Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Вовка в Триседьмом царстве Глава V


Вовка в Триседьмом царстве Глава V
Казалось бы Вовка уже лет на сто вперёд наудивлялся! Чего только стоит одна Золотая рыбка, которая мало того что разговаривает, так ещё и ругается, не говоря уже о Мальвине с Незнайкой. Оказалось что нет. Едва они с Незнайкой вошли в ту саму дверь Вовка чуть было не упал настолько он был удивлён. Трава, которая до этого была маленькой и всегда была где–то под ногами, вдруг стала большой, а цветы, так вообще огромными.

– Куда это ты меня завёл? – не имея сил сказать в полный голос прошептал Вовка.
– Как куда? К себе домой! Куда же ещё?! – удивился Незнайка.
– А почему это всё такое? – Вовка сделал жест, как будто хотел обнять окружающие их цветы и траву.
– Какое такое? – остановился Незнайка и весело посмотрел на Вовку. Разумеется он догадался, что Вовка имеет ввиду, но весёлость и несерьёзность мешали Незнайке сразу ответить на вопрос.
– Ну, большое.
– Нет, Вовка, всё–таки это ты и есть тот двоечник, просто мультфильм про тебя другой. – засмеялся Незнайка.
– Сам ты двоечник! – воскликнул Вовка и сжав кулаки уже было двинулся на Незнайку.
– Ишь какой ты! – Незнайка перестал смеяться. – Просто–напросто мы перешли в мою книжку, а у нас все растения очень большие. Понимаешь?
– Понимаю. – кивнул Вовка, хотя как обычно ничего не понял.
А Незнайка продолжал:
– На самом деле нас называют коротышками или малышами, потому что мы маленькие очень. – Незнайка, видя что Вовка опять хочет о чём–то спросить, поспешил добавить. – Это нас писатель такими придумал, поэтому оно всё вот так и выглядит.

Прямо от дверей начиналась тропинка и слегка, как и полагается настоящей тропинке поплутав, исчезала в непривычной для Вовки высокой траве. Незнайка не обращая никакого внимания на Вовку, как будто его здесь и вовсе не было, затопал по тропинке. Ну а Вовке, а куда ему было деваться, пришлось идти вслед за ним. Поначалу Вовке было даже немножко страшно, уж очень трава да и цветы были высокими, но совсем скоро удивление сменило любопытство, а оно всегда так происходит. Чем всё вокруг тебя необычнее, тем любопытства больше. А там где любопытство, всем известно, страха никогда не бывает.

***

Город Вовке очень понравился. Дома не такие, какой у Мальвины, а побольше, стояли среди ну просто огромных цветов и выглядело это очень красиво. Хоть Вовка и считал все эти восторги красотой девчоночьими охами да ахами, не удержался:

– Красиво тут у вас.
– А ты как думал?! – воскликнул Незнайка. – У нас ещё речка есть, Огурцовой называется.
– Почему Огурцовой? – Вовка даже остановился, так он был удивлён столь странным названием реки.
– На берегу огурцы растут, потому и Огурцовая. – ответил Незнайка тоном, мол, знай наших! – А город называется Цветочным.
– Это потому что вокруг растут цветы? – глядя по сторонам можно было бы и не спрашивать, но Вовка не удержался, спросил. Уж очень ему нравился город раскинувшийся среди огромных цветов.
– Правильно, соображаешь! – воскликнул Незнайка.
Они прошли примерно половину улицы, а может быть и почти всю, разумеется Вовка этого не знал, когда Незнайка замедлил шаг.
– Вон он сидит. – кивнул он в сторону сидевшего на лавочке мальчика.

Мальчик сидел на лавочке и читал какую–то книжку. Лавочка же стояла около раскрашенного в яркие весёлые цвета двухэтажного домика. Домик стоял как бы в окружении больших, а потому очень красивых ромашек — очень красиво. А вот мальчик, не смотря на всю окружающую его красоту, был одет не как тот же Незнайка, в разноцветную одежду, а как папа на работу одевается: в костюм, белую рубашку и кажется галстук. Галстук было видно плохо, потому что мальчик склонился над книжкой, а вот очки, почти точь–в–точь как у деда, на носу мальчика было видно хорошо.

