Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Оружие бога - Главы 13-14


                                                               Глава 13


         – Вы собрались с кем-то воевать? – спросил меня глава гильдии. – Зачем вам, светлый, столько наёмников?
         – Я уже объяснил, – сухо ответил я. – На дорогах грабят, а я еду с женой!
         – Объяснили, – согласился он. – А теперь послушайте меня. Если вы хотите тащить с собой толпу бойцов, я их найду. Но можете мне поверить, что они вам не понадобятся и задержат в пути. Вы взяли только двух охранников, да ещё без брони, потому и пострадали. Я предлагаю нанять шесть латников, которые защитят вас от любых разбойников. Они не только сами прикрыты от стрел, доспехи есть и на лошадях. Кожаные, но их достаточно. У нас не бывает больших ватаг. Собирается всякое отрепье по пять-шесть человек, а если их становится больше, посылают егерей, которые проводят чистку. Луки у разбойников не боевые, а охотничьи, а то и вовсе самоделки, поэтому и вы в карете не пострадаете, разве что поранят лошадей. Но могу побиться об заклад, что на вас никто не нападёт. Разбойников на дорогах мало, а таких дурных, чтобы стрелять в латников, нет вообще! У каждого из наших бойцов будет по два арбалета, из которых они стреляют без промаха!
         – И во что мне обойдётся ваша охрана?
         – Сто золотых за бойца и сотню заплатите за карету с кучером. Не спешите отказываться! Вы не доберётесь до столицы меньше чем за декаду, а потом нашим людям столько же возвращаться обратно. В столице своя гильдия, поэтому их вряд ли кто-нибудь наймёт. И учтите, что они сами оплатят свои расходы. Обычный наёмник обойдётся дешевле, но вам их понадобится в три раза больше. Если вас не устроят наши цены, можете поискать бойцов по трактирам. Сразу могу сказать, что потеряете много времени и не будет уверенности в том, что от вас не сбегут.
         – Когда всё будет готово? – спросил я, развязывая сумку.
         – Сегодня вы уже не уедете, а к завтрашнему утру подготовимся.
         – Здесь пятьсот монет, – сказал я и выложил на стол тяжёлый кошель. – Недостающие две сотни доставит слуга. Он же скажет, когда отправимся. Возможно, завтрашний день проведём в Роделе.
         Денег в сумке хватило бы рассчитаться, но нужно было ещё зайти к мастерам. Гильдия наёмников располагалась недалеко от «Гордости Роделя», поэтому я не взял коня. Расспросив довольного главу, я узнал, как добраться до башмачников и портных. Когда уже собирался уйти, он меня остановил:
         – Подождите, светлый, хочу кое-что вам предложить. Я понял из рассказа о нападении ватаги, что у вас нет с собой слуг. Это так?
         – А разве ваша гильдия занимается слугами? – удивился я.
         – Обычно не занимаемся, но это особый случай. У нас была семейная пара, которая нанималась для охраны в Роделе. У князей и заков есть дружинники, но иногда потребность в защите возникает у простых дворян и купцов. Эти двое прекрасно справлялись со своими обязанностями, но не так давно, защищая клиента, нарушили планы одного очень влиятельного зака. Он оказался мстительным, поэтому нашим людям пришлось уйти из гильдии и теперь нужно как можно быстрее покинуть город. Они решили податься в столицу, но даже хорошим бойцам рискованно отправляться в такой путь вдвоём. Если возьмёте их, получите и слуг, и охрану. Латники защитят в пути, но не будут ходить за вами хвостом и носить вещи. Неприятности могут случиться и в трактирах или во встречных городах, а вы были сильно обеспокоены безопасностью жены...
         – Пусть приезжают вместе с остальными, – сказал я. – Посмотрим на них, а потом решим, брать или нет.
         Закончив разговор, я отправился на соседнюю улицу, где была лавка портного. Хождение не заняло много времени, но мастер мне отказал.
         – Поверьте, светлый, что это никак не возможно! – прижав руки к груди, убеждал он меня. – Я с удовольствием взялся бы за пошив, но даже дорожный наряд для княгини не сделаю меньше чем за три дня, а на праздничное платье уйдут семь дней, да и то только в том случае, если я брошу всю остальную работу! Вы можете обратиться к другим, но клянусь богами, что они скажут то же самое!
         Я понял, что он не врёт, поэтому не поехал к башмачнику. Если столько мороки с платьем, с обувью провозятся не меньше, а я не хотел терять время. С заказами ничего не получилось, а я находился рядом с гильдией наёмников, поэтому не стал связываться со слугами гостевого двора, а вернулся в неё и сам расплатился. Заодно сказал, что выезжаем сразу после завтрака. Я хотел сходить к ювелиру, но решил заняться этим позже. Сначала нужно было вернуться и убедиться в том, что с любимой всё в порядке. После рассказа Леры о том, что кто-то пытался забраться в комнату, я постоянно о ней беспокоился. Знал, что ничего не должно случиться, а беспокойство не отпускало. И только когда услышал из-за двери голос жены, испытал облегчение.
         – Придётся ехать в том, что есть, – сказал я ей. – Купим только украшения, а если пригласят на приём, будет повод отказаться. Быстрее приедем в столицу.
         В дверь постучали, и я разрешил войти.
         – С вами хочет говорить зак! – поклонившись, передал слуга. – Он остановился у нас со своей дочерью. Вести?
         – Веди, – разрешил я и обратился к жене: – Дорогая, пересядь на кровать. Это противно этикету, но дозволяется в дороге.   Можно заставить его стоять, но не будем проявлять гонор. Если это тот зак, которого я видел в застольной, то он мне понравился.
         После стука в дверь в комнату вошёл тот самый мужчина, о котором я говорил Лере.
         – Прошу прощения за беспокойство! – обратился он ко мне, перед этим почтительно поклонившись жене. – Я узнал, что вы ездили в гильдию наёмников, и хочу спросить, не в столицу ли держите путь?
         – В столицу, – ответил я. – Хотите присоединиться?
         – Хотелось бы, – подтвердил зак. – У меня своя карета, но денег достаточно только на дорожные расходы и небольшую охрану. Если бы ехал один, мог бы рискнуть, но со мной дочь. Не хотелось бы поступаться честью и обращаться за ссудой к купцам. Одно дело забрать своё и совсем другое – брать в долг. В столице мне будет нетрудно его вернуть, но об этом могут узнать! Вы должны меня понять, светлый!
         – Ничего не имею против того, чтобы ваша карета ехала рядом с нашей, – сказал я. – Чем больше народу, тем безопасней, да и в пути будет не так скучно.
         – Тогда позвольте представиться! – просиял он. – Я Барк из столичного рода Крезов. Наверное, вы не жили в Зарбе? Сужу по вашему удивлению. В королевстве есть столичные Крезы и два семейства заков с таким же родовым именем, с которыми у нас нет родства. Дочь зовут Деей, ей шестнадцать лет.
         Я назвал себя и жену, сказал, когда думаю выехать, и он, ещё раз извинившись за беспокойство, ушёл.
