Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Командировочные страсти. Гл. 2 Пикник на озере


                                                                                                                         Глава 2
                                                                                                                Пикник на озере
Авиарейс Москва - Ставрополь осуществляли первые советские реактивные лайнеры ТУ-104. Первый полёт Ту-104 совершил 17 июня 1955 года. Пятого ноября 1955 года в воздух поднялся первый серийный самолёт, построенный на Харьковском авиазаводе. Кроме Харьковского авиазавода, Ту-104 различных модификаций выпускали на авиазаводах Омска и Казани. Всего построен 201 экземпляр. Производство было прекращено в 1960 году.

Ту-104 оказался ненадёжен, тяжёл, в полёте очень неустойчив и плохо управляем, склонен к раскачке. Особую опасность представлял так называемый «подхват». Самолет резко подхватывало, он мгновенно набирал большую высоту, а затем срывался в неуправляемое вертикальное пикирование. По этой причине произошло несколько катастроф, в том числе самая известная катастрофа Ту-104 — 17 октября 1958 года, когда рейс Пекин — Москва, пилотируемый экипажем Г. Кузнецова упал на территории Чувашии. Не редкостью на Ту-104 были выкаты за полосу, и для эвакуации самолёта с грунта использовались надувные резинотканевые подъёмники . На самолёте стояло несовершенное навигационное оборудование и автопилот. Отсутствовало радионавигационное оборудование захода на посадку . В 1962 году под Красноярском один из самолётов Ту-104, выполнявший рейс Хабаровск — Москва, был по ошибке сбит ракетами ПВО. Выпуск Ту-104 был тихо прекращён всего через пять лет после начала серийного производства.

Ставрополь (в переводе с греческого - "город креста") является городом краевого значения и административным центром Ставропольского края.
Город расположен на юго-западном склоне Ставропольской возвышенности в пределах высот от 484 до 655 метров над уровнем моря. Одна из улиц города носит название 45-я параллель, что отражает ее точное широтное положение - Ставрополь равноудален от Северного полюса и от экватора. Срединность города состоит и в другом. Расположившись на самой высокой точке Предкавказья, он оказался на водоразделе бассейнов Черного и Каспийского морей, ровно в середине между ними. Это центральное расположение изначально придало городу важное геополитическое значение, которое точно отражено в символической фразе: "Ставрополь - врата Кавказа".
Город занимает площадь в 244,8 кв. километра.

Ставрополь основан в 1777 году как шестая крепость Азово-Моздокской военно-укрепленной линии. Крепость занимала господствующее положение над всей окружающей местностью и прикрывала перекресток дорог, которые шли с юга на север и с запада на восток.
Численность населения города Ставрополь составляла в конце 60-х годов около 190 тысяч человек. Ставрополь - это около 530 улиц общей протяженностью 482 километра. В городе 149 образовательных учреждений, в числе которых 20 высших, пять музеев, два театра, 20 массовых библиотек, 219 памятников истории, культуры, архитектуры и градостроительства. Площадь зеленых насаждений составляет 4494 гектаров.

От аэропорта «Ставрополь» до города восемнадцать километров. Через час Серов находился в проходной родственного завода, где его ждал пропуск. Сделав первые шаги по территории предприятия, Серов был поражен обилием на каждом шагу садовых роз всех цветов радуги и замысловатой формы бутонов. Розы любовно ухожены и высажены, как отдельными цветущими кустами, так и целыми аллеями. Дорожки, которые вели к зданию заводоуправления и к помещениям цехов засажены с двух сторон аккуратно подстриженными кустами благоухающих роз. Это был не завод, а какое-то царство роз. Такого разнообразия цветущих роз в одном месте Серову видеть не приходилось даже в южных дендрариях. Он был настолько поражен и восхищен, что чуть не позабыл, "какого корреспондента" прилетел на завод за полторы тысячи километров.

И первый вопрос у Серова в отделе комплектации был о чудо - розах. Оказалось, что директор завода профессионал разведения королевы цветов. Он тратил даже кровные деньги для покупки саженцев редких сортов роз и сам ежедневно любовно ухаживал за ними. Серову сразу пришла в голову дерзкая мысль, что среди такой невероятной красоты просто не может оказаться плохих людей с дурными мыслями. Пока дойдешь по цветущим и благоухающим аллеям до своего рабочего места все отрицательные эмоции, которые получил с утра дома и по дороге на работу, как ветром сдует. Мудрый директор мудрый, ничего не скажешь!
В отделе комплектации оказались действительно доброжелательные работники, где первым делом помогли устроиться в центральную гостиницу, с которой у завода заключен договор и, где существовала бронь на номера для приезжающих на завод в командировку. Наталья, стародавняя знакомая Серова, бывала на заводе «Старт», где он помогал ей получать сверх наряда диоды, договариваясь с начальником цеха и начальником отдела сбыта.

Будучи заместителем начальника отдела комплектации, Наталья приняла самое активное участие в бытовом устройстве, похлопотала с гостиницей, чтобы приготовили место для гостя из Москвы в двухместном номере на втором этаже. Потом провела по цехам с ознакомительной экскурсией, после чего отправились на склад, где подготовили к упаковке малогабаритные двигатели РД-09, а Серов передал гарантийное письмо, чтобы на следующий день были подписаны сопроводительные документы и можно с чистой совестью и с дефицитными двигателями отправиться в обратный путь.

Пообедали вдвоём в на удивление дешёвой заводской столовой. После трапезы присели на одну из лавочек среди цветущих благоухающих роз, поговорили о том - о сём, о житье-бытье и условились о деловой встрече на следующий день. На следующий день на календаре значилась пятница. В Москве Серов обязан появиться в понедельник. Значит, на осмотр достопримечательностей города и на всё про всё в запасе три летних дня.

Закончив дела на заводе, Серов условился с секретарем отдела, чтобы та в пятницу утром заказала товарный пропуск и подготовила документы на вынос двигателей с территории завода. Тепло попрощались с Натальей, которая организовала служебную машину «Волга М 24» для доставки утомлённого тела москвича до гостиницы. От Москвы до Ставрополя около полутора тысяч километров. Время в полете почти два часа. Серов естественно немного утомился с дороги и от перемены климата и от дурмана цветущих и благоухающих роз и от какого - то еще непонятного волнения.

Соседом по номеру оказался молодой мужчина тридцати трех лет(возраст Христа) кандидат технических наук из Всесоюзного электротехнического института (ВЭИ), который занимается исследованиями и разработкой высоковольтной техники, силового и электротехнического оборудования.
Андрей, так звали кандидата, приехал из Москвы на научно-практическую конференцию и был, «как денди лондонский одет». Финский шикарный серый костюм, несколько разноцветных гладких рубашек и галстуков, развешанных во встроенном шкафу, модные чешские штиблеты от "Бати".

Серов напротив одет так, чтобы не выделяться из общей серой массы советских людей. Дело снабженца не протирать штаны в конференц-зале, а обивать пороги заводских отделов, стучаться в кабинеты начальства, ходить по пыльным, дымным цехам и далеко не стерильным складским помещениям. Выглядеть снабженцу должно скромно, не привлекая внимания к «прикиду» и своему существу. Входи тихо, проси мало, уходи незаметно - вот некоторые незаменимые приемы для удачливой работы агента по снабжению.