– А кто это? – спросил Вовка.
– Знайка. – почему–то прошептал Незнайка.
– Тот самый?
– Ага, другого у нас нету, – чуть громче пояснил Незнайка и чуть помолчав добавил. – Хорошо, что нету.

***

– Привет! – подойдя к лавочке поздоровался Незнайка.
– Здравствуй. – Знайка на секунду поднял взгляд, а затем опять продолжил читать книжку. – Ты почему пропустил обед? – спросил он.
– Некогда мне на твои обеды ходить. Занят был.
– Опять где–нибудь безобразничал? – спросил Знайка подняв голову и, словно только что увидел, кивнул на Вовку. – А это кто?
– Это Вовка.
– Здравствуй Вова. Меня зовут Знайка, а этого, – он кивнул в сторону Незнайки. – Как я понял, ты уже знаешь.
– Здравствуй. – поздоровался Вовка, а сам тем временем подумал: «Ишь ты, этим самым, из мультфильма, меня не назвал. Наверное и правда всё знает».
– Дай воздушный шар! – видимо решив, что поздоровавшись с вежливостью можно покончить чуть–ли не крикнул Незнайка. – Очень надо!
– Не дам. – продолжая читать ответил Знайка.
– Ах не дашь?!
Вовка чуть было не рассмеялся, Незнайка говорил точь–в–точь как тогда, в орешнике, видать и правда репетировал разговор.
– Тогда я сам возьму, ты меня знаешь!

Знайка закрыл книгу, посмотрел сначала на Незнайку, а потом на Вовку как бы спрашивая: что это с ним?

– Дай шар! – как заведённый повторил Незнайка. – Говорю же, очень надо!
– Нам надо девочек, Машу и Таню, выручать. – попросил Вовка. Попросил, и не заметил, что первый раз в жизни назвал Машу и Таню девочками, а не как обычно, девчонками. – Их Бармалей украл.
– Украл говоришь?! – Знайка внимательно посмотрел сначала на Вовку, потом на Незнайку, немного помолчал, а потом, ну почти как Незнайка, чуть–ли не крикнул. – Вместе полетим!
– Куда?! – видимо Незнайка не ожидал такого. Он с самого начала приготовился к длинному разговору со Знайкой, с руганью, а может быть даже с дракой, а тут такое.
– А ты что, сразу не мог сказать? Вечно ты всё наизнанку выворачиваешь!
– Ничего я не выворачиваю… – пробормотал Незнайка внимательно оглядывая свою одежду. Видимо он решил, что если уж Знайка сказал про изнанку, значит там, на берегу моря, он что–то действительно перепутал и одел не так.
– А Маша и Таня, кто они? Они из книжки или из мультфильма? – спросил Знайка Вовку.
– Не из какого они не из мультфильма! – видимо захотев отомстить на «изнанку» воскликнул Незнайка. – Они оттуда! – и показал рукой в каком–то известном только ему направлении.
– Мы из города. – удивляясь своему спокойствию пояснил Вовка.

Он и сам не знал почему так сказал. В другое время Вовка точно так же, как и Незнайка принялся бы кричать, доказывать, а то и драться полез бы. А тут, Вовка хоть и не придал этому особого значения, но всё равно удивился.

– Так вы дети?! – воскликнул Знайка.
– Да. – кивнул головой Вовка.
– Вместе полетим. – твёрдым голосом заявил Знайка. – Одних вас нельзя в Африку отпускать, заблудитесь. – и строго посмотрев на Незнайку добавил. – Да и воздушным шаром вы не умеете управлять.
– Мы научимся. – не сдавался Незнайка.
– Сейчас надо девочек спасать, а не учиться. – строгим тоном ответил Знайка. – Потом научитесь.

