Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Великая Клоповия, том XIII, 43


Великая Клоповия, том XIII, 43
ГЛАВА 43

Околачивались при ореховой общине двое подслеповатых жуков и сладкими посулами своими соблазняли многих духовных чад и затаскивали тех в бездну долгов неоплатных. Два жука-пискуна в те годы жили-поживали да добра наживали за счёт наивности клопов и клопиков: жуки-пискуны торговали одним воздухом, но так ловко обставляли свою кипучую обманчивую деятельность, что слепцы, не разузнав и не вникнув как следует в суть дело, покупались, шли у них на поводу и, разумеется, гибли в тенётах обещаний. Сии обманщики, посулив доверчивым «горы золотые и реки, полные вина», получив от глупцов всё нужное и вытянув и высосав из них почти до самого донышка, до последней копейки, бросали глупцов и оставляли их с длиннющими носами-хоботками. Пискуны умело наживались на бедствиях народных: прекрасно видя, сколь тяжко, туго живётся духовным деткам при отце их благодетеле, что детки сплошь задолжали наставнику родному непомерные суммы денег, а что расплатиться им с учителем совершенно нечем, ибо пусты у них мошны, а в сундучках отродясь денег никаких не лежало, пискуны завлекали клопиное стадо сладкими посулами выдачи ссуд, и причём на весьма выгодных условиях. Глупцы слепые покупались на этот явный обман, брали у пискунов ссуды под оплату долгов, а когда наступал срок выплаты долга по векселю, оказывалось сразу в тот день, что вексель был ненастоящим и что ссуда выдана была фальшивыми монетками, а зато вот к уплате требовали настоящие, всамделишные фёны! Поздно прозревшие простофили кипятились и ярились, да ничего тут не попишешь: пискуны ловко их, глупцов и слепцов, окрутили и связали по ножкам и лапкам, никуда уже от них не дёрнешься, не сбежишь. Поздно прозревшие лихорадочно и сумбурно метались взад и вперёд, но ничего не могли предпринять такого дельного, чтоб избавиться от довлеющего над ними долга.
   «И что прикажете нам делать?», восклицали должники. «Сами ж полезли в болото, сами и вытаскивайте себя из трясины», холодно, безучастно и надменно советовали должникам жуки-пискуны. «Но ведь мы ничем не владеем». «Почему это ничем не владеете? А как же дом, в котором вы сами проживаете?» «Ну так ведь мы же сами в доме живём, и как прикажете поступить?» «Это ваша головная и зубная боль, нашу компанию ваши невзгоды нимало не волнуют; у вас хватило ума влезть по самое темя в болото, сами и вылезайте». «А как же наследники наши, личинки малые? что с детками будет? куда детки наши потопают?» «Сами кашу заварили, сами кашу эту и расхлёбывайте, а компанию финансовую не привлекайте: лавочка наша делами благотворительности не занимается». «И что ж им, бедным, по дворам теперь шататься, покуда полиция не схватит да в участок не отведёт?» «Сами влезли в болото, сами детей сделали беспризорниками, сами вот за поступки ваши и ответ несите, наше сообщество никакой уголовной ответственности за это не несёт, то исключительно ваше упущение, а компания наша не имеет ничего общего с невзгодами вашими, никакого касательства к проблемам, вопросам воспитания, решительно никаких!» «Но вы нас заранее о том не уведомили, потому мы не считаем себя должны уплачивать долги по векселям», возмущались должники. «Не продадите сами, судебные приставы домами вашими в таком случае принудительно займутся, и тогда вам от них явно не поздоровится». «Угрожать вы нам вздумали?» «Пока что сие не угрозы, а ласковое упреждение о возможных последствиях неуплаты долгов», насмешливо отвечали жуки-обманщики. «Мы не обязаны платить большие суммы таким, как вы, щелкопёрам и мошенникам!» «Поверьте: вы нас никакими, любезные, упрёками не проймёте: правда за нами!» «Это почему?» «А вы у нас в долг деньги брали?» «Брали». «Мы нам их ссужали? отказывали вам в выдаче нужных сумм?» «Ссужали, выдавали», в смущении бубнили должники в ответ за железную логику жучков-пискунов. «Ну так ведь долг платежом красен: что взяли, отдавайте нам обратно!» «А не с чего нам отдавать долги». «Поразительно глупо и