Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Заглядывая вперёд Главы 7 - 9


ГЛАВА СЕДЬМАЯ

"И какой идиот придумал вставать ни свет - ни заря и мчаться на работу, высунув язык и вылупив глаза?" - пронеслось в голове Валерии, лишь только зазвонил будильник.
Она натянула на голову одеяло и перевернулась на другой бок, но уже через пять минут стояла под душем, наслаждаясь колкими прохладными струями. И сразу же столбик настроения резко пополз вверх, на душе стало легко и спокойно, и даже потянуло на работу. А когда зашипела сковородка с парой яиц и несколькими ломтиками
помидоров, а в кружке задымился крепкий ароматный кофе, Лера окончательно поняла, что зря ропщет на судьбу.
И вообще, жизнь прекрасна и удивительна! Взять хотя бы неожиданную встречу с Борисом.
Весь предыдущий день Лера вспоминала своего нового знакомого. Борис не выходил у нее из головы. Проанализировав диалог на кладбище, она сделала вывод, что произвела на молодого человека впечатление, и он непременно постарается продолжить знакомство.
"Господи, какая же я дура! - подумала она. - Что же я не спросила у него номер телефона? Хотя. . . Вряд ли он холост. Такие мужики ничейными не бывают. А уж если у них есть жены, то они держат своих благоверных в ежовырукавицах. А вдруг. . . Да что об этом думать! Он ведь говорил, что завтра улетает куда-то. Куда? Ах, да, он живет за границей. Так что успокойся, Вадимовна, тебе ничего не светит!"
Из задумчивости Валерию вывел Милорд. Собака требовала свое. Лера вывела пса на улицу, затем, вернувшись, положила ему в кормушку корма и спустилась к машине.
Обогнув окольными путями площадь Рижского вокзала - это проклятое в любое время дня место - она без приключений подъехала к клинике.
Сегодня Валерия появилась в отделении с английским спокойствием, без спешки и нервозности.
"Всегда бы так, - похвалила она себя. - А то скачу по лестнице, как горная коза. Как-то даже несолидно!"
Из сестринской выглянула веселая Верочка.
- Привет, подружка! - игриво помахала она рукой. - Ты что так рано?
- Теперь так будет всегда! - с серьезной деловитостью отозвалась Лера. - А то, чего доброго, пополнится многочисленный отряд российских безработных. А ты что сегодня такая веселая?
- Любопытной Варваре на базаре нос оторвали! - беззлобно пошутила Верочка.
Валерия заметила, что черные греческие глаза подруги светятся невысказанной радостью, в зрачках прыгают веселые чертики. Верочка еле сдерживалась: так ей хотелось рассказать что-то очень интригующее.
- Потом расскажу, - заговорщическим тоном прошептала медсестра. - Иди, тебя Фарид разыскивал.
Лера поспешила в ординаторскую. Фарид стоял перед зеркалом и приглаживал свой светло-русый чуб, который никак не хотел ложиться на место. Наконец, ему надоело это бесполезное занятие, и он натянул на голову зеленую шапочку.
Валерия терпеливо стояла на пороге и ждала, когда же, наконец, ее рассеянный друг обратит на нее внимание.
- Привет! - обрадовался Фарид, заметив наконец коллегу, и чмокнул ее в щеку.
Он всунул ноги в сабо и полез в гардероб, откуда вытащил большую спортивную сумку.
- Что это? - удивленно вскинула брови Чистова.
- Гуманитарная помощь, - серьезно отозвался Курбангалеев, расстегивая на сумке молнию. - Сало соленое, мед, варенье и все такое...
Он вынул оттуда увесистый полиэтиленовый пакет и протянул его Лере.
- Осторожно, яйца не подави!
- Ты что, грабанул продуктовый магазин? - сиронизировала Чистова.
- Бери, бери, не стесняйся. Ничего я не грабанул. Бабуля посылочку маленькую из деревни прислала, килограммов на тридцать.
- Ты что, обалдел, родной? - Валерия отступила к двери и спрятала руки за спину. - Мне и за месяц этого не съесть. Давай половину Верочке отдадим.
