут же приобрела наигранную важность, а щёки покрылись румянцем.

Немцы расклеили по всей улице объявления на русском и татарском языке, но Энвер, закончивший перед войной лишь первый класс, никак не мог понять этих мудрёных слов.

– Мама, а что значит автономия и социальная справедливость? – спрашивал Энвер.

– Это значит, что они обещают нам счастливую жизнь, – отвечала мать с грустью и тревогой в глазах.

– А ты им не веришь, да? Потому что наш папа ушёл с ними воевать? А если они узнают, что наш папа воюет в Красной армии, они не убьют нас?

– Не знаю милый, что будет — то будет. Старайся поменьше об этом говорить.

Мать в тот же день убрала подальше висевшую на стене фотографию мужа в военной форме, а Энвер вспомнил, что после ухода отца на фронт он остался старшим мужчиной в семье и должен заботиться о младшем брате Нари и крохотной сестрёнке Фати.

В первый же день немцы начали делать жизнь Энвера счастливой.

Они забрали всё заготовленное на зиму продовольствие, зарезали козу с козлятами и всю птицу. Оставался  лишь  мешок муки да корова, половину надоя от которой нужно было отдавать в местную управу.

На второй день во двор Энвера заехала легковая машина. Энвер и Нари с удивлением смотрели на этот диковинный аппарат. Из автомобиля вышел долговязый и очень худой офицер в начищенных до блеска чёрных сапогах и новенькой серой форме с орлом на груди. Его светлые волосы были зализаны назад, а круглые очки в тонкой оправе то и дело сверкали ослепительными бликами.

Офицера звали Готфрид. Он бесцеремонно поселился в доме Энвера, занимая все комнаты, кроме самой маленькой полуподвальной, куда и перебрались мама с Энвером, братом Нари и грудной сестрёнкой Фати.

С наступлением зимы полевые работы прекратились, школа закрылась, и когда матери не нужна была помощь Энвера по хозяйству, он старался убежать к дяде Айдару, маминому старшему брату.

Дядя Айдар потерял ногу ещё в Первую мировую войну и немцев откровенно недолюбливал. Зато руки у дяди были золотые. Со всего села несли к нему в починку патефоны и примуса, обувь и инструмент. Когда ещё до войны в колхозе ломался единственный трактор, никто не смел вмешиваться в процесс ремонта. Посылали за Айдаром и терпеливо ждали, пока тот на своих костылях прибудет к месту поломки.

Ещё дядя Айдар был известным весельчаком. По выходным он играл на своей скрипке в сельской чайхане. На его импровизированные концерты непременно собиралась вся округа. Энвер был беззаветно влюблён в дядину скрипку, и Айдар потихоньку учил племянника премудростям игры на этом инструменте.

При немцах дядя Айдар начал играть в чайхане каждый вечер. Поговаривали о связях дяди с партизанами, но Айдар всячески отрицал подобные слухи. Он изо всех сил старался угодить собиравшимся послушать его игру немецким офицерам. Вскоре по вечерам на его концерты в чайхане стало собираться чуть ли не всё расквартированное поблизости немецкое командование. Бывший колхозный сторож Борзунов, непризванный в Красную армию в силу преклонного возраста, окрестил дядю немецкой подстилкой, что, впрочем, не мешало Айдару каждый вечер зарабатывать в чайхане свой кусок хлеба.

Всю зиму Энвер брал у дяди уроки игры на скрипке и неплохо преуспел в этом обучении.

Однажды весной, в день своего рождения, дядя Айдар пришёл на концерт в чайхану с огромным фанерным чемоданом. На вопросы о его содержимом  Айдар заявил, что в день своего рождения будет угощать после концерта собравшуюся публику брагой. В тот вечер в чайхане яблоку было негде упасть. Все немецкие фуражки не помещались на старой вешалке. Их бросали на подоконниках и столах.

В середине концерта дядя неожиданно объявил антракт и вышел на улицу закурить папиросу. Прикурив, Айдар спокойно повесил скрипку на плечо и, взяв поудобнее костыли, поковылял по улице прочь.

Когда дядя удалился от гудевшей чайханы на внушительное расстояние, раздался оглушительный взрыв такой силы, что куски красной черепицы с её крыши находили потом далеко за пределами села.

Началась невероятная паника. Туда-сюда сновали немецкие грузовики, солдаты палили из автоматов по кустам в полумраке, кто-то пытался тушить начавшийся пожар. Столпотворение продолжалось до полуночи.

Тем временем, дядя Айдар, проходя мимо дома Энвера, торжественно вручил ему свою скрипку.

– Держи, брат! Береги её. Это тебе в честь моего дня рождения.

– Что там случилось, Айдар? – испуганно спросила мать.

– Праздник, – усмехнулся дядя Айдар и, переложив папиросу из одного угла рта в другой, зашагал прочь.

На следующий день нацисты объявили, что если жители не выдадут властям устроивших взрыв партизан, то каждый день будет расстреляно по десять жителей села. Для начала они схватили первых попавшихся на улице женщин и стариков. Их заперли в колхозной конюшне в ожидании исполнения приказа.

Улицы  мигом опустели. Из разных концов селения то и дело доносились причитания и стоны. Ночь прошла в состоянии гнетущего страха. Наутро на улице послышались голоса. Прошёл слух, что партизаны пойманы и можно выходить из домов. К обеду Энвер с матерью решились пойти на рынок, чтобы сменять крынку молока на муку.

На площади у рынка появилось странное сооружение похожее на турник из физкультурного зала школы. Только сделано это творение было из неотёсанных досок. Подойдя ближе, Энвер увидел, что с перекладины свисает верёвка, на которой болтается человеческое тело. По отсутствию правой ноги Энвер узнал дядю. Голова его опустилась на грудь, и лица было не видно. Запястья связаны за спиной колючей проволокой.

Мать в оцепенении застыла посреди площади, разведя руки в стороны. Она хотела подойти к брату ближе, но боялась. Хотела куда-то бежать, но не знала куда. Что-то делать, но не знала – что. На лице её застыл ужас. По щекам градом катились слёзы. Энвер постарался как можно быстрее увести маму домой. Там она  весь день лежала без движения на кровати, отказываясь что-либо делать. Под вечер её привела в чувства своим криком маленькая голодная Фати.

Наутро в комнату заявился Готфрид. С помощью одетого в нацистскую форму уроженца соседнего села Басыра, перешедшего на службу в гитлеровскую полицию, он объяснил, что выселяет хозяев из дома в хлев, потому что теперь проживание офицера в одном доме с местными жителями запрещено.

Мама перенесла самые необходимые вещи в хлев и семья Энвера заняла там место, освободившееся после потери козы с козлятами. Зато корова теперь была совсем рядом и радостно тянула морду, удивлённо рассматривая всех своими большими добрыми глазами.

По вечерам Энвер играл на скрипке то, что успел выучить с дядей. Он усвоил главный дядин постулат, который тот повторял многократно. Душа руководит рукой – рука руководит инструментом – инструмент питает душу.

Эти слова были для Энвера куда понятнее социального равенства и автономии.

Мама, слушая игру Энвера, качала головой: «Весь в Айдара, Господи, что ты сделаешь в юности, мой сынок? Вот вы бедовые все у меня».

Ничего страшного сделать Энверу в ближайшее время не пришлось. Жизнь их семейства при оккупантах становилась всё суровее. Виселица на площади наполнялась каждый день всё новыми и новыми людьми. В небе стали появляться самолёты с красными звёздами. Это приводило в бешенство расквартированных в посёлке офицеров.

Готфрид со своим адъютантом ежедневно уплетали тушёнку. Пустые жестяные банки выкидывались ими через окно во двор дома. Когда банок во дворе скопилось достаточно много, маленький Нари нашёл им применение.

Он пробил их днища гвоздём и связал несколько банок одной верёвкой, устроив, таким образом, воображаемый поезд. Нари таскал его за собой по двору. Банки гремели, и Нари чувствовал себя настоящим железнодорожником.

Таким же, как другой его дядя Карим, который был машинистом до войны, но при оккупантах пустил свой состав под откос, пожертвовав при этом собой.

Игры Нари с банками раздражали Готфрида.

Целыми днями он сидел во дворе и писал какие-то бумаги. Сидя на невысокой скамейке и растопырив в разные стороны свои длинные ноги, в начищенных сапогах, немец был похож на большого паука с маленькой головой в сверкающих на солнце очках.

Когда в очередной раз Нари подобрал возле сапог Готфрида пустую банку, тот нервно вскочил на ноги и выхватил из кобуры маузер.

Ничего не подозревавший Нари мирно ковырял банку гвоздём. Прогремел выстрел. От испуга мальчик упал на землю. Банки раскатились в разные стороны. Готфрид ещё два раза пальнул в воздух, завершив  урок фразой: «Kennen Sie Ihren Platz Schwein». («Знай своё место, свинья».)

Маленький Нари поднялся с земли, вытер нос и ушёл, унося свой паровозик с таким взглядом, от которого Готфриду стало ясно, что в Крыму никогда не будет для немцев спокойной жизни.

Готфрид снял очки, провёл ладонью по лицу и посмотрел на запад. Какое-то ругательство слетело с его уст. Он вынул из кобуры протирку и начал драить свой маузер.

Почти три года виселица на площади у рынка ежедневно наполнялась повешенными. Три года карательные отряды жгли сёла и угоняли жителей полуострова в рабство. Изымали у местного населения всё продовольствие и скот, обрекая на голод стариков и детей.

Каждый день мимо дома Энвера под конвоем Басыра проводили арестованных. То за укрывательство еврейских детей, то за утайку килограмма муки, то за исполнение вслух советской песни. Арестованных вели в комендатуру. Обратно не возвращался никто. Все знали, что эта дорога  всегда только в один конец.

Однажды мимо дома Энвера гнали стариков Ахметовых с соседней улицы. Их дочь, татарка, вышла замуж за еврея и внучка была наполовину еврейкой. Кто-то из соседей за стакан муки сообщил об этом властям. Полицаи пришли арестовать трёхлетнюю внучку. Старуха Ахметова схватила внучку на руки и упала на колени перед карателями. В слезах она умоляла оставить ей ребёнка. Те цинично предложили ей пройти в комендатуру самой. Все понимали, что это значит, но женщина не смогла отдать фашистам ребёнка и пошла. За ней пошёл и старик Ахметов.

