Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Оружие бога - Главы 3-4


                                           Глава 3


         После встречи с разбойниками до самого Сандея не случилось ничего достойного упоминания. Сар молчал, а я не навязывал ему своё общество, помня, как закончился последний разговор. В первый день на моё внимание претендовал княжич, но мне быстро надоели разговоры о женщинах, поэтому отмалчивался, пока он не отстал. За эти дни лучше узнал наёмников. Понравились весёлые и общительные братья Лаброи, а Барт был для меня слишком старым, угрюмым и неразговорчивым. Марх знал много интересных историй и умел их рассказывать, скрашивая нам дорогу. Вторую ночь провели в комнатах трактира, а третью – под открытым небом. Утром проехали две деревни и вскоре увидели город.
         – Не думаете задержаться в Сандее? – спросил догнавший меня Руд. – Спрашиваю, потому что вы нас выручили и хочется чем-нибудь отблагодарить. Я расскажу князю о вашей услуге и разбойниках, а его благодарность не сравнится с моей.
         – Ещё не знаю, – ответил я. – Нужно продать оружие и кое-что купить. Быстро это не сделаем, а уезжать вечером... Наверное, всё-таки переночуем. Не посоветуете, в каком из гостевых дворов лучше остановиться?
         – Если хотите, я поговорю со светлым Гаем, – предложил он. – Ему будет нетрудно приютить вас во дворце князя.
         – Благодарю, но нам удобней заплатить, – отказался я.
         – Не смею настаивать, – сказал Руд. – В таком случае советую «Забияку». Не судите по названию, это очень приличное заведение, в котором часто останавливаются наёмники и путешественники из благородных. Удобные комнаты, хорошая кухня и большой выбор девушек. Этот гостевой двор находится недалеко от дворца князя, так что мы вас проводим.
         В город попали, не платя въездной сбор. Охранявшие ворота стражники узнали княжича, а Руд сказал сержанту, что мы его охраняем.
         Сандей ничем не отличался от Барма, кроме языка, на котором в нём говорили. Мои наёмники владели им в совершенстве, а Лаш, как и я, мог объясниться только на самые простые темы. Впрочем, в этом городе многие знали наш язык, особенно купцы, с которыми он общался в прошлые приезды. Руд с княжичем проводили нас до гостевого двора, пожелали удачи и уехали. Конюх сказал, что в «Забияке» много свободных комнат, поэтому оставили ему лошадей, а сами нагрузились сумками и вошли в большой двухэтажный дом. Как и во всех подобных заведениях, на первом этаже размещались комнаты для слуг, кухня и застольная и сидел сам хозяин. Его семья жила на втором этаже, там же были комнаты для гостей.
         – Я вас приветствую! – поздоровался он на языке Салеи. – Господам нужны комнаты?
         – Мы у вас переночуем, – ответил я. – Мне нужна комната на одного, остальные обойдутся двухместными.
         – Сейчас всё устроим! – перешёл он на языке Дерма, сразу поняв по моему разговору, откуда мы прибыли. – Прошу вас следовать за мной!
         Комнаты были лучше тех, в которых мы жили в «Караване», а кухню ещё предстояло опробовать. Для обеда было рано, поэтому я отправил Барта в сопровождении братьев продавать трофейное оружие, а Лаша – на один из городских рынков покупать то, что могло потребоваться в путешествии. Я решил не продавать арбалеты, а прикрепить их к сёдлам бегущих порожняком заводных лошадей.
         Оставшись один, сходил в купальню и с удовольствием смыл с себя дорожную грязь. После этого хотел отдохнуть, но мне помешали. В дверь постучали, а когда я открыл, увидел Руда и стоявших за ним дружинников.
         – Я за вами, – сказал он. – Как только наш князь узнал об услуге, которую вы ему оказали, сразу же захотел увидеть и послал карету.
         – Мои спутники ушли по делам, – отозвался я, лихорадочно пытаясь сообразить, как отказаться от визита и не оскорбить этим князя. – У нас с собой много денег...
         – Можете не беспокоиться о деньгах, – успокоил Руд. – Здесь крепкие замки и честная прислуга. Мы не можем заставить князя ждать возвращения ваших охранников. Скажем хозяину, и он передаст им, к кому вы уехали.
         – Тогда подождите, пока я соберусь, – сказал я и закрыл дверь.
         Брать с собой жемчуг было нельзя, поэтому я спрятал его в единственное место, которое счёл подходящим, – за стоявший у окна стол. Просто так туда никто не полезет, и при беглом осмотре не найдут, а если начнут тщательный обыск, отыщут ларец, куда бы я его ни спрятал. Поменяв дорожную одежду на лежавшую в сумке, я вышел к поджидавшему Руду и запер дверь на оба замка.
         – Быстрее! – поторопил он. – С хозяином уже поговорили, так что вас не будут искать.
         Мы чуть ли не бегом спустились по лестнице и вышли к стоявшей возле крыльца карете. Я забрался внутрь и сел на мягкое сидение, а телохранитель княжича устроился рядом. Булыжники мостовой были сглажены, но при езде трясло. Карета и лошади дружинников сильно шумели, особенно для моих ушей. Хорошо, что поездка была недолгой.
         Вышли у одного из парадных подъездов дворца. Он был ненамного меньше королевского в нашей столице, но сильно уступал ему в богатстве отделки. У дверей стояли дружинники, которые расступились и дали нам пройти. Руд торопил и здесь, поэтому у меня не было возможности глазеть по сторонам. По ведущей на второй этаж лестнице поднялись бегом, а уже по коридору шли быстрым шагом. Покои князя тоже охранялись дружинниками, которые не спешили нас пропускать.
         – Подождите здесь! – приказал один из них. – Я спрошу у князя.
         Он недолго отсутствовал, а когда вернулся, разрешил нам войти. За дверьми была небольшая комната, в которой я увидел кого-то из слуг, а князь сидел на диване во второй, намного большей и богаче убранной, и пил вино, наливая его в кубок из стоявшего на столике кувшина.
         – Наконец-то! – глядя на меня с любопытством, с усмешкой сказал он. – Я уже начал думать, что ты мне отказал. Выйди, Руд.
         Ореш поклонился князю и поспешил уйти.
         – Я предложил бы тебе сесть, но боюсь за свои стулья, – тем же тоном продолжил князь. – Ладно, у нас недолгий разговор, так что постоишь. Ты сейчас загр или купец?
         – Я Мак из торгового рода Олеров, светлейший! – представился я, сопроводив слова поклоном.
         – Мой сын сглупил из-за свойственного молодости легкомыслия и оказался в затруднительном положении. Ты помог ему, а значит, и мне. Он рассказал об уничтожении разбойников, но мне непонятно, почему они стали резать друг другу глотки. Ватаги могли чего-то не поделить, но в таких случаях обычно гадят исподтишка, а не рубятся насмерть.
         – Им помог сделать выбор загр, – ответил я и рассказал, как было дело.
