Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Рыжик части 13-14


Глава 13  Бизнес

Ещё не успел показаться солнечный медный пятак, как к воротам подъехал огромный, но уже чуть запылённый, и от этого не совсем чёрный джип. Тут же, сбивая галошами с травы утреннюю холодную росу, Степаныч подошёл к Анатолию.
‒ Доброе утро, Толя! – тихо, чтобы не тревожить собак, произнёс Степаныч. ‒ Чего в такую рань?
‒ Доброе! Да надо ещё успеть в порядок привести новоявленную бизнес-леди. А то ведь, у нас господа ушлые. Деревенщину сразу вычислят. Введу её в суть дела.
‒ Так их светлость ещё дрыхнет, наверное, ‒ пошутил сосед.
‒ Будем будить! Вон, сейчас утренней росы в ведро наберу, ‒ смеясь, ответил доктор.
Мария спала. Вечер и часть ночи в пустом огромном доме выдались немного пугающими. Непривычная ночная тишина, до звона в ушах, не давала закрыть глаза. То слушая стук своего сердца, то ворочаясь с боку на бок, уснула она лишь далеко за полночь. Её не разбудил даже тяжёлый гулкий хлопок двери.
Анатолий, скинув начищенные до блеска туфли, с размахом вошёл в холл. Он старался специально всё делать громче, чтобы вывести этот дом из траурной тишины. Взял чайник, резко, на всю струю набрал в него воды, брызги которой разлетелись по полированной столешнице. Поставил его на плиту и зажёг огонь. Затем, найдя пульт, включил телевизор. Из большого списка каналов выбрал музыкальный. Сделал громче. Доктор вскинул руку, быстро взглянул на часы и громким хриплым басом обратился ко второму этажу:
‒ Манюня! ‒ опустил голову, поднял указательный палец. ‒ Нет, не так. Госпожа Романова! Пора вершить дела! У нас сегодня чрезвычайно много важных дел.
Мария от неожиданного шума широко распахнула глаза. Несколько секунд она, рыская взглядом перед собой, пыталась найти источник шума. Наконец, расслышав знакомый голос, хмыкнула. Присела в постели, тёплыми ладонями протерла лицо, закинула волосы. Пытаясь прогнать сон, встала с кровати. Она спускалась на первый этаж холла, одной рукой придерживая полу наспех накинутого халата, другой прикрывая зевоту. Анатолий уже расположился на высоком стуле у бара, наблюдал за девушкой, улыбался. Его глаза любовались. С растрёпанными волосами, в большом махровом халате, босоногое тело спускалось, мягко шагая по ступеням.
‒ Ой! ‒ тихо произнесла Мария и, развернувшись, пошагала назад.
‒ Ты чего? ‒ изумленно спросил врач.
‒ Тапки забыла! ‒ ответило, не оборачиваясь, рыжеволосое чудо, на что мужчина рассмеялся вслух.
‒ Ага, знаешь, как мне досталось за это в прошлый раз? ‒ пожаловалась на наказание девушка.
‒ Где таких только находят? ‒ с довольным лицом бросил он фразу.
‒ На дороге подбирают, ‒ сострила она, загоняя ноги в тапки на ходу.
Мария стала готовиться к важному дню. Позавтракала, умылась и ушла одеваться. Всё это время Анатолий сопровождал её взглядом. Перед ним неспешно маячило такое по-домашнему тёплое, нелепое, но уютное создание. Он поставил локти на стол, прикрыл ладонью рот и периодически хыкал, подавляя смех.
‒ Ржёт он сидит…Ворвался в дом ни свет ни заря, разбудил, ‒ бухтела себе под нос Маша.
‒ Одевайся! Можешь не накрашиваться ‒ заедем в салон, ‒ подгонял её врач.
Они вышли на улицу. На веранде сидел сосед, держал за ошейники чёрных охранников, которые, поскуливая, пытались вырваться из его рук, чтобы поприветствовать хозяйку. Мария подошла к ним.
‒ Здравствуете, Виталий Степанович! ‒ поздоровалась она с пожилым мужчиной. ‒ Привет, мохнатые, ‒ погладила собак по головам, ‒ я скоро вернусь.
Они сели в машину. Анатолий захлопнул дверь джипа, посмотрел на Марию:
‒ Так, теперь шутки в сторону. Слушай меня и запоминай. Мы сейчас поедем приведём тебя в соответствующий вид.
‒ Я плохо выгляжу? ‒ переспросила девушка, откидывая противосолнечный козырек и заглядывая в зеркальце.
‒ Ты обалденно выглядишь, но не для офиса, ‒ осек её доктор, ‒ ты должна вести себя сдержанно. Минимум слов. Со временем ты всё поймёшь. Ситуация сложная. Я тебя представлю на совете как нового акционера. Там сидят опытные, матёрые мужики, они ещё с девяностых начинали свой бизнес, поэтому они будут на тебя сейчас давить.
‒ Ну, ты же мне будешь помогать? ‒ уже без смеха спросила Мария, нахмурив брови.
‒ Конечно, буду, это и мои деньги. Я тоже акционер, ‒ Анатолий завёл мотор автомобиля. Они поехали, он продолжил. ‒ На заводе ситуация критическая. Мы с Олегом туда влили свои инвестиции. До этого завод практически стоял. Около сотни людей там работают, получают зарплату. Но кому-то это не выгодно. И этот кто-то, вероятно, и виновен в гибели Олега. Посадили каких-то упырей, но сам заказчик, мне кажется, ещё свободен и будет нам мешать, ‒ врач периодически всматривался в глаза рыжей девушки. Она задумчиво смотрела вдаль, покусывая кончик пальца.
‒ А что хотят-то вообще? Они врываются на территорию завода или пугают кого-то? Что они требуют? ‒ спросила она, раскрыв ладонь.
‒ Хороший вопрос, значит, начинаешь думать. Молодец, ‒ похвалил её Анатолий. ‒ Несколько лет назад этим заводом владела какая-то контора, которой уже больше нет, потом она продала завод. Я тебе простыми словами объясню, чтобы ты поняла суть, ‒ уточнил он. ‒ Потом началась чехарда. Завод хотели на части разбить, всякие мелкие фирмочки. Доделили до того, что завод встал. Дохода никакого и никому. И тут нарисовались мы. Так как это историческая родина Олега, он про этот завод знал. Посоветовались, скинулись, учредили его как акционерное общество. Закупили новое оборудование, вернули и обучили рабочих. И тут нарисовались эти, вроде как владельцы старые. Тоже хотят свой кусок, который им и не унести. Откуда они взялись ‒ непонятно.
‒ И что теперь мне делать с этим заводом? ‒ подняв брови, округлила свои карие глаза Мария. ‒ Счастья привалило: клиника, акции и завод. Я же никогда никем не командовала, кроме собак и кошек.
Анатолий глухо засмеялся.
‒ Пока наблюдай. Акции не продавай и не отдавай никому. А в клинике назначишь старшего и будешь его, хм, ‒ кашлянул в кулак врач и продолжил, ‒ каждый день. С заводом мы вместе будет разбираться.
‒ Может, ты его всё-таки себе заберёшь? ‒ засомневалась в своих силах девушка.
‒ Тебе деньги не нужны? ‒ быстро кинул взгляд Анатолий на неё, интенсивно выруливая на магистраль.
‒ Нужны, но теперь, я так понимаю, у меня их в избытке. Два месяца назад я и представить не могла, что на меня всё это свалится. Мне клиники хватит за глаза, ‒ Мария говорила и смотрела по сторонам за окна джипа. Она провожала глазами дома и дорожные объекты.
‒ Ладно, разберёмся. На совещании сделай «покер-фэйс», ‒ попросил её доктор.
‒ Что сделать? – переспросила его девушка, пристально взглянув на него, и на лице проявилась перекривленная гримаса улыбки.
‒ Ну, это без эмоций, когда, ‒ пояснил Анатолий, посмотрел на Машу и засмеялся.
Тахо раскрытой пастью, окантованной блестящим хромом, проглатывая кубы воздуха, вкатывался в утренний город. Его рык эхом разносился по улицам и проспектам. Фары, лучами светодиодных прожекторов, разбивали последние остатки темноты. Солнце лениво пыталось подглядывать в широкие щели между высотками, било по глазам рыже-жёлтыми вспышками.
‒ Расскажи лучше о себе, ‒ прервал недолгое молчание доктор.
‒ Рассказывать особо нечего, ‒ Маша опустила глаза. ‒ Родилась в посёлке. Мама и папа разбились, когда я ещё совсем маленькая была. Я этого и не помню толком. Я даже не осознала. Меня бабушка к себе забрала. Она тогда ещё работала, поэтому я школу закончила обычную. Училась хорошо, поступила в институт на бюджетной основе. Она даже направление выхлопотала. Но я возвращаться не хотела. И сейчас не хочу. Бабушка умерла, пока я училась. Меня в общежитие поселили. Я даже не знала, что дом снесут. А потом закончила институт. А на счёт квартиры даже не ходила никуда. Я уехать хотела в Москву. У нас все хотят в Москву. А тут меня обманули с квартирой. Все деньги и диплом, всё пропало. Вот так я оказалась на улице.
‒ У тебя подруги-то есть какие? ‒ голос доктора звучал спокойно.
‒ Настоящих нет. В институте были, но так, на дискотеки бегали. Но там девочки, у них родители то начальники, то ещё какие. А я-то сирота. Настоящих подруг нет. Бабушка в детстве в строгости воспитывала. Я даже гуляла под её приглядом, ‒ заулыбалась рыжеволосая, ‒ укутает меня всю, сама на лавочке сидит, а я от неё не больше чем на три метра. Так и смотрела на соседских ребятишек со стороны. А в Москву приехала ‒ у меня ещё деньги оставались, я себе пальто модное, берет, шарф сразу на рынке купила. Модная такая ходила вся, ‒ рассказывала Мария, сама чуть не хохоча, и сразу грустно добавила, ‒ а потом этот модный наряд Олег выкинул.
‒ Купишь ты себе ещё много модных нарядов, ‒ успокоил её Анатолий, подъезжая к парковке у салона красоты со светящейся вывеской. ‒ Вот и приехали.
‒ А не рановато ли ещё? ‒ удивлённо спросила Мария, пригнувшись, заглядывая вверх на вывеску через ветровое стекло.
‒ Специально для тебя, ‒ открыл ей дверь мужчина и проводил к входу.
Действительно, в салоне их уже ждали. Ухоженная девушка с ярким макияжем встретила дорогих клиентов в холле. Мужчине она предложила кофе и показала на удобное место на красном кожаном диване со столиком и кипой глянцевых журналов. Марию она увела за двери.
Время тянулось вечно. Анатолий даже несколько раз вставал с дивана, проходя по холлу из угла в угол, проверяя телефон. Пару раз выходил на улицу, чтобы вдохнуть свежего утреннего воздуха. Имитировал зарядку, разминая руки. Наконец, в проёме появилась она.
Мужчина немного оцепенел. Чёткие линии тёмно-бордовых губ изгибались в еле заметной смущённой улыбке. Затемнённые веки с чёрной подводкой придавали глазам ещё большую глубину. Брови, как тонкие крылья, взлетали к овалу лица, по контуру которого струились огненно-рыжие пряди, волнами спускаясь к плечам.
‒ Спасибо, ‒ не найдя больше никаких слов, быстро поблагодарил они вынул из кармана портмоне. Рассчитался с девушкой и направился на выход. В дверях салона Мария, озираясь на доктора, спросила, ставя его в совсем неловкое положение:
‒ Ну, как тебе, нравится мой новый образ?
‒ Очень, ‒ коротко рубанул он, но не смог остановить взгляд и сосредоточиться и добавил, ‒ я думал, будет что-то более строгое.
‒ Зачем? Я женщина-вамп, ‒ пояснила Маша, изображая оскал и когти хищницы.
‒ Да уж, ‒ усмехнулся он.
Они сели в машину. Мария положила руки на колени в слегка заношенных брюках. Доктор, заметив это, тихо произнёс:
‒ Да, ты права. Надо бы приодеться тебе во что-то, более соответствующее ситуации. Я знаю тут поблизости один магазинчик уютный. Моя бывшая там одевалась раньше.
Девушка в ответ молча кивнула согласием.
Проехав по проспекту пару кварталов, доктор остановил автомобиль у витрины небольшого бутика. Большие окна были строго оформлены, ничего лишнего, только замершие изгибающиеся манекены в позах по неведомым сюжетам. Над витриной висела яркая вывеска, недвусмысленно намекая на принадлежность к известным брендам. Мария успела заметить ценники на одежде манекенов, у неё округлились глаза.
‒ Сколько?! ‒ тихо спросила, гладя за большое стекло.
‒ Пошли, пошли, ‒ подогнал её Анатолий, придерживая входную дверь с колокольчиком.
В магазине пахло новизной и лёгким ароматом кофе. Доктор, легко подталкивая изумленную девушку, провел её в зал, подозвал к себе продавца.
‒ Будьте добры, оденьте её во что-нибудь солидное. У нас деловая встреча, ‒ пояснил он женщине в костюме с бейджиком на лацкане.
‒ Да, с удовольствием, ‒ откликнулась продавщица, ‒ пройдемте, ‒ указав ладонью на место у примерочной кабины. ‒ Кофе, чай желаете?
‒ Нет. Спасибо, ‒ отказался мужчина и бухнулся на диван, с намерением провести в нём не менее часа, взмахнул часами, засёк время. Откинув голову на спинку дивана, закрыл глаза, ‒ я лучше подремлю, буду храпеть ‒ толкните.

