Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

До кино уже не далеко


До кино уже не далеко

Рецензия на книгу Натальи Ложниковой

«Воронка времени»





ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

Астрахань. Солнце ласкает гладь Волги. Кто-то с визгом плещется на берегу с любимой собакой, привлекая внимание рыбаков и двух раздетых по пояс ребят у резиновой лодки. Переступая с ноги на ногу, щурится высокий чернявый мальчишка с лёгким пушком под разбитой губой. Подставляя спину знойным порывам ветра, он рассматривает песчаную отмель, как какой-нибудь капитан. Во взгляде чувствуется целеустремлённость и сила, несвойственные юному возрасту. Определённо, он − лидер, любому может дать сдачи или стерпеть лёгкую боль, а ещё − увлечённый – у ног покоится россыпь железного мусора, который он доставал с другом со дна, рискуя запутаться в изорванных сетях, расставленных в этом тихом и укромном местечке левобережной части Городского острова, поросшим редким штакетником камыша.

− Сколько они здесь резвятся? − интересуется Слава.

− Часа два, не меньше, − отвечает низкорослый, крепкий с виду Виталий, укладывая на дно лодки сумку с подводными масками, пластмассовое ведро, вёсла и полиэтиленовый пакет с одеждой. Компаньон с рыжеватой копной прямых и ломких как солома волос менее любознательный, тихий и рассудительный, точно судовой механик, не задаёт лишних вопросов, а делает только то, что велит «капитан». Не отрываясь от сборов, он добавляет, – У нас такой роскоши нет, к обеду тут будет не протолкнуться, а лишние глаза нам не нужны. Так что отчаливаем….

Виталий выводит «Деловую» за пределы стоялой воды с зеленоватыми коврами из ряски, залезая на борт, теряет равновесие, падает. Славка с минуту хохочет, а потом с тревогой смотрит по сторонам. К счастью, на поверхности реки появляется голова Виталия с шапкой из морских водорослей. Одна из них оползает на глаз мальчика.

− Ну вот, настоящий Кутузов!

− Скорее уж, водолаз. Смотри, что нашёл, − парнишка в руках держит пустой флакон из-под духов. Открывает крышку и нюхает. – Фу! Да здесь и духами не пахнет! Наверно, с какого-нибудь теплохода, – он бросает пузырёк в сторону отмели, у которой мерно покачивается красный буёк с полустёртым предупреждением.

Давным-давно здесь тонуло какое-то судно, отправляя на дно несметные богатства вместе с его пассажирами. То, что удавалось выловить, переходило в музей, остальное до сих пор собирают местные жители, в основном, мелочёвку, вроде старинных монет. За ними и охотятся искатели приключений.

Самой интересной находкой оказывается нечто, похожее на шар. Слава баюкает его в руках, как ребёнка, осторожно снимая ил. На шаре проявляется жёлто-коричневое пятно со слабым контуром рисунка. Шар приобретает форму глиняного горшка, расписанного замысловатым узором. Внутри оказывается пригоршня тёмно-зелёных монет.

− Ты глянь, какие узоры…

Его голос дрожит. Монеты по размеру чуть меньше современных пятирублёвых. На одной стороне вырисовывается чеканка слона с обречённым взором. На другой – цифры и мудреные слова, некоторые из них ему даже знакомы. Славка любил книги по истории, читал их запоем, отказываясь от интернета и, порой, от еды. На улицу выходил только когда его об этом просили родители. Мать при случае вырывала книжку из рук, а отец гремел пряжкой ремня, угрожая продать «Деловую», которую по выходным отдавал сыну с приходом «механика». «Так, книгочей, всё бросай и собирайся», − говорил друг с порога. «Сегодня у нас ловля сокровищей».

− Вот они…Сокровища, о которых ты говорил.

Предоставленная сама себе лодка упирается носом в буёк. Горшок выскальзывает из рук «капитана» и с хлюпаньем падает за борт. Вслед за ними уходят на дно и монеты, вращаясь от необычного кругового течения. Славка свешивает ноги с «резинки», опускает руку в воронку, чтобы поймать хотя бы одну и его вдруг утягивает под буёк. Виталий успевает схватить друга за руку, но неведомая сила переворачивает резиновую лодку….



ПЕРВОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ

Примерно так могло бы выглядеть начало чернового сценария историко-приключенческой повести Натальи Ложниковой «Воронка времени», если бы по ней изъявили желание снять полнометражный художественный фильм, правда, что получилось бы в итоге – неясно. Слишком много вязких, спорных моментов и их необходимо тщательным образом дорабатывать, чтобы донести смысл до зрителя. Тем более, что экранизации отличаются от литературного оригинала, иногда даже значительно. И дело не в вольности или лени кинокудесников, а в том, что сценарист не имеет права написать, что персонаж что-то почувствовал или о чем-то догадался просто потому, что эти действия невозможно визуализировать. А если автор произведения ещё и не внёс где-то ясности − додумывать и дописывать, если же не будет вязаться с остальным материалом, то просто выбрасывать. Фильм нельзя растягивать бесконечно, в то время, как писатель использует один единственный ресурс − собственное время. По сути, работа по написанию сценария во многом сходна с тяготами переводчика. Я пришёл к этому, трудясь над «Багряными облаками», по которым мне обещали сделать видеоигру. «Нужен сценарий, тебе как автору, это будет не сложно» − говорили зачинщики проекта, и поначалу я так и думал, пока не осознал, что перевод литературного произведения подразумевает не просто замену одних слов на другие, но и адаптацию смысла для носителя языка виртуальной реальности. Другими словами, пришлось переделывать всё.

Взять первый эпизод книги Ложниковой. Фактически я его переписал, опустив красочное представление Астрахани (в оригинале его тоже нет, но в сценарии оно не обязательно) и обрисовав в нарушение всех его шаблонов главных героев. Зато логическая цепочка стала ровной и если и вызывает сомнения, так только в отдельных фрагментах, над которыми стоит ещё поработать. Но это не главное. Теперь есть видение главной сцены. Оно упрощает задачу современным горе-сценаристам, при общении с которыми ещё Никита Михалков на конкурсе сценариев в знаменитом ВГИК´е говорил: «Что же вы пишете? Где русский язык?» Кино про людей давно разучились снимать, про супергероев – пожалуйста. Писатели уже давно бьют тревогу.

Для наглядности приведу выдержку из публикации Юрия Щербакова «Фальшивый «Грозный»: «после выхода на экраны ТВ сериала «Грозный»:

Русского народа и его великих деяний в сериале попросту нет. Есть мятущееся стадо, покорно встающее на колени пред венценосным злодеем, алчущим власти и крови. Есть бояре, пекущиеся только о том, чтобы остаться царьками в своих вотчинах. Есть отребье человеческое, палачи, убийцы, разбойники, распутники, составившие опричное войско. Есть, вроде бы, и светлые образы. Но у них, по воле сценариста, свои скелеты в шкафу…»

Отсюда недоверие астраханских писателей к кинокудесникам и нежелание предлагать им произведения, не ориентированные на то кино, которое ныне снимают. А если ещё и учитывать то, что их книги выходят скромными тиражами, становится ясно, что их ещё и не замечают. «Кропаютчто-то – и ладно, у нас есть свои сюжеты в загашнике…» − примерно так думают сценаристы, листая лонг-листы липовых премий. «Не промелькнёт ли там что-нибудь интересное?»

К этому стоит добавить, что экранизируют крупные произведения. Обусловлено это наличием благодатной почвы для сценаристов и возможностью ими же выкинуть лишнее без ущерба для прозаического полотна. В романах персонажи представлены более полно, у них есть «лицо», тогда как повести и уж тем более рассказы им по всем фронтам проигрывают. Вот и в «Воронке времени» − ни характеров центральных героев – Виталия и Славки, ни лиц, ни их внутренней сути, которая бы наглядно показывала чего они, собственно, стоят. Зато сюжет и повествование увлекательны – я с трудом отрывался от чтения. После серьёзныхи сильных творений Сергея Нуртазина, Марины Лазаревой и Юрия Щербакова «воронка» была своего рода отдушиной. Читалась легко и непринуждённо.