         – Он соврал, – улыбнувшись, сказала Лера. – Денег у них достаточно, просто хочет сэкономить на охране.
         – Я тоже так подумал.
         – Ты предположил, а я узнала! Знаешь как?
         – Ну расскажи. Вижу же, что не терпится.
         – Я использовала магию! – поведала она. – Разделилась, подвела к заку одну половину и слиплась. Наверное, так делают и морши, потому что я слышала не только то, что он говорил, но и мысли. При разговоре они совпадали со словами, но когда он молчал...
         – А со мной можешь попробовать? – поинтересовался я. – Морши не просто читают мысли, они ещё как-то меняют память. Может, и ты сумеешь передать мне свою мысль и услышать, что я подумал в ответ?
         «Ты меня слышишь? – прозвучал в моей голове голос Леры. – Я уже слиплась».
         «Это хорошо, что мы можем так переговариваться, – мысленно ответил я. – Только не вздумай во мне чего-нибудь менять. Найдём для этого другого».
         «Конечно, я не буду менять, – отозвалась жена, – но можно я в тебе побуду и посмотрю память? Здесь так много интересного!»
         «Мои походы в дом любви или развлечения в трактирах? – хмыкнул я. – Ладно, смотри. Мне нечего от тебя скрывать».
         «Ты никуда не уйдёшь? Я не теряю связь, когда ты ходишь по комнате, хотелось бы узнать, до какого расстояния она сохранится».
         – Сейчас возьму коня и съезжу к ювелирам, – голосом ответил я. – Нужно купить украшения. Если дадут хорошую цену за жемчуг, им и расплачусь. До ужина должен успеть. Лежи, я закрою дверь своим ключом.
         Я вышел из комнаты, думая о том, какие ещё сюрпризы принесёт нам жемчужина Керра. Присутствие во мне жены никак не ощущалось, поэтому я не знал, разорвалась связь или она следит за поездкой моими глазами. Попробовал об этом спросить, но не получил ответа. Я уже видел довольно большую ювелирную лавку, когда ездил в гильдию наёмников, поэтому не стал спрашивать о других. Встретивший хозяин узнал, что я приехал без сопровождения, и направил слугу присмотреть за конем.
         – Прошу вас, светлый! – пригласил он, дождался, когда я усядусь в кресло, и сел сам.
         – Мне нужны украшения для жены, – начал я объяснять, не дожидаясь его расспросов. – Так получилось, что у неё с собой только простое платье, а я не хочу задерживаться для пошива другого. Нужно что-нибудь очень богатое, чтобы скрасить скромность наряда.
         – Какая ткань платья? – спросил он. – Голубой шёлк... Могу предложить очень дорогой набор украшений из бриллиантов. В нём колье, серьги и браслет. Эти украшения подойдут не только к голубому, а к платью любого цвета. Сейчас я его покажу.
         Он ненадолго вышел, а когда вернулся, протянул мне небольшой, украшенный резьбой футляр. В нём на чёрном бархате лежали выполненные из золота украшения с довольно крупными алмазами. Не ожидал увидеть такую роскошь у провинциального ювелира, да ещё в лавке, у которой нет охраны.
         – И сколько это стоит? – спросил я.
         – Три тысячи, – назвал он довольно скромную цену. – Продаю так дёшево, потому что это не моя работа. Я сам заплатил столько же, а теперь не могу продать. В столице можно было бы получить больше, но мне некого послать, да и опасно...
         – У меня нет с собой столько золота, – сказал я. – Если хотите, могу расплатиться прекрасным жемчугом. Он у вас быстро разойдётся.
         – Покажите, – попросил ювелир. – Я должен его оценить.
         Жемчуг понравился, но цена оказалась ниже той, на какую я рассчитывал.
         – Дам две с половиной сотни за штуку, – сказал он. – Только куплю при условии, что у вас найдётся два десятка жемчужин.
         Я согласился, но попросил его ненадолго выйти, чтобы добрать недостающий жемчуг из висевшего на груди кошеля. Рассчитавшись, уложил в сумку футляр и золото и простился с ювелиром. Начало темнеть, поэтому поспешил вернуться на гостевой двор. Было неосторожно ездить с такими ценностями без охраны, но я понадеялся на то, что городское ворьё побоится связываться с загром. Добрался без приключений и, избавившись от коня, поднялся в свою комнату. Перед тем как открыть дверь, предупредил жену, чтобы не получить от неё болт. Первым делом отдал футляр, а потом переждал восторги и спросил, что выяснила со связью.
         – Потеряла, когда ты спускался по лестнице, – продолжая рассматривать себя в зеркало, ответила Лера. – Почему-то стало очень страшно, и я сразу вернулась в комнату. Какая прелесть! Даже не верится, что это моё! Расплачивался жемчугом?
         Я рассказал о визите к ювелиру, а потом пошли ужинать. Сумку с золотом, в которую положили и футляр, взял с собой. В комнате был денежный ящик, но в нём оставили одно серебро. Не знаю почему, но не было у меня доверия к здешней прислуге. Когда нам принесли еду, в застольную спустился зак с дочерью.
         – Садитесь за наш стол, – пригласил я. – Заодно ближе познакомимся с вашей дочерью.
         В Зарбе заков следовало называть «достойными», но так говорили все, кроме князей. Могли называть и князья, но такое обращение было уместно к незнакомым, а не к тем, кто набивается в попутчики. Он всё понял правильно и не обиделся. Отодвинул стул, помогая сесть дочери, и сел сам.
         – Благодарю вас, светлый, – сказал Барк. – Это и есть моя дочь Дея, о которой я вам говорил.
         Девушка была красивой, но очень маленького роста, на голову ниже моей жены. Дорожный костюм не скрывал хорошей фигуры, и у неё были замечательные волосы: густые, чёрные и блестящие.
Подбежал подавальщик и принял у них заказ. Ужин принесли почти сразу, и мы занялись едой. Разговор возобновился, когда поели.
         – Не скажете, почему вы оказались далеко от столицы, да ещё с дочерью? – спросил я.
         – За ней и ездил, – без большого желания ответил он. – Дея вышла замуж за одного из заков Роделя, но ей не повезло. У родни её мужа была вражда с другим семейством, и его убили. Имение досталось брату, а дочь я забрал. Здесь она была бы приживалкой, а в столице найду мужа. Говорил, чтобы не выходила замуж за этого Горда, так нет! У неё, видите ли, любовь! Это у меня младшая дочь, старшую устроил в столице. Есть два сына, а жена, к сожалению, умерла. А для чего вы едете в Актанар? Это поездка на время, или думаете там осесть?
         – Второе, – ответил я. – Хочу купить приличный особняк и стать столичным князем. Не знаете, сколько он может стоить?
