Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мой Антон Павлович Чехов


А.П.Чехов солнце русской академической прозы.
Его произведения – повести, пьесы и рассказы сама реальность в самом течении жизни. В них описаны все коллизии нашей реальности: и жизнь, и слезы, и любовь. О себе Чехов писал: «…для людей, посвятивших себя изучению жизни, Я так же нужен, как для астронома звезда».
В прозе Чехова живут и действуют восемь тысяч лиц в пятистах рассказах и повестях. Герои повестей и рассказов Антона Павловича наполнены бесконечно сложной жизнью, борьбою за местом под солнцем, разбитыми надеждами, страхом, молчаливой мукой. Он воссоздал неустроенный, быстро меняющийся жизненный мир человека во всех его состояниях и во всех возрастах.
Рассказ "Гриша"
Перечитывая рассказы писателя можно проследить всю историю человеческого детства, от первых шагов двух летнего Гриши, который не знает ещё, зачем существует папа.
"В этом мире, кроме няни и Гриши, часто бывают мама и кошка. Мама похожа на куклу, а кошка на папину шубу, только у шубы нет глаз и хвоста. Из мира, который называется детской, дверь ведет в пространство, где обедают и пьют чай. Тут стоит Гришин стул на высоких ножках и висят часы, существующие для того только, чтобы махать маятником и звонить. Из столовой можно пройти в комнату, где стоят красные кресла. Тут на ковре темнеет пятно, за которое Грише до сих пор грозят пальцами. За этой комнатой есть еще другая, куда не пускают и где мелькает папа — личность в высшей степени загадочная! Няня и мама понятны: они одевают Гришу, кормят и укладывают его спать,
но для чего существует папа — неизвестно. Еще есть другая загадочная личность — это тетя, которая подарила Грише барабан. Она то появляется, то исчезает. Куда она исчезает? Гриша не раз заглядывал под кровать, за сундук и под диван, но там ее не было...»

Чехов рассказал толково мимолётные черты текущего бытия под разными углами зрения -  детский каторжный труд в рассказе «
Ванька».
В рождественскую ночь девятилетний Ванька Жуков, переехавший три месяца назад в Москву и ставший учеником сапожника Аляхина, пишет письмо своему дедушке. Поздравив Константина Макаровича с праздником, мальчик начинает рассказывать о жизни в чужом доме. Накануне хозяин наказал Ваньку за то, что тот, качая люльку с ребёнком, уснул сам; хозяйка устроила мальчику выволочку за неправильно почищенную селёдку; подмастерья относятся к прибывшему из деревни ученику с ехидством и требуют, чтобы он приносил для них водку из кабака. ««Милый дедушка, Константин Макарыч! Поздравляю вас с Рождеством и желаю тебе всего от Господа Бога. Нету у меня ни отца, ни маменьки, только ты у меня один остался А вчерась мне была выволочка. Хозяин выволок меня за волосья на двор и отчесал шпандырем за то, что я качал ихнего ребятенка в люльке и по нечаянности заснул. А на неделе хозяйка велела мне почистить селедку, а я начал с хвоста, а она взяла селедку и ейной мордой начала меня в харю тыкать. Подмастерья надо мной насмехаются, посылают в кабак за водкой и велят красть у хозяев огурцы, а хозяин бьет чем попадя. А еды нету никакой. Утром дают хлеба, в обед каши и к вечеру тоже хлеба, а чтоб чаю или щей, то хозяева сами трескают. А спать мне велят в сенях, а когда ребятенок ихний плачет, я вовсе не сплю, а качаю люльку.
Милый дедушка, сделай божецкую милость, возьми меня отсюда домой, на деревню, нету никакой моей возможности. Кланяюсь тебе в ножки и буду вечно бога молить, увези меня отсюда, а то помру».
В рассказе «
Детвора» писатель описал, как просыпается интерес к деньгам у детей:
«Самый большой азарт написан на лице у Гриши. Это маленький, девятилетний мальчик с догола остриженной головой, пухлыми щеками и с жирными, как у негра, губами. Он уже учится в приготовительном классе, а потому считается большим и самым умным. Играет он исключительно из-за денег. Не будь на блюдечке копеек, он давно бы уже спал. Его карие глазки беспокойно и ревниво бегают по картам партнеров.
Страх, что он может не выиграть, зависть и финансовые соображения, наполняющие его стриженую голову, не дают ему сидеть покойно, сосредоточиться. Вертится он, как на иголках. Выиграв, он с жадностью хватает деньги и тотчас же прячет их в карман. Сестра его Аня, девочка лет восьми, с острым подбородком и умными блестящими глазами, тоже боится, чтобы кто-нибудь не выиграл. Она краснеет, бледнеет и зорко следит за игроками. Копейки ее не интересуют. Счастье в игре для нее вопрос самолюбия. Другая сестра, Соня, девочка шести лет, с кудрявой головкой и с цветом лица, какой бывает только у очень здоровых детей, у дорогих кукол и на бонбоньерках, играет в лото ради процесса игры. По лицу ее разлито умиление. Кто бы ни выиграл, она одинаково хохочет и хлопает в ладоши».

Чехов в рассказе «
Житейская мелочь» описал как в жизнь ребенка вторгается ложь:
Друг мамы Алеши приходит к ним в дом, когда женщины нет дома. Впервые гость со вниманием относится к мальчику, которого прежде не замечал. Казалось бы, это хорошо, но некоторые откровения ребенка Николай Ильич Беляев, несмотря на данное обещание, обращает против Алеши. Дело в том, что мама не разрешает видеться с папой, но дети его любят и видятся с ним. Беляев вероломно вторгается в душу Алеши, притворяясь добрым и ласковым, но, выведав нужный секрет, тотчас забывает о мальчике и его душевных переживаниях. Кончается рассказ слезами ребенка и замечанием автора: «Это он первый раз в жизни лицом к лицу так грубо столкнулся с ложью; ранее же он не знал, что на этом свете, кроме сладких груш, пирожков и дорогих часов, существует еще и многое другое, чему нет названия на детском языке». Всё то мелкое, ненужное, оскорбительное для человека, к чему притерпелись взрослые люди, в чем они видят привычную и неизбежную форму жизни и отношений между людьми, становится шоком для обманутого мальчика.
К чему может привести такой опыт и такая житейская мелочь, случившиеся в жизни Алеши? Он может стать никому не верящим скептиком. А жить, никому не доверяя, очень невозможно".

В рассказе «
Голод» Антон Павлович повествует не о том, что голодающий готов съесть даже неизведанную гадость. Трагедия мальчика в том, что из-за стремления отца к самоуважению этот самый близкий родной человек делает маленького героя брошенным сыном.
«Мне не нужно слишком напрягать память, чтобы во всех подробностях вспомнить дождливые осенние сумерки, когда я стою с отцом на одной из многолюдных московских улиц и чувствую, как мною постепенно овладевает странная болезнь. Боли нет никакой, но ноги мои подгибаются, слова останавливаются поперек горла, голова бессильно склоняется набок... По-видимому, я сейчас должен упасть и потерять сознание.
/../Я сижу за столом и ем что-то склизкое, соленое, отдающее сыростью и плесенью. Я см с жадностью, не жуя, не глядя и не осведомляясь, что я ем. Мне кажется, что если я открою глаза, то непременно увижу блестящие глаза, клешни и острые зубы...Я вдруг начинаю жевать что-то твердое. Слышится хрустенье.— Ха-ха! Он раковины ест! — смеется толпа. — Дурачок, разве это можно есть?Засим я помню страшную жажду. Я лежу на своей постели и не могу уснуть от изжоги и странного вкуса, который я чувствую в своем горячем рту. Отец мой ходит из угла в угол и жестикулирует руками.— Я, кажется, простудился, — бормочет он. — Что-то такое чувствую в голове... Словно сидит в ней кто-то... А может быть, это оттого, что я не... тово... не ел сегодня... Я, право, странный какой-то, глупый... Вижу, что эти господа платят за устриц десять рублей, отчего бы мне не подойти и не попросить у них несколько... взаймы? Наверное бы дали».
Особенно это подчеркивается событием, когда господа, которые кормили мальчика устрицами, сделали из этого шоу, которое отец и не думал прекратить.
Это произведение русской литературы Антона Павловича Чехова доносит событиями идею, что из-за потребности в самоуважении человек способен забыть про близких людей и их проблемы.

