Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Оружие бога - Главы 7-8


                                                     Глава 7


         Через несколько ударов сердца противники были мертвы. Досталось и мне: один из солдат успел ударить кинжалом и теперь раненая рука болела и сильно кровоточила. Никто их торийцев не закричал, хотя шума от нашей схватки было много.
         – Тебя нужно перевязать! – сказала Лера, ища в сумке перевязку.
         – Потом, – отказался я. – Наверняка кто-нибудь из них остался во дворе. Возьмите арбалеты! – Подождав, пока брат с сестрой вооружатся, я распахнул дверь.
         Как оказалось, остался только один солдат. Он охранял лошадей и не стал сопротивляться.
         – Гони его в дом, – сказал я Рашу. – Сейчас меня перевяжете, а потом ты его допросишь.
         Мы вернулись в дом, где я закатал пропитавшийся кровью рукав и Лера туго перевязала порез.
         – Снимай, – сказала она, закончив с раной. – Твоя рубашка уже высохла, а с этой я сейчас смою кровь.
         – Подожди, – остановил я. – Сначала допросим пленного, а потом будет видно, есть у нас время на стирку или нужно уносить ноги. Раш, я буду задавать вопросы, а ты переводи.
         Он кивнул и толкнул солдата на лавку. С торийца сняли пояс с оружием, и связали ему руки. Пожилой солдат так перепугался при виде учинённой мной бойни, что едва не свалился в обморок.
         – Откуда вы здесь взялись? – задал я первый вопрос.
         Раш перевёл и, видя, что пленник не может прийти в себя от страха, дал ему подзатыльник. Этого оказалось недостаточно, и он вынул из ножен кинжал. Солдат намочил штаны, но стал отвечать.
         – Мы заблудились, – сказал он, испуганно косясь на одноглазого. – Было сражение с кочевниками, в котором удалось отбить Зарош. Сначала дрались перед городом, а потом в лесу. Он там не такой густой, как здесь, поэтому не слезали с коней. Когда начало темнеть, попытались вернуться и вышли к этой деревне.
         Я задал ещё вопросы и, выслушав перевод ответов, сказал:
         – Если князь Мард узнает, кто лишил его сына, с нас сдерут кожу, поэтому пленного надо убить. По этой же причине нельзя выходить на дорогу, даже если её очистили от кочевников. Зарош в середине королевства, и напрямую от него до столицы не больше двух дней пути. Завтра мы так и пойдём. Вряд ли ночью сюда приедет ещё кто-нибудь, поэтому сейчас уберём тела и загоним лошадей торийцев в соседний двор. Нам они не нужны. После этого похороним братьев и будем отдыхать.
         Раш кивнул, схватил солдата за шиворот и выволок из дома. Я взял здоровой рукой одного из убитых и вышел вслед за ними. Когда избавился от тела, увидел, что Лера вытащила остальных и оставила у крыльца. Подошёл её брат, и мы вдвоём быстро отнесли трупы в яму, в которую крестьяне сливали всякую дрянь. После этого вырыли за огородом могилу и похоронили Лаброев. Когда закончили, я вернулся в дом, а Раш занялся чужими лошадьми.
         – Сними рубашку и садись есть, – сказала Лера.
         Пока мы работали во дворе, она отмыла полы от крови и так натопила печь, что в доме стало жарко. Вся одежда высохла и лежала на одной из лавок.
         – А ты? – спросил я, стягивая одежду. – Неужели и это успела?
         – Не хочу, – ответила любимая. – Если бы был хлеб, я поела бы, а мясо не лезет в горло. Мак, почему ты не захотел сдаться? Я думаю, что нас освободили бы и не помешали ехать дальше. И не было бы никакой опасности. Это из-за твоего товара?
         – Жемчуг могли отобрать, – согласился я, – во всяком случае тот, который остался в шкатулке. Хотя обыскали бы и нас. На ночь заперли бы вместе с лошадьми или в соседнем дворе, а потом отвезли к своим. Трудно сказать, чем это для нас закончилось бы. Только я ни о чём не думал, просто не успел. Когда убили братьев, меня с головой накрыла ненависть. Мне они нравились, особенно Серк, поэтому не собирался прощать их смерть.
         – А если бы тебя убили? – спросила она. – Ударили в руку, а могли...
         – А нас после этого пустили бы на ремни, – перебил её вошедший брат. – Но сделано правильно. Если такое прощать... Ты собираешься стирать? Тогда возьми и мою рубаху. Старался не запачкаться, но не получилось.
         Он разделся, и Лера вышла с нашими рубашками во двор.
         – Будем дежурить? – спросил Раш. – Я не думаю, что приедут ночью, но если ты скажешь...
         – Толку от дежурства, особенно твоего, – отозвался я. – Если кого-нибудь принесёт, мы не успеем даже оседлать лошадей. И куда бежать в темноте? Запрёмся и будем спать. Вот встать нужно с рассветом и быстро уйти. Если сегодня освободили город, завтра могут осмотреть деревни.
         – Я тоже так думаю, – согласился он и сел за стол продолжать прерванный ужин.
         Вскоре вернулась Лера, развесила на печи мокрую одежду и подбросила дров. Её брат не стал много есть и, заперев входную дверь, удалился в меньшую из комнат. Любимая составила вместе две лавки и потушила обе наших свечи.
         – Брат ушёл не просто так, – шепнула она мне. – Там не так тепло, но он не будет нам мешать. Ты просто полежишь, чтобы не беспокоить рану, а я всё сделаю сама! А то, что в его комнате вместо двери занавеска... Просто не обращай на это внимания.
         В эту ночь мне опять приснился сон Сара. Я шёл по дворцу, который не назвал бы большим и богатым, по сравнению с виденным раньше дворцом горда Гая. Повсюду лежали окровавленные тела, оружие и осколки выбитых окон. Ещё не открыв дверь в кабинет отца, я уже знал, что в нём увижу. Он сидел за своим столом почти такой же, каким был при жизни. Подойдя ближе, я увидел пригвоздивший его к креслу кинжал, а когда обогнул стол, понял, почему не упала голова. Кто-то прибил волосы к спинке кресла.
         – Прости, отец! – сказал я, прижавшись лицом к его холодной щеке. – Ты был прав в том, что я погублю семью! Клянусь тебе, что я отомщу! Королю придётся выбирать другого горда! А потом я уйду. В моей жизни нет радости, но я не хочу обрывать её сам. Если меня не убьют, попробую продолжить наш род!
         Когда проснулся, за окнами начало светать. Я пошевелился и этим разбудил Леру.
         – Поднимай брата, а я умоюсь и пойду седлать лошадей. Нужно побыстрее отсюда убраться. Поедим в дороге.
         Мы взяли с собой только одну заводную лошадь, на которую погрузили все сумки. Оставленные кони были степными, и ничем не могли выдать нас торийцам. Пусть думают, что княжича и солдат убили кочевники, и гадают о том, куда они подевались и почему всё бросили в деревне.