Их так и гнали по улице троих. Босых и полураздетых. Впереди растрёпанная старуха с плачущим ребёнком на руках, за ней седой старик, почерневший от горя, а следом Басыр, с подаренной немцами губной гармошкой.

Назад Басыр возвращался один. Он был навеселе и задорно подмигнул Энверу, сидящему на заборе.

– Не захотели сдать жидовку. Вот и сгинули из-за неё. А я-то что? – сказал Басыр, будто оправдываясь.

Он прислонился плечом к забору, на котором сидел Энвер и начал справлять нужду.

– Тоже мне малахольные, – бормотал себе под нос Басыр.

Со временем в голове Энвера всё чаще возникали мысли о партизанах. Говорили, что четырнадцатилетний Салават из соседнего дома ушёл к партизанам и теперь воюет где-то в горах.

За последнюю зиму, несмотря на постоянный голод, Энвер вырос на целый вершок. Он ненавидел оккупантов, и ему страсть как хотелось уйти к партизанам. Но как оставить мать, сестру и брата? Отец велел беречь их, ведь Энвер теперь был старшим мужчиной в семье.

Всё чаще он доставал подаренный отцом перед войной охотничий нож. Энвер вынимал его из кожаных ножен, любуясь сверкающей сталью лезвия и костяной рукоятью с бронзовыми вставками.

Конец всему пришёл неожиданно. В мае 1944-го оккупанты начали поспешно собираться. День ото дня их отступление приобретало всё более хаотичный характер, и к середине дня пятнадцатого мая в селе воцарилась полная тишина.

Семья Энвера перебралась обратно в свой дом. Первыми были сожжены в печи все оставшиеся от нацистов листовки. Вернулся на место и портрет отца. У Энвера родилась в тот вечер новая, прекрасная мелодия. Он был несказанно рад, что какая-то рука свыше даёт ему эти звуки и помогает его пальцам их исполнять.

Под утро по улицам села зашагали красноармейцы. Они были худы, оборваны, но веселы и приветливы. Родная русская речь воодушевляла. Им несли молоко, хлеб, а у кого не было ничего, протягивали просто воду. Бойцы с радостью пили воду и целовали выбежавших к ним женщин. Поднимали на руки детей. Обнимали старух.

Всё это очень быстро кончилось. Под вечер все улицы были оцеплены бойцами в фуражках с синим околышем. Эти люди уже не были разговорчивы. Их лица были сытые, холёные и не располагали к общению. Появление этих людей вообще было странным и не вписывалось в ту картину борьбы за свободу, которую представлял себе Энвер.

Ночью в окно дома Энвера раздался стук. Испуганная мать в одном белье открыла дверь и тут же была прижата к стене автоматом ППШ.

– Кто живёт в доме? Сколько вас? Есть лица мужского пола?

В испуге мать назвала имена Энвера и Нари. В эту минуту в комнату  ворвались ещё четверо солдат, но убедившись, что это дети они быстро покинули дом.

Остались лишь двое. Маленький сухой почти старик и крупный молодой рыжеволосый парень. Они объявили, что всем предписано в десять минут собраться и покинуть дома.

Рыжеволосый солдат бесцеремонно начал рыться в вещах и тут же запихал себе в карман мамины серьги, обнаруженные им в комоде. Увидев это, мама вскрикнула и хотела что-то возразить, но холодный и наглый взгляд солдата и чёрное дуло автомата, направленного в лицо матери, заставили её замолчать. Пожилой солдат с негодованием обратился к здоровяку, но тот лишь оскалился кривой улыбкой и продолжал грабить.

Мать успела взять документы, фотографию отца и небольшой свёрток муки. Быстро запеленала Фати, накинула шаль и выскочила на улицу. Энвер, конечно же, взял скрипку,  сунул за пазуху подаренный отцом нож в кожаном футляре, схватил за руку брата и последовал за мамой.

Улица уже была полна людей. Соседка Авдеева, бывшая женой председателя колхоза татарина Султана, ушедшего добровольцем на фронт, на чём свет стоит материла конвой.

– Что же вы аспиды делаете? Кто это придумал, выселять людей без разбора? Совесть у вас где? Сволочи. Я член партии с девятнадцатого года, в гражданскую воевала. Я самому Сталину писать на вас буду, гниды тыловые.

– Мама, а кто такие гниды тыловые? – спросил Нари.

– Это плохие люди. Не повторяй больше никогда эти слова сынок.

– Они предатели? Немцам помогают? Их Готфрид прислал? – не унимался Нари.

– Я не знаю точно. Нам нужно молчать. Не говори, пожалуйста, ничего. Пойдём, куда они скажут.

Всех сгоняли на рыночную площадь, где всё ещё красовалась построенная фашистами виселица.

– Почему они не разрешают нам брать с собой вещи? – раздавались вопросы в толпе.

–  Нас расстреляют, – обронил кто-то.

– Не может быть, – загудели в толпе, – окопы рыть повезут, рабочая сила нужна.

– Какая тут сила, старухи да дети, – возражали другие.

– Не могут советские люди своих расстрелять, это же не фашисты, – успокаивали третьи.

– Я на вас всех самому Сталину напишу! Под суд пойдёте! – продолжала орать Авдеева.

Тем временем на площадь подогнали грузовики. Откинули борта, скомандовали садиться.

– Да что вы, в самом деле? Озверели? – заорал седой старик, опиравшийся на деревянную палку, – мне девяносто два года. Зачем мне ехать? Дайте мне спокойно помереть в своём доме.

– А ну пошёл в машину, дед, – приказал офицер и приблизился к старику.

– Я не поеду! – истошно заорал старик и замахнулся палкой на офицера.

Раздался треск  автоматной очереди. Двое солдат тут же отволокли тело убитого в сторону, к забору.

На площади воцарилась тишина. Люди молча и поспешно лезли в грузовики. Одна за другой машины покидали площадь. Последним подняли борт у полуторки, в которой был Энвер. Водитель завёл двигатель.

В этот момент Нари, усевшийся было возле матери, вскочил на ноги.

– Паровозик! Я забыл дома свой паровозик! – Нари с ловкостью мартышки перескочил через дощатый борт машины и кинулся к дому.

На руках у матери была Фати, и она не успела остановить сына. В её глазах застыл ужас.

– Нет, Нари, нет! – заорала она так, что сидевшие рядом люди невольно пригнули головы. Мать бросила Фати на колени Энверу и вскочила, подбирая подол юбки, чтобы вылезти из кузова.

Стоявший ближе всех конвойный лязгнул затвором автомата и прицелился. Нари со всех ног бежал к дому. Конвойные, стоявшие по краям площади, уже начинали расходиться, но один из них ещё не успел покинуть своего места. Это оказался тот самый здоровяк, прихвативший серьги. Ударом приклада он сбил с ног бежавшего мальчишку. Нари скатился в придорожную канаву и затих. Двое других тут же вытащили тело мальчика и забросили его обратно в грузовик.

Мать схватила Нари и прижала к себе. Он тяжело дышал широко открытым ртом. Глаза его  рассеянно смотрели в серое небо. Удар пришёлся в висок. Над ухом мальчика расползалось огромное фиолетовое пятно. Мать трясла Нари, пытаясь услышать его голос, но брат ничего не отвечал.

Спустя несколько часов машины приехали на железнодорожную станцию. Грузовики подогнали вплотную к вагонам теплушкам для перевозки скота и быстро перегнали  туда людей. В толпе начали осторожно переговариваться.

– Не расстреляют. Иначе, зачем так далеко везти?

Вагон, в который погрузили Энвера, был изрешечён пулевыми отверстиями как сито. Сквозь эти дыры внутрь пробивались лучи восходящего солнца. Измождённые и голодные люди вповалку набились в вагон. Людей было столько, что лечь можно было лишь, сильно поджав под себя ноги. Стояла невероятная духота. Мать оторвала подол юбки и перевязала голову Нари. Мерный стук колёс погрузил вех в тяжёлое и душное марево сна.

Энвер очнулся, когда оранжевое от заката небо показалось в узеньком, закрытом решёткой оконце под потолком вагона. Густой тягучий смрад наполнил собой воздух. Энвер почувствовал, что к этой удушающей тяжести добавился какой-то новый незнакомый, резкий и пугающий запах. С каждым часом этот запах усиливался. Людей мучала жажда. Воды не было.

На второй день в полу вагона выломали узкую дыру, ставшую для всех отхожим местом. Пробираться к ней нужно было ползком, по телам людей, которые иногда поджимали ноги, позволяя проползти, а иногда лежали неподвижно, не чувствуя чужих прикосновений.

Вскоре тяжёлый запах стал нестерпим. Энвер заметил, что вокруг старушки, лежащей неподвижно неподалёку, образовалось узенькое свободное пространство. Все старались не прикасаться к ней и отворачивали лица. Её накрыли с головой какими-то тряпками, но страшный смрад по-прежнему усиливался.

Наутро третьего дня пути вагон встал. В наступившей тишине Энвер вдруг услышал жужжание невероятного количества мух. Они облепляли тела людей, потерявших силы отмахиваться. На улице послышались голоса конвойных. Обессилевшие люди начали стучать в стены вагона. Просили пить.

Через некоторое время дверь  приоткрылась. В неё просунули бидон мутной воды и выгрузили из вагона умерших. Таких оказалось четверо. Дышать стало чуть легче, но теперь к путникам пришла новая беда — голод.

Многие были на грани истощения и до выселения, ещё при немцах. Утром, открывая глаза, Энвер тут же чувствовал, как начинает ныть в животе. Затем это ощущение нарастало, и появлялась непрекращающаяся боль, будто какой-то зверь рвал его изнутри когтями. Многие люди начинали сходить из-за этой боли с ума. Постоянно старались хоть что-нибудь съесть, наполнить желудок. Подолгу жевали ремни и куски кожаной одежды. Когда давали бидон тёплой воды, становилось легче. Энвер ощущал, как жидкость  заполняет всё внутри, и это ненадолго приносило успокоение.

