Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Оружие бога - Главы 1-2


Ищенко Г.В. 2017 г
anarhoret@mail.ru

                                         ОРУЖИЕ БОГА


         Стоит ли заниматься прогрессорством в отсталых мирах, давать полноценный разум космическим кораблям и любить девушку, если она дочь одного из высших сановников королевства, а ты хоть и князь, но ей не ровня, и ваша любовь угрожает жизни твоим близким? На эти вопросы можно получить ответы, прочитав роман.


                                              Глава 1


         – Мак, отец хочет тебя видеть! – услышал я из-за двери голос сестры, отложил книгу и поспешил на зов родителя.
         Оника куда-то убежала, а в круглой комнате не было оставленного Гленом плаща. Значит, сосед уже ушёл. Отец ждал меня, сидя за своим рабочим столом.
         – Долго ходишь, – недовольно сказал он. – Садись, есть важный разговор. Посмотри на это.
         Я сел и открыл крышку стоявшего на столе украшенного резьбой ларца. Он был доверху заполнен отборным жемчугом.
         – Твои братья ушли с караванами, а Глену некого посылать, – объяснил отец. – Он предложил отправить тебя с этим жемчугом в Зарбу.
         – Надеюсь, не лично, – ответил я, взволнованный лежавшим на столе богатством и перспективой похода через все обитаемые земли. – Почему он не послал вместо себя загра?
         – Глен уже трижды использовал краснокожих, – ответил отец. – Маг сказал, что он может не выдержать ещё одного переноса, а в роду Вордов не осталось других мужчин. Ты ни разу не пользовался магией, а дело обещает быть очень прибыльным. Нужно рискнуть!
         – А для чего переться в Зарбу? – спросил я. – Неужели это нельзя продать у соседей?
         – Много потеряем, – сказал он. – Жемчуг добывают в Сандоме, поэтому у соседей на него низкие цены, а в Зарбе о море только слышали. К тому же это самое большое и богатое из известных королевств. У нас только серебряные рудники, а там много золота. Ещё и на нём можно получить прибыль.
         – И что от меня нужно?
         – Жемчуг может уместиться в котомке, – начал объяснять отец, – но обратно придётся везти большой груз золота. До Салеи будут дороги, а дальше пойдёте по карте Глена. Он уже посылал кого-то в Зарбу, и на карте есть полезные отметки. Возы не везде пройдут, поэтому всё повезёте на лошадях. Из этого и нужно исходить. Кроме загра потребуются трое охранников.
         – Разве хватит троих? – усомнился я. – Отец, они не дойдут...
         – Большое число охранников привлечёт внимание к каравану! – оборвал он. – И каждому нужно платить! Я дам к ним нашего Лаша, а ты выбирай бойцов покрепче. Всё ясно? Тогда садись изучать карту. Как только будешь готов, пойдёшь на рынок. Караван должен выйти не позже чем через два дня!
         С главой семьи не спорят, поэтому я молча забрал сложенную в несколько раз карту и вернулся в свою комнату. Стол оказался недостаточно большим, поэтому пришлось работать на полу. У нас было несколько карт, но на них рисовали только пять королевств. Из-за плохих дорог посылали караваны к ближним соседям и возили ими самые дорогие товары. На этой карте изобразили все известные нам обитаемые земли. В нижней части листа было самое южное королевство – Каргол. Южнее его на много дней пути простирались леса, за которыми, по слухам, жили морши. Во всяком случае, зелёные маги шли к нам оттуда. Северней располагалось наше королевство – Дерм. К востоку от нас находились Корша и Сандом. Правый край карты закрасили синей краской, которая обозначала море. На западе с нами граничило большое княжество Ольг, за которым раскинулись земли загров. Краснокожие жили в бескрайних степях, в основном возле рек. На карте, слева от княжества, не было ничего, кроме изображения загра. С дикарями не торговали и не вели войн, поэтому их земли никого не интересовали. К северу от нас располагалось королевство Салея. Всё это занимало половину листа, было знакомо и не вызвало интереса. А вот на второй половине были нарисованы пустынные земли шеннов, небольшое королевство Тора и огромное – Зарба. Говорили, что за ними находятся горы, в которых добывают золото и живут другие народы. От нашей столицы до границы Зарбы была проведена извилистая линия, кое-где помеченная крестиками с короткими надписями. Кто-то уже прошёл этот путь, теперь это предстояло сделать нашему каравану.
         Обычно с товарами отправлялся кто-нибудь из мужчин семьи. Нужно было не только их отвезти, но и выгодно продать, поэтому на такие походы уходило всё лето. Из-за разбойников торговцы для большей безопасности объединяли караваны двух, а то и трёх родов. Если такой возможности не было, самые осторожные предпочитали не рисковать, отправляя вместо себя загра. Маг вкладывал в голову краснокожего копию личности купца, которая временно распоряжалась телом. Загру за это платили, а когда дело было сделано, его освобождали и память возвращали хозяину. Дикари были не разговорчивей магов, поэтому никто не знал, почему некоторые из них бегут к нам из своих степей и соглашаются на такую работу. Кроме неё их нанимали для любовных утех. Почему-то никто из загров не желал служить князьям или заниматься каким-нибудь другим делом. Изредка их любовь давала плоды. Полукровки выглядели людьми, но очень рослыми и сильными. Их охотно брали в дружины и нанимали телохранителями. Я слышал разговоры о том, что кое-кто из дам из любопытства сговаривался с моршами. Зелёные не отличались красотой и телесной силой, но их магия позволяла любить хоть всю ночь. Вот от этой любви детей не было.
         Хоть мне не нужно было самому отправляться в далёкий и опасный путь, приказ отца вызвал сильное недовольство. Человек мог воспользоваться услугами магов лишь три раза за всю жизнь. Четвёртое воздействие магией уже не давало желаемого результата, а у пожилых могло вызвать безумство или смерть. Маги брали за свою помощь большие деньги, да и загр не отдаст тело меньше чем за три сотни монет. Неужели выгода от похода перекроет эти траты и оправдает риск? А я теперь должен лишиться права на одно такое обращение! Я не любил моршей, но их магия давала слишком много тем, кто мог заплатить, чтобы отказываться от неё из-за неприязни. Маги исцеляли любые болезни и могли дать блаженную смерть или бессмертие. Они умели не только вложить в голову загра или человека копию чьей-то личности, но и перенести дух. В первом случае человек продолжал оставаться в своём теле, во втором он получал новое и возможность прожить ещё одну жизнь. И такую замену можно было делать сколько угодно, главное – не обратиться к магам больше трёх раз за одну жизнь. Проблем с телами не было, так как рабов в достатке продавали на рынке. Пересадка духа стоила очень дорого, поэтому чаще выбирали блаженную смерть, которая многим была по карману. Маг связывал чувства старика с юношей, и тот с деньгами клиента отправлялся в дом любви. Смерть у всех стариков наступала в самом конце любовных игр.