Первая часть повести вышла в 2017-м и снискала хвалебные отзывы. Возможно, поэтому недорабатывалась. Начинается она как рассказ, а вот ближе к финалу вырастает до повести. Расписалась Наталия? Как вариант, но я склонен думать, что произведение и не планировалось растягивать до более крупного формата. Иначе начало выглядело бы безукоризненно. Нет описания Астрахани, места действия, есть, с позволения сказать, два оболтуса, которые зная, что в окрест тонут люди, решают поискать недалеко от берега Волги сокровища. Почему именно там, ещё разъясняется – в стародавние времена затонуло судно вместе с людьми, груженное невиданными богатствами, а вот почему до сих пор это место не огорожено, не имеет предупредительных табличек и вообще – как его ещё не разграбили? Абсолютно неясно. Этого места должны были побаиваться, пусть не центральные герои, так рыбаки – уж они должны были как-то отреагировать на бездумную вылазку ребят. Ничего из этого Наталья не разъясняет, начиная сюжет с погружения в стихию волжского понизовья. Далее огрехи нарастают, как снежный ком, но что удивительно, во второй части, Ложникова берётся за дело всерьёз, и пожурить её за что-либо становиться проблематично. Всё-таки продолжение она писала три года и её проза в разы стала крепче за счёт наполнения. Ложникова научилась уделять внимание деталям и доводить описательные пассажи до совершенства:

«На темнеющем небе с красной шапкой набекрень всплывал закат. Он распластался на воде пузатым отражением. Ветерок, будто помелом, гнал по Волге мелкую рябь. И в этой ряби луна проложила дорожку. Дорожка делилась на несколько тропок, которые растворялись в темноте…»

В принципе, каждый уважающий себя член Союза писателей России на такое способен, но тем, кто хорошо знаком с вершинами Ложниковой, наверняка, будет аплодировать, как и большинство небезразличных к литературе людей, посетивших презентацию книги в библиотеке имени Крупской. Именно там прозвучала крамольная фраза (и не одна!) о переложении повести на язык киноискусства. До этого до небес возносилиИгоря Братченко и его поветь об Астрахани «Брезентовый парус», ему тоже советовали связаться с «кудесниками», но дальше оваций, советов и слов благодарности дело не продвинулось ни на йоту. Я подозреваю, он тоже засомневался в конечном итоге переложения повести в киноформат.

Но вернёмся к повести Ложниковой.

«Современные молодые люди попадают в эпоху Стеньки Разина, где их спасает девушка Ульяна и помогает вернуться в своё время. Однако, на этом приключения героев не заканчиваются, и уже юная астраханка из бурного 17 века переносится в суетный 21−ый…» − гласит аннотация к произведению. Обложка – красочная и глянцевая. С неё на читателя смотрят главные герои – Виталий и Славка. В центре − девица с редким и ласковым именем Ульяна, Кремль и приспешники Разина.

Роман Сорокин из Астраханской цифровой типографии подготовил книгу на твёрдую пятёрку с полюсом, что же прячется за обложкой?



РАЗБОР ПОЛЁТОВ

Сюжет повести местами перекликается с фильмом Андрея Малюкова «Мы из будущего». Посмотрел я его после того, как закончил читать произведение. И признаться, был просто сражен «глубиной мысли» и «силой патриотизма», каковые приписывают данному «киношедевру». Главная мысль в нём: «Это − не наша война!». Герои, попав в 1942 год, в течение всего фильма стараются вернуться обратно, лишь к концу ленты в них просыпается нечто похожее на патриотизм, да и то – вынужденно. Примерно то же самое происходит и в «Воронке времени», несмотря на то, что один персонаж – большой любитель истории. Уж он то должен был знать, чем богата история нашего города. Поведать об этом своему другу и раскрыть правду про «вольного атамана» Степана Разина. Могла бы сложится мощная завязка, тем более, что Разин, хоть и был дюже строгим, сохранял человеческое лицо, об этом в «Воронке времени» написано правильно:

Пленников завели в шатёр. Перед ними на деревянном кресле с высокой спинкой восседал человек в красной атласной рубахе с распахнутым воротником. Баранья шапка съехала набок, обнажив половину головы. Кудрявые, чёрные с проседью волосы закрывали крутой лоб. Около кресла стоял персиянин и обмахивал опахалом сидящего. Слева (тут подошло бы «поблизости») толпились казаки и что-то вполголоса обсуждали.