Рассказ А. П. Чехова «Володя» о 17- летнем несчастном гимназисте, с «безнадежным пессимизмом», кончающего свою жизнь самоубийством из-за ряда неудач, скуки и унижений.
Персонажи Володя, ученик,
17 лет.
Maman, мать Володи, обедневшая вдова.
M-me Шумихина, хозяйка дачи, где проживает Володя с матерью.
Анна Федоровна, около 30 лет, кузина m-me Шумихиной, замужем за архитектором.
Августин Михайлыч (который случайно оставил револьвер на видном месте).
Н. К. Михайловский писал о рассказе «Володя» в сборнике «Хмурые люди» следующее:
«„Володя“ по содержанию своему представляет случай хмурого человека гимназиста, самопроизвольно, без всякой предварительно обдуманной цели лишившего себя жизни от тоски, уныния о своем нравственном несовершенстве и пустоты окружающего».
Володя — молодой человек семнадцати лет, так плохо учится, что имеет годовую отметку по алгебре 2 ¾. Завтра у него экзамен. Он некрасив, болезнен и робок. Володя сидит в беседке на даче у Шумихиных и скучает. Два раза в неделю он провожает на дачу свою мать. Его мама промотала свое и мужнино состояния и тяготела к высшему обществу. На даче Володя встречает свою
тридцатилетнюю кузину Анну Федоровну, которая ему не безразлична.
В разгар мечтаний парня в беседке появилась кузина и стала укорять его в робости. Володя долго молчал, потом сказал, что любит кузину. Он даже подержал ее за талию. Вечером за вистом кузина рассказывала о случившемся его матери и смеялась. Этим вечером Володя не поехал домой, чтобы утром успеть на экзамен. В третьем часу ночи кузина попросила его принести морфий, после чего с ней Володя испытал чувство «небывалого счастья, за которое можно отдать всю жизнь и пойти на вечную муку». Однако, все закончилось взаимной неприязнью. Вечером Володя с мамой поехал домой, в пути он оскорбил мать, отчего та была в ужасе. Дома ему попался на глаза револьвер соседа Августина Михайлыча, он взял револьвер и застрелился.
Почему это произошло?
17-летний юноша, некрасивый, болезненный и робкий, регулярно испытывающий чувство опустошённости. Все его мысли имели негативный, пессимистичный характер, наряду с отчаянием и опустошённостью. Мысли о предстоящем экзамене, исход которого, вероятно, предопределит его исключение из гимназии; угнетающие мысли о пребывании на чужой даче богатых аристократов-родственников в статусе «приживалы»; неприятное чувство влюблённости с «магическими» ожиданиями». вылились для Володи в стыд, страх, что-то «нехорошее и грязное». Изначальное, неоправданное ожидание и любовь к Нюте вылилось к полуминутный, дебютный, неудачный коитус, после которого появилось отвращение ко всему происходящему и последующее обесценивание с обеих сторон. Состояние гимназиста описывается словами: «Ему было невыносимо стыдно, так, что даже он удивлялся, что человеческий стыд может достигать такой остроты и силы. От стыда он улыбался, шептал какие-то несвязные слова и жестикулировал».
Следующий момент, его почти завершённой жизни, был описан в подобном, таком же отвращении к собственной матери, угрызениях совести, тяжёлой мрачной злобы, поэтому это и обратилось в агрессию против себя. Душевная травма не сформировавшегося юноши и душевный кризис закончились самоубийством путём выстрела в голову.

Рассказ «Мальчики»
Главная тема произведения А. П. Чехова — детство, которое выражается в желании главных героев осуществить путешествие в далекую неизведанную страну.
Домой к семье Королёвых на рождественские праздники издалека приезжает гимназист 2-го класса Володя. С ним приезжает погостить его приятель Чечевицын. Сёстрам Володи он представляется Монтигомо, Ястребиный Коготь, вождь непобедимых. Володя не играет, как обычно с сёстрами, не участвует в предпраздничных приготовлениях всей семьи, а особняком переговаривается о чём-то с Чечевицыным. Сёстры подслушав, узнают, что мальчики готовят побег в Америку. Но убежать далеко не получилось: их возвращают с Гостиного двора ближайшего города, где они выясняли возможность покупки пороха.
Володя — действительно настоящий герой, тогда как господин Чечевицын персонаж неоднозначный, скорее всего из неблагоустроенной семьи. Обладающий определенной жесткостью в характере, но для него путешествие в Америку не Мечта и приключение, а поиск чего-то недостающего ему в реальной жизни. Это его мир, отдаленная, но реальность. Он не совершает нравственного выбора, он его давно сделал. Но ему было проще, чем Володе, так как альтернативы, видимо, у него в виде теплого дома и любящей семьи не было. Он тоже — герой, преодолевающий препятствия, но физические и географические, а не моральные. Но в нем есть желание чего-то спокойного и тихого... домашнего... Поэтому пишет он у Кати в тетради: «Монтигомо Ястребиный Коготь». Как клятву никогда сдаваться, и как обещание вернуться!
Простой на первый взгляд рассказ Чехова на самом деле наполнен очень глубоким смыслом и заставляет задуматься о многих вопросах, которые постоянно ставит перед нами Жизнь.
Основной темой является желание мальчиков совершить путешествие в далекую страну. Гимназисты-второклассники, начитавшись романов об индейцах, решили убежать в Америку. Они не приспособлены к самостоятельной жизни, и не понимают последствия своего действия, и продолжают жить в мире фантазий.

Чехов не осуждает грандиозные планы «миниатюрных людей», справедливо полагая, что это – болезнь роста беспокойного мальчишеского возраста.

Рассказ Беглец

Персонажи


Павел Галактионов, 7 лет, мальчик с болячкой.
Фельдшер клиники.
Мать Павла

Сюжет


У семилетнего мальчика Пашки с Пасхи болела рука. Осенью мать решила показать сына врачу. Дорога до клиники была долгая — они шли до рассвета. В клинике было много людей. Подошла очередь и Пашки. Врач осмотрел болячку и отругал мать за то, что она вовремя не отвела ребенка к врачу. Теперь у него уже болел сустав. Пашку оставили больнице, чтобы сделать ему операцию. Там его поместили в палату на троих человек, переодели, хорошо накормили. Ребёнок никогда ещё не видел такого красивого и чистого места. Потом он гулял по больнице.
Ночью в больнице в соседней палате скончался пациент. Увидев такое, Пашка нашел выход и в ужасе выскочил из больницы, однако далеко не убежал: «неведомая сила сжала его дыхание, ударила по ногам; он покачнулся и без чувств повалился на ступени». Потерявшего от страха сознание ребёнка занесли обратно в клинику.
А. П. Чехов «Беглец» - этот рассказ о мальчике, которого звали Паша. Главные герои рассказа - Паша и доктор. Паша смелый. Доктор невежливый. У мальчика болела рука, мама его отвела к доктору. Этот рассказ учит любить детей. Мне понравилось, что доктор пообещал мальчику отвести его на ферму.
Семилетнего Пашку, страдающего от больного сустава, мать привела в больницу. Доктор оставил мальчика на стационаре, пообещав сводить на ярмарку и показать лисицу. Пашка сначала в восторге от больницы: новая одежда, суп с мясом, хлеб, жаркое с картофелем. Но доктор не спешит показывать лисицу, да и проявляется реальная сторона лечебного заведения: тяжело больные, одиночество, скука, тоска по дому… Когда из палаты ночью выносят умершего соседа, Пашка с криками «мама! » бежит куда глаза глядят. Мальчик заблудился, но добрел до окна, в котором увидел доктора — и рухнул на крыльце. Очнулся, когда было уже светло и услышал знакомый голос доктора.
Произведения Чехова о детях — пример столкновения простодушного мира детей с миром взрослых, который во многом им чужд и непонятен

Рассказ А. П. Чехова «Володя» о 17- летнем несчастном гимназисте, с «безнадежным пессимизмом», кончающего свою жизнь самоубийством из-за ряда неудач, скуки и унижений.
Персонажи Володя, ученик, 17 лет.
Maman, мать Володи, обедневшая вдова.
M-me Шумихина, хозяйка дачи, где проживает Володя с матерью.
Анна Федоровна, около 30 лет, кузина m-me Шумихиной, замужем за архитектором.
Августин Михайлыч (который случайно оставил револьвер на видном месте).
Н. К. Михайловский писал о рассказе «Володя» в сборнике «Хмурые люди» следующее:
«„Володя“ по содержанию своему представляет случай хмурого человека гимназиста, самопроизвольно, без всякой предварительно обдуманной цели лишившего себя жизни от тоски, уныния о своем нравственном несовершенстве и пустоты окружающего».
Володя — молодой человек семнадцати лет, так плохо учится, что имеет годовую отметку по алгебре 2 ¾. Завтра у него экзамен. Он некрасив, болезнен и робок. Володя сидит в беседке на даче у Шумихиных и скучает. Два раза в неделю он провожает на дачу свою мать. Его мама промотала свое и мужнино состояния и тяготела к высшему обществу. На даче Володя встречает свою тридцатилетнюю кузину Анну Федоровну, которая ему не безразлична.
В разгар мечтаний парня в беседке появилась кузина и стала укорять его в робости. Володя долго молчал, потом сказал, что любит кузину. Он даже подержал ее за талию. Вечером за вистом кузина рассказывала о случившемся его матери и смеялась. Этим вечером Володя не поехал домой, чтобы утром успеть на экзамен. В третьем часу ночи кузина попросила его принести морфий, после чего с ней Володя испытал чувство «небывалого счастья, за которое можно отдать всю жизнь и пойти на вечную муку». Однако, все закончилось взаимной неприязнью. Вечером Володя с мамой поехал домой, в пути он оскорбил мать, отчего та была в ужасе. Дома ему попался на глаза револьвер соседа Августина Михайлыча, он взял револьвер и застрелился.
Почему это произошло?
17-летний юноша, некрасивый, болезненный и робкий, регулярно испытывающий чувство опустошённости. Все его мысли имели негативный, пессимистичный характер, наряду с отчаянием и опустошённостью. Мысли о предстоящем экзамене, исход которого, вероятно, предопределит его исключение из гимназии; угнетающие мысли о пребывании на чужой даче богатых аристократов-родственников в статусе «приживалы»; неприятное чувство влюблённости с «магическими» ожиданиями». вылились для Володи в стыд, страх, что-то «нехорошее и грязное». Изначальное, неоправданное ожидание и любовь к Нюте вылилось к полуминутный, дебютный, неудачный коитус, после которого появилось отвращение ко всему происходящему и последующее обесценивание с обеих сторон. Состояние гимназиста описывается словами: «Ему было невыносимо стыдно, так, что даже он удивлялся, что человеческий стыд может достигать такой остроты и силы. От стыда он улыбался, шептал какие-то несвязные слова и жестикулировал».
Следующий момент, его почти завершённой жизни, был описан в подобном, таком же отвращении к собственной матери, угрызениях совести, тяжёлой мрачной злобы, поэтому это и обратилось в агрессию против себя. Душевная травма не сформировавшегося юноши и душевный кризис закончились самоубийством путём выстрела в голову.