         – Теперь понятно, – кивнул он. – Ловко! Если этот загр уцелеет, предложи ему от моего имени службу. Мало кто из его сородичей идёт служить, но если он согласится, в обиде не будет. Теперь поговорим о тебе. Свидетельства моего сына достаточно, чтобы вам выплатили награду за убитых разбойников. Сегодня получишь две сотни золотых. Считай, что я с тобой рассчитался. Скажи, для чего ты едешь в Зарбу? Путь туда далёк и очень опасен, поэтому ездят редко и только с дорогим товаром. Обычно это алмазы Каргола или жемчуг Сандома, реже везут олений корень. Так что у тебя? Не трясись: никто не собирается тебя грабить.
         – Жемчуг, – нехотя признался я.
         – Мне нужен купец, который едет в Зарбу, – сказал он. – Точнее, не мне, а нашему королю. И желательно, чтобы этот купец был не из нашего королевства. У тебя есть возможность оказать услугу трону! Если сделаешь и вернёшься, это не будет забыто.
         – И что от меня нужно, светлейший? – осторожно спросил я.
         – Ничего особенного. Надо навестить одного нашего человека в столице Зарбы и передать ему бумаги. Если он тебе что-нибудь даст, привезёшь в Салею. Ты едешь надолго?
         – Пока не могу сказать, светлейший. Я никогда не был в Зарбе и не знаю, как пойдут дела.
         – И как же ты думаешь добираться? – спросил князь. – Кто-то из твоих людей знает дорогу?
         – Есть карта с записями того, кто ходил в это королевство и вернулся. Никто из моих людей там не был.
         – Это плохо! – нахмурился он. – Ладно, пусть об этом думают в столице. Так ты согласен помочь? Я думаю, что тебе что-нибудь заплатят авансом и расскажут об опасностях пути.
         – Я передам бумаги, если дойду и смогу найти вашего человека, – ответил я.
         – Хорошо, что не пришлось на тебя давить, – довольно сказал князь. – В столицу вас будет сопровождать Руд. Сын наказан и долго не покинет стен дворца, поэтому обойдётся без охраны. У нас не везде привечают чужаков, из-за чего с ними иной раз случаются неприятности. Вот Руд и проследит, чтобы их не случилось с вами. Иди, тебя отвезут на гостевой двор.
         Возвращался я один и без эскорта. Карета остановилась у дверей «Забияки», и кучер подождал, пока я выйду и закрою дверцу. Наёмники ещё не вернулись, а Лаш уже был в своей комнате. Я первым делом проверил ларец и убедился в том, что ничего не пропало.
         «Будь осторожен с этими бумагами, – сказал Сар. – В Зарбе с пойманных лазутчиков сдирают кожу».
         «А я уже думал, что ты не заговоришь, – отозвался я. – Мне самому не хочется этим заниматься, но я не мог отказаться. Слышал, что сказал князь? Прямых угроз не было, но мне хватило намёка. И откуда ты знаешь о Загре? Вы в неё ездите?»
         «У нас общая граница на севере, – ответил он. – Это довольно пустынные земли. Городов там нет, только деревни по берегам небольшой реки и стоянки скотоводов. Из Зарбы долго совершали набеги, пока у нас не кончилось терпение. Всех, кто этим занимался, порубили и сожгли их селения на день пути. Раньше изредка торговали, сейчас нет никаких отношений. Но наши беглецы есть и в Зарбе, поэтому я не привлеку к себе большого внимания».
         «Буду осторожным, – сказал я. – Если нам заплатят, деньги достанутся тебе. Для меня главное, что могут рассказать о дороге. На карте, которую принёс сосед, было только несколько записей. Писали на языке Салеи, да ещё с сокращениями, поэтому я многого не понял. Может, есть более удобный путь. Ясно же, что у салейцев в Загре какие-то дела, поэтому туда должны часто ездить».
         В дверь постучал Лаш, и я разрешил войти.
         – Купил бурдюки и фляги, – отчитался он, – а с картами ничего не получилось. Обратился к торговцу, так чуть не схватили, как лазутчика. Подробные карты королевства продают только жителям Салеи, да и то не всем. Об этом есть указ короля. А карт земель шеннов вообще нет.
         – Ничего страшного, – сказал я. – Меня попросили об одной услуге, а взамен обещали рассказать о дороге в Зарбу. До столицы проводит Руд, а до Торпа доберёмся без карт. Наёмники не вернулись? Как только появятся, пусть Барт зайдёт.
         Они вернулись, когда я уже проголодался.
         – За оружие выручили больше шести сотен серебром, – доложил Трогер и положил на стол два кошеля. – Сначала обошли лавки и приценились, а потом в одной и продали.
         – Возьмите себе каждый по сто монет, – разрешил я. – Остаток принесёшь. После этого пойдём обедать.
         Довольный Барт вышел, и тут же раздался стук в дверь.
         – Это опять я, – сказал Руд, когда я открыл. – Вы разрешите войти?
         – Входите, – посторонился я. – Пришли договориться об отъезде?
         – И это тоже, – подтвердил он. – Возьмите кошель. В нём двести золотых за разбойников. Вы сделали всё, что хотели?
         – Сделали, – ответил я. – Утром дождёмся вас и поедем.
         – Я буду не один, – предупредил Руд. – Князь дал в сопровождение двух дружинников. Ладно, не буду вам мешать отдыхать.
         Он простился и ушёл, а я убрал золото в сумку с ларцом и, взяв её с собой, направился в застольную. Перед тем как спуститься, постучал в комнаты наёмников.
         Сегодня все столы были заняты, и нам пришлось обратиться к хозяину. За многими из них сидели по одному, поэтому он позвал слугу и с его помощью пересадил двух постояльцев, освободив для нас место. После этого пришлось ждать, пока принесут обед. Руд не обманул, расхваливая здешнюю кухню. Еда была приготовлена отменно, а до вечера с девицами было ещё далеко, так что я немного переел и пришлось ослабить пояс. Закончив с едой, подошёл к хозяину.
         – Скажите, милейший, как у вас с девушками? – спросил я. – Я слышал, что они одна лучше другой, но меня интересует, есть ли среди них такая, которая выдержит загра.
         – Найдём, – пообещал он. – Загры у нас бывают, поэтому пришлю одну из тех, кто уже их любил. Вашим спутникам нужны девушки?
         – Они закажут сами, – ответил я, поблагодарил и удалился в свою комнату отдыхать.
         Больше ко мне никто не стучал, поэтому проспал до ужина. Дорога утомляет, даже если сидишь в седле, а ночные дежурства мешают выспаться, так что этот отдых был нелишним. Вечером поел очень умеренно и опять лёг в кровать. Заказ прислали, когда совсем стемнело.
         – Мне не могли подобрать кого-нибудь поменьше? – недовольно спросил я, рассматривая девушку, которая не доставала мне до груди. – Я же тебя раздавлю.
         – Другие не раздавили, – отозвалась она. – И потом необязательно меня давить, я и сверху отработаю так, что ты забудешь обо всём на свете!