         – Трудно сказать... – задумался Барк. – Цена будет зависеть от места и от самого особняка. Если очень примерно, то от трёхсот до пятисот тысяч. Можно найти и дешевле, но где-нибудь на окраинах. Если хотите, могу предложить свою помощь и гостеприимство. Не зная столицы, в ней трудно что-либо сделать. И ещё вам нужно принести присягу королеве, иначе не будет прав столичного князя. Титул признают, но не возьмут на королевскую службу и не продадут землю, если захотите купить. Во многом другом тоже будет меньше прав, например, в дуэлях. То же и у княгини. Многие, несомненно, будут приглашать вас на приёмы, но она не сможет прийти ни на один свободный. Будут и другие неудобства.
         – А почему многие? – спросил я.
         – Ну как же! – ответил он. – У нас много загров, но это или беглецы из простонародья, или молодые дворяне без титулов, которые приезжают на время для развлечений. Бывают купцы, но редко. Приезд вашего князя – это событие для столичного дворянства, и я вообще не слышал о князьях, которые захотели бы остаться. К тому же вы взяли в жёны нашу женщину, и это тоже вызовет большой интерес!
         Мы недолго поговорили и разошлись по своим комнатам.
         – Я узнала много нового, – сказала мне жена, когда заперли дверь, разделись и легли в кровать. – Ты разговаривал с заком, а я слиплась с его дочерью. Этикет в Зарбе во многом отличается от того, который я получила с памятью Ольты.
         – А как ты смотришь память? – поинтересовался я.
         – Задаю вопросы, а вы начинаете вспоминать. Непонятно, почему сами этого не замечаете. Так что будем делать? К тебе, как к загру, могут проявить снисходительность, а меня ославят.
         – Ты же узнала различия, вот и постарайся ничего не нарушить, – посоветовал я. – Если в них есть что-то важное для меня, потом скажешь.
         – Шутишь? – обиделась жена. – Керр вколотил в меня своей магией одни правила жизни, а сейчас я узнала о других, да ещё очень немного. А чтобы узнать всё, нужно или урвать у этой Деи кусок памяти или без конца задавать вопросы!
         – А сможешь урвать? – спросил я.
         – Не знаю, – ответила она, – нужно пробовать. Слушай, а что, если я поеду с ней, а ты будешь в карете с заком? Даже если ничего не получится с переносом памяти, я смогу многое узнать. Заодно потренируюсь на ней в магии.
         – Я думаю, что Барк не будет возражать, – ответил я. – Только тренируйся осторожно, чтобы его дочь не повредилась в уме! И сама не подцепи у неё ничего лишнего, например, любовь к убитому мужу.
         – Мне хватит одной любви! – засмеялась она. – Ты уже к ней готов?
         Мы долго любили друг друга, а потом в обнимку заснули в моей комнате. В той, которую сняли для Леры, не было ничего ценного, поэтому её вещи забрали только утром. Перед тем как идти завтракать, я проверил, прибыли ли наёмники. Рядом с гостевым двором стояла окружённая восемью всадниками карета, в которую впрягли четырёх лошадей. Я подошёл ближе и спросил, кто из них главный.
         – Я главный, светлый, – отозвался пожилой наёмник, лицо которого было помечено шрамом. – Звать Артом Ганзаем. А это ваши слуги.
         Слугами были высокий и широкоплечий мужчина лет сорока и стройная, но некрасивая на лицо женщина, которая была на голову ниже его. У них, как и у остальных наёмников, к сёдлам были прикреплены небольшие арбалеты и хватало другого оружия. Вот одежда ничем не отличалась от той, которую обычно берут в дорогу, и на лошадях не было кожаных доспехов, как у латников.
         – Я Бар из рода Сажей, – представился мне слуга, – а это моя жена Стела. Хотелось бы узнать, что вы решили.
         – Оплачу дорожные расходы, – ответил я. – Другой платы не ждите. Если будем вами довольны, предложим постоянную службу. Тогда не обижу в деньгах. Это устраивает? Теперь скажу то, что касается всех. Если будем драться, я вам за это доплачу За убитых золото получат их родные, причём намного больше, чем оставшиеся в живых. Надеюсь, что никто из вас не будет из-за этой разницы подставляться под стрелы. Сейчас мы позавтракаем и сразу уедем.
         После этого разговора я предупредил управляющего, чтобы оседлали наших коней. Ехать собирались в карете, но лишние лошади в дороге не помешают. Когда возвращался в свою комнату, встретился с заком.
         – Прикажу, чтобы приготовили карету, – сказал он после приветствия. – Мы уже поели и собрались, так что вас не задержим.
         Мы тоже собрали вещи и не засиделись за завтраком, поэтому вскорости выехали. Первыми скакали четверо латников, за ними ехали кареты, а самыми последними двигались остальные охранники и слуги. От нашей езды было много шума, да и в карете трясло, несмотря на мягкие сидения. Когда выехали из Роделя, шум стих и тряска стала почти незаметной.
         – Надо будет проверить наших слуг магией, – сказал я жене. – Сможешь это сделать сейчас?
         – Сейчас я могу слипнуться с тобой, но не с ними, – ответила она, передёрнув плечами. – Как только подумала о том, что моей половине нужно выйти на ходу из кареты, накатил такой страх!
         – Керр требовал, чтобы мы закрыли глаза и не двигались, – вспомнил я, – а маг в столице Дерма вообще нас усыпил. Сказал, что так намного легче работать.
         – Сегодня пасмурно и ветер, – сказала Лера, выглянув в окошко. – Смотри, какие облака! Наверное, будет дождь.
         – Это не страшно, – отозвался я. – Дорога сухая, и от одного дождя не будет грязи. Охранники намокнут, но сейчас тепло, а мы оплатили все неудобства. До обеда далеко, поэтому можешь со мной слипаться и смотреть что хочешь.
         Дождь так и не начался, и мы долго ехали, пока не увидели трактир. Я выбрался из кареты и помог спуститься жене. С собой взял сумку с золотом и украшениями.
         – Разрешите, светлый, я её понесу, – предложил Бар.
         – Понесёшь другие, когда остановимся на ночлег, – отказал я. – Эту сумку я ношу сам.
         Подошёл зак с дочерью, и мы вместе вошли в трактир. Обед был неплохим, но после кухни «Гордости Роделя» его ели без удовольствия.
         – Предлагаю вам пересесть ко мне, – сказал я Барку, когда возвращались к каретам, – а девушки пусть едут вдвоём. И им будет не так скучно, и нам найдётся, о чём поговорить.
         Он без возражений забрался в мой экипаж, а дамам помогли сесть слуги. Они же присмотрели за лошадьми, пока обедали латники. Когда двинулись в путь, заморосил дождь.
         – Хорошо, что сегодня прохладно, – сказал зак, расстегнув ворот. – Я вижу, что вы прекрасно переносите жару, а я малость располнел и, когда жарко, сразу начинаю потеть. Дома это не доставляет неудобств, а в дороге достаточно неприятно. А ведь скоро станет намного жарче!
         – Сочувствую, – отозвался я. – Можете расстегнуть ворот шире. Барк, вы не расскажете о столичном дворянстве? Меня в первую очередь интересуют двор королевы и самые влиятельные из князей. Вы правильно заметили, что я никогда не был в Зарбе. Когда-то прочёл книгу о вашем королевстве, но ей уже лет сто. Я жил в приморской провинции и в ту пору совсем не интересовался соседями. Слышал кое-что, но большинство из услышанного оказалось выдумкой.
