Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Заглядывая вперёд Главы 10 - 12


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

"Если Гржебовский сегодня приедет (а он приедет обязательно), я не знаю, как с ним себя вести, - думала Валерия, готовя салат. - Ну, никак не получается выкинуть его из головы! Совсем как чемодан без ручки: тяжело тащить и жалко бросить."
Вечеринку назначили на семь вечера, когда немного спадет жара, которая всем уже порядком надоела, да и завтра нет дежурства, поэтому не надо рано вставать.
Лера решила много не готовить: мужчинам на горячее - лангет, дамам - рыбу. Легкая закуска, свежие фрукты и овощи, на десерт - кофе с мороженым. К фруктам - шампанское, к горячему - водка.
Молодая женщина бросила взгляд на настенные часы.
"Без четверти шесть. Еще есть время. Фарид с Розой, возможно, задержатся. Главное - Верочка со своим кавалером. Надо сделать так, чтобы Михаилу понравилась наша дружная компания. Только бы Гржебовский не выпендривался."
Как она и предполагала, первым приехал Ярослав. Он выложил на стол банку черной икры, кальмары и поставил бутылку шотландского виски.
- Шикарно живешь! - присвистнула Валерия. - Расходы не по доходам.
- Не волнуйся, - обиделся Ярослав, - не украл.
Лера тут же нашла для него занятие, чтобы не сидел сложа руки и не таращил на нее глаза. Она повязала передник поверх его элегантного светло-серого костюма и торжественно вручила ему нож.
- Резать деликатесы - дело мужское, - смешно наморщила она нос. - А то я такими кусками нарублю, с палец толщиной!
Ярослав с томной грустью взглянул на нее.
- Давай, давай, режь, - усмехнулась Валерия, - а то смотришь таким жадным взглядом. Небось, голодный, скажи честно?
- Голодный, - согласился Гржебовский, - но есть не хочу. Я хочу тебя! - Он вдруг резко притянул к себе Леру, сжал в объятиях и жадно припал губами к ее губам. - Пойдем, - прошептал он, задыхаясь от желания.
- У тебя, видно, высокая температура, милый. - Валерия приложила ладонь к его холодному лбу. - Сейчас же ребята придут. Или ты думал, что у нас будет ужин при свечах на двоих ? Режь давай, а я пока переоденусь.
Ярослав до боли стиснул зубы, состроил недовольную гримасу и повернулся к столу.
Лера прошла в спальню, надела черный брючный костюм и открытую блузку. Она не хотела сегодня выделяться, так как цель этой вечеринки была одна: как можно лучше разглядеть Михаила. А Верочка своей красотой должна затмить присутствующих дам.
Михаил оказался среднего роста молодым мужчиной, стройным, как струна, улыбчивым, со светло русой шевелюрой и веселыми голубыми глазами. Лере он понравился сразу, и она почувствовала к нему искреннюю симпатию.
- Парень что надо! - подмигнула она Верочке. - Не красавец, но как говорится, "не славится красавица, а кому что нравится. "Самое главное, - продолжала Лера, когда Михаил и Ярослав курили на кухне, - тебе будет нелегко. Сразу настраивай себя на то, что у артистов богемная жизнь. Спектакли в основном идут вечерами, значит, домой Михаил будет возвращаться поздно. А там разные презентации, ночные банкеты, а-ля фуршеты, гастроли. . . У тебя тоже, скажем прямо, работа не сахар. Видеться будете редко. Поэтому, если он тебе нравится по-настоящему, и если ты питаешь к нему нежные чувства (я не говорю о любви, - вы еще слишком мало знакомы), ты должна взять инициативу в свои руки. Он уже один раз обжегся. Кто виноват, он или его бывшая супруга, трудно сказать. Значит ты должна создать такие условия, чтобы Михаилу было хорошо с тобой и его не тянуло на сторону.
Верочка согласно кивала. Валерия видела, каким счастливым светом горят глаза подруги.
" Кто знает? Может, этот Михаил - ее судьба? - подумала Лера. - Дай бог им счастья. "
Фарид с Розой немного запоздали. Им нужно было ещё пристроить малыша, поэтому они дожидались, когда придет с работы мать Розы.