По заведенной командировочной обязательной традиции, Серов прихватил из Москвы бутылку «Столичной», круг «краковской колбасы» и молча выложил на стол, стоящий посредине номера. Андрей сбегал в буфет, который находился рядом с номером принес батон хлеба, овощи, сок, чтобы сбить градус. Земляки приступили, как полагается в лучших гостиницах Конотопа и Урюпинска, знакомиться. Через час рассказали друг другу «Ху есть ху» и, поскольку время было детское около пяти вечера отправились прогуляться по краевому центру.

Андрей приехал на два дня раньше Серова и мог свободно ориентироваться в городе. Он заранее присмотрел тихое летнее кафе, где можно спокойно посидеть и выпить кружечку охлажденного разливного «Жигулевского» пива.
В Советском Союзе в конце 60-х годов сортами светлого пива по ГОСТу числились в общепите Жигулёвское, Московское, Ленинградское, Славянское, Ячменный колос и Рижское; тёмного пива — Останкинское, Украинское, Бархатное, Мартовское, Портер.
Но подавляющее большинство населения не ведало о таком изобилии пивных марок. Народ чётко разделял пиво на две категории: пиво Жигулевское - теплое и пиво Жигулевское охлажденное. Пиво Бутылочное и пиво Разливное.

Неспешный путь москвичей, слегка подогретый «Столичной» водкой проходил мимо мемориала «Вечный огонь» на проспекте Карла Маркса. Погоды стояли исключительно солнечные, но очень ветреные, что характерно для ставропольского климата. Город известен частыми штормовыми порывами ветра со скоростью до 30 м/с. Один из таких шквалистых порывов погасил огонь на Мемориале. Когда приблизились, то очень удивились «вечный» огонь не горит, а прохожие идут и не обращают внимания на такое вопиющее ЧП.

Решение у Серова пришло мгновенно. Зажечь погашенный природным катаклизмом «вечный» огонь! Немедленно приступить к ликвидации ЧП! Серов чиркнул для надежности сразу несколько спичек и вытянутой рукой подбросил их к газовой горелке. Природный ставропольский газ радостно вспыхнул голубым пламенем, но никто из окружающих не оценил «благородного» поступка.

(Именно из Ставрополья в конце декабря 1956 года по первому дальнему магистральному газопроводу «Ставрополь — Москва» ставропольский газ пришел в столицу)
Люди брели и брели мимо по своим будничным делам. И никто из жителей славного града Ставрополя не обращал внимания ни на москвичей, ни на голубое пламя на мемориале только что, вновь зажженное недрогнувшей рукой. Скромно, ни на что не претендуя, с чувством выполненного долга, продолжили не торопливый путь в летнее кафе, чтобы помянуть советских воинов, погибших в той жестокой войне и выпить за здоровье жителей Ставропольского края, которые снабжают столицу нашей Родины Москву первоклассным природным газом.

(После прихода в Москву ставропольского газа, в квартирах сняли газовые счетчики. Жги, москвич, природный газ, сколько душе угодно! Помни, товарищ, что наше поколение будет жить при коммунизме провозгласил Никита Хрущев!)

В кафе заказали по две кружки охлажденного Жигулевского пива и попросили девушку - продавца предложить популярную в народе вяленую рыбу, поскольку они гости Ставрополя и ещё не успели изучить местный рыбный рынок. Доброжелательная буфетчица посоветовала взять по порции вяленой шемаи весом грамм по триста.
Рабочий день заканчивался и большинство столиков занято. Отыскали два свободных места, поздоровались с соседями и устроились за столиком со своими кружками и рыбой шемая. Один из соседей одобрил рыбный вкус.

Шемая-рыба редкая и очень вкусная. Нашлась тема для разговора и наш новый знакомый поведал нам о Сенгилеевском озере, местной достопримечательности и тех рыбах, которые там, в изобилии водятся.
(Свое имя шемая получила от персидского названия «шах-маи», что значит «царская рыба». В 1952 году азовская шемая была завезена из рыбцово-шемайского рыбопитомника Краснодарского края.)

Выпив по третьей кружке Жигулевского (Бог любит Троицу), поблагодарив соседей за приятно проведенное время и за ценную информацию, которую от них получили. Умиротворенные и удовлетворенные пивом под вяленую рыбу москвичи отправились побродить по вечернему южному городу на сон грядущий. Наружной рекламой город явно не перегружен. Те же плакаты на пустых торцах домов, что и в Москве: «Летайте самолетами «Аэрофлота»; «Храните деньги в Сберегательной кассе» и «Коммунистическая партия Советского Союза - ум, честь и совесть советского народа»

К десяти часам вечера соседи вернулись в гостиницу и Серов рухнул, как убитый, проспав до утра, покуда не разбудил Андрей, уходящий на очередное научное заседание. Легко позавтракав в буфете, отправился на завод заканчивать снабженческие дела.
Получив на проходной пропуск, Серов прошелся по заводским аллеям, любуясь и «вдыхая розы аромат, тенистый вспоминая сад…» и под умиротворяющим впечатлением свежих в сверкающей росе утренних роз, вдруг безумно захотелось молодому человеку увидеть Наталью. Виноваты, конечно, розы их манящий и зовущий  сладострастный аромат!

(Роза – это аромат Венеры, который, подобно этой планете, служит символом молодости и любви, «притягивает» страсть и удачу. Повышая работоспособность, эфирное масло розы снимает переутомление, препятствует развитию стрессовых реакций и стимулирует творческое и интеллектуальное развитие. Воздействие эфирного масла из цветков розы – бодрящее и успокаивающие, оно особенно эффективно устраняет невротические расстройства и повышает работоспособность.)

Войдя в помещение отдела Серов увидел Наталью в ином свете, нежели накануне. Перед ним сидела молодая красивая женщина с темно каштановыми волосами и удивительно синими глазами Элизабет Тейлор. Несмотря на последний месяц лета - август лицо ее выглядело практически не загорелым. Тем отчетливее выделялся легкий румянец на щечках с забавными ямочками.

Давно замечено, что южные женщины не любят загорать и у них, напротив считается хорошим тоном, когда лицо и тело не обожжены ультрафиолетовыми солнечными лучами. Высокая грудь у Натальи в меру прикрыта. Брошенный взгляд ниже, обнаружил пленительные колени. Что это были за колени! Круглые зажигательные колени - мечта поэта! Дааа, гарна, гарна казачка мелькнула коварная мыслишка в слегка затуманенном сознании молодого повесы!

Наталья почувствовала нечто подозрительное во взгляде, когда с ней здоровался Серов и их руки чуть дольше задержались в рукопожатии, чем положено при деловом знакомстве. Оказывается их не хотелось разжимать. Настоящая женщина всегда чувствует от самых дверей, даже находясь спиной к двери, как к ней относится в данный момент времени, вошедший мужчина, который ей интересен. Искра взаимности, пробежала между пальцами сомкнутых в рукопожатии рук.
Однако дела есть дела, их надо завершать! И только после того как цикл будет полностью закончен, можно приступать к решению следующих задач или проблем, точно зная, что совесть чиста, что за тобой не тянутся «хвосты», не завершенного до логического конца дела. Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня! Серов всегда помнил своего декана Алкина по Плехановскому институту, который не уставал повторять нерадивым студентам: "Институт надо кончать!"