− Вот, батька! Лазутчиков привели! Гутарят мудрёно, не по-нашему. Могильник какой-то просят! – сказал остап и подтолкнул мальчишек к атаману. – Без креста оба. У-у, нехристи! На колени!

Он выхватил шашку и замахнулся. Славка криво усмехнулся (отчего – почему – непонятно) и сделал то, что приказал казак. Виталька весь как-то съёжился, замер, но потом тоже опустился рядом (хотя я бы на его месте с этим резину бы не тянул).

Как видно из текста, неубедительные места встречаются, но не так, как в самом начале до перемещения во времени. Они происходят, за исключением финального, посредством матушки-Волги. Вода формирует воронку и утягивает в неё двух закадычных друзей – Славку и Витальку, а позже, уже во второй части, Ульяну. Немного смущает описанная автором метаморфоза шара в горшок, потому как, во-первых, не слишком всё это стройно прописано, а во-вторых, в тексте встречается слово «кувшин». Далее начинается диалог рыбаков:

− Смотри! Тонет кто-то! – громко сказал один из рыбаков – угрюмый старик с глубоко посаженными глазами.

Молодой человек в серых шортах и очень загорелым телом не на шутку заволновался:

− Да пацаны это! Двое было. Эх, что же делать? Ныряльщики хреновы. Понесло их туда! Пойдём, спасателей найдём! Нам туда не доплыть!

…и они преспокойно себе удаляются, когда жизнь ребят висит на волоске. Рядом нет ни пляжа, ни спасателей, ни тех, кто мог бы взять на себя эту роль. Я как любой астраханец, купаться люблю и, бывало, видел, как людей достают из воды. Дело это, конечно же, не простое, особенно для старика, но ведь рядом снуёт резиновая лодка:

«…Виталька изловчился и мёртвой хваткой вцепился в пальцы напарника. Тот потянул его к себе, пытаясь втащить в лодку, но и сам оказался в бурлящем котле…»

…что, согласитесь, облегчает задачу рыбакам, которые самого потока не испугались, а пошли (не побежали!) «…вдоль берега, внимательно осматриваясь по сторонам. После вчерашних ужинов накануне здесь остались рыбные кости, рядом валялась кожура от печёной картошки». На Астрахань это очень похоже – и здесь я хвалю автора за натурализм, одновременно недоумевая, отчего рыбаки не искали, скажем, что-то похожее на бревно или сеть? Допустим, что даже искали, но по статистике для тонущего в тёплой воде необратимые последствия в мозгу наступают уже после четвёртой минуты! Спасателей обучают уложиться в 20-30 секунд, но героям произведения об этом, видимо, невдомёк...

Выныривают ребята уже в совершенно другой эпохе и по началу перемен не замечают, что выглядит неубедительно. К чему понадобился опус, каким именно профессиональным стилем плыл Виталий, особенно после того, как его спасал Славка? Ну, плывёт он себе и плывёт, что с того?Только для того, чтобы сказать «…в раннем детстве его водилав бассейн мать. Как она выражалась, «для выхода «дурной» энергии. Славка ему всегда завидовал (хотя позже осмелился, сломив сопротивление Ульяны, девушку поцеловать – значит, и у него энергия то была!)». Вообще странно, не обрисовав внешности героев, приписывать им определённые способности, вклеивая текст в не слишком удачные места. Складывается ощущение, что на персонажах она внимание особо не акцентирует. Творческий запал уходит целиком в описания (кстати, говоря, мастерские):

− Слава Богу! Живы!

− А вот одежонки-то нет! – Виталька чуть не плакал.

Приятели посмотрели на полоску земли и удивились: берег, вроде, тот, а вроде, и не тот! (не узнавание родных мест происходит с большим опозданием) Пятиэтажек не видать(?). Куда подевались – неизвестно! Повсюду разбросаны глинобитные мазанки, кое-где виднеются землянки, а в центре посёлка – три избы, будто три богатыря, охраняют людей.