Валерию всегда умиляла эта необыкновенная пара. Высокий, немного сутуловатый Фарид, с длинными, словно у журавля ногами, и его крошечная, как Дюймовочка, супруга. Разница в возрасте у них была большая - двенадцать лет. Розе едва исполнилось восемнадцать, когда она вышла замуж за тридцатилетнего доктора, к тому времени уже разведенного. Первая супруга Фарида, известная в Москве фотомодель, наставила ему рога с каким-то шейхом-миллионером, вышла за него замуж и уехала не то в Кувейт, не то в Бахрейн.
А Роза была вся домашняя, уютная, она была создана для семейной жизни. После родов молодая женщина сильно располнела и стала похожа на Колобка. Но Валерия прекрасно знала: если, не дай бог, кто-то нелестно отзовется о его жене, то Фарид просто-напросто придушит обидчика.
В этот вечер Ярослав курил одну сигарету за другой, много пил. Лера видела, что он чем-то взволнован.
Много танцевали. От выпитого виски всем стало весело. Михаил не отходил от Верочки ни на шаг. Валерия невольно залюбовалась этой чудесной парой. Верочка в своем белоснежном костюме, оттеняющем ее смуглоту, была просто обворожительна. Михаил, обнимая ее за стройную талию и плотно прижимая к себе, водил в медленном танце. Песни в
исполнении Хулио Иглесиаса прекрасно дополняли интимную обстановку. Создавалось впечатление, что Михаил и Верочка одни в этой полутемной комнате, наполненной сладкой пленительной музыкой.
Но вот трогательная мелодия сменилась зажигательным испанским фламенко. Михал легонько отстранил партнершу от себя, выгнулся, вскинул вверх руки, имитируя кастаньеты. В самозабвенном порыве, он, как настоящий исполнитель фламенко, вытянулся, словно струна, и тенью заскользил на фоне стены. Зрители замерли в немом экстазе и только восторженно вздыхали. Но вот танец закончился, разгоряченный танцор рухнул на диван и блаженно прикрыл глаза. Раздались аплодисменты. У Валерии сжалось сердце от чувства несправедливости и горького одиночества. Теперь она окончательно поняла, что завидует подруге. Лера бросила косой взгляд на Ярослава. В тот момент его густые иссиня - черные волосы при свете настольной лампы отливали серебром, взгляд красивых темных глаз с приопущенными вниз уголками застыл, чувственные губы скривились в саркастической усмешке.
"Гржебовский в своем репертуаре, - подумала Лера, тяжело вздохнув. - Вечно чем - то недоволен. "
От выпитого виски шумело в голове, и Валерия выдернула друга из кресла, к которому он будто прирос.
- Пойдем, Славик, потанцуем, - улыбнулась она. - А то ты сейчас уснешь. Не могу видеть, как ты грустишь в гордом одиночестве, когда все вокруг веселятся.
Ярослав поднялся, покачнулся и притянул молодую женщину к себе. Он принялся целовать ее в губы, в шею, ласкать ее пышные волосы. Лера задохнулась от его грубых ласк, но в этот момент они были ей приятны. Ей казалось, что земля уходит из-под ног, так было хорошо!
- Я люблю тебя, моя девочка, - тяжело дыша от возбуждения, шептал ей на ухо Гржебовский. - Неужели ты до сих пор так и не поняла, что мы с тобой идеальная пара?
"А может, и правда? К чему испытывать судьбу? - подумала Валерия. - Лучше синица в руках, чем журавль в небе. Надо выбросить Бориса из головы. Как говорится: "Мы странно встретились и странно разойдемся". И видела-то я его всего лишь два раза. Не такой уж плохой человек Ярослав. Бывают хуже. А рыцарей в наше время нет, и нечего их ждать! Если не пьяница, то, как правило, негодяй, а если человек добрый, то, как пить дать, здорово зашибает.
В жилплощади я, слава богу, не нуждаюсь. А мама Ярослава как на это посмотрит? А что мама? Как-нибудь переживет женитьбу любимого сыночка. Ведь Славик, как тесто сырое, из него можно лепить все, что вздумается. А что касается его вздорного характера, что ж, стерпится, слюбится."
Опомнившись от ласк, Валерия вырвалась из объятий Гржебовского и взглянула на него. Глаза Ярослава в тот момент были полны слез.
"Да, он уже здорово набрался!"
Вдруг молодого человека сильно качнуло, и он чуть было не перевернул журнальный столик.
