Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Оружие бога - Главы 11-12


                                                Глава 11


         – Ваш праздничный наряд, светлейший! – сказал мастер. – Это штаны, а здесь рубашка. К ним прилагаются пояс и плащ. Как видите, всё очень красивое.
         Рассчитываться он пришёл сам с одним из своих работников, который нёс наши обновы. Мой костюм был пошит из любимого князьями Торы малинового бархата и очень походил на тот, в котором нас встретил брат Марлы, только на нём было больше золотых узоров и кружев. Одежду на будущих дворян пошили из более дешёвого шёлка и потратили на неё намного меньше золота. Мужские одежды для дороги и балов имели различия только в материале и отделке, а в остальном шились одинаково. Женщины надевали в дорогу штаны, чаще из кожи, а вот праздничным нарядом местных дворянок было платье, состоящее из облегающего лифа и пышной юбки чуть ниже колен. Для большей пышности под неё надевали две нижних. На груди был приличных размеров вырез, но его прикрывал большой кружевной воротник. Спереди лиф стягивался двумя рядами серебряных пуговиц. Для Раша использовали плотный шёлк розового цвета, а платье Леры шили из более тонкого голубого. Когда она надела его и вышла к нам, вид был потрясающий! В Заградоре дворянки тоже носили такие платья, но большей длины и на шнуровке.
         – В этой сумке ещё один наряд для вашего мальчика, – добавил мастер. – Шили из хорошей ткани и украсили бантами. Я надеюсь, вы довольны?
         В нашу первую встречу он демонстрировал почтение к клиенту, сейчас было подобострастие, к которому примешивался страх. Наверняка его вызвало известие о том, что меня разыскивает стража Мунда. Я заплатил за заказ и предупредил о необходимости держать язык за зубами.
         – Если проболтаетесь, буду вынужден отложить отъезд, а за нарушение своих планов отыграюсь на вас! Мне никто не причинит вреда, а вот вам...
         Мастер заверил, что проглотит язык, после чего поспешил уйти. Золото он нёс сам, а следом шёл подмастерье с пустыми сумками.
         Обувь доставили, когда мы закончили обедать. И с этим заказом пришёл мастер со своим работником. Мне пошили две пары сапог, такую же обувь принесли для Раша с Бреном, а Лере дали примерить туфли с каблуками, которые разрешалось носить только дворянкам. Праздничные сапоги отличались от дорожных более тонкой кожей и красились в любой цвет, кроме белого. Белые дозволялось носить только князьям. В Заградоре были свои ограничения в нарядах, в Дерме носили другую одежду, а о местных обычаях я до приезда в Мунд узнал от Керра. Когда делали заказы, маг сказал, что у него есть всё необходимое.
Я заплатил и пригрозил расквитаться за болтовню, а Раш проводил башмачников и закрыл за ними калитку. Когда он вернулся, я сказал:
         – Золота почти не осталось, поэтому с князем расплатимся жемчужиной. Сегодня сделаем дела и уедем из города.
         – Мы-то уедем, а что делать с вами? – спросила Лера.
         – Когда Брен закончит кормить лошадей, отправлю его на рынок, – ответил я. – Предупредит знатока, чтобы пришёл к нам не один, а с возчиком, и купит белую краску. Покрасим Керра, и он проедет ворота вместе с вами, а перед этим поработает своей магией с возчиком. Лягу в воз, а вы забросаете меня мешками с овсом. Если возчик будет один, его завернут, чтобы не возиться с решёткой, но если подъедете все вместе, то пропустят. Потребуют лишнюю плату и обругают, но не помешают уехать.
         Я растолковал задание вернувшемуся с конюшни мальчишке, дал ему три серебряные монеты и отправил на рынок. Через две свечи он вернулся в разорванной рубашке и с подбитым глазом.
         – Кто тебя избил? – спросил Керр, забрав у него сумку с краской.
         – Встретил старшего брата, – ответил Брен. – Хорошо, что спрятал одну монету в сапог, а то он забрал бы и её. Вашему знатоку всё передал, как велели.
         – Помойся и поменяй рубаху, – сказал маг, – потом я тебя подлечу.
         Сначала он возился с мальчишкой, а потом я занялся им. Кисти не было, поэтому пришлось красить пальцем. В результате моей работы получился вылитый покойник.
         – Главное, чтобы ты не напугал наших наёмников, – пошутил я, – иначе придётся ехать без охраны. Стражников не напугаешь. На воротах один фонарь, и его не суют в лицо.
         Когда начало темнеть, приехали Мел с Гором и привели небольшую лошадку для Брена. Ужинали они с нами, а когда мы закончили и отпустили слуг, появился знаток. Раш отпер калитку и направился к воротам, чтобы впустить во двор возчика.
         – Не пугайтесь нашего мага, – предупредил он знатока, – его немного покрасили.
         Хорошо, что мне пришла в голову мысль сказать о краске, потому что знаток перепугался и с предупреждением. Если ничего не сказали бы, мог и удрать. А вот возчик при виде вышедшего из дома Керра бросил своё имущество и чуть не перемахнул через забор. Раш успел схватить его за ногу, а подбежавший маг успокоил.
         – Мужика с мальчишкой оставим здесь, а остальные поедут к князю, – сказал я знатоку. – Наёмники постерегут лошадей, а ты сможешь уйти, только сначала расскажешь, что нужно знать.
         Мы уже оседлали лошадей и были в дорожных нарядах, но ещё недостаточно стемнело, поэтому пришлось подождать. Ожидание не затянулось. Как только на улицах начали зажигать фонари, я приказал возчику закрыть за нами ворота и первый выехал со двора.
         – Рассказывай о своём князе, – сказал я ехавшему рядом знатоку.
         – Это один из пяти спасшихся из столицы князей, – отозвался тот. – Корт Бардуш отправил с королевой всю дружину и обоих сыновей. Сам он уже стар для войны, но хватило сил и сноровки, чтобы отбиться от шеннов и уйти. С ним уехали старшая дочь и двое слуг. В Мунде они оказались одними из первых, поэтому неплохо устроились на гостевом дворе «Княжеский». Родственников или друзей у него здесь нет, но, видимо, пока есть деньги. Но он не откажется и от ваших, поэтому должен быстро оформить. Возьмите пергамент. Пока приедем, постояльцы должны успеть поужинать. Я не знаю, в какой он комнате, но об этом скажет хозяин. Он допоздна сидит на своём месте, а потом запирает двери.
         Ехали довольно долго и из-за темноты никого не заинтересовали. Возле заведения я расплатился со знатоком, и он уехал. Мы спешились и привязали лошадей к закреплённым в стене кольцам. Наёмники остались их охранять, а остальные вошли в ещё незапертые двери. Постояльцев в застольной не было, был только слуга, который мыл полы и не обратил на нас внимания. Хозяин сидел за своим столом и был удивлён моим появлением. Его удивление было понятно. Как я узнал, загры появлялись в Мунде не каждый год, а если появившегося для чего-то ищет стража, он должен бежать из города или забиться в какую-нибудь щель, а не искать пристанища на лучшем гостевом дворе. Вторым толстяк увидел мага и едва не упал в обморок. Керр быстро снял ему страх и подчинил.