От выбора у Марии замерло дыхание. Женщина с бейджем приносила ей всё новые и новые платья и костюмы. Девушка растерянно смотрела на них, вглядываясь в ценники. У неё даже приоткрылся рот. Она молча примерила несколько нарядов, пожимала плечами. Окончив подбор, продавщица прикинула костюм на плечиках к силуэту рыжеволосой в зеркале, вручила ей.
‒ Примерьте вот этот костюм. Это последний привоз. Единственная вещь. Пока такого больше нет.
Маша приняла в руки плечики с одеждой, зашла в кабину за тяжёлой плотной шторой.
Тёмно-серый костюм ‒ приталенный жакет на одной пуговице и юбка чуть выше колен ‒ смотрелся на ней великолепно. Из глубокого декольте выглядывала белая блузка с расстёгнутым воротничком. Стройная фигура и слегла округлившийся животик девушки привели в восторг доктора. Он долго осматривал все детали. Опустив взгляд на ноги, заметил:
‒ Туфли ещё надо.
‒ К такому костюму лучше классические чёрные, ‒ посоветовала женщина.
‒ Хорошо, спасибо, ‒ поблагодарил доктор женщину и отдал ей банковскую карту. ‒ Не снимай, так и поедем, ‒ обратился он к Маше.
‒ Так, хоть это, ‒ девушка показала ценники и бирки на одежде.
Принеся кассовый аппарат, женщина приняла оплату и тут же отстегнула все бирки и ценники с обновок.
‒ Благодарю за покупки, удачного дня! ‒ пожелала она уходящим покупателям.

‒ Это стоит как полгода работы, ‒ прокомментировала рыжеволосая.
‒ Не парься! ‒ буркнул Анатолий, осматриваясь по сторонам.
‒ Ага, мне Олег также сказал.
‒ Потом отдашь, когда освоишься, ‒ бросил взгляд на неё доктор.
Он показал рукой на ряды магазинов:
‒ Пройдём пешком, тут пара шагов.
Покупка новой обуви не заняла много времени. Ножки Марии были небольшого размера и неширокие, поэтому первые понравившиеся туфли по размеру сели как влитые. Через несколько минут они уже ехали в офис. Доктор, показав глазами на небольшой животик девушки, смущенно спросил:
‒ Это Олега?
‒ Конечно, его ‒ я два месяца из дома не выходила, ‒ кивая, ответила она, ‒ под домашним арестом была.
‒ Тебя надо будет в мой центр свозить. Пусть посмотрят наши специалисты, ‒ заключил врач, ‒ да и на учёт поставят.
Когда Анатолий с Марией появились в офисе, все сотрудники мужского пола проявили интерес к рыжей особе. По открытым кабинетам пронеслось шушуканье. Кто-то из парней, не сдержав эмоций, выразил восторг в полголоса.
‒ Что «вау»? ‒ спросил доктор, обращаясь в сторону одного из кабинетов. ‒ Я вам обещал нового руководителя представить? Вот, прошу любить и жаловать.
Весь офис охнул разом. Сотрудники высыпались из кабинетов в помещение ресепшена. Скучковались в углу, шепча друг другу неразборчивые фразы. Все внимательно рассматривали рыжеволосую красавицу.
‒ Мария Алексеевна ‒ прошу запомнить, ‒ Анатолий указал на неё открытой ладонью. ‒ Пройдёмте в Ваш кабинет, Мария Алексеевна.
Девушка прошла за ним в кабинет с вопросом:
‒ А может, лучше просто Мария?
‒ Просто Мария была в бразильском сериале, а ты ‒ Мария Алексеевна.
‒ Мексиканском, ‒ поправила его девушка.
‒ Что? ‒ как будто не расслышав, переспросил он.
‒ Сериал, мексиканский, ‒ уточнила она.
‒ Знаешь, почему в армейской форме нельзя на воротничке крючок расстегивать?
‒ Почему? - заинтересовалась Маша.
‒ А чтобы всю гимнастерку не расстёгивали. Только дай слабину, и на тебя сядут, ‒ похлопав себе ладонью по шее сзади, объяснил бизнесмен.
Он усадил девушку в офисное кресло за столом. Повернул её к монитору выключенного компьютера.
‒ Включай.
Мария послушно нажала кнопку процессора. Через несколько секунд монитор засветился заставкой с пустым окном пароля.
‒ Мне кажется, что ты знаешь пароль, ‒ ухмыльнулся Анатолий.
Мария набрала единственный пароль, который знала: чётное и три нечётных по порядку. На рабочем столе появились ярлыки. Мария глубоко вздохнула.
‒ У меня лопнет голова от такого количества информации, полученной за эти два дня.
‒ Что так вдруг? ‒ спросил её врач, облокотившись рукам на стол. ‒ Вот, видишь стикеры ‒ я тебе наклеил. Там расписано, что и куда. Но тут в офисе все знают, что делать. Они даже больше работают, когда начальства нет. Тут у Олега все было поставлено чётко. Тебе так надо будет построить работу в клинике, ‒ наставлял опытный бизнесмен девушку.
‒ Расскажи мне про него. Я ношу его ребенка, а про самого ничего не знаю. Он не рассказывал, ‒ попросила девушка.
Анатолий на минуту замолчал, попросил секретаря принести кофе и булочки, собрался с мыслями:
‒ Мы с Олегом познакомились, когда нам было лет по двадцать пять. Я институт окончил, медицинский, а он военное училище, вроде как, ‒ доктор сел в кресло напротив рабочего стола, принял поднос с чашками от секретаря и продолжил. ‒ Мне кажется, он был офицером. Ну а в те времена в армии бардак был, уволился. Встретились и познакомились мы в отделении ГАИ, тачки на учет ставили. Разговорились, так и подружились. Ему знакомые по армии дельце одно предложили, он меня позвал. Так и понеслось. Было время, когда денег не было. Помню, даже на Новый год ёлку было не на что купить, мы «бомбили» по ночам.
‒ Что делали? ‒ испуганно переспросила девушка.
‒ Таксовали на своих машинах. Ой, как вспомнишь, так вздрогнешь, ‒ посмеялся Анатолий. Сделал небольшую паузу, отпил глоток горячего напитка и продолжил. ‒ Разборки даже были. Таких замесов, как в девяностые, не было, конечно, но тоже…Олег меня даже от шальной пули спас. Ногой в спину пнул. Дырка в плече. Если бы не он, была бы в голове.
Врач, держа чашку с кофе в руке, встал с кресла, подошёл к окну, некоторое время смотрел на машины, на перекрёсток.
‒ А потом начались крупные дела. Купили, продали, купили, продали. Связались с инвесторами. Основали свои компании, а потом решили идти вместе, но по тем направлениям, от которых хоть какое-то удовольствие получаешь. Я с детства мечтал врачом стать, вот я врач. У меня целый медицинский центр. А Олег мечтал на родину вернуться и обустроить там всё для людей. Но, видимо, он у людей не спросил, хотят ли они этого. Кстати, ‒ оборвал свою речь бизнесмен, ‒ тебе надо ещё телефон купить, как ты без связи-то? ‒ доктор вернулся в кресло, сел, наклонившись к столу.
Мария, потупив взгляд, молчала. Правой рукой придерживала чашку с кофе, левая рука лежала на столе, постукивая ногтем по поверхности. Перевела взгляд на Анатолия:
‒ Толь, можно я тебя попрошу? ‒ спросила его рыжеволосая, явно подбирая слова.
‒ Да, конечно, ‒ быстро отреагировал мужчина на вопрос.
‒ Можно я фамилию Олега возьму?
Кабинет наполнился тишиной. Оба молчали, смотрели друг другу в глаза. Анатолий положил свою ладонь поверх руки девушки, глотая комок в горле, практически шёпотом произнёс:
‒ Где мне найти такую, как ты?
Тишину нарушил стук в дверь. Секретарь Юлия сообщила о собравшихся учредителях. Мария вздрогнула, она набрала воздуха в грудь. Анатолий встал с кресла, оправил костюм, подал руку Марии. Она элегантно, насколько умела, приняла помощь. Они вместе вошли в зал.
‒ Добрый день, господа! ‒ приветствовал врач всех учредителей. Они тактично встали со стульев, увидев незнакомку.
‒ Ух! Вы представите нам гостью? ‒ спросил солидный мужчина в золотистых очках, одёргивая воротничок рубашки и застёгивая пиджак.
‒ Непременно! ‒ ответил Анатолий, провожая девушку к месту, на котором раньше сидел Олег. Рыжеволосая бизнес-леди чуть растерянным, но серьёзным взглядом окинула присутствующих.
‒ Здравствуйте! ‒ тихо произнесла она и, ожидая реакции доктора, встала у кресла.
‒ Знакомьтесь ‒ Романова Мария Алексеевна. Наш новый соучредитель. Акционер. Вся доля актива Широкова Олега нотариально передана ей. Прошу любить и жаловать, ‒ представил совету нового участника, врач. ‒ Давайте приступим. Они сели на свои места. Девушка села в кресло, поставила ноги прямо, выпрямила спину. Сложив руки на полированной столешнице, она закрыла пальцы в замок. Молча наблюдала за каждым.
Врач-бизнесмен начал речь:
‒ Все решения, принятые ранее, остаются в силе. Единственным вопросом остается ситуация на заводе. Мы сдерживали её как могли. После покушения, эти… ‒ Анатолий сделал паузу, проглатывая комок, подкатившийся к горлу, ‒ залегли. Сейчас там спокойно. Я связывался с полицией, сказали, что зацепка, кто заказчик, есть. Но это пока не проверенная информация, потому что действует он через подставных. Но мне кажется, что там руководство завода мутит воду. Я планирую с Марией Алексеевной посетить в ближайшее время завод и заодно навестим больного директора. Я хочу лично убедиться в правильности поставленного диагноза.
‒ Может, продадим этот завод, к едрени фени! ‒ предложил лысоватый мужчина, раскрыв ладони.
‒ Может, и продадим. Дело сложное, ‒ продолжил обсуждение бизнесмен в очках, ‒ но там был хоть и не самый большой, но достаточно стабильный доход. Все вложенные средства стали окупаться. А теперь высвобожденный капитал надо опять устраивать куда-то.
Разговор мужчин продолжался некоторое время. Иногда они, по очереди держа свою речь, внимательно изучали девушку. Наконец, лысоватый спросил её:
‒ Как Вы считаете, Мария Алексеевна?
Маша, слушая беседы, сначала смотрела на акционеров, затем задумавшись, остановила свой взгляд на своём ногте, поглаживая его другим пальцем. После адресованного ей вопроса резко подняла глаза на собеседника.
‒ Анатолий Сергеевич прав. Мне необходимо выехать на место. Изучить ситуацию изнутри. Возможно, даже провести аудиторскую проверку, ‒ ответила она, держа осанку и не выдавая эмоций.
Коллеги по бизнесу одобрительно кивнули, смотря друг на друга.