На четвёртый день состав сделал короткую остановку на маленьком полустанке в голой степи. Двери вагонов открыли и людям разрешили выйти. Полустанок был оцеплен плотным кольцом конвоя. Из нескольких полевых кухонь раздавали по черпаку еле тёплой жидкой баланды, но и она быстро закончилась. Хватило лишь тем, кто смогли первыми выбраться из вагонов.

Через полчаса всех загрузили в поезд и путь в неизвестность продолжился. Никто не мог точно ответить, куда и зачем везут этих несчастных женщин, стариков и детей. Раз или два в сутки состав останавливали в безлюдном месте. Конвой пересчитывал пассажиров. Умерших от голода или болезней выносили из вагонов и оставляли у полотна дороги. Живым разливали по черпаку баланды и снова по вагонам.

За несколько дней Энвер, слушая разговоры конвойных, выучил имена многих из них. Рыжеволосого вора звали Голубь, а его маленького пожилого напарника – Каменьков. Энвер возненавидел Голубя. Засыпая, он представлял себе, как товарищ Сталин расстреливает из пулемёта врагов народа. Враги в виде буржуев и фашистов выстроились в огромную очередь. Первый в ней стоит Голубь, нагло смотрящий на товарища Сталина. После воображаемой казни Голубя сон сразу одолевал Энвера, глаза слипались, и под мерный стук колёс он проваливался в тёмную пустоту.

На пятый день пути мать сняла повязку с головы Нари. Пятно на его виске стало чёрным и превратилось в большую безобразную вмятину. Все эти дни он ничего не ел и лишь просил пить. Казалось, что Нари ничего не слышит, потому что он не отвечал на вопросы и не поворачивался на голос. На ближайшей остановке мама попросила Каменькова  найти врача.

– Эх, дочка, откуда же тут в степи врач? Здесь и фельдшера-то за сто километров нет. Вот потерпи, доберёмся до Уральска, так там, может быть, сыщется. Я уж поспрашиваю.

Каменьков достал из-за пазухи краюху хлеба и, отломив половину, протянул её матери.

– На вот, поешь сама-то, да пацанов своих покорми. А то одни глаза остались, исхудали совсем. Вот оно, видишь, как.

Каменьков провёл ладонью по затылку и его глаза с тоской устремились куда-то вдаль, поверх запылённых вагонов.

В Уральске поезд не остановился. Состав проходил без остановок все крупные города и часами стоял на пустынных разъездах.

На следующей станции Каменьков привёл к Нари полного солдата с красным небритым лицом.

– Вот, дочка, это Степан. Он в госпитале медбратом был. Пусть хоть  посмотрит сынишку. Другого всё одно тут не сыщем.

Степан долго разглядывал висок Нари под разными углами. Осторожно касался пальцем его головы и тревожно вздыхал.

– Не знаю я. В госпиталь надо. Плохо тут дело, – заявил Степан.

– Эх ты, Господи. Вот оно, видишь, как, – тяжело вздохнул Каменьков.

– Обещал махорку за осмотр, так давай сыпь, – немного стесняясь, пробурчал Степан.

Каменьков вынул из кармана кисет и отсыпал Степану махорки.

На следующее утро Энвер проснулся от странного режущего ухо звука. Поначалу ему показалось, что поезд сошёл с пути. Это был протяжный и пронзительный не то вой, не то скрежет. Открыв глаза, он увидел, что все вокруг взволнованно смотрят на них с матерью. Фати лежала на полу, а мама держала на руках Нари. Она раскачивалась из стороны в сторону издавая этот страшный и неведомый доселе Энверу звук. Только сейчас Энвер понял, что мама рыдает.

Какая-то старуха начала нараспев читать молитву. Говорили, что в соседнем вагоне едет старик, бывший мулла. Надо бы на ближайшей остановке его позвать.

Под вечер поезд остановился. Звали муллу. Но оказалось, что он настолько слаб, что уже не может выйти из вагона. Вместо него пришёл дежурный офицер НКВД и, полистав какой-то журнал, вычеркнул из него карандашом одну строчку. Так он делал каждый раз, когда в вагоне кто-то умирал.

До этого умерших просто оставляли вдоль железной дороги. Хоронить не было, ни времени, ни возможности. Нари стал первым.

Каменьков раздобыл где-то лопату и выдолбил в затвердевшем песке небольшую яму. Глядя на то, как Каменьков капает, дежурный офицер вопросительно поднял брови.

– А что это ты, боец Каменьков, с врагами народа всё якшаешься, как я погляжу? Подкармливаешь. Похороны им устроил. Мало тебе было одного штрафбата? Не угомонишься никак? – офицер, прищурив глаз, вертел в руке карандаш.

– Господь с вами, товарищ капитан. Какие же это враги? Бабы да ребятня.

– Политическая близорукость, Каменьков! – капитан обернулся в сторону полевой кухни, откуда потянуло дымком, и отправился налить себе чаю.

Когда всё было кончено, Каменьков вытер со лба пот и трижды прочитал над маленьким земляным холмиком Отче Наш.

– Вот оно видишь, как. Не плачь, дочка, терпи. Господь терпел и нам велел, – Каменьков скрутил папиросу и закурил.

В этот момент капитан с кружкой чая возвращался обратно.

– Ты что? Совсем сдурел, боец? Что над ним молиться? Это же татарин был. Нехристь.

– Татарин, не татарин, а Бог – он для всех один, – пробормотал себе под нос Каменьков.

– Ой, допрыгаешься ты, старый, точно допрыгаешься. Донесут комиссару о твоих проделках, и пойдёшь по новой в штрафники.

В этот вечер состав стоял необычно долго. Когда стемнело, конвойные развели возле вагонов костры, согреваясь от ночного холода.

– Шли бы вы к костру погреться, – прошептала мама  Каменькову, – и так вам из-за нас достанется от начальства.

Энвер почувствовал, что мама немного успокоилась. Ему казалось, что именно присутствие этого старого солдата окружило их обоих каким-то успокаивающим теплом.

– Да что там, – махнул рукой Каменьков, – мне уж ничего не страшно. И на передовой был и в штрафбате. Как искупивший кровью, возвращён в строй. Потом снова тяжёлое ранение, госпиталь. Теперь вот сюда отправили.

– За что вас в штрафбат? – Тихо, еле слышно спросила мать.

– Под Сталинградом немцев в плен полно поздавалось. Их особо и не конвоировали. Куда им деться? Мороз за тридцать. Идут по дороге, куда им велено. Обмороженные все, безоружные, полуголые. С дороги свернёшь – верная смерть. Они и топали сами в сторону бараков, куда приказали. Смотрю, офицер наш из интендантской службы, тыловик, вытащил одного пленного, поставил в поле и стреляет в него из трофейного маузера, тренируется. Раз выстрелил, другой, всё не попасть никак. Не выдержал я этой картины. Как же так? Человек ведь всё-таки, хоть и враг. Он же сдался в плен, и мы ему жизнь за это гарантировали. А эта крыса тыловая живую мишень решил сделать. Стрелять тренируется. Ну, я и съездил по морде тому офицеру. Получается, как за врага заступился. Так в деле и записали. Вот оно видишь, как.

В тот вечер поезд так и не тронулся. Конвойные где-то достали для согрева спирт. Всю ночь у костров слышался пьяный смех. Энвер пытался заснуть, представляя товарища Сталина, расстреливающего врагов, но теперь это не помогало. Ему хотелось самому встать к пулемёту. Он видел пред собой огромное тело Голубя, и ненависть переполняла душу Энвера до дрожи.

Ночью Энвер проснулся. Дверь вагона была приоткрыта. Сквозь эту щель он увидел догорающий костёр и висящий над ним солдатский котелок. Еле уловимый запах пригорелой каши заставил Энвера подняться и подползти к двери. В вагоне все спали. Мальчишка просунул голову в щель. У тлеющего костра никого не было.

Энвер скользнул в дверь и мигом очутился возле котелка. В этот момент угли на ветру вспыхнули чуть ярче, и Энвер увидел лежащего на земле Голубя. Он был мертвецкий пьян. Возле него валялась жестяная кружка и незакрытая фляга. Мерцающие угли освещали багровым светом его жирную лоснящуюся шею. Решение сверкнуло в голове Энвера подобно разряду молнии.

Он вытащил из-за пазухи отцовский нож, который всё это время тщательно прятал и приблизился к своему врагу. Тут же вспомнилось, как отец учил Энвера резать к празднику барана. Одним ударом. Точно и без колебаний. Энвер сжал в ладони рукоятку ножа и занёс руку.

– Не делай этого, сынок, – тихо прошептал кто-то сзади.

Энвер в ужасе застыл с поднятой в воздухе рукой.

– Не надо так делать. Проживи жизнь с чистой совестью. Пусть она и не будет лёгкой, но так лучше, поверь.

За спиной Энвера показалась тень. По мягкому голосу мальчик узнал Каменькова. Тот стоял в нескольких шагах позади и не спешил приближаться.

Энвер почувствовал, что вся сила, которая мгновение назад была сосредоточена в его руке для нанесения удара, разом исчезла. Теперь он не смог бы, наверное, перерезать ножом и волоса. Ноги его вдруг стали ватными, а в висках, как бешеная белка в колесе, стучал пульс.

Каменьков подошёл ближе и обнял мальчика. Энвер прижался щекой к его гимнастёрке, пахнущей пылью и махоркой. Холодная металлическая пуговица, как маленький ледяной компресс, остужала горячий лоб Энвера. Угли совсем догорели, и наступила темнота. Грубая, тяжёлая ладонь солдата медленно гладила стриженый затылок Энвера.

– Вот оно, видишь, как, – шептал Каменьков, – ничего, ничего.

Каждое утро солнце светило тонкими косыми лучами сквозь пулевые отверстия в стенах вагона. Мучительное ощущение голода было первым, что Энвер чувствовал, просыпаясь. Мама почти ничего не ела, отдавая Энверу выданные ей сухари и часть баланды. Но  это не сильно помогало. Энвер чувствовал, что ноги уже плохо держат его и постоянно кружится голова. На каждой остановке из вагона выгружали по одному, а то и два, завёрнутых с головой тела. Иногда были силы и время захоронить их возле насыпи. Чаще просто оставляли  на земле. В вагоне становилось просторнее.

