Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Оружие бога - Главы 9-10


                                                   Глава 9


         – Ничего не слышу! – заявил выслушавший меня Орг. – Говорите, крики и звон оружия? Давайте проедем и посмотрим. Может, кому-то нужно помочь.
         – Съезжу сам, – сказал я собравшимся возле меня мужчинам. – Посмотрю, а потом решим, стоит ли вмешиваться. Если поедем все, сильно нашумим и не оставим себе выбора.
         Не слушая возражений, пришпорил коня и погнал его галопом, пока до сражавшихся не стало слишком близко. Дальше нужно было бежать самому. Несмотря на шум, уже и люди могли расслышать топот копыт, а это сразу лишило бы меня преимущества внезапности. Пробежав две сотни шагов, сошёл с дороги и дальше двигался лесом. Звуки сражения постепенно стихали, и, когда я выглянул из-за разросшихся на придорожной вырубке кустов, всё было кончено. Неподалёку стояла карета, окружённая двумя десятками вооружённых оборванцев. Наверняка это была разбойничья ватага. Здесь же лежали тела тех, кто пал в схватке, и две лошадиные туши. Уцелевших лошадей поймали и привязали к деревьям. На моих глазах один из разбойников распахнул дверцу кареты и вытащил сопротивлявшуюся даму. Под гогот остальных он развернул её к себе задом, задрал юбки и занялся мужским делом. Остальные побросали оружие и стали в очередь, некоторые даже сняли пояса. Одного оставили следить за дорогой, но в мою сторону никто не смотрел. Когда я позже думал о своём поступке, понял, что он стал результатом слияния с Саром. Сам я не решился бы на такое безумство. Или подождал бы, пока уйдут разбойники, или помчался бы за подмогой. Даже с моими силой и быстротой было глупо нападать на стольких противников. Если они справились с охраной, значит, неплохо владели оружием. Сар ещё мог попробовать, но у меня не было его воинской сноровки. Маг говорил, что она должна появиться, но это были только слова.
Вытащив мечи и стараясь не шуметь, я стал красться к дороге. Увлечённые действием у кареты разбойники громко обсуждали достоинства женщины и давали советы приятелю, поэтому я незамеченным подобрался совсем близко. Когда до них остались десять шагов, я изо всех сил бросился вперёд. Прежде чем оборванцы схватились за оружие, шестеро успели расстаться с жизнью. Я орудовал клинками не хуже Сара, убивая их одного за другим. За мной просто не успевали, и мало у кого хватало сил отбить удар. Я стремился в первую очередь перебить лучников, но один успел и отбежать в сторону. Пришлось сражаться с уцелевшими разбойниками и уворачиваться от его стрел. Я несколькими ударами расправился с двумя из них, схватил третьего и прикрылся им от стрелы. Бросив его на дорогу, избавился от одного из мечей и метнул в убегавшего лучника кинжал. После этого осмотрелся и направился к оставшемуся в живых разбойнику, который всё ещё трудился с пленницей. Ему я сломал шею, после чего поправил ей платье и вознамерился посадить в карету.
         – Ещё! – простонала не пришедшая в себя женщина. – Ну же!
         – Он уже мёртв, – сказал я, без церемонии запихивая её на сидение. – Продолжите в другой раз, а сейчас приведите себя в порядок. Сейчас сюда приедут дворяне, среди которых будут князья.
         – Мёртв? – спросила она. – Ты убил?
         – Я перебил разбойников, но ваши спутники, к сожалению, мертвы.
         – Это не спутники, а слуги, – безразлично сказала она. – Найму других, а сейчас нужен кучер. Садись на козлы. Если доставишь меня домой, будешь купаться в золоте! Постой, поедем позже, а сейчас займёмся другим. Убил разбойника, теперь отрабатывай за него!
         Она вознамерилась выйти из кареты, но я не дал.
         – Я не знаю, кто вы, а я князь Саркар дек Кард! Вам ясно сказано, что сейчас здесь будет толпа дворян. Уймитесь и соблюдайте приличия. Кучера мы вам найдём, по крайней мере до трактира, а я ничего вам не должен!
         – Княгиня Марла Седуш, – сердито представилась она. – Если вы князь, я благодарна вам за защиту, но могли бы проявить уважение к моей просьбе, а дворяне подождали бы!
         – Куда едете, княгиня? – спросил я, обратив внимание на то, что карета до остановки двигалась в сторону столицы.
         – Возвращаюсь к себе из Мунда, – ответила Марла. – Ах да, вы же загр и можете не знать князей Седуш! Меня нужно отвезти в столицу.
         – А разве вы не встречали беженцев? – удивился я.
         – Каких беженцев? – с недоумением спросила она. – Никого я не встречала. Вчера свернули к имению баронов Гольшей, а сегодня продолжили путь. Баронесса моя подруга.
         Княгиня уже полностью пришла в себя и даже перестала злиться. Кажется, она не оставила мысли мной воспользоваться. У Марлы были красивое лицо и прекрасная фигура, которую я имел возможность оценить, вот только возраст... Я дал бы ей не меньше тридцати лет. Если бы не любовь к Лере и не обстоятельства нашей встречи, я не отказал бы в её просьбе, сейчас об этом не могло быть и речи.
         – Ждите здесь, – сказал я и закрыл дверцу кареты. – Сейчас приведу остальных.
         Далеко бежать не пришлось, так как мои спутники продолжали ехать без спешки и были в сотне шагов от нас. На княгиню и её людей напали в том месте, где дорога делала поворот, поэтому мне было достаточно его пройти и помахать рукой. Увидев меня, все поторопили лошадей и вскоре с изумлением осматривали заваленную телами дорогу.
         – Вы настоящий зверь, князь! – с восторгом воскликнул Лай. – Перебить столько народу!
         – Я убил не всех, – ответил я княжичу, – только половину. В карете сидит княгиня Седуш. Когда напали разбойники, она ехала в столицу. Ей нужно помочь, но это вы решайте сами.
         – Марла или Гали? – спросил Орг. – У нас их две.
         – Я это, князь, – отозвалась Марла, открыла дверцу и без посторонней помощи выбралась из кареты. – Надеюсь, что вы не бросите меня здесь? И объясните, почему я не могу вернуться в свой дворец!
         С ней начали объясняться, а я подошёл к своей компании, взял у Раша повод коня и забрался в седло. Вскакивать в него так лихо, как это делали другие, не получалось из-за веса. Когда я попробовал в первый раз, чуть не повалил низкорослую степную лошадь.
         – Зря ты так рисковал, – сказал брат Леры. – Здесь было достаточно бойцов!
         Она сама молчала, но очень выразительно.
         – Полностью слились с загром? – тихо спросил Керр. – Это хорошо!
         – Не знаю, полностью или нет, но дерусь не хуже его, – ответил я, – да и думаю как-то не так, как раньше. Раш, обращайся ко мне уважительно, иначе не будет уважения дворян. Ты для них пока никто, поэтому не поймут простого отношения к князю. Так, кажется, они что-то решили.
         – Княгиня Седуш возвращается с нами в Мунд к родственникам, у которых она гостила, – сообщил мне подъехавший к нам Орг. – К ней в карету посадим всех женщин, кроме вашей, и сможем двигаться быстрее. Сейчас освободим дорогу от тел и поедем. Соберёте трофеи?
