Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Разукоренение оседлых родов


Сергей БОРОДИН

Каждое географическое место на Земле
имеет свою информационную память
о происходивших там событиях. Оно
впитывает в себя энергетический
слепок происходящего, слов и мыслей.

Писатель Иван Ефремов

В русском языке необычайно ёмким словом «укоренённость», которое сродни ещё одному архиважному русскому слову – «окоём», характеризуется в наградном значении некий компактно проживающий род или распределённые по окоёму его части, что определяет важнейшую составляющую жизненного потенциала этого рода: укоренённые родовичи, обладая духовной крепостью родового образа жизни, имеют высочайший индекс выживаемости в самых неблагоприятных условиях внешней среды. Духовная крепость их жизнеспособности проистекает из живой биологической связи каждого представителя такого рода с природной средой того географического ареала, где исторически значимое время проживает род. Корни рода и традиции делают человека более устойчивым к сложностям жизни, а вот бескорневой внеродовой стиль существования обрекает человека на личную жестокость и бессердечность.

У каждого рода в месте его укоренения всегда наличествовало святилище – особая точка, которую в современных терминах можно назвать родовым георезонатором, где стихии Земли непосредственно взаимодействовали с объединённым биополем родовичей. В этой священной точке пространства производились сокровенные родовые обряды и ритуалы, в частности, в присутствии всего рода вступающие в дееспособный возраст родовичи традиционно приносили клятву верности роду, тем самым присягая всем здравствующим сородичам и давно ушедшим в мир иной родовым пращурам, арбитрами чего становились природные стихиалии Земли. Над пренебрёгшими же этой клятвой родовичами сам род не вершил человеческого суда – с ними разбирались самым объективным образом стихии Земли, что для многих клятвопреступников заканчивалось фатально. Род же принимал вынесенный ими вердикт как должное, воспринимая его как божественную волю своих предков, ставших единым целым с природными стихиями.

Род сохраняется в своём постоянном развитии только в местах длительной ретроспективы жизнедеятельности его родовичей. Окружающая местность, строения для жилья, ведения хозяйства или отправления верований, бытовые и культурные свидетельства продолжительной истории родовой жизни формируют и сохраняют родовую энергетику конкретно в этом месте родовой укоренённости, создающую специфическое духовное пространство жизни именно данного рода, что позволяет родовичам приобщаться к уникальному энергетическому узору родового духа, подвигающего их через вневременную культивацию родовых традиций к бережению и восполнению энергетики чаши жизни рода для передачи этого святого дара следующим поколениям родичей.

При разрушении «родовых гнёзд» по типу уничтожения дворянских гнёзд или других аристократических родовых имений происходит снижение, а то и полная растрата родовой энергетики, необходимой для естественного поддержания родовых традиций, которые со временем распадаются без подпитки энергией, генерируемой «родовыми гнёздами». Вслед за утратой родовых традиций распадается и сам род на отдельные большие семьи, которые затем распадаются на малые семьи. Ну а далее семейственность объявляется и вовсе архаичным пережитком старого времени, от которого молодые поколения стараются напрочь избавиться как от некой вредоносности, мешающей им жить в полную силу по своим правилам, поскольку эта вредоносность якобы ограничивает их свободу воли.

Отказ от семейственности даже в её современной ущербной форме знаменует наступление ничем не обуздываемого хаоса в отношениях между безродными атомизированными индивидами, которых, как жалких слепых щенков, в случайном режиме носит по различным сбойным потокам социальной энергетики различного свойства и типажа. При этом у таких особей полностью исчезает воля как свойство их личностей. Поэтому ни о какой свободе воли и тем более о каком-либо разумном поведении этих безликих, безвольных, бесхарактерных, живущих под диктатом животных инстинктов существ, говорить уже в принципе не приходится.

Как правило, каждый уголок Земли – это уникальная природная среда, так же отличающаяся от любых других мест на планете, как различаются меж собой радужные оболочки глаз людей – в мире не существует даже двух людей с одинаковым узором ириса их глаз. Субкультура каждого рода насыщается уникальными особенностями природной среды его места оседлой жизни. Поэтому, к примеру, родовой фольклор – это не просто некий песенно-танцевальный увеселительный набор для праздничных мероприятий: фольклор каждого рода представляет собой по своей глубинной сути живую, в прямом смысле этого слова, агрегацию взаимосвязи с природой мест расселения данного рода.