На четырнадцатый день дороги перестала плакать Фати. Энвер боялся заговорить с матерью об этом. Он сидел молча возле матери и лишь изредка с тревогой поглядывал на её бледное измождённое лицо с провалившимися внутрь глазами и стеклянным безразличным взглядом, устремлённым куда-то сквозь грязную дощатую стену вагона. Она прижимала к груди завёрнутое в тряпицы тело Фати и молчала.

На следующем полустанке стояли долго. Каменьков куда-то пропал и Энвер с мамой сами выдолбили в каменистой почве небольшую ямку для Фати. Обессиленные, они долбили землю по очереди. Когда мама опустилась на колени и начала копать, Энвер вдруг увидел, какая она маленькая. Казавшаяся ему всегда большой, мама, как будто уменьшилась, вся вжалась в себя, и Энверу казалось, что он возвышается над ней на огромную высоту своего роста. Он смотрел, широко раскрыв глаза, на маленькую маму у своих ног и не мог понять, как такое может быть. Вокруг медленно проплывали люди. Фигуры их растягивались, как в отражения в кривых зеркалах, нелепо изгибаясь и раскачиваясь. Потом в глазах стало темно.

Энвер не помнил, кто погрузил их с матерью обратно в вагон. Он очнулся от резкого звука. Состав со скрежетом тормозил. Его ещё некоторое время болтало из стороны в сторону и, наконец, всё замерло. Послышались голоса конвоя и лай собак. Дверь открылась. Несколько пассажиров, с трудом переставляя ноги, выбрались наружу. Большинство оставались лежать в вагоне, лишь приподнявшись, чтобы посмотреть на улицу. В дверном проёме показалось лицо Каменькова.

– Э, брат, так нельзя, – он на руках вытащил Энвера и мать на воздух и усадил спиной к стволу дерева.

Через минуту он уже кормил обоих баландой из своей миски. Потом осторожно, нагнувшись и прикрывая Энвера своей спиной от лишних глаз, Каменьков достал из вещмешка краюху хлеба и, разломив её, протянул мальчику и матери.

– Только медленно есть надо, понятно? Очень медленно. На этой станции паровоз будут менять. Нескоро ещё отправимся.

Он достал нож и вытер его об измятый рукав пыльной гимнастёрки. Глаза его прищурились доброй улыбкой, и лучики морщинок побежали от глаз к вискам. Каменьков торжественно извлёк малюсенький бумажный свёрток и, бережно развернув его на ладони, аккуратно разрезал на три части кусочек сливочного масла.

– Вот, теперь по кусочку маслица, – произнёс он как-то особенно ласково и благоговейно, протягивая вперёд ладонь.

Каменьков сидел по-турецки, и Энверу была хорошо видна истёртая подошва его сапога, подбитая крупными ржавыми гвоздями. Из-под сбившейся набок пилотки торчали короткие седые волосы.

– А меня намедни к комиссару таскали. Почто говорят, ты Иван Фёдорович так с врагами народа обходителен. Нешто ты, пролетарий, супротив советской власти с ними сдружился? А я им и говорю. Разве ж можно супротив советской власти? Я же только за. Разве ж советской власти угодно баб да ребятишек голодом морить? Советская власть она от народа. А значит к каждому голодному да несчастному с милостью. Вот и я так. В полной мере по-советски и поступаю. А иначе мне душа не велит. А они мне говорят: «Безграмотный ты, Иван Фёдорович, мужик». Не возьму я в толк, какая такая грамота нужна, чтобы неповинных стариков да детишек со свету сживать. Вот оно видишь, как.

Ещё дней десять болтались в телячьем вагоне Энвер с мамой, пока не прибыли в Узбекистан. Всё это время Иван Фёдорович втихую совал Энверу сухари и одобрительно трепал его по макушке.

– Ничего, брат, скоро уж война кончится. Тогда заживём мы с тобой.

Мама по-прежнему ела плохо, отдавая Энверу половину своей баланды и сухари. Она всё время молчала, и глаза её теперь постоянно были устремлены в одну точку. Взгляд стал холодным и бессмысленным. Кожа на скулах обвисла. На кистях рук отчётливо проступала каждая косточка.

За пару дней до прибытия пропал куда-то и Каменьков. Говорили, что он то ли арестован, то ли находится на допросе у комиссара.

По прибытии всех переселенцев разместили в старых конюшнях. По три-четыре человека в каждое лошадиное стойло, служившее новосёлам отдельной комнатой. Выдали для благоустройства по мешку прошлогодней соломы и определили на работы по уборке хлопка.

В первый же день работ в поле с мамой приключилась беда. При виде бескрайней, раскинувшейся до горизонта плантации хлопчатника она с диким хохотом начала вырывать из земли стебли и подбрасывать их в воздух. Её смогли успокоить, лишь окатив с головы до ног водой. После этого маму отвели под руки обратно в конюшню, где она и пролежала молча до следующего утра.

Всё это время Энвер сидел рядом и иногда пытался заговорить с мамой. Она не отвечала ему. Её удивлённо поднятые брови натолкнули Энвера на страшную догадку. Она не узнавала сына. Энвер протягивал ей кружку с водой, и она пила, но взгляд её оставался по-прежнему безучастным. Только под утро мама вдруг подняла голову.

– Энвер, – позвала она тихо, – дай мне руку.

Она взяла ладонь сына  и закрыла глаза. Энвер сидел рядом на соломе. Через несколько минут из горла матери раздался негромкий хрип.

– Что мама? Что? Я не разобрал. Мама?

По неподвижно застывшему лицу Энвер понял. Это конец.

Наутро все жители конюшни ушли на работы в поле. Выход на хлопковые плантации гарантировал двести грамм хлеба и баланду. Но даже голод не смог заставить Энвера покинуть тело матери. Весь день он как в тумане просидел возле неё.

Под вечер вернувшиеся с работ женщины выкопали на задворках конюшни неглубокую яму. Энвер заметил, что поодаль уже есть несколько песчаных холмиков от свежих захоронений с деревянными табличками на татарском языке.

Солнце быстро стремилось к линии горизонта. Огромный багровый шар заливал своим светом степь, окрашивая в красный цвет землю и фигуры, стоящих вокруг людей. Всё в один миг стало багрово-красным: и камни, и растения, и лица. Энвер стоял рядом с матерью, сжимая в руках гриф своей маленькой скрипки, с которой не расставался все последние годы. Его охватило чувство отчаянья. Как теперь можно на этом свете играть на скрипке? Как можно вообще, на чём-либо играть? Как могут звучать на земле любые  звуки, когда мамы больше нет? Когда никого больше нет? Должно наступить полное безмолвие. Навсегда.

Энвер подошёл ближе и положил скрипку в руки матери. Никто не возражал. В лучах заходящего солнца покрытая лаком скрипка светилась рубиново-красным огнём. Становилось всё темнее и, казалось, только свет красной скрипки озаряет безмолвные лица людей. Она освещала их до тех пор, пока чёрные комья земли, падавшие вниз с каждым взмахом лопаты, не закрыли этот льющийся во все стороны свет.

Задворки конюшни погружались во мрак. Люди, вздыхая, начали потихоньку расходиться. Энвер продолжал стоять у небольшого земляного холмика. Солнце село и в полумраке сразу же стало холоднее. Со всех сторон Энвера окутала пронизывающая до костей ночная прохлада, и только за спиной почему-то было тепло. Энвер затылком почувствовал присутствие за собой человека.

– Вот оно, видишь, как! – услышал Энвер за спиной.

Большие мятые рукава пропахшей дымом гимнастёрки обняли мальчика. Всё погрузилось в непроглядную чёрную ночь. Такую же угольно-чёрную, как обелиск на улице Ленина в посёлке Судак, возле которого играл дедушка Энвер.

Я бросил ещё несколько монет в его скрипичный футляр. Старик перестал играть, открыл глаза и к чему-то внимательно прислушался. Вдалеке прозвенел школьный звонок. Энвер пересыпал монеты из скрипичного футляра в карман и бережно упаковал скрипку.

Через минуту стая ребятишек со всех сторон облепила дедушку Энвера. Они все что-то наперебой щебетали ему, дёргали за бороду и залезали на плечи. Бойкая черноглазая девчушка первой вскарабкалась Энверу на колени.

– Дедушка, а ты сегодня много заработал? А на шоколадное мороженое хватит? А на динозавриков хватит?

– Конечно, Фати! Я же тут играл с самого утра.

– Дедушка, а ты знаешь, как нужно в магазине выбирать, чтобы именно динозаврик попался? Ты не знаешь. Я тебя научу. Надо взять пакетик и пощупать, если там длинная шейка, значит, там динозаврик, а если короткая, значит, кто-то другой. А я только динозавриков собираю.

– Хорошо, Фати, сейчас пойдём искать динозавриков, слезай, а то деду тяжело.

Энвер поднялся и, осаждаемый со всех сторон щебечущей ребятнёй, направился в сторону супермаркета. Проделав несколько шагов, он остановился и обернулся ко мне.

– Смотри, все мои внуки, все девять! Все родные – все Каменьковы!

– Как? – удивился я, – почему Каменьковы?