После заседания пара бизнесменов направилась в клинику. Войдя в новый светлый холл в сопровождении Анатолия, Мария поздоровалась с присутствующими и сразу направилась в кабинет начальника. Девушка за стойкой регистратуры стала спешно набирать номера телефонов всех врачей и сообщать о приезде руководства. Где-то в кабинете за неплотно прикрытой дверью слышалось негромко: "Золушка приехала".
Доктор, зайдя вслед за рыжей начальницей в кабинет, прихлопнул дверь и взорвался хохотом:
‒ Вот тебе и прозвище дали.
Мария покраснела и, широко улыбаясь, прокомментировала:
‒ Да это я сама себе прозвище дала. Я же им на открытии клиники сказала, что чувствую себя Золушкой из сказки.
‒ Прозвище не обидное, значит, понравилась, ‒ сделал вывод врач.
‒ Ну что, будем выбирать кандидатуру? ‒ предложила девушка.
‒ Да, давай дела, анкеты посмотрим, ‒ согласился опытный доктор, ‒ надо бы ещё твоего Виктора позвать. Какой у него диплом, спросить.
‒ Он мне говорил, что у него что-то по энергетике, не профильный, ‒ вспомнила Маша, ‒ но его все равно надо вызвать.
‒ А лучше всех собрать и всем кандидатам на должность главного врача дать шанс проявить себя за период.
Послушав совет опытного руководителя, Мария попросила секретаря собрать врачей у неё в кабинете. Буквально через несколько минут перед ней собрались ветеринары. Рыжеволосая бизнес-леди встала у стола и обратилась к персоналу:
‒ Добрый день, коллеги. Я собрала вас для того, чтобы разъяснить свои дальнейшие планы, ‒ посматривая на реакцию наставника, говорила она. ‒ Дело в том, что мне одной будет трудно управлять клиникой. Мне нужен помощник, главный врач, который непосредственно на месте, занимаясь практикой, будет организовывать весь рабочий процесс. Ответственность большая. Я изучила ваши анкеты, каждый из вас имеет шанс возглавить коллектив. Я, конечно, тоже буду принимать решения и нести ответственность за них. Наша клиника новая, но сюда уже идут клиенты, которые, возможно, недополучили должного обслуживания в других клиниках. Поэтому нам надо упрочить это доверие. И у нас есть такой шанс. Есть ко мне вопросы?
‒ Да, сколько продлится этот, вроде как, испытательный срок? ‒ поинтересовалась женщина, одна из врачей.
‒ Месяц, ‒ коротко ответила девушка. ‒ Есть ещё вопросы? Если нет, тогда всем спасибо за внимание.
Врачи молча покинули кабинет. Остался только Виктор. Он поднял руку как школьник.
‒ Маш, ой, Мария Алексеевна, можно я самоотвод возьму? ‒ улыбаясь, спросил он.
‒ Да, Виктор, ‒ опустив взгляд сказала она. ‒ Мне нужен по профилю человек. Ты же не будешь за качество лечения и операций отвечать? Ты главный инженер, тебе своих хлопот хватит, а ещё техника безопасности.
‒ Да, я про это и говорю. Меня устраивает. Всё, спасибо! ‒ радостно сжимая кулаки, выпалил парень и удалился из кабинета.
Мария с Анатолием остались наедине. Мужчина засунул руки в карманы, вышел на середину кабинета.
‒ В тебе просыпается дух руководителя. Нехилую мотивацию ты им дала. Как бы они не стали пожирать друг друга после этого, ‒ ехидно ухмыляясь, пояснил доктор. ‒ Так что, ты сейчас внимательно смотри. Не руби сгоряча.
На короткое время в кабинете повисла тишина, которая была нарушена стуком в дверь. В проёме показалась девушка-специалист с кипой документов подмышкой. Она попросила руководителя ознакомиться и подписать кое-какие финансовые документы. Мария приняла документы, попыталась вникнуть в их суть, перевела взгляд на Анатолия. Он чуть заметно улыбнулся и протянутой рукой попросил документы себе. Пробежав беглым взглядом по строчкам, он вернул их Маше.
‒ Подписывай, не бойся.
Врач смотрел на то, как рыжеволосая старательно выводит фигурный автограф на бумагах, цокнул языком. Она сделала вид, что не придала этому значения. Но когда девушка-специалист вышла из кабинета, округлив глаза на мужчину, коротко спросила:
‒ Что это было?
Анатолий, хмыкнув с закрытым ртом, чуть заметно махнул рукой.
‒ Когда будешь тома документов подписывать, подпись сама изменится. Поехали, пообедаем в ресторане, ‒ предложил он.
‒ У нас тут кухня есть, ‒ проговорила девушка.
‒ Знаете что, госпожа Романова, у нас сегодня знаменательный день, и я приглашаю Вас в ресторан.
‒ Хорошо. Но у меня просьба к тебе ещё одна.
‒ Какая? ‒ немного удивлённо спросил доктор.
‒ Отвези меня к Олегу, ‒ печальным голосом попросила она.
‒ Да, конечно.

При входе на кладбище Мария купила цветы у старушки. Они вдвоем с Анатолием прошли к свежей могиле. Её боковины ещё были накрыты пирамидой из цветов и венков, над которой возвышался простой металлический крест с табличкой. Имя было написано от руки серебрянкой.
Девушка поправила покосившийся букет, поставила свои цветы. Её губы сжались, на глазах проявилась влага. Она склонилась над крестом, протёрла рукой табличку с именем от пыли.
‒ Спасибо, любимый, ‒ еле слышно прошептала она. Вытерла покатившиеся слёзы со щеки.
‒ Памятник заказали уже, ‒ тихо произнёс Анатолий, стоя за спиной у девушки, ‒ только надо фотографию подобрать. Поможешь? На твоё усмотрение.
‒ У меня есть, я с телефона скопировала. Последняя его фотография.