         После дождя в лесу было сыро и прохладно. По солнцу определили направление и ехали, пока оно не оказалось над головой. К этому времени стало жарко, а от сырости не осталось и следа.
         – Привал, – сказал я, спрыгнув с лошади. – Пока нельзя ориентироваться по солнцу, будем отдыхать. Не знаю, как вы, а я здесь заблужусь. Я рассчитывал на Марха, а сам не знаю леса.
         – Я никогда не был в лесу, – тоже спешившись, отозвался Раш. – Для меня он одинаковый во всех направлениях. Давайте стреножим лошадей и пусть объедают кусты.
         Мы доели уже начавшее кислить жареное мясо и легли отдыхать на одеяла.
         – Хотел кое-что предложить, – сказал брат Леры. – Тебе не нужно называться купцом. Такой караван, как наш, привлечёт внимание. Непонятно, для чего ты едешь в Зарбу, если потерял людей и товары. Купцы не ездят с пустыми руками, значит, у тебя с собой что-то ценное. Наёмников больше нет, а нас только трое, поэтому найдутся желающие это проверить. Лучше говорить, что мы переселенцы.
         – Ты много видел переселенцев из загров? – спросил я. – Думаешь, в это поверят?
         – Я не видел ни одного, – ответил он, – ну и что? В Торе могут удивиться, а в Зарбе таких хватает. Купцы рассказывали, что в столице много торговцев этого народа.
         – А Сар говорил, что с Зарбой не торгуют, – удивился я. – Сказал, что в ней могут быть только беглецы.
         – Может, не знал? Не могут не торговать два соседних королевства, тем более такие большие, как Зарба и Заградор.
         – Один из наёмников говорил, что загры покупают в Зарбе рабов, – вспомнила Лера. – В самом королевстве их почти не используют, но продают пленников или тех, кто попал в рабство из-за долгов. Он ещё сказал, что в столице можно встретить не только купцов из загров, но и дворян, которые в ней развлекаются.
         – О чём я и говорю, – добавил Раш. – Кто будет цепляться к трём переселенцам? В Зарбе таких много. С деньгами нетрудно устроиться, а свой товар продашь как-нибудь потом. Ты действительно хочешь взять в жёны сестру или ваши развлечения только на время?
         – Мог бы не спрашивать, – ответил я. – Я не скрываю свою любовь, так что её можно увидеть даже одним глазом.
         – Я не к тому спросил, – ухмыльнулся он. – Меня не прогоните?
         – Мой дом – твой дом, – сказал я фразу, которой в Дерме предлагали дружбу. – Ты мне нравишься, да ещё породнимся – как такого выгонять?
         – Это хорошо, – одобрил Раш. – Дам ещё один совет, как будущий родственник. Когда приедем в столицу Торы, не пожалей денег на мага и получи от него знание языка Зарбы. Если расщедришься, можешь заплатить и за нас.
         – А разве там есть морши? – удивился я.
         – Если верить купцам, их там хватает, – ответил он. – Вот в Зарбу зелёные почему-то не едут. Приходится их дворянам ехать за услугами в Тору.
         – Даже не знаю... – задумался я. – Жалко не денег, которых у меня много, а обращения к магу. Я уже использовал одно, когда вселялся в это тело. Но для загра такое вселение не считается обращением, потому что они делают это много раз. А как будут считать для меня?
         – А тебе не всё равно? – сказал Раш. – Если осядешь в Зарбе, вряд ли встретишься хоть с одним из магов. Или ты хочешь бессмертия? Так для этого, если будет много денег, нетрудно съездить в Тору, а одно обращение у тебя останется. Я думаю, что даже два, потому что их считают для тела. Спросишь, когда придём к магу.
         – Ладно, – согласился я, – заплачу за всех. Ты прав: без знания языка будет трудно. Заодно можно спросить о судьбе Сара. Раш, вы вели кочевую жизнь, но непохожи на дикарей. Я хотел расспросить Леру, но постоянно что-то мешало. Может, расскажешь ты?
         – Когда любишь, не до разговоров, – ухмыльнулся он. – Хочешь узнать о нашей жизни? Могу рассказать, никаких секретов в ней нет. Мы не всё время кочевали, каждый год подолгу жили в Орде. Там я выучил язык Торы. Сестра тоже знает, но хуже. Её редко выпускали из дома, а я в нём только ночевал. Мать у нас была простой и мало отличалась от женщин кочевников, а вот отец очень много знал и, когда не было караванов, часто вбивал в мою голову часть своих знаний. С Лерой не занимался, но и не прогонял, поэтому слушала вместе со мной.
         – А как вы попали в степь?
         – Я этим не интересовался, а родители не любили говорить о прошлой жизни. Отец в молодости был дружинником у кого-то из князей, а потом почему-то бросил службу и подался в наёмники. Основным занятием была охрана идущих в Зарбу караванов. Наверное, тогда он изучил маршруты. Это всё, что я знаю. Родители не откровенничали, а мы, получив по шее за любопытство, больше не лезли с расспросами. Вроде бы у отца была дружба с кем-то из кочевников.
         – Раз вы мои родственники, должны помочь, – встав с одеяла, сказал я. – Всякое может случиться, а если мы лишимся сумок, потеряем товар. Поэтому я разделю его и отдам вам на сохранение.
         – В нём жемчуг? – спросила Лера, показав на ларец, который я достал из сумки.
         – Жемчуг, – подтвердил я. – Смотри.
         – Какая прелесть! – воскликнула девушка. – У матери была серьга с жемчужиной, но небольшой и тусклой, а эти такие крупные и блестят!
         – Возьми перевязку и режь на мелкие кусочки, – сказал я, вытряхивая в сумку серебро из двух кошелей. – Будем перекладывать жемчужины обрезками. Такое нельзя носить на поясе, поэтому повесите на грудь. Всё, что останется, возьму себе, а ларец выбросим.
         – Откуда вы столько взяли? – поразился Раш. – И почему ты везёшь это богатство без охраны? Я не считаю охраной твоих наёмников.
         – Спросишь у моего отца, если когда-нибудь попадёшь в Дерм, – ответил я. – Нужно будет отправить ему часть золота, но и того, что оставим себе, хватит на всю жизнь, если им не сорить.
         Чтобы полностью очистить ларец от жемчуга, пришлось освободить от серебра ещё один кошель. Его я повесил на шею вдобавок к тому, который уже висел. Не слишком удобно, но теперь можно не бояться потери сумок. Два кошеля с золотом тоже из них достал и повесил на пояс, а серебро переложил из двух сумок в одну. В неё же сложил самые необходимые вещи. Глядя на меня, Раш тоже принёс свои сумки и стал что-то перекладывать.
         – Все ценности в этой, – показал он самую невзрачную на вид. – Если со мной что-нибудь случиться, постарайся её забрать. Только сначала хватай сестру, а уже потом – сумку.