- Зачем ты столько пьешь, Слава ? - Лера укоризненно покачала головой. - Ты же за рулем.
- А я и н-не с-собирался ехать домой! - Язык у Ярослава здорово заплетался.
- Вот как! И что же ты собирался делать?
- Останусь у тебя. Сейчас ты меня положишь бай-бай, а потом придешь ко мне. Я буду тебя ждать.
- Ничего не получится! - отрезала Лера. -У меня в данный момент нелетная погода. Сейчас ты поедешь домой. Я посажу тебя на такси, а завтра утром заберешь свою машину.
Ярослав обиженно поджал губы.
- Ты прогоняешь меня?
- Прогоняю. Тебе нужно проспаться, радость моя, а то мама твоя наложит на меня взыскание за то, что я тебя спаиваю.
- Вздор! Мама на даче.
- Ну и что? Ты ведь завтра поедешь к ней, а от тебя будет разить, как от винной бочки. Что она подумает о своем лю -
бимом сыночке? А ну, давай собирайся. Я тебя провожу.
Роза с Фаридом тоже засуетились.
- Мы, пожалуй, тоже поедем, - сказал Фарид. - Уже поздно, и нам пора домой. Теще завтра рано вставать на работу, да и тебе нужно отдохнуть. Спасибо. Все было очень мило. Ты не ходи, мы проводим Ярослава. По-моему, он здорово перебрал.
Верочка не выпускала руку Михаила из своей ладони, а он смотрел на нее восторженными глазами. По всему было видно: подруга счастлива. Лера в душе радовалась за нее.
- Хотите, оставайтесь у меня, - предложила она, - места всем хватит.
- Спасибо, - поблагодарил Михаил. - Мы, пожалуй, пройдемся немного. Правда, Верунчик? Рад был с вами познакомиться, Лера. Надеюсь, что встреча эта не последняя.
- Справишься одна? - кивнула Верочка на стол, заставленный грязной посудой. - Может, помочь?
- Ступай, Джульетта! - шепнула Лера, чмокая подругу в щеку. - А то твой Ромео быстро найдет себе другую подружку. Я рада за тебя.
Когда все разошлись, Валерия прибрала квартиру, перемыла посуду и пошла в душ. Глаза закрывались от усталости, на душе кошки скребли.
Накинув халат, она вышла из ванной и негромко включила магнитофон с записью Пласидо Доминго. И тут только Лера заметила, что Милорд как-то странно себя ведет.
"Господи! Ведь я же забыла с ним погулять , - вспомнила она. - Ну, уж теперь-то точно не пойду. Сил нет. Да ничего, сходит на газетку."
Милорд бегал по квартире и злобно ворчал. Шерсть у него на загривке поднялась дыбом.
- Ты что, мой хороший? На кого ты так? - Валерия посмотрела в глазок входной двери. В коридоре никого не было. - Нет там никого, - сказала она собаке.
- Отправляйся спать немедленно!
Но Милорд не слушал хозяйку. Обнажив белые клыки, он метнулся в гостиную.
Тут Лера вспомнила, что с этой вечеринкой забыла покормить собаку. Она прошла на кухню, достала из холодильника кусок мяса и позвала:
- Иди кушать, Милордик. Сегодня твоя хозяйка совсем про тебя забыла.
Вдруг она услышала ожесточенный лай. Милорд лаял громко, с надрывом, словно увидел злейшего врага.
Валерия поспешила в гостиную.
"Он что, взбесился?"
- Да успокоишься ты, наконец?! - прикрикнула она на животное. - Наверное, уже полдома разбудил.
Из магнитофона лился чарующий голос Пласидо Доминго. Он исполнял финальную арию Каварадосси из оперы " Тоска ".
"Горели звезды, благоухала ночь. . .
Дверь тихо отворилась.
Услышал я шелест одежды.
Любимая вошла и на грудь мне упала. . .
О, сладкие воспоминания,
объятья, ласки и страстные лобзанья,
как легкий дым, так быстро все исчезло. . .
Мой час настал. . . "
И в самый кульминационный момент, когда певец с чувством выводил ". . . и вот я умираю. . . Но никогда я так не жаждал жизни", Лера увидела, что в кресле возле окна сидит мужчина.
Она почувствовала, как по ее спине прополз могильный холод, волосы на голове зашевелились от ужаса. Она метнулась к входной двери, пытаясь крикнуть: "Помогите!", но из горла вылетел лишь слабый стон.