- Не волнуйся! - Фарид достал из сумки точно такой же пакет. - Ей я тоже собрал пакет. Бабуля, вероятно, думает, что у нас в Москве голод, вот и прислала целый мешок.
- Классная у тебя бабулька! - похвалила Лера, принимая подарок. - Передай ей большое спасибо от меня.
Фарид убрал сумку с прохода и направился к двери.
- Я пойду пока курну, - бросил он на ходу , - а ты давай поскорее. Не надо в Толике зверя будить.
Валерия кивнула. Она быстро переоделась, поправила прическу, подкрасила губы и вышла в коридор.
Анатолия Петровича на утренней конференции не оказалось, поэтому все наиболее наболевшие вопросы решили отложить до лучших времен, пока не появится шеф.
- Куда это начальство подевалось? - поинтересовалась Валерия у молодого хирурга-ординатора. - Исчез, как в сиянии голубого дня.
- Отбыл за кордон, - охотно сообщил тот. - В Кембридж улетел, на конференцию.
- А, - кивнула Лера. - Мог бы и нас с собой взять...
- Не волнуйся, - шепнул Фарид. - Нас с тобой туда не пустят.
- Не очень-то и хочется! - обиженно поджала губы Чистова. - Подумаешь, Кембридж!
Фарид лукаво стрельнул зелеными глазами.
- Да ладно уж тебе! - усмехнулся он. - Скажи честно, что завидуешь. Ведь по глазам вижу, что тебе страшно хочется поглядеть на « загнивающий Запад»!
- Хочется, - обреченно вздохнула Валерия. - Но. . . как ты знаешь, выше головы не прыгнешь. Машина, зараза, бензин жрет безбожно. Четверть зарплаты приходится на него тратить. Потом разные там технические осмотры, авто слесари, замена деталей. . . А то махнула бы куда-нибудь. В Грецию, например, или на Канары. Представляешь, какая там сейчас красота?
Фарид ласково взглянул на подругу и взял ее под локоть.
- Будет тебе прибедняться-то! - беззлобно сказал он. - Автомобилисточка ты моя! Знаешь, за что я тебя люблю? За твой оптимизм. Ладно, пошли работать.
Приняв смену, Валерия подошла к раненому юноше. Алексей лежал с открытыми глазами и внимательным взглядом следил за медиками. Он был бледен, но на его смуглом лице уже не лежал отпечаток смерти, как три дня тому назад.
- Как дела, Лёнечка? - ласково спросила Лера, поправляя сползшее набок одеяло.
- Я не Лёнечка, - возразил юноша, еле шевеля сухими губами.
- Кто же тогда?
- Меня зовут Алексей, - упрямо повторил он. - А Леня - это Леонид. Понятно?
- Вот как? - сделала удивленный вид Валерия. - Какой ты умный! А я и не знала. - Она поправила пластиковую трубку на капельнице и шутливо взъерошила непослушную челку юноши. Затем, как бы ненароком, Лера отогнула марлевую повязку на груди Летковского - в месте прокола иглы в момент реанимации. И невольно залюбовалась телом Алексея: юным, крепким, загорелым. - А я буду звать тебя Лёнечкой. Мне так больше нравится. О, кей?
- О, кей! - улыбнулся юноша. - Зовите, как хотите. Лишь бы не в ущерб моему здоровью. - Внезапно он закашлялся, дыхание его стало частым, поверхностным, пластиковая трубка закачалась. - Посидите со мной. Пожалуйста. . .
Лера придвинула к кровати стул и села в изголовье.
- Дайте мне руку, - прошептал Алексей с многозначительной серьезностью.
Чистова протянула руку, и юноша с жадной поспешностью сжал ее в своей горячей влажной ладони. Он смотрел на врача в упор, не отрываясь, и от этого странного, совсем не юношеского взгляда Валерии сделалось не по себе.
- Как вас зовут? - не отрывая взгляда, спросил Летковский.
- Валерия Вадимовна.
- Спасибо, что вытащили меня с того света.
Лера резко обернулась и метнула сердитый взгляд на Верочку. От её грозного взгляда та чуть было не выронила из рук шприц.