Не вяжутся сюда пятиэтажки. В остальном – красота! Наличие образов – редкое явление для Наталии, особенно если судить по первым её книгам. Видимо, занятия в «Тамариске» пошли ей на пользу, обидно только, что когда я доводил до её сведения и про кувшин и про безликость героев, она не восприняла это всерьёз. Уделила внимание только Ульяне:

«…на речку пришла совсем юная девушка, гибкая, как лоза Тёмно-коричневая юбка «в сборку» до самой земли, светлая кофта с пышными рукавами до локтя и вышивкой у горловины. Голову покрывала небесно-голубая косынка. Тяжёлая чёрная коса спускалась ниже пояса. В правой руке она держала корыто с бельём. Рядом с ней в рубашке из холстины семенил босоногий малыш…»

Могу предположить, что Ложникова симпатизирует исключительно ей, она, как женщина лучше её понимает и, возможно, вживается в её образ настолько, что все остальные персонажи превращаются в фон. Это могло быть оправдано, если повествование велось от лица Ульяны или если бы Наталия писала рассказ, но повесть, состоящая из двух неравнозначных половинок, обязывает к большему. Возможно, в первоначальном варианте, когда произведение было в три раза короче и соседствовало с коротенькими рассказами-зарисовками, это воспринималось нормально, но теперь 200-т страничная проза даже не намекает, а требует таких обычных, в общем-то, описаний. Читатель должен видеть не только окружение, но и героев, более того, он должен их чувствовать и понимать.

Ребята настороженно относятся к этой ряженной парочке, а после того как незнакомцы забирают горшок (интересно, как он там оказался?), начинают питать к ним лёгкую ненависть. Вернуть свою находку мешает появление парусного судна. Друзья решают, что оно – часть массовки исторического фильма, который снимают на их малой родине и со словами «айда, подработаем на пивко» (этот момент умилил до глубины души), устремляются навстречу судну с бородатой командой. Мальчишек приводят к атаману и на советы своих подопечных сбросить с одной из башен Кремля, Разин заявляет: «Пущай остаются!» и определяет их хлопотать по хозяйству с наказанием: «Глаз с них не спускать!»

С этого момента пленники думают только о том, как вернуться домой. Разинцы отходят на второй план, что несколько обескураживает, особенно при сравнении с фильмом «Мы из будущего», где персонажи вращаются вокруг своих предков и понимают свою беспомощность при вхождении в настоящую жизнь без привычных благ цивилизации. Ложникова просто запирает их вместе с Ульяной, которая и даёт им представление того, что происходит в захваченный разинцыми Астрахани. Неплохой подход, хотя и значительно обедняет произведение, где Разин, как и сами мальчишки, какой-то безликий. Да, его хорошо обрисовала Ложникова во время допроса, но куда он потом растворился? Отчего не заходил проверить пленников и почему за ними присматривает только Ульяна? Я думаю, это вынужденный ход автора, побоявшегося внести такие детали, которые могли бы навредить произведению. В сухом остатке первая часть держится только на явлении Кирилла-градостроителя во сне «капитану». Священник благословляет ребят на богоугодные дела и обещает за их выполнениевернуть в своё время. Предсказание старца сбывается, что выгодно возвышает «Воронку времени» над творением Малюкова, придаёт глубинного смысла и понимания воцерковленности жителей Астрахани 17 века, ребята при этом становятся мудрее и старше. Особенно, Виталий. После возвращения домой он произносит: «Слава Богу, живы» в противовес славкиному: «Эх, воронка чёртова! Почти на дне побывали!», но дома у «капитана», хоть и с запозданием, просыпаются тёплые чувства:

«..Мамка-то стареет! Вон и прядь седая появилась – Он не отводил от неё глаз. – Пальцы огрубели. Жилки на ладонях выступили.

Защемило в груди. Как же раньше он этого не замечал? Наверное, потому, что мама всегда была рядом, как воздух, которым он дышал, как эта широкая река, где они купались с Виталькой».

Под занавес Ложникова закрепляет внутренний рост героев:

«На следующее утро Виталька постучал в дверь.

− Слышь! Говорят, фильм вышел новый. Поехали в город! Посмотрим! В «Октябре» идёт.

Они переехали на левый берег и не спеша поднялись вдоль крепостной стены. Чем ближе они подходили к Пречистенским воротам, тем сильнее у них стучали сердца.

− Чего-то не по себе! Сердце колотится так, как будто за мной гонятся! – поделился с другом Виталька.