- Не пугайтесь, прошу вас, - услышала Валерия до боли знакомый голос. - И, пожалуйста, не надо никого звать.
Лере показалось, что она сходит с ума.
"Как, каким образом он вошел в квартиру? - подумала она. - Девятый этаж всё-таки. Может, я забыла закрыть входную
дверь, когда провожала гостей?"
Но дверь оказалась закрытой на три замка.
- Валерия! - снова донесся голос из комнаты. - Идите сюда. Я не причиню вам зла.
По стене Лера добралась до большой комнаты и заглянула в дверной проем. Она не ошиблась. В кресле сидел Борис.
- Как вы оказались здесь? - заикаясь, спросила женщина. - Почему не предупредили, что приедете? Вы что, прошли сквозь стену?
- Сядьте, пожалуйста, - сказал Келлер. - И не бойтесь, я вам сейчас все объясню.
Словно по какому-то внутреннему приказу Лера послушно и беспомощно опустилась в кресло.
- Я слушаю вас, - произнесла она как можно спокойнее, призвав на выручку все свое мужество и волю. - Вы ведь обманули меня, когда сказали, что летите в Мюнхен, вовсе не собираясь туда лететь. Зачем? Такого рейса, который вы назвали, вообще не существует.
- Я знаю, - согласился Борис. - Простите, что обманул вас. Я сделал это без злого умысла. Сейчас вы поймете, почему.
Валерия бросила на странного собеседника гневный взгляд.
- Что я должна понимать? - возмутилась она. - Всю нашу предыдущую встречу вы водили меня за нос, хитрили и изворачивались. Я к вам всей душой, а вы просто смеялись надо мной. А сейчас вы явились ко мне без приглашения, словно привидение.
- Ну, а если я и в самом деле привидение? - горько усмехнулся Борис.
- Между прочим, это совсем не смешно! - взорвалась молодая женщина. - Я сегодня очень устала и не намерена слушать вашу болтовню. Немедленно освободите помещение. Я хочу спать.
Борис не шелохнулся. Он словно прирос к креслу.
- Я вовсе не шучу, - сказал он, и голос его чуть дрогнул. - Вы и в самом деле видите перед собой призрак, фантом.
Валерия привстала и инстинктивно протянула руку. Она попыталась схватить гостя за рукав, но рука ее провалилась в пустоту.
- А-а-а!!! - истошно закричала молодая женщина, и крик ее потонул в ночной тишине. Она откинулась на спинку кресла и потеряла сознание.
Очнулась она быстро. Ей почудилось, что все произошло во сне, однако, призрак сидел рядом. Лере хотелось вскочить и бежать скорее из своей квартиры куда глаза глядят, но у нее не было сил даже пошевелить рукой.
- Успокоились? - спросил тот, кого она называла Борисом. - Вот и хорошо. Теперь давайте поговорим о деле.
- О каком еще деле? - простонала Лера и не узнала свой голос. - Что вам, в конце концов, нужно от меня?
- Скажу честно. Мне необходима ваша помощь.
- Помощь? Вам? - удивилась она, все еще пребывая словно во сне. - Чем же я могу вам помочь?
Борис немного помедлил, затем повернул голову в сторону Валерии. В его глазах застыли боль и мольба.
- Я выбрал вас орудием возмездия, - хладнокровно заявил он.
- Я не понимаю вас, - пожала плечами Лера. - Все это очень напоминает бред шизофреника. Почему именно меня?
- Вы узнаете об этом позже. . .
- И что я должна сделать?
- Все, о чем я рассказал вам тогда, на кладбище, про своего отца - чистая правда. Только рассказ этот не про моего отца, а про меня самого. Это меня убили тридцать лет тому назад, это я был известным в Москве хоккеистом. Это моя могила находится рядом с могилой вашей матери.
Валерия уже не сомневалась, что у нее поехала крыша.
" И не мудрено, - подумала она. - От такого шального темпа жизни недолго и свихнуться. Третий год без отпуска. Но если о сегодняшнем диалоге с привидением узнает наше начальство, меня точно уволят и отправят в психушку. "
- Мне очень жаль, - с недоумением сказала она, - но я-то тут при чем? Почему из многомиллионной армии московских медиков вы выбрали именно меня? И потом, кому вы собираетесь мстить?