Наталья проводила на склад готовой продукции, где поджидали двигатели РД-09, упакованные в компактный опечатанный сверток с необходимой сопроводительной документацией. Потом взяла командировочное удостоверение, сама сходила в канцелярию, чтобы отметить прибытие и убытие и поставить две гербовые печати.
С работниками отдела комплектации попрощался, когда Наталья ходила оформлять командировочное удостоверение. От души поблагодарив начальника отдела за теплый прием, пригласил с ответным визитом в Москву, обещая встретить тепло и радушно, как встретили гостя они. Больше в Ставрополе побывать не пришлось, а вот с работниками отдела комплектации завода пришлось совместно работать, оказывая друг другу техническую помощь.
На проходной, отбросив ложную скромность,Серов предложил Наталье встретиться после работы и погулять в Центральном парке. Она с радостью согласилась и тут же поведала на ушко: «Имей в виду, если бы ты не пригласил, то я сделала бы это сама». Оба дружно расхохотались и расстались, чтобы встретиться в четыре часа у входа в Центральный городской парк.

Деловая часть командировки благополучно закончена остались личные дела. Серов отправился в гостиницу отдохнуть и дождаться вечера, чтобы пойти на прогулку с приглянувшейся гарной казачкой. Что она потомок терских казачек, почему-то не сомневался. Так оно и оказалось. Её дед, лихой казачий сотник, чудом уцелел в той окаянной круговерти ненасытной гражданской войны, которая всласть погуляла по ставропольским казачьим станицам.

Андрея в номере гостиницы не оказалось. Выступал, должно быть, на очередном научном диспуте о скорейших путях развития высоковольтной техники в Советском Союзе и ее влиянии на строительство развитого социализма на одной шестой части земного шара. Убрал свой портфель с дефицитными двигателями подальше под кровать, с глаз долой, как учила матушка в детстве: «Подальше положишь - поближе возьмешь!»

Достал томик Ильфа и Петрова, открыл на первой попавшейся странице и погрузился в нирвану бессмертного романа, который знал почти наизусть, но не уставал перечитывать снова и снова. Как говорил один знакомый кандидат экономических наук: «Интеллигентные люди книги не читают, а перечитывают». Себя к таковым Серов во времена молодости, не относил и, конечно, еще не перечитывал, а постоянно читал достаточно много. Но вот без «Золотого теленка» и «Двенадцати стульев» в командировках обойтись не мог. Ни что другое просто не читалось ни в гостинице, ни в дороге.

Впервые прочитал «Двенадцать стульев», когда мне стукнуло лет четырнадцать. Мы со Славкой Потатуриным (школьным другом, с которым со второго класса сидели за одной партой) ежедневно посещали читальный зал при районной библиотеке на Левом проезде Бутырского хутора. И однажды случайно обнаружили томик Ильфа и Петрова. На дом в читальном зале книг не выдавали, а в самой библиотеке нам вместо «Двенадцати стульев» предлагали читать «Как закалялась сталь», «Повесть о настоящем человеке» и «Молодую гвардию».

У них было облюбовано постоянное место в углу у окна. Там сидели не случайно, если вдруг они могли кому-нибудь понадобиться, любой приятель знал, где найти. Подходили к окну читального зала на первом этаже жилого дома,и негромко стучали по стеклу. В этом уютном уголке мы, упиваясь взахлёб читали «нетленку» Ильфа и Петрова ржали, как сивые мерины над каждой страницей, стараясь фыркать в кулачек, а строгая библиотекарша постоянно грозила, что заберет книгу, если будут мешать другим читателям.

Часам к двум появился Андрей и предложил прогуляться в кафе, чтобы пообедать. Серов согласился. До начала свидания пара часов и можно скоротать время в кампании Андрея в кафе за рюмкой чая. В летнем кафе довольно многолюдно, свободных мест немного и, через полчаса, когда они «оприходовали» борщ и приступили ко «второму», и ко второй бутылке сухого вина «Ркацители Ставрополья» к ним за столик попросил разрешения подсесть молодой мужик лет тридцати с бутылкой крепленого вина «Агдам» и с порцией мяса на подносе.

Мужик (назвался Виктором) оказался разговорчивый, из ставропольских аборигенов, рассказывал о городе, о том, что можно посмотреть, куда сходить, чтобы культурно провести время. Они тоже что-то рассказывали о Москве. Слово за слово, пальцем по столу, потекла беседа ручейком. Общительный Виктор принес еще бутылку «Агдама», Андрей в ответ взял бутылку «Ркацители». Серов пить наотрез отказался, предстояло первое свидание и не с руки появляться «под шафе». Распрощался, решив просто погулять часок по парку в ожидании Натальи.

Уникальные аллеи из каштанов, при посадке которых применялся метод соединения и сращивания 2-3 деревьев, высаживаемых в одну яму. Цветочные композиции: вазы, фонтан цветов, клумбы "Дирижабль" и "Аэроплан" в честь первых воздушных полетов человека; клумбы "Варяг" и "Кореец", посвященные героям Японской войны. Изящные оранжереи и гроты, декоративные пруды - все это привлекало внимание.

Наталья появилась у входа в парк ровно в четыре часа. Серов быстрым шагом подошел к королеве. Наталья протянула тонкую ладошку, которую он взял в свою, потом слегка наклонив голову, прикоснулся губами к тыльной стороне её горячей ладони. Краска залила лицо неискушенной казачки (это в глазах Серова и его воображении Наталья была королевой Ставрополья, себя таковой она не считала), эдакого галантного обращения при всем народе она не ожидала, и вряд ли с ней такое раньше могло случиться. Ну, а столичный гость, распушив перья захотел сыграть роль кавалера при красивой молодой даме.

Наталья взяла Серова под правую руку, тесно прижавшись плечом.(От мужчины под левую руку женщины ходят только с военными в погонах, чтобы правая рука была свободна в случае необходимости, отдать воинскую честь другому военному человеку). Значит, дама знакома с хорошими манерами, отметил Серов. Пара медленно двинулась по аллее с величавыми каштанами, пока не отыскала в глубине парка уединенную садовую скамью, на которой можно спокойно побеседовать в стороне от любознательных и придирчивых глаз.

То, что Наталья замужем и у нее дочь девятилетнего возраста, которая находится в пионерском лагере от предприятия, Серов слышал во время коротких разговоров на заводе. Что семейная жизнь, не сложилась и дает трещину, понятно и пьяному ёжику, иначе не было бы тайной прогулки в старинном парке.
Раскидистые цветущие кустарники, окружавшие скамью, отсутствие в прямой видимости праздных людей, солнечные блики, пробивавшиеся сквозь листву деревьев, весь этот экзотический антураж создавал доверительную атмосферу. Серов чувствовал, что предстоит трудный разговор, потому что не пошли туда, где многолюдно, где аттракционы, развлечения и кафе. Посидев молча некоторое время, Серов решил начать разговор о её семье.

На заводе в кратких беседах о дочери она пояснила, что та отдыхает в пионерлагере, от родителей они живут отдельно, а о муже старалась вообще не упоминать всуе, а когда напрямую спросил о семейных отношениях Наталья стала торопливо и путано рассказывать, не стесняясь и в подробностях о кошмарной, иначе не назовешь, семейной жизни нескольких последних лет.

«Все счастливые семьи счастливы одинаково, каждая несчастливая несчастлива по-своему», писал Лев Толстой. Афоризм актуален всегда. Человеческие пороки, достоинства и недостатки будут существовать вечно, несмотря на всевозможные политические и земные катаклизмы.
Муж Натальи имел высшее образование и работал старшим инженером на одном из почтовых ящиков города. Последнее время был замечен в «злоупотреблении спиртными напитками", что сразу сказалось на продвижении по службе. На работе в коллективе скрыть, что ты «позволяешь лишнего» даже после работы практически невозможно, а на служебной карьере можно поставить крест или жирную точку.