         – Мне хватит своего золота, – отказался я. – Делайте с ними что хотите. Мы не будим их хоронить?
         – Оставим на обочине, – сказал князь. – Их слишком много, а нам нечем копать землю. Заплатим в первом же трактире, а трактирщик договорится с крестьянами. Примите мои поздравления, князь! Муж Марлы погиб год назад, но брат очень влиятелен в Мунде и будет благодарен за её спасение. Я думаю, что он и нам окажет гостеприимство. Учитывая число спасшихся из столицы, это будет нелишним. Наверняка они заняли все гостевые дворы.
         Дворяне, включая княжичей, быстро убрали с дороги тела, позаимствовав заодно понравившееся оружие и кошели с поясов, а потом Дей забрался на козлы и повернул карету. В неё сели дамы, к которым причислили и дочку купца, а освободившихся лошадей поручили вести в поводу её отцу и брату. Взяли и захваченных разбойниками коней, привязав их к карете.
         – Нам они не нужны, – сказал ехавший рядом со мной княжич Карбуш, – но жалко оставлять. Отдадим трактирщику вместо денег, а он расплатится ими с крестьянами. Скажите, князь, зачем вам Зарба? Оставайтесь у нас! Идёт война, и все оценят такого бойца, как вы! Я думаю, что оценит даже королева. Наш король был очень крупным мужчиной. Вы меня понимаете? Вас не пустят на трон, но кое в чём вы могли бы его заменить!
         – Спасибо за хороший совет, – поблагодарил я. – Так и поступлю. Но сначала нужно съездить в Зарбу. Наши дворяне должны знать правду о моей мести, а не те мерзости, которые распространяют мои враги. Это дело чести!
         – Честь превыше всего! – подхватил он. – Вы благородный загр, князь! Жаль, что вы уедете, но, когда вернётесь, можете рассчитывать на мою дружбу!
         – Очень польщён и отвечу тем же, – пообещал я, – а сейчас, Лай, я поеду вперёд и не смогу с вами разговаривать. У меня очень чувствительный слух, поэтому смогу издали обнаружить засаду, если не будет мешать шум.
         Я хотел подумать, а княжич мешал. Если бы я от него не отделался, сам бы он долго навязывал своё общество. Он предложил дружбу и тем самым дал право назвать себя по имени. В княжеских семьях так обращались друг к другу только немногие родственники и друзья. Лей сказал, что всё понимает, и перенёс своё внимание на княжича Добруша, а я, как и говорил, обогнал остальных на полсотни шагов.
         Последняя ночь сильно меня изменила. Как и прежде, я считал себя Маком из торгового рода Олеров, но думал и поступал во многом по-другому. Начинающий торговец был бы счастлив добиться покровительства среди высших дворян и не сказал бы им ни слова против. Между купцом и князем лежала пропасть, которую я удивительно легко перепрыгнул. Я не нуждался ни в чьём покровительстве, а за посягательство на свою честь был готов убить любого из князей! Я говорил Рашу, что мне не нужна его почтительность, и это было правдой. Раш и его сестра стали для меня своими, почти семьёй, и надо было только узаконить наши отношения. Его почтение требовалось мне для сохранения уважения другими. И это было важно не для подтверждения моего княжеского титула, а для меня самого! Игра в князя привела к неожиданному результату – я им стал! Я уже не думал о том, что можно вернуться в Дерм и заняться торговлей. Это казалось скучным и даже унизительным. Продажа жемчуга была необходимостью, и я его продам, но только для устройства своей жизни. Вот моё отношение к Лере не изменилось. Я по-прежнему любил эту девушку больше жизни. Покопавшись в себе, я решил, что ничего не потерял, наоборот, многое приобрёл. Керр говорил, что слияние будет продолжаться, а это значит, что во мне будет больше от Сара. Плохо это или хорошо? Главное, не потерять себя в князе загров, а его знания и качества не помешают. Впрочем, это от меня не зависело, поэтому не стоило ломать голову и переживать. Смерть после выполнения заказа в любом случае была бы намного хуже.
Через три свечи после встречи с разбойниками подъехали к трактиру, в котором остановились на обед. Когда с ним заканчивали, к нашему столу подошла княгиня Седуш.
         – Мне нужно сказать вам несколько слов, князь, – обратилась она ко мне. – В пути не получается, потому что я еду в карете. Князь Добруш рассказал о вашем желании облагородить своих спутников. Хочу предложить гостеприимство моего брата. Он возведёт в дворянство оказавших вам услугу простаков, и вам не придётся за это платить. Я думаю, что его благодарность этим не ограничится. Прошу вас согласиться и забыть о моей грубости. Я была немного не в себе. Сами должны понимать, что я чувствовала! Надеюсь, что никто не узнает подробности моего освобождения?
         – Слово князя, – поклялся я. – Я приму приглашение, если его подтвердит ваш брат.
         – Он подтвердит, – сказала Марла. – И учтите, что моё первое предложение остаётся в силе. Я знаю себя и уверена, что у нас всё прекрасно получится!
         Подарив мне томную улыбку, графиня вернулась за свой стол. Мы сидели за три стола от остальных, а она говорила тихо, поэтому слышали только мои спутники.
         – И что она тебе предлагала? – прошептала Лера. – Наверное, любовь?
         – У нас ничего не было и не будет, – так же тихо ответил я. – Об остальном я обещал молчать. Нам нужно обновить одежду и обувь, а всё это шьётся на заказ. Раньше чем через два дня не сделают, а скорее за три. Поживём это время у князя, а потом продолжим путь.
         – А если она не уймётся? Видела я, как она тебе улыбалась!
         Последние слова Лера уже не шептала.
         – Говори тише, а лучше помолчи! – недовольно сказал я. – Я пока князь только на словах, а от моего положения зависит судьба всех вас. Я тебя люблю и не давал поводов для подозрений! Мало ли что она захочет. Если будет настаивать, уедем.
         – Могла бы и потерпеть, – сказал девушке Керр. – С тобой ничего не случится, если князь поваляет её в кровати, а это позволит быстро уладить наши дела. Его любовь к тебе не станет от этого меньше. Если отказать княгине Седуш, мы вместо покровительства её брата получим его неудовольствие. Тогда лучше не ехать в их дворец, а уже дано обещание. Одно дело, когда любимый обхаживает женщин по необходимости, и совсем другое – когда он делает это по своему желанию.
         – Я и так давно терплю! – огрызнулась Лера. – А эта Марла не ограничится одним разом! Если у них всё получится, она может предъявить на него права! Я никто, а у неё есть титул, богатство и дворец!
         – Ты для меня всё! – тихо сказал я. – Скоро станешь благородной, а потом и моей женой, а значит, и княгиней. А золота у нас будет намного больше, чем у Керра. И не нужно завидовать Марле. Её дворец в столице, а в ней теперь мало что уцелеет.
         – Хорошо, что вы вспомнили о моём золоте, – прошептал маг. – Его нельзя везти во дворец князя. Нужно как-то исхитриться и спрятать до приезда в Мунд. Лучше потом вернуться за золотом, чем его лишиться!