         – В какой комнате живёт князь Бардуш? – спросил я. – Не надо объяснять, лучше покажи. Потом вернёшься на своё место и будешь сидеть, пока мы не уйдём!
         – Прошу вас, господа! – сказал он, встав из-за стола. – У нужного вам князя пятая комната, а его дочь живёт в шестой. Конечно же, я вам покажу!
         Вслед за ним поднялись на второй этаж и подошли к двери, на которой были нарисованы пять звёздочек. Отправив хозяина за его стол, я велел Керру ждать нас в коридоре и постучал. Старческий голос разрешил войти, что мы и сделали. Большая комната была уставлена красивой мебелью, а за столом сидели двое. Князю можно было дать семьдесят лет, но пока в нём не чувствовалось дряхлости, а лицо мне понравилось. Женщина, которая, по-видимому, была его дочерью, не отличалась красотой, но тоже вызвала симпатию. Оба с удивлением уставились на нашу компанию.
         – Позвольте представиться! – коротко поклонился я. – Князь Заградора Саркар дек Кард. Со мной два простака, которых я хочу с вашей помощью сделать благородными.
         – Князь Корт Бардуш, – отозвался он, – а это моя дочь Вела. Неожиданное предложение. Было основание прийти с ним ночью? Это не вас разыскивает стража Мунда?
         – Может, сначала предложите сесть? – не отвечая на его вопросы, спросил я. – Стул для этого у вас есть.
         – Конечно, садитесь, – разрешил Корт. – Остальные пока не получили благородства и могут постоять. К тому же я вас не ждал и не запасся стульями, а на кровать не пущу.
         – Ещё не ночь, а вас поздно побеспокоили из-за князя Седуша, – сказал я, сев к ним за стол. – Я тоже вынужден был бежать из вашей столицы и в пути спас его сестру от разбойников. Она пригласила погостить во дворце брата, и я согласиться. Это вы приехали в Мунд одним из первых, а мы оказались последними. Не хотелось морочить голову с жильём, тем более что я не собирался здесь задерживаться.
         – Это понятно, – кивнул он. – Князь Седуш меня приглашал, но я не счёл нужным воспользоваться его гостеприимством. Так в чём его вина?
         – В желании прибрать моего мага, – объяснил я. – Их почти не осталось в вашем королевстве, а я из-за долгого и опасного пути был в одежде простака. Хотел приодеться в вашей столице, но не успел. В благодарность за спасение сестры он объявил меня самозванцем и натравил стражу.
         – Вам служит морш? – удивился Корт. – Никогда о таком не слышал. Хотя сейчас мало порядка, а их община должна была сильно пострадать. Вы уезжаете в Зарбу?
         – Да, туда, – подтвердил я. – Так что с моей просьбой? Вы поможете или мне искать кого-нибудь другого?
         – Сначала ответьте на два вопроса. Что явилось причиной возвышения этой парочки и почему вы не обратились в совет князей Мунда? Вид у вас вполне достойный, и я вижу княжеский знак. Вас все признали бы, а Седушу вынесли порицание. По-моему, это благороднее бегства!
         – А я от него не бежал. Сообщил, что хочу уехать, и не получил ответа. После этого собрался и ушёл, как положено. Пытались задержать, но уже за пределами дворца. Наверняка я доказал бы свои права в вашем совете, но как бы мы тогда уехали из города? Князь Седуш не из тех, кто прощает унижение, и не самоубийца, чтобы бросить мне вызов. И я не хочу оставить без помощи доверившегося мне мага. Вы сами сказали об отсутствии порядка, поэтому после совета многие князья захотели бы захватить морша. Вот тогда точно пришлось бы спасаться бегством!
         – Не многие, но желающие нашлись бы, – согласился он. – А что с вашими спутниками?
         – Раш совершил воинский подвиг, – ответил я, – да и его сестра отменно владеет оружием. Они провели меня через степь и неоднократно оказывали услуги. В дворянство возводят и за меньшее.
         – Пожалуй. Остаётся решить вопрос оплаты. И есть одно препятствие: я взял с собой печать, но нет пергамента.
         – Пергамент есть у меня. А в оплату даю эту жемчужину. На днях продал такую же за двести золотых. Дешевле было бы расплатиться с вами золотом, но я не могу бегать по лавкам и не хочу задерживаться.
         – Хорошо, – согласился Корт, – Давайте пергамент и скажите полные имена обоих. Дочь, принеси перо, чернила и мою печать.
         – Раш и Лера из семейства Дор, – сказал я, отдавая ему свиток.
         Вела сходила к стоявшему у кровати сундуку и взяла из него всё, что было нужно отцу. Он быстро написал две грамоты и к каждой приложил печать. После этого я простился и вместе с новоиспечёнными дворянами и ожидавшим нас за дверью магом поспешил к лошадям. Наёмники хорошо знали Мунд и не заблудились бы в нём даже при слабом освещении фонарей, поэтому до своего дома добрались галопом.
         – Быстро уходим! – приказал я, как только очутились во дворе. – Раш, заплати возчику полсотни серебром и вытряхивай его барахло! Гор с Мелом носят мешки с овсом, а остальные грузят на лошадей сумки. Смотрите, чтобы ничего не забыли!
         Дно у воза было слишком грязным даже для дорожной одежды, поэтому я, прежде чем в него лечь, сходил в дом и принёс два одеяла. Одно положил под себя, а другим укрылся. Мешков с овсом было больше десятка, и меня ими хорошо завалили. Было трудно дышать и причинял неудобство лежавший сверху груз, а когда воз покатил по брусчатке, стала донимать пыль. Не меньше мешали вонь и грохот оббитых железом колёс. Продолжалось это довольно долго, пока мы не остановились.
         – Демон их принёс в такое время! – зло сказал мужской голос. – Дей, буди Роба, будете поднимать решётку! С этих дворян ничего не возьмёшь, так тряхните хотя бы возчика! Если не заплатит серебряный, никуда не поедет!
         Говорили тихо для моих спутников, но я услышал. Заскрипел ворот, который вращали стражники, и перекрывавшая проезд решётка со скрежетом пошла вверх.
         – Эй, ты! – сказали совсем рядом. – Гони серебряный лай, иначе мигом завернём! Мы не обязаны задарма по ночам пускать возы! Или ты считаешь себя благородным?
         – Возьмите, господин стражник! – послышался голос возчика. – Я не виноватый в вашем беспокойстве! Сам не хотел ехать на ночь глядя, так заставили.
         Загромыхали копыта лошадей и опять затрясся воз. Когда проехали ворота, шум и тряска уменьшились. По дороге ехали недолго и вскоре остановились. Один за другим сбросили мешки, и я смог встать.
         – Что он будет делать? – спросил я у Керра, кивнув на возчика.
         – Сейчас вернём мешки, и поедет по дороге, – ответил маг. – Когда рассветёт, вернётся в город. Я подчистил ему память. Даже если догонят, не сможет о нас рассказать.