Это неотвратимо произошло и с мужем Натальи, его на работе предупредили, если будет приходить с утра на работу «с бодуна», увольнение неизбежно. Ставрополь город небольшой и устроиться на хорошую работу проблематично. Несмотря на это, «позволять» старший инженер по вечерам не прекращал, к тому же начал ревновать жену без основания пуская в ход руки.

Утром просил прощения, клялся, божился, валялся в ногах, писал жалостливые расписки, что завязывает раз и навсегда. Вечером в пьяном угаре всё повторялось. До Натальи дошли слухи, что у мужа появилась женщина-собутыльник, с которой он веселился, пропивая деньги и иногда совсем не приходил ночевать, уверяя, что находился у своих родителей. Семья как таковая  перестала существовать.

Все эти печальные подробности рассказывала Наталья, временами переходя на невольные горькие слезы. Серов не перебивал и не пытался успокаивать, прекрасно понимая, что ей необходимо выплеснуть негатив, что накопился за последнее время и лежит на душе тяжким грузом. Чужому, малознакомому человеку легче поведать о своих бедах, чем близким людям, тем же родителям, которые могут и тебя же обвинить в том, что довела мужа до такого коллапса. А уж делиться с подругами тем более бесполезно, товарки в тайне будут только злорадствовать, что не только их мужья пьянь, но и у благополучной Натальи происходит то же самое, что и у них болезных.
Так случается в дальней железнодорожной поездке, когда попутчица по купе изливает часами под мерный стук вагонных колес душу зная, что через сутки она тебя больше никогда в своей жизни не увидит, а вот на душе у неё полегчает, это точно. Существует мудрое выражение: «Сказал - и душу облегчил!»

Для Натальи Серов оказался в отчаянный момент жизни подходящим громоотводом - это она почувствовала женской интуицией, что «этому» можно излить свою наболевшую душу. Для Серова такие душещипательные разговоры имели свое положительное значение, в том плане, что послушал о чужих проблемах и свои как бы забыл. Он понимал, что женщина безнадежно одинока при собственном муже, а такое одиночество еще мучительней и позволил полностью выговориться.
Поцелуями собрал с глаз и лица слезы и как смог утешил, стараясь подобрать самые простые и доходчивые слова. Потом предложил погулять, чтобы успокоить нервы и учащенный пульс, биение которого Серов чувствовал, держа ее горячую ладонь в своей руке.

Через некоторое время казачка собралась, взяла себя в руки, и неожиданно предложила на завтра устроить рыбалку и пикник на Сенгилеевском озере, находящемся в восемнадцати километрах к западу от города. Наталья оказалась заядлым рыболовом, что Серова очень удивило. Сам он рыбак никакой, не мог долго сидеть и тупо смотреть на неподвижный поплавок. Тут же начинал глазеть по сторонам, а в это время рыба - дура, как нарочно, принимается клевать наживку на крючке, а горе-рыбачок, конечно, не успевает подсечь и выдергивает из воды крючок с обглоданной наживкой. Привет, от тёти Моти!

Договорились, что Наталья берет рыболовные снасти, котелок для варки ухи, картошку, лук, морковь, специи для приготовления юшки. За Серовым вино и закуска. Наталья объяснила, где находится остановка автобуса, который ходит за город на Сенгилеевское озеро. На прощание Серов поцеловал успокоенную казачку, выдав на дорожку сентенции, что утро вечера мудреней, трава соломы зеленей и всё пройдет зимой холодной! С народной мудростью не поспоришь и на мажорной ноте расстались до утра.

Пока в Центральном парке разыгрывалась мелодрама в гостинице, где поселился Серов, происходила трагикомедия. Придя в гостиничный номер часов в восемь вечера Серов застаёт картину маслом! Андрей в семейных трусах и майке сидит за столом с помятым лицом и потухшим взглядом, напротив бодрый лейтенант милиции, который что-то деловито пишет в своем милицейском блокноте.

К приходу Серова картина происшествия прояснилась окончательно и Серов ничего нового добавить для расследования не мог.
После того как Серов покинул кафе, Андрей с Виктором брали ещё вина, сколько Андрей не помнит, но точно помнит, что когда Виктор пошёл провожать его в гостиницу в кармане торчала бутылка «Агдама». (Пустая бутылка подтверждала это тихо лежа под столом). Потом Андрей лег спать, проснулся час назад и не обнаружил ни бумажника с деньгами, ни носильных вещей, ни новеньких штиблет. На пустом столе одиноко лежал советский паспорт на имя Андрея и рядом с койкой грустили тапочки без задников.

Андрей вызвал милицию, которая оперативно приехала в центральную гостиницу и по горячим следам установила, что Виктор уложил пьяного Андрея спать, потом спокойно сложил его вещи в простыню (с соседней постели), в том числе кожаный портфель, который ему подарили сослуживцы по случаю защиты диссертации. Сделал узел и выбросил его в окно со второго этажа в глухой безлюдный гостиничный двор. Сам спокойно прошел мимо дежурных с пустыми руками, что и подтвердили две горничные в один голос. К словесному портрету наглого жулика, что был уже сделан лейтенанту милиции, добавить было нечего.
Милиционер пожелал спокойной ночи и сказал, если появятся новости, нам позвонят. «Розовые лица - пистолет желт, моя милиция - меня бережет!»
Серов достал из - под кровати свой драгоценный портфель, в котором кроме двигателей лежали тренировочные брюки и запасная тенниска, которые он предложил доверчивому кандидату технических наук. Тапочки и советский паспорт благородный воришка оставил хозяину в знак благодарности за бумажник.
Главпочтамт ещё работал и соседи отправились звонить в Москву, чтобы срочно телеграфом жена выслала унылому и разочарованному Андрею денег на дорогу и на проживание ещё трех дней в «гостеприимном» Ставрополе.

Андрею пришлось несколько томительных минут выслушивать, что думает о нём собственная жена. Звонил Андрей по срочному тарифу и Серов грубовато намекнул: «Переходи к делу, счетчик крутится с бешеной скоростью». В конце концов, жена прониклась к собственному мужу и пообещала рано утром выслать телеграфом денег на дорогу плюс рупь в день на еду "от пуза". И на том, спасибо!

На следующий день, получив деньги от жены, Андрей позвонил на работу, что бы коллеги выслали деньги на непредвиденные расходы! Случились форс- мажорные обстоятельства, объясняться будет по приезду на работу. Там быстро поняли и телеграфом выслали всё, что просил Андрей в полном объеме.
Серов искренне в шутливой форме посочувствовал Андрею:
- Скажи ещё спасибо, что живой, как радовался Высоцкий. Да и костюмчик твой финский, хоть и сер, всё же маловат был ей-ей! Не грусти Андрюша, нам ли жить в печали, жизнь продолжается! Пробьёмся штыками и десять гранат - не пустяк!

Утром, перекусив в гостиничном буфете, Серов спросил:
- Не осталась ли вчерашняя пшенная каша?
И пояснил, что она будет нужна для подкормки рыбы, потому как собирается рыбачить на Сенгилеевском озере с друзьями. Дородная и доброжелательная буфетчица наскребла из бачка около килограмма каши, от денег категорически отказалась и пожелала Серову и его друзьям счастливого пути и рыбацкого счастья.
После доброго напутствия Рыбачок отправился на остановку автобуса следующего до Сенгилеевского озера, где должна ждать Наталья. По пути к автобусной остановки, Серов зашел в гастроном, взял бутылку муската «Прасковейского», бутылку «Перцовки», три бутылки «Боржоми», фрукты, хлеба, сухой колбасы.
И вдруг у Серова открылись глаза и он отчетливо стал понимать, что его ждет моральное падение, но "жребий брошен, Рубикон перейден, вперед на Карфаген он должен быть разрушен."