- Твоя агитация?
- А что я? - обиженно пожала плечами Верочка. - Он спрашивал, я отвечала.
- Доктор, я буду жить? - Алексей вдруг резко приподнялся. Его душил спазм.
- Вера! - крикнула Чистова. - Быстрее! Два кубика реланиума и десять кубиков эуфилина!
Верочка быстро набрала два шприца и медленно ввела лекарство через пластиковую трубку капельницы.
Через несколько минут больной успокоился.
- Простите, - сказал он устало.
- Ничего! Будешь жить! - уверенно кивнула Валерия. - Куда ты денешься? Спи, голубчик. Сейчас для тебя главное - сон.
Юноша послушно закрыл глаза и уже через несколько минут крепко спал.
Чистова подошла к Верочке.
- Ну, выкладывай, что у тебя стряслось? - спросила она.
Верочка отодвинула в сторону бикс с перевязочным материалом, отложила ножницы и шепнула подруге на ухо:
- Я позавчера с таким кадром познакомилась!
Валерия удивленно вскинула брови.
- Да что ты говоришь! И где же?
- В метро.
- Немедленно продаю тачку! - пошутила Лера, но сердце ее больно сжалось от невольной зависти к подруге. - Отныне буду ездить только общественным транспортом. И кто же он, твой новый знакомый?
- Ты не поверишь, - округлила Верочка и без того большие глаза. - Артист балета. Он танцует в Большом театре.
- Разыгрываешь?
- И не думала!
- Ты меня просто убила наповал! - Валерия приложила руку к груди. - Как же ты его подцепила?
- Не я его, - улыбнулась медсестра, - а он меня. Смотрел, смотрел , а потом не вытерпел, подошел и сказал, что у меня
очень красивые глаза. Он, видишь ли, нашел в них сходство с глазами дочерей Ганга. Романтика!
Валерия обняла подругу за плечи.
- У тебя и в самом деле прекрасные глаза, - ласково улыбнулась она. - В них невозможно не влюбиться.
Она не понимала, почему Верочка до сих пор не вышла замуж. Ей скоро тридцать, а спутника жизни она так и не встретила.
- Ну, и что ты думаешь о своем новом знакомом? - спросила Чистова.
- Мне он понравился.
- В чем же тогда дело? Дерзай! Хватай быка за рога пока не поздно. Прямым ходом - в ЗАГС. Он холост или как?
- Разведен, - смутилась Верочка. - У него маленький сын.
- Ну, а тебе-то что? - взорвалась Лера. - Ты что, девочка? Что ты раздумываешь? Чудная ты, Верка! Девственника ждешь? Не дождешься! Мужики к двадцати годам женятся уже по третьему заходу или не женятся вообще. Это еще хуже. Привести конкретный пример? Наш Гржебовский. Еще раз повторяю: принца ты не дождешься! Давай, зови своего балеруна ко мне. Устроим вечеринку в стиле а-ля фуршет с музыкой и танцами. Для отвода глаз Фарида с Розой пригласим. Может, еще Гржебовского. . . Такой банкет закатим! Я тебе сразу скажу, что из себя представляет твой новый знакомый.
Верочка смущенно опустила ресницы. На ее смуглых щеках выступили бордовые пятна.
- Не знаю, - сказала она, - будет ли это удобно, вот так сразу.
- Неудобно, знаешь, что делать? - засмеялась Валерия.
- Знаю, знаю, - поспешила ответить Верочка. - Не продолжай.
Разговор подруг прервала дежурная медсестра хирургического отделения.
- Извините, Валерия Вадимовна, - смущенно проговорила она, протягивая Чистовой визитную карточку. - Там вас какой-то мужчина спрашивает. Он ждет вас в холле.
- Спасибо, Машенька, - кивнула Лера. - Сейчас я подойду.
Верочка подхватила биксы и отправилась в автоклавную.
Валерия взглянула на визитку и прочла:
"Пустынников Константин Иванович. Старший следователь по особо важным делам ".
