Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Ноги из ушей. Глава 9


Ноги из ушей.  Глава 9
Глава 9. Поросячий обед.

Как вы думаете, что я увидел? Плавает моя рыбка в банке на боку и похоже совсем не дышит. Наверное замораживаться начала. И вдруг я папины шаги услышал! Второпях как захлопну дверцу морозилки, она даже снова отскочила.
- Ты что в холодильнике ищешь? - спрашивает меня папа.
- Еду.
- Мама ужин приготовила?
- Ничего она не приготовила, потому что они с Игорем уехали к бабушке.
Папа расстроился. Он ужасно не любит что-то сам делать. Однако пришлось, нужно же было нам что-то есть.
- Картошку что ли пожарить? Да ну, слишком долго, давай лучше пельмени сварим, - решил он и потянулся к дверце морозилки.
А там банка с рыбкой на самом виду! Я тоже за дверцу ухватился. Папа её на себя тянет, а я наоборот, прижимаю изо всех сил.
- Нет!
- Ты что, пельмени не хочешь? - удивился папа.
- Не хочу! - замотал я головой.
- А что ты хочешь?
- Картошку.
Я знал, что папа её тоже любит.
- Не хочу я её чистить! - рассердился папа.
- Я сам почищу, вызвался я.
Вот и пришлось мне самому картошку чистить. А что делать, сам напросился. Сижу, мучаюсь. Все пальцы изрезал. Через полчаса наверное папа на кухню зашёл.
- Как? Всего три картошины почистил? - изумился он.
- Сам попробуй, - пробурчал я. - Посмотрим, сколько времени тебе понадобится.
- Сам, сам...
Но муки голода всё же заставили его взяться за нож. И конечно же первое, что он сделал, это включил на кухне телевизор. Он без телевизора вообще жить не может. Сел перед ним, в одной руке пульт телевизионный держит, в другой нож, сам в экран уставился. Я тоже глянул было, да сразу отвернулся: двое дядек бубнят что-то про экономическую нецелесообразность балансового кризиса нестабильной устойчивости финансового процесса. Ну, что-то в этом роде, я как следует не разобрал.
Хотя, должен вам признаться, что всё же попытался вначале вникнуть. Нам в школе велели прислушиваться к новостям, потихоньку впитывать информацию. Однако честно вам скажу - ничего из этого не вышло! То есть по отдельности некоторые слова я вроде бы запомнил,но вот что они обозначают все вместе, хоть убейте не пойму.
Короче, минут наверное через десять надоели мне эти дядьки со своей экономикой ужасно, и я попросил папу переключить канал. Папа как обычно принялся отчаянно сопротивляться, его хлебом не корми, дай послушать бубнёж про коррелирующую инфляцию, инструктирующую обструктивную инфракцию эмиссией кредитования.
- Посмотри, как ты мне помогаешь?! - негодующе воскликнул я, ткнув укоряющим перстом в недочищенную картофелину в его руке. Единственную между прочим. - Если ты и дальше будешь слушать своих политиков, мы не дождёмся ужина до морковкиного заговенья!
Папа смущённо потёр глаз, а я воспользовавшись моментом, переключил канал. Попал на какой-то клип. Не то,чтобы мне песня сильно понравилась, но всё же лучше, чем скучные дядьки. Папа сморщился, как будто ему кусок лимона без сахара в рот засунули, и переключил на своих дядек. Завязалась борьба за пульт. Я вопил, что он замучил нас своей политикой, а папа кричал, что ему никогда не дают вволю насладиться любимой программой. Телевизор трещал и моргал, потому что мы с папой нажимали подряд на все кнопки.
В пылу борьбы я задел кастрюлю с картошкой, она опрокинулась, вода разлилась по полу, и папа поскользнулся, выронив нож. Грозным голосом послал меня за тряпкой. Я пошёл. А что делать? Возвращаюсь и что вижу? Папа сидит на табуретке перед телевизором и хохочет. Смотрит юмористическую программу и про картошку совсем забыл! Ну, я ему напомнил. Он нехотя взял в одну руку нож, в другую картофелину, посмотрел на экран и снова загоготал. Я быстренько тряпкой лужу по полу размазал и тоже уселся телек смотреть. Скоро мы с папой уже на пару покатывались со смеху. И я тоже про картошку забыл. Вспомнил наверное ещё через полчаса. Кое-как мы с отцом всё-таки её дочистили и поставили на плиту вариться. Сидим, ждём, когда готова будет, и слюной исходим. В животах у нас бурчит от голода, терпения уже нет дожидаться. А тут ещё юмористическая программа закончилась, и нам совсем невмоготу стало. Каждую минуту крышку с кастрюли снимаем и смотрим, как там наша картошка, не сварилась уже? А она как назло даже закипать не желает. Я уже потом догадался, это от того, что мы с папой весь горячий пар из кастрюли выпускали.