− И у меня тоже!

Парни встали у ворот, оглядываясь по сторонам. Вдруг резко ударил колокол. Звук – мелодичный и протяжный – плыл, словно эхо далёкого, мятежного и сурового времени, которое навсегда осталось в душах невольных путешественников в прошлое.

Ребята посмотрели друг на друга и, не сговариваясь, перекрестились.



РЕДАКТУРА

Переправить в наш мир Ульяну, чтобы она по достоинству оценила перемены в облике Астрахани, впервые предложил, если не ошибаюсь, Борис Свердлов. В немного шутейской и одновременно мудрой манере он, привлекая внимание литстудейцев «Тамариска», обрисовал несколько возможных эпизодов, в помещении библиотеки имени Крупской повисла напряжённая тишина. А потом посыпались смелые варианты завсегдатаев студии, куда я периодически заглядывал, дабы узнать последние новости, послушать авторов и внести свою лепту в обсуждения их произведений. Надо признать, в критике всегда был односторонен и если и гнул свою линию, то обязательно до конца. Помню точно, что хотел посоветовать переправить вместе с Ульяной кого-то из разинцев, но меня кто-то опередил. Свердлов оспорил предложение, дав понять, что в таком случае у повести есть все шансы превратиться в пародию знаменитой комедии Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию». Однако, я считаю, что такой ход лишь обогатил бы произведение. Правда, разинцев в таком случае ждала бы незавидная участь – «обезьянник», психиатрическая больница и коротание дней в изоляции от остальных персонажей. Поэтому Ложникова сосредоточилась на первоначальном предложении. Сделала грамотный ход, дав понять читателям, как сильно Ульяна влюбилась в одного из героев, а именно – Славку, и подвела к тому, что единственная возможность избавиться от душевных терзаний − пойти и утопиться. А тут возьмём паузу и пораскинем мозгами. Девушка – набожная и идти на смертный грех ей не с руки. До этого мать свела её со знахаркой, и та посоветовала лечить хворь «травкой чудесной», что согласитесь, могло бы усугубить состояние девушки и подтолкнуть ко греху, а если сюда и добавить понимание того, что если ребята исчезли там то и там то (определённости в повести вы опять не найдёте, но речь идёт снова о Волге), то это логически дало бы Ульяне толчок исследовать загадочный участок реки и вот тут она могла бы начать и тонуть. Правда, нет загадочного горшка, тут сгодились бы монеты, рассыпанные при образовании воронки, куда и утянуло ребят.

Но даже если и девушка преступила черту, она проносит свою любовь сквозь пространство и время и что же мы видим? «Лицо девушки озарила улыбка, словно лампочка зажглась где-то внутри» (Она видит возлюбленного), а потом, когда ребята встречают в Кремле игумена и оставляют девушку в гостинице на месте, где стоял дом воеводы, она произносит сдержанно: «Благодарю, и лицо её освещает СЛАБАЯ улыбка» Любовь новоявленной послушницы непонятным образом угасает, точнее о ней далее не говорится ни слова. Ульяна кормит птиц, общается с убогим Стёпкой и познаёт понятие «душ». Ребята захаживают к ней, водят в кино, музей и устраивают экскурсию на теплоходе. Жителям Астрахани Ульяна кажется странной, но реагируют они на неё слишком резко, неадекватно – люди крутят у виска пальцем и думают только о том, как вызвать врачей, хотя странности не выходят за рамки нравственности и морали. Да, Ульяна набожная и чудаковатая, но почему её не пытается понять? Если б дело происходило в Москве – то понятно, но в Астрахани… Я не верю! Уж, простите, не верю. И тем более, в знакомую Славки, которая радуется, что он дерётся со своим лучшим другом, Виталием и хохочет от происходящего. Ребята дерутся из-за Ульяны. Виталька вдруг чувствует к девушке что-то вроде сочувствия, возможно даже, любви и кидается с кулаками на Славу. Обоих забирает стражи порядка и только после этого, когда в «обезьяннике» появляются смазливые девицы лёгкого поведения и приходят в неописуемый восторг от необычного говора Ульяны, чувствуется достоверность. Этот эпизод сильный, но не несёт смысловой нагрузки, так же как и сокамерники Витальки и Славки – зачем про них столько подробностей, когда дальше о них ни единого слова? Всё можно было бы обыграть образами, но…Автор решил обрубить их истории, в отличие от Стёпки, который хоть и дурачёк, вызывает сочувствие. В его существование веришь, его понимаешь, в отличие от Славы, променявший Ульяну на бездушную пигалицу, по вине которой драка и произошла.