         – Это не так легко и потребует много времени, – сказал Барк. – Пока скажу самое основное. Вы, наверное, читали, что королева не правит, а сидит на троне раззолоченной куклой? Возможно, когда-то так и было, но сейчас вся власть в руках нашей Геры. Конечно, она учитывает интересы дворянства, в первую очередь князей, но правит сама. Её первый помощник и самый влиятельный вельможа при дворе – это канцлер Герд Дорен. Он всего лишь зак, но его силе завидуют многие князья! Из министров стоит упомянуть двух. Это командующий армией князь Кер Рошдак и глава казначейства зак Мор Бруз. Ещё при дворе большое влияние у командира королевских гвардейцев князя Армана Оффура. Это и всё, если не вдаваться в подробности.
         – А муж королевы? – спросил я. – Неужели у него нет никакого влияния?
         – Нет самого мужа, – ответил зак. – Всем известно, что его отравили год назад, но об этом не принято говорить. От брака с ним у королевы родился один сын, которому сейчас девять лет. По закону он не может наследовать трон, поэтому нашей королеве придётся ещё раз выйти замуж. Допускается родить наследницу от любовника, но вряд ли наша Гера на такое пойдёт. Ничего, ей только двадцать пять, а рожать можно до сорока. Нам долго ехать, поэтому я успею рассказать о придворных всё, что знаю сам. Вас интересовали князья. Многие из них имеют в столице дворцы или хотя бы особняки, но постоянно живут меньше трёх десятков. Самых богатых и влиятельных только четверо. У каждого из них свой двор, который пышностью мало уступает королевскому. Не буду перечислять членов их семей и прочих родственников, которых довольно много, назову только глав родов. Это князья Орен Никод, Перс Ландор, Сильвер Дерик и Марш Оккард.
         – И в каких они отношениях с королевской властью? Вряд ли все в восторге от того, что королева захватила власть.
         – Вы правы, – кивнул Барк. – Это сделала не нынешняя королева, а её мать, но любви к нашей Гере у них нет. Формально поддерживают и выполняют указы, а подспудно их саботируют и находятся в оппозиции. Борьба за власть была всегда, многие вообще не занимаются ничем другим. Одни борются между собой из-за королевских милостей, а другим этого мало!
         – А к каким относитесь вы? – спросил я. – Если не хотите, можете не отвечать.
         – Ни к каким, – ответил он. – В молодости было всякое, но я уже достиг своего потолка. Получил наследство и оставил королевскую службу. Детей пристроил и доходов хватает, а развлечений в столице достаточно и без того, чтобы рисковать своей головой. Старший сын это уже понял, надеюсь, что поймёт и младший.
         – Не посоветуете, чем заняться мне, если не получится устроиться при дворе? Какая в столице самая влиятельная служба? Армию можете не предлагать.
         – Это трудно. Были бы вы без титула или хотя бы заком... Самая влиятельная служба – это тайная, но она служит князьям, а не наоборот. Князю пристойно служить первым лицам или самой королеве, иначе будет умаление чести. Я думаю, что вам не нужно ломать над этим голову. Если принесёте присягу королеве, она найдёт вам службу.
         Он рассказывал о дворянах столицы до остановки на ночлег. Ещё не стемнело и можно было долго ехать, но из-за усилившегося дождя решили остановиться во встреченном трактире, тем более что к следующему должны были приехать ночью. Слуги помогли девушкам выйти из кареты и занялись вещами, а мы с Барком направились к хозяину. Я снял у него две комнаты для себя и для Сажей, а остальные меня не интересовали. По договору они должны были заботиться о себе сами. Как я узнал позже, наёмники и кучера после ужина отправились спать на сеновал. В этом трактире мне не нравилось всё. Мясо приготовили так, что мы не стали его есть, а небольшие комнаты не могли похвастаться чистотой. И кровати были такими, что я в них не умещался. Пришлось применить то, что я уже проделывал в других заведениях. Сдвинул обе кровати и отломал спинку у своей, после чего мы легли отдыхать.
         – Много узнала? – спросил я жену.
         – Много, – ответила она, – только ничего не получилось с переносом памяти. Могу приказать что-нибудь вспомнить и сразу запоминаю это без всяких усилий. Так можно выучить язык, но только самой. Пока непонятно, как передавать чужие знания кому-то другому, и я не могу понять того, как Керр записал в мою голову столько воспоминаний. Я могу заставить их вспомнить и запомню сама, но такое копирование будет длиться годы. Сар, я научилась подчинять! Сегодня попробовала на Дее, а потом заставила её забыть. Только подчинить можно кого-нибудь одного и когда никто не мешает.
         – Прекращай такие тренировки, – недовольно сказал я. – Когда приедем в столицу, найдём для них кого-нибудь другого. У нас может не хватить денег на покупку особняка, а Барк предложил воспользоваться его гостеприимством. Если из-за тебя пострадает его дочь, мы вместо помощи получим неприятности. Этой девушке и так досталось, поэтому не нужно лезть в её голову. У тебя много времени, так что просто спрашивай то, что хочешь узнать.
         – Почему не хватит денег? – не поняла Лера. – А жемчуг?
         – В центре столицы слишком высокие цены, – объяснил я, – а забираться куда-нибудь на окраину... Тогда лучше не позориться и уехать в другой город. И жемчуг здесь дешевле, чем я рассчитывал, а мы ещё должны часть выручки отправить отцу. Магический контракт продолжает действовать, поэтому мы не можем присвоить всё. Я должен подчиняться записанной личности Мака, но мы слились, и никто не скажет, как магия Ласса отреагирует на нарушение.
         – Не ломай себе голову, – сказала любимая. – Ты обо всём судишь со слов Барка, а он может ошибаться. Приедем и сами узнаем. А если не получится устроиться в столице, обойдёмся без неё! Может, так будет даже лучше.
         – Посмотрим. Ты много вытянула из Деи? Есть в этом что-нибудь полезное для меня?
         – Только женский этикет, – ответила Лера. – Она знает и мужской, просто я до него пока не добралась. Ладно, не буду я на неё действовать магией, завтра просто поболтаем. Сар, мы почти ничего не ели, а ты лежишь, как будто объелся мяса! А как же любовь?
         У меня было неподходящее настроение для любви, но не говорить же об этом жене! Мы разделись, и на время тревожные мысли были забыты.


                                                       Глава 14


         Путь до столицы был долгим и скучным. Первые три дня я расспрашивал Барка и вытянул из него всё, что посчитал нужным. Когда я перестал задавать вопросы, этим занялся зак. Я не собирался откровенничать, и он быстро это понял и замолчал. На четвёртый день я предложил опять поменяться местами с моей женой.
         – Хорошо, что ты меня забрал! – сказала она, когда пересела в нашу карету. – Я уже узнала всё, что хотела, а ехать с этой девушкой скучно. Она до сих пор убивается из-за мужа, поэтому невзлюбила меня за болтовню.