         Ходили слухи, что морши не только лечат болезни, но и могут их вызывать, если за это хорошо заплатить. Маги могли подчинить любого, но только одного, поэтому к ним не ходили в одиночку. Мало кто верил в то, что зелёные будут нарушать закон и рисковать жизнью и благополучием, но никто не хотел рисковать. Даже если потом что-то докажут и с морша снимут кожу, это не поможет пострадавшему.
         Карту я запомнил быстро, дольше разбирался с записями. Писали на языке Салеи, да ещё с сокращениями, а я плохо его знал и не понял записи, но заучил. Когда окажусь в тех местах, возможно, с чем-то и разберусь.
Закончив изучать карту, я вернул её отцу и получил два увесистых кошеля.
         – В каждом по триста монет, – сказал он. – Этого должно хватить для мага и загра. Учти, что они не торгуются. Обязательно захвати с собой Лаша. За охранниками пойдёшь второй раз. Если возьмёшь сразу все деньги, тебя могут ограбить даже со слугой.
         Лаш когда-то служил в дружине у одного из князей и, несмотря на свои пятьдесят лет, сохранил силу и сноровку в обращении с оружием. К нам он нанялся больше десяти лет назад и неоднократно доказал свои надёжность и верность роду Олеров.
         – И вот ещё что... – нерешительно добавил отец. – Не вздумай никому говорить об этом ларце. Две декады назад в трёх днях пути от столицы ограбили одного из купцов Сандома, перебили всех караванщиков и забрали много жемчуга. С нашим товаром всё чисто, но я не хочу это доказывать. Понял? Тогда иди!
         Я забрал кошели и ушёл к себе переодеваться. Только начался второй месяц лета и столица задыхалась от жары, поэтому я решил обойтись без штанов. Снял домашний халат и надел красную шёлковую рубашку до колен. Пришлось использовать пояс, к которому прикрепил кошель и самый длинный из своих кинжалов. Благородные и их охрана имели право носить мечи, а купцам и наёмникам это разрешалось только в походах. Завязав на голове платок в тон рубашке, я нашёл Лаша и приказал сопровождать меня на рынок.
         – Возьми этот кошель, – сказал я слуге, – и не забудь кинжал. Идем на Круглую площадь.
         В столице было два рынка. Круглый располагался на одноимённой площади, а Нижний, на котором продавали только лошадей, скот и рабов, находился в ремесленных кварталах.
         Лаш тоже надел рубаху, но из простой ткани, и мы вышли из дома на улицу. Солнце так нагрело камни мостовой и тротуаров, что ногам было горячо даже через подошвы сандалий. В такое время из домов выходили только по необходимости, поэтому прохожих было мало, а знакомых вообще не встретили. Вот на рынке было многолюдно. Из-за жары никто не расхваливал свои товары, даже лоточники и водоносы. Торговались, не повышая голоса, и старались быстрее купить нужное и вернуться домой. Большая площадь была заставлена навесами, под которыми торговцы укрывались от солнца. Положив одну руку на рукоять кинжала, а другой придерживая кошель, я стал протискиваться сквозь толпу в ту часть рынка, где обосновались наёмники, а Лаш шёл следом.
         Те, кто зарабатывал охраной, тоже сидели под навесами, кроме трёх загров, которые устроились на солнцепёке. К нам приходили от них только мужчины, и я даже не слышал, чтобы с ними хоть когда-нибудь были женщины или дети. Почему-то беглецы держались порознь и старались не общаться друг с другом. Вот и сейчас каждый из них сел так, чтобы быть подальше от остальных. Наёмники меня пока не интересовали, поэтому подошёл к ближайшему загру. Это был юноша не старше двадцати лет, всего на две ладони выше меня, но широкоплечий и мускулистый, как все краснокожие. Красивое мужественное лицо, кожа медного цвета и грива рыжих волос, собранных в конский хвост. Он был одет в кожаные безрукавку и не доходившие до колен штаны. Любой человек в такой одежде сразу взопрел бы, а у дикаря была сухая кожа, и я не почувствовал запаха пота.
         – Куда? – коротко спросил загр.
         – Как к тебе обращаться? – спросил я, не отвечая на вопрос. – Я Мак из торгового рода Олеров.
         – Зови Саром, – отозвался он.
         – Нам нужно в Зарбу, – ответил я и сел рядом с ним на врытую в землю скамью.
         – Далеко, – сказал Сар. – Большой караван?
         – С тобой будут четверо хороших воинов. Туда повезёте совсем небольшой груз, а обратно – золото. Поедете верхом с заводными лошадьми.
         – Почему так мало? – удивился он. – Если встретим шеннов или разбойничью ватагу, там и останемся.
         – Идите осторожней, – пожав плечами, ответил я. – Вас посылают не сражаться, а доставить товар. Возьмёте хороших лошадей, и, если на кого-нибудь нарвётесь, сможете уйти. Большой караван привлечёт внимание, а несколько всадников пройдут незаметно.
         – Кто займёт моё тело?
         – Я и займу. Что ты скривился?
         – Вряд ли ты хороший боец, – объяснил Сар. – Я могу не вернуться из такого похода. Учти, что если договоримся, то в случае опасности заберу тело, а потом верну.
         Загры сохраняли связь с телом и после вселения чужой личности и могли его забрать по просьбе купца либо по собственной воле, если возникала угроза жизни. Я неплохо владел лёгким мечом и кинжалом, но в своём теле. Драться в чужом, да ещё клинками дикаря, не было никакого желания. Обычно, когда предстояла схватка, тело на время возвращали его хозяину.
         – Это твоё право, – ответил я. – Для меня главное – удачный поход.
         – Пойду, но будут два условия, – подумав, сказал он. – Это не обычный поход, поэтому увеличите плату. Меня устроят пять сотен монет. К другим можешь не обращаться. Даже если договоришься, меньше не возьмут.
         – Ладно, – нехотя согласился я. – Это плата, а какое второе условие?
         – Я сам наберу остальных, – ответил Сар. – Если идти таким малым числом, нужно выбирать лучших, иначе пропадём вместе с вашим товаром.
         – Не больше двухсот монет на каждого, – предупредил я, – и набирать будешь троих. Четвёртым пойдёт этот воин.
         – Годится, – посмотрев на Лаша, сказал загр. – Когда заплатишь?
         – Держи шестьсот монет, – ответил я, отвязывая кошель. – Лаш, отдай ему деньги. Сейчас вернёмся и привезём остальное. Когда будешь договариваться с наёмниками, узнай, есть ли у них лошади. Если нет, дадим своих.