Исполнение традиционных родовых обрядов, включающих в себя древние обычаи предков, позволяет всем их участникам настраиваться на живительные токи природной среды. В такие моменты Земля-матушка вливает духовную силу в своих благодарных чад, не забывающих свои родовые корни. Укоренённые роды, духовные служители которых отчётливо осознавали эту зависимость жизнеспособности родовичей от их верности традициям предков, всегда свято берегли от любого поругания природу своей родной земли, пестовали свои традиции, охраняли свою субкультуру от внедрения в неё бацилл безродной общечеловеческой поп-культуры Запада, несущей в себе энергию разрушения, безнравственности и смерти.

В связи с этим, дабы добиться окончательного и бесповоротного уничтожения древних родов тем античеловеческим силам, которые инициировали этот процесс, к сожалению, удалось к настоящему времени практически повсеместно ликвидировать укоренённость таких родов. Формы и методы решения этой задачи применялись самые разные – от изощрённо иезуитских до откровенно фашистских.

На начальном этапе в сознание прежде всего молодого поколения массированно внедрялись идеологические концепции, отвергающие человеческую мораль как таковую при категоричном отторжении обычаев и традиций предков, что вызывало среди молодых родовичей цепную реакцию аморального поведения. Если духовные авторитеты рода теряли бдительность, а также способность выявлять и обезвреживать инородные негации, целенаправленно подрывающие нравственные основы рода, полный его развал при отсутствии даже малейших потенций к своему возрождению был всего лишь вопросом времени.

В случае удачного подрыва традиционной укоренённости какого-нибудь рода его большая часть однозначно вливалась в состав безродных урбанистов. Носители родовой субкультуры, а также те обычно немногочисленные представители рода, которые принципиально отказывались от собственной урбанизации, поскольку в силу своих убеждений незыблемо придерживались своих родовых святынь и искренне преклонялись перед своими предками, во здравии и счастии веками жившими в достаточно однородной социальной среде своих сородичей, по мере уничтожения привычных для них внешних жизненных атрибутов достаточно быстро вымирали на руинах родового благоденствия, после чего традиционная субкультура рода обрывалась на веки вечные. Историческая память рода, духовные свершения его пращуров, бесценный вклад в сокровищницу национальной культуры ныне стали никому не нужными когнитивными отягощениями, что выносит родовитости, как основополагающему явлению жизни народа, смертельный приговор.

Какие-то части рода, которые ещё некоторое время, возможно, пытались проживать на землях своих предков, наверняка с изумлением наблюдали за активным кочевьем на данной территории разнородных масс людей, которые не то что не вспоминали свою историческую Родину, а просто-напросто не знали, какого они рода-племени по происхождению, то есть однозначно относились к биомассе с вполне определёнными свойствами, заданными режимом умелой переплавки разнородного человеческого материала в каком-нибудь «плавильном котле», куда людей загоняли посылами комфортной, обеспеченной, ненапряжной жизни в своё удовольствие и себе на потребу. Естественно, через некоторое непродолжительное время кочевые манкурты сметали остатки осёдлых родов с их родовых мест проживания. Как правило, судьбы таких насильно разукоренённых родовичей были печальными.

Отдельные представители когда-то бывших осёдлыми родов, которым в течение какого-то времени удавалось по зову души группироваться в компактные общности в городе или на какой-либо даче, могли пытаться культивировать хоть какие-то традиции своих родов. Однако прекращение живительной связи с природой своей малой Родины достаточно быстро омертвляло такие попытки.

Таким был и есть убийственно эффективный механизм ликвидации родов, опоздавших вовремя адекватно отреагировать на поначалу неявную угрозу существованию своего исконного родостроя. Сегодня же полным ходом идёт зачистка ещё оставшихся анклавов осёдлого проживания родов, утративших родовой дух, переставших придерживаться традиционного уклада жизни, во многом копирующих городской стиль жизнедеятельности. У них нет никаких перспектив сохранения своей родовитости так же, как, к примеру, не имеет смысла тушить вовсю пылающий дом ковшиком с водой.

13.02.2014 – 14.06.2020







Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 27
© 08.03.2021г. Явогор Смоленский
Свидетельство о публикации: izba-2021-3037649

Рубрика произведения: Проза -> Эссе











1