         – Посмотрим, – проворчал я. – Раздевайся, работница!
         Фигурка у неё была прекрасная, а лицо я опять рассмотрел только утром. Девица вознамерилась меня оседлать, но я остановил:
         – Не спеши, торопыга! Хочешь неприятностей? Сначала с тобой поработаю.
         – Я уже поработала сама, – смущённо сказала она. – Загры обычно не ласкают, поэтому...
         Хорошо, что я выспался, потому что мы резвились полночи. Девушка оказалась страстной и неутомимой и добавила немало в копилку моего опыта, не говоря уже об опыте Сара. Утром я проснулся от её ласк, а потом опять на какое-то время выпал из реальности.
         – С тобой было хорошо, – с сожалением сказала она, когда я насыпал в её ладони с полсотни монет. – Жаль, что ты не человек и не можешь меня отсюда забрать!
         Мне тоже хотелось быть человеком, и я не отказался бы от такой подруги, несмотря на её занятие, но что толку думать о невозможном! Ей было лет двадцать пять, но красивое лицо, точёная фигура и тяжёлые, ещё не обвисшие груди заставляли забыть о возрасте.
         «Я уже не так сильно жалею о том, что согласился на ваш заказ, – сказал Сар, когда она ушла. – Если тебе не будет хватать денег на любовь, скажешь, и я перебью ещё одну ватагу, а если не найдём разбойников, сам кого-нибудь ограблю».
         «Не думал, что ты можешь шутить, – удивился я. – Обещаю не проводить ночи в одиночестве, если будет такая возможность. Ладно, нужно собраться и поесть, пока не приехал Руд».
         Ореш не спешил, поэтому мы успели собраться и без спешки поесть очень вкусный завтрак. Вскоре после этого приехала наша охрана, и мы пошли за лошадьми.
         – Сколько нам добираться до столицы? – спросил я Руда, когда проехали городские ворота. – У меня никто в ней не был.
         – Смотря как будем ехать, – ответил он. – Если так, как мы добирались до Сандея, то доедем за пять дней, а если поторопим коней, можем уложиться в четыре. Я поторопил бы. Чем ближе к столице, тем больше будет трактиров. Нам не придётся ночевать на дороге, и можно дольше ехать.
         – Не хочу спешить, – сказал я. – Какая разница, четыре дня или пять? А с вашей спешкой будем глотать пыль и так устанем, что нужно будет задержаться в столице для отдыха. Если хотите, можете возвращаться галопом.
         Дорога до столицы была такой же скучной, как и до Барма, и более неприятной из-за пыли. Ехали рысью, время от времени переводя коней на шаг, но на дороге мы были не одни. Обозы и крестьянские телеги, которые часто встречались в пути, только мешали ехать, а вот экипажи и всадники причиняли больше неприятностей. Почему-то все торопились и неслись по тракту, поднимая в воздух облака пыли. Трактиры действительно попадались часто, но в них не всегда были свободные комнаты, поэтому один раз пришлось ночевать на обочине. Трактирщики не держали девиц для развлечения, и Сар смог увеличить свой опыт лишь дважды, когда останавливались на гостевых дворах в стоявших на тракте городах. К столице приехали в сумерки.
         – В такое время никого из нас не пустят во дворец, – сказал мне Руд, когда заплатили страже и очутились в городе. – Придётся переночевать на гостевом дворе. Я знаю один неподалёку.
         – Ведите, – согласился я. – Он хоть хороший?
         – В столице не бывает плохих, – ответил он. – Вы, Мак, почему-то везде выбираете самое лучшее. У вас все купцы такие моты? Наши не любят сорить деньгами.
         – Всё очень просто, Руд, – объяснил я. – Я живу только во время этого похода, а денег дали с запасом. Вот вы на моём месте экономили бы? А тому, кто дал мне жизнь, достанутся приятные воспоминания.
         – Пожалуй, – согласился он. – Мне трудно представить себя на вашем месте. Вы не копия, а живой человек. По-моему, купцы поступают бесчестно.
         – Я не думал об этом, когда шёл к магу. Отец приказал – я выполнил. Наверное, многие просто не понимают, что создают живого человека, а потом его убивают. А тем, кто понимает, наплевать. Своя жизнь дороже.
         За разговором выехали на большую площадь, и Ореш направил коня к одному из двухэтажных домов. Это был гостевой двор с помпезным названием «Самый лучший». Конюх не был уверен в том, что нам хватит комнат, но принял лошадей. Как оказалось, для его неуверенности были основания.
         – У меня только три двухместных номера, – сказал нам хозяин, – а вас восемь. Решайте быстрее, потому что уже поздно. Недалеко от нас есть ещё одно заведение. Если заплатите, один из моих слуг вас проводит. Можете поискать сами, но уже темно, а у вас нет фонаря.
         Княжеские дружинники ушли в сопровождении слуги искать ночлег, а мы вселились в комнаты, после чего спустились в застольную. Поздний ужин не соответствовал названию заведения, но мы проголодались и быстро всё съели.
         – Вам нужны девушки? – спросил хозяин.
         Я устал, но сделал бы заказ, если бы не пришлось делить комнату с Рудом. Многие развлекались с девицами и в присутствии соседей, но я так не мог. Остальные вымотались больше меня и тоже отказались. Мы разошлись по комнатам, заперли двери и быстро заснули.
         Утром Ореш не стал ждать завтрака и уехал в королевский дворец. Когда он вернулся, мы уже успели поесть.
         – Я за вами, – сказал мне Руд. – Вы нужны канцлеру. Не копайтесь, Мак, мне сказали, что это срочно. Если боитесь за свои деньги, оставьте здесь Лаша.
         Я так и сделал, после чего мы вышли из заведения и сели в карету. Пока ехали к королевскому дворцу, я смотрел в окно. Столица Салеи мало отличалась от нашей и не произвела на меня большого впечатления. При свете дня она смотрелась лучше, чем вечером, но я не увидел каких-то красот. Королевский дворец располагался в глубине большого парка, и меня туда не повезли. Охранявшие ворота гвардейцы распахнули одну из створок, и кучер свернул направо, к видневшемуся из-за деревьев небольшому двухэтажному зданию.
         – Идите за мной и делайте только то, что вам разрешат, – шепнул мне Руд. – К канцлеру обращайтесь «светлейший». И не подходите к нему ближе чем на десять шагов!
         Вход в резиденцию канцлера охранялся гвардейцами, двое из которых обнажили мечи и пристроились за моей спиной. Мы вошли в небольшой зал, из него поднялись по лестнице на второй этаж и по коридору дошли до дверей, возле которых стояли два гвардейца.
         – Отдайте свой кинжал! – потребовал один из них. – Вы должны стать там, где скажут, не делать резких движений и следовать приказам! Если вас посчитают угрозой канцлеру, убьют!