Молчаливый путь занял немного времени. Припарковав автомобиль недалеко от входа, они вошли в шикарный зал. Интерьер ресторана напоминал морскую бездну. Большие, диковинных форм, раковины в рамах висели на стенах. Полукруглые окна едва не касались деревянного потолка, с которого неослепляющим точечным светом падали лучи от спотов. Между окнами стояли вазоны с растениями, по форме напоминающими водоросли. Круглые столы из светлого дерева были сервированы хлопчатобумажными салфетками и посудой акварельных оттенков. Вокруг стояли стулья-кресла с округлыми подлокотниками, обшитые нежным бежевым велюром.
Их встретил услужливый метрдотель. Сопроводив до выбранного у окна столика, он легким движением подозвал официанта. Изучив меню, парочка сделала заказ. Анатолий вежливо уступил девушке заказать первой.
‒ Будьте любезны, салат «греческий», лосось с пармезаном и горячий шоколад с миндалём, ‒ перечислила Мария более-менее знакомые названия блюд, поглядывая на реакцию партнёра.
Анатолий делал заказ так, как будто он каждый день здесь обедает и ужинает:
‒ Так, мне сегодня: салат «Капрезе», утиную грудку «от шефа» и вино, белое, сухое.
‒ Вино? – смутилась девушка.
‒ Да, ‒ легко улыбнулся мужчина, ‒ найму водителя, трезвого.
‒ А, так вот, я поняла, с кем тогда Олег домой приехал. Вот я село, ‒ призналась Мария в своем неведении.
В зале ресторана было мало людей. Были слышны лишь тихие голоса пары в дальнем углу и звук посуды, доносившийся из глубины других помещений. Наслаждаясь высокой кухней, рыжеволосая девушка рассматривала интерьер.
‒ Всего пару месяцев назад я даже не мечтала об этом. Я до сих пор не могу поверить в то, что это всё происходит со мной.
‒ Могу ущипнуть, ‒ пошутил доктор.
В ответ на шутку Мария посмотрела на него и, приподняв одну бровь, чуть заметно улыбнулась.
Закончив трапезу, Анатолий рассчитался и заказал услугу "трезвый водитель". Спустя десять минут они ехали на заднем диване чёрного джипа в медицинский центр.
Перед ними предстали корпуса учреждения. Отделанные современными панелями, в серо-голубой гамме, двухэтажные здания с большими окнами казались совершенно новыми. Зеленеющие газоны с прорастающей травой и чёткими границами из бордюров обозначали направление к главному входу. С тыльной стороны к действующему корпусу прирастала новостройка. Голая стена кирпичной кладки возвышалась над строительной площадкой, вокруг которой неровной линией, местами мятый, стоял металлический забор.
Руководитель центра, по-джентельменски, раскрыл двери перед девушкой. Маша вошла в просторный вестибюль с прямоугольными колоннами, на которых висели цветные стенды с планом расположения кабинетов и расписанием приёма врачей. Анатолий провёл Марию длинными коридорами, вдоль которых сидели запоздалые посетили. Открыв дверь одного из кабинетов, он обратился к женщине в халате, которая увлеченно что-то писала:
‒ Татьяна Ивановна, примите, пожалуйста, девушку. Посмотрите, а я пока её оформлю в регистратуре.
Анатолий вышел. Некоторое время его не было. Женщина-врач внимательно осмотрела пациентку, выписала рецепт на листе с логотипом. Спустя пару минут в кабинете опять появился Анатолий:
‒ Ну, как у нас дела? – посмотрел он сначала на Марию, затем перевёл взгляд на коллегу.
‒ Всё в норме. Всё идет по плану, ‒ чуть заметно улыбнулась доктор, ‒ витамины я выписала. Пропьёте курс ‒ будет ещё лучше.
Поблагодарив за приём, мужчина подал руку девушке, и они прошли в его кабинет.
‒ Я сейчас кое-какие дела сделаю и отвезу тебя домой. Устала, наверное, уже? – поинтересовался врач.
‒ Немного, ‒ тихо ответила Мария.
Кабинет учредителя медицинского центра не отличался особым шиком. Простая, но новая и современная мебель с контрастной отделкой, два кожаных глубоких кресла для отдыха и небольшой круглый журнальный столик между ними. Три небольших шкафа с книгами и комнатными растениями. На стенах отблескивали солнечным светом рамки с сертификатами, благодарностями и грамотами.
Маша погрузилась в прохладное кресло, откинула голову на спинку и расслабленно выдохнула. Разглядывая плитку на потолке, она, не глядя на мужчину, спросила:
‒ Извини, я немного помешаю тебе. У Олега была женщина?
Анатолий, оперевшись локтём на стол, погладил переносицу.
‒ Да. Он был нормальным мужиком. С последней они жили даже вместе. Он её выгнал. Как мне он однажды сказал: «меня достала эта меркантильная сука». Олег был жёстким всегда. Я не знаю, что ты с ним сделала. Почему он такой пушистый стал. Но когда он о тебе при мне вспоминал, он улыбался. И я это понял, почему, когда тебя рассмотрел, утром, ‒ врач расплылся в улыбке, на его щеках проявились розовые пятна.
‒ А у тебя есть? ‒ не унималась рыжеволосая, переведя взгляд на доктора.
‒ Есть, верней, была. Мы недавно развелись, ‒ признался он, сложил руки в замок и, оперев на него подбородок, глядя на неё, продолжил. ‒ Я уж не знаю, что ей надо было. Домой ходить не хотелось. Хотя, я виноват перед ней. Срывался иногда, ‒ вспоминал обрывками свою семейную жизнь Анатолий.
‒ Ты её бил?
‒ Нет, что ты. Я боялся, ‒ он глядел прямо Марии в глаза. ‒ Однажды, в «разборках» я сильно ударил одного, он упал навзничь. У меня сердце заколотилось, я испугался. Я думал, что убил его. С тех пор, когда я злился… когда меня бывшая доводила до белого каления, у меня перед глазами стоял тот мужик. Если уж его я вырубил, что с ней будет. Я просто уходил, ‒ доктор на минуту замолчал, выдохнул. ‒ Ладно, не мешай мне.
‒ А дети у вас есть? ‒ продолжала девушка.
‒ Да, есть сын. Я ему квартиру купил, сейчас он с ней живёт, тоже в большой квартире. А с его квартиры деньги за аренду на его счёт идут, ну и я ещё перечисляю ему, ‒ рассказал доктор о семье и стал что-то читать и клацать клавиатурой, иногда конспектируя в блокнот. Маша сидела в кресле, от монотонного щёлканья и расслабления у неё закрывались глаза. Сквозь сонна её лице появилась улыбка.
Когда доктор закончил свои дела, он подошёл к креслу, где мирно лежало рыжее чудо. Голова рыжеволосой сползла со спинки, пряди волос накрыли часть лица. Свои ладони она засунула под бёдра, будто согревая. Из приоткрытых губ было чуть слышно тихое дыхание. Он не хотел её будить, но знал, к чему может привести неудобная поза. Анатолий лёгким движением поправил ей волосы, погладил по щеке. Её веки дрогнули. Покрытые чёрной тушью ресницы взмахнули, открылись два круглых портала в космос. Чёрные жемчужины глаз взглянули на мужчину, перевели взгляд на окно за ним.
‒ Уже утро? ‒ прошептали губы.
Врач усмехнулся, заглядываясь на неё:
‒ Нет, прошло всего пятнадцать минут.
‒ Ого. Я спала вечность.
‒ Так ты не только Золушка, но ещё и спящая красавица, значит? ‒ рассмеялся он.
Основательно разбудив девушку, доктор отвез её домой. Выходя из машины, она поблагодарила его:
‒ Спасибо тебе. У меня никогда не было настолько близких людей.
‒ До завтра, ‒ попрощался с ней врач. ‒ Завтра с утра приеду, надо будет купить тебе телефон и посетить банк.
‒ До завтра!

Следующий день выдался насыщенным. Утром за Машей заехал Анатолий. Не так рано, как в прошлый раз, поэтому она встретила его уже бодрой. Вместе выпив кофе, они направились в банк - переоформлять на неё счета. Маша заказала банковскую карту. Взяла небольшое количество наличных денег, чтобы не быть зависимой от друга. После посетили также налоговую инспекцию, паспортно-визовую службу, везде нужно было что-то оформлять и заполнять кипы бланков. Затем заехали в салон сотовой связи, купили смартфон. Потратив добрую часть дня, она вернулась в свой кабинет в клинике. У Анатолия были свои дела, поэтому он уехал.
Упав в кресло, Маша раскинула руки на подлокотниках и сняла туфли. В её положении на ногах столько находиться уже было сложно. Закинула ноги на столик. Не успела расслабиться, как в дверь неуверенно постучали, в узко распахнувшемся проёме появилась голова Виктора. Он робко заглянул, увидел рыжеволосую начальницу в кресле, извинился:
‒ Ой, прости, Маш. Ой! Мария Алексеевна.
‒ Вить, ты чего хотел? ‒ спуская ноги на пол, остановила парня девушка.
‒ Я тут по хозяйству, но ты, Вы, устали, ‒ сбивался главный инженер.
‒ У нас есть чай на кухне или кофе? ‒ спросила его Мария, пытаясь разрядить обстановку.
‒ Да, есть чай, и зелёный, и чёрный, и кофе, ‒ уже бодрей ответил Виктор. ‒ Я могу принести.
‒ Принеси, пожалуйста, и себе принеси. Поболтаем, ‒ предложила девушка и откинулась на спинку. Через десяток минут в кабинете появился молодой человек с подносом, на котором стояли чашки с ароматным свежим чаем и блюдца с сахаром и круассанами. Он аккуратно поставил всё на столик.
‒ Ноги устали? Хочешь, я массаж сделаю? ‒ немного стесняясь, предложил он. ‒ Я точки знаю. Было дело, немного акупунктурой увлекался.
Мария удивленно посмотрела на него.
‒ Мне неловко как-то тебя просить о таком.
‒ Не переживай, сюда никто не придёт сейчас ‒ приём идёт. А по времени это недолго, ‒ он передвинул кресло, поставив его напротив, сел, подставив свои колени. ‒ Клади ноги сюда, ‒ похлопал ладонями, обозначая место.
Мария послушно, но смущаясь, положила стопы ему на ноги. Виктор начал массажировать. Её ступни по размеру были едва больше его ладоней. Он тёплыми руками разминал её прохладные пальчики. Проводил фалангами по стопам, проминая уставшие мышцы. Мария впала в блаженство, на время даже забыла про чай. Когда парень закончил приятную процедуру, очнулась. Открыла глаза и уловила его взгляд на себе. Села в кресле ровно, взяла чашку с чаем.
‒ Ты разбираешься в телефонах? ‒ спросила она Виктора.
‒ А чего в них разбираться-то? ‒ ответил он вопросом.
‒ Настрой мне телефон, я его только купила, ещё не знаю, как им пользоваться, ‒ объяснила Маша.
Виктор взял коробку с новинкой, раскрыл.
‒ Да у тебя тут уже настроено. Даже номера есть.
‒ Да, это Толя добавил. Свой номер впиши туда тоже, ‒ попросила девушка парня, чтобы сохранить те добрые отношения, которые были до того, как она стала ему начальником. Между ними уже чувствовалось какое-то невидимое препятствие. У Виктора было напряжение, которое она видела по его поведению.
Проведя остаток рабочего дня в клинике, она созвонилась с Анатолием. Он подвёз её к дому, они договорились о встрече утром ‒ собирались ехать вместе на завод.