Единственное нравственное утешение в том, что падение, в сущности, тот же свободный полет. А иногда так летать охота!
Эх, жизнь моя - жестянка,
Да ну её в болото,
Живу я, как поганка,
А мне летать, а мне летать,
А мне летать охота…

Как Серов и ожидал пунктуальная Наталья, нагруженная двумя сумками, двумя удочками в соломенной шляпе с огромными полями поджидала на остановке. Они дружески поцеловались под покровом полей соломенной шляпки, как давние знакомые, Серов подхватил большую сумку и друзья двинулись на посадку в старенький видавший виды автобус ПАЗ, который поджидал своих немногочисленных пассажиров.

Сенгилеевское озеро — расположено в 18 км от города. Водохранилище создано в 1958 году на месте «Рыбного озера». Площадь водоема — 42 км;. Максимальная глубина — 32 м. Максимальная длина — 10,5 км. Максимальная ширина — 5,7 км. Из озера осуществляется водоснабжение города Ставрополь, обводнение реки Егорлык, аккумулирование части стока Невинномысского канала в многоводный период года.

Дно Сенгилеевского озера расположено в глубокой котловине на высоте двести метров над уровнем моря. С востока котловину ограничивают Ставропольские высоты, достигающие у Волчьих Ворот высоты шестисот метров. С севера, в районе хутора Молочного, котловину замыкает высокий уступ, поднимающийся над поверхностью воды более чем на сто метров. С запада к озеру подходит пологая Сенгилеевская гора высотой четыреста метров. С юга котловина ограничена обширной равниной реки Грушевой и лежащей за ней горой Астраханкой, которая служит водоразделом озера с необводненной частью реки Егорлык. Из котловины есть только один выход на юго-запад, где долина Грушевой сливается с поймой Егорлыка.

Пересеченность местности придает водохранилищу горный облик. Близость водохранилища обманчива: от Волчьих Ворот до берега четыре километра. Восточный берег водохранилища, у подножья Ставропольской горы, изрезан мысами и заливами, остальные берега ровны и однообразны. Изрезанность восточного берега связана с тем, что по склону горы в давнее время, возможно, при образовании котловины спустилось несколько гигантских оползней. Они достигли озера и врезались в него в виде полуостровов, мысов.

В одном из излюбленных Натальей мест для удачливой рыбалки они и остановились. Присмотрели ровную полянку на берегу с небольшим кострищем, чтобы не нарушать лишний раз изумрудный травяной покров ещё одним костром.
Первым делом отправился к тому месту, где Наталья собиралась удить, чтобы разбросать там для приманки мелкой рыбешки кашу смешанную с хлебом. Потом пошел в тень ближайшей небольшой горы, чтобы под камнями нарыть червей. Вино и воду опустил на мелководье в песок. Продукты сложили в тени под ближайшим к нашей поляне раскидистым кустом. Наталья постелила тонкое одеяло, которое должно послужить и скатертью самобранкой и местом отдыха.

После этого последовало разделение труда. Наталья отправилась к месту рыбной ловли. А Серову предстояло насобирать сухих веток для костра, подобрать три палки: две коротких рогатины и одну длинную, чтобы сделать приспособление для подвешивания над костром котелка, и четыре шеста, чтобы сделать тент из простыни над местом пикника. С дровами проблем не было по берегу разбросано множество небольших, вырванных с корнем деревьев и веток, выброшенных на берег после шторма.
Когда все подготовительные работы для растопки костра и поддержания огня на должном уровне были закончены, Серов разжег костер с одной спички. (Разжигать костер он имел навык при любой погоде. Умел и любил поддерживать в костре огонь. В юности, когда постоянно ходили в походы, был штатным «костровым».)

Набрал в котелок чистейшей воды из водохранилища, чтобы её заранее вскипятить, и отправился помогать Наталье в рыбной ловле.
Всем известна истина, что при рыбной ловле рот должен находиться, как государственная граница на замке, потому что рыба шума не любит и очень быстро найдет себе тихое местечко в сторонке и в глубине водной стихии, подальше от болтливых рыболовов. Поэтому от греха подальше, Серов расположился в метрах десяти от Натальи на подходящей коряге, выброшенной на берег. Наживил червя, забросил крючок с грузилом подальше в озеро и стал вполоборота наблюдать за изящной фигуркой рыбачки Наты. Лица почти не видно из-за широкополой шляпы, поля которой ложились тенью на плечи. Серову пришлось довольствоваться созерцанием  пленительных ножек с зажигательными коленями и прочими прелестями совершенной женской фигуры.

Наталья в голубом сарафанчике на фоне голубой воды водохранилища смотрелась, как голубая нимфа вышедшая из пучины озера. Чуть позже Серов не удержится и скажет Наталье про нимфу и ещё, что она навсегда останется в памяти, как нимфа Сенгилеевская из синих вод озера...
Наталья задумчиво посмотрела своими «синими брызгами» и молча покачала головой. Таких комплиментов ей слышать не приходилось!

Вскоре Наталья поняла, что у Серова явно не получается одновременно следить за поплавком и за ее прелестями и стала грозить пальчиком и жестами доходчиво показывать, куда должен в первую очередь смотреть, а в какую сторону изредка поглядывать. Наталья вытаскивала одного малька за другим, а Серов все никак не мог наладить отношения с бестолковой рыбой, которая не хотела у него клевать. Через полчаса натаскав с Натальиной и Божьей помощью мелких рыбешек в достаточном количестве (доля Серова оказалась ничтожной) вернулись к костру.

В котелке вода бурлила белым ключом. Тщательно вымытую рыбешку Наталья завязала в марлевый мешочек, и опустила в котелок. Как только вода стала снова закипать, Серов уменьшил в костре огонь. Через некоторое время мелкота разварилась. Содержимое мешочка не стали выбрасывать, а смешали с хлебом и кашей и получили отличный прикорм и насадку.
Теперь и Серову не терпелось поймать большую рыбину для ухи. Они вернулись на свои насиженные места, разбросали по поверхности воды полученный прикорм. Серов изготовил шарик, поплевал на него, насадил на крючок и забросил снасть в синего цвета воды от бирюзового неба, опрокинувшегося в них. Собрав волю в кулак, уставился на поплавок, мысленно прося Господа, чтоб подогнал хоть одну живую шемаю, которая Серову очень понравилась в "шалмане" в вяленом виде под Жигулевское пиво.

Увы, рыбацкое счастье, которого Серову пожелала буфетчица, отвернулось, не приблизившись ни на йоту, а повернулось лицом к красавице Наталье. Складывалось впечатление, что кто-то цепляет под водой на крючок нимфе рыбу, а нимфа таскает и таскает из воды дары Нептуна. Какой породы рыбины Серов не ведал, для него почти вся речная рыба на одно лицо, как японцы с острова Окинава.

Для наваристой ухи было достаточно двух рыбин по полкило каждая. Наталья натаскала штук шесть. Серов посоветовал Наталье унять спортивный пыл и перейти к следующему, не менее увлекательному этапу рыбной ловли. Это приготовление настоящей рыбацкой ухи. Как варить уху Наталью учить не надо - это Серов понимал, но у каждого в запасе есть свои тонкости при варке ухи. Был в запасе «скелет в шкафу» и у Серова. Он взял с собой на рыбалку бутылку «Перцовки» не случайно, вспомнил, что когда- то в детстве в подмосковной деревне со своим дядькой и его друзьями ходил на рыбную ловлю бреднем, и после чего обязательно варилась двойная уха с непременным добавлением в неё «Перцовки».