         Гвардейцы освободили проход и распахнули двери. За ними была большая, почти пустая комната, в дальнем конце которой сидел за столом одетый в чёрное старик. Три окна были закрыты занавесками из плотной ткани, поэтому канцлера было плохо видно. Четвёртое ничем не закрыли, чтобы он мог хорошо рассмотреть тех, кого сюда доставляли. В примыкающей к коридору стене были сделаны ниши с такими же занавесками, как и на окнах. В двух из них, судя по запахам и биению сердец, стояли мужчины. Я медленно шёл к столу, пока не остановили следовавшие по пятам гвардейцы.
         – Вы Мак из торгового рода Олеров? – спросил канцлер.
         – Да, светлейший, – подтвердил я и низко поклонился.
         – Для чего едете в Зарбу?
         – Мне нужно продать жемчуг.
         Наверняка князь передал с Рудом всё, что обо мне узнал. Что уж теперь таиться! Если я так им нужен, грабить не будут.
         – И много жемчуга? – спросил он.
         – Много, светлейший.
         – Тебе говорили, зачем ты нам нужен. Готов выполнить поручение?
         – Я передам бумаги, если доберусь до Зарбы и найду вашего человека, – повторил я то, что уже говорил князю Сандея.
         – И что ты хочешь в награду? – спросил канцлер.
         – Что может быть нужно такому, как я! Если отец будет торговать в Салее, сделайте ему льготу. Я сильно завишу от загра, поэтому не откажусь и от золота. Не для себя, а для него. Если ваши люди смогут рассказать о пути в Зарбу или дадут карту, у меня будет больше шансов дойти.
         – Ну что же, – помолчав, сказал он, – для меня нетрудно дать всё, что ты просишь. Только учти, что тот человек, к которому тебя посылают, у нас там не единственный. Если узнаем, что ты из-за неосторожности или предательства погубил получателя бумаг или они попали не в те руки, род Олеров получит не льготу, а намного худшее! И твоего отца не спасёт то, что он в Дерме!
         – Я не собираюсь предавать и постараюсь быть осторожным.
         – Иди! – махнул рукой канцлер. – Золото, бумаги и карту сегодня доставят. После этого должен сразу же выехать. Человек, который это привезёт, будет сопровождать тебя до Торпа. Дальше поедешь сам.
         Я не хотел торопиться с отбытием и не понимал, из-за чего такая спешка, но, видимо, для неё были основания, потому что обещанный человек приехал на гостевой двор вслед за мной.
         – Кавалер Ник из благородного рода Деверов, – представился он. – В кошеле три сотни золотых. Это то письмо, которое вам нужно передать. Об адресате я расскажу в пути. Возьмите карту. Позже объясню, если что-то будет неясно. Эту грамоту вам дали авансом. В ней род Олеров освобождается от торгового сбора. Кроме того, вас и во всём остальном приравняли к нашим купцам. Когда будете готовы к отъезду?
         – Я думал здесь пообедать, – ответил я. – В дорогу купили всё, кроме еды.
         – До обеда ещё четыре свечи, – сказал он. – Не будем терять время. До Лару встретим много трактиров, а в этом городе купите продовольствие. Мы не станем устраивать скачки, но я не позволю задерживаться без оснований! Вы теперь выполняете приказ нашего канцлера, поэтому извольте подчиняться!
         Ник мне понравился, несмотря на настойчивость и приказной тон. Это был высокий и хорошо сложенный мужчина лет тридцати, с красивым мужественным лицом. И ещё в нём не чувствовалось свойственной многим благородным надменности.
Я подчинился и пошёл рассчитываться с хозяином. Вещи были собраны, поэтому мы без промедления покинули «Самый лучший», а через половину свечи – и столицу Салеи. Поначалу сильно мешали запрудившие тракт крестьянские возы, от которых было много шума, поэтому ехали молча. Когда увидели трактир, спешились, оставили с лошадьми Серка и пошли обедать. Ник сел за один стол со мной.
         – Не развеете моё недоумение, кавалер? – спросил я, когда ждали заказ. – Почему для такого ответственного поручения выбрали чужого купца. У вас мало своих?
         – Мы сейчас не торгуем с Зарбой, – нехотя ответил он. – Были такие торговцы, которые возили в неё товары и откупались от вождей шеннов, но племена передрались, поэтому не действуют никакие договорённости. Несколько караванов пропали, а остальных купцов можно заставить ехать только под угрозой смерти и конфискации имущества.
         – А если вместо себя послать зарга? Вы ведь могли оплатить их потери.
         – Вы мало о нас знаете. Загры живут у вас и на востоке, а к нам их приходит мало, потому что они здесь не нужны. Наши купцы редко ездят дальше вашего Дерма и предпочитают делать это сами. Для такой поездки проще взять хорошую охрану, чем платить загру с магом и терять одно обращение. А с Зарбой торговали немногие и, как я уже говорил, подкупали вождей. Загры у нас есть, но это платные любовники, от которых мало толку. Они сильнее и быстрее людей, но не умеют сражаться и не согласятся рисковать жизнью. И заставлять бесполезно. Магия не подействует без их согласия, а посылать загров без договора... Они просто сбегут.
         – Можно ведь послать таких, как вы. Собрать караван...
         – Уже посылали, но никто не вернулся. Я больше не буду об этом говорить. Вам доверили только письмо, а не государственные тайны!
         Принесли обед, и мы быстро поели. Марх взял еду для брата, поэтому в трактире больше не задержались. Второй разговор с Ником состоялся, когда мы остановились на ночлег. Ехали дотемна, пока не встретили трактир. В нём хватало свободных комнат, поэтому я ночевал один. После ужина Девер рассказал, к кому нужно ехать.
         – Это благородный зак, который живёт в столице, в собственном доме, и служит в городской страже. Не знаете, кто такой зак? В Зарбе так называют благородных, которые по положению выше кавалера, но ниже князя. На письме написано имя и то, как его найти.
         – Я плохо читаю на вашем языке, – признался я. – Наша семья мало торговала с Салеей...
         – Я переведу, – сказал Ник. – Откройте карту. Есть какие-нибудь вопросы?
         – Какая-то она пустая, – растерянно ответил я. – И что это за пометки?
         – А что вы ожидали увидеть? Это же степь, в которой нет городов. Крестиками показаны места стоянки крупных племён. Обычно там живут несколько лет, а этим пометкам полгода. Но сейчас война, поэтому всё могло измениться. Кружками обозначены источники воды. Возле каждого есть пояснения. Я потом переведу, и запишите на своём языке.
         – А что это? – я показал пальцем.
         – Места, в которых могут быть разбойники. Ватаги немногочисленные, потому что многим там нечем кормиться. Это ваш маршрут, а чёрточками отмечены дневные переходы. Если ни на кого не нарвётесь, с компасом пройдёте.
         – По королевству Тора тоже почти нет подробностей, – заметил я.
         – Они не нужны. Королевство небольшое, и в нём не цепляются к чужакам, тем более к купцам. Там неплохая дорога, вдоль которой будут деревни и несколько городов. Если до неё доберётесь, считайте, что вы в безопасности.