         Когда закончили с вещами, по солнцу уже можно было определить направление, поэтому распутали лошадей и поспешили выехать. Лес оставался густым до остановки на ночлег. Отдельные места, в которых было особенно много кустов, приходилось объезжать. Воду в тот день не нашли, и вечером лошади выпили всю, какая была в бурдюке. Дежурств не устраивали и хорошо выспались. Перед сном Раш сказал, что надолго отойдёт, и ушёл, дав нам возможность насладиться друг другом.
         На следующий день, до полудня, лес начал меняться. Стали встречались очень высокие деревья, которых становилось всё больше, а подлесок мельчал, пока не исчез.
         – А ты мне не верил! – сказала Лера, когда к вечеру кроны деревьев полностью закрыли небо. – Посмотри, какие сосны!
         – Никогда таких не видел, – согласился я. – Настоящие великаны. Только меня сейчас интересуют не деревья, а вода. В столицу сегодня не попадём, а лошадей нужно чем-то поить.
         – Давайте ехать до темноты? – предложил Раш. – В таком лесу можно устраивать скачки, а направление нетрудно выдержать по деревьям. Их здесь далеко видно.
         Скачек не устраивали, но коней поторопили. Воду так и не нашли и, когда стало темно, остановились на ночлег. На следующее утро продолжили путь и почти сразу выехали на дорогу. На ней были свежие следы.
         – Недавно проехал крестьянский воз, – уверенно сказал Раш. – Видите, просыпалась солома? И ехал он оттуда. Наверное, кто-то из крестьян повёз в город продукты. Предлагаю ехать в деревню. У нас уже даже фляги пустые.
         Лошади страдали не только из-за отсутствия воды, они ничего не ели весь вчерашний день, поэтому ослабели и неохотно перешли на рысь. Хорошо, что деревня была рядом. Она мало отличалась от тех, которые я видел в Салее, только заборы были в два раза выше. Поначалу крестьяне держались настороженно, но щедрая плата и знание языка быстро изменили отношение. Нас хорошо накормили и занялись лошадьми.
         – Сказал, что столица рядом с ними, – сообщил говоривший с хозяином Раш. – Можно здесь отдохнуть, но я уехал бы. Нет у меня доверия к местным. Мы для них чужаки, поэтому могут убить из-за одних лошадей. Здесь все занимаются охотой, и если возьмутся за луки... Морды у них приветливые, а с наших кошелей и сумок не сводят глаз.
         Я не видел таких взглядов и хотел дать отдых лошадям, но решил доверить его чутью. Если бы крестьяне задумали недоброе, им было бы нетрудно с нами справиться. Когда уезжали, не было попыток нас задержать, поэтому я думаю, что Раш ошибся.
«Рядом» хозяина вылилось в пять свечей езды, причём большую часть пути проделали рысью. Как и все другие большие города, столица королевства Тора свела окружавшие леса и обросла деревнями, поэтому была видна издалека. Её огораживала стена в два человеческих роста, из-за которой были видны не только шпили храмов и башни дворцов, но и крыши домов обывателей. Ворот было много, а на тех, к которым мы подъехали, стоял один-единственный стражник. Раш о чём-то поговорил и отдал ему серебряную монету.
         – Дорого за въезд, – заметил я, когда уже были в городе.
         – Ещё слишком рано, и у него нет меди на сдачу, – ответил будущий шурин. – Сказал, чтобы сами где-нибудь меняли, а потом он нас пустит. Ладно, мы не говорили о том, чем здесь займёмся. Будем куда-нибудь заселяться?
         – Думаю, что не стоит, – ответил я. – Нужно посетить мага и храм и купить продукты. Заодно узнаем дорогу на Зарбу, а может, набьёмся к кому-нибудь в попутчики. Нас мало, а в обжитых местах могут промышлять разбойничьи ватаги.
         – А зачем тебе храм? – спросила Лера.
         – Ты уже передумала выходить за меня замуж?
         – Ничего я не передумала! – сказала обрадованная девушка. – Едем в храм!
         – Сначала посетим мага, – возразил я, – а храм будет потом. Храмы в центре столицы, а маг рядом.
         Я показал рукой на вывеску на другой стороне улицы. Там была надпись, которую я не смог прочитать, но к ней для неграмотных нарисовали зелёную физиономию морша. Мы подъехали к дому и спешились. Возле крыльца имелась коновязь, но лошадей нельзя было оставлять без охраны. Я решил для начала поговорить с магом, поэтому сказал спутникам подождать, а сам постучал в дверь. Открыл не сам морш, а его слуга. Он немного знал язык Салеи, поэтому я объяснился, не прибегая к помощи Раша. Через большую прихожую прошли в комнату, которая предназначалась для приёмов.
         – Редкий клиент, – сказал вставший при моём появлении маг. – Обычно загры сюда не ездят. В чём у вас нужда?
         Он чисто говорил на языке Заградора, и я ответил на нём же, коротко объяснив, что нам от него нужно.
         – За обучение заплатите по пятьдесят золотых за каждого, – оценил свои услуги морш, – а с сознанием загра нужно разбираться. Я посмотрю и ничего с вас за это не возьму, потому что самому интересно. Но даже если его можно вернуть, то на возвращение потребуется много времени. И зачем вам это? Если загр получит доступ к телу, он вас сотрёт, как только перестанет действовать контракт.
         – Я не хочу объяснять свои мотивы, – отказался я. – Просто посмотрите и скажите, можно это сделать или нет. Я не собираюсь здесь задерживаться.
         – Хорошо, – согласился он. – Платите деньги, а я пошлю слугу посторожить ваших лошадей.
         Когда Раш с Ларой вошли в комнату, маг указал девушке на одно из кресел.
         – Начнём с вас, – сказал он, садясь в соседнее. – Вы, господа тоже можете сесть. У меня нет сидений для загров, но вам подойдёт этот диван.
         Передача языка не заняла много времени, а когда маг закончил с моими спутниками, он перебрался на диван. По его просьбе я закрыл глаза и, как и при посещении Ласса, заснул.
         – Я верну вам пятьдесят монет, – сообщил морш, когда я очнулся. – Ваш загр знает язык королевства Зарба, а вы так слились, что можете использовать его память.
         – Как я могу это сделать? – удивился я. – Сны иногда вижу, а больше ничего не чувствую.
         – Чтобы получать ответы, нужно задавать вопросы! – назидательно сказал маг. – Вы не пробовали обращаться к его памяти, поэтому она и не отзывается. Язык Зарбы поймёте и сможете на нём говорить. Будет то же самое, что и с языком Заградора.
         – А что с личностью Сара? – спросил я.
         – Интересный случай, – задумчиво сказал он. – Я не слышал о таком и не читал в наших книгах. У вас образовалась такая сильная связь с этим загром, что он даже не сможет вас вычистить. Я за это не взялся бы. И слияние продолжается. Трудно сказать, что получится в результате, жаль, что я этого не узнаю.
         – Он может пользоваться только знаниями? – спросил Раш. – Как насчёт боевых навыков загра? Может Мак драться так же, как сражался этот Сар?
         – Конечно, – ответил маг, – только нужно потренироваться или немного подождать, пока завершится слияние.
         – Господин! – заорал ворвавшийся в комнату слуга. – На улицах кочевники, которые убивают всех подряд!
