Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Приёмная Апостола Петра


Приёмная Апостола Петра
     
       Васильич традиционно проводил остаток дня за компьютером, лениво переключая вэб странички, узнавая последние события в мире. Зайдя в «Одноклассники» и не найдя ничего интересного для себя, пожелал спокойной ночи друзьям и знакомым.
Пожелания предлагались сайтом в виде открыток с разными текстами и рисунками, не нужно было заморачиваться в наборе буковок. Тык и всё. Собеседник получал послание со «спокойной ночью» и отвечал тем же. Ритуал завершён.
Внезапно пришло письмо в соц.сетях странного содержания.
«Привет, друг! Хочешь оттянуться? Меня вчера за пять батлграундов ни разу не вынесли. Эти нупы нибацца зерг собрали. Бла... я моба сагрил и меня слили. Дропнулся дагер с рагны. Та пох на зерг, мы держали телепорт и павнили их там два часа».

– Ты хто такой? Я аж резко онемел. Из всяво-таво понЯл тока «та пох на... ». Это, вроде, по-нашенски.– сказал Васильич.
– Ба, да ты не из нашей геймеровской тусовки. Прости, братан – это сленг. У тебя собака горела, вот я к тебе и гикнулся.
– Кака-така собака? У меня кот и рыбки в аквариуме, собак не держу.
– Ой, мне пох, да ты дремучий совсем. Учи матчасть – реагируешь, как абабл. Гуляй, Вася, от рубля и выше. Не истери.
Васильич расстроился.
– Вроде... знает меня кто-то и разыгрывает. Странное сообщение, да и неизвестно от кого. Какой-то фраер.
Стандартная процедура повторилась бы и на другой день: «Доброе утро», «Хорошего дня»... шуры-муры, трали-вали, но остался осадок от разговора и встречи с незнакомцем, говорящим на необычном языке.

И тут... произошёл непонятный сбой при выключении ПК. Выключился не он, а Васильич, регулярно засиживающийся до глубокой ночи за компом последние годы, игнорируя напрочь телевизор. Подобие сознания стало у него постепенно проясняться в какой-то иной среде, состоящей из одинаково заполненных оболочек. Они образовывали бесконечную очередь, ведущую к арке с надписью почему-то на международном английском языке – «Apostle Peter».
«Смахивает на врата Рая, дык рановато мне тудыть, да и не заслужил я...» – выдал его сметливый ум (или то, что от него ещё осталось).

Увидев эту очередь, трудно было поверить, что в ней разместились одни праведники. «А если это так, то сортировка «на наших и не наших» займёт годы – не по-божески это как-то. Чтобы заглянуть в душу, требуется время и хотя бы... элементарные правила приличия». – продолжал соображать Васильич. Присматриваясь к соседям, жаждущим в бескрайней цепочке попасть в приёмную, заметил несколько странностей, как за собой, так и за некоторыми другими оболочками. Абсолютно все молчали, хотя... это скорее плюс. «Заговори такая орава, да все сразу, тут и в рай не захочется». – снова подумал он.
Решил на практике убедиться, слышат ли окружающие его одноочерёдники.