         – Тогда сворачиваем в деревню. Утром поедим и отправимся за твоими сумками.
         Небо было безоблачным, поэтому дорогу было видно даже людям и не пришлось зажигать взятый из дома фонарь. До деревни добирались меньше свечи и остановились у крайнего дома. Привязанная во дворе собака зашлась лаем, и вскоре из-за приоткрывшейся двери высунулась чья-то голова.
         – Кто такие? – испуганно спросил мужик.
         С ним не стали договариваться, а сразу подчинили.
         – Уйми пса! – приказал Керр. – Мы останемся у тебя до рассвета. Сеновал большой?
         – Большой, – ответил мужик. – Сена много. Баб не тронете? Я к тому, что ежели будете пользоваться, то неплохо бы заплатить.
         – Не нужны нам твои бабы, – сказал я ему, заводя коня во двор. – Утром пусть приготовят завтрак и еду в дорогу. За это заплатим. Мел, на вас дежурство. Керр, возьмите в колодце воду и смойте свою краску, а то утром распугаете хозяев.
         Кони были накормлены, и их привязали к изгороди и не стали рассёдлывать. Младший из братьев заступил на дежурство, а остальные забрались спать на сеновал. Можно было отправить туда семью крестьянина, а самим занять дом, но в нём было бы трудно разместить всех, а для меня не нашлось бы лавки подходящих размеров. А на сеновале было мягко, приятно пахло сеном и не донимали комары, поэтому мы хорошо выспались. Разбудил Мел.
         – Еда готова, – сказал он, увидев, что я проснулся. – Лошадей тоже покормили. Деревенские встают рано, поэтому лучше уехать, пока они все здесь не собрались. Деревня рядом с Мундом, а крестьяне скоро повезут в него продукты и не будут держать рот на замке.
         Мы быстро поели наваристую мясную похлебку со свежеиспечённым хлебом, отсыпали довольному хозяину жменю серебра и уехали.
         – Я не чистил им память, – сказал ехавший рядом со мной Керр. – Проще было поставить запрет на болтовню. Он долго не держится, но мы быстро управимся. Сейчас проедем три деревни, а золото спрятано рядом с последней.
         До приметного места, с которого свернули в лес, дорога была пустая, а когда забрали прикрытые мхом сумки и возвращались, увидели едущих в Мунд крестьян. Их возы не мешали скачке, поэтому до города добрались быстро. Объезжали его весь день по редколесью. Уже к вечеру натолкнулись на дорогу, ведущую к северным воротам.
         – Поедем ночевать в деревню или продолжим путь? – спросил у меня Керр. – Ещё светло, поэтому можем успеть добраться до трактира.
         – Не будем терять время, – решил я. – Облаков нет, поэтому дорогу как-нибудь разберём.
         Трактир увидели, когда уже совсем стемнело. Ворота не заперли, поэтому без стука въехали во двор, разбудили конюха и, оставив ему лошадей, вошли в дом. Других постояльцев не было, так что каждому взяли по комнате, а наёмников с мальчишкой после ужина отправили на сеновал. Я отдыхал, пока в дверь не постучала Лера. Мы недолго занимались любовью и вскоре уснули. Вчера сильно устали, поэтому я проснулся позже обычного. Любимая уже не спала, лежала рядом и, судя по выражению лица, думала о чём-то печальном.
         – Из-за чего ты такая невесёлая? – спросил я, пододвинулся к ней и обнял.
         – Из-за купленного благородства, – ответила Лера. – Если бы ты знал, как мне не хочется менять жизнь! И брат не очень доволен, хоть и молчит.
         – Не понял! – удивился я. – Другие мечтают о дворянстве, а у вас оно вызывает грусть. Вот что хорошего было в вашей прежней жизни, чтобы за неё цепляться?
         – Для князя – ничего, – сказала она. – Тебе будет трудно понять. Для тебя степь – это только очень большой луг, на котором живут дикие кочевники и стоят их грязные стойбища. На самом деле в ней есть своя прелесть. Знаешь, как там хорошо весной, когда всё цветёт? И кочевники не такие уж дикие. Пока не сошли с ума, мы прекрасно уживались. Но я не рвусь вернуться к прежней жизни, меня пугает та, которую ты мне уготовил. Я с большей радостью жила бы с тобой без дворянства. Подумай сам, какая из меня княгиня? Ну помню я памятью Ольты, как они себя ведут, но всё это такое чужое и непонятное!
         – Привыкнешь, – пообещал я. – Это старикам тяжело менять жизнь, а вы молодые. Не нужно бояться, если жизнь меняется к лучшему. Поверь, что я сделаю всё, чтобы ты была счастлива! И Рашу поможем, поэтому пусть забудет о своём недовольстве. Ещё несколько дней пути – и мы будем в Зарбе.
         Я немного её успокоил, а потом ласками и любовью вернул хорошее настроение. Не думал, что на них так подействует возвышение. Надо будет самому поговорить с Рашем.
         Когда мы оделись, Лера приоткрыла дверь и выглянула в коридор. Никого не было, поэтому она пробежалась до своей комнаты, подождала в ней, пока я спущусь в застольную, и появилась там сама. Мне было плевать на трактирщика и его слуг, но в свободные комнаты могли вселиться дворяне, поэтому лучше было соблюдать приличия.
         За одним из столов уже завтракал Раш, к которому я и присоединился. Вскоре после прихода Леры появился Керр, а вслед за ним – наёмники с Бреном. Хорошо поев, мы расплатились с трактирщиком, забрали лошадей и поспешили отправиться в путь. В этот день опять ехали дотемна и сделали только две короткие остановки для еды. Ночевали в трактире, в котором были и другие постояльцы, но комнат хватило, а мы уехали рано, поэтому даже их не видели.
         – Может, днём отдохнём? – спросила Лера, когда выехали на дорогу. – Брену тяжело.
         – Потерпит, – отказал я. – К вечеру должны быть в Зарбе, а через день пути, по словам Мела, доберёмся до Роделя. Там наймём для тебя карету, а Брена посадим на козлы рядом с кучером. Вроде бы опасности нет, но я буду спокоен, когда покинем Тору. Мы не гоним лошадей, поэтому при желании могут догнать.
         Обедали в одном королевстве, а заночевали уже в другом. Об этом узнали по разговору конюха и трактирщика. Оба знали язык соседей, но к нам обратились на основном языке Зарбы. Мы ответили на нём же и после этого уже не говорили на других, чтобы не принимали за чужаков. Когда заселялись, было не до разговоров, только сказали хозяину о комнатах и потребовали ужин. Я хотел поговорить утром, но трактирщик подождал, пока мы позавтракаем, и подошёл сам. Увидев надетый мной медальон, он преисполнился почтения и обратился так, как в Зарбе обращались к князьям:
         – Дозвольте спросить, светлый! Уже несколько дней нет ни одного путника из Мунда. У меня основной доход от купцов, а за декаду не было ни одного каравана. Это не из-за войны? В Тору едут, хоть и меньше обычного, а сюда...