         – А как относятся к чужакам в Зарбе?
         – Это сложный вопрос. Что вы знаете об этом королевстве?
         – Почти ничего. Прочитал одну книгу, но не очень верится тому, что в ней написано.
         – Об этом тоже поговорим, но не сейчас. Отдыхайте и изучайте карту.


                                                Глава 4


         На третий день, после полудня, приехали в Лару. Девер показал старшему караула какую-то бумагу, и нас без платы пропустили в ворота.
         – Переночуем в городе, – сказал Ник. – Сейчас устроимся на гостевом дворе, а потом отправите кого-нибудь на рынок за продовольствием. До Торпа два дня пути и только три трактира. Можно покупать еду в них, но лучше запастись заранее, тем более что у вас много лошадей. Не скажете, зачем вам столько?
         – На случай, если встретимся с шеннами, – объяснил я. – С заводными будет легче уйти.
         – Большинство глупостей делают из-за незнания, – выразил он своё отношение к нашей затее. – Вы не устроите скачку на этих лошадях и не уйдёте на них от кочевников. Хотя, может, вы и правы. Удирая, только свернёте себе шею, а если попадёте в плен к шеннам, так легко не отделаетесь. Или продадут в рабство в королевство Тора, или оберут до нитки, а потом позабавятся. Снятие кожи с живого – это не самая неприятная из их забав.
         – А почему в Тору, а не в Зарбу? – спросил я.
         – Вечером расскажу, – обещал Ник. – Уже приехали. В городе только два гостевых двора, и «Кавалер» считается лучшим. Я останавливаюсь только в нём.
         Лару ничем не отличался от виденных мной городов Салеи, разве что здесь реже убирали навоз, и им сильно воняло. Гостевой двор был неказистым на вид двухэтажным зданием с пристроенной к нему конюшней. Оставив в ней лошадей, мы с сумками в руках вошли в дом.
         – Рад вас видеть, кавалер! – обрадовался Нику невысокий и толстый хозяин. – Эти господа с вами?
         – Приветствую вас, Нугер, – отозвался Девер. – Да, мы едем вместе и думаем у вас переночевать. Есть свободные комнаты?
         – Они все свободные, – погрустнел он. – Какие вам нужны?
         – Мне и этому господину одноместные, остальным выделите комнаты на двоих.
         – Сейчас сделаю! – засуетился Нугер. – И комнаты приготовлю, и обед!
         Комната, в которую отвёл толстяк, была просторной и чистой, а мебель – красивой и удобной. В ней даже были занавески на окнах и кровать подходящих для меня размеров. Обед тоже порадовал, особенно после не очень вкусной и однообразной еды в трактирах. Осталось оценить девушек «Кавалера».
         – Конечно, есть! – ответил он на мой вопрос. – Как же можно без девиц? Только я не знаю, подойдут ли они вам. Дело в том, что у меня не останавливался ни один загр. Но я у них спрошу...
         – Давайте поговорим о ваших делах, – предложил Ник после обеда. – В дороге это неудобно, а я не хочу задерживаться в Торпе.
         Мы вошли в мою комнату и сели за стол, на который я положил карту.
         – Что вас удивило в прочитанной книге? – спросил он.
         – Ну хотя бы то, что у них нет короля и правит королева. Надо же было такое придумать!
         – Так и есть, – подтвердил Ник. – Это сделано в интересах самых влиятельных князей. Королева сидит на троне, а правят они. У неё есть власть, но небольшая.
         – А кто же наследует титул, если нет мужа? В книге об этом не написали.
         – Есть у неё муж, только его не считают королём. Но старшая из его дочерей получает право на трон. С этим ясно? Тогда я коротко расскажу обо всём остальном. Зарба очень необычное королевство. Начнём с того, что оно в два раза больше всех наших. Раньше там тоже было несколько королевств, но потом одно из них начало завоёвывать соседей. Если бы не мор, который случился там сто лет назад, они завоевали бы и нас. Но с тех пор численность населения растёт. Пока его недостаточно для новых захватов, но так будет не вечно.
         – Так вот чего вы боитесь! – догадался я. – И Тору не завоевали из-за мора?
         – Вам тоже не помешает бояться! – ответил он. – Королевство Тора независимо только потому, что это выгодно князьям Зарбы. Взгляните на карту. Тора своими землями прикрывает их от шеннов. Граница с кочевниками есть, но она небольшая. Когда хватит сил справиться с шеннами, Тору захватят. Вот после них придёт и наш черёд.
         – Тора небольшая, как она может противостоять племенам? – удивился я.
         – У них нет войн, – усмехнулся Ник. – В степи раз в три года случаются засухи, при которых гибнет много скота. Если бы не покупка продовольствия в Торе, погибал бы не только скот. Вожди шеннов запретили разорять земли такого полезного соседа. Захватить его не могут из-за Зарбы, поэтому ограничиваются торговлей. В благополучные годы продают лишний скот, а в голодные покупают пшеницу. Конечно, купцы Торы торгуют не только едой, но и многим другим. Кочевникам вечно не хватает денег, поэтому нужное пытаются получить не только торговлей, но и набегами на Зарбу. Это могло бы тянуться много лет, если бы шенны не начали междоусобицу. Не удивлюсь, если узнаю, что она дело рук князей Зарбы и резня идёт и в землях Торы. Какие сейчас запреты!
         – А нам туда ехать! – сказал я.
         – Мы вас туда не посылали, – пожал он плечами. – Вас используют и стараются помочь. Без этой помощи вы пропали бы, с ней есть шанс уцелеть.
         – Вы говорили о сложных отношениях к чужим.
         – У этого королевства много соседей, – продолжил Ник. – На северо-западе живут загры, в горах севера много диких племён, а на востоке есть королевства, о которых мы почти ничего не знаем. И отовсюду в Зарбу стекаются торговые гости, беглецы и просто желающие лучше устроиться. До заварухи у кочевников ехали и от нас.
         – И что их привлекает? – спросил я.
         – Много хорошей незанятой земли, небольшие налоги и отсутствие притеснений. Кроме того, в большом королевстве безопасней жить, а из-за обилия дешёвого золота купцам выгодно торговать с соседями, у которых его нет. В Зарбе большой спрос на хороших воинов и ремесленников, которым при переселении дают льготы.
         – И в чём тогда сложность?
         – Не одних нас беспокоит их усиление. Многие засылают своих людей, чтобы знать, что творится у такого сильного соседа, а самые дальновидные даже пытаются как-то влиять. С лазутчиками борются, и у тех, кто этим занимается, много опыта и сил. Говорю для того, чтобы знали и соблюдали осторожность. Если попадётесь, позавидуете пленникам шеннов!
         Он долго рассказывал о Зарбе и отвечал на мои вопросы, а потом ушёл к себе отдыхать. На ужин ходили порознь, а после него я разделся и лёг в кровать. Прошло немного времени, прежде чем раздался тихий стук в дверь.