- Убийце, - спокойно ответил Борис, но молодая женщина заметила, что руки его напряглись, а глаза сверкнули ненавистью. - Пока мой убийца ходит по земле (а он жив, я знаю, хоть и прошло много лет), моя душа не успокоится. По его вине я лишился всего: спортивной карьеры, любимой женщины, сына, который родился незадолго до
моей смерти.
Лера была уверена, что все это бред больного воображения, но все же она слушала Бориса, не перебивая.
- Итак, - продолжал он, - подходим к самому главному. Через некоторое время мой убийца, по воле рока, попадет именно к вам в руки. И вы сделаете то, что он заслуживает. Вы перекроете ему кислород.
- Абсурд! - взорвалась Лера. - Это немыслимо! Во-первых, как я узнаю, что это именно тот самый убийца? Во-вторых, можно ли верить словам, простите, не человека? И в-третьих, я никогда не пойду на сделку с совестью. Я давала клятву Гиппократа и спасаю людям жизнь независимо от их социального положения и внутреннего состояния.
- Не горячитесь, Валерия, - остановил женщину Борис. - Этот подонок - заказной убийца, который умело маскируется под порядочного человека. На его совести не один десяток человеческих жизней (ни в чем не повинных, замечу!) И кто знает, сколько горя он еще принесет?!
- Как же я могу вам верить?
- К сожалению, мне нечем доказать мою правоту, - с нескрываемой горечью ответил Борис, - прошу поверить мне на слово.
- Нет! Все это так странно и неправдоподобно! Не могу брать греха на душу. И так счастья в жизни нет. . .
Борис как-то странно взглянул на Леру и по-доброму улыбнулся.
- Вам непременно улыбнется счастье. . .
- Вам-то откуда знать, что мне улыбнется? - с сарказмом спросила Лера.
- Верьте мне. Все будет именно так, как я сказал. А теперь - до свидания. Хорошенько подумайте над моими словами. . .
Видение исчезло.
Валерия так всю ночь и просидела в кресле, скованная ужасом, не смея пошевелиться. Ей казалось, что все, что произошло с ней сегодня, было вовсе не с ней, а с кем-то другим. Встреча с привидением напомнила ей фильм известного американского режиссера с Патриком Суэйзи в главной роли.
Лишь только когда забрезжил рассвет, Лера осмелилась подняться с кресла. Голова раскалывалась, словно с перепоя, в ушах стоял нудный звон, к горлу подступал тошнотворный комок. Она, не раздеваясь, бросилась на кровать, зарылась лицом в подушки и сразу забылась тяжелым одурманивающим сном.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Когда она проснулась, стрелки часов уже подходили к двум часам дня.
"Ну и приснится же такая чертовщина!" - вздрогнула Лера, но тут же вспомнила, что это был не сон.
Первым делом она бросилась к телефону и замерла с трубкой в руке.
"А кому, собственно говоря, я собираюсь звонить?"
Но кому-то надо было немедленно позвонить и попросить помощи. Кому? Верочке? Ее может не оказаться дома . Фариду? Он примчится немедленно, но какой от него сейчас толк ? Ярославу? Он, бедный, вероятно, еще дрыхнет, или мучается головной болью после вчерашнего обильного возлияния.
Лера лихорадочно листала записную книжку. Не то. Все не то!
И тут ее взгляд остановился на почти забытой фамилии.
"Как же это я сразу не сообразила! - обрадовалась она. - Марк Гольденблад ! Он же психиатр, работает в больнице имени Ганнушкина.
Она тут же набрала номер его рабочего телефона. В трубке послышался приятный женский голос.
- Добрый день, - поздоровалась Лера. - Не могли бы вы позвать Марка Александровича.
- К сожалению, его сейчас нет на месте, - отозвался тот же голос. - Он в приемном отделении принимает больного. Что ему передать?
- Передайте, пожалуйста, что звонила Чистова. Если ему не тяжело, пусть перезвонит мне. Запишите номер моего телефона.
- Хорошо, я передам ему. . .
В трубке послышались короткие гудки.
"Слава богу, на работе! - подумала Лера. И она терпеливо замерла возле телефона.
Марк позвонил ровно через час. Голос у него был бодрый и веселый, как всегда.