         – Помогла бы ей своей магией, – посоветовал я.
         – А как? Стереть память о муже или приказать ей о нём забыть? Первое у меня не получится, а второе – запросто! Только после этого её сочтут чокнутой. Сам же говорил...
         – А если убрать горе, не трогая память?
         – Если бы тебя убили, а меня после этого заставили смеяться, я сошла бы с ума! Скажи, почему ты отделался от Барка?
         – Основное узнал, а тянуть из него остальное нет смысла. И у меня нет желания отвечать на его вопросы о Заградоре или о нашем путешествии. Я думаю, что ты до конца дня расскажешь об этикете, ночь посвятим любви, а в карете будем отсыпаться.
         Лера с готовностью начала объяснять особенности этикета Зарбы и успела закончить рассказ до въезда в первый после Роделя город на дороге – Квест. На ночь остановились в большом трактире «Услада путника». Еда здесь была не хуже, чем в «Гордости Роделя», а комнаты – больше и с более дорогой мебелью. Кровать тоже была большой, поэтому я мог спать, не поджимая ног. Ночь прошла спокойно, и её хватило и для любви, и для того чтобы выспаться. Когда утром спустились в застольную, стали свидетелями ссоры.
         – Извольте отвечать! – орал на нашего зака молодой дворянин. – Меня в жизни так не оскорбляли!
         «Сар, он сейчас убьёт Барка, – мысленно сказала жена. – Это младший сын одного из здешних заков. Он так развлекается, а заодно пополняет свой кошель. Выбирает противников послабее и делает вид, что оскорблён. Он очень силён и хорошо владеет мечом, поэтому ничем не рискует. По дуэльным правилам победитель может забрать всё ценное, что было у его противника. Этот заберёт цепь, все деньги и лошадей. Дея женщина и не имеет прав на имущество отца».
         – Я вас приветствую, Барк! – сказал я заку. – Не скажете, кто этот молодой придурок?
         – Что вы себе позволяете! – взвился дворянин. – Я сын достойного зака Мара Регера!
         – Не знаю, может, ваш батюшка достойный зак, а вот в вас нет никакого достоинства! – ухмыльнулся я. – Убивать из-за золота тех, кто в два раза старше вас и намного благородней... Ваш мерзкий поступок испортил мне аппетит. Я убиваю и за меньшее, так что считайте себя вызванным.
         В застольной завтракали не только постояльцы, но и горожане, которые с большим интересом слушали нашу перепалку.
         – Вы не подданный королевы! – крикнул мне дворянин. – У вас потребуют штраф за дуэль!
         – Хоть сейчас заплачу положенные сто золотых, – ответил я. – Дорога утомляет однообразием, а тут такое развлечение. Жаль, что оно будет коротким!
         – Двумя мечами драться нельзя! – побледнев, предупредил меня скандалист. Видимо, до него только сейчас дошло, что выгодная ссора может стоить жизни.
         – Я убью вас одним, – пообещал я. – Кому заплатить штраф?
         – Оставите деньги мне, я передам, – сказал трактирщик. – Драться можно на площади. Он убивал своих противников там.
         Было видно, что никто из свидетелей ссоры не испытывает сочувствия к сыну зака Регера. Мне он был противен, поэтому собирался довести дело до конца. Жаль ста золотых, но я был уверен в том, что они будут потрачены не напрасно. Наверняка Барк ценил свою жизнь дороже.
         Следом за нами, оставив свой завтрак, на площадь вышли все посетители трактира. Выбежали даже слуги и кое-кто из жителей соседних домов. Зря они собрались, потому что не было никакого зрелища. Сын зака боялся, но не мог отступить без потери лица, поэтому обнажил меч и бросился на меня. Я тоже достал один из мечей, но не стал с ним рубиться, а убил одним ударом. Вряд ли многие из собравшихся увидели, как я отвёл меч противника и кольнул его в сердце. Всё-таки человек, пусть даже мастер клинка, не противник загру. Может, он справился бы с кем-нибудь из наших беглецов, но не со мной.
         – Вы будете забирать деньги и оружие? – спросил меня бывший здесь же трактирщик. – В таком случае я отправлю убитого к его отцу, а за услугу рассчитаюсь из этого кошеля.
         – Делайте что хотите, – безразлично ответил я. – Мы сейчас позавтракаем и уедем. Деньги для штрафа я передам слугой.
         Повернувшись, я взял жену за руку и повёл её в застольную. Туда же вернулись и те, кто не успел доесть свой завтрак.
         – Я ваш должник! – тихо сказал догнавший нас Барк. – Он убил бы меня так же легко, как вы убили его. Когда-то я был неплохим рубакой, но и тогда ему уступал, а сейчас вообще...
         – Сочтёмся, – так же тихо отозвался я. – Не люблю, когда убивают из-за денег. По-моему, это ничем не отличается от грабежа. И потом вы мне симпатичны и было жалко Дею. Она до сих пор не забыла смерти мужа, и если бы к ней добавилась смерть отца...
         «У Барка изменилось отношение к тебе, – сказала Лера, когда завтракали. – Раньше он нас использовал, а теперь поможет даже в ущерб себе. Если будет желание, ты легко можешь с ним подружиться. А его дочь до сих пор так боится, что даже не может есть».
         «Ты на её месте тоже испугалась бы, – ответил я. – Я пока не рвусь дружить с Барком, достаточно его помощи. Прежде чем связывать себя дружбой, нужно разобраться в столичном обществе. Одних рассказов для этого мало».
         Мы уже рассчитались за постой, поэтому после еды ушли в свою комнату за вещами. Их взял Бар, а Стелу я направил к хозяину с сотней золотых. Двум его конюхам с вечера сказали, что утром уедем, поэтому кони были уже осёдланы. Когда мы вышли на крыльцо, к нему подкатили наши кареты, а вскоре прибыли ночевавшие в дешёвом трактире наёмники.
         Следующие два дня прошли скучно, а потом случилось небольшое происшествие, в котором отличилась наша служанка. На этот раз тоже ночевали в городе, в хорошем трактире. Ночь прошла спокойно, а утром нас попытались обокрасть. Обычно первыми завтракали слуги, а потом ели мы, а они присматривали за комнатами. Так было и в этот раз, только следила одна Стела, а её муж ушёл на конюшню. Она легла на кровать, поэтому была не видна вошедшему в комнату мужчине. Закрыв за собой дверь, он подбежал к собранным для отъезда сумкам и быстро нашёл ту, которая была набита кошелями с серебром. Брошенный служанкой нож попал ему рукояткой в висок и убил наповал.
         – Я хотела оглушить, – оправдывалась она, когда вызвали трактирщика. – Грабитель очень силён и вооружён кинжалом, поэтому не стала рисковать. Бросала в затылок, но он успел услышать скрип кровати и повернуть голову.