Глава 14   Сложилось

Не ранним утром бизнесмен заехал за рыжеволосой. Она вышла, захлопнув за собой тяжёлую калитку. Мужчина, в синем клетчатом пиджаке, надетом на чёрную рубашку, в джинсах цвета индиго с сизыми потертостями, стоял, держа руки в карманах брюк, глубоко вдыхая загородный утренний воздух.
‒ У тебя там уже церберы бегают, я не решился входить. Доброе утро!
‒ Доброе утро! Да, они уже у ворот стоят, ждут, кого бы покусать, ‒ пошутила Маша, улыбаясь. ‒ Я думала, ты раньше приедешь.
Она подошла к Анатолию, легонько поцеловала его в щетинистую щёку. Мужчина на секунду опешил, но чуть склонился к ней, когда она потянулась к его лицу. Почувствовал её свежий аромат, нежность губ. На щеке осталась чуть заметная влага от помады. Невольно вытер её ладонью.

По многорядной трассе бизнесмен вёл свой большой джип быстро. Яркие прожекторы даже в светлое время было хорошо видно издалека. Все легковушки ему уступали дорогу, уходили в правую полосу. Он снизил скорость лишь тогда, когда большие колёса застучали по неровностям асфальта, ведущего в районный центр, где находился завод.
Рабочий посёлок, численностью не больше нескольких тысяч человек, их не ждал. Немногочисленные прохожие, увидев дорогую иномарку, не выражали радостных взглядов. Люди не спеша передвигались по тротуарам, заросшими травой. Переполненные мусорные контейнеры источали зловония. Улицы составляли деревянные деревенские дома, покрытые почерневшим шифером. Кое-где торчали журавли колодцев. Лишь местами встречались ровные ряды металлических цветных заборов и обшитые недорогим сайдингом или доской дома. В административном центре возвышалось несколько пятиэтажек, построенных в лучшие времена руководством завода, но с тех пор не видавшие косметического ремонта.
Чёрная машина, не торопясь, бухтя табуном лошадиных сил, подкатила на площадку у конторы завода. Перед ними стояло двухэтажное каменное здание со сносным ремонтом, стеклопакетами дверей и окон, из которых выглядывали любознательные лица.
Бизнесмен вышел из автомобиля, открыл дверь девушке.
‒ Прибыли. Пойдём, познакомлю тебя с коллективом и процессом.
Мария с Анатолием направились внутрь. По пути мужчина обратил внимание на припаркованный под окнами хетчбек серебристого цвета, с чёрной тонировкой на всех боковых окнах. Оглядел его по пути.
‒ Машин мало у конторы, ‒ обратила внимание девушка.
‒ Их автобус служебный возит, ‒ пояснил доктор, пропуская её вперед.
На проходной их встретила охрана. Люди в чёрной форме и лёгких бронежилетах узнали в Анатолии заказчика, пропустили без проволочек.
‒ Директор у себя? ‒ поинтересовался у них бизнесмен.
‒ Сегодня не было, ‒ по-военному кратко ответил один из них.
‒ Ну, тогда мы сразу в цех, потом тебя в бухгалтерию отведу, ‒ разъяснил Анатолий свой план Маше. ‒ А я в больницу заеду, да больного дома навещу, ‒ подмигнул он ей.
В больших цехах, обшитых синими металлическими панелями, с окнами по всей длине было очень шумно и жарко. Из открытых ворот сквозило. Конвейерные линии пускали клубы пара и дыма. Машины, как огромные пауки, махали корявыми лапами в такт, вокруг них суетились чумазые рабочие. Их промасленные спецовки были похожи на кожаные доспехи. Один из них, заметив вошедших, толкнул другого в плечо. Тот спешно удалился в проём с металлической лестницей. Через пару минут в цехе появился мастер. Мужчина лет тридцати был одет в более чистую спецодежду и кепку-бейсболку, сдвинутую козырьком на глаза. Жестами он позвал гостей к себе в кабинет. Рыжеволосая и учредитель прошли за мастером. Он плотно закрыл дверь.
Кабинет скорее напоминал коморку ‒ тонкие стены, окно, в которое было видно всю технологическую линию. На стенах висели чертежи и графики со скрученными краями, на которых осела тёмно-серая пыль. В центре стояли старые, видавшие виды стулья и стол со стеклом на столешнице, под которым лежали бумаги.
Мастер нашёл кусок ветоши, протёр сиденья стульев. Чище от этого они не стали, но он из вежливости, пожав плечами, предложил присесть.
‒ Мы ненадолго, Вадим, ‒ поприветствовал Анатолий и, отказавшись от предложения, представил их друг другу, ‒ вот, знакомься, это ваш новый руководитель ‒ Мария Алексеевна, а это ‒ Вадим, мастер цеха.
Мария протянула молодому мужчине в спецовке руку, ‒ очень приятно, Вадим.
Он легко пожал руку девушке и, переведя взгляд на Анатолия, печальным голосом сказал:
‒ Я сожалею об утрате. Олег Дмитриевич был честным и принципиальным.
Доктор повернулся к окну в цех. Сложив руки за спиной, он широко расставил ноги и, не поворачиваясь к собеседнику, спровоцировал его на откровения:
‒ Ну, как тут дела, в общем? Не появлялись больше захватчики, упыри эти?
‒ Анатолий Сергеевич, я Вам сейчас расскажу одну вещь, а меня за это грохнут. Они под наркотой и мать с отцом завалят, ‒ чуть-ли не шёпотом начал мастер, ‒ на заводе все боятся.
‒ Так, ‒ обернулся бизнесмен, ‒ вот это уже интересно, ‒ он смотрел ему в глаза.
‒ Всё это представление с захватом ‒ дело рук сына директора. Павел Петрович давно лапу на завод хочет наложить. А сын у него ‒ отморозок ещё тот. Его друзья-бандиты всех застращали. Даже с ночной смены людей встречали, зарплату отбирали. И захват инсценировали, правда, у них всё очень правдоподобно получается. Я тоже испугался, не смог Олегу Дмитриевичу признаться. Если уж они его убили…
‒ Я понял, ‒ прервал его Анатолий, ‒ можешь не продолжать. Мужчина положил руку на плечо мастеру. ‒ Где их найти?
‒ Они часто в конторе бывают, слоняются там, от безделья. А вечером в кафе тусуются. Они на серебристой машине ездят.
‒ А это не та, что у конторы сейчас стоит? ‒ уточнил доктор.
‒ Наверняка, их, ‒ ответил мастер.
Все это время Мария молчала, слушала диалог, широко открыв намокшие глаза и сжав губы.
Анатолий, немного поразмыслив, протянул руку девушке, предлагая ей выйти из кабинета, затем повернулся к мастеру:
‒ Как работали, так и работайте. Виду не подавай, что нам рассказал. Будут спрашивать ‒ скажи, что изучали продукцию и процесс, ‒ затем обратился к Марии, предложив пройти в контору. ‒ Ты хотела там ревизию провести? Пошли.
Они прошли по длинному коридору с недорогой декоративной штукатуркой на стенах и линолеумом на полу, который имел уже следы потертости посередине. Зайдя в приёмную, от секретаря узнали, что директор в данный момент отсутствует. Но увидели, как из бухгалтерии вышли два молодых наголо стриженных парня. Один был одет в спортивный костюм в стиле «гопник», а другой ‒ в серых джинсовых брюках и светлой летней куртке с надписями на спине и рукавах. Тот, что в спортивном костюме, на минуту остановился, внимательно осмотрел Марию, перевёл взгляд на Анатолия. Оценив их внешний вид, он вслух хмыкнул, и двое вышли из конторы.
‒ Эти, значит, упыри, ‒ шепнул Анатолий рыжеволосой девушке и открыл дверь бухгалтерии. В кабинете сидели три женщины, на вид в сильном напряжении.
‒ Здравствуйте, барышни! ‒ поприветствовал их Анатолий и завёл за руку в кабинет Марию. ‒ Вот, знакомьтесь, это ваш новый самый главный начальник.
‒ Здравствуйте, ‒ поздоровались бухгалтеры наперебой, переглядываясь и осматривая девушку, ‒ к нам то зачем пожаловали?
‒ А мы хотели поинтересоваться, ‒ пояснил свой визит бизнесмен, выглядывая в окно на серебристую машину, которая ещё стояла перед конторой, а из её опущенного окна был виден дым от сигареты, ‒ что за хлопцы вас посещали?
‒ Так это же сын Павла Петровича, приходил от него, узнать, как дела, ‒ пыталась оправдаться главный бухгалтер.
‒ Какой заботливый Павел Петрович, ‒ саркастически поддержал её ложь Анатолий. – Вот, собственно, ещё момент, ‒ он перевёл пристальный взгляд в глаза бухгалтера, ‒ Мария Алексеевна желает провести аудиторскую проверку, поэтому она хотела Вас попросить, приготовить отчёты и выписки из операций за последние полгода. Хорошо?
‒ Так это же надо время… ‒ попыталась возразить бухгалтер.
‒ А мы и не торопим, на следующей неделе аудитор приедет, всё спокойно и посмотрит, ‒ убедительно произнес мужчина, ‒ а пока, пока! Поехали, ‒ он позвал девушку за собой на выход. На выходе из конторы они вновь увидели серебристую машину, которая, пустив пыль из-под колёс, резко тронулась с места и уехала в направлении частных домов, среди которых издалека виднелись крыши двухэтажных коттеджей.
‒ Что-то мне кажется, что их добродетель там живёт, ‒ глядя вслед автомобилю, произнёс Анатолий и открыл дверь своего Тахо для девушки. ‒ Передумал я тебя одну здесь оставлять. Заедем в больницу вместе.
Проехав по петляющей улице с разбитым асфальтом, они нашли длинное кирпичное здание с пандусом у крыльца.
‒ Вот, вроде как, больница, ‒ вглядываясь в бордовую вывеску у входа, произнёс бизнесмен. – Пойдём, к главному сходим.
‒ Да, пойдём, ‒ согласилась девушка.
Шагая по коридорам районного медицинского учреждения, они искали нужную табличку на двери. Кабинет главного врача располагался в самой глубине здания. Анатолий постучал в дверь и сразу вошёл, Мария проследовала за ним.
‒ Добрый день, коллега, я Анатолий Сергеевич, ‒ поприветствовал он сидящего за столом пожилого мужчину в белом халате.
‒ Добрый, ‒ поправляя на носу очки, щурясь, удивлённо произнёс он. ‒ Владимир Иванович. А вы, собственно, кто и по какому вопросу?
‒ Мне нужна выписка из диагноза, поставленного Павлу Петровичу. Когда у него был приступ инфаркта. Дело серьёзное, переживаем за него, ‒ сказал бизнесмен, изобразив печаль на лице.
‒ Извините, мы карточек больных посторонним людям не выдаём, ‒ развёл ладони врач, не отрывая рук от стола, ‒ персональные данные, понимаете ли.
‒ А мы ведь хотели его в лучшую клинику Москвы определить, ‒ попытался обманом убедить Анатолий.
‒ Ну, Вы это с ним решайте, ‒ врач поднял руки, словно отталкивая от себя собеседника.
‒ Понятно! До свидания, доктор, ‒ попрощался мужчина, развернулся на выход и кивком головы позвал за собой рыжеволосую.
Они вышли в длинный коридор, по пути он взял её за руку:
‒ Устала, наверное? Сейчас в службу скорой помощи зайдём и уедем отсюда.
‒ Я потерплю, ‒ ответила ему Мария, поспевая за напарником.
В отделении скорой помощи им тоже отказали, журнал регистрации вызовов был спрятан. Но на выходе из больницы врач увидел санитарку, пожилую полную женщину, которая возилась с медицинскими принадлежностями в процедурном кабинете. Анатолий обратился к ней:
‒ Извините. А не подскажете, в какой палате Павел Петрович лежит, директор завода?
Женщина хмуро, стирая влагу со лба, сквозь зубы пробормотала:
‒ А он и не лежит.
‒ Вот как? А нам сказали, что он в больнице, ‒ прикинулся мужчина.
‒ Ну да, часто приезжает к главному нашему, ‒ согласилась женщина.
‒ Сам? На скорой его давно привозили? ‒ продолжил доктор.
‒ Я не видела. Он сам, на своей приезжает часто, сидят в кабинете, ‒ ответила на вопросы санитарка.
‒ Спасибо. Извините. До свидания!
Заняв своё место в джипе, Анатолий начал размышлять вслух:
‒ Удачно мы с тобой вылазку сделали. Всё встало на свои места. У меня картинка сложилась. Этот, чёртов, Петрович со своим сынком-упырём решили к рукам и завод и, думаю, часть нашей доли прибрать.
‒ А как же они Олега так обманывали?
‒ А что Олега? Олег этому Петровичу доверял. Пыль в глаза ему они пустили. Линии новые, вроде как, по документам. В конторе ремонт сделали дорогой, по документам. А вот что нам ревизия покажет, ‒ сделал паузу бизнесмен, глядя на девушку. ‒ Хорошо ты с ревизией придумала, ‒ поощрил он её, завёл мотор, и они поехали в столицу.
На тёмно-серую ленту трассы из-за горизонта наваливалась свинцовая масса туч. Она огромными клубами, переворачиваясь, стелилась по небу как тяжёлое ватное одеяло, закрывая собой солнечный свет. Где-то вдалеке слышались раскаты грома. Надвигался весенний ливень. Первые большие капли разбивались о стекло с грохотом. Чёрный джип вкатился в темноту. С неба рухнули тонны воды. Анатолий сбавил скорость, и они влились в дорожный поток, шумным течением продвигающийся по городу. За окном всё окончательно промокло, заблестело. Небо, выдавив из тяжёлых, набухших туч всю влагу, разорвало их на клочья, в дыры между которыми воткнулись в землю яркие солнечные лучи.
Мария молча смотрела в окно на искаженный от стекающей воды пейзаж. Среди снующих людей она увидела одиноко стоящий силуэт. Промокшая до нитки девушка, обхватив плечи руками, чуть покачивалась. На её белой летней ветровке были хорошо заметны грязные пятна. Из-под куртки висело пропитанное проливным дождём шерстяное платье. Она склонила голову, и от этого её мокрые волосы практически полностью закрыли лицо.
‒ Вдруг ей нужна помощь, ‒ Мария попросила Анатолия остановиться. Рыжеволосая вышла из машины, подошла к промокшей девушке, дотронулась до её руки.
‒ Вам помочь?
‒ Отвали от меня, чего тебе надо?! ‒ почти нечленораздельно пробормотала ей незнакомка, не поднимая головы, что-то стала нелепо показывать руками.
‒ Извините! ‒ вскрикнула Мария, отпрянув от неожиданного хамства, вернулась в машину. Лицо рыжеволосой накрывала обида, она нахмурила брови, сжала губы и скрестила руки на груди.
Анатолий, наблюдая эту картину, не выходя из машины, хмыкнул:
‒ Помогла? Она же "в дрова", видно издалека, даже шатается.
‒ Да. Когда я так стояла, наверное, многие так и думали, - с грустью в голосе заметила девушка, вглядываясь за стекло.
‒ Прости меня. Я не хотел тебя обидеть.
‒ Не ты меня обидел. Вот из-за таких как она, других людей, попавших в беду, считают "дном", ‒ продолжила Маша.
‒ Ох, Машенька, ты ещё много непонятного и обидного встретишь в своей жизни. Но ты научишься игнорировать зло и хамство. Я очень рад тому, что мы встретились. Даже пройдя такие испытания ‒ от нищеты, и горя до достатка ‒ ты не изменилась, ты осталась такой же милой девчонкой, как и в тот день, когда я пришёл к вам по просьбе Олега, ‒ разоткровенничался мужчина, изредка поглядывая на неё.
У Марии приподнялись брови, она смотрела на профиль Анатолия, чуть заметно улыбнулась и спросила:
‒ Я тебе понравилась?
‒ Конечно. Если бы не понравилась, ты бы сейчас тут не сидела. Олег тебя отогрел бы, обязательно. Мы подлечили бы твою ногу, но максимум, чего бы ты была удостоена, это работать где-нибудь уборщицей. Если бы не была Машей, ‒ признался доктор и тихо рассмеялся. У девушки на лице тоже появилась улыбка.
Остаток пути они ехали молча. Анатолий, чтобы разбавить тишину, включил радио. Из динамиков доносилась музыка.
‒ Хорошая песня, мне очень нравится, ‒ Мария стала в такт покачивать головой. ‒ Не знаешь, как её в плейер в телефоне добавить, где найти?
‒ А ты в поисковике найди по плей-листу радиостанции. Услышала песню, посмотрела время, зашла на их сайт и там нашла и название, и исполнителя. И послушать можно, ‒ объяснил Анатолий.
‒ Круто, ‒ сказала девушка и стала тыкать по экрану телефона большим пальцем.