– Так и я же с сорок четвёртого года стал Каменьков. Вот оно, видишь, как…







Рейтинг работы: 619
Количество отзывов: 37
Количество сообщений: 48
Количество просмотров: 610
Добавили в избранное: 6
© 24.03.2021г. Евгений Мирмович
Свидетельство о публикации: izba-2021-3050406

Метки: война, крым, депортация, татары, история,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Иван Бездомный       17.05.2022   10:30:55
Отзыв:   положительный
Понравился Ваш рассказ, но не могу понять комментарии многих читателей.
То что татары сотрудничали с немцами это всех приводит в гнев, а то что сталинская репрессивная машина ( в лице в основном русских людей ) департировала целый народ, детей, женщин, стариков, обрекла многих на смерть от голода и болезней, это как то так ,типа не совсем понятно.
Для меня и сейчас не понятно, как татары, башкиры, буряты, тувинцы и ещё огромное количество народностей считают себя русскими, предавая при этом язык и обычаи предков. Выхолащивая свою уникальность. Удивительно как Россия сделала их рабами. Надеюсь, что в скором времени они проснутся от этого мракобесия.
Евгений Мирмович       17.05.2022   12:02:11

Добрый день Иван. Я искренне благодарю Вас за отзыв и Ваше неравнодушие.
Мне трудно комментировать мнения разных людей о моём рассказе. Хочу лишь сказать, что в процессе работы над этим рассказом я не ставил цель устроить дискуссию по национальному вопросу или выступить в защиту того или иного народа. Факт огромной человеческой трагедии на нашей земле для меня очевиден и я выступаю лишь в защиту общечеловеческих ценностей, не позволяющих создавать условия для преследования по национальным мотивам. Мне хотелось показать величие души простого русского солдата на фоне страшных событий в которые он невольно стал вовлечён. Это величие души он смог передать спасённому им татарскому мальчику. Добро и зло всегда тесно переплетались в этом мире в смертельной схватке. Происходит это и сейчас. И нам вполне по силам отличить в этом запутанном клубке белое от чёрного. Именно в этом мой призыв к читателю.
Ещё раз сердечно благодарю Вас за внимание к моему творчеству. Заходите иногда, буду рад знакомству.
С поклоном, Евгений
Shah-ahmat       03.05.2022   05:05:52
Отзыв:   положительный
Читаю и плАчу... такая горечь
Бабушка рассказывала... через их село в Сибири шли пленные немцы, голодные оборванные, а наши женщины, уже потерявшие в войну сыновей и мужей
выносили им хлеб, луковицы... голод был... люди, настоящие люди с силой Духа
Евгений Мирмович       04.05.2022   11:30:05

Искренне благодарю Вас за отклик. Мне кажется, нашему народу всегда было свойственно проявлять милосердие и великую силу духа.
С низким поклоном, Евгений
Оксана Коваленко       02.05.2022   09:19:22
Отзыв:   положительный
Спасибо Вам за этот рассказ, уважаемый Евгений! Удивительно повторяющиеся истории на нашей земле... Человек-страдалец в любом случае. Война - страдает, погибает. Мир - выселяют - опять страдает, погибает... Вот и опять едут вагоны беженцев, приезжают в чужие дома маяться по углам. Старики начинают умирать через месяц один за другим... История ничему не учит. Почему-то... Но Вам - спасибо!

С уважением и благодарностью, Оксана Коваленко
Евгений Мирмович       02.05.2022   17:19:36

Благодарю Вас Оксана. К сожалению у меня нет рецепта. Я просто с огромной болью слежу за окружающим меня миром и провожу паралели с теми событиями о которых я знаю достоверно. Не из телевизора и даже не из книг. Я очень люблю общаться с живыми людьми. Это моя слабость. Обожаю говорить со стариками. Много путешествую. Обращаю внимание на самые мелкие детали. Из них складывается правда. И эта правда для меня проста и очевидна. Великий многонациональный народ, обладающий невероятной духовной силой, и на протяжении десятилетий и даже веков, страдает, ищет, пробивает свою дорогу. Что может ему помочь? Что поможет моей Родине быть матерью а не мачехой? Наверное, только человечность и любовь к ближнему. Я не знаю других путей кроме применения....
С низким поклоном Евгений
Мария Кириллова       15.04.2022   16:29:08
Отзыв:   положительный
Евгений, доброго Вам дня!!
′Красная скрипка.′
Ваша проза, Евгений, стала иной. Возможно, я хронологически читала не те произведения, но именно это  воспринимаешь всеми органами чувств и видишь реальную картину происходящих событий, будто смотришь на экране. Я долго не решалась написать ответную реакцию, - так долго жили во все разбуженные Вами эмоции. И не хотелось их расплескивать, потому что  осознание единства всех народов давало полноту и чувство сопричастности, когда понимаешь, что у нас  одна кожа на всех, и одна и та же боль, только разные судьбы...
Вы знаете, Евгений, если бы можно было снимать кино и нашлись бы исполнители, было бы здорово. А художественный сценарий практически готов.
Благодарных Вам читателей! И огромное спасибо за Ваш литературный и не только, труд !

С уважением и признательностью, Мария


Евгений Мирмович       17.04.2022   19:40:12

Благодарю Вас от всей души. Все сюжеты описанные мною в рассказах оставили глубокий след и в моём собственном сознании. Всё темы выстраданы и так или иначе пережиты. Когда читатели сопереживают вместе со мной, задумываются на поднятые в рассказах темы и пишут такие отзывы -- я чувствую, что не одинок, что моя работа достигла цели и удалась. Такое бывает не так часто и я очень ценю Ваши слова.
С низким поклоном, Евгений
Мария Кириллова       17.04.2022   21:00:46

Случайно увидела, что Вы упомянули в комментариях, что приболели. Желаю Вам скорейшего выздоровления, сил, радости, и всего того, что хочется :)
С праздником!


Елена Леонова       22.03.2022   19:40:11
Отзыв:   положительный
Добрый вечер, Евгений!
Читаю Ваши рассказы всегда с большим интересом и большим волнением!
В них судьбы простых людей, судьба нашей страны!
Вы пишите сердцем!
От всей души поздравляю Вас с Днём Рождения!
Счастья, здоровья, мира и добра
Евгений Мирмович       23.03.2022   10:39:04

Спасибо Елена за поздравление и тёплые слова!
Я думаю, что писать и можно только сердцем. Иначе вообще не стоит.
Очень рад, что моё творчество находит отклик в душах читателей. Это говорит о том, что труд не напрасен и вдохновляет на работу.
От всей души благодарю Вас.
С низким поклоном, Евгений
Марина Легранд       13.03.2022   20:17:01
Отзыв:   положительный
Спасибо, автор.
Дебилизм человеков в том, что они пропускают красоту мимо пальцев, или мимо глаз - это все возможные национальности и цвета глаз и кожи, и доброта людей. Хотя, есть индивидуалисты,они противопоставляют себя обществу. Но это, кажется, Ницше
Евгений Мирмович       14.03.2022   11:28:49

Спасибо Марина. Увы человеческое сознание во все времена было переполнено различными химерами. Но, в некоторые периоды истории это приобретало катастрофический характер и приводило к неслыханным злодеяниям.
От всей души благодарю Вас за отклик.
С низким поклоном, Евгений
Сергей Васильев       06.02.2022   09:17:03
Отзыв:   положительный
Евгений, спасибо!)) Читал и, в некоторых местах Вашего рассказа, у меня катились слезы.(( Войну знаю не понаслышке. Сам видел, проходил, знаю... Когда-то носил погоны офицера. Оба деда воевали. Слава Богу остались живы, но были ранены. Имели награды. Один закончил войну старшиной погранвойск, другой - капитаном контрразведки. Когда были живы - рассказывали, что творили на нашей земле захватчики. Пишите! Ваши рассказы просто необходимы, для подрастающего поколения! Пусть знают и не забывают, через что пришлось, пройти нашим предкам. (( С огромным Уважением и теплотой своей души, Сергей.)

Евгений Мирмович       13.02.2022   14:07:49

От всей души благодарю Вас Сергей. Простите, что отвечаю с такой задержкой. Ремонтировал ноут, а писать с телефона не люблю.
Мы с Вами коллеги не только по перу. И я отдал службе двадцать два года. А мой сын проходит сейчас службу в дивизии ВДВ им. Александра Невского.
Очень рад, что моё скромное творчество пришлось Вам по душе. Заходите иногда в гости. Обязательно зайду на Вашу страничку. Общение с интересными людьми всегда было для меня питательной средой и приносило радость.
С низким поклоном, Евгений
Лариса Оболенская       30.01.2022   00:34:01
Отзыв:   положительный
Рассказ сильный! Мне доподлинно известно, что именно татары избивали советских красноармейцев, когда гнали в плен с 35 батареи. Даже немцы пригрозили им расстрелом, чтобы остановить вакханалию эту.
Но чтобы голодом морили при переселении... И не кормили.... Верится с трудом. Такие мерзавцы как Голуб, были.
Хотелось бы узнать источники таких фактов.
Евгений Мирмович       31.01.2022   12:59:36

Добрый день Лариса. От всей души благодарю Вас за положительную оценку рассказа.
По поводу его исторической основы могу сказать следующее. Основой для рассказа стала живая история, рассказанная мне одним из жителей Крыма, пережившим эту депортацию ребёнком. После случайного знакомства с этим человеком я проехал по многим посёлкам Крыма, где через разговоры с местными жителями пытался найти стариков, которые что-то помнят об этих событиях. Это позволило мне дополнить рассказ ещё некоторыми фактами (например, эпизодом с соседкой Авдеевой, женой татарина, а также образом полицая Басыра, фашиста по сути и татарина по национальности).
Факт перехода части татарского населения на сторону врага не вызывает сомнений и подтверждён историками.
Точно так же не вызывает сомнений факт репрессий в отношении целого народа Крымских татар. Иначе откуда Указ № 493 Президиума Верховного Совета СССР «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму», который формально начал процесс амнистии крымских татар, которых в 1944 году советская власть тотально обвинила в пособничестве немецко-фашистским оккупантам и насильственно выслала из Крыма. Затем Декларация Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 года «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав» . И, наконец , Указ Президента РФ от 21 апреля 2014 г. N 268 "О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, итальянского, крымско-татарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития"
Мне кажется, что и советская и нынешняя власть не станет ни кого реабилитировать, без исторически подтверждённых специалистами оснований. Ведь факт реабилитации -- это материальные затраты для государства.
Кроме того, Закон РСФСР от 26 апреля 1991 года № 1107-1 «О реабилитации репрессированных народов» признал депортации народов в СССР актом геноцида. А Верховная рада Украины в 2015 году признала депортацию геноцидом крымскотатарского народа и установила День памяти жертв геноцида крымскотатарского народа — 18 мая.
И там и там звучит слово "геноцид".
По этому у меня есть все основания верить рассказам очевидцев этих событий, так как они не противоречат официальной позиции историков. Ведь если бы переселение осуществлялось в человеческих условиях, его вряд ли признали бы во всём мире геноцидом.
А вообще мне очень приятно, что мы с Вами так серьёзно обсуждаем эту тему. Я всегда очень радуюсь, встречая вдумчивого читателя и человека не равнодушного к проблеме, которая волнует и меня тоже. Ещё раз большущее Вам спасибо.
С низким поклоном, Евгений
Мария ...       13.12.2021   00:36:23
Отзыв:   положительный
После прочтения остаётся горькое чувство. Устная история - полифония голосов. Нельзя забывать, замалчивать, верить только официозу, помнить только историю "удобную", ту, что в угоду политике. Спасибо Вам за умение и смелость рассказывать о реальных судьбах людей. Думаю, что есть одна национальность на земле - человек. Такой, как Каменьков. «Не стоит село без праведника, а город без святого». Не дай Бог никому пережить такое снова.
Евгений Мирмович       14.12.2021   10:33:30