         – Вы правы, уважаемый, – ответил я, – это из-за войны. Королева увела войско освобождать захваченные города, а шенны набегом захватили столицу. Поэтому столичных купцов у вас точно не будет. Наверное, не приедут и из других городов. В такое время лучше сидеть дома и отказаться от дальних поездок. Но вы не расстраивайтесь: столицу скоро отобьют, а вслед за этим возобновится торговля. Теперь я хочу спросить, безопасна ли дорога?
         – Не слышал, чтобы у нас были разбойники, – ответил он, – а вот после Роделя озоруют. Но ватаги небольшие, поэтому вы можете их не бояться.
         Его уверенность оказала нам плохую услугу. Все слышали наш разговор, поэтому даже у братьев Собер не было всегдашней готовности к бою. На нас напали в полдень рядом с трактиром. Увидев его, мы ещё больше уверились в безопасности и не смогли ответить на вылетевшие из леса стрелы. Я с трудом увернулся от одной из них, а потом поспешил соскочить с коня, который лишал меня подвижности. До росших на краю леса кустов было только два десятка шагов, поэтому от стрел мог уворачиваться я, а не люди. Выпустив их два десятка, разбойники отложили луки и с мечами бросились к дороге. Повезло в том, что у них было мало стрел. Если бы подбежали с луками, мне не помогла бы никакая сноровка. Можно сберечься от одного лучника, но не от шести, сейчас же я без труда с ними расправился. Видимо, никто из разбойников не дрался с заграми и не знал, на что они способны. Зарубив последнего, я впервые с начала схватки смог повернуться и посмотреть на дорогу. Мои спутники лежали без признаков жизни, и здесь же валялись три убитые лошади. Бросив мечи, я подбежал к Лере. Слава богам, она была жива! Одна стрела ударила в голову, выдрав клок волос и лишив сознания, а вторая засела в плече. Больше везучих не оказалось. Раша убила попавшая в глаз стрела, у мальчишки такая же торчала из уха, а в каждом из братьев их было несколько. Мела убили сразу, а Гор успел схватить лук, но ни разу не выстрелил. В Керра попали одной стрелой, и он мог бы выжить, но при падении с лошади свернул себе шею. Разобравшись со спутниками, я занялся любимой. Вначале перевязал ей голову, а потом вынул стрелу и как мог обмотал плечо. Две лошади убежали, но мне хватило двух оставшихся. Гружённая золотом лошадь мага отбежала на полсотни шагов, а та, на которой ехал Раш, осталась стоять рядом с ним. Сначала я хотел привязать Леру к седлу, но потом решил, что проще отнести её на руках. Перед этим срезал с груди Раша кошель с жемчугом и повёл его лошадь в поводу. Подняв любимую, я перекинул её через плечо и, придерживая одной рукой, понёс к трактиру. Когда поравнялись с лошадью Керра, она пошла за нами сама. Наше появление вызвало в трактире переполох.
         – Мне нужна комната! – сказал я трактирщику, положив девушку на его стол. – Отнесёте в неё госпожу, а я сейчас возьму вещи. Если хоть что-нибудь украдут, убью всех! После этого конюх займётся лошадьми, а вы пошлите работников на дорогу. На нас напали рядом с вашим заведением, и нужно похоронить убитых и собрать их имущество. Если не найдёте работников, побежите сами! Когда скажу, приготовите обед. Вы ещё здесь?
         Хозяин позвал кого-то из слуг и вместе с ним понёс Леру на второй этаж, а я поспешил к лошадям забрать сумки с золотом и ту, о которой предупреждал Раш. Когда вернулся в трактир, хозяин спускался по лестнице и тут же отвёл меня в комнату.
         – Ежели что нужно, вы только прикажите! – угодливо сказал он. – Мы похороним убитых, а оружие и сумки доставим вам! И не извольте беспокоиться о лошадях...
         Я положил сумки на пол, выставил трактирщика за дверь и занялся лежавшей на кровати девушкой. Я не до конца отошёл от боя и пока не испытывал горечи от потери спутников, единственным чувством была досада из-за гибели мага. Если бы Керр уцелел, мы смогли бы завтра продолжить путь, теперь же Лере придётся декаду лечиться, прежде чем она сможет сесть в седло.
Первым делом я раздел её, обмыл рану на плече водой из фляги и туго завязал. Потом то же самое сделал с раной на голове. Лучше было использовать кипячёную воду или мочу, но я решил всё сделать быстрее. Лера очень сильная девушка и должна была быстро поправиться. Если раны воспалятся, найму кого-нибудь из крестьян и отвезу её в Родель. Если врачи в этом захолустье хоть что-то умели, так это лечить раны.
         Закончив перевязку, я укрыл любимую одеялом, убрал сумки с золотом в шкаф и стал ждать прихода хозяина. Можно было попытаться привести её в чувство, но я не стал. Скрывать смерть брата нельзя, а это известие не добавит ей сил. В дверь постучали, и после моего разрешения слуги начали заносить сумки, а потом вознамерились занести гору оружия.
         – Только два арбалета! – отказался я. – Остальное хозяин может забрать в счёт оплаты. Скажите ему, что для меня нужно приготовить обед, а раненой госпоже потребуется молоко. У вас есть мёд?
         – Очень хороший, – ответил один из слуг. – Принести?
         – Пока не надо, – остановил я его. – От меня убежал конь, на котором были сумки с одеждой. Поищите! Коня можете забрать себе, меня интересует только одежда.
         Я выгнал их, закрыл дверь и занялся Лерой. У любимой прошла бледность и стало глубже дыхание, а когда я смочил перевязку и вытер лицо, она открыла глаза.
         – Что с Рашем? – прошептала Лера. – Он жив?
         – Погибли все, кроме нас, – ответил я. – Разбойников я порубил.
         Лицо любимой жалко скривилось, а из глаз потекли слёзы.
         – Это наказание богов! – сказала она. – Сначала сестра, теперь брат! Они наказывают меня за нашу любовь! Сабуру она точно не понравится, а Кера наверняка сочла её блудом! Как мне теперь жить, Сар? Ведь им ничего не стоит отнять и тебя! Тогда я сама перережу себе шею!
         – Говоришь глупости! – сказал я. – Твою сестру убили, когда мы не были знакомы. У меня из-за любви к девушке убили всю семью, а ведь она была загра, а наши боги славят любовь. Убивают не они, а люди. Богам нет до нас дела. Сколько их и сколько людей! Жрецы говорят, что они не вмешиваются в нашу жизнь, а их слуги судят нас уже после смерти.
         – Что сделали с его телом? – не переставая плакать, спросила она.
         – Похоронили слуги трактирщика, – ответил я. – Они принесли сумки с твоими вещами, а я забрал ту, в которой были деньги. Золото Керра тоже взял.
         – И что теперь? Меня сильно ранили?
         – Поцарапали голову и всадили стрелу в плечо. Наконечник без яда и зазубрин, так что дырка скоро зарастёт. Побудем в этом трактире, пока ты не сможешь сесть на лошадь, а потом поедем в город. Возьмём карету, а долечиваться будешь в пути. В Зарбе хорошие дороги, поэтому не будет тряски. Как только сможешь ходить, сразу же поведу тебя в храм.