Вдогонку тёплым дням пробегали и дни недели. Люди, окончательно поверив весне, сняли тёплые одежды, стали менее агрессивными, и городская суета стала не такой тесной. Улицы раскрасились яркими красками, стало гораздо светлее. Женщины открывали свою естественную красоту. Расцветала и Мария. Девушка уже заметно округлилась, она стала носить свободную одежду. Её движения стали более аккуратными и плавными. На лице появились веснушки. Она их стеснялась, но всех окружающих эти маленькие рыжие пятнышки на щеках и под глазами приводили в восторг.
Дома рыжеволосая наслаждалась свежим загородным воздухом. Весь двор покрылся густой травой и цветами, кроме тропинки вдоль забора, которую старательно каждый день протаптывали чёрные породистые охранники. Они полюбили хозяйку, встречали её громким писклявым лаем, хотя для порядка, на чужих, они басовито сотрясали воздух глубоким лаем. Маша познакомила своих питомцев с Анатолием, теперь он мог входить в дом в любое время, даже когда они гуляли по двору. Покорный друг по окончании рабочего дня привозил её на своём огромном джипе. Мария, было, задумала нанять водителя, но эта мысль была отвергнута. Анатолий стал частым и желанным гостем в доме, хотя лишних вольностей он себе не позволял. Каждый вечер при расставании рыжеволосая красавица целовала его в щёку, обнимая её, он хотел продлить этот момент, но, волновался, боялся, как школьник у доски. Не хотел напугать, оттолкнуть её от себя. Заботился о ней, как о самом дорогом человеке. Он даже сам лично возил её на тест в перинатальный центр к своему товарищу по академии. Со здоровьем у будущей мамы и малыша было всё хорошо. Мария даже иногда задумывалась об имени ребёнка.