На месте редактора я бы вернул рукопись автору – слишком много недоработок, но они странным образом не портят общего впечатления после прочтения. «Воронка времени» написана хорошо, и редактура вызывает уважение. Сейчас принято производить одну правку, вместо положенных трёх. Да и слово автора, в конечном счёте, решает, следует ли дальше чистить произведение. Для наглядности упомяну «Багряные облака» − я много что в них дописывал и исправлял. В первой редакции романа не было живого места – всё перечеркнуто и исправлено, я КАЖДЫЙ ДЕНЬ ходил к редактору и МЫ ВМЕСТЕ добивались усреднённого варианта, много спорили, искали подходящие варианты, а потом, когда все три правки прошли, мы взяли длительную паузу… И уже к «облакам» не вернулись – разбирать их более полугода – занятие непростое, где-то неблагодарное, а где-то и вовсе непосильное. Доправлял роман я уже, придерживаясь замечаний Анатолия Воронина и Вячеслава Белоусова, но и сейчас в нём находят огрехи. Что же получается – в Астрахани нет профессиональных редакторов? Именно так! Есть хорошие, и даже очень хорошие, как Юрий Щербаков, но профессиональные редакторы должны полностью себя отдавать редактуре, а ради этого всегда приходится чем-то жертвовать…

Кстати. Ежегодно в Астрахани отмечается День российской печати. Редакторы астраханских газет и работники типографий выставляют книги, журналы, брошюры. За успешную деятельность и высокий профессионализм получают награды из рук губернаторов или видных чиновников. Мне посчастливилось поучаствовать на одном из таких мероприятий в качестве автора книги «По образу и подобию». В виду того, что на редактуру, денег, увы, не хватило, я озаботился этим вопросом – прошёлся по филармомии между ярких стендов издательств и выяснил, что практически нигде нет редакторов! Именно тогда, в 2017 году я понял, насколько плачевно всё обстоит, особенно, когда я принёс пару брошюр редактору «облаков», и он нашёл в них существенные недоработки по тексту.

Нынешняя ситуация такова – профессиональных редакторов в Астрахани крайне мало, писатели – есть, и корректоры – имеются, а вот редактора – не найти, по этой причине большинство своих книг редактируют сами авторы, и я в этом вижу существенный минус.



В ИТОГЕ

Суммируя всё вышесказанное, приходим к объективной оценке, что книга подготовлена и издана на весьма пристойном уровне. Те недочёты, на которые я указал, можно исправить в дальнейшем, если автор сочтёт это необходимым. Самое главное, Наталья Ложникова – очень талантливый, сильный прозаик. Её герои – люди, которым свойственно ошибаться, и пусть её персонажи где-то переигрывают или выглядят глупо – они всё равно остаются с людьми, что немаловажно на фоне бульварных романов с громкими именами, но не характерами.

Ложникова – мастер сюжета, острой интриги, красот пейзажа, характеров с женским лицом. Её героям веришь, сочувствуешь, но при одномусловии − если она следовала логике характера персонажей.Увы, это не всегда у неё получается. Где-то не хватает усидчивости, где-то времени, а где-то смелости подойти и поинтересоваться к коллегам по писательскому цеху, как бы они поступили в той или иной ситуации и – что немаловажно – как отобразили бы это у себя. Что до развязки сюжета – она очень сильная, и я советую всем прочитать «Воронку времени» целиком – с ней вы обязательно почувствуете вкус настоящей истории, вкус жизни обычных людей, а не сказочных персонажей, к которым многие из нас так привыкли. И даст бог, повесть всё-таки экранизирует, она интересна и зрима, а значит, до кино уже не далеко…











Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 23
© 01.03.2021г. Максим Жуков
Свидетельство о публикации: izba-2021-3031504

Рубрика произведения: Разное -> Литературная критика


















1