         В дверь постучали, и открывший её слуга поставил на пол обе мои сумки.
         – Нашли ваши вещи, господин! – поклонившись, сказал он. – А вашего коня убили! Ему в шею попали две стрелы. Обед вам готов, а за молоком для госпожи послали в деревню. Ежели нужно что-то ещё...


                                                Глава 12


         – Чем ты занят? – спросила Лера.
         – Проснулась? – отозвался я. – Тебе что-нибудь нужно?
         – Ничего мне не нужно, – ответила она, – просто скучно. Пятый день лежу на этой кровати. Плечо уже почти не болит и не беспокоит голова, а ты разрешаешь вставать только на горшок! И любовью уже можно заняться, если осторожно.
         – Я не умею любить осторожно, – засмеялся я. – Потерпи два дня, а потом поедем. Если выедем утром, то даже шагом до вечера доберёмся до Роделя. А занят я тем, что потрошу сумку с вещами Керра. Мы не можем везти с собой это барахло, поэтому нужно отобрать самое ценное.
         – Не трогай вещи брата, – попросила любимая. – Когда встану, попрошу показать место, где его закопали, там и зароем.
         – Хорошо, – согласился я. – Вещи наёмников тоже зароем, а от Брена осталась одна одежда. Хотел ему помочь, а оно вон как вышло. А в сумке Керра роюсь из любопытства. Интересно знать, что морши возят с собой. У него не было времени на сборы, а почти сразу примчался с золотом и уложенными вещами. Он даже потом не стал делать заказов. Вот я и думаю, неужели готовился заранее?
         – Нашёл что-нибудь интересное? – поинтересовалась Лера.
         – Только одно, – ответил я. – Посмотри, какая красивая!
         Я показал ей очень крупную и красивую жемчужину, непонятно как прикреплённую к тонкой золотой цепочке.
         – Просто прелесть! – подтвердила девушка. – У тебя нет таких больших, а эта ещё и розовая. Можно я надену её на шею?
         – Тебе можно всё, – разрешил я, – только это сделаю я.
         Я осторожно приподнял ей голову и надел украшение, не касаясь не до конца зажившей раны. Как только жемчужина оказалась в ложбинке между грудями, она исчезла.
         – Куда она делась? – растерялась Лера, взяв цепочку здоровой рукой. – Сар, у меня здесь горячо! Она сейчас во мне! Что будем делать?
         Я тоже растерялся, а потом схватился за кинжал.
         – Убери его! – закричала любимая, прикрывая рукой грудь. – Этого нельзя делать! Если ты её вырежешь, я сразу умру!
         – А откуда ты это знаешь? – спросил я, возвращая оружие в ножны. – Да не бойся, не собираюсь я тебя резать.
         – Не знаю, – ответила она. – Просто поняла, что её нельзя трогать. Сейчас вся грудь горит, но не больно, а как-то приятно!
         Я потрогал место, куда провалилось то, что мы приняли за жемчуг, и не ощутил жара.
         – Сар, у меня сильно чешется плечо! И оно перестало болеть. Сними повязку!
         Когда я смотал перевязку, под ней не было не только раны, не осталось даже шрама. Лера попробовала двигать рукой и не почувствовала боли. Я посмотрел на её голову и увидел, что рубец от раны стал меньше и весь порос волосами.
         – Как ты себя чувствуешь? – спросил я, уже зная, что она ответит.
         – Я совсем здорова, только очень хочется есть и ещё... Ладно, еда подождёт, сначала любовь! Почему ты ещё в штанах?
         Такого у меня не было ни с одной женщиной. Я сразу же потерял голову, а когда пришёл в себя, уже опустошённый, ничего не смог вспомнить.
         – Ты меня растерзал, – хрипло сказала Лара. – Но как же было хорошо! Сар, это из-за жемчужины?
         – Не знаю, что это такое, только точно не жемчуг, – ответил я. – Мне сейчас пришло в голову... Может, магия у моршей от таких украшений?
         – Хочешь сказать, что и я могу стать такой, как они?
         – Лишь бы не облысела и не стала зелёной, а магия не помешает. Она помогла тебе выздороветь, так что завтра сможем уехать.
         – А почему не сегодня? Ещё только утро.
         – Потому что сегодня я не смогу сесть в седло, – признался я. – Тебе было хорошо, наверное, и мне тоже, только я этого не помню. Вот взяться за него больно.
         – Давай возьмусь я, – предложила она. – Я не разбираюсь в магии и не умею лечить, но, может, хватит и этого?
         Она взялась, и боль сразу ушла, а заодно я почувствовал такой прилив сил и желания, что не было возможности терпеть. На этот раз я ничего не забыл и даже не было боли.
         – Мне на сегодня хватит, – сев на кровати, сказала Лера. – Давай оденемся и сходим в застольную? Так хочется есть, что не могу думать ни о чём другом! Хватит мне молока, хочу мяса!
         Её дорожный костюм отстирали и так зашили, что, если не присматриваться, вид был как у нового. Мы оделись, заперли комнату и спустились на первый этаж. Обычно никто не знакомится с трактирной прислугой, но я за пять дней узнал их всех. Других постояльцев не было, поэтому я посчитал излишним демонстрировать княжеские манеры.
         – Влас, принеси нам обед поплотней! – крикнул я подавальщику, после чего обратился к удивлённо уставившемуся на Леру трактирщику: – Парк, моей спутнице стало лучше, и мы намерены завтра от вас съехать. Сегодня покажете, где зарыли остальных, и посчитайте, сколько я вам должен.
         – Ничего вы мне не должны, светлый, – встав со своего места, ответил он. – Отданное вами оружие стоит дороже наших услуг. Рад за вас, госпожа. Садитесь, сейчас всё принесут.
         Мы хорошо поели, а потом вместе с одним из слуг сходили на место баталии.
         – Разбойников закопали у леса, – сказал он, показав рукой на те кусты, из-за которых в нас стреляли, – а ваших спутников похоронили возле дороги. Тут зарыт морш, здесь – одноглазый, а это холмик мальчика. Вот воины для меня ничем не отличались, поэтому не скажу, кто из них в этой могиле, а кто в той.
         После осмотра вернулись в трактир, и я поднялся в свою комнату за сумками. Взял у конюха лопату, и мы пошли их закапывать. Лера всплакнула на могиле брата, но, когда возвращались, она уже успокоилась.
         – У меня в груди нет жара, – сказала она, когда я отнёс лопату и хотел вернуться в дом. – Подожди, давай постоим во дворе. Мне уже так надоела эта комната!
         – А что ещё чувствуешь? – спросил я.
         – Пока только огонёк, который бьётся в такт сердцу. Страха нет, наоборот, он рождает уверенность. И я почему-то знаю, что не будет никакого вреда. Как ты думаешь, зачем Керр возил его с собой? Ведь если это источник магии, то у него должен быть свой.
         – Может, для сына? – предположил я. – В нашей столице многие маги жили семьями, наверное, и в Торе были их женщины.