Целые дни Маша проводила в ветеринарной клинике, она помогала врачам. Глядя на опытных специалистов, она нарабатывала свой опыт. С коллективом у неё сложились добрые рабочие отношения. Она не раз краем уха, слышала своё прозвище "золушка". Её это не злило, первое время даже веселило. Ожидаемого скандала с назначением главного врача ветеринарной клиники не случилось. Подобранный персонал оказался мудрее ‒ выбрали кандидатуру простым голосованием и раньше окончания срока. Назначенный главным инженером Виктор радовался каждому дню, когда начальница задерживалась в кабинете. Бывало, даже тревожил её по пустяковым вопросам, лишь бы посмотреть на красавицу, но был пунктуальным и исполнительным сотрудником. Все системы и оборудование в лечебнице работало как швейцарские часы.
По вечерам, из клиники в офис, её отвозил Анатолий. Они вместе решали возникающие вопросы.
В один тёплый майский вечер Мария уже привычно заняла широкое пассажирское сиденье. Девушка загадочно взглянула на Анатолия.
‒ Толь, можно тебя попросить?
‒ Конечно, Маш, я всегда твой, ‒ ответив, улыбнулся мужчина.
‒ Прокати меня, пожалуйста, вот до этого адреса, ‒ она показала маленький желтый листочек.
Бизнесмен завел данные в навигатор.
‒ Что это за заведение? ‒ спросил он красотку.
‒ Ветеринария. Мне хозяйка очень помогла. Она меня в твою, как оказалось, клинику и привела.
‒ А, так это Нина Павловна, вроде бы. Да? ‒ вспомнил мужчина.
‒ Да-да, ‒ подтвердила девушка.
‒ Слушай, так её надо отблагодарить, ‒ предложил он. ‒ Давай, я не знаю, может, ей что надо…
‒ Толь, ты гений, ‒ засмеялась рыжеволосая. ‒ Я ей стол хирургический заказала, сегодня должны были доставить. Я хочу убедиться. Я, когда у неё была, увидела стол ‒ деревянный ещё, а потом, когда у себя увидела оборудование, поняла, что новое лучше. Вот недавно вспомнила про неё и решила сюрприз сделать.
‒ Вот и правильно. Её надо отблагодарить, я не помню, как мы познакомились, но я у неё консультировался, когда мы тебе клинику задумали открыть. Она очень помогла, ‒ одобрил поступок Анатолий.
Автомобиль подъехал к крыльцу, над которым красовалась вывеска с изображением животных из мультфильмов. Под одним окном, у которого были ещё подняты металлические ставни, стояла знакомая малолитражка. Входные двери были уже закрыты, поэтому Маша решилась постучать в окно, на стук выглянула женщина. Через пару минут, щелкнув затвором замка, дверь отворилась. В проёме показалась хозяйка лечебницы. Она растерянно взглянула сначала на Анатолия, затем перевела взгляд на Марию.
‒ Проходите, гости дорогие. Здравствуйте! Какими судьбами вас к нам занесло? ‒ развела руками женщина.
‒ Здравствуйте, Нина Павловна! ‒ поприветствовали оба её в унисон.
‒ Вы меня помните? Я Маша, ‒ попыталась напомнить о себе девушка.
‒ Помню я тебя, Маша. Как тебя забудешь, такую красавицу? ‒ махнув ладонью, ответила врач и предложила пройти в кабинет. ‒ Давайте чая попьём.
Хозяйка накрыла скромный стол, поставила чашки, налила в них горячего чая, поставила блюдце со сладостями.
‒ Ну, как Вам, Анатолий Сергеевич, специалист? Справляется? ‒ поинтересовалась она успехами девушки.
‒ Отлично, Нина Павловна! Лучше хозяйки клиники не найти, ‒ ехидно улыбаясь ответил Анатолий, отпивая чай. У Марии на лице проявились красные пятна, она смущённо улыбалась и молча жевала шоколадную конфету. ‒ Она успешный руководитель клиники. И кстати, спасибо за это Вам, ‒ отблагодарив женщину, мужчина смотрел на девушку.
‒ Что-то вы хитрите, ‒ стала догадываться женщина. ‒ Рассказывайте, что там у вас?
Бизнесмен поведал историю Маши и Олега. Рассказал о том, как девушка оказалась хозяйкой клиники, в которую привезла её Нина Павловна. Выслушав внимательно всю историю, та обняла рыжеволосую, обе разрыдались. Взяв себя в руки, успокоившись, девушка спросила свою спасительницу:
‒ Вам сегодня коробку не привозили, большую?
‒ Привезли. А я на неделю в отпуск уезжала. Сегодня приехала ‒ к вечеру машина доставки, выгрузили. Три раза проверяла адрес, ‒ объясняла хозяйка. ‒ Всё правильно. Я уж сижу, заказы проверяю у себя. Думала, может, мои заказали, пока я в отъезде. Так это от тебя что ли? ‒ догадалась она. ‒ Ты с ума сошла? Он же дорогущий, современный.
‒ Это Вам от нас, Вы нам очень помогли, ‒ вытирая слёзы, призналась Мария.
‒ Ой, спасибо огромное, а то ведь мне уже всю плешь проели, ‒ поблагодарила за подарок женщина.
Проведя за беседами около часа, Анатолий и Маша с чувством удовлетворения поехали по домам. В машине они включили музыку и, разглядывая расцветающие пейзажи, наслаждались удачным вечером. Ехали небыстро. Подъехав к входу на участок, мужчина остановил большую машину. Улыбающимися глазами глядя на красавицу, как истинный джентльмен, открыл ей дверь, подал руку. Она не спеша поставила ноги на землю, поклоном головы поблагодарила кавалера, чмокнула его в щёку, в очередной раз испачкав помадой. Когда она, помахав ладонью, скрылась в проёме калитки, Анатолий вытер щёку и тихо пробубнил:
‒ Надо бы сегодня напиться. Так больше нельзя.
После этого он сел в автомобиль и, сильно ускорившись, скрылся из виду. Мария была полна романтики. Она прошла по двору, взмахнув руками как крыльями. Прежде чем заходить в дом, набрала припрятанного на веранде печенья, зашла в вольер к собакам, сначала к одному, потом к другому. Обе овчарки, радостно скуля и махая хвостами, по очереди облизали лицо девушки, заодно успевая хрустеть лакомством. Войдя в дом, рыжеволосая красотка прошла в рабочий кабинет, включила компьютер. В папках, среди документов и разных файлов, она нашла фотографии Олега, сделанные несколько лет назад. Внимательно рассматривая фото, Маша увидела знакомые лица сотрудников теперь уже её фирмы - дурачились на каком-то празднике. Девушка улыбкой подавляла нахлынувшую грусть. Немного разбавив хорошее настроение, она спустилась в холл, включила канал с романтичной музыкой, намыла целую вазу фруктов и погрузилась в диван для просмотра клипов.


Проблемы на заводе временно не давали о себе знать, хотя напряжённость не спадала. Аудиторская проверка выявила счета, по которым у совета учредителей возникли вопросы. История с мелкими фирмами, про которую упоминал Анатолий, вновь стала актуальной. Тёмные дела, которые планировал провернуть директор, всплыли на поверхность. Оформлялись сделки на работы и услуги с несуществующими фирмами-однодневками. Все попытки учредителей связаться с ним не имели успеха. Сотрудники заводской конторы ссылались то на болезнь, то на важные командировки начальника. Даже действуя через районную власть, они не смогли определить его местонахождение.
Анатолий с Марией, в очередной раз позвонив по телефону из её офиса, случайно от секретаря узнали, что Павел Петрович находится дома. Девушка-секретарь, по неопытности, обозналась, приняла учредителей за заказчиков. Но, поняв свою ошибку, больше на звонки не отвечала.
‒ Теперь мне понятно, почему Олег последнее время туда часто ездил. Проясняется мотив его убийства. Видимо, он что-то нарыл. Придётся опять планировать командировку, ‒ положив трубку телефона, сказал бизнесмен.
Он смотрел на Марию, и сомневался, стоит ли её брать с собой. Такие длительные и стрессовые поездки в её положении нежелательны. И с безопасностью могут возникнуть проблемы. Девушка же стояла на своём. Она упорно доказывала мужчине необходимость её участия. Окончательно склонившись под напором женских аргументов, он связался с проходной завода и попросил на день их приезда усилить охрану конторы. Начальник службы безопасности согласился самостоятельно дежурить в усиление к суточному охраннику.
Назначенным ранним утром, плотно позавтракав, Анатолий и Мария выехали на завод. Ещё не заполненная фурами трасса не препятствовала пробками. Чёрный джип ехал в левом ряду, обгоняя редкие легковушки. Сквозь пушистые облака над размазанной кромкой горизонта пробивалось по-летнему тёплое солнце. Рыжеволосая в дорогу взяла шоколадку. Пошелестев серебристой обёрткой, она отломила дольку, предложила водителю, тот, сморщив нос, отказался. Тогда она решила насладиться вкусом одна. Испачкав руки, она открыла крышку перчаточного ящика. Среди бумаг и салфеток увидела воронёный пистолет. Взяла его двумя пальцами за рукоятку, удивленно спросила мужчину за рулём:
‒ Это что? Он настоящий?
Анатолий, не отвлекаясь от дороги, посматривая в зеркало заднего вида, строго ответил:
‒ Положи на место. Твоих отпечатков там ещё не хватает.
Мария швырнула ствол в ящик, хлопнула крышкой.
Проехав просыпающийся посёлок, они остановились чуть в стороне от стоянки у конторы. Анатолий хотел посмотреть, как начинается рабочий день. Он смотрел на часы и на проходивших людей. Автобус прибыл за десять минут до начала смены. Свежие силы высыпали из автобуса, что-то громко рассказывая друг другу. В разряжённом утреннем воздухе были слышны обрывки фраз. Обсуждались последние спортивные новости. Подождав, когда все работники разойдутся, он подогнал автомобиль ближе к входу. Громкое басовое бухтение мотора услышали в кабинетах. Кое-где в окнах появлялись любопытствующие. Мужчина достал пистолет из бардачка, сунул его за спину и первым вышел из машины и, как обычно, открыв девушке дверь, подал руку. Пройдя через проходную, бизнесмен поприветствовал обоих охранников. Рослые мужчины в чёрной амуниции и лёгких бронежилетах были похожи на боксёров. Один стоял у дверей, просматривал сквозь стекла распашных дверей стоянку перед конторой. Другой сидел в дежурной комнате, заполнял журналы.
‒ Я думаю, что его сегодня уже не будет. Наверняка, увидев Вас, ему уже отзвонились. Если только его отпрыск с другом может появиться. Будьте аккуратней, у него последнее время обострение началось, после ревизии, ‒ доложил начальник службы безопасности.
‒ Поняла? ‒ с тревогой спросил Анатолий у Марии. ‒ А вы этого урода в контору не пускайте сегодня ‒ скажите, я приказал, ‒ дал указание охране бизнесмен. Он взял за руку девушку, и они пошли в цех. Оглядев процесс, они вернулись в контору.
Учредитель решил опросить бухгалтера по возникшим после аудиторской проверки вопросам:
‒ Что за фирмы упоминаются в документах? Чем занимались?
‒ Директор на подставных открывал, ‒ как положено в такие моменты, женщина пустила слезу. ‒ Он мне угрожал, верней, его сынок.
‒ Почему Олегу Дмитриевичу не рассказали? ‒ Анатолий присел напротив, достал из кармана платок, протянул ей.
‒ Рассказала, а что дальше было, Вы знаете, ‒ окончательно разревевшись, бухгалтер закрыла лицо ладонями.
Всё это время Мария занималась изучением бумаг в толстых папках. От пыли и духоты беременная девушка почувствовала себя дурно. Она побледнела. Положила руку на живот, сделала глубокий вдох.
‒ Толь, проводи меня на улицу.
Бизнесмен соскочил со стула и, подхватив под руки напарницу, повёл её на выход. На проходной он обратился к охраннику:
‒ Володь, помоги, ‒ он передал девушку в крепкие руки. ‒ Я сейчас за чемоданчиком схожу, у меня там лекарства есть и нашатырь, на всякий случай.
Анатолий распахнул двери, за ним не спеша выходили рыжеволосая и охранник. Сделав несколько шагов по ступенькам, бизнесмен краем глаза увидел выезжающий с резким ускорением из-за плотных кустов обочины серебристый хетчбек.
«Пасли, суки» ‒ промелькнула мысль у него в голове. Он ускорил шаг, доставая на ходу пистолет из-под пиджака. Время остановилось. Пустив клубы пыли колёсами, легковушка, не доезжая десяток метров до крыльца, остановилась, из неё выскочили двое и, направив стволы пистолетов на Анатолия, нажали спусковые крючки. Раздались хлопки выстрелов. Доктор, успев заскочить за свой джип, присел за большим колесом. Четыре металлических осы впились жалами в крышку багажника и фонарь. Осколки красного пластика разлетелись как брызги вина. В эти же секунды охранник выводил Марию на улицу. Стрелки перевели свои взгляды на них. Опять раздались выстрелы. Начальник охраны прикрыл тело девушки собой. Под шлепки пуль о пластик дверей и звон стекла две пули глухо ударились в пластины бронежилета, повалив мужчину в форме внутрь помещения. Ещё две пули пролетели беззвучно. Было слышно только громкое и резкое вскрикивание рыжеволосой. Владимир схватил её в охапку. По инерции, вваливаясь внутрь проходной, развернулся в падении чтобы не придавить девушку, упал на спину, держа её в крепких руках. Взревев от боли, он аккуратно переложил её на пол. Над ними сыпались осколки стекла и куски штукатурки.
В эти мгновения, Анатолий передёрнул затворную раму, встал в полный рост и в ближнего стрелка произвёл два выстрела. Первая пуля, попав отморозку в грудь, повалила его с ног. Вторую пулю бизнесмен пустил ему в голову, раскроив череп. Тело убийцы рухнуло, припудрилось поднятой пылью. Третья пуля досталась инициатору покушения, который управлял автомобилем. Он от неожиданности замешкался, широко открыв глаза, попытался прикрыться автомобилем, но получил свинец в живот через открытое окно двери. Судорожно присел, прячась от мстителя. Бизнесмен обошёл хетчбек, приставил ствол к подбородку бандита и нажал на курок. Борт машины окрасился бордовыми кляксами. Анатолий спокойно вытер свои отпечатки с пистолета, вложил его в руку убитому. Повисла звенящая тишина. Убедившись, что тела не подают признаков жизни, Анатолий быстро подбежал к раненым.
Маша лежала на полу, громко стонала, из-под её спины расползалась багровая лужа. Анатолий склонился к ней:
‒ Машенька, девочка моя, дыши, дыши, сейчас я тебе помогу.
Доктор побежал к своему джипу, открыл багажник, достал из него чемоданчик, вернулся в проходную. Опытными движениями он наложил повязки. Девушка теряла сознание. Её глаза закатывались, лицо побелело. Он вколол ей препараты. Дал нашатырь. Маша очнулась.
‒ Больно, ‒ простонала она.
‒ Я знаю, милая, очень больно, терпи, ‒ сейчас я тебя отвезу в больницу, там тебя залатаем, ‒ разговаривал с ней врач.
Охранник в это время, сидя на полу и опираясь на стену, снимал с себя бронежилет, держался за бок.
‒ А ты как? ‒ спросил его Анатолий.
‒ Меня не пробили, но ребро сломали, кажись, да на спине ушиб, ‒ сквозь гримасу ответил Владимир.
‒ Вызывай полицию и санитаров, ‒ дал команду второму охраннику врач, взял девушку на руки, отнёс её в машину и положил на задний диван.
Анатолий довёз Марию до ближайшей больницы, где ей оказали необходимую первую помощь. Пули извлекать не пришлось: одна прошила насквозь её плечо, другая оставила глубокую царапину на ноге. Затем он отвёз девушку в свой медицинский центр. Определив в отдельную палату, её накололи лекарствами и закрепили за ней присмотр, хотя Анатолий и сам всё время не отходил от красавицы.
Маша проспала почти сутки. Она открыла глаза. Увидела интерьер в светлых оттенках и сидящего рядом мужчину, с проседями и легкой небритостью.
‒ Я у тебя в центре? Когда ты успел меня привезти? – тихо спросила она.
‒ Я и сам не помню. Всё было как в плохом кино, ‒ прошептал в ответ ей Анатолий. Он склонился к ней, прижался щекой к её щеке, легко обнял её свободное от бинта плечо, ‒ как же я испугался за тебя, девочка моя, вернее за вас обоих.
‒ С ребёнком всё нормально? ‒ пошевелила сухими губами будущая мама.
‒ С вами обеими всё будет хорошо, ‒ ответил врач, глядя в бездонные карие глаза, и робко поцеловал девушку в губы.
‒ Колючка, ‒ чуть слышно прошептала она, сомкнув веки.
‒ Рыжик, ‒ так же тихо ответил мужчина.