         – Подождите со своим золотом! – сказал ему Раш и обратился к сестре: – Не будь дурой! Сама знаешь, что Мак тебя любит и не променяет на другую. Зачем тогда эта ревность? Ну раздвинет он ноги этой княгине, разве нельзя потерпеть ради будущего счастья? Из-за такой ерунды портишь нам жизнь!
         – Ладно, – нехотя согласилась она, – я потерплю. Но если он после этого меня бросит, перережу себе горло!
         – Как я могу бросить ту, которая для меня дороже жизни? – сказал я. – Постараюсь не доставлять тебе огорчений, но может случиться так, что будет опасно ссориться с Седушами. Орг говорил, что они очень влиятельны в Мунде. Если мы убежим из города, не купив в нём всё необходимое, сильно усложним себе жизнь и поставим под удар Керра. А можем и не убежать. Я не знаю этой семьи и того, как князь отнесётся к обиде сестры. Может, просто посмеётся. Не нужно расстраиваться раньше времени. Теперь решим, что делать с золотом. Предлагаю вам завтра ехать последними и всё спрятать в лесу. И лучше с этим не затягивать, потому что возле города не будет леса.
         – Князь! – крикнул мне Орг. – Вы долго будете есть? Все пообедали, одни вы засиделись. Я уже договорился с трактирщиком насчёт тел убитых охранников, и пора ехать!
         Я расплатился, и мы поспешили к лошадям. Порядок движения был прежним, поэтому мне никто не мешал думать. Из головы не шёл наш разговор о Марле. Я поспешил согласиться на её предложение, потому что не хотел обострять отношения. Княгиня не простила бы обиды и постаралась ославить меня грубияном и невеждой, вызвав у высокородных спутников подозрение в моём происхождении. Она была для них своей, а я – чужаком. Это было бы не просто неприятно, но и опасно, потому что самозванца могли привлечь к ответу, а у меня не было никаких доказательств, кроме слов. Теперь надо ехать к её брату и пользоваться его гостеприимством. Если бы не Лера, я пошёл бы навстречу княгине, потому что подобное было обычным делом, которое принесло бы мне только пользу и удовольствие. Та половина, которая была во мне от Мака, была готова пойти на эту уступку, но для проснувшейся половины Сара это было нарушение правил чести. Они были сильны в дворянстве, поэтому и брат Марлы встал бы на мою сторону, если бы узнал, что у меня уже есть любовь. Вот только любовь к Лере вызвала бы ко мне всеобщее презрение и сделала бы изгоем. И то, что мы уезжали из Торы, ничего не меняло. Рано или поздно об этой истории узнали бы и в Зарбе. Не помогло бы и купленное дворянство. Я мог взять в жёны Леру в любом королевстве, кроме того, в котором купил для неё благородство. Обычному дворянину такое простили бы, но не князю. Демон бы побрал эту Марлу и замашки Сара, толкнувшие меня её освобождать!
         Ни до чего не додумавшись, я решил не ломать себе голову и действовать по обстоятельствам. К вечеру попался трактир, но мы не остановились, потому что дотемна должны были добраться до другого. Этот другой оказался довольно вместительным, но комнат не хватило, поэтому купеческое семейство после ужина отправили на сеновал. Туда же последовал Раш, потому что у трактирщика не нашлось лишней кровати. Мы ночевали втроём, и незадолго до сна Керр вышел прогуляться, рискнув оставить своё золото. Мне и Лере было не до его сумок, потому что были заняты любовью.
         – Теперь опять жить без тебя! – печально сказала она, когда закончили. – Пока не уедем из Мунда...
         – Только несколько дней, – возразил я, – а потом нам опять никто не будет мешать. А в первом же городе Зарбы станешь женой. Тогда можно будет на всех плевать.
         Вернувшийся маг запер дверь, принюхался и поспешил открыть окно. Надо было мне проветрить самому. Мы немного поговорили, а потом легли спать. Кровать была тесноватой, но в ней можно было лежать, не ломая спинку.
         Ночью я узнал, как отомстил Сар. Сон начался с кухни. Он в какой-то простой и не очень чистой одежде носил дрова и топил ими пять больших печей. Вечером, когда закончилась готовка и ушли повара, Сар погасил огонь и долго чего-то ждал. Потом он сходил в подсобное помещение и открыл один из чуланов. Среди кухонной утвари была спрятана сумка с одеждой. Переодевшись в чёрные рубашку и штаны, Сар вооружился двумя кухонными ножами и, стараясь не шуметь, вышел в коридор. Уже совсем стемнело, а в этой части дворца не было ни слуг, ни господ, поэтому не горел ни один фонарь и приходилось идти на ощупь. Видимо, он хорошо изучил дорогу, потому что быстро нашёл нужную лестницу и поднялся по ней к лазу на крышу. Подставив к нему стоявшую здесь же лестницу, Сар с трудом протиснулся в отверстие и, стараясь не упасть, побежал по уложенной с небольшим наклоном черепице. Целью этой пробежки был дымоход, расположенный в другом конце дворца. Князь обвязал его веревкой и бросил её в отверстие, а потом полез в него сам. Было тесно и трудно дышалось, но спуск длился недолго. Камин давно не топили, а вся зола была убрана, поэтому ему не составило труда без шума выбраться в комнату. Это была гостиная, в которой не горел ни один из многочисленных светильников. Но окна не полностью закрыли занавесками, поэтому для чувствительных глаз загра света хватало. В комнате были пять дверей. Обойдя все, он остановился у последней. Слух подсказал, что за ней спят двое. Дверь была не заперта и не заскрипела, и Сар вошёл бесшумно, поэтому спящие не проснулись. Дойдя по ковру до кровати, он ударил женщину в висок, а мужчине закрыл рот и приставил к горлу один из ножей. Тот попытался вырваться, едва не отрезав себе голову.
         – Помнишь, что ты сделал с родом Кардов? – спросил он смотревшего на него с ужасом загра. – Теперь пришёл конец роду Кальмов! Я не трону женщин, но мужчины, включая ваших щенков, будут убиты!
         Оставив на кровати залитое кровью тело, Сар вернулся в гостиную и направился к дымоходу. У дверей в покои всех родственников горда Гая стояла стража, поэтому пробраться в их спальни можно было только так, как он попал к нему. Князь зарезал трёх мужчин и двух мальчишек. Я чувствовал, что ему не хочется убивать детей, но это было необходимо. Он не мог оставаться во дворце до утра, поэтому пришлось вернуться на кухню, а из неё выйти на задний двор. Снаружи охрана была только у открытого парадного подъезда и у ворот. Небольшой парк и окружавшую его стену никто не охранял, а освещение было только у караульных. В чёрной одежде, да ещё перепачканный сажей Сар невидимкой подобрался к стене, приставил к ней взятую во дворце лестницу и без большого труда оказался на другой стороне.
         Я проснулся и лежал, пока не рассвело. Видимо, в Заградоре редко убивали гордов, если у них была такая беспечная охрана. Я вспомнил убитых мальчишек, и меня замутило. Сар не хотел убивать женщин, но бил так, что они могли скончаться от удара. Хотя те, кого горд послал во дворец Кардов, убили не только его сестёр, но и всех служанок, и даже детей прислуги. Я обратился к памяти Сара и сразу получил ответ. Такие разборки в княжеских семьях были очень редки, но в них, как правило, уничтожалось всё население родовых замков и дворцов.