         – Как такое может быть? – растерялся морш.
         Не слушая их разговор, я бросился к выходу из дома и приоткрыл дверь. Как раз в это время мимо дома мага пронеслись несколько всадников на степных лошадях. Осмотрев улицу, я увидел на ней с десяток зарубленных горожан. Возле одного из домов были привязаны лошади кочевников, и из него доносились жуткие крики. Кричали и в других местах, а кое-где уже поднимался дым пожаров.
         – Немедленно уходим! – крикнул я, когда бегом вернулся в комнату. – Мы недалеко от ворот, а кочевники наверняка ворвались в другие, потому что здесь их мало. Если поторопимся, можем проскочить.
         – А я? – закричал маг. – Господа, спасите! Клянусь, что я вам отслужу!
         – Хорошо, – согласился я. – У нас есть лишняя лошадь. Только идите сейчас, мы не будем ждать!
         – Я только возьму золото! – крикнул он и выбежал из комнаты.
         – Откуда они здесь взялись? – удивился Раш, подбирая с пола сумки с деньгами.
         – Наверное, как и мы, прошли лесом, – ответил я. – Уматываем! Нет у нас времени его ждать.
         Дверь распахнулась и в комнату с трудом вошёл маг.
         – Как вы только их тащили! – сказал я, когда отобрал у него две тяжеленные сумки. – Быстро к выходу! Только не спешите на улицу, сначала посмотрим, что там.
         Когда приоткрыли дверь, я увидел, что лошадей возле домов прибавилось. Наших никто не забрал. Они ничем не отличались от лошадей кочевников, поэтому степные воины приняли нас за своих. К счастью, они увлеклись грабежами в домах и на улице никого не было.
         – Удивительная беспечность! – сказал я, торопливо закрепляя на заводной лошади сумки с золотом. – Вам помочь или сядете сами?
         – Сам, – ответил маг и легко вскочил в седло. – Войска отправились отбивать Зарош, а в столице нет никого, кроме городской стражи. Некого им бояться!
         Мы пришпорили лошадей и понеслись галопом, молясь богам, чтобы помогли добраться до ворот. Несколько раз видели кочевников, но то ли они не поняли, кто скачет, то ли не захотели с нами связываться. Грабить горожан было интересней, чем гнаться непонятно за кем, рискуя своей жизнью. Повезло в том, что дом мага был поблизости от ворот и враг ворвался в столицу Торы не через них, а с севера. Обе створки были распахнуты, а бравшего с нас плату стражника не увидели. Наверное, испугался и сбежал.
         Наши лошади не набрались сил, поэтому их долго не гнали.
         – Стойте! – крикнул я, остановив своего коня. – Здесь уже должно быть безопасно. Если кто-нибудь появится, можно уйти в лес. Лошадям нужно отдохнуть, иначе мы их загоним.
         – Я отъехал бы дальше! – сказал нервничавший маг.
         – Как вас звать? – обратился я к нему. – Мы вам представились, а вы посчитали это лишним.
         – Керр из рода Ом, – представился он. – Обычно мы не говорим клиентам свои имена.
         – Вы не в родстве с Лассом из того же рода? – спросил я. – Этот морш живёт в столице Дерма.
         – Не знаю такого, – ответил маг. – У нас совпадение рода не означает родства. Нужно знать, из какого он клана. Может, поговорим не о моих родственниках, а о том, что будем делать дальше?
         – Мы направляемся в столицу Зарбы, – сказал Раш. – Если хотите, можете ехать с нами.
         – Вот ведь влип! – в отчаянии воскликнул Керр. – Юг королевства захвачен шеннами, а теперь они заняли столицу! Наверное, с ними справится королева или вмешается Зарба, только здесь долго не будет безопасной жизни. И уйти можно только с вами, а мне нельзя! В Зарбе лишат свободы и заставят работать на кого-нибудь из князей, а здесь ограбят и убьют!
         – Неужели нельзя договориться? – спросил я. – Важны твои услуги, а не свобода. Если на мага давить...
         – Ты не знаешь князей Зарбы! – перебил он. – Думаешь, мы не пытались в ней закрепиться? Никто из них не будет платить золото, если нужное можно получить даром! И на магов можно найти управу, и они давно это сделали. Свободный морш может поменять хозяина, а подчинённый будет обслуживать князя до своей смерти!
         – К вам же можно обратиться только три раза, – сказал я. – Пусть у него есть семья, всё равно от тебя будет мало толку. Не станет же князь брать деньги за твои услуги!
         – Не знаю, – ответил Керр. – Может приказать обслуживать даром. Благодарность тоже дорого стоит! К тому же правило трёх раз действует не всегда. Вы получили знание языка, не потратив право на обращение.
         – Неужели все князья такие бесчестные? – спросила Лара.
         – Они честные по отношению друг к другу, – сказал маг, – а я для них никто. Можно, правда, попробовать договориться с каким-нибудь благородным загром. Если хорошо заплатить... Их права признают, а дворяне Заградора считают нарушение слова бесчестьем. Но меня десять раз схватят, пока кого-нибудь найду...
         – Вообще-то, Сар был князем, – вспомнил я. – Правда, всю его семью перебили по приказу наместника, а он сумел отомстить, после чего бежал в Дерм.
         – У загров можно отнять жизнь, но не титул, – сказал заинтересовавшийся Керр. – Если ты покопаешься в памяти Сара, пройдёшь проверку и докажешь свой титул, а я могу ссудить достаточно золота, чтобы это закрепить.
         – И кто поверит на слово, если в Зарбе нет магов? – удивился я.
         – У них есть другие способы, – ответил маг. – Дадут настойку и будут задавать вопросы. С ней не соврёшь. Эта настойка действует не только на людей, но и на загров. Они во многом люди, только отличаются своей внешностью.
         – Хорошо, я стану князем, – согласился я, – но неужели ты доверишь мне свои золото и свободу? Ведь в душе я остался человеком, а ты знаешь, как люди держат слово.
         – Я и сейчас полностью в вашей власти со всем своим золотом, – ответил он. – Люди тоже по-разному относятся к клятвам. Я немного в тебе покопался и уверен в твоей честности. А когда сольёшься с загром, приобретёшь многие из его черт. Впрочем, вы с ним сильно похожи, и это облегчило слияние.
         – А как же Лера? – вспомнил я о любимой. – Князь не женится на простолюдинке, тем более на человеческой женщине, а я её люблю и уже обещал взять в жёны.
         – Ладно, – вздохнул Керр, – потрачусь и на неё. Титул в Зарбе не купишь, а благородство рода продаст любой князь. В Заградоре ты не женился бы на человеческой женщине, а кто мешает это сделать в Зарбе? Беглецу можно наплевать на то, что скажут на родине, а в Зарбе таких запретов нет. Можешь вызвать удивление, но не презрение.
         – А я дотянусь до памяти Сара? – всё ещё нерешительно спросил я.