         К моему удивлению, отец не высказал своего недовольства и молча отдал недостающие пятьсот монет. Такая покладистость вызвала сомнение в его словах о чистоте товара. Спешка с отправкой каравана и неоправданный риск... Так можно поступить, если товар достался за бесценок и от него нужно срочно избавиться. Нажитым добром так не рискуют. Впрочем, это было не моё дело. Честно или нет попал к нам жемчуг, но если караван дойдёт до Зарбы и вернётся обратно, то семья получит очень большие деньги.
         – Так даже лучше, – сказал он, отдавая два кошеля. – Загр выберет сильных бойцов. Выясни, что вам нужно для похода, и срочно обеспечь. И завтра с утра пойдёшь с этим Саром к магу. С собой возьми Лаша, так будет надёжней.
         Как я и думал, вернувшийся с рынка слуга сказал, что ни у кого из набранных охранников нет лошадей. Скорее всего, нам соврали, потому что только дурак возьмёт в поход своих лошадей, если они есть у нанимателя. До вечера я полностью выложился и загнал Лаша, но подготовил всё, что было необходимо.
         Утром мы взяли деньги для мага и отправились на рынок. Ждавшие нас трое наёмников сидели на одной лавке с загром. Я потребовал, чтобы они представились.
         – Марх Лаброй, – поднялся крепкий мужчина лет тридцати. – Потомственный воин и член гильдии. Пять походов.
         – Серк Лаброй, – тоже встал похожий на него наёмник, только со шрамом на щеке. – Всё то же самое. Мы братья.
         Каждый из братьев был вооружён двумя короткими мечами, которые они, как и загр, крепили на спине.
         – Барт Трогер, – сказал третий наёмник. – Воинов в роду не было, но в гильдии состою. Девять походов и война с Карголом.
         Эта война была лет двадцать пять назад, поэтому выглядевший на сорок лет Барт наверняка был старше. На его поясе висел длинный прямой меч, а на плече – колчан со стрелами. Лук со спущенной тетивой лежал на лавке. Как я узнал позже, этот вояка был мастером метать любое заточенное железо.
         – Хорошо знаете столицу? – спросил я, получил утвердительные ответы и добавил: – Сейчас я с Саром иду к магу, а вам нужно найти дом Олеров на Второй купеческой улице. Вас там ждут. К походу всё готово, поэтому сегодня и выйдем.
         Отец и братья уже обращались к магу, причём к одному и тому же, не стал оригинальничать и я. В отличие от загров, морши не избегали соплеменников, наоборот, старались во всём им помогать и даже селились в одном квартале, выкупая дома у тех, кто в нём жил. В столице было около тридцати магов, и некоторые приехали со своими семьями. Я как-то провожал туда одного из братьев, поэтому без труда нашёл нужный дом. На стук открыл сам хозяин.
         – Вы из рода Олеров? – спросил он меня, осмотрев нашу компанию. – Заказ?
         Маг был на три ладони ниже меня, узкоплечий и с почти лысой головой. Волосы росли только у женщин моршей, да и то редкие. Из-за смуглой зеленоватой кожи их за глаза называли зелёными. А вот лица ничем не отличались от наших, кроме отсутствия ресниц.
         – Мак из рода Олеров, – поклонился я. – Со мной загр по имени Сар и свидетель.
         – Я Ласс из рода Ом, – представился морш. – Прошу вас следовать за мной.
         Он отвёл нас в большую, богато обставленную комнату и предложил сесть. Загров часто водили к магам, поэтому я не удивился тому, что для Сара нашлось громадное кресло.
         – Вам обязательно нужно сидеть, – объяснил он. – Копирование сознания возможно только во сне. Ваш свидетель может постоять. Я вижу, что никто из вас не пользовался нашими услугами. Не нужно волноваться. Вы ничего не почувствуете до самого пробуждения. Да, плата за копирование личности осталась прежней.
         – Возьмите, – я протянул ему кошель. – В нём триста монет.
         Маг кивнул, взял у меня серебро, а дальше я ничего не помню.
         – Не чувствуете никаких изменений? – посмеиваясь, спросил он, когда мы проснулись. – Так и должно быть. Для того чтобы новая личность утвердилась в чужом разуме, нужно время. К полудню она должна пробудиться и забрать управление телом.
         – Можно спросить? – обратился я к нему.
         – Спрашивайте, – разрешил Ласс. – Что вас интересует?
         – Я хочу знать, что случится с копией личности, когда вы освободите Сара.
         – Передам вам воспоминания, – ответил он. – Это будет не копирование знаний, а перенос, поэтому копия личности лишится памяти и погибнет, а её исчезновение освободит загра. Это все вопросы? Тогда вы можете идти.
         Когда вернулись домой, увидели во дворе уже осёдланных лошадей и готовых к дороге наёмников. Я начал рассказывать вышедшему из дома отцу о визите к магу, но он прервал:
         – Я знаю о задержке, но она не помешает. Сейчас соберётся Лаш и поедут. Подойдите ко мне, Сар! В этих двух сумках наш товар и деньги на дорожные расходы. Мой сын, которому вы передадите тело, знает, что с ним делать, а вам нужно только обеспечить сохранность. Всё, что может понадобиться в дороге, уже погружено на лошадей. Для вас подобрали самых крупных из тех, какие были в продаже. Отправляйтесь, а я сегодня же посещу храм Ларея и помолюсь об успехе вашего похода!

         Пробуждение было неожиданным. Я заснул в комнате мага, а проснулся верхом на коне. По обе стороны от дороги стеной стоял лес, а небо уже начало темнеть. Увидев свою руку, я всё понял. Попытка управлять телом зарга не увенчалась успехом, но он меня заметил.
         «Наконец-то! – услышал я его мысль. – Маг сказал, что ты появишься к полудню, а уже вечер».
         «Расскажи всё, что произошло после того, как ты проснулся у Ласса, – тоже мысленно попросил я. – Я хотел у него спросить...»
         «О судьбе своей копии? – догадался Сар. – Ты спросил, и он ответил. Твою память перенесут в голову человека, а ты без неё просто исчезнешь. Ты сейчас – это только копия памяти, которая используют мой дух. Не будет воспоминаний – не останется и тебя. Отдавать тело?»
         «Подожди, – отозвался я. – Мне нужно подумать и хоть немного привыкнуть. Утром отдашь».
         Он ничего не ответил, а я не стал продолжать мысленный разговор. Мне было о чём подумать. Когда я подчинился воле отца, почему-то не подумал о судьбе своей копии. Главным было то, что не придётся ехать самому и рисковать жизнью. Теперь этой копией был я. Может, я и пользовался духом краснокожего, но не чувствовал никакой разницы с собой прежним, за исключением тела. У нового намного больше сил, да и чувства были острее моих. Загр лучше видел и слышал, а его нос было смешно сравнивать с человеческим. Если у собак нюх лучше, то ненамного. Всё это было бы интересно и замечательно, если бы моя жизнь не измерялась длительностью нашего похода! Надо же мне было задать этот вопрос, а проклятому магу ответить! Я лихорадочно искал выход и не мог его найти. Если Сара убьют, погибну и я, а если этого не случится, то меня вычистят из его головы!