         – Давно не спишь? – поинтересовалась проснувшаяся Лера. – Лежишь такой мрачный, как будто похоронил всю семью.
         – Уже пора вставать? – спросил разбуженный ею маг.
         – Берём вещи и спускаемся завтракать, – не ответив на её вопрос, сказал я. – Осталось не так много ехать. Обедать будем уже в Мунде.
         Когда мы с сумками пришли в застольную, там уже сидели все, кроме семейства Фармов и нашего Раша. Наверное, на сеновале лучше спалось.
         – Я уже приказал трактирщику отправить за ними слугу, – после взаимных приветствий сказал Орг. – Сейчас закончат готовить и будем завтракать. Не привык так рано вставать, но хочется как можно быстрее приехать. Для меня дорога привычна, а жена устала.
         Едва он это сказал, как появились все четверо. Они почтительно поздоровались, получив в ответ короткие кивки и сели за столы.
         – У тебя в волосах солома, – сказала брату Лера. – Давай вытащу, пока не принесли еду.
         Она помогла ему почиститься и только с этим управилась, как двое слуг трактирщика принялись бегом уставлять столы блюдами с завтраком. Нас обслужили последними, вместе с купцами. Всё, кроме хлеба, было горячим, поэтому пришлось ждать. Когда поели, пошли к уже осёдланным лошадям.
         – Не спешите, князь! – догнала меня Марла. – Прошу вас составить мне компанию. Я готова ради этого ехать верхом, даже в платье! Здесь уже не будет разбойников, поэтому и вам нет смысла от всех отдаляться.
         Пришлось подчиниться и помочь ей сесть на лошадь. Мои спутники, как и договаривались, ехали последними, а я с княгиней выехал вперёд, но уже не отрывался от остальной компании.
         – Вы ещё не надумали, что ответить на моё предложение? – лукаво спросила она. – Неужели я вам не нравлюсь?
         – Вы само очарование, – галантно отозвался я. – Хочу спросить, почему вы так уверены в том, что мне подойдёте? У меня не всегда выходит с человеческими женщинами.
         – Мой муж был очень крупным мужчиной, – ответила Марла. – Конечно, ему далеко до вас, но то, о чём мы говорим, было не меньше, чем у жеребца, и я не испытывала никаких неудобств, наоборот! И убитому вами разбойнику было чем гордиться. Ну же, князь, неужели вас придётся уговаривать? Я впервые с таким сталкиваюсь, обычно уговаривали меня! Или вас отталкивает мой возраст? Если так, можете о нём не думать! Зрелая женщина доставит намного больше радости, чем молодая соплячка!
         – Да я не против, только первые два дня будет много дел и беготни.
         – Пусть бегают слуги, – возразила она, – у брата их много. Даже если вас не заменят во всём, мы найдём время! В конце концов, есть ещё ночь. Она, как известно, предназначена для любви! Вот мы с вами ею и займёмся! Я уже заранее таю, как только представлю...
         Такой разговор продолжался долго, становясь всё более откровенным. Я вынужден был его поддерживать, радуясь тому, что не слышит Лера.
         – Лес кончается! – радостно сказала княгиня. – Сейчас проедем деревни и увидим стены Мунда! Князь, ну их, эти дела! Займётесь ими потом, а сначала уделите мне внимание. Я просто не смогу ждать ночи! Представлю вас брату и уйдём в одну из спален!
         – Нет, – отказался я. – Не сердитесь, Марла, и поймите меня правильно! Я сейчас похож не на князя, а на бродягу. Может, это неважно для вас, но не для вашего брата и всех остальных. Я должен заказать достойную одежду и хотя бы посетить цирюльника и смыть с себя дорожную грязь.
         – Согласна на цирюльника и ванну! – сказала она. – Одежда подождёт, в кровати она не нужна. Заодно приведу себя в порядок. Закончим, а потом делайте свои заказы! Кстати, цирюльник у Мара свой, так что вам не нужно никуда бегать. Дорогой, Саркар, я уже вся дрожу! Может, обойдётесь одной ванной?
         – Давайте сначала подождём, что скажет ваш брат. Договорим потом, а то нас нагоняют остальные. Марла! Возьмите себя в руки, а то ваших желаний не увидит только слепой, а среди наших спутников таких нет.
         Она умерила свой пыл, и мы долго болтали с догнавшими нас дворянами. Говорили о войне, а те, кто ещё не был в Мунде, расспрашивали о нём знатоков. Спросил и я и получил дельные советы. Мои спутники по-прежнему ехали сзади вместе с купцом и его сыном. Раш помахал мне рукой, дав понять, что управились с золотом.
         Одну за другой проехали три деревни и за последней увидели город. Все заторопились и ехали уже не шагом, а только рысью, и в конце перевели лошадей в галоп. Поэтому первыми к воротам подъехали всадники и пришлось ждать карету. С дворян сбор не брали, а купцу пришлось заплатить. С меня тоже взяли серебряную монету за моих спутников. За воротами Мунд ничем не отличался от той части столицы, которую мы успели увидеть. Отличия появились, когда добрались до застроенного дворцами центра. Каждый был со своим парком, оградой и охраной у ворот. Здесь простились со всеми дворянами, кроме семьи князя Добруша, а купцы отстали от нас ещё раньше. Вместо уехавшего Дея на козлы кареты сел Раш.
         – Нам туда! – махнула рукой Марла и первая поскакала к одному из дворцов.
         Обогнув окружавшую парк ограду, мы очутились у ворот, охраняемых пятью дружинниками.
         – Вы, госпожа? – удивился старший караула. – Как же так? Вы же должны быть в столице!
         – Открывай! – надменно приказала она. – Эти господа едут со мной!
         Он не посмел возражать и приказал открыть ворота. Все дождались, пока разведут створки, и по выложенной камнем дороге поскакали к видневшейся из-за деревьев конюшне. Подбежавшие конюхи приняли лошадей и карету, после чего мы направились к одному из парадных подъездов дворца. Он был двухэтажным и размером не меньше дворца нашего короля, но я не увидел красоты в отделке. Возле подъезда стояли трое дружинников, один из которых, завидев княгиню, побежал известить хозяина о её приезде. Марла прошла в услужливо распахнутые двери, а нам пришлось подождать.
         Вскоре она вернулась вместе с высоким мужчиной лет сорока, следом за которым шли двое слуг. Он был одет в роскошный, украшенный золотом костюм из малинового бархата, и каждый из слуг тоже вырядился богаче, чем любой из нашей компании, включая Орга.
         – Я приветствую всех! – сказал брат Марлы, осмотрев каждого из нас. – Сочувствую вам, князь, и предлагаю своё гостеприимство, пока войска королевы не отобьют столицу и не наведут в ней порядок. Если захотите, можете задержаться и после этого!
         – Благодарю! – коротко поклонился Орг. – Я воспользуюсь вашим предложением и постараюсь не остаться в долгу!