         – Я помогу, – пообещал Керр. – Решай быстрее. Кони уже отдохнули, а мы слишком близко от столицы, чтобы здесь задерживаться.


                                                        Глава 8


         Дорога, на которой мы оказались, вела на запад, к городу Дигон. По словам Керра, по ней тоже можно было добраться до Зарбы, но не в нужную нам часть королевства, и ехать пришлось бы намного дольше. В столицу вела дорога, идущая через город Мунд.
         – Она где-то там, – махнул рукой маг в сторону севера. – Лесом можно добраться за полдня.
         – А сколько ехать до этого Мунда? – спросил Раш.
         – Дня три, – ответил морш. – Вдоль дороги много трактиров и деревень, поэтому с голоду не умрём. Плохо то, что на ней часто грабят, а нас только четверо. Но я думаю, что не одни мы сбежали из столицы, так что можем найти попутчиков.
         Когда ехали через лес, выяснили, что Керр прекрасно в нём ориентируется.
         – Я не знаю леса, – ответил он на мой вопрос. – Просто мы чувствуем, где находится север, поэтому не сбиваемся с пути. Смотрите, шенны подожгли столицу!
         Небо на юге потемнело, и дувший в нашу сторону ветер донёс запах гари. Сначала его почувствовал я, а потом и остальные.
         – Идиоты! – сказала Лера. – Там столько добра, что можно было грабить декаду или пока их не выбьет из города армия королевы! А теперь всё сгорит! А сколько погибнет людей! На месте торийцев я никогда не простила бы и почистила бы степь! Это трудно, но можно сделать.
         – Может, и почистят, – пожал худыми плечами маг. – Тора небольшое королевство, но в нём больше жителей, чем кочевников в степи. Никто не ожидал их нападения, поэтому не смогли дать должного отпора. Нужно время, чтобы собрать силы. Князья Зарбы не вмешаются, пока не определится победитель. Им выгодна слабость соседей. Но потом помогут и заставят заплатить за свою помощь. Я думаю, что это они как-то вызвали и резню в степи, и эту войну, которая дорого обойдётся шеннам.
         Переговариваясь, мы пять свечей ехали по величественному сосновому лесу, пока не выбрались на дорогу. На ней никого не было, но по левую руку слышался удалявшийся топот копыт.
         – Догоним? – предложил Раш.
         – Не будем за ними гнаться, – отказался я. – Едем рысью. Пусть лучше нас кто-нибудь догоняет. Я не вижу причин для спешки, и лошади устали. Остановимся в первом же трактире, пообедаем и отдохнём.
         В первом трактире пообедать не получилось, потому что в нём никого не было. Хозяева или беженцы очистили его от съестного, но в конюшне остался овёс, которым мы накормили лошадей. Второй трактир встретили через две свечи. Его не бросили, но с обедом ничего не вышло.
         – Нечем мне вас кормить, господа! – сказал нам растерянный трактирщик. – Кто же знал, что так обернётся? Видели бы вы, что здесь творилось утром! Это сейчас только вы одни, а тогда вся дорога была забита бегущими из столицы! У меня скупили все продукты, самому теперь нечего есть... Послал за ними в деревню, так что должны привезти. Как вы думаете, шенны сюда доберутся?
         – Вряд ли, – ответил Керр. – Им ещё долго грабить столицу, а через несколько дней подойдёт королевская армия. Кочевникам придётся с ней драться или бежать на юг. Скажите, когда должны вернуться те, кого вы послали за едой?
         – Уже должны быть здесь. Если хотите, можете подождать. Мои работники не разбежались и, как только будут продукты, сразу же начнут готовить обед.
         Раш перевёл их разговор, и я сказал, что нужно остаться, потому что в других трактирах будет то же самое. Заодно подождём попутчиков.
         – Пришло время отрабатывать спасение, – обратился я к Керру, когда сидели в застольной. – Мы долго будем в Торе, поэтому мне не помешает знать здешний язык.
         – Это будет полезно, – согласился маг. – Сейчас всё сделаю, только закройте глаза.
         – А зачем их закрывать? – спросила Лера. – Без этого нельзя?
         – Можно, – ответил он, – только так мне легче работать и у клиентов не будет головокружения. А сейчас помолчите.
         Как и все магические процедуры, эта длилась недолго. После её окончания я сразу же стал говорить на языке Торы как на родном.
         – Это только начало моего служения, – сказал Керр на языке Заградора. – Нужно ещё поработать с твоей будущей женой и её братом. Они не дикари, но не знают этикета и того, что составляет жизнь дворян. К тому же им не помешает знание языка, на котором мы сейчас говорим. С языком просто, а с остальным могут быть сложности. На учёбу нет времени, поэтому используем мою магию. Только для этого нужна основа.
         – Какая основа? – не понял я. – О чём ты говоришь?
         – Для Леры подойдёт молодая дворянка, а для Раша нужен дворянин, – объяснил маг. – Я перенесу немного памяти из их детства в головы твоим будущим родственникам. Она не создаст в чужой голове полноценную личность и быстро сольётся с памятью клиента. Так можно быстро научить чему угодно, главное, не занести лишнего и выбрать основу, которая не вызовет отторжения. Оно иногда получается вместо слияния. В таких случаях нужно срочно удалять чужую память, пока человек не рехнулся. Многое зависит от опыта мага, а у меня его хватает.
         – И дворяне согласятся? – не поверил я. – Делиться своей памятью с простолюдинами! Это такое умаление чести, что у меня даже нет слов!
         – В обычное время не согласились бы, – кивнул он, – а сейчас основу найдём. Я думаю, что многие из дворян бежали из столицы почти без средств. Дома будут разграблены или сгорят, а имения есть не у всех. Обычно свои сбережения отдают купцам, а сейчас и купцы останутся без ничего. Поэтому услуги будут дёшевы. Сами увидите, когда приедем в Мунд. Там надо будет поменять всю вашу одежду. В этой не добьётесь уважения, и не помогут никакие грамоты.
         Во дворе послышался скрип колёс и заржала лошадь. Это приехали два воза с продуктами, и работники трактирщика побежали их разгружать. Печи были растоплены, и скоро с кухни потянуло запахом жареного мяса. Как только обед был готов, нам его тотчас же подали. Всё было очень горячим, поэтому пришлось сидеть, глотая слюни, в ожидании, когда еда хоть немного остынет.
         – Кто-то скачет со стороны столицы, – прислушавшись, сказал я. – По-моему, двое.
         Лошади забежали во двор трактира, перешли на шаг и остановились возле конюшни. Немного погодя в трактир вошёл молодой мужчина с сумкой в руке. За ним следовала красивая девушка лет шестнадцати, одетая в костюм для верховой езды. С первого взгляда было понятно, что это дворяне. У мужчины была рана на правой руке, которую кто-то неумело замотал ему перевязкой.
         – Трактирщик! – обратился он к хозяину заведения. – Приготовьте нам обед!
         – Садитесь, ваша милость! – угодливо отозвался тот. – Сейчас накроем стол!