Благодарю Вас Мария. Очень хочу чтобы помнили, чтобы не повторялось. Верю в простого человека -- праведника, и не хочу разделять людей по каким либо признакам.
Спасибо вам за добрые слова.
С низким поклоном, Евгений
Марьям Исакова       04.12.2021   22:11:27
Отзыв:   положительный
В Крыму я была дважды: 2017- 2018 годы - только в Судаке. Я татарка с Зауралья, местная - эцкэн ( в разговорном диалекте присутствует цоканье ). Меня очень интересовали крымские татары.В "Публичке" Челябинска прочитала, что нашли в книжном фонде. Один официоз. Все новости, приезжая, особенно в маленькие города, я узнаю на базаре и в общественной бане. Да - да, в бане. Там порой больше, чем где либо. Кому потрёшь спинку: слово за слово и разговоришься. В бане все голые. Рангов не существует. Либо наблюдаешь за семьями. Татары ходят в баню стар и млад гурьбой. Разговоры, отношения между ними - о многом говорят. Я обратила внимание: к нам, россиянам, Крымские татары относятся с настороженностью.
1946 25 25 25 уже сменились три поколения, но в сознании сегодняшних - сорокалетних, ещё присутствует ОБИДА на генетическом уровне за своих дедов и прадедов, пострадавших от НКВД Советов.
Поэтому ваш рассказ я прочитала на одном дыхании. Все именно так, как рассказывали мне Крымские татары
старшего поколения. Спасибо вам за правду.
Евгений Мирмович       06.12.2021   13:34:05

Благодарю Вас Марьям.
Я тоже писал эту историю, опираясь на рассказы стариков с которыми мне приходилось общаться в Крыму. Я не сомневаюсь в их искренности. Среди них были не только татары но и русские. Мне очень хочется. чтобы историческая память об этой трагедии помогла нынешнему поколению в выборе правильного отношения друг к другу и соседним народам.
Спасибо Вам за поддержку.
С низким поклоном, Евгений
Анатолий Лемыш       01.11.2021   21:12:40
Отзыв:   положительный
Евгений, благодарю за этот рассказ.
В наше время поднимать такие темы - это мужественный и достойный поступок.
Слишком близко ощущение пропасти, что "можем повторить"
Жму.
Евгений Мирмович       02.11.2021   13:57:20

Спасибо Вам Анатолий за поддержку. Мне кажется, что "ощущение пропасти" даже не в частных вопросах искажения исторических фактов или реабилитации сталинизма, и даже не в катастрофическом интеллектуальном уровне некоторой части молодёжи, уверенной, что фашизм победил Кутузов (вот вообще не шучу, сам такое слышал), а в навязанной нам системе ценностей. В этой системе во главу угла ставится некая "успешность", подразумевающая материальное обогащение, популярность и власть. Мы превращаемся в общество потребителей опутанных кредитами и забывших о своих душах. Наша нравственная деградация даёт шанс на то, что, как вы говорите "можем повторить". Ой как не хотелось бы.
Искренне благодарю Вас и жму руку в ответ.
С поклоном, Евгений
Юрий Панов       01.11.2021   10:30:01
Отзыв:   положительный
В 1970 нашего учителя Илью Габая посадили за то, что он выступал против депортацию крымских татар. Сегодня, наверное. его бы тоже посадили. Успехов и с дружеским приветом
Евгений Мирмович       02.11.2021   13:30:00

Благодарю Вас Юрий.
Можно по разному относиться к этим событиям, имевшим место в нашей истории. Некоторые считают подобное чёрной страницей в нашем прошлом, некоторые доказывают необходимость таких действий в условиях военного времени, некоторые по прежнему отрицают сам факт депортаций (находятся и такие, не смотря на Указ Президента РФ от 21 апреля 2014 г. N 268 "О мерах по реабилитации" и предыдущие постановления властей РФ"). Простым людям от этого не легче. Это безусловно горький опыт пренебрежения человеческой личностью, и я уверен, что для нормального будущего нашей страны нельзя забывать этот трагический опыт.
Ещё раз благодарю за поддержку и желаю успехов.
С поклоном, Евгений
Ирина Ондронова       24.09.2021   18:32:22
Отзыв:   положительный
Евгений, нет слов... Горло сдавило. Читала не дыша... Пусть всем невинным страдальцам будет воздаяние по ту сторону жизни! Горькая страница истории нашей страны. Откуда возникли эти нелюди? Зачем это надо было - мучать людей? И кажется невероятным, что нашелся среди бездушных тварей добрый человек, помогший выжить мальчику. Спасибо за замечательную прозу!
Евгений Мирмович       24.09.2021   19:41:46

Спасибо Вам Ирина, за правильные слова и внимание к моему скромному творчеству. Мне кажется, что зло, творимое людьми, не должно быть скрыто от глаз будущих поколений. Иначе есть большой риск повторения этого зла. Ровно как и добро, которое всегда было, есть и будет в людских душах, также заслуживает чтобы его воспели. Я очень надеюсь, что мои рассказы хотя бы немножко поспособствуют укреплению добра в наших душах.
Ещё раз сердечно благодарю Вас за поддержку.
С низким поклоном, Евгений
Владимир Попов       03.09.2021   16:59:58
Отзыв:   положительный
Добрый день, Евгений! Собственно говоря и добавить- то нечего к предыдущим комментариям.
Скажу одно, я начинаю любить прозу, как это было в детстве и юности.
Спасибо, Евгений, от всей души за Ваш рассказ и мое пробуждение!
С уважением, Владимир.
Евгений Мирмович       03.09.2021   17:55:23

Добрый день Владимир. Мне трудно представить себе какие либо более ценные слова в адрес моего творчества. Я существую, как автор, только ради этого. Ради этого работаю. Иногда мучаюсь, не в силах выразить свои чувства, иногда летаю, понимая что высказался точно.
А возвращение ощущений из забытой юности -- даётся только чистым душой людям. Тем, кто не растратил остроту ощущений, красок, звуков, переживаний. Тонким и благородным натурам. Я очень радуюсь, когда встречаю таких людей. По этому я искренне рад знакомству с Вами.
С низким поклоном, Евгений
Наталья Приходько       27.08.2021   22:09:12
Отзыв:   положительный
Спасибо, Евгений, за правдивый рассказ без прикрас. Когда мне бабушка рассказывала о войне, она несколько раз повторяла, что в войну надо своих бояться также, как врагов. С уважением
Евгений Мирмович       27.08.2021   22:59:25

Благодарю Вас Наталья. Наша история кроме героических страниц помнит и много трагедий. Но, это НАША история. Мы должны принимать её, чтить память людей военного поколения и ценить ту жизнь, которая нам досталась. Во все века мир держался на милосердии, любви и терпении, которых так много в душе русского человека. Мне хочется, чтобы не забыли и об этом.
Огромное Вам спасибо за отзыв. Всегда рад вашим комментариям и оценкам.
С низким поклоном, Евгений
Анатолий Сухаржевский       13.08.2021   06:05:47
Отзыв:   положительный
Люди во все времена, в любой нации и в любой стране есть и хорошие, есть и плохие. Жаль, что плохих гораздо больше и стоит создать им благоприятные условия, как изо всех щелей полезут и садисты, и вурдалаки, и чёрте кто! Мы это теперь и наблюдаем у себя в России и в отшатнувшихся от нас республиках. Читал вчера, что казахи опять издеваются у себя над русскими и гонят их, а в девяностые резали и убивали. Вот такая дружба народов! Как петух жареный клюнет, так сразу: "Брат, помоги!", а как от задницы отлегло, так: "Русский - собака!". Чётко можно выделить из рассказа, что добрый солдат Каменьков - один, а плохих вон сколько, а ещё чётко прослеживается мысль, что свои, русские, советские были хуже фашистов. При царе так не издевались, как издевались при Советский власти и те, кто ратует за неё или идиоты, или подлецы, по определению Сергея Лихачёва. Обман, что при той власти люди были добрее; люди везде и всегда одинаковые и их поведение зависит от обстоятельств: разреши им устроить "варфоломеевскую ночь", они тут же начнут резать всех подряд, а будут бороться власти за справедливость(что мало вероятно), то и они попрячутся и будут выжидать благоприятного момента... Что делать? Наверно, просто жить и стараться быть лучше...
Евгений Мирмович       16.08.2021   10:03:35

Спасибо Вам Анатолий за такой развёрнутый отзыв. Простите, что отвечаю не сразу, был вне сети. Конечно нужно "просто жить и стараться быть лучше..."
А по поводу дружбы народов https://www.chitalnya.ru/work/3092503/ растоптали всё, теперь не поубивать бы друг друга, уже счастье.
С низким поклоном, Евгений
Анатолий Сухаржевский       17.08.2021   07:37:02

Читал раньше и даже оставил отклик. Благодарю за переписку!
Оксана П.       19.07.2021   19:48:36
Отзыв:   положительный
Спасибо! У меня мороз по коже. Так проникновенно! Хочется увидеть этого старика своими глазами. Светлая память его приёмному отцу. Он, как ангел-хранитель. Такие истории посильнее фильмов.
Евгений Мирмович       20.07.2021   11:00:46

Благодарю Вас Оксана. Мне очень хочется, чтобы наша история, какая бы она не была, не стёрлась в нашей памяти. Возможно, осознавая всю глубину этой трагедии, мы сможем избежать подобного в будущем.
С низким поклоном, Евгений
Ипполит Лунёв       16.07.2021   12:19:52
Отзыв:   положительный
Об этом надо писать. Чтобы помнили.
Евгений Мирмович       16.07.2021   12:43:07