– Товарищи, соблюдайте дистанцию – карантин, не толкайтесь, все успеем. – громко сказал он.
Боковым зрением заметил, что цвет его оболочки замигал в такт произнесённым словам слабым синим цветом. Впрочем, соседние оболочки не отреагировали ни переливами цвета, ни жестами. Он повторил фразу.
Внезапно, как гром с ясного неба, раздался нормальный человеческий голос,(только немного нервный) стоявшего за ним чувака в таком же прикиде.
– Угомонись дед, никто тебе не ответит – общение не предусмотрено процедурой. Нет тут такого понятия, как разговор. Стой и молчи в тряпочку. – быстро сказал ему некто контральто.
Васильич недоверчиво хмыкнул.
– Заливаешь парень, сам-то как умудрился нарушить процедуру молчания? – спросил он удивлённо.
– Кто тебе сказал, что я парень? – ответил собеседник – Вовсе я не парень, я-таки дама и довольно симпатичная, а звать меня, ну, скажем, Татьяна.
Понял Васильич, что через оболочку не определить род и сущность субьекта.
– Слушай, Таня, а ты сама-то, откуда имеешь разрешение разговоры вести?– спросил он.
Девушка улыбнулась.
– Незначительная оплошность службы безопасности аппарата апостола Петра. Видишь ли, я тут не в первый раз уже – знаю все входы и выходы, и до того надоела местным чиновникам, да и самому апостолу Петру, что меня не лишили голоса.
– Если надоела всем, так наоборот, должны были его лишить.
– Ты помалкивай, а то подскажешь невзначай. Меня и так уже гонят отсюда в земной мир, а мне надо побыть здесь и написать книгу о местном самоуправлении.– добавила она.

Очередь в приёмную то ли двигалась, то ли стояла на месте... было не понять, а их разговор продолжался.
Васильич узнал, что Таня, его собеседница, пишет книги, увлечённо перевоплощаясь в литературных героев, да так, что гибель литературного героя (как бы) является и её гибелью. Именно поэтому она попадает в канцелярию апостола Петра, как на работу, прямо из своих приключенческих книг.
Её отлавливали из очереди и возвращали восвояси, а голос ей сохранил один из чиновников секретариата апостола Петра, за обещание написать хоть строчку в будущей книге о нём, «неподкупном ангеле небесной канцелярии».
И тут писательница забеспокоилась.
– Мы уже на подходе к вратам.– тихо сказала она.
– Дык... очередь-то, двигается однако, а я-то думал, стоим на месте.
– Ой, боюсь, меня сейчас экстрадируют домой, а ты-то как, Серж, останешься?
– Откудова ты знаешь, што я Серж?
– Господи, да чё ты такой непонятливый, дед? Я тебя и придумала, поэтому ты и здесь. Сделаю тебя продвинутым дальше, но мне надо знать, что тебя там ждёт, если меня турнут.
Васильич-то уже вжился в роль литературного героя, сидел в соцсетях последние денёчки, всё читал... перенёс в романе свою смерть и... оттуда попал в чистилище. И именно Татьяна должна была написать продолжение.
– Не волнуйся, Татьяша, если удастся вернуться, я тебе всё расскажу. Найдёшь меня в соцсетях. Я – Васильич.
– Да знаю я, иди сразу за мной.

После слов попутчицы о скором приближении к офису небесной канцелярии Васильич заметил, что оболочки претендентов на попадание в Рай начали немного видоизменяться, приобретая очертания обычной флэшки. С характерным «чпоком» они горизонтально вставлялись в разьёмы на огромной панели канцелярии. Начинался процесс считывания личностных характеристик претендентов. Последние изменения на оболочках говорили о том, что дорога в рай некоторым участникам не светит – их флэшки-оболочки стали приобретать красно-чёрные оттенки. Светло-белых было ненамного больше – праведниками... мать-земля похвалиться не могла.

Васильич не без основания начал тревожиться о провале своей миссии – найти информацию для автора романа, воплотившись в погибшего литературного героя, при электронном считывании души. Весь нехитрый обман перевоплощения вскроется, и его, в лучшем случае, ждёт позорный демарш на землю.
Мысли прервал громкий «чпок». Перед глазами всплыл чёрный экран. Не имея ни малейшего понятия о том, что происходит с его душой-флэшкой-оболочкой, Васильич, иронизируя, неуклюже строил планы на будущее. Он ждал, прислушиваясь к своим ощущениям.