         – Не знаю такого, – сказал хозяин. – Это точно не мой слуга и не постоялец. Наверное, воспользовался тем, что я отлучился, и проник сюда из застольной. Такого у нас не было, а у других случалось. Я всегда предупреждаю своих клиентов, чтобы запирали двери! Серьёзный вор может открыть любой замок, но для этого нужно время. Вы можете ехать, а я сообщу в стражу, и они его заберут.
         – Надо будет её поощрить, – сказала жена о Стеле, когда выехали из города. – Если бы не она, лишились бы серебра. Поговорил бы ты с Баром о службе в столице? Всё равно придётся кого-нибудь нанимать, а я к ним уже привыкла.
         – Вечером сделаю, – обещал я. – Проехали только половину пути, а уже одолевает скука. До слияния я был терпеливее.
         – Значит, терпеливым был Мак, – сделала вывод Лара, – потому что Сара в тебе было чуть, а сейчас ты больше князь, чем купец. Хочешь, расскажу о том, что сегодня узнала?
         – Конечно, хочу, – улыбнулся я. – Интересно, где ты смогла что-то узнать, если всё время была со мной? Наверное, с кем-то слиплась?
         – Я поняла, как можно передавать чужие знания! Я поела раньше тебя и успела проверить одну мысль, пока нас не позвали к убитому грабителю. Раньше я только раздваивалась, а оказалось, что можно выйти из себя и слипнуться ещё раз! Если сделать это сразу с двумя, то одному можно приказать что-нибудь вспомнить, а другой это запомнит! Узнать бы ещё, как получать память за годы.
         – Для меня важно то, что ты уже можешь. Лишь бы удалось сохранить всё в тайне. Если узнают, что ты умеешь читать чужие мысли и память и подчинять, то выгонят из королевства или убьют, а могут заставить работать на себя.
         – Убить или выгнать – это понятно, а как можно заставить мага?
         – Здесь этому как-то научились. Недаром в Зарбе нет никого из моршей. Я думаю, что если меня посадят в подвал, то и ты не будешь сильно брыкаться.
         – Я не могу избавиться от жемчужины! – передёрнув плечами, сказала Лера. – Это меня убьёт! И я уже не хочу становиться такой, как раньше!
         – Я к этому не призываю. В наши руки попала огромная сила, и будет глупо её не использовать. Просто нужно соблюдать осторожность, чтобы не давать поводов для подозрений. Постарайся ничего не делать, не посоветовавшись со мной. Теперь ты можешь делать это незаметно для всех.
         Мы немного поговорили, а потом жена задремала. Ночью хорошо выспались, но при отсутствии дела поездка в карете навевала сон. Я ненадолго нашёл себе развлечение. В соседней карете зак общался с дочерью, и я без труда слышал их разговор.
         – Сколько можно убиваться! – сердился Барк. – Горда этим не вернёшь, а себя убиваешь! Дождёшься того, что я отведу тебя в храм Капротара! Выпьешь любовную настойку, а потом с тобой поработают жрецы! Они быстро вернут тебе интерес к жизни.
         – Как ты не понимаешь, отец! – ответила Дея. – Твои жрецы дадут наслаждение, но не любовь! Оно пройдёт, а моя любовь не прошла даже после смерти мужа! Я знаю, что ты не любил Горда и не хотел меня отпускать, но для меня в нём была вся жизнь! Если меня потянут к жрецам, перережу себе горло – так и знай! Пока не прошла боль, не подпущу к себе ни одного мужчину!
         – Надо было отвезти тебя в Тору, – пробурчал он. – Если бы не война, так и сделал бы. Вряд ли перебили всех магов, только сейчас слишком рискованно ездить без дружины, а я отдал воинов твоему брату. После работы морша прошла бы вся дурь!
         Они замолчали, а я задумался над последними словами Барка. Даже если кто-то из моршей уцелел, князья Торы быстро приберут их к рукам, но я был уверен в том, что многих магов увезут шенны. Война не будет длиться вечно, а королева Торы не сможет вычистить всю степь. Когда я был только Маком, меня устраивала жизнь на часть вырученных от продажи жемчуга денег. Я не относился серьёзно к княжескому титулу, просто имел его в виду как дополнительное средство для улучшения жизни. После слияния всё изменилось. Я уже не мог не быть князем, а настоящий князь должен вести достойную жизнь. Под этим подразумевалось слишком многое, поэтому жемчуга не хватит, даже если я исхитрюсь ничего не отправить отцу. Но в наши руки вместе с жемчужиной Керра попала большая сила. Используя её, можно было вертеть нужными людьми и не сорить при этом золотом. У зелёных это не получилось бы из-за страха к магам, но нас, в отличие от них, никто не боялся. Даже с тем, что уже умела жена, можно было попытаться пробиться в ближний круг королевы, а если бы она узнала всё... Морши учились управлять силой сотни лет, и их было много. Я понимал, что Лере до них далеко, но можно было попробовать выкупить мага или получить его каким-нибудь другим способом. Конечно, не сейчас, а когда утихомирится степь и с шеннами можно будет о чём-то договариваться. И к этому времени мне нужно утвердиться в Зарбе, а это и с деньгами было не так легко. Барк был прав, когда говорил о том, что мы привлечём к себе много внимания. Женившийся на человеческой женщине и решивший жить в Зарбе князь Заградора – слишком необычная фигура для Актанара, чтобы он не вызвал интереса верхушки дворянства. К тому же было непонятно, как на моё появление отреагируют на родине. Если в столице много приезжих дворян, король быстро узнает о том, что убивший горда Гая князь окопался у соседей. Конечно, на меня могли махнуть рукой, но я в это не верил. Я слишком многого не знал, чтобы сейчас ломать над этим голову, поэтому решил по примеру жены сократить путь сном.
         В последние пять дней не приключилось ничего интересного. Погода стояла солнечная и тёплая, без дождей и сильного ветра, разбойники или воры нас больше не беспокоили, и с ночлегом не было сложностей. Единственное, что досаждало, – это скука. Обступившие дорогу леса постепенно превратились в отдельные рощи в степи, а потом и они стали редко встречаться. После Квеста проехали через три города, в которых только ночевали. В столицу прибыли в полдень. У огромного Актанара не было городской стены. Точнее, она была, но огораживала Старый город, в котором располагались дворцы, в том числе и королевский. Когда утром беседовали с Барком, он повторил своё предложение оказать нам гостеприимство и я не стал отказываться. Его дворец оказался неожиданно большим двухэтажным зданием, окружённым высокой кирпичной стеной. Он располагался в Нижнем городе, недалеко от одной из застав. Когда её проезжали, страже пришлось заплатить. Увидев мой медальон, стражники не смогли скрыть изумления, но не задали ни одного вопроса. Приняли у нас деньги и подняли перегораживавшее дорогу бревно с противовесом, а когда мы проехали, вернули его назад. Столица меня не впечатлила. Обычный большой город с широкими улицами, чистый и без вони. Дома были одноэтажными, кое-где с небольшими садиками, потом пошли в два этажа, а из зелени я видел только палисадники с клумбами и кустами. Вот у Крезов имелся небольшой парк из старых деревьев, кроны которых вздымались над стеной и полностью закрывали дворец. Охрана была с внутренней стороны больших, окованным бронзой ворот, поэтому наёмникам пришлось в них стучать, а нам – ждать, когда откроют.