Валерия поспешно накинула на операционный костюм белый халат, поправила шапочку и бросила на ходу сидящему за компьютером Фариду:
- Меня вызывают. Если что, я в холле.
- О, кэй! - отозвался он, не отрываясь от экрана монитора.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Следователь ожидал в холле, сидя на кожаном диване возле телевизора и что-то быстро записывал в блокнот. При виде Валерии он сложил блокнот и поднялся.
- Капитан Пустынников, - протянул он руку.
- Очень приятно. Чистова Валерия Вадимовна, врач-реаниматолог.
Посетитель ей сразу не понравился. Он чем-то напоминал Леонида Броневого в роли Мюллера. Такой же насмешливо-иезуитский взгляд, неторопливые, размеренные движения и большое самомнение.
- Чем могу служить? - как можно вежливее спросила Лера и опустила глаза под напористым взглядом посетителя.
- Как вы знаете, - начал он, - совершено тяжкое преступление. - Голос следователя не соответствовал его внешности. Он больше напоминал орлиный клекот. - В связи с этим преступлением заведено уголовное дело, которое поручено вести мне. Поэтому я хотел бы побеседовать с потерпевшим Летковским Алексеем Юрьевичем.
- Видите ли, Константин Иванович, (у Валерии чуть было не сорвалось с языка: "А вы знаете, товарищ Мюллер ". ) пациент Летковский находился в состоянии клинической смерти. В данный момент состояние больного расценивается, как тяжелое. Не уверена, что он сможет отвечать на Ваши вопросы. И потом, сейчас он спит.
- И все же, - возразил следователь, - я уполномочен задать потерпевшему несколько вопросов. Пожалуйста, разбудите его. - Он говорил таким холодным непринужденным тоном, что Лера передернула плечами от чувства неприязни.
- Хорошо, - согласилась она, - я даю вам десять минут. Но если
больной почувствует усталость, вы сразу же выйдете из отделения. Машенька, - обратилась она к дежурной медсестре, - принеси, пожалуйста, посетителю чистый халат и бахилы. И если увидишь Веру Петровну, скажи ей, чтобы немедленно шла в отделение.
Медсестра отложила в сторону истории болезни, достала из шкафа белый халат и зеленые бахилы и протянула их посетителю.
Пустынников, весьма недовольный оказанной встречей, кряхтя и отдуваясь, натянул на ноги бахилы, накинул на плечи халат и вслед за Чистовой вошел в отделение интенсивной терапии. Валерия подвела его к раненому юноше и отошла в сторону, к Фариду.
О чем говорили следователь и потерпевший Лера не слышала, - она не любила подслушивать чужие разговоры, - но она заметила, как занервничал Летковский, увидев посетителя, как стала дергаться пластиковая трубка, отходящая от подключичной вены больного к капельнице.
Вернулась Верочка и многозначительно взглянула на Валерию. Та незаметно подмигнула ей.
- Ты меня искала? - тихо спросила она. - Кто это?
- Следователь.
- А - а. . ., - Верочка недоуменно пожала плечами.
- Сделай так, - шепнула Лера, - чтобы он ушел.
- А как? Что я ему скажу?
- Ну, не знаю. Придумай что-нибудь.
В тот самый момент Алексей попытался приподняться. Его глаза горели яростью. Он часто и тяжело дышал, на висках юноши блестели капельки пота.
- Но ведь вы же ничего не знаете! - зло выкрикнул он. - Ничего! Как же вы можете так говорить?
Верочка подлетела к следователю. В руках она держала флакон с кровезаменителем. В тот момент у медсестры был такой угрожающий вид, что посетитель поспешно отодвинулся в сторону.
- Свидание закончено! - категорично заявила Вера. - Попрошу освободить помещение! Больной устал, и сейчас он будет спать. Приходите, когда его из реанимации переведут в общую палату.
Пустынников холодно попрощался и вышел из отделения. Его лицо было покрыто багровыми пятнами.
- Козел! - выругался ему вслед Летковский, выставив средний палец правой руки. - Мудак!
Валерия подошла к юноше и поймала его руку. Алексея била дрожь.
- Успокойся, - сказала она. - О чем тебя спрашивал следователь?