Стояла странная тишина. Вначале показалось, словно кто-то шарит у него, как у пьяного, по карманам.
«Какие карманы? Что за бред»? – подумал он и мысленно сплюнул.
Экран перед глазами замерцал было и снова потух. Что-то происходило неправильно – за это время его можно было сто раз вычислить и вычистить. Вдруг экран открылся, как будто шторку распахнули, и перед глазами появился молоденький Херувим, с грустным личиком и с ямочками на щеках. Так внезапно выскочил, как чёрт из табакерки, (не райское сравнение, но тот был где-то рядом, поджидая забракованных) что Васильич даже вздрогнул.
– Вы, пожалуйста, не волнуйтесь, или в системе какой-то сбой произошёл, или Винда глюкнула – прога зависла. Я сообщил сисадмину, скоро появится.– произнёс он.
– Скоро – это в каком измерении?– ехидно поинтересовался Васильич.
По земным меркам это могло означать вечность.
Ангел молчал и пытался, не дожидаясь системного администратора, оживить зависший моноблок. Результат – ноль.

– Давай помогу! Выведи клаву на экран.– предложил он юнцу.
Парнишка вывел клавиатуру на монитор, который всё ещё разделял их, и отстранённо наблюдал за манипуляциями деда.
А тот, перегрузив систему, зашёл в комп через БИОС*. Моноблок ожил. Мельком Василыч оценил процессор и оперативку, не ожидая приличных данных. Так и оказалось, всё было на минималках, впрочем, как и в любых офисах на земле.

Юноша поблагодарил взглядом и стал настукивать по клавишам, вводя известные ему команды. Потом долго смотрел мимо экрана.
– Васильич! Вы второй человек, который пытается под ником своего литературного героя попасть в святая святых христианского мира. Я призван не допустить проникновения таких «смертных» ни в рай, ни в ад – только по закону на общих основаниях, как любят говорить в ваших конторах. – наконец произнёс Ангел.
Васильич согласно кивнул.
– Ну и?... – поинтересовался он.
Херувим смотрел с сияющей улыбкой.
– Первый случай произошёл с участием некой Татьяны. Не прошёл фокус! Писательница сейчас сидит за своим компом и строит планы очередной попытки проникнуть на небеса в канцелярию Апостола Петра. А вы, Сергей Васильевич, должны убедить её не делать глупости, и про небеса писать лишь стихи. Достаточно просто упоминания в её книге о добром Ангеле, и если вы оба про меня вспомните, будет очень приятно.– добавил он, лукаво усмехнувшись.
Это был ответ на решение судьбы Васильича. Экран замерцал... Дед вздрогнул и очнулся от непонятной дрёмы. Компьютер тихо шуршал, последовала команда ВЫКЛ.

– Привидится же такое...– зевая, подумал старый юзер.
Но вдруг... в подсознании появился облик Апостола Петра. Мало того, что старец удобно устроился в его мозгу, он пытался ещё что-то произнести. Васильич явственно видел движение его губ и недовольную мимику лица.
«Апостол, а ведёт себя так, как соискатель в оболочке, когда они стояли в очередь райского чистилища. И видимо... лишён голоса».– подумал дед.
Старец явно хотел что-то сказать. Васильича внезапно осенило, что только его знакомая писательница способна общаться через оболочку, (подсказал ему это её почитатель, Ангел из предрайского офиса). К тому же, она сейчас должна находиться дома – поди, опять строит планы, как осуществить свою цель. А получилось... Апостол сам с ними связался, явив чудо.

Васильич включил комп, и... непонятно откуда, писательница оказалась уже в списке контактов в вацапе. Он стал с необычайной быстротой, как заправская машинистка, отстукивать по клавишам. Побежали буквочки – «Татьяна, ответь по видеосвязи»! Продолжать про гостя не решился. Вдруг это не она – надо было удостовериться.
Монитор засветился и в нем показалась полуобнаженная писательница в махровом мохнатом полотенце.
«Серж, это ты? Уже занесла тебя в контракты». Сразу же появилась поправка – в контакты. Извини, печатала вслепую – эта долбанная клава всё время врёт и делает «ашЫпки», а сейчас карантин, купить новую пока не могу. Да и сколько можно менять – эта уже не помню... какая по счёту. Принимай инфу, как есть».