Я терзался этими мыслями, пока наши караванщики искали и обустраивали место для ночлега, занимались лошадьми и готовили ужин. Загр дождался, пока остынет каша, немного поел и лёг возле костра, подстелив под себя одеяло.
         «Не стоит изводить себя мыслями, – сказал он перед тем, как заснуть. – Какой в этом прок, если ничего нельзя изменить? Живи, пока есть такая возможность. Умереть молодым можно и в обычной жизни».
         «Ты слышишь всё, о чём я думаю?» – спросил я.
         «Конечно, нет, – ответил он. – Слышу только тогда, когда ты хочешь что-нибудь сказать. Но я чувствую твоё отчаяние, а это неприятно. Учти, что я не оставлю тебя в своей голове. Как только вернёмся, сразу пойду к магу».
         «Ты не похож на дикаря, – сказал я. – Говоришь как горожанин».
         Я на время отвлёкся от своих терзаний и решил, что если мне жить в этом теле, то будет полезно узнать хоть что-нибудь о его хозяине.
         «А почему ты решил, что мы дикари?» – спросил Сар.
         «Все знают... – смешался я. – У вас даже нет городов».
         «Города у нас побольше ваших, – ответил он, – но не в степи, а на побережье. До них нужно ехать на запад больше ста дней. Есть и в степи, по берегам больших рек, но они небольшие и тоже далеко отсюда. Мы редко рассказываем о себе людям».
         «А почему вы бежите к нам?»
         Его слова удивили и вызвали страх. Не лазутчиков ли засылает никому неизвестное королевство? Против армии загров у нас не было бы никаких шансов!
         «Ты испугался, – заметил Сар. – Если боишься того, что с вами будут воевать, то зря. Нам надолго хватит своей земли. А почему бежим... Многие из живущих у вас загров – это преступники, которые заслужили казнь. Остальные ищут убежища по разным причинам. У меня уничтожили семью. Врагам удалось отомстить, но я был вынужден бежать. Даже жизнь на чужбине лучше смерти. Здесь я могу найти женщину и иметь детей».
         «Но почему не укрыться в вашей земле, если она такая большая?»
         «Это очень трудно, – нехотя ответил он. – У нас нет магов, но есть другие способы найти беглецов. А к вам за ними не придут. У меня не будет ночного дежурства, но хочется спать, поэтому отложим разговоры на завтра».
         Загр почти сразу заснул, и то же самое пришлось сделать мне, потому что я не мог бодрствовать, когда он спал. Снов не было, просто провалился в беспамятство и очнулся при его пробуждении.
         «Готов брать тело?» – спросил Сар.
         Я ответил согласием и тут же получил возможность двигаться. Мы были похожи во всём, кроме размеров, поэтому я без труда встал и отошёл к деревьям облегчится. Заодно ознакомился со своим детородным удом. Он был достоин восхищения, но кожаные штаны загра неприятно давили на это богатство. Я привык к более свободной одежде, а штанами пользовался только в холода.
Мои хождения разбудили остальных, поэтому я сразу же собрал всех и объявил, что забрал тело. Эти слова не вызвали радости у наёмников, наоборот, они были недовольны.
         – Нечего кривить морды! – сказал я. – Если случится драться, это будет делать загр. Я уже ходил в поход, но возглавлял его один из братьев. Вы опытнее меня, но полностью могу доверять только Лашу. Вот он и будет старшим.
         Лаш взялся командовать и всем нашёл дело. Я ушёл за сучьями, а остальные занялись завтраком и лошадьми. Долго мы не возились и выехали раньше, чем из-за леса показалось солнце.
         Утром уже не было панических мыслей и отчаяния. Если я – это чужая память и дух загра, то полностью не исчезну, если его не убьют. Дух останется у Сара, а воспоминания вернутся к Маку. Хилое утешение, но другого у меня не было. Нужно было полностью освоиться в этом теле, беречь его и получить от жизни максимум удовольствия, сколько бы она ни продлилась. Сар был прав, когда говорил о том, что умереть молодым можно и в своём теле.
Нам не пришлось возиться с обедом и лошадьми, потому что вскоре после полудня увидели трактир. Еда была хуже столичной, но лучше того, что мы могли приготовить из своих запасов. Пока ели, конюх вволю накормил овсом лошадей, поэтому выехали без задержки.
         – Как вы себя чувствуете, господин Мак? – тихо спросил догнавший меня Лаш.
         – Хорошо я себя чувствую, – ответил я, удивлённый его вопросом. – А почему тебя интересует моё самочувствие?
         – Я дважды был в походах с вашим отцом, когда его заменял загр, – ответил слуга. – Ещё один такой поход был с Мером. Господин Ардас оба раза переживал, а ваш брат был сильно расстроен до самого возвращения, и это сказалось на результатах торговли. После ваш отец говорил, что больше не будет использовать загров. Не из-за расстройства, о котором он не узнал, а из-за плохой выручки.
         – А почему ты не сказал ему о расстройстве? – поинтересовался я.
         – Я попытался, но он не захотел слушать. Сказал, что ему это неинтересно. А ваш брат был зол из-за израсходованного обращения к магу, поэтому я не стал злить его ещё больше.
         – Чувствую себя Маком, – сказал я. – Мало радости в том, что жизнь измеряется не годами, а декадами, но сделаю всё, чтобы выполнить волю отца. Ты несколько раз ездил в Салею. Хорошо помнишь дорогу? Я знаю её только по карте.
         – Я ходил с караванами только в столицу, так что в неё вас приведу, а оттуда нетрудно добраться до Торпа. Господин Ардас показывал карту, поэтому я знаю, что путь в Зарбу начинается из этого города.
         – Долго ехать до Барма? По картам трудно определить расстояние, а я с тобой не поговорил из-за спешки.
         – Приедем завтра к вечеру, – ответил Лаш. – До этого города дорога считается безопасной, а за ним начинаются обжитые места и часто пошаливают разбойники. Это самый опасный участок пути до столицы. Будем надеяться на удачу и милость Ларея.
         Поможет нам бог торговцев? Я не был в этом уверен. Непонятно, почему отец поскупился на наёмников. По сравнению со стоимостью товара затраты на них были небольшие.