Немного подумав, ещё раз посмотрев сначала на Вовку, потом на Незнайку Знайка тем же строгим тоном добавил:

– Здесь хитрость нужна.
– Какая хитрость?! – услышав слово «хитрость» Незнайка подался весь вперёд, как будто показывая свою готовность участвовать в этой хитрости.
– Хитрая. – ответил Знайка, опять посмотрел на Незнайку и командирским тоном сказал. – Иди к доктору Пилюлькину, попроси у него касторки, скажи, для меня.
– Не надо касторку! – воскликнул Незнайка видимо подумав, что Знайка заставит его пить эту противную касторку.
– Надо! Бармалей, он очень касторки боится. Мы её подмешаем ему в пищу. Понял?
– Не понял. – честно признался Незнайка.
– Позже поймешь. – Знайка опять немного помолчал, как бы решая в уме какую–то задачку, а потом добавил. – Нет, я сам схожу к Пилюлькину, а то он подумает, что ты опять что–то затеял, а про меня придумал.
– Ничего я не придумал! – возмутился Незнайка.
– Откуда я знаю?! – даже через стёкла очков Вовка увидел, как Знайка хитро прищурился. «Шутит. – подумал Вовка». – Будьте здесь, я пошёл.

Положив книжку на скамеечку Знайка не побежал, как это сделал бы Вовка, а пошёл по улице.

***

– А это кто? – сзади Вовки и Незнайки стоял Буратино, Вовка его сразу узнал, потому что много раз его видел на конфетных фантиках.

Правда сейчас Буратино был ростом с Вовку и несмотря курточку и короткие штанишки было видно, что он не такой как Вовка с Незнайкой. Да и движения его тоже были какими–то другими, какими–то быстрыми.

– Вовка. – ответил Незнайка.
– Тот самый?! Двоечник, из мультфильма?! – почему–то обрадовался Буратино. – Здорово!
– Сам ты двоечник! – разозлился Вовка: «Что они пристали ко мне с этим двоечником?»
– Нет, не тот. Просто зовут также. – грустно вздохнул Незнайка.
– Жаль. – похоже Буратино тоже расстроился, что Вовка не двоечник и не из мультфильма. – Ты что меня искал?
– Надо было, вот и искал. – чуть смутившись ответил Незнайка.
– А сейчас что, не надо?! – принял воинственный вид Буратино. – Девчонок один собрался спасать что ли?!
– А ты откуда знаешь?!
– Мальвина сказала. Сидит, ревёт, девчонка одним словом.

***

К удивлению девочек обе хорошо выспались, как будто дома спали, даже лучше. Когда они открыли глаза, а произошло это почти одновременно, доктор Айболит уже не спал. Он продолжал сидеть также, как и вечером, такое впечатление, что за ночь даже не пошевелился. В пещере было более–менее светло и наверное от этого ещё грустнее, чем вчера. Где–то там, за всеми этими камнями и скалами было весёлое и беззаботное утро, а тут…

– Кушать хочется. – захныкала Таня.

Маша осуждающе посмотрела на подругу как бы говоря: «Что ты как маленькая! Ты же не дома, неужели забыла?!». Таня, может быть уловив взгляд Маши, а может быть сама поняла, что пещера не то место, где кормят завтраком, замолчала.

– Подожди немножко, скоро будет завтрак. – ласково произнёс доктор Айболит и погладил Таню по голове.
Словно в подтверждение его слов залязгал дверной замок, открылась дверь и в пещеру вошёл разбойник, тот самый что и вчера.
– Выходите! – разбойник хотел казаться злым и грозным.

Но поскольку лицо у него было широким и веснушчатым, по–деревенски добрым, это у него плохо получалось и вообще, несмотря на весь свой разбойничий и пиратский вид был он каким–то смешным. Да ещё был обут не в сапоги, как это полагается разбойникам, а в самые обыкновенные галоши, которые были подвязаны тоже самыми обыкновенными верёвочками.

– Девочкам нужен туалет, умыться и нужен завтрак! – требовательно сказал доктор Айболит.
– Будет вам туалет, и завтрак с ужином будет… – пробурчал разбойник. – Выходите, сам сеньор Бармалей вас хочет видеть.
– Ишь ты, сеньор! – усмехнулся доктор Айболит. – Пошли, девочки.

***

За дверью пещеры и впрямь было утро, самое настоящее. Солнышко светило до того ярко, что приходилось щуриться даже если не смотреть в его сторону. Пели, щебетали и кричали птицы, причём так громко и было их так много, что девочки поначалу даже не поверили что такое возможно. Они принялись удивлённо смотреть по сторонам, да и птицы были всё какие–то диковинные не такие, какие живут в их городе.