Васильич понял, что надо прервать поток её извинений.
«Таня, успокойся, у меня гость в «оболочке». Высокий гость! Нужна видеосвязь между нами тремя, в этом можешь помочь только ты, без тебя он меня не слышит».– сказал он.
Возникла пауза. Потом она попросила – «Подожди, сейчас накину чё-нить, блин. Секундочку. Щас приоденусь-таки нормально, причешусь... А то НАВЕРХУ сложится обо мне негативное впечатление».
Улыбка Васильича растянулась до ушей, он мысленно стал представлять её обнаженной и перечислять: «накрашу глаза, подведу губки, помажу за ушками духами...»

Наконец появилось её изображение – оно было очаровательно. Распущенные белые волосы, большие синие глаза и розовые губки, голубая кофточка под цвет глаз. В подсознании Васильича наметилось шевеление. Что она сделала – неизвестно, но старец приосанился и начал разговор.
Это проходило мимо ушей посредника, в качестве которого выступал Васильич. Он даже не пытался понять, о чём говорят его гости, а читать по губам Сергей не умел. Заметил только, что беседа принимала то оживлённый характер, то скатывалась к монологу старца, и продолжалось это уже минут двадцать по земному времени.
От Васильича требовалось только смотреть на Таню, не отрываясь, чтобы держать контакт с Апостолом. Этим он и занимался с удовольствием, в душе надеясь, что его посвятят в суть происходящего.

«Что заставило апостола Петра вызвать писательницу через Васильича? Может, ему нужна помощь»? – преследовала Сергея мысль.
В голове Васильича крутились предположения, но, судя по всему, переговоры подходили к завершению, с обеих сторон светились улыбки. Очевидно, наступило взаимопонимание. Сеанс связи закончился, и в голове Сергея появилась лёгкость, как будто её покинуло что-то лишнее, абсолютно несовместимое с обычным укладом жизни.

Апостол Пётр исчез, будто вознёсся на небеса, не причинив вреда седеющей голове Васильича. У Сергея остался маленький вопрос – поведает ли писательница о разговоре со Святейшим?
Таня сидела задумчиво перед монитором, и тревожить её он не решался. Пока ожидал, когда она соизволит пообщаться, та взяла и вышла из вацапа, даже не попращавшись. Васильич страшно расстроился. Это через него был создан связующий мост, это он был посредником, а его использовали, как мента на дороге, и обошли.
Он почти перестал надеяться, что снова повстречается с писакой на просторах инета, как вдруг в МЫЛО* на почту пришло письмо.

Оно было от неё, путешественницы во владения Праведника.
«Сергей, мы с тобой побывали в чистилище, в распределительном пункте праведников и грешников. Невольно указали службе безопасности Апостола Петра на уязвимое место в сборе информации личного характера – на претендентов попасть в то или иное место после смерти на земле.
Внеземной Разум нашёл способ порыться в мозгах землян, имея свой интерес при сборе информации с людей-флэшек. А мы с тобой... невольно дали им по «лапам». Сервер собирал не только отрицательную или положительную инфу о людях, он ещё выискивал мельчайшие зёрна случайно приобретённых знаний. Потом генерировал крупицы и отправлял за пределы нашей Галактики в чужую канцелярию. Сейчас всё исправлено.
Звания нам, Сергей Васильевич, конечно, не присвоят, ордена не дадут, но какие-то льготы при распределении на праведников и грешников, может и зачтутся. Надеюсь, что до этого... позволят нам с тобой сделать экскурс на Небеса, с последующим возвращением домой. Я бы от медальки не отказалась... С нами свяжутся».– сказала Татьяна.
И... начались проблемы с интернетом. Всё исчезло.

БИОС* – базовая система ввода-вывода.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 22.02.2021г. таня
Свидетельство о публикации: izba-2021-3025659

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


















1