Еле-еле дождались, через час наверное, когда сварится. И всё равно ели полусырую, ещё хорошо, что в холодильнике отыскались колбаса и масло. В общем поужинали наконец. Сидим сытые и довольные, фильм смотрим. Бандиты орут, стреляют, бац, блям, бух! Тормоза визжат, героиня вопит, герой отстреливается и кажется уже еле дышит. А мы сидим себе на тёплой кухне в окружении грязной посуды, положив локти прямо на крошки, в уюте, кайфуем. Я, естественно, про всё и позабыл. И про уроки, и про банку с рыбкой.
Часов в девять заявился Игорь и едва не разрушил нашу идиллию, заявив:
- Ну и ну, сидите тут как поросята у опрокинутого корыта. Но вскоре и сам присоединился к нашему поросячьему сообществу. Взял тарелку с едой на колени, подсел поближе к экрану и тоже про всё забыл.
Так и сидели до прихода мамы. К счастью фильм как раз закончился, и мы быстренько разбежались с кухни.
- Мы тебе там ужин приготовили! - гордо завил папа, поспешно улепётывая к своим рыбкам.
А мама, заглянув в кастрюлю, оценила свой ужин - ошметки картошки на её стенках, и принялась за уборку последствий нашей просячьей жизнедеятельности.
Так что про рыбку я вспомнил лишь когда улёгся в постель. Подумал, что надо бы пойти, посмотреть как она там, но лень было вставать. А, думаю, до утра подождёт.
А утром... Не хочется даже вспоминать. Папа сначала рычал, потом плакал. Оказывается я загубил редчайшее сокровище, его надежду, самочку, которую он специально выписал из-за границы и возлагал на неё огромные надежды, собирался вывести от неё потомство и заработать миллионы. Я предложил ему оживить рыбку. И папа даже попытался это сделать, но увы...
Так что эксперимент я всё же провёл, но он провалился. И знаете, недаром говорят: отрицательный результат - тоже результат. После этого я пересмотрел своё решение с заморозкой - да ну его, вдруг тоже не оживёшь? А когда я рассказал об эксперименте Игорю, тот насмешливо щёлкнул меня по лбу:
- Дурачок, а вдруг аппаратура откажет? Произойдёт сбой в системе? К тебе в контейнер залетит муха, или заползёт паук, и ты мутируешь? Представляешь, через сто лет размораживают тебя, а из контейнера выползает...
- Человек-паук! А что, прикольно.
- Или таракан. Фу!
Если он хотел меня напугать, то добился противоположного результата. Мне сразу захотелось стать супергероем! Мои мысли заработали в этом направлении. А что если сразу заложить в контейнер вместе с человеком какое-нибудь насекомое? Или животное? Они скрестятся... Только надо знать, на какую температуру их замораживать.
Вот мы и вернулись к тому, с чего начали. К градусам. У меня всегда так, сначала отвлекусь, мне за это частенько влетает, но зато если уж я за что-то берусь, или чем-то интересуюсь, то не отстану, пока не добьюсь ответа.
Так на чём я остановился, когда рассказывал про градусы? А вспомнил! Положил я градусник на батарею...






Рейтинг работы: 2
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 13
© 20.02.2021г. Вера Гераниева
Свидетельство о публикации: izba-2021-3023703

Рубрика произведения: Проза -> Юмор


Владимир Филатов       24.02.2021   10:38:25
Отзыв:   положительный
Жалко рыбку, я все ж думал она оживет!
Хороший рассказ Вера!
С уважением, теплом, Владимир


Вера Гераниева       24.02.2021   17:53:14

Спасибо.
















1