Когда Серов понял, что рыболов из него никудышный и вдоволь налюбовавшись на прелестную Наталью с расстояния (лицом к лицу, лица не увидать, большое видится на расстоянье…) , он отправился чистить овощи для приготовления ухи, чтоб как-то реабилитироваться в глазах удачливой нимфы. К тому времени, когда Наталья закончила рыбалку, у Серова были готовы все овощные ингредиенты для рыбацкой ухи: четыре картофелины, две морковки, полголовки чеснока, две луковицы, кроме того лавровый лист, черный горошком душистый перец и соль. Наталья сама почистила две крупные рыбины. Потом ему доверила разрезать рыбу на куски и опустить их в скворчащий прозрачный бульон, приготовленный ранее из мелкой рыбешки.

Что рыба сварилась, определили по внешнему виду: мясо рыбы приобретает молочно-белый цвет и разбухает, хрусталики глаз белеют, делаются твердыми и выпадают. Произойдет это примерно через десять-пятнадцать минут варки. И, наконец, убойный сюрприз!
Айн, цвей, дрей! Серов, как волшебник извлёк откуда-то поллитровку «Перцовки» и… торжественно вылил в двухлитровый котелок. За пару минут до готовности взял из костра головешку и… потушил её в готовой ухе. Наталья в сторонке с интересом смотрела на священнодействие с приоткрытым ротиком и слегка припухшими аппетитными губами. Такого казачка не ожидала от примитивного москвича, который, по её представлению, видит мороженую рыбу только в магазине «Океан». Серов же готов был поклясться, что такой ухи Наталья в своей жизни не пробовала! Это, как пить дать!

Подожди, синеокая казачка, что ты скажешь, когда отведаешь фирменной рыбацкой ухи, по-юровски, через десять минут, когда она настоится!
Подходило время обеденной трапезы. Наталья достала столовые принадлежности по-хозяйски разложила на скатерти-самобранке. Над скатертью Серов соорудил из простыни тент от солнца. Вытащил помытые заранее помидоры, огурцы , зеленый лук, петрушку и кинзу, а также нарезанный хлеб и добавил на скатерть - самобранку. Извлек из прохладной воды бутылку «Нарзана», мускат «Прасковейский» оставил на потом, полдня впереди. На изумрудной травке сенгилеевского гостеприимного бережка оказалась накрыта рукотворная «поляна» венцом которой стал котелок с юшкой, от которой исходил необыкновенный аромат по всему побережью.
Серов попросил Наталью, чтобы она хозяйской рукой разложила рыбу и содержимое бульона по тарелкам, тогда смак от ухи и нежных бархатных рук увеличится вдвое, а может быть втрое. Наталья уже стала привыкать к шуточкам. И в ответ со словами: «Ах, оставьте, ах оставьте! Всё слова, слова, слова…» разлила по тарелкам уху, положив не заслуженно самый большой кусок рыбы Серову.
- За что «этому» такой большой кусок, что-ли за подхалимаж?- спросил Серов.
- Конечно, а за что ж еще,- отвечала мило улыбаясь казачка.

Супец оказался хорош! Это признала и Наталья, искушенная в приготовлении рыбацкой ухи. Серов и сам обалдел от такой вкуснятины то, что случалось в голодном детстве не считается - это давно забытая история. А в настоящем, уха получилась пальчики оближешь! Ай да мы - спасибо нам! После первой порции, «перцовая» приятно растекалась по телу, проникая в кровь и слегка дурманя голову. Тут же решили вдарить по второй порции, пока уха не остыла. Вторую порцию ели не спеша, с чувством, с толком, с расстановкой, похваливая друг друга за вклад внесенный в приготовление, сытной и дурманящей голову, ухи. Обед, как говорится, прошел в теплой и дружеской обстановке.

Купаться в озере решили несколько повременить, пока не уляжется по всему организму одновременно принятая «перцовая водка» и закуска в виде ухи и многочисленных овощей. Освободили от продуктов и тарелок скатерть-самобранку , превратив в ложе для сиесты под тентом. Предусмотрительная Наталья извлекла из сумки колоду игральных карт и спросила, не хочу ли я узнать свою судьбу.

- Во-первых, колода у тебя не «таро», а во-вторых, у меня прадед цыган, а цыган и сам знает свою судьбу, поэтому, чего уж там угадывать! Давай лучше в «подкидного дурака» перекинемся. Узнаем, кому повезет нынче в карты, а кому в любви. Вот в рыбной ловле, все ясно - тут тебе, «ненаглядыш синеокий» равных нет. А в картах - будем посмотреть!- ответил Серов.

Открыли на «старшого» - кому сдавать. Выпало Серову. Раздал по шесть карт, открыл козыря и понеслась душа в Рай. Выиграл три партии подряд, бросил карты и отказался дальше играть в «дурацкую» игру. Получается, что мне не повезет в любви. Нет, разлюбезная Наталья, так дело не пойдет. Карты врут, на то и карты!
А в это время в двадцати метрах от нашей поляны, нарисовались две машины «Жигулей»! Из авто высыпала кампания молодых людей и девушек. Чёрт их принес по наши души! Ну и о какой теперь неземной любви, и африканских страстях и нравственных падениях можно говорить? Ясно о какой, о платонической! Увы, нравственное падение, которого безумно хотелось Серову в начале пути на пикник, и мечта о свободном полете откладывается до лучших времен.
- Прости, Наталья, нимфа моя, первая и последняя, неудачник пошёл топиться в Сенгилеевское озеро. Если хочешь, можешь присоединиться за кампанию,- пригласил Серов.

Наталья не заставила себя ждать и изящным движением сбросила сарафанчик, обнажив точеную фигурку, при виде которой мужички у "Жигулей" встали в стойку. Это нормально, Серов будь на их месте пускал бы слюни. Рыбачки взяли друг друга за руки и побрели палимые знойным полуденным солнцем в синие воды Сенгилеевского озера, чтобы век не видеть злых разлучников, появившихся, как чертики из табакерки, из «серых, белых, синих «Жигулей».

Синие воды встретили жаркие тела живительной прохладой. Палящее солнце ещё не успело глубоко прогреть, успевшую остыть за августовскую ночь, живительную воду. Они шли и шли, погружаясь глубже и глубже в водную гладь, пока вода не достигла у Натальи подбородка. Серов остановился:
- Давай напоследок полежим на спине на синей водной глади и полюбуемся последний раз бирюзовым небом над нашими незадачливыми головами,- предложил Наталье.
- Я бы с большим удовольствием составила тебе кампанию, но не получается у меня лежать на воде, ноги сразу тянут на дно",- ответила нимфа.
- Получается, что отправляться к Сенгилею в гости рановато. Надо научить сначала Наталью держаться уверенно на спине на водной поверхности,- решил гость из Москвы.

Этот незатейливый купальный прием Серов легко освоил в 1960 году, когда отдыхал в спортивном лагере Московского энергетического института в Крыму под Алуштой в урочище Малое Семидворье. Плавал Серов с пяти лет, плавал уверенно и к юности освоил все виды плаванья, даже «дельфин» и мог держаться на воде часами, не выходя на сушу.
Однажды в Крыму с Семеном Паниным решили устроить дальний заплыв в открытое море. Отплыли достаточно далеко, берег был едва виден. Серов оказался на полкорпуса впереди Семена и в какой-то момент почувствовал, как тело погрузилось с размаха в нечто липкое, скользкое, мерзкое и слизкое. Слизь охватила тело, кроме головы, которая оказалась на поверхности моря.