Спасибо Вам Ипполит. Мне кажется, что потеря исторической памяти, одна из самых страшных инфекций, поражающих сегодня наше общество. Только хорошо зная своё прошлое, можно обрести мудрость, необходимую для построения стабильного будущего.
Благодарю Вас за поддержку и рад знакомству.
С низким поклоном, Евгений
Ипполит Лунёв       16.07.2021   12:59:31

Полностью ответно, Евгений!
Эдельвейс       01.07.2021   23:20:23
Отзыв:   положительный
ДОбрый вечер Евгений.
Отлично написали жизненую тему. департации народа по всему СССР.
я родился в цванск Лагере а потом департировали в Казахстан на Сельхоз работы.
знаю голод и холод. встановление селького хозяиства департироваными дали огромный доход СССР.
но всё ушло на Запад. даже продали русс немцев. 6.5 милл. несущию мощь колхоза. теперь русс немцы в мериканской колонии геманской 87% работаю
на блага рейха. так решила власть РФ и КАзахстана. немцы удивлены такой раб силой. приносящий доход капиталу. стали скупать ещё и ещё но не немцев их нет .
мусульман. Зеков и проходимцев. работать они по жизни не будут. 25 милл. кормянт за счёт РФ. а против рус немцев устроили геноцид. валят они на КАнаду Аляску.
где растут помидоры и арбузы. РФ они не нужны. Россию кормитТурция саными помидорами. и Китай свиненой выращиваются на пикальных озёрах.
с Иркутска софики подъежают с фурами купленые у меня. к озеру вонища. тут же грузят кишки в озеро. моют и грузят. а китайцы жуют почки сырые.
в департации повезло Чеченам. они присторились хорошо. на новеньких жугулях пасли баран. да и сейчас брезгуют на Мерседесах кататься.
только в сутки по Москве отметают квартиры или им покупают депутаты. 100 кв. с уважением.


Евгений Мирмович       02.07.2021   10:29:07

Спасибо Вам за отзыв.
Доброго здоровья и творческих успехов.
С поклоном, Евгений
Мария Собакарева       26.06.2021   14:44:12
Отзыв:   положительный
Спасибо за рассказ, очень впечатлил! Война, это страшно. Нашей маме 86 лет, она дитя войны и до сих пор помнит цену хлеба...
Евгений Мирмович       28.06.2021   12:55:31

Благодарю Вас Мария. Тот кто прошёл через это ни когда не забудет цену хлеба, не сможет остаться равнодушным к чужому горю и понимает истинное значение человеческой жизни. Мне кажется, нам сейчас очень не хватает этих столь нужных качеств, присущих тому поколению. Мы теряем способность ценить то, что имеем. Теряем способность сострадать, утрачиваем заложенное в нас от природы добро и бескорыстие. Мне очень хочется на примере историй, поведанных мне людьми старшего поколения, попытаться способствовать сохранению в нас общечеловеческих ценностей, без которых мы вряд ли сможем создать благополучное общество для наших детей.
С низким поклоном и благодарностью, Евгений
Валентина Ларионова       11.06.2021   21:52:53
Отзыв:   положительный
Спасибо за правдивый рассказ!
Сколько испытаний выпало на долю
советского народа!

Печально и то, что после войны
продолжали глумиться над людьми.
С любовью пишете о простых людях,
которые боролись против фашистов,
делали всё возможное, чтобы вернуть
мир в своё Отечество. Дядя мальчика
погиб, а с его семьёй так зверски
обошлись. Печальная история....
Вы пишете прекрасные
произведения.
Наш народ заслуживает лучшей
жизни.
Евгений, всего доброго Вам!
Евгений Мирмович       15.06.2021   09:51:42

Спасибо Вам Валентина. Безусловно я с любовью пишу о простых людях. Это мои главные герои. Даже рубрика "Мои незаметные герои" у меня на страничке есть. Я считаю, что именно эти люди самые настоящие и заслуживают гораздо большего. Пускай они не имеют высокого социального статуса, не занимают должностей и не имеют званий, они бедны и не слишком образованы, иногда над ними посмеиваются и обижают, но, они чисты душой, немного наивны и добры. Я очень люблю таких людей и хочу чтобы о них знали.
Благодарю Вас за отзыв и добрые слова.
С низким поклоном, Евгений
Альберт Восканян       07.06.2021   19:57:30
Отзыв:   положительный
Благодарю Вас, Евгений, за этот правдивый рассказ об одном из депортированном народе бывшего Союза - крымских татар. Многие народы пострадали из-за горстки предателей и были депортированы... Но каждый из этих народов дал массу героев, просто о них власть старалась не вспоминать. Есть такой Герой и у крымско-татарского народа. Это Амет-Хан Султан, генерал, Дважды Герой Советского Союза, боевой летчик...
С уважением и благодарностью, Пльберт.
Евгений Мирмович       07.06.2021   20:11:41

Спасибо Вам Альберт. На сколько мне известно и Амет-Хан Султану долгое время после войны не давали возможности вернуться в родные места.
Мне очень хочется, чтобы более молодые читатели знали все трагические страницы нашей истории. Мне кажется, что это может уберечь нас от повторения подобных трагедий. А осознание победы, добытой ценой жизней ВСЕХ воевавших против фашизма народов, как нельзя лучше служит сплочению и мирному сосуществованию разных народов на нашей земле.
С низким поклоном, Евгений
Надежда Черненко       07.06.2021   07:03:53
Отзыв:   положительный
Слёзы на глазах. В Вашем рассказе - всё реально, и правдиво. Если мы забудем эту нашу историю, вот такую, без прикрас, то всё может повториться, с ещё большим ужасом и болью. Но жизнь продолжается, потому что есть в страшной действительности такие яркие лучики - люди с доброй душой! Спасибо, Евгений, за Ваш рассказ.
Евгений Мирмович       07.06.2021   12:52:45

Благодарю Вас Надежда. Мне кажется, что наш народ, прошедший через такое невероятное горнило страданий, до сих пор существует и развивается именно благодаря таким ярким лучикам, Каменьковым. Беда в том, что нас сто пятьдесят миллионов, а людей с твёрдым внутренним стержнем добра и человечности, несколько меньше. Хотя я уверен, что Каменьков есть в каждом из нас. Нужно только активировать в душах людей эту не слишком популярную в наше время функцию любви и сострадания к ближнему, любви к своей земле, своей истории и самому себе, как неотъемлемой части мироздания.
С низким поклоном, Евгений
Елена Елей       19.05.2021   07:48:51
Отзыв:   положительный
Пронзительная история, до слёз... И только одной семьи, а сколько их ещё... Нашу семью (немцы) тоже вывезли. За два месяца похоронили четверых малышей...
Всех сталинистов нужно заставлять это читать.
Спасибо за рассказ, отлично написано. На одном дыхании...
Евгений Мирмович       19.05.2021   11:26:42

Благодарю Вас Елена. Убеждён, что помнить трагические страницы нашей истории необходимо. Я очень надеюсь. что историческая память позволит изменить сознание людей и не только не допустить подобного в будущем, но и просто сделать людей милосерднее в обычной жизни.
С низким поклоном, Евгений.
Владимир Панкин       18.05.2021   23:26:14
Отзыв:   положительный
Евгений, спасибо за рассказ! Вот еще одна черная страница истории той войны...Но история такая, какая она есть. В этом рассказе есть и светлая страница...Прочитал с удовольствием! Хорошая работа!
Евгений Мирмович       19.05.2021   11:30:41

Благодарю Вас Владимир. Жизнь многогранна и рядом с чёрным всегда есть белое. Хотелось бы только изменить пропорцию в сторону увеличения добра.
Заходите почаще, буду искренне рад Вам.
С поклоном, Евгений.
Ди.Вано       05.05.2021   09:29:09
Отзыв:   положительный
Страницы войны..страшные и суровые..

Но ваш лейтмотив......во всех ситуациях человек способен сохранить в себе чистое сердце
и сострадание... оставляет добрую память о таких именно людях, и благодарность Вам
за этот луч света....
Как это важно...
Никто не забыт, ...Ничто не забыто...
С наступающим Днём Победы, Евгений, с
Великим Праздником со слезами на глазах.
С добром
Д.
Евгений Мирмович       05.05.2021   11:22:03

Благодарю Вас Дина!!! Я искренне верю что "во всех ситуациях человек способен сохранить в себе чистое сердце
и сострадание... "
С наступающим праздником Великой Победы!!!
Евгений.
Наталина       04.05.2021   13:57:07
Отзыв:   положительный
Здравствуйте ,Евгений!И я прочитала на одном дыхании...читала со слезами на глазах...
Сколько горя пришлось хлебнуть героям вашего повествования.
Побольше бы таких людей,как Каменьков,с открытой душой и добрым сердцем.
А я родом из Узбекистана и наши соседи были крымские татары.Мы очень дружили с ними...
Для нас национальность не имела никакого значения.
Спасибо,что рассказали нам об этом..Такое нельзя забывать...
Евгений Мирмович       05.05.2021   11:03:09

Благодарю Вас за поддержку и добрые слова.
Какие бы тяжёлые испытания нас не постигли, мы всегда выстоим благодаря милосердию и человечности. Ваше отношение к соседям тому яркий пример.
Мне тоже очень хочется, чтобы мы не забывали свою историю, какой бы она не была и в любой ситуации оставались Людьми.
С низким поклоном, Евгений.
Дана Верис       04.05.2021   13:49:59
Отзыв:   положительный
Невероятно пронзительная и трогающая история.

