Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Заглядывая вперёд Главы 4 - 6


ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

В шесть часов вечера в дверь квартиры Чистовой позвонили. Ярослав стоял на пороге, прислонившись плечом к стене. Он мило улыбался и протягивал букет отборных белых роз. Аромат дорогой туалетной воды, безупречный костюм, выбритый до блеска подбородок всегда шокировали Леру. Ярослав был чересчур правильным, слишком интеллигентным, идеальным во всех отношениях. И с этим Лера согласиться никак не могла. Гржебовский по часам вставал, по часам пил кофе, принимал душ, обедал. По выходным дням он ходил в бассейн или на теннисный корт, а отпуска проводил с мамой на даче под Москвой, где целыми днями валялся в гамаке и покрикивал на мать, раздражаясь по пустякам. Время от времени у приятеля прорывались властные нотки, или ни с того ни с сего на него накатывала волна обиды. С Валерией эти штучки не проходили.
Она сделала вид, что рада гостю, и пропустила его в переднюю.
- Самой красивой женщине на свете самые красивые цветы! - улыбнулся Ярослав своей обворожительной улыбкой, протягивая Лере розы.
"Как всегда галантен и хорош! Нечего сказать! - подумала Валерия, принимая розы. - Но и я не хуже!"
- Спасибо, - чмокнула она приятеля в гладко выбритую щеку. - Ты очень мил.
Лера была выше среднего роста, нормального телосложения, с роскошной копной рыжеватых волос и большими темно серыми глазами. В её облике было что – то похожее на средневековую герцогиню. Ее длинные стройные ноги, обтянутые старенькими джинсами, высокая грудь всегда выводили Ярослава из состояния равновесия. Он потянулся губами к губам подруги, но она, ловко увернувшись, подставила щеку.
"Чем-то огорчён, - отметила про себя Валерия. - Наверное, обиделся на меня за тот утренний разговор. Может, это и к лучшему. Рано или поздно нужно приходить к одному концу".
- Что случилось, Славик? - Лера взяла друга под локоть и проводила его в комнату.
- Ничего, Лерочка. - Ярослав с силой притянул Валерию к себе, но она высвободилась из его объятий.
- Что с тобой сегодня? Ты холодна, как айсберг.
- Ничего.
- Ты не рада мне?
- Рада.
- Тогда почему отталкиваешь? Я ужасно соскучился.
- У меня сегодня плохое настроение.
- Скажи, как долго ты собираешься мучить меня? - Ярослав взглянул на Валерию с нескрываемым чувством горечи и обиды. Его черные, как зрелые каштаны, глаза сверкнули, зрачки сузились.
- Я тебя мучаю? - Валерия скорчила невинно - удивленную гримаску. - Каким же образом? Объясни.
- Я устал ждать твоего хорошего настроения, - горячо заговорил Гржебовский. - Мне уже тридцать четыре. В этом возрасте люди давно уже имеют семью, детей. . .
- Так что же тебе мешает завести семью? - перебила его Лера.
- Ты же знаешь, что я люблю тебя, - невозмутимо продолжал Ярослав. - Ночью закрываю глаза и вижу твое лицо, твои глаза, ощущаю
твои волосы, твое тело, слышу твой голос. Эти видения становятся навязчивыми. Я хочу видеть тебя каждый день и не во сне.
- Это все лирика, Славик, - остановила друга Валерия, шутливо взъерошив его густые черные с матовым отливом волосы. - Надо трезво оценивать жизнь. Я тоже люблю тебя, но. . . – замялась она, - как друга, как брата, и вряд ли смогу полюбить тебя по настоящему.
- А как же наши с тобой отношения?
- Рано или поздно все должно было бы закончиться. Я не хочу тебя тешить никакими надеждами. Это нечестно и непорядочно.
Ярослав достал из кармана пачку "Парламента ".
- Можно? - спросил он, вынимая сигарету.
- Пожалуйста, кури.