         – Теперь разберёмся с вами, спаситель! – обратился ко мне хозяин. – Вы действительно князь?
         – Князь Саркар дек Кард, – без поклона ответил я. – Если в этом есть сомнения, я тут же уеду. Я не набивался к вам в гости!
         – Князь Мар Седуш, – в свою очередь представился он, тоже опустив поклон. – Я верю вам, несмотря на неподобающий вид. Надеюсь, что вы его объясните. Сестра вас пригласила, и я подтверждаю приглашение. Вы спасли её от разбойников, поэтому я готов оказать вам услуги. Прошу войти во дворец. Слуги покажут ваши комнаты и помогут с тем, что вам может понадобиться.


                                               Глава 10


         Не знаю, как устроили семейство князя Добруша, но меня поселили в одной из комнат для гостей. В соседней поместили Керра, а Раша с Лерой отвели в ту часть дворца, в которой жили слуги. У меня была большая, красиво обставленная комната, совмещавшая в себе спальню и гостиную.
         – Если вашей милости что-нибудь понадобится, дёрните за этот шнур, – сказал мне слуга и удалился.
         Я достал чистую одежду и переоделся, а грязную положил в шкаф. На стене было зеркало, но я не увидел гребня и просто пригладил волосы рукой. Вид стал приличней, но ненамного. Жаль, что не было княжеского медальона! Неужели Сар спрятал его в Дерме вместе с нашей платой? Едва я об этом подумал, как сразу получил ответ. Оказывается, нужный диск был в голенище одного из сапог. Сняв оба, я их прощупал, нашёл что-то твёрдое и попытался так распороть сшитую кожу, чтобы не остаться без обуви.
Медальон был таким же, как во сне, с сидящим соколом и знаком младшего сына. Не было золотой цепочки, но её нетрудно купить у любого ювелира. Находка сразу придала уверенности. Княжеский знак был намного весомей моих слов! Дёрнув за шнур, я дождался слугу и сказал, что мне нужен цирюльник. Тот пообещал немедля его привести и убежал.
         Стрижка волос заняла много времени. Мне не только их укоротили, но и завили по последней моде. Поработав с моими ногтями, мастер отказался от платы, а пришедший после его ухода слуга всё убрал. Когда я сказал о ванне, мне обещали её подготовить. Обещание исполнили быстро и проводили в комнату, где стояла ванна с горячей водой. Наверное, помогавшая мне мыться девица тоже была горячей, но я это не проверял, проигнорировав её шалости и намёки. После купания вернулся в свою комнату, гадая, будут меня кормить обедом или нет. Наверняка семью князя Добруша пригласили к столу хозяев, а я пока не мог рассчитывать на такую милость.
         «Может, не ждать? – подумал я. – Схожу к мастерам сделать заказы и заодно пообедаю в трактире. А Раш с Лерой пусть ходят сами, денег у них для этого достаточно. Интересно, куда делась Марла с её страстью?»
         Я уже собрался уйти, когда раздался стук в дверь. Принёсший обед слуга поклонился и быстро поставил с подноса на стол три блюда и кувшин с кубком. Еду очень вкусно приготовили, а я ещё проголодался, поэтому быстро всё съел. В кувшине было красное вино, но я его только попробовал. Та половина, которая была от Сара, не терпела ничего хмельного, а я сам употреблял его, хоть и не имел большой склонности. Решив, что сейчас важно сохранить ясную голову, отставил кувшин и вызвал слугу.
         – Пусть уберут посуду! – приказал я ему. – И сообщите хозяину, что мне нужно на время покинуть дворец.
         Если бы не слова князя Седуша о разговоре, я ушёл бы, никого не предупреждая, сейчас это выглядело бы, как неуважение. Теперь нужно было ждать, как он отреагирует на решение уйти. Я ждал долго, но так и не дождался ответа. Или брату Марлы по какой-то причине не передали мои слова, или он решил испытать моё терпение. Такое поведение смахивало на оскорбление и давало мне повод покинуть дворец. У меня не было необходимости в благодарности князя или его услугах, которые почему-то запаздывали. Всё нужное было нетрудно купить. И ещё я начал испытывать растущее беспокойство. Закрепив мечи, забрал сумку и вышел из комнаты. Надо было уходить всем вместе, поэтому я постучал в комнату к Керру. Маг лежал на кровати и встал при моём появлении.
         – Уходим, – сказал я. – Я сделал ошибку, приняв предложение княгини. Не копайтесь, Керр! Вам самому опасно здесь оставаться.
         – Почему? – удивился он. – Что изменилось?
         – Если меня не признают, можете лишиться свободы, – объяснил я. – Вы боялись князей Зарбы, но вам нужно опасаться и князей Торы! Все маги были в столице, поэтому шенны либо убили их, либо забрали с собой. Если в королевстве сохранились морши, то это только вы и маг королевы. И другие придут очень нескоро! Как вы думаете, найдутся желающие прибрать вас к рукам? Вас защищал мой титул, а если его не признают...
         После этих слов Керр торопливо схватил сумки и следом за мной выбежал из комнаты.
         – Некогда самим искать наших спутников, – сказал я ему. – Подчините кого-нибудь из слуг, чтобы он их привёл. И скажите, чтобы взяли вещи и оружие.
         Я напугал мага, но и сам чувствовал тревогу и страх. Слуга убежал выполнять приказ, и я едва утерпел, чтобы не последовать за ним. Немного успокоился только тогда, когда увидел Леру. Брат с сестрой едва не бежали по коридору.
         – Может, уйдём через задний двор? – выслушав меня, предложил Раш.
         – Нельзя, – отказался я. – Это будет бегством. Выйдем через парадный вход.
         Стоявшие в карауле дружинники не задержали, только старший спросил, знает ли князь о нашем отъезде.
         – Я передал, что уеду, – ответил я. – Князь не стал уговаривать остаться.
         Спустившись по лестнице, мы не спеша направились к конюшне. Шли не по дороге, а по одной из аллей парка. Когда нас закрыли деревья, ускорили шаг. Конюхи быстро оседлали лошадей, и на воротах не было задержки. Вот когда мы выехали на площадь, сзади раздался крик.
         – Подождите! – кричал бегущий за нами слуга. – Князь хочет знать, что стало причиной вашего отъезда! Он хочет, чтобы вы вернулись!
         – Передайте вашему господину, что я не терплю неуважения, – придержав коня, ответил я. – Князь Седуш мой должник, а вот я ничего ему не должен. Он может хотеть чего угодно, для меня важны только мои желания!
         – Я рада тому, что мы уехали, – сказала Лера, когда оставили за спиной дворцы. – Будем искать гостевой двор?
         – Вряд ли в них есть свободные комнаты, – ответил я. – К тому же там нас быстро найдут. Мне нужно хотя бы три дня, а потом это будет не страшно.
         – Тогда нужно ехать на городской рынок, – подсказал Керр. – Там должны быть те, кто зарабатывает на услугах. Самим искать жильё слишком долго.
         Рынок был недалеко, и мы быстро его нашли, пользуясь советами горожан. Возле одного из входов стояла конюшня, в которой оставили лошадей, получив взамен бирки. Раш задал вопрос одному из торговцев, и тот показал рукой, куда идти. Пока пробирались в дальний конец уставленной лотками и лавками площади, у Леры срезали кошель. Воришка хотел убежать, но был подчинён Керром.