         – Позорите меня перед гостями! – тихо сказал зак двум распахнувшим створки дружинникам. – Стоило ненадолго уехать, как вы разболтались! Где Алис?
         – Ваш наследник не появляется третий день, – ответил стражник. – Нам было сказано, что он уехал на охоту с кем-то из друзей. Больше может знать управляющий.
         Зак махнул рукой и закрыл дверцу кареты, после чего поехали по усыпанной гравием дороге к белеющему из-за деревьев дворцу. Как я уже говорил, он был большим, но очень скромно украшенным. Остановились у ближнего к дороге входа.
         – Поедете за моей каретой к конюшне и оставите лошадей, – сказал Барк Артому Ганзаю. – Потом вас накормят и покажут, где будете ночевать.
         Он пригласил в свой замок не только нас, но и наёмников, которые собирались завтра отправиться в обратный путь.
Приезд хозяина был наконец замечен, и к нему подбежали слуги.
         – Приветствую достойного зака! – торжественно сказал один из них. – Жду ваших приказов!
         – Это мои гости и их слуги! – Барк показал рукой в нашу сторону. – Князя Саркара дек Карда и его жену поместите в лучшие гостевые комнаты и позаботьтесь о его людях. И проследите, чтобы не позже чем через свечу был готов обед! Сегодня у нас переночует охрана. Светлый, познакомьтесь с моим управляющим кавалером Кармом Опером. Он поможет вам устроиться и обеспечит необходимым. Встретимся за обедом!
         Комнаты, которые нам предоставили, размерами и богатством убранства мало отличались от трактирных, но их было три. Сначала вошли в гостиную, из которой можно было пройти в две другие. Одной из них была спальня, а другой – комната с удобствами. В спальне, помимо огромной кровати и одёжного шкафа, стоял денежный ящик с двумя навесными замками. Управляющий отдал мне ключи и сказал, что прислуга не замечена в воровстве, но, если есть сомнения, замки нетрудно поменять. Спальня была самой красивой из комнат из-за большого пушистого ковра на полу, шёлковых гардин на окне и висевшего на стене стеклянного зеркала. В гостиной стояли сдвинутые столы, а сидеть можно было на двух больших диванах. Единственным украшением были висевшие на одной из стен красивые светильники. На полу лежали два ковра, но их лучше было убрать из-за потёртостей и выцветших красок. Видимо, не зря Барк экономил на охране.
         Последней я осмотрел комнату с удобствами. В ней были ванна, туалет и умывальник. Вода стекала по трубам из подвешенного к потолку бака и открывалась нажатием на рычаг. Похожие краны были в нашем родовом дворце.
         – Если захотите принять ванну, передайте кому-нибудь из слуг, – сказал управляющий. – Они принесут горячую воду. Я вам ещё нужен, светлый?
         – Благодарю вас, кавалер, – ответил я. – Пока ничего не нужно.
         Он поклонился и ушёл, а мы стали раскладывать вещи. Я не мог ходить по дворцу с сумкой золота, не оскорбляя хозяина недоверием, поэтому положил её вместе с серебром в ящик. Перед этим вынул из футляра драгоценности и отдал Лере. В праздничном платье был небольшой кармашек, куда они поместились.
        – Давай помогу переодеться, – предложил я. – В дорожном костюме неприлично садиться за стол, а купание придётся отложить.
         – Оно измялось, – пожаловалась жена. – На кого я буду похожа?
         – Потом отдашь гладить, сейчас для этого нет времени. Все поймут, чем вызваны недостатки в одежде. Нужно сразу после еды послать слуг за мастерами. Сейчас у тебя нет не только платья для приёма, но даже домашней одежды. Это в дороге можно было ходить в пыльной коже, но мы уже в столице.
         – Я думала, что заки Актанара живут богаче, – сказала Лера, с моей помощью освобождаясь от костюма. – Если судить по этим комнатам...
         – Не будем судить о богатстве здешних заков по дворцу Барка, – тихо сказал я. – Не думаю, что нас будут подслушивать, но о хозяевах лучше говорить по-другому.
         – Хорошо, – согласилась она и перешла на мысленную речь: «Сар, с чего ты думаешь начать? Пошьём одежду и обувь, а что потом?»
         «С жемчуга, – ответил я. – И ты мне в этом поможешь. Я не могу и не буду бегать по ювелирным лавкам, продавая по одной жемчужине. Найдём торговцев побогаче, а ты подтолкнешь их к тому, чтобы не сильно жадничали с ценой и купили сразу всё. И брать будем не золото, а долговые бумаги купеческих домов. Нужно поспешить, пока нами никто не заинтересовался, потом это будет трудно сделать незаметно».
         «А дом?»
         «Не будем с ним спешить, – ответил я. – Даже если найдём что-нибудь подходящее, останемся без денег. Я не исключаю того, что нас вынудят бежать из столицы, а в этом случае лишимся вообще всего. Мы только приехали, поэтому будет время осмотреться».
         Я помог жене с платьем и переоделся сам. Моя одежда тоже помялась, но меньше, чем у неё. После этого расчесали волосы и сели на один из диванов ждать приглашения на обед. Ожидание не затянулось, и вскоре постучавший в дверь слуга проводил нас в застольную. Это было первое помещение во дворце, которое мне понравилось своим убранством. Большие мозаичные окна с занавесками из тонкого шёлка, украшенный лепниной потолок, с которого свешивались два красивых светильника, полы, выложенные плитами полированного камня, и красивые столы – всё радовало глаз. Блюда с едой были только на одним из шести столов, возле которого стояли четыре стула.
         – Извините за задержку! – сказал поспешно вошедший в застольную Барк. – Хотел убедить дочь составить нам компанию, но не преуспел! Она сильно утомлена дорогой и будет отдыхать. Сыновей сейчас нет, так что поедим втроём.
         Мы проголодались, поэтому сели за стол и без разговоров занялись обедом. Повара постарались и так вкусно приготовили, что я немного объелся.
         – Мне нельзя столько есть, но как удержаться, если эти мерзавцы так вкусно готовят! – с улыбкой сказал Барк, ослабляя пояс. – Хотел извиниться за ваши комнаты. У нас давно не было гостей, поэтому там очень скромно, тем более для князя.
         – Нас больше беспокоит другое, – отозвался я. – Мы можем поговорить здесь? Я думаю, что слуг пока можно отослать. Мои слова для ваших, а не для их ушей.
         – Конечно, можем, – кивнул он и приказал выйти обслуживавшим нас подавальщикам.
         «Мне с ним слипнуться?» – спросила жена.
         «Слипайся и подчиняй, – ответил я. – Мне нужно быть уверенным в том, что он всё выполнит и не будет болтать. Сможешь потом заставить забыть?»