Он чиркнул зажигалкой и обиженно отвернулся к окну, нервно затягиваясь сигаретой. Было заметно, как дрожат его пальцы.
"Господи! Как хочется иногда простого рабочего мужика! - вздохнув, подумала Валерия. - Хочется прижаться к его небритой щеке, когда он приходит с работы домой. Хочется, чтобы он обнял тебя сильными, крепкими руками и поцеловал от души так, чтобы ноги подкосились! Хочется смотреть, как он с наслаждением хлебает щи и жует жареную картошку. А потом, после душа хочется, чтобы он взял тебя на руки и отнес в спальню. Надоели все эти маменькины сынки с их вечным сюсюканьем, которым родители до седых волос вытирают носы и кормят с ложечки манной кашей. Которые не то что за тебя, за себя постоять не могут. У них баба должна быть одновременно и домработницей, и нянькой, и держимордой, и адвокатом на тот случай, если, не дай бог, их обидят или оскорбят. Ладно, все бы ничего. Я не боюсь никакой работы: и полы вымою, и обед сварю, и магазины обегаю в поисках дешевых продуктов, но они-то, простите, и гвоздя в стену вбить не могут. Их, видите ли, родители этому не научили, потому что с детства им вдалбливалось лишь одно: что они гениальны. И поэтому правильных Игоречков, Славиков, Сашенек, Петенек маменьки и папеньки водили за ручки на курсы английского языка и в музыкальные школы, где они пиликали на скрипочках, а дома закатывали родителям истерики, что курсы иностранных языков и музыкальные школы им по барабану, и что видали они в гробу и белых тапках гребаных преподавателей. Но их все равно продолжали туда пихать. Потом, когда любимые чада немного подросли, им изо дня в день вбивалось в их башку, что профессию нужно выбирать престижную, ну, например, та кую, как дипломат, финансист или, на худой конец, врач-гинеколог - опять же, левые деньги. Какое там призвание! Какая любовь к людям! Деньги - вот истинный движитель современной жизни! А каким способом их можно заработать, это уж дело техники и практики. Мой Ясенька, как ласково называет его матушка, из той же плеяды. "Ясенька, - ну и придумают же имечко! - ты не проголодался?" Или: "Ясенька, как у тебя на работе? Ты не очень устал, детка?" А Ясенька после эндотрахеального наркоза целый час руки с мылом моет, хоть и работает в резиновых перчатках! Брезгует".
- Пойми, Славик, мы не пара. - Валерия подошла к другу и обняла его за плечи. - Ну что за семейка у нас получится? Только представь себе: ты сутки дежуришь, я сутки дежурю. А если дети пойдут? Я, между прочим, хочу иметь двоих, нет, троих детей. Ты с ними будешь заниматься? Нет. А мамуля твоя с ними сидеть будет? Конечно же, не будет. Ты укоризненно качаешь головой. Я что-нибудь не так сказала? Прости, Гржебовский, но насколько мне не изменяет память, матушка твоя прежде всего любит себя. выходит, все повиснет на мне: и дом, и дети, и ты.
Ярослав молчал, грустно глядя на Леру.
- Ты, Славочка, хоть раз в жизни поджарил себе яичницу? - продолжала Валерия. - Нет. А носки когда - нибудь выстирал? Тоже нет. Тебя этому не научили. Жаль. А я не желаю записываться в домработницы. Я - женщина современная и независимая.
Вот тут-то Валерия солгала. С какой нежностью и любовью она вспоминала Фарида. Вот о каком муже она мечтала ! Фарид отвечал всем ее строгим требованиям: скромный, деликатный во всех отношениях, немногословный, нежный, ласковый муж и заботливый отец. Как повезло Розочке, она за ним, как за каменной стеной. Такому мужу Валерия отдала бы всю себя без остатка.
- Да, и вот еще что, - добавила она чуть слышно. - Когда супруги работают в одном учреждении - это просто безобразие!
