Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Как судили... покойника.


(из цикла рассказов анекдотических ”Удивительная страна”).

В тот год в Удивительной Стране всё, на удивление,
ладилось: солнце восходило не мигая; ветер дул не слабея;
собаки лаяли скудно; граждане, кошки и кролики плодились
штатно...

Естественно, и Верховный Суд страны собрался
рассматривать очередное “дело” как-то обыденно, ординарно,
даже Корреспондент от частной “брехаловки” зевал не так рьяно,
лишь воздыхал скучно.

В зале суда народу было минимум. Громоздился в шикарном
костюме один Потерпевший, как типичный представитель группы
пострадавших (всех пострадавших нельзя было физически
разместить в судебном помещении). Воровато озирался примятого
вида Свидетель, как типичный представитель группы свидетелей
(всех свидетелей нельзя было...). Солидный, с брюшком,
Защитник потерпевших уцепился за портфель и натужно скрёб по
нему пальцем. Адвокат Обвиняемого – худущая, с кислой миной
особь неустановленного пола – иногда дёргалась. Лысый Прокурор
и другая мелочь, согласно штатному расписанию, сидели как
вкопанные. Единственное, кого ещё нужно отметить, так это
Зеваку, нервного субъекта без очков, в заднем ряду, средь
таких же зевающих.

В клетке для обвиняемых, под пристальным взором, одетых в
полную боевую экипировку, двухметровых полицейских, стоял в
углу серый полиэтиленовый – мешок...

Всё шло по наезженной колее: зашёл Высокий Суд - все
встали; Суд сел - и все сели.

    Верховный начал зачитывать суть дела...
Читал без передыху, мерно, с лёгким сопением, до захода.
Поэтому не будем утомлять читателя пунктами, а выдадим краткое
резюме. Итак, очень известный Обвиняемый обвинялся во всех
грехах земных, как-то: покушения на убийства, изнасилования с
наркотическим уклоном и циничные совращения
совершеннолетних... Но, главное, собирался покуситься на
Ценности, Конституцию и земельную реформу Страны!
Подробностями течения судебной рутины тоже не будем
утомлять. Ясное дело, что Потерпевший бил себя в грудь
кулаками, топал ногами; иногда рыдал, тыкая пальцем в клетку;
рвал рубашку, демонстрируя свою потерпевшую, незапятнанную
алкоголем душу!

Свидетель божился, что всё видел воочию. И так честно
смотрел на Верховного, что тот стал облизываться и тереться о
плечо Секретаря суда, миловидной девицы с выщипанными бровями.

Ну и, как водится, суетился Корреспондент: записывал,
снимал, уточнял, домысливал каждую деталь судебного действа.
Как и положено, наиболее значимым, пылким и
аргументированным было выступление стороны обвинения -
Прокурора! От его красноречия Защитник обвиняемого стал
почему-то чихать и сморкаться в затасканный платочек. А
Адвокат потерпевших так разволновался, что чуть не выпал из
скамейки.

А, в целом, суд двигался последовательно, без загибов-
перегибов, в нужном направлении, скорее, западном, чем
восточном.

И вдруг мерный, слегка сонливый ход заседания прервал
выкрик Зеваки:
- А где же, господа судии, обвиняемый? Я все очи
просмотрел, и вставал, и в бинокль пялился, даже под скамейки
заглядывал, а кроме серого мешка в клетке не усмотрел! Прошу
разъяснить бестолковому!

В зале пошёл ропот, кто-то выкрикнул неприличное слово,
на что Верховный заёрзал на месте, глянул похотливо на
секретаршу и затряс колокольчиком, говоря:
- Прошу тишины! Вышла лёгкая неувязка: секретарь чуть
перепутала и информацию о телесной наличности Обвиняемого
пропечатала в конце...

