Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Учёный рассказал о социальных связях в эпоху пандемии


Учёный рассказал о социальных связях в эпоху пандемии

Учёный рассказал о социальных связях в эпоху пандемии
Трудности и разобщают, и сплачивают

Российский социолог, декан факультета социальных наук Московской высшей школы социальных и экономических наук Виктор Вахштайн рассказал о «работе» социальных связей в чрезвычайных ситуациях, о том, что такое «сообщество судьбы», как общество реагирует на новые болезни и чем эпидемии похожи на войны.

Отказаться от мифов

Итак, что же происходит с социальным порядком, социальными связями, коллективными представлениями в ситуации пандемии? Если проанализировать, сколько у человека социальных связей, по-настоящему близких людей и друзей, а также знакомых и приятелей, то можно выяснить, как устроена структура доверия, сколько там сильных и слабых взаимодействий. Если это дружеские связи, то необходимо периодически встречаться, обсуждать новости, вникать в вопросы личной жизни, интересоваться настроением. Если это спортивное сообщество, важно состязаться, участвовать в совместных тренировках. И т. п. Делать нечто для того, чтобы социальные связи не размыкались.

Некоторые полагают, что карантин и самоизоляция — это огромный удар по солидарности граждан, и ничто так не разрушает общность людей, как эпидемия. В огромной степени это миф. Как в литературе описывается порядок в осажденных и карантинных городах? В первых он описывается как невероятное сплочение людей, укрепление их общности и солидарности. Во вторых — все иначе. В них царство одиночества и уныния. Каждый один на один со своими заботами.

В действительности все ровно наоборот!

Если оценить возникновение реакций на самоизоляцию, на то, что происходит в зараженных территориях, то вместо уныния, напротив, можно увидеть сплочение, солидаризацию, формирование нового социального видения мира.

Происходит это, безусловно, при определенных условиях. Современный социолог Питер Бер описывает, при каких обстоятельствах в карантинном городе возникает новый тип социальной общности. В 2003 году эпидемия атипичной пневмонии заперла Бера и его студентов в Гонконге. Город оказался в международной изоляции. Именно в этот момент Бер понял, что его судьба связана с судьбой огромного количества незнакомых ему людей. При этом он стал замечать мощнейшее изменение социальных связей, социальных практик. Гонконгский университет начал бить тревогу в отличие от правительства КНР. Пекин признал эпидемию, после чего густонаселенный город был изолирован. И, тем не менее, уже через несколько недель появились интерактивные карты, которые описывали сценарии распространения эпидемии, возникли волонтерские движения, мощные информационные проекты и краудфандинговые платформы. Бер назвал весь этот процесс, комплекс процессов, «сообществом судьбы». Данная общность возникает не из чувства любви людей друг к другу, не из симпатии, а из осознания общей судьбы, которая их связывает.

Для того чтобы в карантинном городе возникло это удивительное чувство сообщности и солидарности, должны выполняться семь требований. Первое из них — распознавание общей угрозы. Информация о ней должна достичь каждого человека. Второе — продолжительность испытания. Единичные травматичные события, разорванные во времени, не формируют такого рода «сообщества судьбы». Третий ключевой фактор — это изоляция. Территория должна быть отрезана от остальной страны или остального мира. Четвертый — моральная плотность. Это понятие описывает то, насколько люди сильно спаяны и сплочены, насколько ваши друзья являются друзьями друг для друга. Если все знают всех, то моральная плотность очень высокая. Пятый фактор — это материальные ресурсы. Там, где нечего ставить на кон, игра не начинается. И очень важны два последних пункта. Это социальные ритуалы и оси конвергенции.

Социальные ритуалы — это новый тип социальной практики после объявления карантинной блокады. То, что позволяет продемонстрировать новую форму общности. В Южной Италии, например, летом 2020 года это были аплодисменты в адрес врачей. Люди выходили для этого на балконы и аплодировали. Некоторые даже пили друг с другом вино, подвешивая бокалы на спиннинги и чокаясь ими через улицу.

Оси конвергенции — это то, насколько сильны основания для солидарности, идентичности людей, самоосознание людей как единого целого. Например, до эпидемии в Гонконге 69% жителей ощущали себя гонконгскими китайцами, жителями Гонконга. И только 26% ответили, что они просто китайцы. После эпидемии те, кто называл себя просто китайцами, стали называть себя гонконгскими китайцами. А последние стали называть себя просто гонконгцами. И уже никто в Гонконге не хотел называть себя просто китайцем. Так городская идентичность становится сильнее, чем этническая.

А что происходит, если есть все пункты, кроме оснований идентичности? Это ситуация 1885 года в Монреале. Машинист поезда, католик, почувствовал себя плохо. Обратился в госпиталь. «Обращайтесь к своим». Оттуда его направили в другой госпиталь. Там то же самое. В результате разного рода инструкции, религиозные предрассудки, социальное ранжирование и неприятие представителей одной общности представителями другой общности привели к тому, что в Монреале возникла вспышка оспы. Отсутствие общей идентичности людей привело к распространению инфекции.

По зову ума и сердца

Таким образом, можно говорить о двух принципиально разных сценариях трансформации социальных связей. Это семь пунктов Бера, возникновение «сообщества судьбы». Во втором же случае города раскалываются на части, и люди обвиняют друг друга в распространении вируса, становятся враждебными друг другу.

Внутри этих сценариев видны еще несколько сценариев. Это атомизация общества* образца Москвы 2020 года. Следующий сценарий — солидаризация по типу Гонконга 2003 года. Третий сценарий — поляризация образца Монреаля 1885 года. Можно говорить и о четвертом сценарии: сильные связи становятся еще сильнее, а слабые — исчезают. Растет круг виртуальных знакомств, виртуального общения. Складываются новые сообщества. Свой вклад в архитектуру общения вносят технологии, новые коммуникационные платформы, соцсети.

— Большинству людей кажется, что за последний год круг общения у них не изменился. Но это не совсем так. С одними людьми мы стали общаться больше, с другими — меньше. Перед кем-то нам даже становится стыдно, что мы не позвонили, не пришли, не ответили на сообщение, — отметил Виктор Вахштайн.

Произошло немыслимое: половину жизни мы с кем-то общались, и вдруг эти люди исчезают в некой дымке. А те, о ком забыли, вдруг становятся более значимыми для нас.

Для социологов остается ключевым вопрос об изменении структуры солидарности людей и коллективного действия. Ведь возможны третья и четвертая волны распространения коронавируса. По мнению ряда экспертов, он будет адаптироваться к человечеству и наоборот примерно 5–10 лет. Куда и на что будут направлены человеческие солидарность и общность? Уплотнение социальных связей неизбежно приводит к коллективным действиям в той или иной форме. От партизанских действий до прорывов в социально-политической жизни, культурной, интеллектуальной и прочих сферах.

Радует, что социально активные представители молодежных сообществ переживают трансформацию социальных связей естественным для них образом. А именно вкладываясь в новые проекты, инициируя самые разные идеи, направленные на преодоление разобщенности людей, на помощь слабым — старикам и детям. Начиная с марта 2020 года волонтеры вместе с работниками социальных служб принимали заявки и осуществляли доставку гражданам лекарств, продуктов питания, предметов первой необходимости. Невзирая на опасность заражения коронавирусом, они делают это и сейчас.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 01.03.2021г. Вячеслав Девятков
Свидетельство о публикации: izba-2021-3031364

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


















1