– Это Африка, девочки. – улыбнувшись сказал доктор Айболит. – Здесь много птиц и все они диковинные.

Барлмалей сидел за столом в тени похожего на очень большой куст дерева. Чуть поодаль, тоже за столом, сидели ещё два человека, сразу видно, разбойники. Стол Бармалея был заставлен блюдами с мясом, фруктами, ещё с чем–то и кувшинами. Стол разбойников выглядел победнее, но тоже не мог похвастать бедностью.

– Проснулись?! – почему–то прокричал Барлмалей, а затем вскочил из–за стола и принялся бегать перед ним.
– Ты бы сначала поздоровался. – строго заметил доктор Айболит.
– Вот ещё глупости! – продолжая бегать воскликнул Бармалей.
– Девочкам необходимы туалет, умыться и позавтракать! – потребовал доктор Айболит.
– Ишь ты! Необходимы! – почему–то радостно воскликнул Бармалей. – Мне тоже необходимо… – правда что Бармалею необходимо он не сказал.
Перестав бегать Бармалей подошёл к девочкам и доктору Айболиту, внимательно, как будто первый раз их увидел осмотрел их, а потом махнул рукой куда–то влево:
– Идите вон туда! – опять чуть ли не прокричал он. – Там ручей есть.

Создавалось такое впечатление, что говорить нормальным голосом, без крика, Бармалей не умел вообще. Почему оно так происходило наверняка он и сам не знал, не говоря уж о Маше с Таней, которым в тот момент хотелось в туалет и очень хотелось кушать. Знал–ли о причине крикливости Бармалея доктор Айболит было неизвестно, во всяком случае сам он об этом ничего не говорил, а спрашивать было как–то неудобно.

Заметив недоверие и даже испуг в глазах девочек, Бармалей радостно воскликнул:
– Не бойтесь! Никто вас не съест, – и противно засмеявшись добавил. – если я не прикажу. Здесь я хозяин! Здесь только меня надо бояться! А я вот он, вот здесь, там меня нету, поэтому ничего и никого не бойтесь.
– Как тебе не стыдно. – укоризненно сказал доктор Айболит. – Пугаешь девочек, а зачем пугаешь, сам не знаешь. – и уже девочкам. – Идите, девочки, не бойтесь. Я вас здесь подожду.

Неожиданно вода в ручье оказалась холодной, а ещё неожиданее, вкусной. Девочки, не Вовке чета, как следует умылись. Вот только полотенец не было, наверное Бармалей ничего не знал о полотенцах. Зубной пасты со щётками тоже не было, и хорошо, что не было.

– Почему на улице тепло, а вода холодная? – удивилась Таня.
– Наверное потому, что она из–под земли течёт, а там всегда холодно. – предположила Маша.
– А почему тогда она вкусная? – не унималась Таня.
– Не знаю. – пожала плечами Маша.

Девочки умылись, а поскольку полотенец не было, вытерлись подолами своих платьев. Надо было идти к этому противному Бармалею, а ой как не хотелось туда идти. Можно было конечно сбежать, но ни Маша, ни Таня не знали в какую сторону им надо бежать, чтобы сначала оказаться у Мальвины, а потом уже дома.

– Как думаешь, что сейчас Вовка делает? – вдруг спросила Таня. – Плачет?
– Нет, не плачет. – Маша удивлённо посмотрела на Таню как бы говоря: «И как тебе в голову такое пришло?». – Наверное нас ищет.
– Ты думаешь? – обрадовалась Таня.
– Ага. Ладно, пошли.

***

Когда девочки вернулись, они наверное даже слегка удивились, потому что откуда–то появился ещё один стол за которым сидел доктор Айболит. На столе точно также, только поменьше, в большом блюде лежали всякие разные африканские фрукты. На другом блюде лежала жареная курица, а может не курица, когда без перьев, не разберёшь. А ещё на тарелке лежал порезанный большими кусками хлеб и стоял кувшин с кружками. Вот и всё, больше на столе ничего не было. Маша и Таня остались довольны столь щедрым угощением, а вот доктор Айболит наоборот, недовольным, и выговаривал Бармалею:

– Детям надо завтракать манной кашей! Завтракать же мясом даже взрослым вредно!
– У нас манная каша не растёт. – засмеялся Бармалей.
– Перестань кривляться! – возмутился доктор Айболит. – Манная каша нигде не растёт!
– Как это не растёт? – удивилась Маша. – А что же тогда мы утром едим?
– Маша, – доктор Айболит погладил Машу по голове. – манку делают из пшеницы, а в виде манной крупы она не растёт.
– Ааа! – протянула Маша. – Тогда понятно. Это как хлеб?
– Да, как хлеб.