- Наверно, ты права, - на удивление спокойно согласился Ярослав. - Я никчемный человек. Но сердцу не прикажешь. . .
- Да, сердцу не прикажешь. . . - Валерия повернула приятеля к себе и провела рукой по его волосам. - Ты не обижайся. Ладно? А то я наговорила тебе кучу гадостей. Еще встретишь хорошую женщину, устроишь свою жизнь. Ты же у нас такой красавец и умница! Только вот тебе совет: выбирай себе пару попроще, чтобы с твоей мамой ужилась. Все, все, больше не буду. - Она чмокнула его в щеку и вышла на балкон. - Какая же на улице красотища! Давай немного пройдемся. В такую погоду грех дома сидеть.
Ярослав промолчал. Валерия почувствовала, что своим молчанием он бесит ее еще больше.
"Нужно выпроводить его любыми путями, - подумала она. - Иначе я его просто придушу!"
Ярослав потушил недокуренную сигарету и медленно поднял голову.
- Мое присутствие тяготит тебя, я знаю, - сказал он металлическим голосом. - Ты правильно сказала: незачем хитрить и изворачиваться? Насильно мил не будешь. . .
Он не спеша убрал в карман пиджака сигареты и зажигалку и вышел из квартиры. Валерия видела, как он садился в машину, но даже не соизволила махнуть ему на прощание рукой.
" Так, наверное, будет лучше , - решила она про себя. - И для него и для меня".

ГЛАВА ПЯТАЯ

Утром, заскочив на ближайший рынок, Валерия купила рассаду многолетних цветов и поехала на кладбище. Она ненавидела эти последние приюты бренных тел, пристанища вечного покоя и тишины. Она также не понимала ротозеев, которые праздно шатаются по кладбищенским асфальтированным дорожкам и с любопытством разглядывают чужие памятники и надгробные плиты. Она пулей пролетала к могиле матери, быстро делала все необходимое и так же стремительно, не оглядываясь по сторонам, возвращалась к машине.
Весна в этом году наступила ранняя. Снег давно уже стаял, и земля, пропитанная влагой, источала неповторимый аромат, который
бывает только в апреле. Деревья, в основном тополя, подернулись легкой бирюзовой дымкой, и казалось, будто заботливая рука медсестры смазала серые ветви зеленкой. Солнце сильно припекало. Проказники воробьи чирикающей ватагой обступили лужу и, растаращив крылышки, один за другим плюхались в нее.
Небольшими детскими грабельками Валерия сгребла с могилы сопревшую прошлогоднюю листву, протерла тряпкой надгробную плиту.
"Ах, мамочка, как мне тебя не хватает! - глотала она слезы. - Некому приласкать, пожурить, надоумить. Жизнь не складывается: ни семьи, ни детей. Годы проходят, лучшие годы".
Выкопав неглубокие лунки в земле, Лера посадила в них рассаду, слегка примяла землю рукой и обильно полила водой из пластиковой бутылки.
Из состояния задумчивости ее вывел чей-то пристальный взгляд. Крепко зажав в одной руке черенок лопатки, в другой грабли, Лера резко обернулась. На соседней могиле стоял атлетического телосложения молодой мужчина. Видимо, у Валерии в тот момент было такое испуганное лицо, а орудия защиты так угрожающе сверкали на солнце, что незнакомец, немного смутившись, произнес негромким голосом:
- Я испугал вас? Простите, не хотел. Вы были так заняты работой, что даже не заметили, как я подошел.
"Я никогда его здесь не видела", - подумала Валерия, не выпуская из рук орудия защиты.
- Ваша мама? - вежливо спросил незнакомец, кивнув на надгробную плиту.
- Да... А у вас кто похоронен? - в свою очередь задала вопрос Лера.
- Отец, - помедлив, ответил молодой человек.
- Я вас раньше никогда здесь не видела. . .
- И не мудрено. Я живу в другой стране.