         – Хорошие основы, – тихо сказал Керр, глядя на севшую за стол пару. – Этим даже не нужно будет платить. Только пусть сначала поедят, а то дворянин слишком зол.
         – Что ты хочешь делать? – спросил я.
         – У них есть деньги, но у мужчины серьёзная рана, – объяснил маг. – Я могу затянуть её за один день, а сама будет заживать три декады. В такое время здоровье дороже золота.
         Видимо, приехавшие были такими же голодными, как мы, потому что они с трудом дождались, пока остынет обед, а потом торопливо ели, не слишком следя за манерами. Когда закончили, дворянин бросил на стол несколько монет и, оставив девушку сидеть, подошёл к нам.
         – Господин маг! – обратился он к Керру. – Мне нужна от вас услуга. Вылечите рану, а я оплачу лечение.
         – Готов помочь, – ответил маг, – только ваша плата будет не деньгами. Поделитесь кое-какими воспоминаниями с моими клиентами, и будем в расчёте.
         – Какими и для чего? – спросил он, удивив меня своей выдержкой.
         – Немного воспоминаний детства, – ответил Керр. – Это не перенос, а копирование, поэтому вы ничего не потеряете. Князь, которому я служу, хочет за воинский подвиг возвести в дворянство этого мужчину.
         – Вы князь? – недоверчиво уставился на меня дворянин.
         – Саркар дек Кард, – коротко поклонился я. – Что вас удивляет? Если мой внешний вид, то он связан с длительным путешествием через два королевства и степь. В такой одежде удобней путешествовать, кроме того, я не хотел привлекать к себе внимание. Думал приодеться в вашей столице, а в неё нагрянули шенны. Мы еле вырвались.
         – Благородный Гур из рода Варшей, – представился он. – Со мной сестра Ольта. Больше никого не удалось спасти. Мы спрятались, а потом выбрались из заваленного телами дома и угнали двух лошадей. Хорошо, что жили недалеко от ворот, иначе не отделались бы моей раной. Дозвольте спросить, какой подвиг совершила эта девица?
         Не знаю, поверил он мне или нет, но после представления поклонился. Интересно, что родовое имя Сара вспомнилось само, когда в этом возникла нужда.
         – Никакого, – с улыбкой ответил я, – но она сестра Раша, а я куплю благородство его роду. Мы наняли бы учителей, но сейчас не до учёбы.
         – Я не возражаю, – сказал Гур и обратился к сестре: – Что ты думаешь, Ольта?
         – Если тебя вылечат, я согласна, – отозвалась девушка. – Что нужно делать?
         – Только недолго посидеть с закрытыми глазами, – ответил Керр. – Лера, сядь на соседний стул. Вы должны быть как можно ближе друг к другу.
         – Надеюсь, что ты знаешь, что делаешь, – сказала мне любимая и села рядом с дворянкой.
         Маг пододвинул к ним свой стул и ненадолго замер, после чего объявил, что перенос состоялся:
         – Память проявится после ночного сна. Раш, сядь рядом с этим господином!
         Брат Леры молча сел рядом с Гуром и закрыл глаза. С ним Керр потратил ещё меньше времени.
         – Очень удачно, – довольно сказал он. – Всё перенёс – и никакого отторжения! И рану я вам обработал. К утру от неё не останется и следа. Теперь хотелось бы спросить... Вы бывали в Мунде? Меня интересует, насколько безопасна дорога.
         – Был раз десять, – ответил Гур. – Постоянных ватаг на ней нет. Появляются время от времени и разбойничают, пока на них не устроят облаву и не развесят на деревьях. Большому отряду безопасно, а на нескольких всадников могут напасть. Раньше регулярно вырубали заросли вдоль дороги, но этим не занимаются больше двадцати лет. Выросло немало кустов, из-за которых можно ударить стрелами. Предлагаете ехать вместе?
         – Не имею ничего против, – отозвался я, – только нас всё равно мало. Может, подождём ещё кого-нибудь?
         – Все, кто мог сбежать, давно это сделали, – пожал плечами Гур. – В столице пожары и полно кочевников, которые убили тех, кого нашли. Если остались уцелевшие, вряд ли они смогут уйти. Нам сильно повезло. Я думаю, что с таким ожиданием зря потеряем время.
         Решили не ждать и, забрав свои сумки, пошли к конюшне. Конюх не рассёдлывал лошадей, поэтому сразу же выехали.
         – У вас они тоже степные, – удивился ехавший рядом со мной Гур. – Даже сбруя шеннов. Угнали?
         – Они угнали у нас, а мы не остались в долгу, – объяснил я. – Если бы не этот обмен, мы не прошли бы степь. Только я слишком тяжёл для степных лошадей.
         – А для чего вы едете в Мунд? – спросил он. – Я надеюсь, что не обидел своим вопросом? Загры у нас редкие гости. Иногда приезжают к магам или к королевскому двору, но всегда ненадолго и вскоре возвращаются в Зарбу.
         – Мы тоже едем туда, – коротко ответил я.
         Гур ни разу не назвал меня князем, хотя должен был, если признал мой титул. А раз не признал, надо было показать своё недовольство и общаться с ним только по необходимости. Он понял, что я не хочу разговора и отстал, чтобы ехать рядом с Керром. Нашему попутчику хотелось узнать, что вынудило мага пойти в услужение. На его месте мне тоже было бы интересно, потому что в наших королевствах морши служили только королям и очень редко – князьям, да не таким, как я, а владетелям земель, замков и дворцов. Наверное, и в Торе они вели себя точно так же. Только Керр не стал удовлетворять его любопытства и перевёл разговор на войну с шеннами.
         – Не скажешь, зачем мне память этой девушки? – спросила подъехавшая ко мне Лара.
         – Разве не ясно? – удивился я. – Вы скоро станете благородными, а у них свои правила поведения, которым слишком долго учить. Теперь можно не тратить на это время и деньги. Керр даст вам знание языка Заградора. Рашу он не очень нужен, а тебе, как моей будущей жене, необходим.
         – Расскажу брату, – сказала она, – а то он тоже не понял. – И придержала коня, дожидаясь Раша.
         Я ехал первым и, пользуясь тем, что больше не мешали разговорами, пытался понять, что доступно из памяти Сара. Она отзывалась, но только в том случае, если я знал, что нужно вспомнить. Я попытался выяснить, чем, кроме одежды, отличается князь Заградора от обычного благородного загра, и узнал о золотых дисках со знаком рода. Я видел их во сне, но не придал значения, посчитав украшением. На диске князей Кард был выбит сидящий сокол, а на моём к нему добавлялся знак младшего сына. Надо будет зайти к ювелирам и заказать такой же.
         До следующего трактира ехали четыре свечи. Я по памяти Сара учил этикет, а заодно узнал кое-что о его родственниках. Слово «учил» не совсем подходило, скорее, я его узнавал. Стоило о чём-нибудь вспомнить, и это новое знание сразу же становилось моим без усилий на запоминание. Мы не хотели есть, но я решил, что надо остановиться.
         – Здесь могут быть те, кто составит нам компанию, – объяснил я Гуру. – Если пока нет разбойников, это не значит, что так будет и дальше.