                                                    Глава 2


         Когда начало темнеть, остановились на ночлег. Поужинали купленным в трактире окороком и взятыми из дома лепёшками, а лошадей накормили овсом и отвели на водопой к небольшому лесному ручью, о котором знал Лаш. Из него же наполнили фляги. Пока отдыхали, я посмотрел, что находится в сумке Сара. Можно было спросить, но загр молчал и у меня не было желания общаться. Ничего ценного в ней не оказалось, только одежда, перевязка и огниво. Если Сар спрятал перед походом только нашу плату, то это было всё его имущество, не считая мечей и висевших на поясе кинжала и кошеля.
         «Кошель можешь не проверять, – сказал он, когда я завязал сумку. – В нём только два десятка монет. Денег полно в тех сумках, которые дал твой отец. Судя по весу, в них не меньше двух тысяч. Не скажешь, откуда у вас столько жемчуга? Это, случайно, не тот, который взяли у побитых купцов Сандома?»
         «Не знаю, может, и тот, – ответил я. – Нам его принёс сосед».
         «Что делают с теми, кто продаёт краденное или взятое грабежом? – спросил зарг. – Я прожил в Дерме только две декады и не знаю ваших законов».
         «Если сами не участвовали в разбое и никого для этого не нанимали, отделаются крупным штрафом. Товар, конечно, заберут».
         «Тогда понятно», – сказал он и замолчал.
         «Что тебе понятно? – не выдержал я. – Если начал говорить, договаривай до конца!»
         «Понятно, почему спешил твой отец, – объяснил Сар. – Видимо, на него могла выйти стража, вот он и торопился. Заплатит штраф, но сбережёт товар».
         «Не знаю, – с сомнением сказал я. – Штрафы очень большие».
         «Наверное, ты никогда не имел дело с жемчугом. Не знаю, как у вас, а у нас за хорошую жемчужину могут заплатить и пятьсот монет. А в нашем королевстве, в отличие от Зарбы, есть море, в котором водятся жемчужницы. В ларце на глаз не меньше тысячи крупных жемчужин. Я в нём не копался, но те, которые лежали сверху, были правильной формы, белыми и без пятен, а значит, очень дорогими. Вот и посчитай».
         «Если менять серебро на золото у нас, дадут двадцать тысяч монет, – прикинул я. – В Зарбе золото дешевле, так что может получиться в два раза больше. Но если всё так, как ты сказал, непонятно, почему отец не захотел увеличить охрану».
         «Наверное, этот жемчуг достался вашему соседу за бесценок и нужно было срочно от него избавиться, – подумав, сказал Сар. – Если допросят с магом, уже не соврёшь. Быстро такое не продашь, а самому ехать в Зарбу... Мало того что легко погибнуть в пути, могут убить и при продаже. Большая охрана защитит в дороге, но не в чужом королевстве. Скорее всего, вам дали товар для продажи за долю в прибыли. Если это добыча разбойников, твой отец не ответит за его пропажу. И договор со мной избавляет от опасностей, так почему бы ему не рискнуть? На несколько человек не обратят большого внимания, даже с загром. Нас нанимают не только в караваны, поэтому отсутствие груза не вызовет подозрения. Вот большой отряд привлечёт внимание и не поможет, если не повезёт нарваться на племя шеннов. Твой отец всё сделал правильно, но если бы я знал, для чего этот наём, ни за что не согласился бы».
         «Я не простак и имею опыт в торговле! – обиделся я. – Можно без большого риска продать что угодно, только на это уйдёт много времени. Надо выучить язык или найти надёжного толмача и немного обжиться. Долго, но надёжно».
         «И эта задержка позволит тебе продлить жизнь. Если будешь осторожен и хорошо устроишься в Зарбе, я буду не прочь там задержаться. Отдашь на время тело?»
         Внезапно мне пришла на ум мысль, которая могла надолго отсрочить смерть.
         «Послушай, Сар, хочу кое-что предложить, – справившись с волнением, сказал я. – Как ты посмотришь на то, чтобы оставить меня в своей голове? Я ведь могу заплатить столько, сколько ты никогда не заработаешь мечом. Ты не можешь из-за магического договора присвоить ни одной монеты, но если даст заказчик...»
         «И ты согласишься на такую жизнь? – с сомнением спросил он. – Я думаю, что будешь клянчить тело».
         «Клянчить не буду, но смогу принести пользу, если отдашь сам. Отцу придётся отправить большую часть выручки, иначе нарушим договор. У тебя будет много денег, но они рано или поздно закончатся, а я смогу заработать без риска. Ради этого можно ненадолго отдать тело, и будет это не часто».
         «Я сейчас не отвечу. Давай поговорим об этом, когда доберёмся до Зарбы».
         Разговор прервался, и я отправился собирать дрова для костра. В эту ночь выпало дежурить, поэтому утром был сонным, пока не искупался в ручье. На завтрак варили кашу, а обедали опять в трактире.
         Дорога была утомительно-однообразной. Разбойники нам не встретились, погода не менялась, а спутники не вызывали желания общаться. Моё предложение Сару было далеко от той жизни, о которой я мечтал, но оно давало надежду. Даже существование в голове загра было лучше смерти. Я не мог жить самостоятельно, но прожил бы чужую жизнь. А если ещё хоть иногда будут давать тело... Он не ответил, а я теперь мучился, не зная, каким будет ответ.
         К вечеру лес стал редеть, а потом закончился вырубками, за которыми тянулись поля с неубранной пшеницей. Когда проехали три деревни, вдали показались стены и башни Барма. Это был город нашего королевства, и он ничем не отличался от столицы, кроме размеров и отсутствия королевского дворца. В воротах с нас взяли два серебряных за въезд и предупредили о том, что нужно снять мечи.
         – Знаешь хороший гостевой двор? – спросил я Лаша.
         – Мы останавливались в двух, – ответил он. – На мой взгляд, «Караван» будет лучше.
         Ехали до этого заведения недолго, и в нём были свободные комнаты, поэтому оставили лошадей конюху и пошли устраиваться.
         – Сколько комнат нужно господам? – спросил встретивший нас хозяин. – Они у меня одно- и двухместные.
         – Мне нужна комната для одного, – ответил я. – Остальные обойдутся двухместными. И пусть для нас приготовят ужин.
         – Вам нужны девушки? – спросил он. – У меня есть одна, которая вам подойдёт. Она уже скрашивала ночь заграм.
         – Пусть будет девушка, – согласился я. – Остальные решат за себя сами.
         Большие и чистые комнаты были обставлены удобной мебелью и запирались надёжными замками. Ключи от них выдал сам хозяин, предупредивший, что они единственные и мы можем не бояться за своё добро.
         – На окнах решётки, а двери такие, что замучишься рубить топором, – сказал он, протягивая мне ключ. – В комнатах убрано, поэтому никто из прислуги в них не войдёт.