- Здравствуй, маленький! - радостно прокричал в трубку Гольденблад. - Что-то плохо тебя слышно.
- Привет, Марик! Как дела? - обрадовалась Валерия. - Тыщу лет не слышала твоего голоса.
Она представила на миг своего бывшего сокурсника и улыбнулась. Марк вечно называл ее "маленький", хотя сам был на целую голову ниже ее. Валерия вечно умилялась его неиссякаемому чувству юмора, самокритике, строгому к себе отношению. Этот маленький, шустрый, как механический веник, очкарик с толстыми линзами и огромным портфелем, вносил какой-то странный порядок в их шебутную студенческую жизнь. Ни одна вечеринка не обходилась без Мар -
ка. Он был тамадой, запевалой и заводилой. Все беспрекословно слушались и очень любили этого чудаковатого маленького человечка. Как-то раз Марк признался Валерии в любви. Она взяла его тогда под мышки, оторвала от пола, и чмокнула в щеку на глазах всей аудитории. "Ты такой маленький, хорошенький, прямо карманный, - сказала она ему, еле сдерживая смех. - И что же мы будем делать с тобой, когда поженимся? В прятки играть? Да я же тебя в постели не
найду!" Марк ни чуточки тогда не обиделся, и дружба их продолжалась вплоть до самой ординатуры. А потом он все время удивлялся, как это Лера выбрала себе такую "не дамскую" работу?
"В медицине специальностей хоть отбавляй, - рассуждал он, - а ты как-никак тянешь на красный диплом. Почему бы тебе не заняться наукой? Иди в гинекологию или в венерологию, на худой конец. Там ты быстро настрочишь диссертацию. "
Но Лера никого не слушала и поступила так, как посчитала нужным.
- Как дела, Лерик? - Слава богу, связь немного наладилась. - Куда ты пропала? Как дела семейные ?
- Никак. Развелась два года назад. Марик, мне срочно нужна твоя помощь. - Валерия не стала откладывать дело в долгий ящик.
- О, эти женщины! - засмеялся в трубку Марк. - Они звонят мужчинам лишь по неотложным делам. Шучу. Слушаю тебя, маленький. Какова материя моей помощи?
Валерия не знала, как сказать, с чего начать.
- Мне нужна твоя консультация как психиатра.
- Что, проблемы у какого-нибудь родственника ?
- Нет, у меня.
- У тебя? Так-так. Что-нибудь серьезное?
- Не знаю.
- Ладно, это не телефонный разговор. В восемь вечера у меня кончается дежурство. К девяти я мог бы подъехать к тебе домой. Устроит?
Валерия обрадовалась, что ей не надо ехать к Марку в клинику. Она была настолько опустошена и разбита, что не могла в таком состоянии управлять автомобилем, а на метро уж тем более ей не добраться .
- Спасибо, Марик, - сказала она. - Ты настоящий друг. Так в девять я тебя жду. Адрес помнишь?
- Нет, конечно. Забыл за столько лет. Напомни старому холостяку.
Валерия назвала адрес и, с облегчением вздохнув, положила трубку.
До визита Гольденблада оставалось еще целых пять часов, и она решила погулять с собакой и позвонить еще в одно место.
Лера три раза набирала нужный номер, но в трубке слышались длинные гудки.
"Конечно, - подумала она, - прошло столько лет. Квартиру могли продать, сдать, обменять, Танюшка наверняка вышла замуж, а может уехала за границу. Родители ее уже тогда были в годах. Все могло случиться. Что же, позвоню попозже, может, все же повезет. "
Марк, как и обещал, приехал ровно в девять вечера. Он перешагнул порог квартиры, волоча за собой свой неизменный портфель, и протянул Лере букетик ландышей.
- Здравствуй, маленький! - Гость приподнялся на цыпочки и еле дотянулся до Лериной щеки. - Прекрасно выглядишь.
Гольденблад нисколько не изменился: все те же очки с толстыми стеклами, тот же костюм с белой сорочкой и галстуком, да и туфли на нем, кажется, были те же самые, что и раньше.
"Сколько ему сейчас лет? - подумала Лера. - Лет сорок. Помнится, он был самым старшим в нашей группе. Все же какой он странный ! - отметила она про себя. - По-моему, в своем дурдоме он стал еще чуднее!"
- Кофе угостишь? - улыбнулся Гольденблад. - Пошли на кухню, я ведь много курю.