РассказСпать хочется

Краткое содержание
Ночь. Нянька Варька, девочка лет тринадцати, качает колыбель и чуть слышно поёт колыбельную. Ребёнок плачет и не засыпает, Варьке хочется спать, но если она заснёт, хозяева прибьют ее. Ей снится, как по дороге идут люди, а затем падают и засыпают. После она видит ее покойного отца. У него разыгралась грыжа, и он ворочается на полу от боли. Молодой врач посмотрел его и отправил в больницу на тележке, которую прислали хозяева. Грыжу вправили, но к утру он умер. Варька идёт, плача, в лес, но получает удар по затылку, бьётся лбом о берёзу и просыпается. Это хозяин ударил ее, так как она спит, а ребёнок плачет. Она опять качает колыбель, и ей снится, как они с матерью идут наниматься в город и по дороге просят милостыню. Тут же ее будит хозяйка и требует ребёнка, кормит его и отдаёт обратно Варьке. Она кладёт ребёнка в колыбель, качает ее, засыпая, но ей говорят готовить печь.
Она просыпается и за работой сон немного проходит. Ей говорят поставить самовар, почистить хозяину галоши, над которыми она опять чуть не засыпает. Затем надо сходить в магазин, и ещё много дел. Самое мучительное — стоять над столом и чистить картошку, прислуживать за обедом, стирать, шить; голова сама клонится к столу и хочется спать. Вечером Варька бегает в магазин за пивом, водкой, чистит селёдку, последний приказ: покачать ребёнка. Варька качает колыбель и снова видит людей на дороге, отца, мать. Она не может понять, что же ее сковывает по рукам и ногам, мешает жить. Оглядывается и понимает это ребёнок. Как она сразу не догадалась? Ложное представление овладевает Варькой. Улыбаясь, не мигая, она подходит к колыбели, душит ребёнка, ложится на пол, смеётся от радости и через минуту спит крепко, как мёртвая.
Смысл рассказа “Спать хочется” заключается в том, что даже в беззлобную детскую душу может проникнуть дьявол, что уж говорить о меркантильных и завистливых взрослых, имеющих помимо прочего множество пошлых соблазнов: спиртного, блуда, предательства. И для того чтобы обезопасить себя в этой порочной структуре, нужно, в первую очередь, позаботиться о сохранности ближнего, особенно, если это ребенок, имеющий естественное и неоспоримое право на протекцию и простую человеческую любовь.

Степь
Степь
По сюжету повести дядя Иван Иванович везёт своего малолетнего племянника Егорушку учиться в гимназию. Их сопровождает добрый, но практичный священник, настоятель местной церкви Христофор (Сирийский). Племянник грустен оттого, что покинул родной дом. По дороге он встречает много новых людей, включая красивую графиню Драницкую, обозчиков, семейство евреев, богатого купца Варламова.
Мальчик Егорушка — девяти лет, послан матерью, Ольгой Ивановной, вдовой коллежского секретаря и родной сестрой Кузьмичёва, поступать в гимназию.
Он с интересом слушает наставление
о трех видах ума. «Старик, шагавший внизу, оказался не таким строгим и серьезным, как можно было судить по его лицу. Раз начавши разговор, он уж не прекращал его.— Ты куда же едешь? — спросил он, притопывая ногами.— Учиться, — ответил Егорушка.— Учиться? Ага... Ну, помогай царица небесная. Так. Ум хорошо, а два лучше. Одному человеку бог один ум дает, а другому два ума, а иному и три... Иному три, это верно... Один ум, с каким мать родила, другой от учения, а третий от хорошей жизни. Так вот, братуша, хорошо, ежели у которого человека три ума. Тому не то что жить, и помирать легче. Помирать-то... А помрем все как есть».
***
о любви Константина
Без году неделя, как оженился, а она уехала... А? У, да бедовая, накажи меня бог! Там такая хорошая да славная, такая хохотунья да певунья, что просто чистый порох! При ней голова ходором ходит, а без нее вот словно потерял что, как дурак по степу хожу. С самого обеда хожу, хоть караул кричи.Константин протер глаза, посмотрел на огонь и засмеялся.— Любишь, значит... — сказал Пантелей.— Там такая хорошая да славная, — повторил Константин, не слушая, — такая хозяйка, умная да разумная, что другой такой из простого звания во всей губернии не сыскать. Уехала... А ведь скучает, я зна-аю! Знаю, сороку! Сказала, что завтра к обеду вернется... А ведь какая история! — почти крикнул Константин, вдруг беря тоном выше и меняя позу, — теперь любит и скучает, а ведь не хотела за меня выходить!— Да ты ешь! — сказал Кирюха.— Не хотела за меня выходить! — продолжал Константин, не слушая. — Три года с ней бился! Увидал я ее на ярмарке в Калачике, полюбил до смерти, хоть на шибеницу полезай... Я в Ровном, она в Демидовом, друг от дружки за двадцать пять верст, и нет никакой моей возможности. Засылаю к ней сватов, а она: не хочу! Ах ты, сорока! Уж я ее и так, и этак, и сережки, и пряников, и меду полпуда — не хо́чу! Вот тут и поди. Оно, ежели рассудить, то какая я ей пара? Она молодая, красивая, с порохом, а я старый, скоро тридцать годов будет, да и красив очень: борода окладистая — гвоздем, лицо чистое — всё в шишках. Где ж мне с ней равняться! Разве вот только что богато живем, да ведь и они, Вахраменки, хорошо живут. Три пары волов и двух работников держат. Полюбил, братцы, и очумел... Не сплю, не ем, в голове мысли и такой дурман, что не приведи господи! Хочется ее повидать, а она в Демидове... И что ж вы думаете? Накажи меня бог, не брешу, раза три на неделе туда пешком ходил, чтобы на нее поглядеть. Дело бросил! Такое затмение нашло, что даже в работники в Демидове хотел наниматься, чтоб, значит, к ней поближе. Замучился! Мать знахарку звала, отец раз десять бить принимался. Ну, три года промаялся и уж так порешил: будь ты трижды анафема, пойду в город и в извозчики... Значит, не судьба! На Святой пошел я в Демидово в последний разочек на нее поглядеть...Константин откинул назад голову и закатился таким мелким, веселым смехом, как будто только что очень хитро надул кого-то.— Гляжу, она с парубка́ми около речки, — продолжал он. — Взяло меня зло... Отозвал я ее в сторонку и, может, с целый час ей разные слова... Полюбила! Три года не любила, а за слова полюбила!— А какие слова? — спросил Дымов.— Слова? И не помню... Нешто вспомнишь? Тогда, как вода из желоба, без передышки: та-та-та-та! А теперь ни одного такого слова не выговорю... Ну, и пошла за меня... Поехала теперь, сорока, к матери, а я вот без нее по степу. Не могу дома сидеть. Нет моей мочи! Константин неуклюже высвободил из-под себя ноги, растянулся на земле и подпер голову кулаками, потом поднялся и опять сел. Все теперь отлично понимали, что это был влюбленный и счастливый человек, счастливый до тоски; его улыбка, глаза и каждое движение выражали томительное счастье. Он не находил себе места и не знал, какую принять позу и что делать, чтобы не изнемогать от изобилия приятных мыслей. Излив перед чужими людьми свою душу, он, наконец, уселся покойно и, глядя на огонь, задумался. При виде счастливого человека всем стало скучно и захотелось тоже счастья. Все задумались.

Дома
Семилетний Серёжа, рано лишившийся матери, очень любит папу. Он совсем не боится, что папа накажет его за проступок. Как и Быковский, Серёжа рассуждает. Но его логика совсем другая, детская. Ребёнок не приемлет казённости и формализма. Его убеждает бросить курить нелепая сказка, сочинённая отцом.
Самая важная проблема рассказа - проблема воспитания. Прокурор Быковский не считает курение собственным недостатком (он курит) и опасностью для сына, но обещает гувернантке поговорить с мальчиком. Логические доводы не приносят результата. Интуитивно отец находит способ поразить мальчика, так что тот решает не курить.