Серов нечеловеческим голосом завопил Семену: «Нааазад!!!»,а сам выскочил из воды, как пробка из бутылки Шампанского, перевернулся в воздухе, плюхнулся в воду и замолотил ногами и руками изо всех сил, прочь от этого пакостного места. Отплыв на несколько метров, Серов стал приходить в себя от мерзкого ощущения липкой слизи, охватившей тело со всех сторон. Отдышавшись, Серов рассказал Семену, что врезался со всего маха в стоящую стену из черноморских медуз, к счастью не ядовитых, но ощущение было, не приведи Господи!
Вот тогда Серову пригодился навык, который он освоил накануне лежать неподвижно расслабившись на спине. Передохнув минут десять в расслабленном положении друзья поплыли в обратный путь на морской песочек.

Этот прием можно использовать и тогда, когда сведет в воде пальцы ног или всю ногу. В этот миг главное сохранить спокойствие. Такое с Серовым тоже приключилось однажды на подмосковном озере в Горенках. В холодной воде свело пальцы ноги, Серов мгновенно принял нужное положение на спине и закричал, катавшимся на лодке людям, что бы оказали помощь. С тех пор он всегда в плавках держал булавку, чтобы в случае чего уколоть ногу и снять спазм.
Серов объяснил Наталье сначала теоретически, как необходимо держать свое любимое тело в воде в горизонтальном положении, уравновешивая голову и кончики ступни. Существует маленькая хитрость, подбородок следует закидывать, как можно дальше назад, чтобы на поверхности оставался рот, нос и глаза, а часть лба с запрокинутой головой, чтобы находилась в воде. При плавном движении головы вверх и вниз обязательно найдется искомая точка, которая уравновесит тело. Ноги могут быть раскинуты на ширину плеч, либо плотно сжаты, этим также достигается равновесие тела. Достаточно один раз ощутить состояние невесомости понять, что ты это можешь и навык останется на всю жизнь.

Это равносильно тому, когда ты впервые на велосипеде удержал равновесие, тело потом само найдет нужное положение. Теоретически Серов Наталью подковал, дело за практикой. Он отошел на несколько шагов в сторонку, чтобы не было соблазна поддерживать заманчивое тело нимфы. Никакой помощи всё должна делать самостоятельно. Нахлебавшись ртом чистой воды, с пятой попытки упражнение стало получаться.

- При твоих спортивных данных всё получится в лучшем виде,- заверил Серов Наталью и предложил просто поплавать в прозрачной и прохладной воде.
Наталья красиво плавала брассом, как настоящая пловчиха. Порезвившись с нимфой на просторе озера около получаса, поплыли к берегу. Топиться в озере желание пропало, а пришло желание подкрепиться. Серов вспомнил, что у них на кукане в воде болтаются четыре здоровенные рыбины, которые поймала Наталья. Серов поинтересовался, будет ли она забирать рыбу домой, на что получил отрицательный ответ.
- Будем жарить рыбу на костре,- объявил Серов.

Для этого нужна глина, а этого добра было, сколько душе угодно, на каждом шагу.
Рядом незваные соседи играли в кружок в волейбол. Один из парней позвал нас разогреться после водных процедур и присоединиться к их кампании.
- Все ясно, коварный враг, жаждет познакомиться с Натальей,- решил ревнивый Серов.

Подожди, подожди парень немного и Серов кое-что покажет из приёмов игры в волейбол, чтобы охота знакомиться с его нимфой у тебя пропала. Не трожь - чужое!
Волейбол стихия Серова и любимая спортивная игра со школьной поры, где с восьмого класса играл за сборную школы. Удары и левой и правой поставлены так, что мама не горюй! На противоположной половине волейбольной площадки мог попасть пушечным ударом мяча в любую свободную точку или в лоб сопернику.

Они с благодарностью приняли приглашение, и началась игра в пляжный волейбол. Парень, который пригласил, стоял не напротив, а чуть сбоку от Серова и прямой удар по нему не получался, а вот крюка при хорошей для Серова подаче закатает от всей души в лобешник, Серову не полюбившийся с первого взгляда. Мало не покажется! Он даже охнуть не успеет, как окажется на траве! Соседи играли не плохо для дачного волейбола, мяч подолгу держался в воздухе.

В падении Серов мог спокойно брать мячи и впереди себя и слева и справа. Падение было отработано до автоматизма на пляже в подмосковном Новогорске. Игра продолжалась, а Серов все ждал, когда же ему дадут свечку, чтобы проучить нахала посмевшего «положить глаз» на нимфу. Наконец стоящий напротив игрок, навесил Серову свечу именно ту, что доктор прописал. Подпрыгнув в воздухе Серов сделал ложное движение, что будет бить впереди себя, но чуть пропустив мяч на нужное расстояние, врезал мощного крюка не глядя, но точно зная, что удар придется по вражьей голове.

Когда Серов приземлился после удара, то увидел, что парень лежит на земле и держится руками за лицо. Он не успел даже прикрыться при попадании мяча. Нос к счастью остался цел, но кровь пришлось останавливать. Серов развел руками и сделал сочувственный и виноватый вид, что мяч сорвался с руки и полетел не в ту сторону. Извинился за несчастный случай! Давай, ты тоже парень врежь мне мячом по бестолковке и будем квиты. Парнишка видно боялся вида крови, побледнел с лица, ему было не до шуток.

Чтобы замириться, Серов отправился за «Прасковейским» мускатом, который охлаждался в озере. Принес бутылку и пакет с фруктами. Кровь к тому времени девушки остановили, но под глазом оказался синяк, видно шнуровка мяча попала в глазницу и нос. Кто-то из девиц дерзко по шутил, что до свадьбы заживет. Соседи вытащили на капот несколько своих бутылок красного вина.

Серов еще раз извинился, за «несчастный случай» и предложил выпить за знакомство и мир во всем мире, а потом прерваться на тридцать минут, пока запечем рыбу, пойманную в озере. Рыбы много, хватит на всех и потом продолжим наши игры на капоте «Копейки», под запеченные на костре шамаи и рыбца. Раздалось дружное ура! Выпив по маленькой, Серов с Натальей отправились разделывать рыбу и готовить костер .

- Я не верю, что ты случайно попал в голову парню. Ты оказывается цыган ревнивый. Прямо Алеко какой-то,- веселилась довольная Наталья, что за неё расквасили нос парню.
- Как школьники в старших классах! Да будет тебе, всё вышло случайно, «несерьёзный» мяч сорвался с руки, - уверял Серов, смеющуюся Наталью.
- Знаем, знаем, как не умеете играть в шашки,- продолжала веселиться Наталья.

Их ждала рыба, которую надо выпотрошить, причем чешую обязательно оставить. Потом натереть рыбу изнутри солью, положить внутрь репчатый лук, перец горошком и лавровый лист. Все у них было. Оставалось принести глины, чтобы обмазать тушки слоем около четырех сантиметров и минут на двадцать завалить горячими углями, которые еще не остыли в нашем костре и сверху развести огонь. Потом подождать, когда глина начнет трескаться, это значит рыба готова к употреблению. Рыбу чистить не придется, чешуя отвалится вместе с глиной.

Через тридцать минут как и обещал позвали соседей, чтобы те помогли донести готовую рыбную продукцию на капот «Жигулей». Перезнакомились. Стали пить вино за знакомство, за поляну, за нас с вами и за хрен с ними, чтобы дети грома не боялись, чтоб хотелось и моглось, потом бегали купаться, и опять пили и пели какие-то песни и снова купались, в общем гуляли, что называется, от рубля и выше. Мы потихоньку удалились от кампании соседей, чтобы побыть наедине. Нас никто не задерживал, у них была своя свадьба, у нас своя.