         – Заходи! – крикнул я и, когда девушка вошла в комнату, приказал задвинуть засов.
         Она быстро разделась и подошла к кровати. Было достаточно светло, чтобы рассмотреть, что девица красива лицом и телом. Впрочем, других не брали на такую работу. Я притянул её к себе, уложил на кровать и стал привычно ласкать. Когда почувствовал, что она от страсти ничего не соображает, попробовал продолжить по-другому, но ничего не получилось.
         – Не реви! – сказал я рыдающей красотке. – Я ничего тебе не повредил.
         – Я не из-за этого! – давясь слезами, ответила она. – Вы теперь пожалуетесь хозяину...
         – Успокойся, дурочка, не будет никаких жалоб, – я встал с кровати и развязал один из кошелей. – Возьми в утешение и никогда больше не предлагай себя заграм.
         «Жаль, – сказал мне Сар, когда она ушла, – я рассчитывал на другое».
         «Надо терпеть, – отозвался я, мысленно вздохнув. – Не скажешь, почему от вас приходят одни мужчины? Не все же они душегубы, есть и такие, как ты».
         «Наши владыки не хотят, чтобы мы размножались в чужих землях, – ответил он, – поэтому граница хорошо охраняется. Сильный мужчина может уйти, женщинам это труднее. Кроме того, есть указ, согласно которому за бегство женщины вырезают всю её семью, а у нас очень сильны родственные связи. Наверное, кто-то убегает, просто ты о них не слышал».
         «А вы посылаете лазутчиков в Зарбу?»
         «Не знаю, – сказал Сар, – может, и посылаем. Я жил далеко от границы и никогда этим не интересовался. Вы считаете нас дикарями, но и у загров к вам такое же отношение. Не обижайся, но у нас больше оснований так думать».
         «Может быть, – не стал спорить я. – Я видел один из ваших дворцов. У нашего короля он намного хуже».
         «Где ты мог его видеть?» – удивился он.
         «Приснился в твоём теле», – признался я и рассказал о его хождениях по дворцу.
         «Больше ничего не снилось?» – помолчав, спросил Сар.
         «Пока нет, – ответил я. – Может, скажешь, кто ты такой?»
         «У вас меня назвали бы князем, – нехотя ответил он. – В Заградоре есть князья, которые не имеют богатства и влияния, только знатность рода. Не хочу об этом говорить».
         Он замолчал, а я недолго лежал, обдумывая то, что узнал за сегодняшний день, а потом уснул.
         Путь до Торпа проделали быстрее обычного. Ник объяснил, что спешка позволит до ночи добраться до трактиров и ночевать под крышей, но, по-моему, ему просто надоела дорога и хотелось быстрее от нас избавиться и вернуться в столицу. Обе ночи действительно ночевали в трактирах и не возились с готовкой, а утром третьего дня увидели стены Торпа.
         – Высокие! – удивился я, когда подъехали к воротам. – А почему нет караула?
         – Шенны делают набеги не только на Зарбу, – объяснил Девер. – Сейчас с ними мир, но когда-то они разоряли и эти земли. А караула нет, потому что заперли ворота. Здесь ездят в основном крестьяне, а для них ещё рано.
         Он спешился и несколько раз ударил ногой в ворота. На шум подошли стражники, которые после короткого разговора убрали запорный брус и открыли одну створку. Ник показал свою бумагу, и его пропустили без платы, а мне пришлось заплатить.
         – Здесь вам нечего делать, – сказал он, когда очутились в городе. – Отдыхать рано, а всё нужное уже купили. Едем к северным воротам, там я с вами и расстанусь.
         Торп был совсем небольшим городом, поэтому мы быстро его проехали.
         – Желаю удачи, она вам понадобится! – сказал Ник на прощание, когда нам открыли ворота.
         За ними была такая же дорога, как и та, по которой ехали раньше. Когда город скрылся за холмами, ко мне подъехал Барт.
         – Я решил вас покинуть, – ошарашил он меня. – Я не мог отказаться от договора в присутствии человека короля, теперь могу.
         – И в чём причина? – справившись с удивлением, спросил я. – Вам мало заплатили?
         – Дело не в деньгах, – покачал он головой. – Я нанимался охранять торговый караван и не знал о войне кочевников. Вы не сказали, что от нас нужно королю Салеи, но это уже не торговые дела. И соваться в степь, когда в ней дерутся шенны, – это безумие! Денег можете не предлагать, мертвецу они не нужны. Когда вернусь, отдам вашему отцу всё, что мне заплатили.
         – Вас выгонят из гильдии, – предупредил я. – Деньги – это не главное. Своим отказом вы ставите нас в очень трудное положение.
         – Пусть выгоняют, – сказал он. – У меня такой возраст, что сам уже хотел уйти. Прощайте!
         – Больше никто не хочет уйти? – спросил я братьев. – Хотел сказать позже, но раз уж дошло до отказов, скажу сейчас. Каждый из вас по окончании похода получит по тысяче серебром. Лаш, это касается и вас.
         – Мы рискнём, – ответил мне Марх. – Лаброи не предают! А он пусть едет. Чем меньше всадников, тем легче им укрыться.
         С последним утверждением можно было поспорить, но я промолчал. Мы лишились единственного лучника, и это было очень плохо.
         После ухода Трогера ехали до полудня и остановились для отдыха в большой деревне. Ника не было, поэтому нас никто не подгонял и можно было не спешить.
         По наезженной крестьянами дороге двигались два дня. Возле последней деревни она закончилась. Здесь хорошо отдохнули, купили свежих продуктов и на рассвете продолжили путь.
         – Дорога увела нас в сторону, – сказал я, когда выехали за околицу. – Теперь поедем без удобств, но напрямую.
         В первый день ещё встречались рощи, возле одной из которых заночевали. К вечеру второго дня не было видно даже кустов, только бескрайнюю степь, поросшую травой, которая без малого не доставала до стремени.
         – И как здесь искать воду? – спросил Лаш. – Бурдюков хватит только на три дня.
         – Завтра доедем до небольшой реки, – ответил я, – но на всякий случай ограничим лошадей. Трава сочная, поэтому пусть меньше пьют.
         – Безопасней вообще без них, – сказал Серк. – Если появятся кочевники, можно лечь в траву, и никто не заметит. Всё равно едем шагом.
         Ехали шагом потому, что степь только казалась ровной. К холодам, когда пожухнет трава, можно будет пустить лошадь вскачь без большого риска сломать ей ноги, а себе – шею, но не сейчас.
         – И барахло на себе попрёшь, умник? – возразил брат. – Далеко так уйдёшь?
         – Можно уйти далеко, – не сдался Серк. – Неужели не унесём еду? Товара нет, поэтому везём только то, что нужно самим. Я говорю не к тому, что нужно бросить лошадей, но если припрёт...
         – Когда припрёт, тогда и будем решать, – сказал я, прекратив их спор. – Степь не везде такая. Будут и холмы, и такие места, в которых почти нет травы. Нам ехать по ней не меньше десяти дней.