         – А у них была сила или только у мужчин? – спросила Лера. – Может, магия только для вас, а я напрасно перевела жемчужину?
         – Раны затянулись на глазах, – возразил я. – Керр лечил намного хуже. Наверное, лечить других труднее, чем себя. Пробуй, может, что-нибудь и получится. Всё равно нет ни одного морша и тебя некому учить. Может, это и к лучшему. Вряд ли они стали бы открывать людям свои тайны, наоборот, постарались бы тебя убить.
         – Что думаешь делать, когда доберёмся до Роделя?
         – Наверное, задержимся на день или два, – подумав, ответил я. – Нужно избавиться от золота, пока нам из-за него не перерезали глотки. Отдадим в один из крупных купеческих домов, тогда при необходимости сможем забрать в любом крупном городе Зарбы. За эту услугу нужно заплатить, но немного. Сходим, наконец, в храм, и ты станешь женой. Для княгини нужны другие одежда и обувь, поэтому сделаем заказы. У тебя совсем нет украшений...
         – Их много в нашей сумке, – перебила меня любимая. – Да и вообще зачем они в дороге?
         – Мы будем делать остановки в городах и можем получить приглашение, – объяснил я. – Посмотрим вашу сумку, но вряд ли в ней найдётся что-нибудь достойное. Пока будут работать с заказами, наймём карету и охрану. И я не собираюсь на ней экономить. Возьмём два десятка бойцов, чтобы уже не думать о разбойниках.
         – А почему в Мунде взяли только двоих? Из-за того, что Керр спрятал золото?
         – А ты подумай сама. Как я набирал бы толпу охранников, если нас искала стража? И золота было мало, а на наше серебро многих не наймёшь. Я переплатил князю Бардушу из-за того, что не мог продать жемчуг. Можно было поручить Рашу, но это потеря времени и ненужный риск. Искать могли не только загра с моршем, но и одноглазого. Если выпадет такая возможность, обязательно отблагодарю князя Седуша! И ещё нам подгадил трактирщик. Он говорил, что нет никакого разбоя, а я, дурак, поверил! И эти мерзавцы устроили засаду не в глухом месте, а возле трактира. Ветер дул от нас, поэтому я не почувствовал их запахов, а дыхания не услышал из-за нашего разговора. Если бы проявил осторожность, мы так глупо не попались бы. Так что в гибели твоего брата есть и моя вина.
         – Не нужно так говорить! Это был не злой умысел, просто ошибка, а ошибиться может каждый. Вот брату Марлы я отомстила бы! Все наши беды из-за него!
         – Посмотрим, может, ещё и отомстим. Сначала нужно добраться до столицы и устроить свою жизнь. Продадим жемчуг, купим приличный особняк и заведём полезные знакомства. Нужно будет поделиться золотом с отцом и выполнить одно поручение короля Салеи. Вот когда это сделаем, можно отправить кого-нибудь за головой Седуша.
         – Мне почему-то ужасно захотелось спать, – сонно сказала Лера. – Пойдём быстрее, а то я усну прямо здесь.
         Я взял её за руку и повёл в нашу комнату. Она с трудом добрела до кровати и тут же уснула. Наверняка эта сонливость была как-то связана с жемчужиной Керра. Когда мы стояли возле холмика мага, у меня мелькнула мысль, что можно его разрыть и взять ту, которая осталась в нём, но я её даже не додумал. И дело не в том, что морш стал для меня своим, и не в брезгливости, а в страхе. Не знаю, почему вдруг стало так жутко, и нет желания доискиваться причин. Пусть здесь роются другие, если нет ума!
Любимая спала, а я не мог спать днём и уже переделал дела, поэтому просто лежал на своей кровати, без мыслей убивая время. За прошедшие дни обе личности полностью слились, и теперь мне была доступна память всей жизни и купеческого сына из рода Олеров, и единственного оставшегося в живых князя рода Кардов. Я был не Маком и не Саркаром, а чем-то средним, слепленным из них обоих. Это давало много преимуществ, но временами мешало, вызывая растерянность или раздражение. Это бывало в тех редких случаях, когда мои половины по-разному оценивали нечто для меня важное.
         Когда проголодался, попытался поднять Леру, но безуспешно. Она сказала, что не будет есть, и опять заснула. Пришлось идти одному. Когда спустился в застольную, увидел обедавших молодых дворян.
         – Откуда они? – негромко спросил я у Парка.
         – Из Мунда, – ответил он. – Пообедают и поедут дальше. Я расспросил их и узнал, что уже отбили столицу Торы. Говорят, что шеннов выгнали и из всех захваченных ими городов. От кочевников получили большой урон, поэтому война на этом не закончится. Только не так-то просто воевать в степи. Её нужно хорошо знать и иметь большое превосходство в силах. И пешком за кочевниками не погонишься, а у королевы мало кавалерии. Ладно, пусть воюют, а для меня главное, что скоро восстановится торговля.
         – Не хочу с ними общаться, – сказал я. – Пусть мне принесут обед в комнату.
         Я не только обедал в одиночестве, но и ужинал. Лера проснулась, но не захотела есть, а когда я вернулся из застольной, она опять спала. Я уже начал беспокоиться, что эта сонливость надолго и не получится завтра уехать, но утром любимая проснулась первой и разбудила меня. После бурной любви, которая на этот раз осталась в памяти, мы привели себя в порядок, позавтракали и покинули трактир. Доставшаяся мне лошадь Раша была мелкой и с трудом несла такого седока, как я, поэтому до Роделя ехали шагом. В таком медленном передвижении было только одно достоинство: я мог услышать любую засаду за сто шагов. К полудню встретили трактир, в котором пообедали, а к вечеру увидели городскую стену. За время пути почти не разговаривали, а теперь этому ничего не мешало. Лес закончился, и повсюду виднелись поля крестьян. Вблизи дороги не было даже кустов, так что я уже мог не опасаться засады.
         – Что ты такая задумчивая? – спросил я любимую. – За весь день слышал от тебя только несколько слов.
         – Не хотела тебе мешать, – ответила Лера, – да и у меня было о чём подумать.
         – А что с твоим огоньком?
         – Ничего не чувствую. Вчера ещё грел, а сегодня исчез.
         – Шрама на голове не видно, – заметил я. – Там всё заросло волосами. Я даже рад тому, что у тебя исчез этот огонь. Наверняка в магии есть опасности, поэтому лучше обойтись без неё.
         Вблизи города встретили несколько возов и нас обогнала небольшая кавалькада, а в остальном дорога была пустынной. Она упёрлась в городские ворота, в которых стоял караул из пяти стражников.
         – Назовитесь! – потребовал один из них.
         – Что за новость? – удивился я. – С каких это пор требуют у путников себя называть?
         – У обычных не требуют, – объяснил он, – но на вас княжеский медальон. – Мы должны докладывать о приезде светлых.
         – Князь Саркар дек Кард, – представился я. – Спутницу называть? Это хорошо, что не нужно. Скажите, как мне проехать к хорошему гостевому двору?