Они  присели у затухающего костра, и Серов вполголоса стал  напевать  для Натальи песни каких-то для неё  малознакомых бардов. Слушай, Натали, неспетая моя песня!
Всем нашим встречам разлуки, увы, суждены.
Тих и печален ручей у янтарной сосны.
Пеплом несмелым подернулись угли костра.
Вот и окончено все, расставаться пора...

Натали слушала незнакомые ей из другого не реального мира песни и две невольные слезинки катились по трогательным ямочкам на её щеках.
Наталья понимала, что встреча с Серовым была последней каплей, которая переполнила чашу терпения. Она примет решение и изменит свою судьбу, чего бы это ей не стоило. Их краткие, но насыщенные эмоциями встречи предопределили разрыв с мужем. Серов наблюдал перемену в ее глазах и появившуюся уверенность в себе. Это чувствовалось даже в движениях ее гибкого тела.

Это была уже не та Наталья, которую увидел, перешагнув порог отдела комплектации , несколько дней назад. Серов мог себя поздравить с тем, что вселил уверенность в Натальину душу и дал невольно понять, что бывают другие отношения между мужчиной и женщиной, и что так, как она существовала, дальше жить нельзя. Хотя на самом деле, у него и в мыслях не было, направлять кого-то на путь истинный, он был далёк от такой миссии. Самому бы разобраться в себе и в своей семье, где чёрт ногу сломит!

Часам к семи кампания соседей угомонилась и стала собираться домой. Они предложили довезти нас до города. Мы с благодарностью предложение приняли. Здесь оставаться больше не хотелось. Перед смертью не надышишься. Расставание неизбежно. Но, как известно, Земля круглая, а в Союзе всего 200 млн. жителей, сущие пустяки для умеющих ждать. Мы попросили остановить машину за квартал от дома, где жила Наталья. Поблагодарили за время проведенное вместе, и простились. Не люблю долгих прощаний. Это лишние слёзы. А потому, Серов крепко поцеловал в губы Наталью. Сказал ей до свидания и, что твердо верит, что встреча не последняя и не оглядываясь пошел к остановке автобуса, который отвезет в гостиницу.

В гостинице очередной сюрприз. Дежурная сказала, что из милиции несколько раз звонили, что задержали подозреваемого в краже, и чтобы мы, как только появимся, сразу пришли в отделение милиции для опознания. Андрей появился через полчаса. Он полдня провел в хлопотах, то ходил на почту за деньгами, а там очередь с трамвайную остановку. Потом бегал по магазинам в поисках более менее приличного костюма, ботинок и рубашки.

Это в Москве можно с утра купить в ГУМе почти то, что тебе хочется, а здесь не Москва и не Рио-де-Жанейро, хоть и ходят в белых штанах. В конце концов, потратив целый день прибрахлился. Взяв у дежурной адрес отделения милиции отправились посмотреть в глаза преступнику. К счастью, отделение милиции оказалось в десяти минутах ходьбы от гостиницы. Извинились перед стражами порядка за позднее появление. У всех своя личная жизнь. Сыщик попросил подождать, пока он найдет на улице двух подходящих понятых для опознания. Другой милиционер подвел к двери приоткрыл ее чуть–чуть, чтобы мы смогли разглядеть задержанного. Увы и ах! Это был не он. Похож, очень похож, но не он. Одет, правда, в точности как мы описали. Салатовая тенниска, вылитая она, черные брюки и босоножки на босу ногу.
Чтобы отпустить невинного парня, которого продержали пять часов в камере, с настоящими преступниками требовалось официальное опознание.

Пока опер искал на улице понятых, дежурный по отделению принес четыре альбома с мужскими фотографиями преступного мира Ставрополя, чтобы мы посмотрели и вдруг узнали бы своего обидчика. Ну, и рожи, надо сказать, были в тех альбомчиках, хоть репу сей, хоть морковь сажай! Итальянский криминалист Чезаре Ломброзо, о котором Серов кое-что читал, на основе своих наблюдений пришел к выводу о том, что преступника можно отличить по конкретным физическим данным таким, например, как скошенный лоб, удлиненные или, наоборот, неразвитые мочки ушей, крупный подбородок, складки лица, чрезмерная волосатость. Холодный и неподвижный взгляд, налитые кровью глаза, загнутый книзу нос, чрезмерно большие или, напротив, слишком маленькие мочки ушей, тонкие губы.

Прав был итальянец, физиономии у большинства преступников были, надо сказать, далеко не как у Марчелло Мастрояни и Василия Ланового. Выпадали из общей массы только мошенники, у тех лица довольно благообразные, ну это дань специфики их работы, там с бандитской рожей делать нечего.
В специфических альбомах соседи, конечно не нашли благородного жулика. Пришел с двумя понятыми опер, усадил их рядом с бедолагой, у которого оказалась на беду, такая же рубашка как и у Виктора. Мы официально подтвердили при понятых, что среди присутствующих, нет преступника, а этих людей впервые видим. О чем был составлен протокол, и все разошлись, кто с каким настроением по домам. В том, что случилось с Андреем, Серов считал, во многом его вина. Если бы не оставил его наедине с этим прохиндеем, ничего бы не случилось. Но… , если бы у бабушки росла борода, она была бы дедушкой.

- Чему быть, того не миновать,- любила говорить его фаталистка матушка.
Завтра заканчивается пребывание Серова в солнечном Ставрополе и ждет Москва с трудовыми и семейными буднями. Проснулся Серов рано. Не спалось. Ничего другого от нашей короткой встречи с Натальей он не ждал и не стремился. Закончилось всё правильно, а что сделано правильно - значит было красиво! Пусть и останется наша встреча с нимфой Сенгилеевской красивой сказкой.

Первый рейс на Москву в десять утра. Серов вышел в восемь часов, чтобы прибыть за час до отлета, когда бронь прекратит действие и можно будет купить билет на самолет до Москвы. Попрощался с Андреем взял портфель с драгоценным грузом и пошел сдавать ключ дежурной на первом этаже. Дежурная сказала, что некоторое время назад Серовым интересовалась красивая женщина, спрашивала: «Не съехал ли я из гостиницы». Мгновенно пересохли губы. Это – Наталья, кому же еще он нужен в этом городе, ставшим для него близким.

Внизу у входа в гостиницу стояла служебная заводская Волга, которая Серова сюда привозила четыре дня назад. Задняя дверца была приоткрыта и оттуда его поманила знакомая, до боли в сердце, рука. Серов весело поздоровался, поблагодарил, сделав вид, что так задумано. Это для водителя. Ни к чему на работе лишние разговоры. Быстро и молча доехали до аэропорта, и пошли в аэровокзал за билетом. Как и предполагал билеты в кассе были. Купил билет и перед тем как идти на регистрацию стали прощаться с Наташей. Серов убедительно просил её еще на озере не устраивать долгих проводов, но … если женщина хочет… - это её святое право. Простились спокойно по - дружески, пожелав друг - другу традиционного здоровья и счастья.

«…И потихонечку пятится трап от крыла, вот уж действительно пропасть меж нами легла…»  промелькнули в голове  Серова  слова из песни Визбора.
На этом сказка не закончилась, это была присказка.
Продолжение следует






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 20.02.2021г. Лев Светлаков
Свидетельство о публикации: izba-2021-3023659

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


















1