Теперь, немного успокоившись, Валерия с любопытством разглядывала мужчину. Рост средний, фигура спортивная, короткая стрижка на темно русых волосах, лицо немного бледное, но открытое и симпатичное. Безупречный костюм черного цвета, белоснежная сорочка и темный галстук придавали незнакомцу немного старомодный вид.
" На вид ему лет двадцать восемь-тридцать", - отметила про себя Валерия. - А может, моложе. Трудно определить".
- Вы очень любили своего отца? - спросила она.
- Я его вообще не знал, - откровенно признался незнакомец. - Он умер, когда мне было несколько месяцев.
- Странно! - Валерия забыла про рассаду и теперь, не отрываясь, смотрела на своего неожиданного собеседника.
"Может быть, зов крови тянет его на могилу родного человека? - подумала она. - У горцев, например, сильно развито чувство памяти и долга".
- Вы простите, что я лезу к вам в душу. - Лера старалась подыскать нужные слова, чтобы случайно не обидеть незнакомца. - Сейчас молодежь на аркане не затащишь на кладбище. Дети не помнят о родителях, которые умерли совсем недавно, а вы говорите, что вовсе не знали своего отца.
- Видите ли... - Пауза.
- Валерия, - не зная почему, Лера назвала свое имя. Может быть, потому, что внешность молодого человека располагала, и она уже не испытывала страха к нему.
- Видите ли, Валерия, мой отец был прекрасным человеком. Мама много рассказывала мне о нем, и я считаю своим долгом сохранить
память о нем.
- Ваш отец умер молодым? - догадалась Лера. У нее сыграл профессиональный инстинкт. За два года работы в реанимации она так и не смогла примириться со смертью молодых людей.
- Его убили, когда ему было двадцать семь лет. Мой отец был знаменитым хоккеистом, нападающим одного известного московского клуба. Это было заказное убийство.
"Да, гримасы судьбы! - с горечью подумала Валерия. – Живет человек, работает, любит, растит детей, а какая-то мразь, которая и по земле-то ходить не имеет права, вот так запросто лишает его жизни".
Она уже верила каждому слову своего собеседника. Он говорил с неподкупной искренностью и затаенной горечью. Теперь Валерию разобрало чисто женское любопытство.
- Скажите, а преступника нашли? - Она стояла, вытирая чистой тряпкой руки, испачканные землей и с участием смотрела на молодого человека.
- Нет. Честно говоря, его и не искали. Видите ли, Валерия, заказные убийства - особая категория преступлений. Зачастую за ними стоят крупные фигуры, добраться до которых порой невозможно. Да, в общем, никто и не старается докопаться. Так, немного пошумят для порядка по телевидению, в газетенках промелькнет пара статеек и
на этом дело заканчивается.
- А я думала, что раньше не было такого безобразия, как сейчас, - призналась Лера.
- Это безобразие было, есть и будет во все времена, - горько усмехнулся парень. - Однако, пустыми разговорами я отвлекаю вас. Простите. . .
- Я уже почти все сделала. Осталось только посадить рассаду.
Валерия присела на корточки, искоса поглядывая на соседнюю могилу, быстро посадила в лунки цветы, забросала их землей и полила водой.
- Вот теперь все. К сожалению, мне пора. Приятно было с вами познакомиться.
- Но я не назвал своего имени. Борис. . .
- Надеюсь, - Валерия говорила очень искренне, - мы еще увидимся.
- Возможно... - Молодой человек оставался стоять на том же самом месте, где его первоначально заметила Лера.
"Однако, странный человек, - пронеслось у нее в голове. – А что, собственно говоря, я теряю? Актриса Муравьева в одном из фильмов правильно заметила: " Знакомиться лучше всего на кладбище ".
- Я на машине. - Валерия подошла совсем близко к могиле, за оградой которой стоял молодой человек. - Если хотите, могу подбросить до метро.
- Спасибо. Я побуду еще немного. . .