         Мне почтительно объяснили дорогу и пропустили в город, не взяв плату. Родель напомнил города Заградора. В нём были такие же широкие улицы и точно так же не воняло дерьмом. Конечно, вместо тёсанного камня всё замостили брусчаткой и почти отсутствовала зелень, но всё равно находиться здесь было приятней, чем в Мунде.
         Мы без расспросов добрались до площади, на которой располагались сразу два гостевых двора. Стражники сказали, что они оба считаются лучшими, поэтому я поехал к тому, который был ближе. Лошадей отдали конюху, вещи взяла Лера, а я нагрузился золотом. Встретил нас не хозяин, а его управляющий. Об этом мы узнали из приветствия.
         – Добро пожаловать в «Гордость Роделя», светлый! – воскликнул он. – Я его управляющий Герд Зорен! Сейчас слуги возьмут ваши сумки...
         – Возьмите у госпожи, – согласился я, – а эти я понесу сам. Нам нужны две комнаты и ужин. Наверное, задержимся у вас на несколько дней.
         – У вас будет всё самое лучшее! – пообещал управляющий. – А какая комната нужна госпоже? У нас на них разные цены.
         – Госпожа завтра станет моей женой, – ответил я. – Вам ещё нужны объяснения?
         Нас отвели в две большие, богато убранные комнаты, и в них же доставили ужин. Когда мы поели и слуги унесли посуду, я предупредил управляющего, что сегодня не нуждаюсь в услугах. Он понял правильно, и нас больше не беспокоили. Ночевали порознь, каждый в своей комнате.
         – Не забудь запереть дверь, – предупредил я Леру. – Здесь только слепые не поняли того, что мои сумки набиты золотом. Пока мы от них не избавимся, нужно соблюдать осторожность. Да и потом... Я не могу позволить, чтобы с тобой что-нибудь случилось!
         После моего заявления о браке можно было провести вечер вдвоём, но нужно было разобраться с нашими ценностями. Я запер дверь и начал с сумок мага. Пододвинул ближе фонарь, высыпал золото на пол и принялся быстро считать монеты, откладывая в отдельную кучку по одной из каждой сотни. Несмотря на моё проворство работа заняла много времени. Пришлось даже прерваться и потребовать, чтобы долили масло в фонарь. Когда с этим закончил и подсчитал отложенные монеты, их оказалось две сотни. Эти двадцать тысяч нужно было отдать купцам. Убрав монеты обратно в сумки, я высыпал на пол богатство семейства Дор. В этой сумке было больше двух тысяч золотых монет, кошель с украшениями и много серебра. Серебро я переложил к своему, в кошеле не было ничего по-настоящему ценного, а с золотом пришлось повозиться. Здесь были монеты самых разных королевств, включая Заградор. Присоединив к ним три сотни из тех, которые остались у меня и были в кошелях убитых спутников, я решил, что пора спать. Была уже ночь, а я за день сильно устал, поэтому заснул сразу же, как только лёг в кровать.
         Обычно я не просыпаюсь ночью, а в эту проснулся и не сразу понял, что вижу. В комнате невысоко над полом плавал едва светящийся сгусток тумана. Он повисел над сумками с золотом, а потом двинулся в мою сторону. Страха не было, наверное, я не до конца отошёл от сна. До меня этот туман не добрался и уплыл сквозь стену в комнату Леры. Почему-то я не испугался и этого, закрыл глаза и заснул на этот раз до утра.
         Утром умылся, надел праздничный костюм и расчесал волосы, после чего разбудил будущую жену.
         – Для чего ты нарядился? – не поняла открывшая дверь девушка.
         – Сейчас и ты нарядишься, – сказал я. – Позавтракаем, а потом я пристрою лишнее золото и поедем в храм.
         – Тогда подожди, пока я всё сделаю, – отозвалась она и заперла дверь.
         Решив не терять зря время, я спустился на первый этаж, к столу, за которым уже сидел Герд Зорен.
         – Вы вчера предлагали свои услуги, – сказал я управляющему. – Не передумали за ночь?
         – Мы помогаем постояльцам, – поклонившись, ответил он, – а если это светлый князь, то поможем даже в ущерб себе!
         – От вас не потребуется таких жертв, – засмеялся я. – Скажите, какой из купеческих домов достаточно надёжен, чтобы отдать на сохранение большую сумму денег. Его представительства должны были во всех крупных городах.
         – Такие у нас купцы первой гильдии, – ответил он. – Если отдадите им, получите по первому требованию. Берут один золотой из сотни за год хранения. По-моему, это недорого. Лично я держу свои сбережения у Фертов.
         – К ним обязательно ездить или могут кого-нибудь прислать? – спросил я. – У меня много золота и совсем нет охраны.
         – Если много, то пришлют. Я сейчас отправлю в их дом кого-нибудь из слуг. Это всё?
         – Какой из ваших храмов считается главным? Я в первый раз в Зарбе...
         – Это связано с вашим браком? – спросил управляющий. – В таком случае вам нужен Капротар. Это наш бог любви, и обычно супругами становятся в его храме. Там же продают временных жён и выбирают любовников и любовниц. Если у жены мало опыта, её можно на время отдать жрецам. За небольшую плату они сделают из неё такую искусницу!
         – С этим ясно, – остановил я его болтовню. – Сможете нанять для нас карету?
         – У нас есть своя, – ответил он, – но если она будет занята, то пошлём слугу за наёмной. Они стоят на соседней площади.
         – Тогда отправляйте слугу к купцам, а мы пока позавтракаем. А когда закончим с деньгами, подадите карету.
         Любимая задержалась, а я пока рассматривал тех, кто уже находился в застольной. Ближе других завтракала купеческая семья, а за дальними столами сидели молодые дворяне и пожилой, богато одетый мужчина с золотой цепью зака. Купец и его жена не отрывали глаз от своих блюд, кавалеры были сильно разогреты вином и увлечены обсуждением какой-то прелестницы, а зак поймал мой взгляд и почтительно поклонился. Я кивнул в ответ и повернулся к спускавшейся по лестнице Лере. Девушка была так хороша в праздничном наряде, что отреагировали даже кавалеры. Когда я к ней подошёл, увидели и меня и тут же поспешили выразить почтение. Мы сели за свободный стол, и я смог убедиться в том, что сходство Роделя с городами Заградора не ограничивается широкими улицами и чистым воздухом. Даже в столичных трактирах Дерма не было такого богатого выбора блюд, что уж говорить о гостевых дворах, в которых постояльцев не баловали разнообразием! Мы сделали заказ, подождали, пока его приготовят, а потом с аппетитом поели. Едва управились с завтраком, как приехали вызванные купцы.
        – Я Артон Ферт, – представился мне юноша лет шестнадцати, одетый в костюм из чёрного бархата с белыми кружевами. – Вы хотели отдать нам золото на хранение, светлый? Я взял с собой счётчика и все бумаги. Сколько нужно принять и какими монетами?
         – Двадцать тысяч золотых королевства Тора, – ответил я. – Одного счётчика будет мало. У меня много дел, а со счётом придётся просидеть до обеда.