- Он не спрашивал, - задохнулся от возмущения юноша, - он уговаривал, чтобы я взял всю вину на себя. Он хочет закрыть дело. . .
- Вот гнида! - выругался Фарид, который оказался немым свидетелем происходящего. - Небось, всучили ему пачку зеленых, вот он и хлопочет. И таких сволочей еще держат в органах!
- Ну а ты? - кивнула Валерия Летковскому.
- Послал его. . .
- Молодец! - хихикнула Верочка.- Правильно сделал. А теперь закрывай глаза - и баиньки, а то снова придется тебя реанимировать.
- Пойду к начальству, - сказала Валерия, - объясню ситуацию и попрошу, чтобы этого типа больше сюда не пускали. А потом позвоню на Петровку и узнаю, существует ли вообще у них такой сотрудник.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Один из принципов Валерии Чистовой был: никогда, ни под каким предлогом не бегать за мужчинами. Но Борис, которого она встретила недавно на кладбище, так запал ей в душу, что она решила для него сделать исключение. А потому сразу же после дежурства Лера села за руль и поехала на кладбище, почему-то уверенная в том, что
снова увидит его там.
Интуиция её не подвела: Борис стоял на том же самом месте, словно никуда не уходил. Для другого это показалось бы странным, но только не для Валерии. Она заметила его еще издали и, спрятав радость под обычной доброжелательной улыбкой, уверенной походкой направилась к могиле матери.
Видимо, молодой человек поджидал именно Леру - она определила это по выражению его лица.
- Доброе утро! - вежливо поздоровался он, но с места так и не сошел.
- Доброе утро! Не ожидала застать вас здесь в столь ранний час.
- Не ожидали? - лукаво улыбнулся он. - Однако, приехали.
- Да, приехала. Сама не знаю почему.
- А я решил отложить отъезд на несколько дней, чтобы еще раз увидеться с вами. Я чувствовал, что вы приедете именно сегодня. Я ждал вас несколько дней.
- К сожалению, я не могла приехать раньше.
- У вас семья? Ребенок?
- У меня нет семьи, - призналась Лера. - Просто я работаю. . .
Борис подался вперед и повелительным жестом остановил её.
- Позвольте, я сам угадаю, кто вы по профессии.
- Что же, попытайтесь, - улыбнулась она.
Несколько минут Борис молчал, внимательно глядя на нее, затем, взявшись за ограду, произнес:
- Судя по вашим натруженным рукам, я бы предположил, что вы работник физического труда, но внешность ваша, говорит об обратном: вы не ткачиха и уж, тем более, не слесарь.
- А я молотобоец! - пошутила Лера. - Не похожа?
- Нет, - посерьезнел Борис. - Вы хирург-стоматолог.
Валерия вздрогнула от неожиданности и какого-то жуткого необъяснимого чувства страха. У неё возникло чувство, что Борис знает о ней почти все, но играет с ней, как кошка с мышкой.
- Не совсем так, - опомнилась она, стараясь взять себя в руки. - Я врач, это верно, но не стоматолог. - Ей очень хотелось узнать, чем же закончится их игра в "угадайку".
- В таком случае, вы врач-реаниматолог. Другой идентичной специальности в медицине, где требуется недюжинная сила, я не знаю. Во всяком случае, вы не костоправ. Ведь так?
- Да, - обреченно вздохнула Лера, - вы угадали. Я врач-реаниматолог.
И только сейчас она поняла, что ее встреча с Борисом имеет под собой некую подоплеку, и встреча эта неотвратима и закономерна.
- Чему вы так удивлены? - Борис был невозмутим, как и в прошлый раз. - Все довольно-таки просто. Я использую дедуктивный метод, как Шерлок Холмс.
- Да? - нервно засмеялась Лера. - А я, грешным делом, подумала, что вы выходец с того света.
Теперь в лице переменился Борис. Его по-мужски очерченный рот скривила неприятная гримаса. Но уже через несколько секунд от его нервозности не осталось и следа.
- А вы кто по профессии, если, конечно, это не секрет? - продолжала Валерия, не заметив перемены в своем новом знакомом. - У меня, к сожалению, нет таланта угадывания, как у вас.