В зале снова зашумели, и Верховный заторопился:
- Исправляю ошибку, итак: на данный исторический момент,
обвиняемый – вернее, то, что от него осталось, находится в
мешке... В смысле имеем мешок с костями, как результат
эксгумации захоронения Обвиняемого.
- Так он уже упокоился? – изумился Зевака.
- Истинно так! – расплылся в снисходительной, слегка
кривоватой, усмешке Верховный.

Зевака выпучил очи, схватился за сердце и опасно
пошатнулся, а зрители в волнении вскочили с мест и загалдели
обиженными гусями.

Верховный, предвидя наводящие вопросы, вновь потряс
колокольчиком и поспешил разъяснить, что всё соответствует
закону и Конституции, поскольку ни там ни сям запрета судить
упокойника - НЕТути!

После такого разъяснения, Зеваке кто-то впихнул в рот
таблетку, зрители разочарованно сели, а Верховный начал читал
приговор...

Читал долго, до хрипоты и заката.
Если коротко, Обвиняемому присудили следующие наказания:
- покушения на Ценности определить как госизмену, за что
приговорить к трёмстам и трём годам предварительной отсидки в
колонии специального режима, без права восстановления в
правах!
- за изнасилование изнасилованной по предварительному
усмотрению проститутки, по законам округа изнасилования,
приговорить к смертной казни путём отделения головы от тела...
В этом пункте, опять вскочил и возмутился Зевака:
- Насколько я понял, череп и костная масса Обвиняемого
уже отделены!

Верховный поперхнулся, вновь заколоколил и грозно
пискнул, откашливаясь:
- Попрошу не перебивать, иначе удалю из зала!
После чего продолжил:
- за самовольное, без госрегистрации, изготовление и
несанкционированный сбыт наркотиков, по законам округа
изготовления и сбыта, приговорить к казни методом удушения в
петле!

- И как же можно душить, когда от шеи остался один кусок
шейного хребта! – выкрикнул возмущённо Зевака.
- Ну и что! – поддержал судью кто-то из зевающих. – Мешок
очень-но удобно вешать на виселице, особенно из липы. И
смотрится хорошо... на ветру.
Верховный надулся до красноты и прорычал тускло:
- Прекратить перепалку! Удалю всех!

После чего, энергично выпил стакан с газировкой, не
торопясь облизал губы и продолжил:
- за покушение на территориальную целостность территории
Страны, приговорить к пожизненному заключению, с отбыванием
наказания на безжизненном куске в песках пустынной
территории...

Зевака весело оглядел сотоварищей и не удержался, но
шёпотом:
- Говорят, в песке кости долго хранятся, да и собак в
пустыне нет, а верблюды кости не потребляют...

Тем временем Верховный подобрался к концу...
Выпив залпом два стакана кряду, он, крякнув, помпезно
провозгласил окончательное Высокое решение: - Итак, по
совокупности наказаний, учитывая телесное состояние
Обвиняемого, Высокий суд постановляет:
- мешок, как хранилище Обвиняемого, в виду его
осквернения, путём кощунственного контакта с костями
Обвиняемого – спалить!
- Кости Обвиняемого вымазать мазутом и разбросать по
государственной мусорной свалке.
- Череп облить краской фирмы “Не отмоешься”, облепить
утиными перьями и пухом, поместить на палку из бука и
выставить на всеобщее обозрение в центре столицы.
- Гроши, заработанные от обозрения данной
достопримечательности туристами и другими шатающимися праздно
безработными, пустить на повышение премиальных... судьям.

И выдохнул:
- Приговор окончательный, обжалованию не подлежит!

Стук упавшего в глубоком обмороке Зеваки, слился с
финальным стуком молотка Верховного и уже не привлёк особого
внимания Корреспондента, тем более шумно расходящейся
публики...
21.02.21 года.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 24.02.2021г. Валерий Ивашковец
Свидетельство о публикации: izba-2021-3027161

Рубрика произведения: Проза -> Сатира


















1