нелогично рассуждаете: Пытанию задолжали, Едуну тоже задолжали, и новые наставники сядут, им тоже задолжаете. А кого себе на помощь позвали? Наше сообщество: выпросили у нас ссуд, а теперь уплачивать долги нашему обществу отказываетесь. Стыд, срам, просто неслыханная наглость!» «Вы, когда у вас одалживали денежки, ни словом не обмолвились о том, каково станет нам чрез эти ваши махинации; вы ничего нам не сказывали за кабалу». «Сие же без толкований всякому понятно». «А надо втолковывать: ведь не у каждого голова на плечах шибко варит, мы клопики тёмные, и вы подло воспользовались нашим легковерием, навязали втёмную, точно лиходеи, кабальные условия, не уведомив о последствиях».
   На эти оправдания пискуны надменно прыснули: «Не подумали , так неужели мы сами за вас думать обязывались?» «Домов своих в век века не продадим: в них нам самим и деткам нашим ещё жить, жить и жить». «Ну, это уже приставы решат, каково с жилищами и скарбами вашими поступать, а вы сами, коли платить не хотите, то покамест домой к себе идите, за вами придут судейские». «Суды и расправы, как видим, только в отношении обездоленных рьяно тут действуют, а как деток наших от злых родичей защищать, так те ж самые приставы баклуши бьют, слепота сразу на них нападает». В ответ на колкое заявление мошенники сцедили: «это не к нам, это, любезные, в городское правление письма и жалобы отправляйте, а мы за это не ответчики; пускай из ратуши по этому поводу скажут, не мы законы эти сочиняли, не мы их толковать берёмся». «Зато у вас хватило наглости очень ловко эти законы объезжать, используя себе во благо и в ущерб обездоленным слоям населения!» «Что поделаешь: такова нагота жизни». «Отдавать под суд невиновных, так что поделаешь, нагота жизни, а как умело и вовремя истолковать статью закона, так тумана такого напускаете, что в облаках ваших совсем не продохнёшь». «Подите-ка домой, за вами придут, освободите помещение!» «Придут... Нет, это за вами придут!» «Не стращайте нас вымыслами вашего расстроенного воображения!»
   Прихождаху приставы и изгоняху жильцов из домов их за долги; и не бе сочувствуяй бедным, и вся сущая чада с ними страждаху, с тяжкiя лапки судебных приставов поганых. (1687)    Изгоняли этих хозяев с великим шумом и посрамлением, словно каких лиходеев, и не брали судебных приставов ни писк детишек малых, ни стоны, ни мольбы, ни упрашивания, то были истинные идолища поганые, с сердчишками каменными, с душонками мелкими и ядовитыми и чернилами насквозь пропитанными. Были в судебных приставах в те дни хотя бы отголоски жалости, не учиняли бы они злодейства, не выгоняли бы на улицу семейства клопиные, не продавали бы те дома их с молотка: кто больше даст, кто щедрее заплатит. Пристав есть сущий зверюга, низкая тварь и гадина, в приставе нет ничего, что свидетельствовало бы о жизненности, о совести, о жалости, то механизмы бесчувственные: им скажут: «выгребайте пенсии», они хватают чужие стариковские, инвалидные пенсии, а прикажут сим выродкам: «прикончите беспокойных правдолюбов!», судебные те приставы рады прикончить кого угодно. А потом ещё обеляют себя: «то не наша воля, это нам приказано». Простите, но такие шутки не пройдут! Раз вы, уродцы, взялись за потрошение должников, не отнекивайтесь, что вам это весьма по душе! Тот, кому безбожие не по нраву, никогда не согласится работать на ниве потрошения и взыскания долгов с населения! Вы же, уроды низкопробные, подло получаете от своей поганой деятельности явное удовольствие, как маньяки, мучающие в лесу своих беззащитных жертв. Должник ― существо в ваших бельмах абсолютно бессловесное, вы вытворяете над должниками, что душонка ваша чёрная пожелает. И не надо убеждать нас в обратном: кто не желает быть душегубом, никогда не пойдёт работать ни врачом, ни палачом! А коли пошли, значит, испытываете тайное побуждение ко зверствам и мучительствам.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 27.02.2021г. Лаврентий Лаврицкий
Свидетельство о публикации: izba-2021-3029892

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1