         Я поверил и, когда пошли ужинать, оставил серебро в комнате, но сумку с ларцом взял с собой. Ужин был вкусный и обильный, но я помнил об обещанной девице и ел умеренно. Хуже нет, чем заниматься любовью с полным брюхом. Тело загра вспотело под одеждой, и надо было помыться с дороги, но я устал и решил, что пот любви не помеха. Когда разделся, всё быстро высохло и почти не пахло. Если не воняет для меня, то и девчонка как-нибудь перебьётся. Кстати, здесь мой нос быстро потерял часть своей чувствительности. Когда вошли в гостевой дом, в него шибанула волна запахов, в которых я не смог разобраться, сейчас тоже пахло, но уже терпимо.
         Кровать была большой, но я едва на ней уместился. Дверь не запирал и, когда постучали, крикнул, чтобы вошли.
         – Поверни ключ, – сказал я плохо видимой в полумраке комнаты девушке. – Платье можешь положить на стул.
         Она быстро разделась и подошла к кровати. Высокая, со стройной фигурой и пышными волосами, а лица я не смог рассмотреть даже глазами загра. У меня не было постоянной подружки, но женщинами не пренебрегал и раз в декаду ходил в дом любви. Там работали опытные девицы, у которых я многому научился. Теперь эти знания использовал в теле загра. Для любви оно было намного удобнее человеческого. Дело не в размерах, а в умении себя контролировать и остроте чувств.
         – Ну ты и зверь! – сказала она, когда мы закончили третий заход. – У меня никогда не было такого мужчины!
         – А другие загры? – спросил я.
         – Просто быки, – пренебрежительно ответила она. – Всё здоровое, но не умеют или не хотят ласкать. С ними было неплохо, а с тобой... просто нет слов!
         Мы с ней устали и быстро заснули, а утром повторили ещё раз. Я был доволен и не пожалел серебра.
         – Странная у вас компания, – надевая платье, сказала девушка. – Слишком мало для каравана, к тому же нет товара. Конюх сказал, что вы забрали с собой всё, что привезли. Теперь прислуга гадает, кто вы такие.
         – Я младший сын нашего короля, – с серьёзным видом ответил я, – а остальные – это моя охрана.
         – Насмешил! – засмеялась она. – Ладно, мне нужно бежать. Если ваше высочество когда-нибудь здесь заночует, пусть не забудет обо мне.
         «От тебя есть польза, – неожиданно сказал Сар. – Я не знал и половины того, что ты с ней вытворял, хотя любил многих женщин. И ни с одной не было так хорошо, как этой ночью».
         «За одну ночь трудно использовать всё, что знаешь, – отозвался я. – У тебя ещё будет возможность поучиться».
         В дверь постучал слуга и сказал, что нам приготовлен завтрак. Когда я спустился в застольную, там уже сидели охранники. Мне накрыли соседний стол. Больше никого из постояльцев не было, кроме молодого, богато одетого юноши и высокого пожилого воина, которые уже заканчивали есть. Я проголодался и занялся завтраком, не отвлекаясь ни на что другое.
         – С вами можно поговорить? – спросил подошедший воин, когда я поел и уже хотел встать из-за стола.
         – Отчего же нельзя? – отозвался я. – Садитесь, поговорим.
         – Купец? – спросил он, сев напротив меня.
         – Мак из торгового рода Олеров. Может, назовёте себя?
         – Руд Ореш из рода воинов, – представился он. – Служу князю Сандея, а сейчас охраняю его младшего сына.
         Сандей был первым городом королевства Салея на нашем пути. Руд говорил с заметным акцентом, поэтому я решил, что он салеец.
         – Это ваш княжич? – спросил я, оглянувшись на сидевшего за столом юношу.
         – Да, это светлый Гай Сандейский, – подтвердил он. – Хочу узнать, куда вы держите путь.
         – А чем вызван ваш интерес? – спросил я.
         – Ищу попутчиков, – ответил он. – Мой господин был гостем младшего сына князя Барма, который должен был дать дружинников для возвращения. Но княжичи поругались, и нам отказали в охране. Нужно возвращаться, а дорога небезопасна. Когда ехали сюда, узнали, что на ней резвятся две разбойничьи ватаги. Деньги есть, но только на дорогу, иначе я кого-нибудь нанял бы.
         Вряд ли отец дал Гаю мало серебра, скорее, тот всё промотал, когда развлекался в гостях.
         – Мы направляемся в вашу столицу, – сказал я, – так что нам по пути. Если хотите, до Сандея можем ехать вместе. Не скажете, велики ли ватаги? Может, нужно найти ещё кого-нибудь?
         – Этого никто не знает, потому что они не оставляют живых, – ответил Руд. – Но я не думаю, что нападут на шесть вооружённых мужчин и загра. Товара у нас нет...
         – Давайте я посоветуюсь со своими людьми, а потом решим, – предложил я. – Они опытные воины, а у меня только второй поход. С разбойниками пока не сталкивался.
         Он кивнул и ушёл к своему княжичу, а я сел за стол к ожидавшим меня наёмникам.
         – Слышали? – спросил я. – Что можете посоветовать?
         – До Сандея три дня пути, – сказал Лаш. – Трактиров будет больше, но придётся ночевать в лесу. Нам не помешают два меча, только этот княжич... Его могут не устроить наша пища и ночлег. А взять и потом бросить... Это нужно обговорить заранее. Плохо, что у нас только один лучник. В ватагах редко меньше десятка разбойников, чаще их в два раза больше. Основное оружие – это лук. Хороших лучников мало, но любой из них сможет попасть стрелой с десяти шагов. Нападают из засады и засыпают стрелами. Нужно или так же ответить, или надеть броню.
         – Этот Руд сказал глупость, – добавил Барт. – Если разбойников много, нападут и на воинов, если те не прикрыты броней. У каждого можно поживиться оружием и серебром и взять коней. А княжич так одет, что нападут из-за него одного. У таких обычно есть золото, к тому же можно взять выкуп. Броня дорога, и глупо её покупать только для защиты от разбойников. Потом она станет обузой. Нас слишком мало, чтобы драться с шеннами, а удирать лучше налегке. Предлагаю купить луки, а если не жалко серебра, то арбалеты. И бьют дальше, и не нужно большой сноровки. Если их увидят, уже не нападут, иначе потеряют половину ватаги. Разбойники – это не воины, они не сражаются, а нападают на слабых.
         – Сколько стоит арбалет? – спросил я.
         – Хороший – пятьдесят монет, – ответил он, – и десять потратите на болты.
         – Так и сделаем, – решил я. – Сейчас поговорю с княжичем, а потом выдам вам деньги и сходите к оружейникам. Тебе будем покупать?
         – Обойдусь луком, – отказался Барт. – Лес близко от тракта, поэтому вы не успеете перезарядить арбалеты, а я, если не подобьют стрелой, успею завалить пять разбойников.