         – Он может пригодиться, – сказал маг. – Поработает у нас на посылках, а потом отпустим.
         Знатоки сидели на скамьях, неподалёку от ожидавших найма слуг. Их было пятеро, и мне приглянулся тот, у которого была самая плутоватая физиономия.
         – Подойди! – подозвал я его. – Чем занимаешься?
         – Всем! – угодливо ответил он. – Сделаю всё для вашей милости, только для этого понадобятся деньги.
         – Мне нужен дом, – объяснил я. – Не постоянно, а дня на три-четыре. Найдёшь?
         – Дом найду, но не на такой срок, – ответил он. – Обычно не сдают меньше чем на декаду.
         – Пусть будет на декаду, – согласился я. – Слуги есть? Нужны кухарка и работник, который будет ей помогать. Если займётся лошадьми, за это доплатим. Не хочу брать конюха.
         – Слуг подберу. Желаете чего-нибудь ещё?
         – Желаю. Нужны портной и башмачник из тех, кто обслуживает дворян. Заплачу щедро, но есть два условия. Заказы должны выполнить быстро и без болтовни!
         – И этих найду. Как будете платить?
         – Очень просто, – усмехнулся я. – Делаешь дело и называешь свою цену. Если не будешь наглеть, я даже заплачу.
         – Тогда начнём с дома, – сказал знаток. – Я знаю о трёх. Какой вам надобен?
         С рынка уехали вместе с ним и уже через свечу сняли одноэтажный дом с небольшим двором и конюшней. В нём были пять комнат и кухня. Доверенный человек хозяина получил плату и убежал, оставив нам ключи. Знатоку тоже заплатили, и он ушёл, пообещав, что вскорости приведёт нужных слуг и мастеров.
         – Посмотрите, что нужно купить, – сказал я своим спутникам, – а я пока прогуляюсь.
         – Я с тобой! – схватила за руку Лера. – Пусть они смотрят сами.
         Неподалёку от нашего дома я видел лавку ювелира, в которой хотел купить цепь и продать жемчужину. Золота было не так много, а предстояли большие траты. За один дом пришлось выложить полсотни золотых.
         – Мак, что с тобой происходит? – спросила любимая, когда вышли на улицу. – Ты так изменился... Это из-за магии Керра или из-за княжеского титула? Зачем-то принял предложение княгини, а потом от неё сбежал. Я этому рада, но не понимаю. Пусть её брат принял тебя без почёта, но я не видела поводов для обиды.
         – Я сливаюсь с Саром, – ответил я, – отсюда и изменения. Магия Керра это ускорила. Во мне словно два человека. В чём-то они очень похожи, но хватает и различий. Это трудно объяснить, тем более что я сам ещё не всё понял. Я не хотел обижать Марлу и поверил в благодарность её брата, не оценив последствия. Наверное, из-за слияния временами трудно собраться с мыслями. Представь, что ты слушаешь одновременно двух мужчин, много поймёшь из их разговоров?
         – Так в чём опасность? – не поняла она. – Ты говорил о неуважении...
         – Опасность в нашем маге, – объяснил я. – У моршей был договор с королями Торы, который защищал их от произвола князей. Все привыкли к тому, что достаточно приехать в столицу и заплатить, чтобы воспользоваться услугами магов, а теперь этому пришёл конец. Моршей или вырезали, или увезли в степь. Путь в их земли долог и опасен, поэтому другие придут очень нескоро, а если узнают о судьбе своей общины, могут не прийти совсем. Представляешь, какая теперь ценность нашего Керра? И его привозит к князю Седушу какой-то оборванец, который представляется князем. Для него признание моего титула равносильно отказу от мага. Объявлять меня самозванцем рискованно. Вдруг я смогу доказать свои права? А если исчезну...
         – Я поняла, – сказала Лера. – Но ведь во дворце осталась семья князя Добруша!
         – Ну и что? – пожал я плечами. – Кто я для Орга? Попутчик, который назвался князем и никак не подтвердил своих слов! Он знает, что я уеду в Зарбу и увезу мага. Думаю, что брату Марлы будет нетрудно с ним договориться, вот с ней это сделать трудней. Скорее всего, не только я её спас, но и она своим несогласием дала мне время, чтобы уйти.
         – Она влюбилась в тебя, Мак! Готова была при людях выпрыгнуть из платья!
         – Забудь это имя. Для всех я Саркар. Даже наедине зови Саром.
         – Без твоего титула было лучше, – вздохнула она, – а сейчас столько сложностей.
         – Жизнь не бывает без сложностей, – возразил я. – В твоей их тоже было предостаточно. Ладно, об этом поговорим как-нибудь в другой раз, а сейчас заходи в лавку.
         Лавкой была маленькая комната дома, в котором жила семья ювелира. Чтобы попасть в обычный дом, нужно было сначала войти через калитку во двор, здесь же сделали вторую дверь, выходившую прямо на улицу. Над ней красовалась вывеска, на которую я и обратил внимание. Комната была перегорожена прилавком, за которым сидел сам хозяин. Увидев нас, он поспешно поднялся.
         – Мне нужна золотая цепь для княжеского медальона, – обратился я к нему, показав диск. – Соединять будете здесь, в моём присутствии. Кроме этого, интересуют женские серьги побогаче. И ещё хотел спросить, нет ли у вас желания купить жемчуг.
         – Мне нужно знать размер цепи, – ответил он. – Вот вам шнурок, измерьте сами. Серьги у меня есть, не знаю только, подойдут они вам или нет. А жемчуг нужно смотреть. Если он хорошего качества и не очень дорогой, я куплю.
         Я взял у него шнур, обернул его вокруг шеи, а потом свёл концы на груди и в нужном месте связал их узлом.
         – Сейчас закончим с вашей цепью, а потом займёмся остальным, – сказал ювелир, забрал у меня шнур и вышел из комнаты.
         – Он никак тебя не назвал, – заметила Лера.
         – Он в затруднении. Я не представился и веду себя как благородный, да ещё принёс княжеский знак, а одет по-простому, да и на тебе наряд простачки. И что ему думать? Вряд ли в эту лавку ходят князья, скорее, дворяне посылают слуг или вызывают его для заказов. Здесь даже нет стульев. Посмотришь, как изменится отношение, когда мы поменяем одежду.
         Ювелир отсутствовал недолго и вернулся в сопровождении молодого парня.
         – Давайте ваш медальон, – протянул он руку. – Сейчас сын всё сделает.
         Мастер продел цепь в отверстие диска и соединил концы. Я с облегчением забрал его и посмотрел на выложенные на прилавок серьги. Их было три пары, и понравились те, в которых были вставлены небольшие изумруды.
         – Вот эти, – показал я на них. – Сколько нужно платить?
         – Тридцать золотых за цепь и двадцать за серьги, – ответил ювелир. – Где ваш жемчуг?
         – Одна жемчужина, – уточнил я и положил её на прилавок.