         Он согласился, и мы с ним зашли в трактир, оставив лошадей Рашу. В застольной сидели двое мужчин и молодая женщина. На них была дорогая, но измятая и запачканная одежда, а старшему из мужчин перевязали кисть правой руки. Еды на столе не было, стоял только кувшин с вином.
         – Я приветствую вас, господа! – сказал им Гур. – Позвольте представиться, князь! Я благородный Гур из рода Варшей, а мой спутник назвал себя князем Саркаром дек Кард.
         – Я тоже приветствую вас, Гур, – кивнул пожилой. – Вы нас знаете, поэтому можете представить своему «князю». Тоже сбежали из столицы?
         Слово «князю» он произнёс с нескрываемой иронией.
         – Мне нет нужды вас знать, – перебил я начавшего отвечать Гура. – Подумаешь, какой-то князь королевства, которое скоро захватят дикари! Мы думали найти здесь попутчиков, но вы мне не подходите. Один из вас ранен и не боец, а женщина будет обузой. Я помог бы, но не тем, кто мне хамит!
         Возможно, я не стал бы их задевать, но проснувшаяся часть личности Сара как-то дала понять, что такое обращение нельзя оставить без ответа и ответ должен быть именно таким – презрительным и высокомерным.
         – Что вы себе позволяете! – возмутился Гур. – Это светлейший князь Добруш!
         Сам князь возмущения не выказал, скорее, он был удивлён. Вот молодой дворянин впал в бешенство и схватился за меч.
         – Что хочу, то и позволяю, – спокойно ответил я. – Хотите подраться? Мне будет нетрудно смахнуть вашу голову. Пожалуй, даже довезу Ольту в Мунд, потому что она мне нравится. Хотите, чтобы после оскорбления я перед ними расшаркивался? Не дождётесь!
         – Отец, я убью его! – закричал молодой, выбираясь из-за стола.
         – Сядь! – сказал ему князь. – И вложи меч в ножны. Мы не в том положении, чтобы отвечать на обиду. К тому же я сам дал для неё повод. Вы, Гур, тоже не хватайтесь за меч. Проявив пренебрежение, я только хотел посмотреть, каким будет ответ. Не хотелось признавать князем самозванца. Приношу свои извинения князю Саркару дек Кард. Я князь Орг Добруш, а это мои жена Ольма и сын Тар. Не скажете, князь, что вы делаете в Торе, да ещё в таком виде?
         – Извинения приняты, – ответил я и сел за соседний стол. – У меня было очень долгое и нелёгкое путешествие, поэтому можете не обращать внимания на одежду. Хотел привести себя в порядок в вашей столице, а теперь придётся терпеть до Мунда. После мести врагам пришлось бежать из Заградора в одно из южных королевств, а уже из них добираться до Зарбы.
         – Кому же вы мстили, если вам не дали добраться до границы с Зарбой? – полюбопытствовал Орг. – Если мой вопрос вас задел, можете не отвечать.
         – Горд одной из южных провинций вырезал мой род, а я в отместку убил его самого и всех сыновей. У меня было право так поступить, но король остался недоволен. Пришлось бежать кратчайшим путём, а потом добираться в Зарбу через степь и королевства.
         – Не понравилось на юге? – спросил он.
         – Из загров там только наёмники, – ответил я, – а в Зарбе много дворян. Ладно, если мы уладили разногласия, может, поедете с нами? Вашу столицу наверняка отобьют, но это может случиться и через декаду. Кроме того, небезопасно сидеть с семьёй в такой близости от шеннов. Если вы ждёте попутчиков, то можете не дождаться. Беглецов из самой столицы уже не будет, разве что кто-нибудь уедет из окрестных сёл.
         – Мы едем, – согласился Орг. – Сын, скажи конюху, чтобы оседлал лошадей. Мы уже обедали, а вещей с собой нет, так что можем идти.
         – Если у вас нет с собой денег, могу помочь, – предложил я.
         – Благодарю вас, князь, но золото мы захватили, – ответил он, встал из-за стола и протянул жене здоровую руку. – Пойдём, дорогая. Мы не дождёмся кареты, поэтому тебе и дальше придётся ехать верхом в этом платье.
         Мы вышли из трактира и сели на лошадей. Княгиню посадил сын, потому что сама она не могла это сделать из-за пышного платья. Орг, несмотря на рану, ловко вскочил в седло и сразу же подъехал ко мне.
         – Представьте мне ваших спутников, князь, – попросил он, когда выехали на дорогу. – Среди них нет дворян?
         – Пока только сестра Гура Ольта, – отозвался я, – но, как только приедем в Мунд, найду кого-нибудь из князей и куплю благородство для Раша. Это наш одноглазый воин. Он спас мне жизнь и не один раз выручал. Рядом с ним едет его сестра Лера. Естественно, что она тоже станет дворянкой. Золота у меня достаточно, а нужные знания они получили с помощью мага.
         – Зачем кого-то искать, если есть я? – усмехнулся он. – В Мунде оформлю им грамоты и возьму ваше золото, оно не будет лишним. Не расскажете, как к вам прибился маг?
         – Я спас ему жизнь в обмен на служение, – ответил я, поразив князя. – Теперь возьму в Зарбу. Если хотите, он может вылечить вашу рану.
         – Вы меня удивили! – сказал Орг. – В своё время я предлагал службу магам столицы, но получил отказ. По-моему, морши не служат никому из князей. Свой маг есть только у королевы. Конечно же я воспользуюсь его услугой. Когда убегали, пришлось прорываться и мне не повезло лишиться двух пальцев. Магия их не вернёт, но хоть быстро затянет рану. Князь, до ночи будут ещё три трактира, и я предлагаю остановиться в первом же.
         – Опасаетесь, что не будет свободных комнат? – догадался я.
         – Конечно! В Мунд отправились сотни беглецов, и все старались убраться как можно дальше от столицы. Многие из этих торопыг будут спать на обочине или в деревнях, но не все настолько глупы. Самые умные не будут ехать дотемна и остановятся там, где можно с удобствами переночевать. Опасности уже нет, поэтому нет надобности в спешке.
         Я согласился, и князь вернулся к жене и сыну, которые ехали последними. Но я недолго оставался один. На этот раз меня догнал Керр.
         – Давай я подтолкну твою память, – предложил он на языке Заградора. – Закрой глаза.
         Я послушно зажмурился и ехал так, пока маг не сообщил, что закончил.
         – Не чувствую никаких изменений, – сказал я. – Наверное, результат будет не сразу?
         – Почувствуешь утром, – ответил он. – Эта магия будет действовать дня два и ускорит ваше слияние. Не скажешь, о чём говорил с князем? Не обо мне?
         – Рассказал о своих спутниках и получил заверения в том, что он за мои деньги напишет им дворянские грамоты. Князю отрубили два пальца, тебе нужно ему помочь.