         Я встал из-за стола и подошёл к ждавшим окончания разговора салейцам. Княжичу Гаю вряд ли исполнилось семнадцать. Это был симпатичный, хорошо сложенный юноша с высокомерным выражением лица. Оделся он в не самую удобную для путешествия одежду: белую, шитую золотом рубашку, короткие красные штаны и такого же цвета платок, а на груди для всеобщего обозрения висел золотой княжеский медальон. Пояса и всего того, что на него обычно вешают, на нём не было.
         – Мы согласны ехать вместе, – обратился я к обоим, – только хочу предупредить, что у нас простая пища. Сейчас тёплые ночи, поэтому палаток не брали и, когда нет трактиров, спим на одеялах.
         – У нас есть палатка, а питание будет своё, – отозвался Руд. – Что решили по разбойникам?
         – У меня есть лучник, остальным купим арбалеты, – ответил я. – На вас брать?
         – У меня лук, – сказал он, – а светлому Гаю запрещено сражаться. Мы пойдём в свои комнаты. Когда будете готовы, предупредите.
         Я заметил, что оба недовольны не очень почтительным обращением. Но княжич был не наш, к тому же младший сын и совсем мальчишка. За оскорбление могли наказать, но я не собирался их оскорблять. Вот отказать в услуге имел право. Если и дальше будут проявлять недовольство, так и сделаю.
         Четыре арбалета и болты купили в первой же лавке, поэтому не задержались с отправлением. У спутников была вьючная лошадь, на которой они закрепили свёрнутую палатку и другое имущество. Оба с удивлением посмотрели на наш табун. На их месте я тоже удивился бы, потому что караванщики не устраивают скачек и редко берут заводных лошадей.
         Часа два ехали молча, потом княжичу стало скучно. Видимо, ему успело надоесть общество телохранителя, поэтому подъехал ко мне. Всё-таки зарг и купец в одном лице. Не ровня, но поговорить можно.
         – Мне непонятна цель вашей поездки, – сказал он таким тоном, каким меня отчитывал отец. – У каждого заводная лошадь, но едете рысью и без грузов.
         – Купцы не всегда заняты торговлей, – ответил я. – Два моих старших брата ходят с караванами, а я развлекаюсь и загра нанял для путешествия. Если его убьют, потеряю только деньги, а если вернётся, получу все воспоминания. Знаете, как они любят? Я в своём теле так не смог бы.
         – Здорово! – с загоревшимися глазами сказал Гай. – Я почему-то не подумал о такой возможности. Ведь так можно использовать несколько загров!
         – К магам можно обращаться трижды, – напомнил я. – Даже если не захотите продлить жизнь, остаются болезни или раны. Я решился на это один раз и отправлю своего загра в Зарбу. Представляете, сколько можно узнать, рискуя только деньгами?
         – Жаль, что я потратил свои, да ещё поругался с Ругом, – посетовал он. – Отец будет сердит, а я останусь без серебра. Я нанял бы загра не для путешествия, а для дома любви!
         Княжич на время забыл о своём высокомерии, и мы до привала болтали о женщинах. Похоже, что его больше ничего не интересовало. Пообедали тем, что захватили из Барма, накормили коней и продолжили путешествие. Ехали часа два, после чего у меня забрали тело.
         – Всем стоять! – приказал Сар и мысленно добавил для меня: «Ветер принёс из леса запах людей. Лучше тебе пока посидеть в моей голове».
         – А что случилось? – с недоумением спросил Гай.
         – Много людей, – ответил загр и махнул рукой в сторону леса. – Вы останетесь здесь, а я сбегаю посмотреть, кто это. И говорите тише, а лучше помолчите, потому что они близко.
         – Может, лучше быстрее отсюда убраться? – предложил Руд.
         – А если на тракте засада? – возразил Сар. – Нарвёмся на неё, а остальные ударят в спину. В общем, я сказал – вы выполнили!
         Все стали готовиться к бою, а загр спешился, оставил коня Марху и, обнажив мечи, побежал к лесу. На этом участке тракта он был густым, но почти без подлеска. Лишь в отдельных местах росли кусты, которые приходилось обходить.
         «Как ты можешь так тихо идти? – удивился я. – Весишь в два раза больше меня, а я даже твоими ушами почти не слышу шагов».
         «Очень толстый мох и мало сучьев, – объяснил он. – И ещё нужно уметь ходить. А сейчас помолчи. Мы уже подходим, а ты меня отвлекаешь».
         Лес впереди посветлел, и мы увидели небольшую поляну, на которой собрались три десятка вооружённых до зубов оборванцев. Кое у кого из них была нормальная, хоть и грязная одежда, остальным можно было вступать в гильдию городских нищих. Присмотревшись, я понял, что это не одна толпа, а две, которые что-то не поделили. Мужчины выкрикивали ругань и оскорбления, с ненавистью смотрели на своих противников и потрясали оружием, хоть и не спешили пускать его в ход.
         «Что они кричат? – спросил Сар. – Я их не понимаю».
         «Ругаются на языке Салеи, – ответил я. – Что думаешь делать?»
         «Сократим число разбойников и прибарахлимся, – сказал он. – Не бойся, я не собираюсь драться со всеми».
         Он убрал мечи в ножны, достал кинжал и стал ползком приближаться к поляне. Разбойники были заняты друг другом и так кричали, что можно было не таиться, всё равно его не заметили бы. Наверное, они разорались недавно, иначе мы слышали бы их вопли на тракте. Когда до толпы осталось шагов двадцать, он очень медленно приподнялся и неуловимо быстрым движением метнул кинжал. Пролетев между деревьями, он вонзился в шею одного из крикунов. Разбойники не стали разбираться в том, кто убил одного из них, обе ватаги бросились друг на друга, и на поляне закипела ожесточённая схватка. Силы были примерно равные, и толпа разбойников таяла на глазах.
         «Здорово придумал! – с восхищением сказал я. – И попал в шею с такого расстояния! Я так не смог бы».
         «Я тоже не смог бы, – мысленно ухмыльнулся загр. – Бросал наугад. Они стояли так тесно, что в кого-нибудь попал бы. Можно было бросить даже камень, им хватило бы. А теперь не мешай».
         Сар достал мечи и, уже не скрываясь, выбежал на поляну. На ногах осталось меньше десятка ватажников, поэтому он управился быстро. Каждому из них хватило одного удара, которые загр раздавал с такой скоростью, что я не успевал за ним следить. Когда упал последний, он занялся сбором трофеев.
         «Золото и драгоценности – это моя добыча, – предупредил Сар, когда обобрал последнее тело. – В сумке примерно две сотни золотых и жменя колец, серёг и кулонов. Не знаю, приму я твоё предложение или нет, и сколько ты заплатишь, но и эти ценности не будут лишними. Почему-то ни у кого нет серебра».