         «Можно стереть память, но я это ни на ком не пробовала, а приказ забыть только запрещает о чём-то думать, – сказала она. – Не хотелось бы ему навредить. Может, лучше убедить Барка в том, что он помогал из чувства дружбы? Я его подчинила».
         – Мне нужна ваша помощь, – обратился я к замершему заку. – Я могу быть уверен в том, что вы поможете и потом не узнают об этой помощи?
         – Можете на меня рассчитывать! – ответил он. – Сделаю всё, что в моих силах, и никому ничего не скажу! Убеждён в том, что вы не предложите ничего недостойного!
         – Слушайте, что нужно сделать, – сказал я преданно смотревшему на нас Барку. – Нам срочно требуются хорошие портные и башмачники. В этом нет секрета, поэтому можете направить за ними слуг. Второе дело касается продажи жемчуга. Нужно продать около тысячи отборных жемчужин, а я не могу этим заниматься. Даже если обращусь в крупный торговый дом, это будет умаление чести! Вы видели, как на меня отреагировали стражники на заставе? И такая же реакция будет у всех, если я не уберу медальон, а князья Заградора могут снять его только в спальне! Поэтому я хочу просить заняться этой продажей вас. Не очень почтенное занятие для зака, но в нём нет и позора, к тому же вы здесь свой и не привлечёте такого внимания, как я.
         – Сделаю, – обещал зак. – Хотите купить особняк?
         – Пока хочу выгодно продать жемчуг и взять плату долговыми бумагами. Надеюсь, что мы немного у вас задержимся и сможем без спешки заняться покупкой жилья. Учтите, Барк, что к купцам пойдёте с моей женой. Вы только сведёте с ними княгиню, а продавать будет она. Я вам доверяю, но княгиня сможет убедить купцов, чтобы они меньше болтали. Если мы обо всём договорились, позвольте поблагодарить вас за обед. Давно так вкусно не ел. Дорогая!
         Я встал, подал руку жене и повёл к выходу из застольной. Мы запомнили ту часть дворца, через которую шли на обед, поэтому обошлись без помощи слуги. Когда возвращались в свои комнаты, не встретили вообще никого. Было такое впечатление, что во дворце Крезов нет никого, кроме нас.
         – Нужно нанять слуг, – сказала жена, когда подошли к своим комнатам. – Не дело, чтобы ты помогал мне с одеждой, для этого должна быть служанка. Если об этом узнают... Сажей наняли для охраны, а для личных услуг нужны другие. Надо будет сказать управляющему, чтобы их поискал.
         Заняться было нечем, поэтому я оставил Леру в комнатах и решил найти Опера. Сам я его не нашёл, но натолкнулся на слугу, которого и отправил на поиски. Недолго полюбовавшись из окна видом парка, я увидел спешившего ко мне кавалера.
         – У меня к вам дело, Карм, – обратился я к управляющему, когда тот приблизился. – Вы не обижаетесь на простое обращение? Я здесь недавно, но учил ваш этикет. Вроде бы он это допускает.
         – Никаких обид, светлый! – заверил он. – Говорите, в чём нужда, постараюсь помочь.
         – Нужно нанять слугу для меня и служанку для княгини. Сами понимаете, что нам без них не обойтись. Не хочу использовать для этого слуг нашего достойного хозяина. Может, я заблуждаюсь, но сложилось впечатление, что у него их немного.
         – С тех пор как уехала госпожа Дея, хозяин живёт во дворце один, – сказал управляющий. – Временами бывает его старший сын, но у него свои слуги. В других не было нужды, поэтому их и нет, иначе к вам кого-нибудь приставили бы. До вашего вызова я как раз собирался этим заняться. Прислуга нужна не только вам, но и вернувшейся дочери хозяина.
         – Для меня не очень важна оплата, главное, чтобы должным образом выполняли свои обязанности и не распускали языки. Вы меня понимаете?
         Карм поклялся, что всё сделает лучшим образом, и я его отпустил, после чего вернулся к Лере и сказал ей, что слугами уже занимаются. Хотелось искупаться, но скоро должны были появиться мастера, поэтому купание отложили.
         За мастерами отправляли карету и первыми привезли портных. Пожилая женщина, которая обшивала благородных дам, ушла с моей женой и помощницей в спальню, а мной занялся мужчина лет сорока. Он не был мастером и приехал только снять мерки и узнать, что нужно пошить клиенту. Мы заказали много разной одежды и выдали аванс. После этого пришлось ждать, пока отвезут этих мастеров и привезут других. Когда уехали и башмачники, уже стало смеркаться. Я только хотел заказать ванну, как появился управляющий со слугами.
         – Это ваш личный слуга, светлый! – представил он мне молодого крепкого парня с простодушным на вид лицом. – Зовут его Лежем. Я понимаю, что вам не подходит слуга из простаков, но дворянина не так просто найти, а у этого парня хорошая рекомендация. Эта девица из благородной семьи Сортей. У Кати нет рекомендации, только поручительство родителей.
         – Как вы с ними договорились? – спросил я, рассматривая хорошенькую девушку, у которой от моего взгляда заалели щёки.
         У Кати было красивое лицо, прекрасная фигура и густые чёрные волосы. Впечатление от осмотра портили низкий рост и слишком простое для дворянки платье.
         – Девушка будет получать золотой в декаду, а вашему слуге обещали пять монет серебром. Мы так же платим своим слугам. Для служанки готовят комнату рядом с вами, а слуга будет жить на чёрной половине и ожидать ваших приказов в коридоре.
         – Благодарю вас, Карм, – сказал я. – Вы меня выручили. А сейчас я хочу с ними поговорить.
         Он меня понял и поспешно вышел.
         «Я не чувствую в них гнили, – передала мне жена. – Слуга не так прост, каким кажется, а девушка сильно волнуется, потому что её наняли в первый раз. Она хоть и дворянка, но семья живёт бедно».
         – Слушайте внимательно! – обратился я к слугам. – Для начала я буду платить в два раза больше того, что вам обещал управляющий зака. Если будем вами довольны, заплатим ещё больше. Но есть одно условие! Вы никому не должны рассказывать то, что можете здесь увидеть или услышать!
         – Я скорее умру! – прижав руки к груди, воскликнула Кати.
         – Я не из болтливых, – сказал Леж, – но не могу такого обещать. Если начнут трясти молодчики секретной службы канцлера, я всё расскажу. Лучше сказать самому, чем делать то же самое после их настойки. Она дорога, поэтому применяют только в важных случаях. Если я совру, а ваш случай признают важным, с меня живьём сдерут кожу!
         – Для службы канцлера можно сделать исключение, – согласился я. – Если вам будут угрожать смертью другие, тоже разрешаю говорить. Для меня главное, чтобы вы не болтали по собственному почину.
         – На таких условиях и я могу поклясться, – сказал он. – Постараюсь быть вам полезным, светлый! Я очень хорошо знаю Актанар.

Главы 15-16   https://www.chitalnya.ru/work/3027743/






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 25.02.2021г. Геннадий Ищенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3027733

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


















1