         – Сейчас помогу, – сказал Керр, – заодно сниму боль. Мак, ты можешь обращаться ко мне по-простому, как к слуге, а я теперь должен проявлять почтение. И говорить лучше только на языке Торы, чтобы не вызвать недовольства. К утру Лера будет его знать.
         Он отъехал лечить князя, а я задумался о том, что и в каком порядке делать в Мунде. Наверняка в его трактирах и гостевых дворах не будет ни одного свободного места, поэтому нужно искать пристанище. Я не найду готовой одежды на загра, и её нужно заказывать. Учитывая то, что в город нагрянет несколько сотен дворян, у которых нет с собой самого необходимого, таких заказов будет намного больше, чем мастеров. Грамоту можно оформить быстро, а одежду, обувь и мой княжеский медальон будем ждать два-три дня. В Зарбу нужно приехать не бродягой, а князем, в противном случае можно лишиться мага. И нужно нанять хотя бы двух охранников, иначе не будет уважения. К тому же ватаги встречались и в этом королевстве. Вспомнив о разбойниках, я подумал, что неплохо бы взять в попутчики ещё кого-нибудь. Вряд ли трактир, о котором говорил Орг, будет свободным от постояльцев.
         Этот трактир показался, когда начало смеркаться. Перед тем как отдавать лошадей в конюшню, справились о комнатах.
         – У меня только три свободных, – ответил трактирщик. – В каждой стоят три кровати. Если кто-нибудь захочет переночевать на сеновале, я не возьму за это денег.
         – Это противно этикету, но, учитывая обстоятельства, мы обойдёмся одной комнатой, – сказал Орг. – Вот с вами это не получится.
         – Мне тоже не до этикета, – сказал я. – В комнату можно занести ещё одну кровать?
         – Вообще-то, можно... – нерешительно ответил хозяин, – но будет тесно.
         Когда поужинали и пошли заселяться в комнату с четырьмя кроватями, едва в неё зашли.
         – Может, я уйду на сеновал? – предложил Раш. – Уберёте одну кровать...
         – Если идти, то мне, – сказал я, смерив взглядом кровать. – Жаль, что нельзя. В тесноте можно спать, а как я лягу в это?
         Немного подумав, я отломал у своей кровати одну из спинок, а потом удлинил её табуретом. Получилось плохо, но хоть можно было лежать. Спутники быстро уснули, причём никто не раздевался, а морш спал в обнимку со своими сумками.
Я проснулся раньше других и не сразу сообразил, где нахожусь. Чувствовал себя как-то странно. Попытался разобраться с этой странностью и понял, что я в голове не один. Сар по-прежнему не отзывался, но я ощущал его так, будто он стоял у меня за спиной. За окном посветлело, и я решил встать. Скрип кровати разбудил Леру и она, посмотрев на спящих мужчин, перебралась ко мне на кровать. Мы сидели рядом и тихо разговаривали.
         – Я по тебе соскучилась, – призналась любимая. – Неужели здесь нельзя уединиться? Может, пока все спят, сбегаем на сеновал?
         – Потерпи два дня, – вздохнув, ответил я. – Я тоже этого хочу, но приходится терпеть. Скажи, в тебе проснулась память Ольты? Керр говорил, что утром ты должна свободно говорить на языке Торы.
         – Знаю не хуже родного, – помолчав, сказала она. – А всё остальное... Сейчас вспомнила, как меня учили танцам, хотя ничего такого не было. И ещё вспомнился брат, только не мой, а этот Гур.
         – Кто приветствует первым, если мы с тобой к кому-нибудь приедем? – спросил я.
         – Ты и приветствуешь, – ответила Лера. – Женщины вообще должны молчать, пока к ним не обратятся. Я вспоминаю, но только после твоих вопросов.
         Как ни тихо мы разговаривали, но разбудили остальных. Уже рассвело, поэтому забрали сумки и спустились в застольную. Я взял сумки Керра, а ему отдал свои. Он не мог нести такую тяжесть, да и не стоило показывать попутчикам, что у нас с собой столько золота. Завтрака пока не было, но, судя по доносившимся с кухни запахам, его уже готовили. Мы сели за стол, и я жестом подозвал трактирщика.
         – Скажите, милейший, – обратился я к подбежавшему толстяку, – кто снял комнаты в вашем заведении, кроме приехавших вместе с нами? Я ищу попутчиков и хотел бы знать, подходят они нам или нет.
         – Таких немного, ваша милость! – угодливо ответил он. – Одну комнату сняли два дворянина, а вторую – семья купца, в которой двое мужчин и девочка. У меня не так много комнат, основной доход приносит не постой, а еда. Но вы через пару свечей встретите ещё один трактир, в котором могут быть нужные вам постояльцы.
         Я отпустил его, и вскоре принесли завтрак, а вслед за этим к нам присоединилась семья Варшей. Гур был уже без повязки и не такой мрачный, как вчера, а вот у его сестры были опухшие глаза и понурый вид. Наверняка девушка долго плакала. Неудивительно, если учесть, что она потеряла всех родных, кроме брата. Можно было удивляться её вчерашней выдержке. После них в застольную спустились дворяне, о которых говорил хозяин. Это были молодые мужчины, которые представились Гуру, узнали от него о моём княжеском достоинстве и подошли к нашему столу.
         – Княжич Лай Карбуш, – коротко поклонился один из них. – Мой друг – благородный Дей из рода Каржей. Вы не будете возражать, если мы присоединимся к вам в дороге?
         Я ответил, что буду только рад, и назвал своих спутников. После этого принялись завтракать. Ещё не закончили, когда появился князь Добруш с семейством. Дворяне их знали, поэтому вместо представления выразили радость по поводу встречи.
         – А как же ваши родные, Лай? – спросил Орг. – Неужели погибли?
         – Отец с братом уехали вместе с королевой в войско, – ответил княжич, – а мать с сестрой сейчас в имении. О других родственниках ничего не знаю. Когда напали шенны, я был не во дворце, а у друга, иначе не смог бы спастись.
         Последними спустились купцы: глава торгового семейства Фармов, его сын лет семнадцати и дочь, которой я не дал бы и десяти. После знакомства выяснилось, что он не смог вывезти из столицы ещё одного сына, а жена давно умерла родами. Эти мужчины были вооружены мечами и кинжалами и тоже попросились ехать с нами. В обычное время купец не стал бы набиваться в попутчики к князю, но всех сблизили общая беда и опасность дороги.
         Мы сообщили хозяину, что съезжаем, и он послал слугу предупредить конюха, чтобы тот готовил лошадей. Как только закончили с завтраком, пошли к конюшне и вскоре уже ехали в Мунд. Впереди двигался я со своими спутниками и магом, за нами следовали дворяне, а замыкали кавалькаду купцы.
         Мы проверили ещё два трактира, но все постояльцы уехали этим утром. Не прошло и свечи после того, как покинули последний из них, как я услышал крики и звон мечей.

Главы 9-1   https://www.chitalnya.ru/work/3026899/






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 2
© 23.02.2021г. Геннадий Ищенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3026442

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


















1