         – Мы не думали, что будет такая большая сумма, – растерялся юнец. – Я тоже могу считать, но получится долго. Будет проще съездить к нам. У меня с собой охрана...
         – Подождите, – сказал я ему. – Сейчас возьму золото и поедем.
         Я отвёл Леру в свою комнату, взвёл оба арбалета и предупредил, чтобы никому не открывала.
         – Я не думаю, что тебе здесь угрожает опасность, иначе взял бы с собой, но лучше соблюдать осторожность. Если кто-нибудь полезет, стреляй!
         Я взял с собой не только двадцать тысяч, но и остальное золото, кроме небольшого кошеля, в который были отобраны монеты Зарбы. В торговый дом Фертов ехали в карете в сопровождении пяти конных наёмников. Меня с большим почтением встретил старший брат Артона Парк, который возглавлял торговый дом в Роделе. Золото раздали десяти счётчикам, поэтому со счётом управились быстро. Пока готовили бумаги, я попросил обменять остальные монеты.
         – Золотые Торы вам обменяют по курсу, – ответил мне Парк. – Остальные оценят по весу. Обычно мы этим не занимаемся, но для таких уважаемых клиентов...
         Когда я отдал и это золото, принесли моё свидетельство.
         – Вы сможете получить деньги в любом из больших городов, – сказал Парк, с почтением вручая мне бумагу. – Постарайтесь не потерять. Вам и в этом случае вернут золото, если его не заберёт по этой бумаге кто-нибудь другой. У нас много загров, а медальон не так уж трудно подделать. При отсутствии свидетельства вам придётся долго ждать, пока наш дом в столице проверит свои отделения.
         Вскоре мне принесли больше полутора тысяч золотых Зарбы и на той же карете под охраной доставили на гостевой двор. Лера по-прежнему сидела в моей комнате и почему-то выглядела растерянной.
         – Что-то случилось? – спросил я, подходя к ней. – Почему ты молчишь?
         – Думаю, что ответить. Понимаешь, мне ночью приснился сон... Вроде бы я прошла сквозь стену в твою комнату и там ходила. Ты погасил фонарь, но было видно почти как днём. Потом я вернулась к себе. Если мне что-нибудь снится, сны очень быстро забываются, а этот почему-то запомнился. Вскоре после того как ты уехал, кто-то постучал в дверь. Я спросила, что нужно, но мне не ответили... Я не знаю, как это получилось, но я смогла разделиться. Сидела на этом стуле с арбалетом в руках и одновременно прошла сквозь дверь и увидела, как кто-то бежит по коридору. Это ведь магия?
        – Никогда не слышал о том, что морши могут отделяться от тела, – сказал я. – Но об их магии судят только по услугам. Ладно, с золотом я закончил, поэтому не будем терять время. Эту сумку я возьму с собой. Пойдём. Парка я предупредил, поэтому карета уже должна стоять у крыльца. Или ты не хочешь замуж?
         – Конечно, хочу! – ответила Лера. – Мог бы и не спрашивать! Дай мне руку!
         Я запер дверь, и мы, взявшись за руки, спустились по лестнице.
         – Парк, у меня к вам претензия! – сказал я управляющему, когда он доложил о карете. – В моё отсутствие кто-то пытался войти в комнату. Я вынужден забрать золото, но у нас много других ценностей. Если мы их лишимся по вашей вине... Продолжать?
         – Сейчас же поставлю кого-нибудь на страже! – пообещал он. – У нас, светлый, не обокрали ни одного клиента!
         – Надеюсь, что я не стану первым! – Я с угрозой посмотрел на вспотевшего Герда и повёл Леру к выходу.
         Один из слуг почтительно открыл нам дверцу кареты, подождал, пока мы сядем, и дал знак кучеру. Тот не ленился работать кнутом, а на широких улицах Роделя было мало экипажей, поэтому ехали быстро. Нужный нам храм Капротара был в центре города, и мы не потратили много времени на поездку.
         – Ничего себе! – поразилась Лера, когда я помог ей выйти из кареты.
         Я тоже удивился, хоть и не так сильно. Храм был большим и красивым зданием и не вызвал бы удивления, если бы не башня, которая вздымалась над его куполом на три десятка локтей и ничем, кроме размеров, не отличалась от детородного уда.
         – У каждого народа свои обычаи, – сказал я, подводя её к распахнутым дверям. – Не обращай внимания.
         – Приветствую вас, светлый! – воскликнул встретивший меня жрец. – Привезли на обучение девицу?
         Этот разодетый в золото толстяк с круглым похотливым лицом вызвал у меня неприязнь и раздражение. Наверное, он никогда не соединял браком загра и человеческую девушку, поэтому принял мою любимую за шлюху.
         – Ещё скажешь что-нибудь в этом духе, и откручу голову, – пообещал я, сверля его взглядом. – Ты оскорбил мою невесту, а значит, и меня! В Заградоре убивают за меньшее! Но мы в Зарбе, поэтому ты только бесплатно проведёшь обряд!
         – Я проведу, – поспешно согласился он, – но за браслеты нужно заплатить. Светлый, для князей они сделаны из золота и с камнями, кто же мне их даст?
         – Сколько? – спросил я, развязывая сумку.
         – Сотню за ваш и пять десятков за браслет для вашей обворожительной невесты! Вы будете проходить полный обряд или упрощённый?
         – А чем они отличаются?
         – В упрощённом я только выдаю браслеты и делаю запись, а в полном... Светлый, о нём слишком долго рассказывать, но поверьте, что вы оба получите море удовольствия!
         – У нас мало времени, – отказался я. – Да и верить тебе... Делай проще!
Сделать быстро не получилось из-за моей руки: на неё в храме не нашлось браслета. Набежавшие жрецы пообещали, что сейчас всё сделают, а мы пока можем развлечься. Если хотим, то друг с другом, а если хочется разнообразия...
         – Вам в любом случае пришлось бы ждать, – убеждал меня один из них. – Это для других подойдут обычные браслеты, а на браслете вашей жены нужно вырезать символ медальона! Мы уже отдали в работу! Зачем вам сидеть на этих скамьях? У нас прекрасные спальни и есть напитки, которые увеличат чувственность и силу!
         – Моей силы хватит на всех вас! – рявкнул я на него. – Мы подождём здесь, только недолго! Если через свечу не будет браслетов, я закажу их сам и проведу обряд в другом храме, а потом найду, как вас отблагодарить!
         Ждать пришлось больше, но браслеты понравились, и я сменил гнев на милость. Они были украшены искусной чеканкой и изумрудами, хорошо сидели на руке и красовались соколом Кардов.
         – Вот я и твоя жена! – сказала Лера, когда шли к поджидавшей нас карете. – Сар, я точно княгиня?
         – Конечно, светлая! – улыбнулся я. – Мы ещё сделаем тебе медальон. Не сейчас, а когда приедем в столицу. Княжеские знаки редко делают для женщин, но тебе он не помешает.

Главы 13-14   https://www.chitalnya.ru/work/3027733/






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 24.02.2021г. Геннадий Ищенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3026953

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


















1