К тому времени Бармалей уже сидел за столом жадно уплетал мясо, заедая его фруктами и запивая чем–то, похоже что вином. Вином, потому что сначала он ел молча, но в скором времени его хоть и смуглое лицо заметно раскраснелось, глаза заблестели. Речь Бармалея до того громкая, стала вообще какой–то пронзительной, хоть уши затыкай:

– Вот вы думаете, что я злодей? – Бармалей показал пальцем Машу и Таню.
– Мы не думаем. – робко ответила Таня.
– Думаете, думаете. Все так думают! – неожиданно закричал Бармалей. – А я не злодей, я справедливости хочу!

Девочки мало что понимали из слов Бармалея, да и не особо прислушивались к тому, о чём он говорил — голод и аппетит они и в Африке никуда не деваются. А вот доктор Айболит больше слушал Бармалея, чем ел. Бармалей же, не забывая о мясе и фруктах, продолжал:

– Вот почему вы думаете, что я злой? – Бармалей даже перестал жевать и встал из–за стола. – А потому что нет вокруг справедливости и никогда не было! – он показал пальцем на доктора Айболита и скорчил довольную физиономию.
– А что такое справедливость? – не удержался доктор Айболит.
– Это когда я самый главный! – выкрикнул Бармалей.
– А зачем тебе это? – усмехнулся доктор Айболит.
– Чтобы справедливость была! – Бармалей опять вскочил, выбрался из–за стола и принялся бегать перед ним. – Справедливость, это когда все меня любят и все меня слушаются. А сейчас они, – Бармалей показал рукой куда–то налево. – тебя слушаются.
– Меня не слушаются. Люди и звери слушают и выполняют то, что я говорю потому что лечу их. – ответил доктор Айболит.
– А зачем их лечить?! – прямо закричал Бармалей. – Не надо их лечить!
– Тебя же я лечил. – усмехнувшись ответил доктор Айболит.
– Ну ты хватил! Это же я! – Бармалей, словно вспомнив, принялся кричать ещё сильнее. – Лечил он! Касторкой меня напоил, а я её ненавижу! Я ненавижу касторку, она мне до сих пор ночью снится!
– А зачем ты неспелые яблоки ел?
Бармалей замолчал, даже бегать перестал, а потом словно вспомнив зачем он ел неспелые яблоки пробурчал:
– Кушать хотелось, вот и ел.
– А почему тогда обижаешься?
– Потому что ненавижу касторку! – опять закричал Бармалей. – Я справедливость люблю!

Видимо решив что достаточно высказался, а на самом деле накричался, Бармалей уселся за стол и не обращая ни на кого внимания принялся есть мясо с довольно–таки большой кости.

– Девочки, вы покушали? – спросил доктор Айболит.
Маша и Таня конечно же наелись и теперь сидели, и слушали крикливые размышления Бармалея о справедливости. Они кивнули головами и доктор Айболит обратился к Бармалею:
– Уж если ты так любишь справедливость, негоже в такую погоду нам в пещере сидеть. Мы немного где–нибудь здесь погуляем.

Бармалей сначала что–то забормотал набитым ртом, затем кивнул головой и показал рукой в сторону разбойников, которые за всё это время так и не произнесли ни слова, только ели и пили. Видимо его жест означал, что прогулку он разрешает, но под охраной, вернее, под надзором. Тот самый разбойник, тот что в галошах, с тоской посмотрел на стол, воздохнул, а затем встал и чуть ли не прорычал:

– Пошли.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 1
© 23.02.2021г. Сергей Романюта
Свидетельство о публикации: izba-2021-3026267

Метки: приключения,
Рубрика произведения: Проза -> Детектив


















1