В палате Марии, на стене, напротив кровати, висел телевизор. За несколько дней пребывания в центре на лечении она пересмотрела фильмов и новостей больше, чем за все последние месяцы. На второй день, девушка, полулёжа щёлкая кнопками пульта, нашла новостной канал, увидела сюжет про стрельбу. Журналист с места события повествовал: "Вчера днём мы получили сообщение о продолжении истории, связанной с убийством бизнесмена Олега Широкова. Два преступника устроили стрельбу у офисного здания завода, который ранее принадлежал бизнесмену. Сейчас собственность на законных основаниях перешла некой Марии Романовой, на её жизнь и произошло покушение. К счастью, благодаря профессиональным действиям охраны, сама бизнес-леди получила ранения, не угрожающие её жизни и здоровью. Экспертиза показала, что преступники находились под воздействием наркотических веществ, спайсов, и покончили жизнь самоубийством. Что толкнуло их на такие действия, не установлено. Известно лишь то, что один из нападавших, инициатор нападения, приходился сыном директора этого предприятия…"
Когда в палате появился Анатолий, девушка спросила его, кивнув в сторону экрана:
‒ Что это было?
‒ Как что? Тебе же сказали ‒ на тебя напали наркоманы.
‒ И они покончили жизнь самоубийством? ‒ приподняв длинные темные брови, пристала с вопросом Мария.
‒ Ну да, ‒ уверенно кивнул доктор, ‒ наркоманы же.
Мария, сдерживая смех, хмыкала сквозь сжатые губы, держа руку на больном плече.
Мужчина присел на стул у кровати.
‒ В юности, помню, бегали мы на индийское кино, ‒ стал ей рассказывать Анатолий, ‒ в одном кино братья друг друга нашли по одинаковым родимым пятнам, а у нас одинаковые дырки в плечах, ‒ улыбаясь, отметил он. После этой фразы Маша уже не могла сдержать смех. Она, щурясь от боли и держась за повязку, откинулась на подушку и хохотала. Немного успокоившись, она посмотрела на врача и спросила:
‒ Я вот тоже кино смотрела. Там, в перестрелках, люди от пуль не корчатся, они дальше бегают, как ни в чём не бывало, а когда показывают роды, там женщины орут благим матом. Получается, что рожать больнее? Мне страшно уже.
Тут уже не удержался от хохота Анатолий. Воздух содрогнулся от его раскатистого смеха. Он вытер глаза от влаги, взял её руку в свою, поднёс к губам, поцеловал и нежно тихо произнёс:
‒ Дурёха. Первый раз страшно, потом привыкаешь.
Мария, удивленно широко раскрыв глаза, взглянула на Анатолия и опять стала хихикать.
‒ Это намёк?
Мужчина загадочно промолчал, отведя взгляд.

Проведя курс лечения и реабилитации, Анатолий сам приготовил документы на выписку из больницы. Он привёз ей новую одежду, которую они вместе заказали через интернет. Маша ещё была в повязках. Уже заживали, но ещё болели раны, она опять прихрамывала. Чтобы ускорить выход из больницы, мужчина взял её на руки. Девушка не стала сопротивляться. Она обхватила его шею, и так, при людях, они шли по длинным коридорам учреждения. Рыжеволосая лишь уткнулась лицом в его крепкое напряжённое плечо. Также, на своих руках, он внёс её в дом, усадил на диван. Затем прошёл в кухню готовить обед на двоих. Приготовив на скорую руку незамысловатое блюдо из найденных в холодильнике продуктов, он разложил обед по тарелкам и накрыл столик у дивана.
Тщательно пережевывая еду, Мария думала о произошедшем покушении.
‒ Я вот тут подумала. Меня же ведь Володя прикрыл телом. В первые секунды я даже не сообразила, я смутно помню, что он меня обхватил сильно. Подумала, что он замуж хочет позвать, прям тут. А потом услышала хлопки, треск и стало жутко больно, ‒ остроумно призналась девушка. ‒ Так, вот, надо бы Володю отблагодарить.
‒ Правильно мыслишь, ‒ согласился с ней Анатолий и хихикнул на шутку про замужество. ‒ Я ему премию уже выписал и компенсацию за ущерб здоровью.
‒ Сильно его ранило? ‒ поинтересовалась Мария.
‒ Ну как сказать. Неприятно, но эти ребята уже привыкшие. Ушиб грудной клетки, перелом двух рёбер, ‒ ответил врач, ‒ отлежится дома пару недель.
Закончив трапезу, доктор собрал посуду, расставил её в посудомоечной машине, запустил программу мойки. Он стоял и смотрел на Марию. Их взгляды встретились и не отрывались друг от друга. В его глазах появилась чуть заметная печаль. Он вздохнул.
‒ Ну, мне, наверное, пора, ‒ опустив взгляд в пол, тихо произнёс мужчина.
Взмахнув длинными ресницами, рыжеволосая девушка вопросительно удивилась:
‒ Куда пора? А я тут буду до утра сидеть на диване, как дурочка? И спать мне тут? Кто меня будет на руках носить? Я же раненая. Я пока на второй этаж доковыляю, упаду, а нам обеим падать противопоказано.
Анатолий сорвался с места, привстал перед ней на колено, обнял её. Мария в ответ обхватила его шею и голову. Он стал целовать её живот.
‒ Я буду носить тебя, сколько нужно, пока есть силы, ‒ бормотал он ей, обжигая её горячим дыханием, ‒ я хочу быть с тобой всегда.
‒ Я согласна, но при условии, ‒ ответила девушка.
‒ Какое условие? ‒ спросил Анатолий, глядя на неё в упор.
‒ Первенца будут звать Анастасией Олеговной Широковой, ‒ уточнила она.
‒ Хорошо, а у второго отчество будет Анатолиевич, ‒ согласился мужчина, ‒ а имя выберем потом.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 22.02.2021г. Эдуард Парфенов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3025752

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


















1