         – Какой простор! – запрокинув голову, сказал Лаш. – И небо не такое, как у нас. В Карголе тоже есть степь, но она совсем другая. Я был там с караваном. Проводник долго вёл нас от одного источника воды к другому. Я тогда так и не понял, как он их находил. Наверное, здесь часто идут дожди, если такая высокая и сочная трава, там такой не было.
         – А в той степи кто-нибудь живёт? – спросил его Серк.
         – Живут небольшие племена кочевников, – ответил Лаш. – Это самые миролюбивые люди в Карголе. Проводник говорил, что не помнит случая, чтобы они кого-нибудь ограбили. Нас встретили приветливо и накормили, не взяв платы.
         – Были бы такими шенны! – сказал Марх. – Остаётся молиться Хугу и надеяться на то, что он услышит. Если не повезёт на них наскочить, не сможем ни укрыться, ни удрать.
         Разговор увял, и мы ехали молча до остановки на ночлег. Дров не было, поэтому ничего не готовили и доели то, что покупали в последней деревне. Завтра придётся жевать чёрствые лепёшки и вяленое мясо. Сегодня дежурили братья, поэтому я хорошо выспался. Перед тем как проснуться, увидел удивительный сон. Снилась девушка загров с таким прекрасным лицом, что у меня не нашлось бы слов для его описания. Красавица надела платье из серебристой ткани, облегающее изумительную фигуру, как вторая кожа, а огненно-рыжие волосы были уложены в замысловатую прическу, открывавшую длинную нежную шею и плечи. Я не увидел каких-либо украшений, но они и не требовались: она сама была величайшей драгоценностью! И это чудо смотрело на меня с любовью и нежностью! Если это была девушка Сара, которой он лишился, я не понимаю, почему он до сих пор жив!
         Я проснулся и почувствовал, что лицо мокрое от слёз.
         «Ты тоже видел этот сон? – вытерев их рукавом рубашки, спросил я Сара. – Кто она?»
         «Дочь владетеля провинции, – помолчав, ответил он. – Это очень богатый и влиятельный род, для которого мой княжеский титул ничего не значит. Мы любили друг друга, но мне никогда её не отдали бы».
         «А почему ты не попытался взять с собой? Неужели не пошла бы? Я же видел, как она на тебя смотрела!»
         «Она умерла», – сказал Сар и больше не отвечал на мои вопросы.
         Я лежал на одеяле и слушал степь, пока не рассвело. В ней было много живых существ, которых трудно услышать в походе. Мешают шум нашего каравана и страх, который вызывают люди.
         Утром напоили лошадей и поспешили тронуться в путь. Завтракали, сидя на лошадях. Ночью было прохладно, но солнце быстро согрело степь. Разговаривали мало. Марх уже рассказал все свои истории, да и вообще из-за чего-то был не в духе. Может, жалел, что не уехал с Бартом? Серк чувствовал настроение брата и тоже молчал. Лаш попытался начать разговор, но его никто не поддержал. Я волновался, опасаясь того, что не выведу их к реке, поэтому ехал молча. Она была на карте, и я делал так, как учили, но сомнение не отпускало. В степи вода – это жизнь, а я всё-таки не кочевник. Никакая карта не заменит опыт и знания.
К реке вышли до полудня. Незадолго до этого посвежело и услышали крики птиц. Я почувствовал это раньше своих спутников и сразу успокоился. Присущего людям шума не было, поэтому не было и опасности. Ник говорил, что мы не встретим шеннов до реки, потому что они не приближаются к границам Салеи. Здесь не было добычи, а травы везде много. Вот дальше нужно было проявлять осторожность.
         Сначала увидели заросли камыша и, только когда нашли водопой, смогли подойти к воде. Река была шириной не больше трёх десятков шагов, и, как мы вскоре убедились, её можно было перейти вброд. Кони сразу стали пить мутную воду, а мы пока обошлись оставшейся в бурдюках. Речную надо было кипятить, а как это сделать, если нет даже кустов?
Когда переправились на другую сторону реки и очистили ноги от ила, сделали запас воды для лошадей и поспешили уехать. Если раньше я никуда не торопился, то теперь наше спасение было в скорости. Чем быстрее проедем через степь, тем меньше шансов столкнуться с её хозяевами. Ехали по-прежнему шагом, но уже быстрым, и останавливались только на ночлег, когда становилось совсем темно. Ели на ходу, и кони тоже кормились в пути, а добирали свою норму на стоянке.
         На следующий день степь начала меняться. Появились холмы, сначала небольшие, а к вечеру локтей в сто в вышину. Где-то здесь должно быть озеро, но в тот день его не нашли. На следующий продолжили путь, и вскоре я почувствовал влагу. Если бы был в теле человека, мы проехали бы мимо него. Озеро было очень маленьким, траву возле него вытоптали животные, а холодную воду из-за грязи могли пить только лошади.
         – Осталось очень мало воды, – озабоченно сказал Лаш, – и она уже начала пахнуть. Если и дальше не найдём чистой, придётся пить такую.
         – Посмотрим, – отозвался я. – Мне дали средство от грязи. Немного, но дня на два хватит.
         За день до расставания Девер отдал мне небольшой кошель с жёлтым порошком.
         – Берегите его, Мак! – сказал кавалер. – В степи мало чистой воды, а грязную нечем кипятить. Если высыпите в котелок половину этого порошка и подождёте две свечи, можно пить самую грязную воду. На вкус будет горчить, но уже не заболеете. Дал бы больше, но это очень редкое и дорогое средство.
         – Человек! – крикнул Серк, показав рукой на вершину одного из холмов.
         Там действительно стоял мужчина, который смотрел в нашу сторону. Увидев, что обнаружен, он тут же исчез.
         – Быстро уходим! – приказал я. – Если он один или это небольшой отряд, то сможем уйти или отбиться!
         Мы немного изменили направление и рискнули пустить коней рысью. Прошло довольно много времени, но преследователи так и не появились. Трава была уже не такой высокой, а холмы, наоборот, стали напоминать небольшие горы.
         – В такой траве уже не спрячешься, – крикнул Марх, – но хоть не так опасно скакать.
         «Нужно остановиться и послушать, – сказал Сар. – Вырви траву и приложи ухо к земле. Если вас преследуют, ты услышишь топот».
         Я так и сделал, но ничего не услышал, поэтому опять перевели лошадей на шаг. В тот день больше никого не встретили, не нашли и воду, поэтому споили коням последнюю из бурдюков и легли спать у подножья одного из холмов.
         Настигли нас на следующее утро. Я почувствовал опасность, когда мы покинули место ночлега. Остановив коня, спрыгнул с него и припал к земле. С юга был отчётливо слышен быстро усиливающийся топот множества копыт.
         «У нас не получится уйти», – сказал забравший тело Сар и крикнул остальным: – Скачем к холму, берём с собой арбалеты, бурдюк и еду и забираемся на вершину. Врагов много, и скоро они будут здесь! Попробуем отбиться!