Она мельком взглянула на могильную плиту и прочла:

" КЕЛЛЕР БОРИС ГЕРМАНОВИЧ
18/3 - 38 - 22/7 - 65
ТРАГИЧЕСКИ ПОГИБ "

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Вернувшись с кладбища, она залезла в душ. И только она включила воду, как раздался звонок в дверь.
"Кого еще несет нелегкая?! - подумала Лера с раздражением. - Не буду открывать!"
Однако, когда она вылезла из ванной, звонок повторился.
Валерия накинула махровый халат и подошла к двери.
- Кто там? - тихо спросила она.
- Тетя Лера, к вам можно? - За дверью стояла Катька, соседская девочка шести лет.
- Ты что, опять одна? - спросила Валерия, открыв дверь. - А мать твоя где?
- Убираться пошла.
Катька жила вдвоем с матерью. Надя растила ее одна без мужа, не получая от него ни копейки на воспитание дочери, поэтому вкалывала на трех работах, чтобы как-то свести концы с концами. Насколько Лера помнила, Катькин отец ни разу не появлялся в их доме.
"Вот кобель! - с ненавистью подумала про него Лера. - Сделал ребеночка - и в кусты! А мать - расхлебывай".
- Давай, заходи. - Валерия пропустила девочку в квартиру и закрыла за ней дверь. - Почему ты не в садике? И кто тебе разрешил выходить на лестничную площадку? Тебе ведь мама строго - настрого запретила!
- Я болею, - объяснила Катька. - Я вам несколько раз звонила по телефону, только вы трубку не снимали.
- Меня дома не было. А что у тебя болит?
- Сейчас ничего, а утром болел живот.
- Ну-ка ложись, я посмотрю.
Девочка с удовольствием растянулась на диване, спустила брючки и трусики. Валерия помяла ей живот, пощупала печень, осмотрела склеры глаз.
- Язык покажи, - попросила она.
Катька послушно высунула язык.
- Рвоты, поноса, температуры не было?
- Не - а.
- Поднимайся. Ты здорова, сейчас мы будем пить чай.
Счастливая девочка с восторгом кивнула головой. И пока Лера хлопотала на кухне, она подошла к журнальному столику, на котором стояла большая хрустальная ваза с белыми розами на длинных стеблях.
- Какие красивые цветы! - разинула рот Катька.
Она подошла поближе, дотронулась пальчиком до шелковистых лепестков, до глянцевых листьев, до колючего стебля. Потом, наколовшись на шип, она отдернула палец и потянула его в рот.
- А кто вам их подарил?
- Благодарный пациент, - солгала Лера. Цветы были подарены Гржебовским.
- Вот здорово! Мне бы такие! - с завистью протянула девочка.
- За чем же дело встало? Вот вырастишь, станешь врачом, и тебе тоже будут дарить цветы.
- Не-а! Я буду полицейским.
- Почему именно полицейским?
- Потому что они смелые, никого не боятся и здорово дерутся.
Меня вчера Мишка ударил. Знаете, как больно! Вот я вырасту, стану полицейским и так ему врежу, что он полетит, как воздушный шарик!
Валерия снисходительно улыбнулась и потрепала Катьку по рыжей голове. Она обожала эту маленькую, милую, непосредственную девчушку и всегда старалась найти хоть немного времени, чтобы пообщаться с ней. Катька вносила необъяснимое душевное спокойствие в нелегкую противоречивую жизнь молодого врача.
- Хочешь посмотреть какой-нибудь мультик?
- Хочу, - кивнула Катька. - Поставьте свой любимый. Какой ваш любимый?
- "Спящая красавица".
- Ставьте "красавицу", - с видом знатока заявила девочка.
Валерия вставила кассету в видеомагнитофон и прошла на кухню.
- Катюш, ты будешь что-нибудь есть? - крикнула она с кухни маленькой гостье.
- Буду.
- Ясно.