На кухне он взгромоздился на табурет и поставил свои крошечные ножки на нижнюю перекладину, так как до пола они не доставали.
- Итак, что же у тебя приключилось? - Он достал из пачки сигарету и чиркнул зажигалкой.
Лера ждала от друга помощи, но так и не осмелилась рассказать ему о Борисе.
- Знаешь, по моему, у меня глюки, сконфуженно призналась она.
- По твоему или точно? - переспросил Марк. - От меня ничего скрывать не надо. Ты же ждешь конкретной помощи. И потом, мы ведь друг другу не чужие.
Валерия глубоко вздохнула, набрав в легкие побольше воздуха, и выдала:
- Точно.
Она так нервничала, что бумажная салфетка, которую вертела в руках, превратилась в клочок ваты.
- Какого характера галлюцинации? Зрительные или слуховые?
- И те и другие.
Гольденблад сделался серьезным, внимательно следя за Лерой из-под очков.
- И как давно ты стала замечать за собой такие явления ?
- Где-то месяц.
- Их периодичность?
- Мне трудно ответить. В течении месяца со мной три раза происходили странные события, объяснения которым я не нахожу.
Марк затушил в пепельнице сигарету и достал из портфеля резиновый молоточек с никелированной ручкой. Он тщательно обследовал Леру, обратив внимание на коленные рефлексы и зрачки глаз.
- Ты ведешь диалог с тем, кого видишь? - спросил он минуту спустя.
- В том-то и дело, что веду.
- Да, дела неважнецкие, - резюмировал Гольденблад. - Что будем делать?
- Класть меня в дурдом, - серьезно ответила Валерия.
- Не смеши Москву лаптями, - обрезал Марк. - До дурдома далеко. Ты в отпуске-то когда последний раз была?
Лера подняла глаза к потолку.
- Не помню.
- Вот видишь, - мои предсказания сбываются. Я оказался пророком.
Кроме неприятностей в виде скомканных и изуродованных нервных клеток тебе в твоей реанимации ничего не светит.
- Ты так думаешь? - слабо улыбнулась Валерия.
- Не думаю, а уверен!
- Так что же мне делать?
- Иди в отпуск и дуй из нашей дорогой столицы хоть в Рио-де-Жанейро, хоть в Буэнос-Айрес, хоть в Усть-Каменогорск.
- Да кто же мне даст отпуск? - чуть не заплакала Валерия. - Наша смена и так работает с одной сестрой, хотя положено
три. Представляешь, что будет, если я уйду в отпуск?
- Я представляю, что произойдет, если ты не пойдешь в отпуск! - прикрикнул на нее Марк, и на его лице отразилось негодование. - Вот тогда точно все дебилы мира радостно всплеснут руками - их бесчисленная армия пополнится еще одним новобранцем.
Валерия была в отчаянии.
- Так значит я. . .
- От диагноза пока воздержусь, - возразил Марк, - но могу сказать с полной уверенностью: о так называемой большой психиатрии здесь речи нет. Ты прекрасно ориентируешься в происходящих событиях, вполне адекватна. Я не понимаю, что происходит с тобой, но если ты в ближайшее время не изменишь свой образ жизни, может случиться
непоправимое. Ты поняла меня, лапуля ?
Лера кивнула.
- Вот и умница. - Марк взял её руку и бережно поднес к своим губам. - Я люблю тебя. Надеюсь, все будет хорошо. Держи меня в курсе дел. Если что, - немедленно сообщи. Тогда будем думать конкретно. Ну всё, я побежал. Проводи меня, маленький, а то я в свое проклятое Бутово доберусь только под утро.
"Какая у него большая лысина!" - ахнула Валерия, закрывая за другом дверь. - А ведь еще совсем недавно он был похож прической на Пушкина!"
Ее ожидания не оправдались. Удовлетворения от встречи с Гольденбладом она не получила никакого.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Наконец - то трубку сняли, и на другом конце провода послышался давно забытый женский голос.
- Слушаю вас. . .
Это был голос ее школьной подруги Татьяны Гороховой. С ней Валерия не виделась целых восемь лет. В свое время Таня была известной спортсменкой, чемпионкой мира по художественной гимнастике, а ее отец занимал видное место в Олимпийском комитете Советского Союза. Ребята в школе дразнили Танюшку "цаплей" из-за ее длинных ног, которые росли у нее, как говорится, от коренных зубов, не сознавая по молодости, какой ценностью обладает эта не по
годам длинная белобрысая девчонка.