         «Наверное, не носят с собой, а хранят в своём лагере, – предположил я. – И ни у кого из них не было луков. Я думаю, что главари договорились встретиться и решить, кому грабить на этом участке тракта. Если бы не ты, наверняка обошлись бы без драки. Надо было не так сильно бить, тогда смогли бы кого-нибудь допросить».
         «Ладно, я их не воскрешу, поэтому обойдёмся без серебра, – сказал Сар. – Сейчас отберу самое лучшее оружие, а Барт продаст оружейникам в Сандее. Мою долю можешь потратить на баб, у тебя с ними здорово получается».
         Загр связал поясами убитых больше десяти мечей, а кинжалы положил в сумку с золотом.
         «За это оружие дадут не меньше пятисот монет, – оценил он добычу. – На некоторых кинжалах есть камни, но я плохо в них разбираюсь. Остальное – барахло».
         Тело я получил, когда мы вышли к тракту.
         – Привяжите к лошадям, – сказал я ошарашенным наёмникам, положив на дорогу связку мечей. – Сейчас достану кинжалы. Продадим это, когда приедем в город. Что вы на меня так уставились? Неподалёку отсюда сошлись в драке две ватаги разбойников, а загр добил уцелевших и забрал хорошее оружие. Остальное брать не стал. Скорее всего, это те самые грабители, о которых нам говорили, но лучше не расслабляться.
         – А почему не дрались сами? – спросил княжич. – Хотя вы же купец.
         – Я неплохо дерусь в своём теле и своим мечом, – ответил я, задетый его словами, – а драться чужими, да ещё двумя и в теле загра... Он этого не позволит. Давайте ехать, и так уже сильно задержались.
         – Вам нужно было отрубить головы главарям, – сказал Руд. – В Сандее их должны знать и наверняка назначили большую награду.
         – А как узнать, кто из них главарь? – ехидно спросил я. – К тому же до вашего города ехать три дня, а головы протухнут к завтрашнему утру. Когда приедем, они будут так вонять, что меня не пустят в Сандею ни за какие деньги.
         – Я сказал глупость, – признал он. – Предлагаю не убирать арбалеты. Те разбойники могли быть не единственными.
         Мы сели на лошадей и продолжили путь. Всех мучило любопытство, но никто не приставал с расспросами. Я сжалился и сам подробно рассказал, когда пообедали в придорожном трактире и ждали, пока поедят кони.
         – Жаль, что такие воины не хотят служить в дружине! – высказался Руд. – И ещё мне непонятна неприязнь загров к доспехам. Единственная броня, которую я у них видел, – это боевые браслеты.
         «Я действительно не видел у вас брони, – обратился я к Сару. – Не скажешь почему?»
         «Я уже говорил о тех, кто к вам бежит, – отозвался он. – Здесь нет профессиональных воинов, так, отребье. Есть и другие беглецы, но их мало. Ваши доспехи не подойдут, поэтому их нужно делать на заказ. Знаешь, сколько они будут стоить? Боевые браслеты не очень дороги, но ими нужно уметь пользоваться. Мастер может отбить меч или стрелу, а для неумехи они только обуза. Ещё сам поранится шипами».
         «А ты? – спросил я. – Не всякий дружинник может похвастаться такой сноровкой в обращении с мечами».
         «Не хочу об этом говорить», – недовольно ответил он и замолчал на весь день.
         Трактиров больше не встретили и, когда начало темнеть, выбрали удобное место и устроились на ночлег. Поужинали всухомятку, распределили дежурства и легли спать. Руд тоже улёгся под открытым небом, только перед этим установил палатку для княжича.
         А ночью мне впервые приснился сон. Какой-то большой дворец с множеством галерей и переходов, в которых повсюду встречались загры, одетые в непривычные и очень богатые наряды. Были там и караулы защищённых бронёй воинов. Я шёл через анфиладу роскошных залов, приветствуя многих загров взмахом руки. Некоторые тоже махали руками, другие в ответ едва заметно кивали. В одной из комнат, через которую довелось пройти, на стенах висели непривычно большие зеркала. В них отразился Сар, одетый в белоснежные, шитые золотом рубашку и штаны. За спиной был такой же белый плащ, а на груди висел небольшой золотой диск. Такие же были и на других заграх. Я проснулся от прикосновения Серка. Он отдежурил, и теперь была моя очередь.
Лагерь охранял, лёжа на одеяле. Для человека было тихо и лишь немного пахло хвоей и прелой листвой, я же слышал множество звуков и вдыхал запахи, в которых уже начал разбираться. Княжичу было душно в палатке, и он откинул полог, поэтому я не только слышал его дыхание, но и мог сказать, что он ел перед сном. Ни зверь, ни человек не смогли бы незаметно приблизиться, поэтому можно было расслабиться и думать о чём угодно.
         Меня взволновал сон. Я и раньше думал, что Сар необычный загр, а сейчас в этом убедился. Он явно был благородного происхождения. Жаль, что нельзя спросить. Вопросы о прошлом вызывали у него раздражение, а я не хотел злить того, от кого полностью зависел. Ладно, не хочет говорить, и не надо. В конце концов, это не моё дело. Да и этот сон может быть не последним. О себе я старался не думать. Слишком много всего впереди, чтобы можно было хоть что-то загадывать. А раз так, зачем терзать себя мыслями о скором конце? У меня даже смерть будет не такой, как у других. Она уносит дух к престолу одного из богов, а что уносить в моём случае, если даже дух был чужим? Я лежал и бездумно смотрел на раскинувшийся надо мной звёздный купол небес. Недалеко пробежал какой-то мелкий зверёк. Я втянул носом воздух и понял, что это лиса. Интересно, откуда пришло это знание? Почему непонятная мешанина запахов стала распадаться на что-то такое, что можно понять и использовать? Сам я не мог этому научиться, тем более за несколько дней. И этот сон... Крепнет связь с Саром? Я никогда не интересовался слиянием, да и у кого о нём можно было узнать? Наверное, только у магов и самих загров. Клиентам возвращали память, а не мысли и чувства их копий. Только вряд ли загры будут откровенничать. Если отпугнут заказчиков, на что жить? Только удовлетворять богатых дам? Так таких любительниц было немного. И дело не в желаниях, а в возможностях. Некоторых любовь краснокожих могла просто убить.
Наконец стало светать. Мне надоело лежать, поэтому встал и сходил к небольшому лесному озеру. Ходил не так тихо, как Сар, но никого не разбудил. Холодная вода взбодрила и прогнала сонливость. Перед тем как возвращаться, набрал воду в оба котелка. В лагере проснулись все, кроме княжича и отдежурившего полночи Серка. Их пока не будили. Каждый привычно занялся делами. Наступил пятый день моей жизни.

Главы 3-4  https://www.chitalnya.ru/work/3025477/






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 21.02.2021г. Геннадий Ищенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3024926

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


















1