Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Великая Клоповия, том XIII, 38


ГЛАВА 38

Язва Сладония утешалась в объятиях других полюбовников. Отец-наставник загибался от тоски и печали. Едун заправлял общинным хозяйством и общинными делами. Постельные клопы и блохи, что составляли паству господина учителя Едуна, благоговели перед о. наставником, сколь бы тот их ни обдирал, сколь бы их ни обижал, сколь бы тот их ни общипывал. Едун явно вылупился под удачной, счастливой звездою, если что бы он ни вытворял со своими детьми духовными, всё ему с лапок всегда сходило. И чего б он касательно детей своих ни задумывал, всё ему было сладко да гладко. Отец духовный доводил общину до полного оскудения, морил голодом, запрещал чадам духовным вволю наедаться, «это что ж вы кушать, как муравьиные львы, взялись? по пять желудков у вас в утробе?», недоумевал наставник, досадуя на поведение паствы. «Только ведь за минуту до настоящей моей нотации откушать изволили, и вот в желудках ваших заново заклокотали соки, и вы опять хотите есть и пить? да это же аномалия в развитии: нельзя так часто хотеть есть! вы что, детушки мои, всю общину объесть хотите?», возмущался в связи с повышенным аппетитом паствы её духовный учитель.― А что ж нам, с голоду пухнуть прикажете? ― удивлялись чада духовные, ― не привыкши мы голодать и поститься подолгу, ведь на то мы и клопы, чтоб досыта наедаться и напиваться тёпленькой кровушки; а ты нам, учитель, заслонки ставишь да ограничения, да сидим в голоде невыносимом и терпим его муки неизвестно зачем; мы под этими муками не подписывались, это не по уставу.
― Глядите-ка, залопотали-то как! ― заклокотал от гнева наставник и выронил от удивления и от негодования указку из лапок, ― тихони тихонями посиживали себе в уголку, никак не возражали и помалкивали, а тут взяли да залопотали! С какого перепугу такое с вами приключившись? Что это вы себе позволяете, неслухи, а? вот я вас шелепами всех отдубашу, будете знать, как учителю дерзить, узнаете, каково поглощать пищи больше положенного, неслухи!
― Учитель, ― плаксивыми голосками пояснили отцу духовные чада, видя его на них раздражение, ― когда заслонки касались богатства нашего и имущества нашего, мы полностью предоставили, да сокращаешь скарбы наши по усмотрению своему; ведь имущества наши не суть яства для пропитания телесного; но когда ты уж и на животы наши заслонки тщишься поставить, этого мы терпеть, учитель, уж никак не намерены! Хотим есть, сколько в нас влезет! и не смейте нам ставить заслонок в пропитании нашем, вы вот нам запрещаете питаться вдоволь, так у нас потом животы болят, зачем вы паству вашу изводите? И без того радостей в жизни маловато, а вы так совсем последнюю отнимаете, еды сытной всех нас лишая!
― Много кушать неполезно, ― сухо отчеканил наставник, ― не наедайтесь, так поступают низкопробные животные, тягловый гуж и скот, а вы, если мните сами себя цивилизованными, не должны у жажды и голода идти на поводу, вы обязаны смирять свои позывы, должны оставаться на высоте, как бы голод и жажда вас ни мучили, как бы они оба вас ни терзали. А как вы, объевшись, можете со значительной миной именовать себя просвещёнными клопами, где никакой просвещённости в ваших головах и в помине нету? да вы, любезные дети мои, настоящие животные, без капли разума, ведь в утробе вашей один желудок и властвует, вы существуете по указке и по законам вашей утробы, ничего помимо желудка, вас совсем и не волнует; да разве так можно жить? Опомнитесь, детки мои!
― Мы голодны, мы желаем питаться вдоволь, ― заявили детки с достоинством учителю, ― для чего это нам голодать? чего мы тем голодом достигнем и чего приобретём в итоге, изголодавшись? Вы вот запрещаете, налагаете на сочные и питательные яства печать, а между прочим, на ваши плечи ляжет ответственность за гибель до положенного срока всея клопиной братии, учитель! Вам всё шутки шутить, а мы вот не шутим: вы сами доводите паству до погибели, вам за наши смерти и ответ перед богами и богинями держать.
― Белены вы, что ль, объелись или как? ― прошипел наставник, в недоумении мотая головой из стороны в сторону. ― Где видано? где слыхано, чтоб учитель за учеников своих отвечал? Если кто из вас околеет с голоду, не моя вина, не моя то печаль, сами померли, не надо с больной головы перекладывать на здоровую! Я не отвечу за ваши пагубные кончины, я вообще к этому касательства никакого не имею, и с чего б это мне представать перед уголовным судом и нести ответственность за ваш голодомор? Сами себя же вы с умыслом заморили, а я за ваши кончины отвечай? вот уж никак от меня компенсации ваши родичи не выжмут и не выцедят! Ещё вам достанет обвинить меня в том, что некий покойник собирает своих мертвецких воинов и шатается по Скифии клопиной, выгрызая все клопиные поселения до последнего жителя, ещё только в этом мне обвинение осталось выдвинуть, для полного счастья! Голодайте, а на меня не кивайте! Не вздумайте кивать и на учителя клеветать: я всё равно вас опровергну, с длинными носами вас всех оставлю, на кой ляд вы на меня пургу поднимаете? Голодание полезно общине и всей пастве, я придерживаюсь именно такого мнения, а когда вы, любезные мои, восстаёте супротив учителя вашего, это мятеж, я не допущу в моей общине смуты! Будьте послушны и покорны моему вождению не только в вопросах нравственности, но и в питании, я детей моих ничему плохому не научу, но наставлю на благо, ибо с моими советами жива пребывает всякая душенька клопиная, но те, кому советы учителя, словно ветер пустынный, они погибнут, они вскоре иссохнут, увянут и загнутся, устелют землю трупами, души ибо в них никакой нет. Если советует вам наставник: «питайтесь в меру», стало быть, и питаться надлежит, яко наставник велит, а не так, чтоб наедаться, когда пузо выше носа и бельма навыкат. Стад клопиных эвон сколько до вас погибло, а всё по причине необузданности утробы своей: «сколько хотим, столько и поедим», нагло заявляли предтечи ваши, и чего добились? Подул ветер, смело эту ораву нечестивую с лица земли, и не стало тех общин. Наверно, и своей общине такого же точно пагубного завершения желаете?
― О, нет-нет, отче Едуне! ― заверило наставника его стадо.
― А коли нет, вот и послушайтесь поучения моего, голодные!
― Обещаем больше тебе ни в чём не прекословить, наставник.
― От и ладно, оно и складно выходит: слушаться, так во всём!







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 24.02.2021г. Лаврентий Лаврицкий
Свидетельство о публикации: izba-2021-3027328

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1