         – Сандом? – спросил он, внимательно осматривая мой товар. – Качество очень хорошее, но я не дам вам больше двухсот золотых. До войны привозили много жемчуга, поэтому вы не продадите его дорого. Если не устраивает цена, могу посоветовать повременить с продажей. Торговли с югом долго не будет, и цены на жемчуг начнут расти.
         – А если продать в Зарбе? – спросил я.
         – В неё везут жемчуг из Заградора, – ответил ювелир. – Купят, но цена будет выше только из-за их золота. Там его много, поэтому могут дать и три сотни.
         – Продаю, – решил я. – У вас найдётся кошель?
         – Конечно, господин! Сейчас сделаем в лучшем виде!
         – Как ты думаешь, он сильно нажился? – спросила Лера, когда мы вышли из лавки. – И зачем тебе серьги?
         – Он не врал, хотя цену занизил, – ответил я. – Но у нас не то положение, чтобы из-за продажи одной жемчужины мотаться по ювелирам. А серьги взяты для тебя. Скоро должны подойти мастера, поэтому нужно быстрее вернуться домой.
         К нашему возвращению мастеров ещё не было, но узнали, что знаток привёл слуг.
         – Я с ним расплатился, дал слугам деньги и отправил их на рынок за продуктами и овсом, – сказал мне Керр. – Заодно поторопил насчёт башмачника. Одежда шьётся быстрее, чем обувь. Ходить можно и в той, что на нас, а сапоги у вас никуда не годные.
         – А где ваш мальчишка? – спросил я. – Отпустили?
         – Чистит лошадей, – усмехнулся маг. – Он не так плох, как показалось вначале, и я ещё подумаю, отпускать его или нет. Воровал не от хорошей жизни и готов служить даже без моего принуждения.
         – Много ли пользы от мальца? – сказал сидевший здесь же Раш. – Этому Брену нет тринадцати, но если решите оставить, нужно обшивать и его. Вряд ли слуга в лохмотьях украсит князя.
         Мы немного пообщались, а потом я выбрал себе комнату и лёг на кровать. Сразу же рядом легла Лера. Мы лежали обнявшись, думая каждый о своём, пока кто-то не постучал в калитку. Вышедший открывать Раш привёл нашего знатока с двумя пожилыми мужчинами, которые были одеты богаче нас.
         – Сможете пошить на загра? – спросил я. – Мы не отличаемся ничем, кроме размера. К одежде будут пожелания, о которых я скажу потом. Надобно пошить дорожную и праздничную одежду и обувь для всех. Есть ещё мальчишка, которого можно одеть проще. На этих господ шейте, как на дворян, а мне нужна княжеская одежда. Работу нужно выполнить за три дня и без болтовни! Заплатим втрое против обычной цены.
         – Я пошью, – согласился портной. – В обиде не будете! Но мне нужен аванс. Войдите в моё положение, господин!
         – Каждому из вас плачу по полсотни золотых, – сказал я. – Остальное получите, когда выполните заказы.
         Оба мастера согласились и принялись нас измерять. У портного была для этого матерчатая лента с какими-то полосками, а башмачник попросил нас разуться и стал обводить стилом ступни, подставляя под них натёртые воском дощечки. После этого он ещё что-то мерил. К Лере портной не притронулся, и она всё сделала сама по его указаниям.
         – Для работы с дамами есть девушки, – объяснил он мне, – но нам передали, что дело секретное, а в них ничего не держится. Поэтому придётся так...
         – Большого секрета нет, но если проболтаетесь, то у меня могут быть неприятности, – объяснил я. – Когда с ними разберусь, устрою вам весёлую жизнь. Закончили с размерами? Значит, я больше вас не держу! Постарайтесь в первую очередь пошить дорожную одежду. Какой срок по обуви?
         – Дорожную обувь для всех, кроме вас, сделаю завтра, – ответил башмачник. – Извините, господин, но я ничего не шил на загров, поэтому потребуется время. Но в три дня должен уложиться. С праздничной обувью больше возни из-за вышивки и покраски. Ничего, отложим другие заказы, поэтому закончим в ваш срок.
         Я выдал им аванс и подозвал знатока.
         – От тебя нужна ещё одна услуга. Знаешь, кто из князей Мунда подрабатывает продажей дворянства? Оно нужно двум моим спутникам.
         – Из наших князей в этом больше других замечен Деник Таруш, но он дорого берёт. За мужчину требует сотню золотых, а за женщину – тридцать. Вчера к нам набежало много дворян из столицы, среди них есть и князья. Если хотите, я разузнаю, кто из них готов оказать такую услугу. Это может выйти дешевле. Только нужно заранее купить пергамент.
         – Узнай, – согласился я, – только тихо! И чтобы это был глава рода, а не какой-то княжич с печатью! Если справишься, я не поскуплюсь. Нам нежелательно ходить по дворцам, поэтому князя Таруша оставим на крайний случай.
         Он убежал, а вскоре вернулись слуги и на двух нанятых возах привезли овёс, дрова и продукты. Всё это перенесли в конюшню и в дом, отпустили возчиков и занялись ужином. Уже стемнело, когда сели есть. Еда была без таких изысков, как в княжеском дворце, но получше того, что обычно подавали в трактирах. Сами слуги поели на кухне и ушли до утра. За лошадьми ухаживал Брен и неплохо справлялся, поэтому слуге не стали доплачивать. Мальчишку тоже измерили и завтра должны были доставить одежду, а пока он был в рванье, отправили спать на сеновал конюшни.
         – Наконец-то, мы вдвоём! – радостно сказала Лера, когда остальные разошлись по своим комнатам. – Если бы ты знал, как я этого ждала!
         Мы торопливо разделись и легли в большую даже для меня кровать. В эту ночь наше слияние было долгим и неистовым, а потом любимая заснула, а я долго лежал и пытался разобраться в себе. Я продолжал меняться, приобретая непривычные прежде качества. Сегодня щедро тратил золото, переплачивая ради безопасности, а тот Мак, каким я был раньше, не стал бы так транжирить деньги. Но золото беспокоило мало, потому что можно было продать жемчуг и оставалась сумка с серебром. А вот ошибки, которые граничили с глупостью, беспокоили всерьёз. Я поспешно принимал решения, и не хватало сообразительности оценить их последствия. Вполне можно было подумать об опасности, которую несёт для нас Керр, до того, как мы попали к князю Седушу, а не после. И предложение Марлы можно было отклонить, не ставя себя под удар. Для этого были способы, но я почему-то о них не подумал. Я был осторожным и предусмотрительным человеком, да и Сар не отличался глупостью. Тогда почему так трудно думается? Хорошо, если эта тупость только на время слияния, плохо, если она надолго! С этой мыслью я и уснул.
         Пробуждение было необычным. Я проснулся сразу, без обычной спутанности мыслей и вялости тела. Исчез мешавший в последние дни шум в ушах, и думалось легко, без тех трудностей, которые принесло слияние. Оно завершилось, и две личности наконец слились в одну. Трудно сказать, кем я больше себя чувствовал, Маком или Саркаром, но меня это совершенно не интересовало.
         Я посмотрел на спавшую рядом девушку и сравнил её с той, которую потерял в Заградоре. Обе были высокие, стройные и красивые. Лера проигрывала в красоте лица, но была намного сильнее Геры. Плохо, что моя новая подруга только внешне походила на девушку загров, потому что я мог остаться без потомства. Зачатия от такой связи бывали редко.