Катька никогда не отказывалась от предлагаемого угощения. Она могла есть в любое время дня и ночи, в пище была неприхотлива и съедала все до последней крошки. Несмотря на это, девчушка была на редкость худа и бледна, будто ее постоянно морили голодом. Надя, ее мать, удивлялась и нередко повторяла:
- Не в коня корм. Копия - папаша!
Валерия приготовила сладкий чай, положила на тарелку печенье и сухарики, поставила вазочку с вареньем, после чего усадила Катьку за стол.
- Пей и ешь, - сказала она. - Будет мало, положу еще.
Вдруг зазвонил телефон. Валерия нехотя сняла трубку.
- Привет. Это я! - раздался в трубке голос Гржебовского. - Почему ты мне не позвонила, что едешь на кладбище?
- А ты думаешь, я бы без тебя не справилась?
- Ну, зачем ты так? Я бы тебя проводил, - обиделся молодой человек.
- Как тебе известно, я тоже на машине, и дорога для меня хорошо знакома, - огрызнулась Валерия.
- У меня такое ощущение, что тебе доставляет удовольствие заводить меня.
- Я и не знала, что ты такой заводной. Зачем же ты тогда звонишь мне по нескольку раз в день?
- Потому что люблю тебя!
- Тетя Лера, а можно мне еще чаю? - громко спросила Катька, отодвинув от себя пустую кружку.
- Подожди, Славик, я сейчас...- Валерия отложила в сторону телефонную трубку, налила девочке чая, бросила в чашку два куска сахара и легонько подтолкнула Катьку с кухни. - Иди, в комнату, я сейчас приду.
- Кто у тебя? - спросил Ярослав с нотками ревности в голосе.
- Ребенок.
- Какой еще ребенок?
- Соседский.
- Ты что, в няньки записалась?
- Ага. Приезжай, вместе понянчим.
- Как-нибудь в другой раз.
- С вами все ясно. Ну, пока! - Валерия повесила трубку. На душе у нее остался скверный осадок.
- Тетя Лера, вы из-за меня с дядей поссорились? - Катька, виновато улыбаясь, стояла рядом и тормошила ее за рукав.
- Что ты, малышка! - Лера нежно обняла девочку. - Даже не думай об этом. Ты сыта?
Катька утвердительно кивнула.
- Тогда мы сейчас пойдем с тобой гулять. Как ты смотришь на это?
- Ура!!! - Катька подскочила от радости и захлопала в ладошки. - А вы мне мороженое купите?
- А тебе мама разрешает на улице есть мороженное?
- Разрешает.
- Тогда куплю.
Они прошлись по бульвару, посидели на лавочке. Катька покачалась на качелях, поиграла в песочнице и потянула Валерию к палатке с мороженым. Девчушка с удовольствием съела эскимо на палочке, затем выпросила пакет картофельных чипсов. Погуляв так часок, они вернулись домой.
А тут и мать Катюши пришла с работы. Не обнаружив дочь дома, она позвонила соседке.
- Моя у тебя?
- Получай свою дочь, - сказала Лера раскрасневшейся после мытья полов Надежде. - Она покушала, можешь ее пока не кормить.
Катька нежно обняла Валерию за шею и поцеловала в щеку.
- Тетя Лера, - шепнула она ей на ухо. - Я вас так люблю!
- Я тоже тебя очень люблю, моя хорошая!
- Спасибо тебе, Лера, - сказала соседка.
- Да не за что.
"Давно бы уж пора своих детей завести, а не чужих нянчить - подумала с горечью Валерия".
Она прошла в комнату, настроила приемник на волну "Радио ретро", села в кресло, откинулась к спинке и прикрыла глаза.
"Борис, - пронеслось у нее в голове. - Надо сделать так, чтобы наша встреча с ним повторилась".






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 25.02.2021г. Рикарда Фернандес
Свидетельство о публикации: izba-2021-3028176

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


















1