Евгений Мирмович       05.05.2021   10:57:01

Благодарю Вас Дана. Меня очень радуют такие моменты, когда читатель переживает вместе со мной.
С низким поклоном, Евгений
Светлана Родионова       21.04.2021   16:57:20
Отзыв:   положительный
Евгений, мой дедушка тоже был участником войны и медалей была куча. А меня он не любил, любил всех своих внуков-мальчиков. Я девочка и он говорил, что я чужая. У меня нет уважения к его подвигам. Почему он меня изгнал, как к чужой относился?
Может я не права, интересно ваше мнение.
Евгений Мирмович       22.04.2021   09:19:32

Добрый день Светлана. Это очень личная ситуация. Каждый из нас вправе кого-то любить больше, кого-то меньше, сердцу не прикажешь. То, что Ваш дед любил всех своих внуков - мальчиков, характеризует его как человека доброго и хорошего. Не зная его судьбы, сложно сказать почему он не испытывал любви к внучке, но, однозначно, на это у него были свои причины, скрытые в его биографии. А жизнь у него была явно нелёгкая (куча медалей просто так не образуется). Видимо где-то в прошлом женщины причинили ему боль, которая не давала покоя до конца дней. Возможно тяготы жизни сделали его грубым и не способным открыто выражать свою нежность к ребёнку. Мой отец, чьё детство пришлось на годы войны, запрещал мне плакать когда больно и запрещал смеяться когда смешно. Я должен был быть стальным. Такие люди в военном поколении не редкость. Тем не менее, я глубоко убеждён, что все их личные качества ни чуть не умоляют их великого подвига, к которому нужно относиться с огромным уважением. Это та сфера, где личное нужно отбросить. Мне довелось знать очень многих людей прошедших войну и я часто представлял себя на их месте. Так вот я не уверен, что в схожих обстоятельствах я вёл бы себя геройски. Не уверен, что большинство из нас смогли бы вынести то, что вынесли они. Недавно в моём районе подросток 16-ти лет выбросился в окно из за того, что у него сломался новый айфон. А мой отец в 16 лет стоял по 12 часов у токарного станка и был счастлив горбушке горячего душистого хлеба. Мы другие. Мы должны понимать их и относиться с глубочайшим уважением. Так я думаю.
Благодарю Вас за постоянное внимание к моему творчеству.
С низким поклоном, Евгений.
Светлана Родионова       22.04.2021   10:49:11

Его женщины не обижали, мать его очень любила, из 13 детей- у них выжили 3, в деревне лекарств не было. Он на войну попал до 18 лет, обманув на счёт возраста. Фактически был ребенком, поэтому его взяли связистом. Бомба около них взорвалась и дедушка был под землёй неделю закопан, его нашли по торчащему пальцу. Ничего жил потом до 90 лет.
У меня нет гордости, не могу ничего с собой поделать. Я была чужой и всю жизнь это чувствовала. Я так и не поняла за что так со мной поступили, я была ребенком. Он только свои подвиги видел. В обычной жизни, что не достаётся людям? У нас войны не было, но на моих глазах в 90 годы убивали отца, я тоже как на войне пережила, но медалей за это не получила. Все мы переживаем одинаково! Только кому-то слава, а кому-то ещё больше достанется. Враги народа были, за то, что сбежали из плена. Они также войну прошли, может сделали гораздо больше, чем те, кого наградили.
Раиля Иксанова       12.04.2021   19:52:22
Отзыв:   положительный
Спасибо огромное за такой литературный труд, за проделанную большую работу, которая поистине является ценной не только для нас сегодня, а в большей степени для наших потомков, дабы знали, помнили и не забывали, какой ценой завоевано счастье на земле. Читать тяжело морально, а каково было все это описывать автору, остается только догадываться...

Евгений Мирмович       12.04.2021   20:38:33

Ни какого труда не жалко, лишь бы помнили, лишь бы ценили это завоёванное счастье. Только бы умели хранить это мирное небо.
С низким поклоном и благодарностью за постоянное внимание к моему творчеству, Евгений.
Ия Молчанова       05.04.2021   00:10:01
Отзыв:   положительный
Спасибо, Евгений! Больно, но наверное надо говорить об этом, чтобы никогда больше не повторялось. У вас умное перо и прекрасная душа. Спасибо!
Евгений Мирмович       05.04.2021   11:53:01

И Вам огромное спасибо за такие добрые слова. Конечно говорить надо. И вопросы поднимать надо. Человек обязан задумываться о происходящем в окружающем мире. По крайней мере мне очень хочется чтобы человек чаще задумывался.
С низким поклоном, Евгений.
Галина Горбачева       03.04.2021   18:39:58
Отзыв:   положительный
На одном дыхании прочитала рассказ... Впечатления неизгладимые... Да, героизм наших соотечественников в тяжёлое время войны сочетался и с предательством, и с жестокостью... Вы, Евгений, так достоверно описываете события того времени, как - будто сами там были... Огромное спасибо за отображение действительности: это тоже надо знать, а не только парад Победы, чтобы оставаться людьми в любой ситуации.
С уважением - ГГ.
Евгений Мирмович       03.04.2021   18:50:37

Я очень благодарен Вам за такую гражданскую позицию. " не только парад Победы, чтобы оставаться людьми в любой ситуации."
Сейчас в Крыму уже тепло, и наверное на улице Ленина появляется Энвер Каменьков со скрипкой (хотя сам он живёт в Гурзуфе, дай Бог ему здоровья). Его слова так глубоко запали мне в душу, что я посчитал своим долгом создать рассказ об этих событиях.
С низким поклоном и теплом, Евгений
Ираида Бердникова       01.04.2021   19:30:19
Отзыв:   положительный
Душа болит и сердце плачет. Каким же жестоким может быть человек. Спаси и сохрани, Господи, от этакой душевной блезни. Очень тяжёлый рассказ, Евгений. Страшно читать, а представить эти события в реальности, - это ужас, леденящий душу. Как больно и стыдно, что это тоже наша история.
С теплом душевным и поклоном,
Евгений Мирмович       03.04.2021   08:15:36

Спасибо Вам Ираида, за такой волнительный отклик. Конечно, тема тяжёлая. Но, меньше всего мне хотелось вызвать у читателя стыд за нашу историю.
Мне очень дорог герой этого рассказа Каменьков (солдат), который в атмосфере невероятной бесчеловечности и жестокости войны сохранял христианское отношение к людям, вне зависимости от их национальности. И делал это порою ценой собственных страданий (штрафбат из-за пленного немца). Мне кажется, что величие души простого русского человека не может быть уничтожено даже в гуще невероятно трагических событий. Духовная сила простого солдата, проявленная им в тяжелейших условиях войны могла бы послужить нам хорошим нравственным примером.
Ещё раз благодарю Вас за чуткое внимание к моему творчеству.
С низким поклоном, Евгений.
Ираида Бердникова       04.04.2021   10:01:19

Добрый день, Евгений. Конечно, о Каменькове и таких, как он, писать надо обязательно. А стыд за нашу историю возникает уже сам по себе от таких вот "красноречивых" подробностей, и не только тех, о которых Вы написали. У каждого человека есть то, за что ему бывает очень стыдно. Вот и история наша тоже с такими тяжелейшими грехами, которые уже и искупить невозможно, в отличие от человека, которому Господь отмерил время покаяния до последнего вздоха.
С теплом душевным,
Надежда Аншукова       01.04.2021   13:51:27
Отзыв:   положительный
Спасибо, Евгений, за рассказ. Великая война, и великие люди, сумевшие дать отпор фашистской заразе... В те годы все люди объединились в один
мощный кулак и отстояли нашу страну, не деля себя на татар, украинцев, таджиков или белорусов... Единая нация была - советский народ! Много славных
страниц за спиной этого народа!.. Но страницы, связанные с трагедией крымских татар, мы не должны забывать. Предателями не может быть целая нация, это
также касается и немцев, пострадавших только потому, что они немцы по национальности. Тема очень трепетная и болЮчая... В сердцах людей эта боль не утихнет
никогда! Спасибо за рассказ, за эту горькую правду. Поколения молодых должны знать, как славные, геройские страницы истории, так и горькие, трагические
моменты жизни страны, каковой является трагедия крымских татар!!! С уважением, Н.
Евгений Мирмович       03.04.2021   07:51:33

Благодарю Вас Надежда. Мне кажется, что сейчас наша страна тоже переживает не самые простые времена и сплочение нации "...не деля себя на татар, украинцев, таджиков или белорусов..." очень важный фактор для сохранения нашего общего будущего. Уверен, что, признавая трагические ошибки своей истории, рассказывая о них молодым, мы прокладываем мост к такому необходимому единению наций. Создаём атмосферу покаяния, без которой невозможно позитивное восприятие друг друга.
Надеюсь, что мне, хоть в незначительной степени, удалось послужить этому делу.
С низким поклоном, Евгений
Елена Грищенко       28.03.2021   09:50:07
Отзыв:   положительный
Я крымчанка. Мне Ваш рассказ близок. Спасибо Вам.
Евгений Мирмович       28.03.2021   12:51:40

Благодарю Вас Елена. Заходите почаще, буду рад Вам.
С поклоном, Евгений.
Жанна Левова       25.03.2021   18:52:56
Отзыв:   положительный
Страшно. И больно. Об этом не рассказывают в школе, об этом не любят вспоминать стаики. Моя бабушка вспоминала, что немцы угощали детей сахаром, а русские солдаты были нормальными ребятами. Но о таком тоже надо говорить, потому что кроме салюта на 9 мая наши дети ничего уже и не знают.
Ставлю с Анонс.
Евгений Мирмович       26.03.2021   09:13:54

Очень благодарен Вам за такую поддержку. Я тоже считаю что об этом необходимо говорить. Неприглядные страницы нашей истории ни чуть не умоляют героический подвиг нашего народа, его самоотверженность и величие духа. Поколение наших детей должно в полной мере понимать всю глубину трагедии военных лет. Думаю, что это убережёт их от многих ошибок.
С поклоном, Евгений.
Екатерина Олен       25.03.2021   17:31:18
Отзыв:   положительный
Растрёпанная старуха с плачущим ребёнком на руках, за ней седой старик, почерневший от горя, а следом Басыр, с подаренной немцами губной гармошкой.
жуткие времена, никогда не забудутся......РАССКАЗ РЕКОМЕНДУЮ.


Евгений Мирмович       26.03.2021   09:07:38

От души благодарю Вас за поддержку. Я очень хочу, чтобы не забывались страницы нашей истории. Пускай и не самые приятные. Хочу, чтобы люди помнили - война, это худшее из зол. Возможно это предостережёт нас от необдуманных шагов и убережёт от новых бед.
С поклоном, Евгений.

Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1