         – Давно ты на меня сморишь? – открыв глаза, спросила она. – Сар, ты опять изменился.
         – И в чём? – спросил я.
         – Вчера ты был каким-то беспокойным и неуверенным, – ответила Лера, – а сегодня ничего этого нет. А вот мне тревожно. Меня любил Мак, а в тебе с каждым днём всё больше Сардека. Я боюсь, что, когда вы сольётесь...
         – Уже слились, – улыбнулся я. – Можешь не бояться. Тебя любят сразу двое мужчин, поэтому и радости будет в два раза больше! Сейчас я это докажу!
         Опасно ходить по городу и заниматься делами, пока мастера не закончат заказы, поэтому времени доказывать любовь было много. Я и доказывал, пока пришедшие слуги не приготовили завтрак. Поев, немного отдохнули, а потом я продолжил доказывать. До обеда меня не хватило, но и любимая попросила передышки.
         – Я уже ничего не боюсь, – сказала она, отползая от меня к стене. – Ты отдал всё, что задолжал за время нашего путешествия, а большего не надо, а то я завтра не встану.
         В этот день, как обещали, принесли дорожную одежду. Её пошили из тонкой кожи с матерчатыми вставками и разрезами, чтобы не сильно потеть. Мою ещё украсили чёрными кружевами, а пуговицы были не серебряные, а золотые. И у Брена теперь было два костюма. Раш искупал его в бочке, а потом мальчишку переодели и, наверное, впервые в жизни причесали, после чего он понравился даже мне.
         – Осталось подстричь, – сказал я, растрепав его кудри, – тогда будет приличный вид. Если не будешь красть и лениться, можем даже взять с собой.
         – Чтоб я сдох! – поклялся Брен. – Я и на рынке не хотел красть. Это отец научил. Сказал, что если вернусь без денег, то ничего не дадут жрать. Вы не пожалеете, господин!
         – Когда придёт знаток, нужно озадачить его поиском бойцов, – сказал я за ужином. – Наймём двоих, а ты возьмёшь у них магическую клятву. После того как сходим к кому-нибудь из князей, уедем из города. Переночуем и заберём твоё золото.
         – С клятвой можно, – согласился Керр. – Только тогда нужно объезжать Мунд. Возвращаться в него, да ещё с золотом...
         – Объедем, – сказал Раш. – Здесь повсюду деревни, а если и будет лес, то редкий. Да и не займёт это много времени. Я вообще задержался бы в одной из деревень на тот случай, если будут искать.
         Знаток появился на следующий день, незадолго до обеда.
         – Я нашёл вам князя, – доложил он после почтительного приветствия, – только есть одна помеха... Я узнал, что городская стража ищет загра. Наверное, об этом знает и князь.
         – Это нестрашно, – подумав, сказал я. – Лишь бы не проболтались мастера.
         – Сейчас не проболтаются! – заверил он. – Может быть, потом...
         – Князем займёмся, когда выполнят заказы, а пока для тебя есть другая работа. Нужно найти двух хороших бойцов, которые согласились бы уехать в Зарбу. И учти, что я доплачу за молчание, а за болтовню вырву язык. Я не преступник, поэтому освобожусь, даже если поймают. Просто это будет стоить больших денег, которые я после этого вытрясу из тебя вместе с душой!
         – Могу поклясться всеми богами! – закричал знаток. – Подумайте сами! Больших денег мне не дадут, а если узнают, что я продал нанимателя... Кому я после этого буду нужен!
         Он пообещал, что прямо сейчас займётся наёмниками, и ушёл. Вскоре прибежал посыльный от башмачника, который принёс готовую обувь. Как и говорил мастер, для меня её ещё не пошили.
         – Как ты думаешь покупать нам дворянство? – спросила Лера, когда заканчивали обедать.
         – Очень просто, – ответил я. – Когда стемнеет, наведаемся на нужный гостевой двор. На улице меня никто не рассмотрит, а постояльцы будут в своих номерах. Керр подействует на хозяина, а если будет кто-нибудь ещё, то и на него, а я с вами пойду к князю. Напишет грамоты, а потом, если захочет, пусть бежит в стражу. Я не думаю, что он это сделает, но мы сразу же уедем из города.
         – Если поймают, с меня сдерут кожу, – предупредил Керр. – И куда мы поедем ночью?
         – Кто будет портить единственного мага? – засмеялся я. – Ты не рискуешь ничем, кроме свободы, а если не уйдёшь с нами, всё равно её потеряешь. А заночуем в деревне. Я видел съезд недалеко от ворот.
         – А как пройдём ворота? – спросил Раш. – Если ищут загра...
         – Я что-нибудь придумаю. Наверняка ищут не только меня, но и Керра, поэтому схитрим, чтобы ему дали покинуть город. Уедете с нашими лошадьми и мальчишкой, а потом подождёте меня.
         Когда нечем себя занять, время тянется медленно. Раш решил отсыпаться впрок, маг позвал пришедшего из конюшни Брена и взялся учить его языку зарбы, а мы перестарались с любовью, поэтому просто лежали на кровати и Лера рассказывала мне о своей жизни. Когда она выговорилась, знаток привёл наёмников. Это были двое крепких, схожих лицом мужчин, которые оказались братьями. Каждый был вооружён мечом и кинжалом, но позже выяснилось, что они ещё неплохие лучники.
         – Мел Собер из Гошта, – представился один из них. – В гильдии не состоял по причине службы в дружине.
         – Гор Собер, – сказал второй. – У меня всё так же, как у брата.
         – А почему ушли из дружины? – спросил я.
         – Не захотели ехать на войну с нашим князем, – правдиво ответил Мел, который был немного старше брата. – Не из-за трусости или нежелания драться, а из-за самого князя. Родня есть, но можем надолго уехать в Зарбу. Клятву принесём, нам это нетрудно.
         – Клясться будете с магом, – предупредил я. – Что побледнели? Если не предадите, вам эта клятва не повредит. В Дерме её приносят все наёмники. Если захотите, сможете от нас уйти, но в спину уже не ударите. Каждый будет получать десять золотых в декаду. Если придётся драться, я доплачу.
         Я позвал Керра, и они принесли клятву.
         – Теперь вы на службе, – сказал я, отсчитывая им золото. – Это аванс. Придёте завтра с лошадьми, как стемнеет. С нами мальчишка, так что купите для него смирную лошадку. Уехать можем в любое время, поэтому будьте готовы к походу.
         – Как я узнаю, что нужно идти к князю? – спросил знаток. – Наведываться каждый день?
         – Я пришлю мальчишку, – ответил я. – Всем всё ясно? Тогда можете идти.
         Вскоре поужинали, а когда ушли слуги, за ними заперли калитку и разошлись по своим комнатам. Брена уже можно было пустить в дом, что и сделали, выделив ему самую маленькую из комнат. Любовью мы больше не занимались и заснули раньше обычного.

Главы 11-12   https://www.chitalnya.ru/work/3026953/






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 24.02.2021г. Геннадий Ищенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3026899

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


















1