Кухарка женится
А. П. Чехов как художник тонко чувствующий и понимающий человеческую душу, нередко обращается в своем творчестве к различным проблемам семейного характера. Писатель понимает, что и в частной сфере человеческой жизни встречаются мещанство и пошлость, причем как в низших слоях общества, так и среди других сословий.
В рассказе «Кухарка женится» А. П. Чехов наглядно доказал, что брак не всегда несет счастье, гармонию и свободу женщине. Союз с нелюбимым мужчиной может обернуться для нее настоящим рабством.
Рассказ начинается с того, что Гриша – маленький мальчик 7 лет, «карапузик», подглядывает и подслушивает, стоя у двери на кухню.
Завязка. На кухне происходит разговор извозчика-жениха с няней, которая была инициатором сватовства. При разговоре присутствует также и кухарка, к которой сватается извозчик. Гриша наблюдает калейдоскоп эмоций на лице кухарки Пелагеи.
Действие постепенно развертывается. После сватовства няня иногда уходит на переговоры, у кухарки еда пересолена или не дожарена, все валится из рук. Но окружающие с пониманием относятся к ее состоянию, «Все кушанья были пересолены, из недожаренных цыплят сочилась кровь и, в довершение всего, во время обеда из рук Пелагеи сыпались тарелки и ножи, как с похилившейся полки, но никто не сказал ей ни слова упрека, так как все понимали состояние ее духа. Раз только папаша с сердцем швырнул салфетку и сказал мамаше: – Что у тебя за охота всех женить да замуж выдавать! Какое тебе дело? Пусть сами женятся, как хотят». Идут приготовления к свадьбе.
Кульминация рассказа приходится на день свадьбы. Свадьба происходит воскресным утром. В кухне собирается много народа, что поражает Гришу. Унтер благословляет молодых и они, поклонившись всем присутствующим по-очереди, выходят на улицу и идут в церковь. Пелагея рыдает. Грише очень ее жалко.
Развязка. На следующее утро кухарка возвращается. Затем приходит извозчик, ее муж и просит хозяйку приглядывать за женой, а также просит дать ему 5 рублей в счет жалования его жены на хомут для лошади. Гришу поражает неожиданное право извозчика на деньги Пелагеи. Ему становится горько за «жертву человеческого насилия» и он, чтобы приласкать ее, принес самое крупное яблоко из кладовки, вложил ей в руку и убежал.
Портрет главного героя — мальчика Гриши - динамический, раскрывается в его поведении и в отношениях к другим героям. Мы понимаем, что он мальчик любопытный, поэтому и подглядывает. Гриша – добрый и чуткий ребенок. «И почему это няньке хочется, чтоб бедная Пелагея женилась?» «Бедная, бедная! – думал Гриша, прислушиваясь к рыданьям кухарки. – Куда ее повели? Отчего папа и мама не заступятся?» «Грише стало горько. Ему страстно, до слез захотелось приласкать эту, как он думал, жертву человеческого насилия. Выбрав в кладовой самое большое яблоко, он прокрался на кухню, сунул его в руку Пелагее и опрометью бросился назад». Пространство в произведении ограничено домом Гриши. Время действия событий рассказа – несколько дней.
В этом рассказе А. П. Чехов показывает читателю судьбу женщин, которых насильно хотят выдать замуж не по любви, а потому что «так надо». Я считаю, что в обоих случаях ситуации пошлы, так как у человека есть право самому искать свое счастье и выйти замуж по своему желанию. Мнения Пелагеи, кроме маленького Гриши, никто не учитывает.

Событие
Рассказ описывает один день в дачном доме. Дети (Нина и Ваня) просыпаются утром и узнают от матери, что их кошка наконец «ощенилась». Несмотря на упрёки и запреты родителей, дети весь день радостно возятся с котятами. Всё заканчивается вечером, когда появляется дядя Петруша с большим чёрным псом, который неожиданно для всех съедает котят. Дети, плача, уходят спать.
Это произведение Антона Павловича Чехова, на мой взгляд, показывает насколько сильно отличается детское мышление от взрослого. Дети, конечно, еще не знают такого зла, о котором имеют представление взрослые, а потому детское сознание является чистым от всякого окружающего негатива.

Зиночка
Зиночкаа, именно так, этот рассказ можно считать версией "Злого мальчика", изложенной под несколько иным углом зрения. Ситуация ровно та же - восьмилетний мальчик становится свидетелем поцелуя. Разница только в том, что в рассказе 1883 года целовалась сестра главного героя со своим молодым человеком, а в варианте-1887 это делают брат и гувернантка рассказчика. А вот реакция свидетеля "непотребства" в обоих случаях оказывается одинаковой - и Коля, и Петя, став обладателями столь ценного знания, предпочитают заняться шантажом. Однако, проявляется у них это по разному, Коля из "Злого мальчика" оказывается откровенным стяжателем, беззастенчиво обогащаясь за счет своих жертв, Петя же - натура более сложная и противоречивая. Да и ситуация в Петином случае развивается несколько иначе, брат Саша не проявил страха перед разоблачением, поэтому вся энергия деятельности юного шантажиста обрушилась на гувернантку. И Петей руководили не меркантильные соображения, он ничего материального не требовал, но он оказался даже более жестоким, чем Коля, он изощренно издевался над юной девушкой, наслаждаясь своей властью над ней Рассказчик, уже будучи взрослым, вспоминая свои проделки, называет себя свиненком, но это он слишком снисходителен к себе - он был настоящим извергом и садистом. К сожалению, дети часто бывают неоправданно жестоки и к своим сверстникам, и к взрослым тоже. Мне даже кажется, что люди, проявляющие неоправданную жестокость во взрослом состоянии, в какой-то степени так и остались детьми, вот такими, ревнивыми до чужого успеха, Колями и Петями. Но, в отличие от "Злого мальчика" в "Зиночке" более полно раскрывается еще один аспект - ненависть к измывающемуся шантажисту. В первом рассказе было помянуто об удовольствии, которое получили Анна и Иван Иванович, отодрав Колю за уши, во втором, несмотря на то, что рассказчиком является Петя, более подробно и детально описываются чувства, через которые прошла бедная Зиночка. О первой любви до Антона Павловича говаривали многие, от Пушкина до Тургенева, а вот Чехов завел речь о первой ненависти, которая "так же не забывается, как и любовь…"
Подробнее на livelib.ru:
https://www.livelib.ru/work/1001379642/reviews-zi...
Не велика штука быть любимым: барыни на то и созданы, чтоб любить нашего брата. А вот, господа, был ли кто-нибудь из вас ненавидим, ненавидим страстно, бешено? Не наблюдал ли кто-нибудь из вас восторгов ненависти? А?
Из всего виденного я понял только то, что Саша целовался с Зиночкой. Это неприлично. Если узнает maman, то обоим достанется. Чувствуя, что мне почему-то стыдно, я ушел к себе в детскую, не дожидаясь конца рандеву. Потом я сидел над задачником, думал и соображал. По моей роже плавала победоносная улыбка. С одной стороны, приятно быть владельцем чужой тайны, с другой — тоже весьма приятно сознавать, что такие авторитеты, как Саша и Зиночка, во всякую минуту могут быть уличены мною в незнании светских приличий. Теперь они в моей власти и их спокойствие находится в полной зависимости от моего великодушия. Я же им покажу!
А я знаю... Гы-ы! Я видел...— Что ты знаешь? — спросила мать. Я еще ехиднее поглядел на Зиночку и Сашу. Надо было видеть, как вспыхнула девушка и какие злые глаза сделал Саша! Я прикусил язык и не продолжал. Зиночка постепенно побледнела, стиснула зубы и уж ничего не ела. В тот же день во время вечерних занятий я в лице Зиночки заметил резкую перемену. Оно казалось строже, холоднее, как будто мраморнее, а глаза глядели странно, прямо мне в лицо, и, я вам даю честное слово, даже у гончих, когда они догоняют волка, я никогда не видел таких поражающих, уничтожающих глаз! Выражение их я отлично понял, когда она среди урока вдруг стиснула зубы и процедила:— Ненавижу! О, если б вы, гадкий, отвратительный, знали, как я вас ненавижу, как мне противна ваша стриженая голова, ваши пошлые, оттопыренные уши!

И теперь даже, несмотря на мою добродушную плешь, смиренное брюшко и покорный вид, она всё еще косо глядит на меня и чувствует себя не в своей тарелке, когда я заезжаю к брату. Очевидно, ненависть так же не забывается, как и любовь...