         – А кони? – возразил Лаш. – Мы их лишимся!
         – Лучше лишиться коней, чем шкуры! – ответил загр и первый поскакал к ближайшему холму.
         Мы едва успели. Взяли самое необходимое и поспешили вскарабкаться по пологому склону холма, подгоняемые криками кочевников. На его вершине ждал сюрприз. Настороженно глядя на нас, с мечами в руках стояли высокий одноглазый мужчина и славная рыжеволосая девушка.
         – Убирайтесь! – на языке Салеи сказал одноглазый. – Это наше место!
         – Размечтался! – ответил ему загр. – Если не хочешь лишиться головы или получить в грудь болт, заткнись и не мешай, а лучше помогайте, потому что шкуру спустят и с вас!
         – Это воины хана Бурея, а у нас с ним мир, – возразила девушка.
         В это время всадники доскакали до холма, спешились и взялись за луки. Одноглазый помедлил и едва успел присесть, дёрнув девицу за руку, иначе им точно досталось бы. Мы успели лечь раньше.
         «Ты же не знал языка Салеи, – сказал я Сару, – а сейчас говоришь не хуже меня».
         «Наверное, это результат нашего слияния, – ответил он. – Не удивлюсь, если и ты заговоришь по-нашему. А сейчас помолчи. Поговорим потом, если останемся живы».
         – Что будем делать? – спросил Лаш. – Их не меньше сотни, и у каждого лук.
         – Подождём, пока им не надоест переводить стрелы, а потом сократим в числе, – ответил загр. – Я буду стрелять из арбалетов, потому что намного быстрее вас, а ваше дело – их заряжать.
         Плоская вершина холма позволяла укрыться двум десяткам людей, а попасть в них можно было только случайно, стреляя в небо. Стрелы кочевников, не причиняя вреда, перелетали через холм или вонзались в землю. Поняв бесполезность такой стрельбы, они очень быстро её прекратили. После этого Сар показал, на что он способен. Привстав, он быстро прицелился в одного из кочевников и нажал на спусковую скобу. Прежде чем враги успели ответить стрелами, он уже лежал на траве. Стреляя без промаха поочерёдно из четырёх арбалетов, загр быстро выбил больше двух десятков кочевников.
         – Перестали орать, – сказал Лаш, передавай заряженный арбалет. – Наверное, сейчас полезут.
         – Вы будете защищаться или нет? – спросил Сар одноглазого. – Только дурак может рассчитывать на снисхождение. Если не отобьёмся, умрём все. – Он привстал, выстрелил и отдал Серку разряженный арбалет.
         – Думаешь, отобьёмся? – спросила девушка.
         – Сейчас посмотрим, – ответил загр, доставая мечи. – Враги уже взбираются сюда. Старайтесь не подставиться под стрелы.
         Кочевники попытались атаковать со всех сторон, но их успешно отбили. Если бы не Сар, который порубил столько же врагов, сколько все остальные вместе взятые, мы не удержались бы. В итоге нападавшие потеряли три десятка воинов, а мы – одного Лаша. И одноглазого ранили стрелой в плечо.
         – Мы их ополовинили! – удивлённо сказал Марх. – Неужели после этого не уйдут?
         – Они очень мстительные, – отозвалась девушка, перевязывая одноглазому плечо. – Здесь все воины хана, поэтому на холм больше не полезут, но будут стеречь внизу. Достаточно оставить десять лучников, чтобы они не дали нам спуститься. И долго мы просидим?
         – До ночи, – ответил Сар. – Если у них не хватит ума уйти, я ночью спущусь и вырежу оставшихся. Хватит бездельничать! Ничего не закончилось, поэтому заряжайте арбалеты. Сколько у нас болтов?
         – Десять, – ответил Серк, – и ещё заряженный арбалет.
         – Они уйдут, – глянув с холма, – сказал Марх. – Сейчас грузят погибших на лошадей. Может, не будем мешать?
         – Не будем, – согласился Сар и спросил у одноглазого: – Вы разбойники?
         – Крестьяне, – ухмыльнулся тот. – Зачем задаёшь глупые вопросы? Кто может здесь встретиться? С товарами могли быть купцами, а без них – такие же, как и вы.
         – Ну а мы купцы, – тоже улыбнулся загр. – Не скажешь, где можно разжиться лошадьми? Жизни мы, похоже, сохранили, но теперь придётся идти пешком.
         – Можем продать, – ответил одноглазый. – У нас найдутся три лишние лошадки, только задёшево не отдадим.
         – Как вас хоть звать?
         – Меня зови Рашем, а её – Лерой.
         Мы назвали себя, после чего Сар опять посмотрел вниз.
         – Уезжают, – сказал он, поднимаясь в полный рост. – Можете встать. Они уже так далеко, что не достанут стрелой, а трава такая, что в ней не спрячешься. Немного выждем и тоже пойдём, а пока закопаем Лаша.
         «Если бы не ушёл Барт, могли бы отбиться без потерь, – с горечью сказал я. – Лаш возился со мной, как нянька, когда я был маленьким».
         «Он погиб, выполняя свой долг, – отозвался Сар. – То же может случиться с любым из нас. Если судить по твоей карте, мы прошли только половину земель шеннов».
         Пока хоронили слугу, последние кочевники скрылись за дальними холмами. После этого взяли свои вещи и спустились вниз.
         – Далеко идти? – спросил Марх. – Мы сегодня не ели.
         – Четыре свечи, – ответил Раш. – Можете пожевать на ходу, если осталась еда, или терпите до нашей стоянки. Так и быть, накормим и даже не возьмём денег. Всё-таки вместе дрались.
         «Отдаю тебе тело, – сказал Сар. – Вряд ли у них много людей в ватаге, но если будет опасность, я успею его забрать».
         Мы не стали есть, попили воду из фляг и пошли следом за разбойниками. Я не спускал глаз с девушки, на которую было очень приятно смотреть. Прекрасная фигура, которую не скрывало просвечивающее на солнце короткое платье, и шикарные волосы цвета меди, к сожалению, коротко обрезанные. Лицо было бы красивым, если бы его не портили скуластость, немного вздёрнутый нос и веснушки. Но в целом очень милая девица. Раш был хорошо сложен, но лицо не отличалось красотой даже без повязки на выбитом глазу. Волосы у него тоже были рыжие, но светлее, чем у Леры.
         Незадолго до того как пришли, я почувствовал запах дыма, а потом и горелого мяса. Когда к ним добавился запах крови, я остановился.
         – Стойте! Очень скверно пахнет, поэтому приготовьте арбалеты и будьте начеку!
         Моя тревога передалась братьям, а разбойники, наоборот, пошли быстрее.

Главы 5-6  https://www.chitalnya.ru/work/3026125/






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 22.02.2021г. Геннадий Ищенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3025477

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


















1