- У меня самая банальная профессия, - ответил Борис. - Я - спортсмен, футболист. Играю за футбольный клуб "Бавария".
- Так вы живете в Германии? - На лице молодой женщины отразилось нескрываемое сожаление. Она сразу же сникла.
- Да, в Мюнхене.
- Вы женаты?
- Был женат. . . - Молодой человек напрягся. Его глаза смотрели отрешенно, пальцы рук впились в ограду.
Валерия поняла, что совершила ошибку, задев больную струну в душе своего нового знакомого. Вероятно, в жизни Бориса разыгралась какая-то драма.
- Простите, не стоило об этом. . .
- Вы ни в чем не виноваты. Просто. . . Я безумно любил одну девушку. Мы поженились, у нас родился сын. А потом. . . Потом нас развели "добрые люди".
- И теперь все? - с сочувствием и с затаенной надеждой спросила Лера.
- Теперь все.
Валерия ликовала: он свободен от брачных уз! Она также чувствовала, что нравится Борису, но из-за своей скромности и мужской гордости он не может сказать ей о своих чувствах. Да и не мудрено: сегодня лишь вторая их встреча, а она уже ждет признаний. . . И тогда Лера решила действовать настойчивее, вспомнив дам
из латиноамериканских мыльных опер.
- Может, вы дадите мне свой адрес? - смело спросила она. - Я бы написала вам в Мюнхен. А вы бы мне ответили. . . - И молодая женщина облегченно вздохнула. Ей стоило немалых усилий поступиться одним из своих жизненных принципов.
- С превеликим бы удовольствием, - замялся Борис, - но дело в том, что меня почти не бывает на месте. Сами понимаете, постоянные разъезды, сборы, тренировки. Лучше дайте мне свой адрес.
- Сейчас напишу, - радостно откликн
Продолжениеулась Лера, открывая сумочку. - Я как раз захватила с собой ручку и листок бумаги.
- Не надо! - резко остановил ее молодой человек. - У меня прекрасная память. Говорите адрес, я запомню.
Валерия назвала адрес и подумала про себя:
"Как все-таки обманчива бывает внешность. Скользкий, как уж! Я к нему и так, и эдак, а он никак. Видимо, есть что-то, что удерживает Бориса от знакомства со мной. Получается так: и хочется, и колется".
- Борис, а вы не хотели бы выпить со мной чашечку кофе? - Лера решила предпринять последнюю попытку и пойти
ва-банк. - В Аджарии меня научили готовить настоящий турецкий кофе. Поедемте ко мне. Я живу одна. Посидим, послушаем музыку. Я угощу вас деревенским салом из морозилки. Вы такую вкуснятину, наверное, никогда не пробовали.
- К сожалению, в четырнадцать тридцать у меня самолет. Я и так задержался на несколько дней.
- А я подброшу вас в Шереметьево, - не сдавалась Лера.
- Спасибо, но я уже договорился с друзьями.
Наконец, Валерии надоела вся эта тягомотина. Она не привыкла к такому обхождению . Гордость взяла свое. Она сухо простилась и, высоко вскинув голову и гордо расправив плечи, пошла к выходу. Ее душа была вконец опустошена.
Приехав домой, Лера, обессиленная и раздраженная, легла на диван и придвинула к себе телефонный аппарат. С огромным трудом она дозвонилась до справочной "Шереметьево-2".
К великому удивлению, на вопрос, не отменен ли рейс на Мюнхен в четырнадцать тридцать, мелодичный голос диспетчера ответил:
- Извините, но вы, вероятно, ошиблись. Такого рейса нет и никогда не было. Единственный рейс на Мюнхен самолетом Аэрофлота в десять часов сорок пять минут. Номер рейса триста шестьдесят семь.
В душе Валерии шевельнулось нехорошее предчувствие, пока ещё слабенькое, и голос его был тих и невнятен.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 24.02.2021г. Рикарда Фернандес
Свидетельство о публикации: izba-2021-3027293

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


















1