***
Материал Википедии
Антон Павлович Чехов (17 (29) января 1860, Таганрог, Екатеринославская губерния (теперь Ростовская область), Российская империя — 2 (15) июля 1904, Баденвайлер, Германская империя[6][7]) — русский писатель, прозаик, драматург, врач.
Классик мировой литературы. По профессии врач. Почётный академик Императорской Академии наук по разряду изящной словесности (1900—1902). Один из самых известных драматургов мира. Его произведения переведены более чем на сто языков. Его пьесы, в особенности «Чайка», «Три сестры» и «Вишнёвый сад», на протяжении более ста лет ставятся во многих театрах мира.
За 25 лет творчества Чехов создал более пятисот различных произведений (коротких юмористических рассказов, серьёзных повестей, пьес), многие из которых стали классикой мировой литературы. Особенное внимание обратили на себя «Степь», «Скучная история», «Дуэль», «Палата № 6», «Дом с мезонином», «Душечка», «Попрыгунья», «Рассказ неизвестного человека», «Мужики», «Человек в футляре», «В овраге», «Детвора», «Драма на охоте»; из пьес: «Иванов», «Чайка», «Дядя Ваня», «Три сестры», «Вишнёвый сад
Биография Детство и юность
Родился 17 (29) января 1860 года в Таганроге в небольшом саманном домике на Полицейской улице (сейчас — улица Чехова), в семье купца третьей гильдии, владельца бакалейной лавки Павла Егоровича Чехова и (брак с 28 октября 1854 года) Евгении Яковлевны Чеховой, урождённой Морозовой. Чехов был третьим ребёнком в семье, в которой было шесть детей (ещё одна дочка умерла рано): пять сыновей и одна дочь.
В своём письме к литератору А. И. Эртелю А. П. Чехов пишет: «Моя фамилия тоже берёт своё начало из воронежских недр, из Острогожского уезда. Мой дед и отец были крепостными у Черткова». С 1840 года Егор Михайлович Чехов работал на Ольховатском сахарном заводе А. Д. Черткова. В 1841 году дед писателя сам выкупил себя на волю, выкупив также у помещика Черткова и свою семью. Е. М. Чехов был приписан к ростовским мещанам..
Раннее детство Антона протекало в бесконечных церковных праздниках и именинах. В будние дни после школы братья сторожили лавку отца, а в 5 часов утра каждый день вставали петь в церковном хоре. Как говорил сам Чехов: «В детстве у меня не было детства».
Обучение Чехова началось в греческой школе в Таганроге; 23 августа 1868 года он поступил в приготовительный класс таганрогской гимназии, бывшей старейшим учебным заведением на юге России (основана в 1806 году как коммерческая гимназия, с 1866 года — классическая). В гимназии формировалось его ви́дение мира, любовь к книгам и театру; здесь он получил свой первый литературный псевдоним — «Чехонте́», которым его наградил учитель Закона Божьего Фёдор Платонович Покровский; здесь начались его первые литературные и сценические опыты.
Музыка и книги пробуждали в юном Чехове стремление к творчеству. Большую роль в этом сыграл таганрогский театр, в котором впервые Антон побывал в 13 лет; посмотрел оперетту Жака Оффенбаха «Прекрасная Елена» и вскоре стал страстным поклонником сценического искусства. Позднее в одном из своих писем Чехов напишет: «Театр мне давал когда-то много хорошего… Прежде для меня не было большего наслаждения как сидеть в театре…» Не случайно герои его первых произведений, таких как «Трагик», «Комик», «Бенефис», «Недаром курица пела», были актёрами и актрисами. Антон принимал участие в домашних спектаклях своего гимназического товарища Андрея Дмитриевича Дросси.
Чехов-гимназист издавал юмористические журналы, в которых придумывал подписи к рисункам, писал рассказы и сценки. Первая драма «Безотцовщина» была написана им в 18 лет во время учёбы в гимназии. Этот период в жизни Чехова был важным этапом созревания и формирования его личности, развития её духовных основ, дал ему огромный материал для писательской работы. Самые типичные и колоритные фигуры появятся позже на страницах его произведений. Возможно, одной из таких фигур был и его учитель математики Эдмунд Дзержинский — отец Ф. Э. Дзержинского, будущего первого председателя ВЧК.