- Алло! Что вы молчите? - повторил голос в трубке. - Пожалуйста, говорите.
- Таня, привет! - Лере было неловко, что она совсем забыла свою подругу и, если бы та ей сейчас не была нужна, не позвонила бы еще столько же времени.
- Простите, кто говорит? - удивилась Татьяна. - Я что-то не узнаю.
" И не мудрено, " - подумала Лера.
- Попробую напомнить. Школа, выпускной вечер. . . На сцене пара, танцующая спортивный рок-н-рол. . .
- Лисичка! Ты?!
- Я, - и очень сожалею, что так долго тебе не звонила. - Лерина девичья фамилия была Лисицина, и в школе ее звали Лисичкой не столько из-за фамилии, сколько из-за рыжеватых волос, которые она всегда носила в виде длинного пушистого хвоста.
- Я так рада твоему звонку! - Радость у подруги и в самом деле казалась искренней. - Ну расскажи, как ты?
- Да что рассказывать? - Валерия тяжело вздохнула. - Хвалиться нечем. Окончила медицинский, работаю врачом в реанимации. Была замужем, развелась. Два года тому назад умерла мама. Теперь совсем одна. Работа - дом, дом - работа. А ты как живешь? Чем занимаешься?
- С большим спортом давно рассталась. - Татьяна говорила голосом уверенного в себе человека. - Занималась тренерской работой, но в нашем государстве на такие деньги можно только сходить пару раз в баню. Забросила это дело. Сейчас работаю манекенщицей у Славы Зайцева.
- Ну ты даешь! - присвистнула от восхищения Лера. - Молодец! Завидую!
- Завидовать, честно говоря, нечему, - призналась подруга. - Работа адская, никакой личной жизни, бесконечные командировки.
- Как на это смотрит твой муж?
- Мой муж объелся груш, - рассмеялась Татьяна. - Вернее, не муж, а мужья. Три раза была замужем, и все бестолку.
- А как родители?
- Родители, слава богу, живы-здоровы. Отец старый, но еще крепкий. Сейчас они с мамой на даче.
- Отец не работает?
- Да что ты? На таких хлебных должностях старпёров теперь
не держат. Молодых безработных некуда девать.
- Жаль. . . А связи у него сохранились какие-нибудь в Олимпийском комитете?
- Какой комитет, радость моя? - повысила голос Татьяна. - Где он сейчас, этот комитет? Все давно уж развалилось.
- Обидно.
- А что ты хотела?
- Я хотела узнать, был ли в шестидесятых годах такой хоккеист Борис Келлер, за какую команду он играл и правда ли, что его убили?
- Зачем тебе все это нужно? - удивилась Горохова. - Ты что, книгу собираешься писать?
- Вроде того. Видишь ли, рядом с могилой моей матери находится могила некоего Келлера Бориса. От вездесущих бабулек я слышала краем уха, что он в свое время был известным в Москве хоккеистом, и что будто бы его убили. Меня очень заинтересовал этот вопрос, и я хотела бы побольше узнать об этом человеке в
плане просвещения, так сказать, но к сожалению никаких сведений о нем нет.
Наступила минутная тишина.
- Чем смогу, помогу. - Татьяна видимо ходила за ручкой и бумагой. - Повтори еще раз фамилию. Я запишу.
- Келлер Борис Германович. Год рождения 1938. Год смерти 1965.
- Быстро не обещаю, - сказала Горохова. - Не знаю, когда смогу доехать до родителей. Работа, сама понимаешь. Может, отец что-то и знает про твоего хоккеиста. Неделю на раскачку даешь?
- О чем разговор, Танюша! Не горит, - солгала Лера. - Конечно, как сможешь. Я тебе очень благодарна.
- Благодарить пока не за что. Если что узнаю, позвоню. Дай свой телефон.
Валерия продиктовала номер телефона и тепло простилась со школьной подругой. Сна не было. Половину ночи она просидела в кресле с книгой в руках и только под утро смогла уснуть.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 24.02.2021г. Рикарда Фернандес
Свидетельство о публикации: izba-2021-3027292

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


















1