В 1876 году отец Чехова разорился, за долги распродал имущество в Таганроге, включая дом, и уехал в Москву, спасаясь от кредиторов. Антон остался без средств к существованию и зарабатывал на жизнь частными уроками. Остатки дома, в котором жил Чехов А. П. в Воскресенске (ныне город Истра) в 1883—1884 гг.
В 1879 году он окончил гимназию в Таганроге, переехал в Москву и поступил на медицинский факультет Московского университета (ныне Первый МГМУ им. И. М. Сеченова), где учился у известных профессоров: Н. В. Склифосовского, Г. А. Захарьина и других. В том же году брат Антона Иван получил место учителя в подмосковном городе Воскресенске. Ему была выделена большая квартира, в которой могла бы разместиться целая семья. Чеховы, жившие в Москве тесно, приезжали на лето к Ивану в Воскресенск. Там в 1881 году Антон Чехов познакомился с доктором П. А. Архангельским, заведующим Воскресенской лечебницей (Чикинской больницей). С 1882 года, будучи студентом, он уже помогал врачам больницы при приёме пациентов. В 1884 году Чехов окончил курс университета и начал работать уездным врачом в Чикинской больнице. По воспоминаниям П. А. Архангельского:
Антон Павлович производил работу не спеша, иногда в его действиях выражалась как бы неуверенность; но всё он делал с вниманием и видимой любовью к делу, особенно с любовью к тому больному, который проходил через его руки. <…> Душевное состояние больного всегда привлекало особенное внимание Антона Павловича, и наряду с обычными медикаментами он придавал огромное значение воздействию на психику больного со стороны врача и окружающей среды.
Затем он работал в Звенигороде, где некоторое время заведовал больницей
Обложка первого отдельного издания пьесы «Три сестры» (1901) с портретами первых исполнительниц в Художественном театре: М. Г. Савицкая (Ольга), О. Л. Книппер (Маша) и М. Ф. Андреева (Ирина)
24 декабря 1879 года, будучи студентом первого курса, Чехов поместил в журнал «Стрекоза» рассказ «Письмо к учёному соседу» и юмореску «Что чаще всего встречается в романах, повестях и т. п.». Это был его дебют в печати.
В последующие годы Чехов писал рассказы, фельетоны, юморески — «мелочишки» под псевдонимами «Антоша Чехонте» и «Человек без селезёнки» или их вариантами, или совсем без подписи, — в изданиях «малой прессы», преимущественно юмористических: московских журналах «Будильник», «Зритель» и др. и в петербургских юмористических еженедельниках «Осколки», «Стрекоза». Чехов сотрудничал с «Петербургской газетой» (с 1884 года, с перерывами), с суворинской газетой «Новое время» (1886—1893) и с «Русскими ведомостями» (1893—1899).
В 1882 году Чехов подготовил первый сборник рассказов «Шалость», но он не вышел, возможно, из-за цензурных трудностей. В 1884 году вышел сборник его рассказов «Сказки Мельпомены» (за подписью «А. Чехонте»).
В 1883 году стал одним из учредителей Русского гимнастического общества.
1885—1886 годы — период расцвета Чехова как «беллетриста-миниатюриста» — автора коротких, в основном юмористических рассказов. В то время, по его собственному признанию, он писал по рассказу в день. Современники считали, что он и останется в этом жанре, но весной 1886 года писатель получил письмо от известного русского литератора Дмитрия Григоровича, где тот критиковал Чехова за то, что тот тратит свой талант на «мелочишки». «Голодайте лучше, как мы в своё время голодали, поберегите ваши впечатления для труда обдуманного (…) Один такой труд будет во сто раз выше оценён сотни прекрасных рассказов, разбросанных в разное время по газетам», — писал Григорович. Впоследствии к советам Григоровича присоединились Алексей Суворин, Виктор Билибин и Алексей Плещеев.
Чехов прислушался к этим советам. С 1887 года он всё меньше сотрудничал с юмористическими журналами; было прервано сотрудничество с «Будильником». Его рассказы становились всё длиннее и серьёзнее. О важных изменениях, происходивших тогда с Чеховым, говорит ещё и появившееся желание путешествовать. В том же году он отправился в путешествие на юг, в родные места; позже он ездил по «гоголевским местам», в Крым, на Кавказ. Поездка на юг оживила воспоминания Чехова о проведённой там молодости и дала ему материал для «Степи», первого его произведения в толстом журнале «Северный вестник». Дебют в таком журнале привлёк большое внимание критики, гораздо большее, чем к какому-либо предыдущему произведению писателя.
Осенью 1887 года в письмах Чехова появились упоминания о работе над романом «в 1500 строк». Она продолжалась до 1889 года, когда Чехов, тяготившийся работой такого большого размера, наконец отказался от своего замысла. «Я рад,— писал он 7 января Суворину,— что 2—3 года тому назад я не слушался Григоровича и не писал романа! Воображаю, сколько бы добра я напортил, если бы послушался. <…> Кроме изобилия материала и таланта, нужно ещё кое-что, не менее важное. Нужна возмужалость — это раз; во-вторых, необходимо чувство личной свободы, а это чувство стало разгораться во мне только недавно».
Очевидно, именно недостатком этих свойств был недоволен Чехов в конце 1880-х, что и побудило его путешествовать. Но он остался недоволен и после этих поездок; ему было нужно новое, большое путешествие. Вариантами его были кругосветное путешествие, поездка в Среднюю Азию, в Персию, на Сахалин. В конце концов он остановился на последнем варианте.
Но, несмотря на собственное недовольство Чехова собой, его слава росла. После выхода «Степи» и «Скучной истории» внимание критики и читателей было приковано к каждому его новому произведению. 7 (19) октября 1888 года он получает половинную Пушкинскую премию Академии наук за вышедший в предыдущем, 1887 году, третий сборник — «В сумерках». В соответствующем постановлении академической комиссии было написано, что «рассказы г. Чехова, хотя и не вполне удовлетворяют требованиям высшей художественной критики, представляют однако же выдающееся явление в нашей современной беллетристической литературе».
В конце 1880-х годов в манере Чехова появилась особенность, которую одни современники считали преимуществом, другие недостатком, — нарочитая бесстрастность описания, подчёркнутое отсутствие авторской оценки. Особенно этой чертой выделяются рассказы «Спать хочется», «Бабы» и «Княгиня», "Остров Сахалин» и реакция чиновников. Русская мысль, 1893, № 12, 1894, № 4.
Решение поехать именно на Сахалин было окончательно принято, очевидно, летом 1889 года, после обсуждения этого намерения с артисткой К. А. Каратыгиной, путешествовавшей по Сибири и Сахалину в конце 1870-х годов. Но Чехов долго скрывал это намерение даже от самых близких; сообщив о нём Каратыгиной, он попросил держать это в тайне. Раскрыл он эту тайну только в январе 1890 года, что произвело большое впечатление на общество. Усиливалось это впечатление ещё и «внезапностью» принятого решения, ведь уже весной того же года Чехов отправился в путешествие.
Путь через Сибирь занял 82 дня, за которые писатель написал девять очерков, объединённых под общим названием «Из Сибири».
На Сахалин Чехов прибыл 11 (23) июля. За несколько месяцев пребывания на нём он общался с людьми, узнавал истории их жизни, причины ссылки и набирал богатый материал для своих заметок. Чехов провёл, по собственным словам, полную перепись населения Сахалина, заполнив несколько тысяч карточек на жителей острова. Администрация острова строго запретила общаться с политическими заключёнными, но писатель нарушал этот запрет.
Возвращался Чехов с Сахалина морским путём, на пароходе Доброфлота «Петербург». Во Владивостоке, где пароход стоял с 14 (26) по 19 (31) октября, Чехов работал в библиотеке Общества изучения Амурского края, собирая дополнительные материалы для книги о Сахалине. Далее были Гонконг, Сингапур, остров Цейлон, Суэцкий канал, Константинополь, Одесса. Наконец, 7 (19) декабря 1890 года родные встречали его в Туле.
В следующие 5 лет Чехов писал книгу «Остров Сахалин». Что касается художественного творчества, путешествие на Сахалин, по собственному признанию Чехова, оказало огромное влияние на все его последующие произведения.
С 1890 по 1895 год, по возвращении в Москву из поездки на Сахалин, Чехов поселился в небольшом двухэтажном флигеле на Малой Дмитровке. Здесь он работал над книгой «Остров Сахалин», рассказами «Попрыгунья», «Дуэль», «Палата № 6», а также встречался с писателями В. Г. Короленко, Д. В. Григоровичем, В. А. Гиляровским, П. Д. Боборыкиным, Д. С. Мережковским, В. И. Немировичем-Данченко, известными актёрами А. П. Ленским и А. И. Южиным, художником И. И. Левитаном. Флигель сохранился до нашего времени и отмечен памятной доской с барельефом писателя.
С 1892 по 1899 год Чехов проживал в подмосковном имении Мелихово, неподалеку от города, названного его именем (г. Чехов), где сейчас работает один из главных его музеев. За годы «мелиховского сидения» было написано 42 произведения. Позднее он много путешествовал по Европе. В 1899 году продал собственность на свои произведения, которые были написаны и будут написаны в течение двадцати последующих лет, книгоиздателю Адольфу Марксу за 75 тысяч рублей[22]. В конце 1898 года писатель купил в Ялте участок земли, где был разбит сад и построен дом по проекту архитектора Л. Н. Шаповалова. Последние годы Чехов, у которого обострился туберкулёз, для поправления здоровья постоянно живёт в своём доме под Ялтой, лишь изредка приезжая в Москву, где его жена (c 1901 года), артистка Ольга Леонардовна Книппер, занимает одно из выдающихся мест в труппе образованного в 1898 году Московского Художественного театра.
В 1900 году, при первых же выборах в разряд изящной словесности Отделения русского языка и словесности Академии наук, Чехов был избран в число почётных академиков по разряду изящной словесности. В 1902 году Чехов вместе с В. Г. Короленко отказался от звания академика после распоряжения императора Николая II аннулировать избрание Максима Горького в почётные академики
Долгое время считалось, что Чехов умер от туберкулёза. В истории болезни писателя, которую вёл в клинике его лечащий врач Максим Маслов, записано, что в гимназические и студенческие годы Чехов болел туберкулёзным воспалением брюшины, но «теснение в грудине» чувствовал ещё в 10-летнем возрасте. С 1884 года Чехов страдал кровотечением из правого лёгкого.
Одни исследователи считали, что роковую роль в жизни писателя сыграло путешествие на Сахалин — была распутица, и ехать пришлось тысячи километров на лошадях, в сырой одежде и насквозь промокших валенках (сам Чехов и его близкие связывали заболевание именно с поездкой). Другие причиной обострения туберкулёзного процесса называли частые переезды из Ялты в Москву в самое неблагоприятное для здоровья время.
Летом 1904 года Чехов выехал на курорт в Германию. 2 (15) июля 1904 года в Баденвайлере, Германия писатель скончался. Развязка наступила в ночь с 1 на 2 июля 1904 года. По свидетельству жены Ольги Леонардовны, в начале ночи Чехов проснулся и «первый раз в жизни сам попросил послать за доктором. После он велел дать шампанского. Антон Павлович сел и как-то значительно, громко сказал доктору по-немецки (он очень мало знал по-немецки): „Ich sterbe“. Потом повторил для студента или для меня по-русски: „Я умираю“. Потом взял бокал, повернул ко мне лицо, улыбнулся своей удивительной улыбкой, сказал: „Давно я не пил шампанского…“, спокойно выпил всё до дна, тихо лёг на левый бок и вскоре умолкнул навсегда».
В 2018 году были опубликованы данные учёных Куодрэмского института биологических наук[en], Норидж, Великобритания, исследовавших химический состав проб, взятых с подписанной Чеховым открытки и его рукописей, а также с рубашки с пятном крови, которая была на писателе в момент смерти. В ходе исследования, помимо протеинов, свидетельствующих о наличии микобактерий туберкулёза, в пробах обнаружены и протеины, способствовавшие образованию тромба, приведшего к закупорке сосудов и последующему кровоизлиянию в мозг, которое учёные и сочли непосредственной причиной смерти писателя.
Гроб с телом Чехова был доставлен в Москву. 9 (22) июля 1904 года состоялись похороны. В Успенской церкви Новодевичьего монастыря прошло отпевание. Чехов был погребён тут же за Успенской церковью на монастырском кладбище, рядом с могилой своего отца. На могиле был поставлен деревянный крест с иконой и фонариком для лампады. В годовщину смерти 2 (15) июля 1908 года на могиле был открыт новый мраморный памятник, выполненный в стиле модерн по проекту художника Л. М. Браиловского. В 1933 году, после упразднения кладбища на территории Новодевичьего монастыря, по просьбе О. Л. Книппер состоялось перезахоронение Чехова на кладбище за южной стеной монастыря. 16 ноября 1933 года в присутствии немногочисленных родственников и близких знакомых писателя его могила была вскрыта, и гроб на руках был перенесён на новое место. Вскоре сюда были перенесены и оба надгробия — А. П. Чехова и его отца (при этом захоронение П. E. Чехова было оставлено на старом месте).
Творчество Драматургия
Дружеский шарж на постановку пьесы «Медведь» в Театре Корша. 1889 год. Еженедельник «Осколки».
Драматургические произведения Чехов начал писать в 1870-е годы. Учась в гимназии, он сочинял пьесы, в большинстве не сохранившиеся. На втором курсе он написал драму, которая ныне ставится под названием «Платонов». В 1885 году написал этюд «На большой дороге», который не был допущен к постановке цензурой. Его пьесы «Лебединая песня (Калхас)», «Иванов», «Медведь», «Предложение» печатались и ставились с 1887 года.
В 1886 году писатель написал сцену-монолог «О вреде табака». Она была напечатана в «Петербургской газете» и в сборнике «Пёстрые рассказы».
В 1883—1887 годах Чехов в драматической форме писал сценки, юморески и пародии: «Дура, или Капитан в отставке» (1883), «Нечистые трагики и прокажённые драматурги» (1884), «Идеальный экзамен» (1884), «Кавардак в Риме» (1884), «Язык до Киева доведёт» (1884), «Господа обыватели» (1884), «У постели больного» (1884), «На Луне» (1885), «Драма» (1886), «Перед затмением» (1887).
Некоторые драматические этюды являются авторскими переработками его рассказов. Так этюд «На большой дороге» — переделка рассказа «Осенью» (1883), «Лебединая песня (Калхас)» — рассказа «Калхас» (1886).
Для театра писателем созданы водевили «Медведь» и «Предложение».
Некоторые пьесы, созданные драматургом в 1870—1880 годы, по разным причинам остались неизвестны читателям. К ним относятся пьеса «Тарас Бульба», водевиль «Нашла коса на камень» (1878), водевиль «Недаром курица пела» (1878), водевиль «Бритый секретарь с пистолетом», пародия на пьесу Болеслава Маркевича «Чад жизни», водевиль «Гамлет, принц датский» (1887).
В 1880-е годы Чехов создал первое своё значительное драматическое произведение — пьесу «Иванов». Пьеса в четырёх действиях «Чайка» была написана в 1895—1896 годах, опубликована в журнале «Русская мысль» в 1896 году. Пьеса в четырёх действиях «Три сестры» написана в 1900 году, «Вишнёвый сад» — в 1903 году, «Дядя Ваня» — в 1896 году.
Своеобразие пьес Чехова замечалось его современниками при первых постановках. Сначала оно воспринималось как неумение Чехова справиться с задачей последовательного драматического движения. Рецензенты говорили об отсутствии «сценичности», о «растянутости», о «недостатке действия», о «беспорядочности диалога», о «разбросанности композиции» и слабости фабулы[30]. Театральная критика всё больше упрекала Чехова в том, что он вводит в свои пьесы излишние подробности быта и тем самым нарушает все законы сценического действия. Однако для самого Антона Павловича воспроизведение сферы быта было непременным условием — иначе для него терялся смысл всего замысла. Чехов говорил:
« Требуют, чтобы были герой, героиня сценически эффектны. Но ведь в жизни не каждую минуту стреляются, вешаются, объясняются в любви. И не каждую минуту говорят умные вещи. Они больше едят, пьют, волочатся, говорят глупости. И вот надо, чтобы это было видно на сцене. Надо создать такую пьесу, где бы люди приходили, уходили, обедали, разговаривали о погоде, играли в винт, но не потому, что так нужно автору, а потому, что так происходит в действительной жизни. "Пусть на сцене всё будет так же сложно и так же вместе с тем просто, как в жизни. Люди обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни. В драматургии Чехова, вопреки всем традициям, события отводятся на периферию как кратковременная частность, а обычное, ровное, ежедневно повторяющееся, для всех привычное составляет главный массив всего содержания пьесы. Практически все пьесы Чехова построены на подробном описании быта, посредством которого до читателей доносятся особенности чувств, настроений, характеров и взаимоотношений героев. Подбор бытовых линий осуществляется по принципу их значимости в общем эмоциональном содержании жизни.
Нередко Чехов использует так называемые «случайные» реплики персонажей. При этом диалог непрерывно рвётся, ломается и путается в каких-то совсем посторонних и ненужных мелочах. Однако подобные диалоги и реплики в общем сценическом контексте у Чехова осуществляют своё назначение не прямым предметным смыслом своего содержания, а тем жизненным самочувствием, какое в них проявляется.
К. С. Станиславский и Вл. И. Немирович-Данченко заметили наиболее существенный принцип в драматическом движении чеховских пьес, так называемое «подводное течение». Именно они впервые раскрыли за внешне бытовыми эпизодами и деталями присутствие непрерывного внутреннего интимно-лирического потока и приложили все усилия, чтобы донести новую интерпретацию чеховской драмы до зрителя. Благодаря Станиславскому и Немировичу-Данченко заражающая сила пьес Чехова стала очевидной.
Как и всякий писатель-юморист, Чехов пользовался десятками всевозможных псевдонимов. До сих пор они раскрыты далеко не полностью, поскольку и сам Чехов при подготовке собрания сочинений для А. Ф. Маркса не мог припомнить принадлежности всех своих ранних рассказов. Функция псевдонима юмориста состояла не столько в сокрытии подлинного авторства, сколько в забавлении читателя, желании его заинтриговать (отсюда вариативность, нарочитая запутанность — читатель должен был попытаться сам угадать авторство рассказа). Зачастую псевдоним — необходимый элемент композиции конкретного рассказа, часть литературного фарса и не может быть правильно раскрыт вне его контекста. В редких случаях подоплёка того или иного псевдонима Чехова могла быть известна лишь узкому кругу его знакомых и требовала дополнительной расшифровки. Ниже приводится список известных к концу XX века псевдонимов писателя:
А. Актрисын
А. Достойнов-Благороднов
А. П.
А. П. Ч-в
Академик Тото
Акакий Тарантулов
Антоша
Антоша Ч.
Антоша Ч.***
Антоша Чехонте
А-н Ч-те
Ан. Ч.
Ан. Ч-е
Анче
Ан. Че-в
Аркадий Тарантулов
А. Ч.
А. Ч-в
А. Че-в
А. Ч-х-в
А. Чехонте
Г. Б-в
Г. Балдастов
Макар Балдастов
Бокль
Н. Н. Борисов
Брат моего брата
Врач без пациентов
Вспыльчивый человек
Гайка № 5 3/4
Гайка № 6
Гайка № 9
Граф Черномордик
Грач
Гудияди Янос
Два Аякса В. В. Билибиным)
Дон Антонио Чехонте
Дяденька
Кисляев
М. Ковров
Крапива
Лаэрт
Некто
Нте
А. Павлов
Панько
Полковник Кочкарёв
Прозаический поэт
Рувер
Рувер и Ревур
Улисс
Ц.
Ч.
Ч. Б. С.
Ч. без с.
Чел. б. селез.
Человек без селезёнки
Чехонте
Ч.Хонте, А.
Цынцыннатус
Шампанский
Шиллер Шекспирович Гёте
…въ
-въ
-нте
Homo Sachaliensis
Z.
По настоянию А. С. Суворина свои «серьёзные» произведения в «Новом времени» Чехов начинает публиковать за полной фамилией, продолжая одновременно традицию литературного псевдонима в юмористической журналистике.
Значение творчества
1.Книга «Остров Сахалин» стала художественным документом эпохи.
2.Чехов стоит у истоков трагикомедии.
3.В его творчестве даны лучшие в русской литературе образцы всех жанровых разновидностей «малой прозы».
4.Драматургия Чехова стала «визитной карточкой» русской литературы в мире.
5.Вечен чеховский призыв «Берегите в себе человека».
6.Художественные открытия Чехова оказали огромное влияние на литературу и театр XX века. Его драматические произведения, переведённые на множество языков, стали неотъемлемой частью мирового театрального репертуара.
Чехов создал новые ходы в литературе, сильно повлияв на развитие современного рассказа. Оригинальность его творческого метода заключается в использовании приёма под названием «поток сознания» (позже перенятого Джеймсом Джойсом и другими модернистами) и отсутствии финальной морали, так необходимой структуре классического рассказа того времени. Чехов не стремился дать ответы читающей публике, а считал, что роль автора заключается в том, чтобы задавать вопросы, а не отвечать на них.
В 1896 году, после провала «Чайки», Чехов, написавший уже к тому моменту несколько пьес, отрёкся от театра. Однако в 1898 году постановка «Чайки» Московского Художественного Театра, основанного Станиславским и Немировичем-Данченко, имела огромный успех у публики и критики. После этого Чехов вернулся к драматургии и создал ещё три шедевра: «Дядя Ваня», «Три сестры» и «Вишнёвый сад».
Именно Чехов в своих рассказах впервые в русской литературе ярко продемонстрировал образ провинциального обывателя, лишённого всякого кругозора, жажды деятельности, благих стремлений, потребности действия. Чехов, как никто другой, показал, насколько опасным для личности и для общества является такое социальное явление, как обывательщина («Ионыч», «Учитель словесности»).
Чехов был одним из первых писателей-классиков, кто всецело обличал пошлость, нежелание жить полной, насыщенной жизнью. В чеховских произведениях мы видим нравственный призыв к внутренней свободе человека, духовному очищению. Его поздние рассказы насквозь пронизаны внутренним душевным криком: «Так больше жить невозможно!». М. Горький писал о значении творчества Чехова:
"
Никто не понимал так ясно и тонко, как Антон Чехов, трагизм мелочей жизни, никто до него не умел так беспощадно, правдиво нарисовать людям позорную и тоскливую картину их жизни в тусклом хаосе мещанской обыденщины. Его врагом была пошлость; он всю жизнь боролся с ней, её он осмеивал и её изображал бесстрастным, острым пером, умея найти прелесть пошлости даже там, где с первого взгляда, казалось, всё устроено очень хорошо, удобно, даже — с блеском…Чехову портрет Браза не нравился. «Говорят, что и я, и галстук очень похожи, но выражение… такое, точно я нанюхался хрену». Шарж А. ХотяинцевойИз письма Чехова сестре: «Говорят, что я очень похож, но портрет мне не кажется интересным. Что-то есть в нём не моё и нет чего-то моего»
На медицинский факультет Московского университета Чехов поступил в 1879 году и окончил его в 1884 году. Он был весьма добросовестным студентом, посещавшим лекции профессоров Бабухина, Захарьина, Клейна, Фохта, Снегирёва, Остроумова, Кожевникова, Эрисмана, Склифосовского. Уже с 1881 года он начинает практику врача при докторе П. А. Архангельском в Чикинской земской лечебнице Звенигородского уезда Московской губернии. По собственному свидетельству, он «не раскаивается, что пошёл на медицинский факультет».
Окончив университет, Чехов попытался занять вакансию педиатра в одной из детских клиник, однако по неизвестной причине этого назначения не произошло.
Получив диплом врача, Чехов на дверях своей квартиры поместил табличку «Доктор А. П. Чехов», он продолжает лечить приходящих больных и посещать тяжёлых на дому. «Медицина у меня шагает понемногу. Лечу и лечу. Каждый день приходится тратить на извозчика более рубля. Знакомых у меня очень много, а стало быть, немало и больных. Половину приходится лечить даром, другая же половина платит мне пяти- и трёхрублёвки». — 31 января 1885 года М. Е. Чехову.
Однако от предложения занять постоянное место в Звенигородской больнице Чехов отказался, замещая в то же время заведующего земской больницей на время его отпуска, производя всю рутинную работу уездного врача: судебно-медицинские вскрытия, показания на судах в качестве судебно-медицинского эксперта и т. п. Наступает время, когда Чехов начинает колебаться в окончательном выборе своего призвания. Медицина становится одновременно и помехой литературе, и неиссякаемым источником для чеховских сюжетов.
В это время он ещё готовился к экзаменам на степень доктора медицины, для чего собирал материалы по истории врачебного дела, однако задуманного не довёл до конца, и уже в 1887 году он снял вывеску врача. Неизбежные неудачи лечащего врача с одной стороны и Пушкинская премия Академии наук за сборник «В сумерках» определили его окончательный выбор. Отныне медицинская практика отодвигается на второй план, хотя приватные врачебные занятия Чехов не оставляет вплоть до отъезда в Ялту в 1897 году.
В глубине души врач никогда не умирал в Чехове: «Мечтаю о гнойниках, отёках, фонарях, поносах, соринках в глазу и о прочей благодати. Летом обыкновенно полдня́ принимаю расслабленных, а моя сестра ассистирует мне, — это работа весёлая» — В. Г. Короленко, май 1888 года. Одним из мотивов поездки на Сахалин было желание «хотя бы немножко заплатить» медицине. Обследование санитарного состояния тюрем, лазаретов, бараков, местной педиатрии потрясло Чехова. Результаты его собственной работы в книге «Остров Сахалин» позволили ему сказать: «Медицина не может упрекать меня в измене. Я отдал должную дань учёности».
Мотив «измены» медицине многократно варьируется Чеховым в эти годы. То он казнит себя, называя «свиньёй» перед ней, то обыгрывает следующую антитезу: «Медицина — моя законная жена, а литература — любовница. Когда надоедает одна, ночую у другой». Но врачебная среда вовсе не упрекала Чехова в отходе писателя от медицины. В 1902 году члены Пироговского съезда врачей в Москве единодушно отблагодарили писателя за его литературную деятельность, за создание реалистичных образов медицинских деятелей в русской литературе.
Портрет Чехова в прижизненном ПСС, 1902
Титульный лист прижизненного ПСС, 1903
А в середине 1890-х годов Чехов ещё мечтает о собственном курсе частной патологии и терапии в университете. Для чтения ему необходима учёная степень и защита диссертации. Антон Павлович предполагает в качестве таковой использовать «Остров Сахалин», но получает отказ декана факультета как в защите, так и чтении курса лекций.
Чехов добровольно принимает участие в борьбе с последствиями голода и эпидемией холеры в 18911892 годах, но постепенно практическая медицина даже в ограниченных размерах начинает тяготить писателя.
Широко известны его признания А. С. Суворину: «Ах, как мне надоели больные! Соседнего помещика трахнул нервный удар, и меня таскают к нему на паршивой бричке-трясучке. Больше всего надоели бабы с младенцами и порошки, которые скучно развешивать». (Письмо от 28 августа 1891 года). А до этого: «Отвратительные часы и дни, о которых я говорю, бывают только у врачей» — письмо от 18 августа того же года. Настроение его не меняется и в следующем году, он пишет: «Душа моя утомлена. Скучно. Не принадлежать себе, думать только о поносах, вздрагивать по ночам от собачьего лая и стука в ворота (не за мной ли приехали?), ездить на отвратительных лошадях по неведомым дорогам и читать только про холеру и ждать только холеры и в то же время быть совершенно равнодушным к сей болезни и к тем людям, которым служишь, — это, сударь мой, такая окрошка, от которой не поздоровится» (письмо от 16 августа 1892 года). «Нехорошо быть врачом. И страшно, и скучно, и противно. Молодой фабрикант женился, а через неделю зовёт меня „непременно сию минуту, пожалуйста“: у него <…> а у красавицы молодой <…> Старик-фабрикант 75 лет женится и потом жалуется, что у него „ядрышки“ болят оттого, что „понатужил себя“. Всё это противно, должен я Вам сказать. Девочка с червями в ухе, поносы, рвоты, сифилис — тьфу!! Сладкие звуки и поэзия, где вы?» — тому же адресату, 2 августа 1893 года. Ещё один пример «чеховской тоски»: «Я одинок, ибо всё холерное чуждо душе моей, а работа, требующая постоянных разъездов, разговоров и мелочных хлопот, утомительна для меня. Писать некогда. Литература давно уже заброшена, и я нищ и убог, так как нашёл удобным для себя и своей самостоятельности отказаться от вознаграждения, какое получают участковые врачи» (письмо от 1 августа 1892 года). «Уж очень надоели разговоры, надоели и больные, особенно бабы, которые, когда лечатся, бывают необычайно глупы и упрямы». (И. И. Горбунову-Посадову, 20 мая 1893 года).
Но даже в годы литературного признания и отхода от врачебной практики Чехов ощущал свою связь с миром медицины, его интересуют успехи науки в этой области, он хлопочет за медицинские журналы «Хирургическая летопись», «Хирургия», страдавшие от недостатка средств, долгие годы он был читателем газеты «Врач» и публиковался в ней. В 1895 году он принял участие в съезде московских земских врачей, собравшихся в земской психиатрической больнице в селе Покровском.
На самом деле, Чехов-врач и Чехов-писатель непротиворечивы, просто внутри «медицинского» сознания писателя происходит смещение акцентов от частного к общему: «Кто не умеет мыслить по-медицински, а судит по частностям, тот отрицает медицину. Боткин же, Захарьин, Вирхов и Пирогов, несомненно, умные и даровитые люди, веруют в медицину, как в Бога, потому что они выросли до понятия „медицина“» — Суворину от 18 октября 1888 года. В применении к самому Чехову это означало стремление уяснить за частными симптомами неблагополучия отдельной личности сущностные причины, ведущие к возникновению условий, которые порождают эпидемии, преждевременное старение, социальную асимметрию.
Чехов начинает тяготеть к психиатрии. Такие произведения, как «Палата № 6», «Припадок» и «Чёрный монах» мог написать не просто любой пишущий врач, а именно «медицински мыслящий» в понимании Чехова писатель. И. И. Ясинский в «Романе моей жизни» свидетельствует, что Чехова «крайне интересуют всякие уклоны так называемой души». По его мнению, он стал бы психиатром, если бы не сделался писателем.
Благодаря «медицинскому» ви́дению Чехова литература обязана появлению в ней галереи неповторимых чеховских образов врачей (зачастую грубых, невежественных, равнодушных, но и чутких, ранимых, бесправных), фельдшеров, неврастеников, чеховских «хмурых людей». Его рассказы — это не «записки врача» в узком смысле, это диагноз несовершенному обществу. В качестве практикующего доктора Чехов получил обильный материал для художественных обобщений, наблюдая изнутри жизнь самых разных социальных слоёв. Как наблюдательному и умному художнику ему оставалось лишь сделать самостоятельные выводы.
Парадокс состоял в том, что изображая врачей большей частью карикатурно, в чём-то самоиронично, Чехов настаивал на гуманной сущности медицинской профессии, призывая врачей к внимательному и терпимому обращению с пациентами. Во многом благодаря Чехову в русской и мировой литературе возник литературный архетип интеллигента-врача, врача-гуманиста и подвижника.
Был награждён медалью «За труды по первой всеобщей переписи населения».
Экранизации произведений Чехов до сих пор остаётся лидером по числу зарубежных экранизаций русской классики — его произведения становились основой для кино/телеверсий более 300 раз.
Память В память о Чехове были открыты его музеи и установлены памятники; названы географические объекты, театры, библиотеки, суда, астрономические объекты; выпущены монеты, почтовые марки.



25 забавных, печальных, мудрых и вечных цитат Антона Павловича Чехова
— Никогда не рано спросить себя: делом я занимаюсь или пустяками?
— Женщина есть опьяняющий продукт, который до сих пор ещё не догадались обложить акцизным сбором.
— Где искусство, где талант, там нет ни старости, ни одиночества, ни болезней, и сама смерть вполовину.
— В России нет философии, но философствуют все, даже мелюзга.
— На боль я отвечаю криком и слезами, на подлость — негодованием, на мерзость — отвращением. По-моему, это, собственно, и называется жизнью.
— Пока я не любил, я тоже отлично знал, что такое любовь.
— В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли.
— Нельзя требовать от грязи, чтобы она не была грязью.
— Только в беде люди могут понять, как нелегко быть хозяином своих чувств и мыслей.
— Жизнь — это миг. Ее нельзя прожить сначала на черновике, а потом переписать на беловик.
— Ах, свобода, свобода! Даже намек, даже слабая надежда на ее возможность дает душе крылья, не правда ли?
— Женщины без мужского общества блекнут, а мужчины без женского глупеют.
— Краткость — сестра таланта.
— Не так связывают любовь, дружба, уважение, как общая ненависть к чему-нибудь.
— Если хочешь стать оптимистом и понять жизнь, то перестань верить тому, что говорят и пишут, а наблюдай и вникай.
— Когда любишь, то такое богатство открываешь в себе, столько нежности, ласковости, даже не верится, что так умеешь любить.
— Умный любит учиться, а дурак учить!
— Тогда человек станет лучше, когда вы покажете ему, каков он есть…
— То, что мы испытываем, когда бываем влюблены, быть может, есть нормальное состояние. Влюбленность указывает человеку, каким он должен быть.
— Человек — это то, во что он верит.
— Говорят, что философы и истинные мудрецы равнодушны. Неправда, равнодушие — это паралич души, преждевременная смерть.
— Женщина может быть другом мужчины лишь в такой последовательности: сначало приятель, потом любовница, а затем уж друг.
— Жизнь очень проста! Нужно очень сильно постараться, чтобы ее усложнить!
— Если человек не пьёт и не курит, неволей начинаешь задумываться, а не сука ли он.
— Я вовсе не хочу, чтобы из меня вышло что-нибудь особенное, чтобы я создал великое, а мне просто хочется жить, мечтать, надеяться, всюду поспевать… Жизнь… коротка, и надо прожить ее лучше.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 21
© 23.02.2021г. Алексей Гадаев
Свидетельство о публикации: izba-2021-3026322

Метки: писатель Чехов А.П.,
Рубрика произведения: Проза -> Очерк



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1