Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Попутчица


День клонился к вечеру.

Солнце зарылось в облака и спряталось за лесом. От этого сумерки сгустились, а серый асфальт стал виден отчетливее. Муж и жена ехали на стареньком «Москвиче» в маленький рабочий городишко в гости к родственникам жены. У ее сестры там был собственный дом на окраине города. В этом доме наши герои намеревались провести несколько дней нормального деревенского отдыха, поскольку оба не любили ездить на курорты, да и вообще уезжать далеко от дома.

Обоим было немного за сорок, оба работали в одном и том же художественном училище. Он преподавал эстетику, она – цветоведение и дизайн. Зарабатывали немного и уже успели слегка устать друг от друга, от однообразной работы и рутины. Жена, разумеется, намеревалась наговориться досыта с сестрой, которую не видела два года, а он – насладиться книгами и спокойным сидением в саду под тенистой яблоней. Это яблоня выросла какой-то разлапистой и давала хорошую тень. Все любили под ней посидеть. Хозяин поставил под яблоней металлическую скамью, довольно неудобную, но куда деваться?! В гостях – не дома.

Хозяин, конечно, не подарок, общаться с ним тяжело. Любимые темы у него были политика и искусство. Политика не интересовала нашего героя, а в искусстве хозяин вообще ничего не смыслил, но, чем меньше понимал, тем безапелляционней судил. Олег Викторович – наш герой – обычно помалкивал, не спорил, но и не старался поддержать разговор. Просто молча выслушивал хозяина и изредка поддакивал. Впрочем, хозяину не нужны были собеседники, он сам любил поговорить и послушать свой голос. И такая черта его характера была в данном случае благом для окружающих.

Так думал наш Олег Викторович, любивший помолчать за рулем. Да и вообще по натуре он был довольно-таки неразговорчивым человеком. Когда его уличали в этой привычке, он обычно отшучивался стандартной фразой: - Да я же преподаватель, поэтому говорю только за деньги…

Жена хорошо понимала его, поэтому не докучала разговорами.

Так, в молчании, они проехали почти всю дорогу до места назначения. Оставалось километров пятнадцать, когда на одном из поворотов машина проскочила мимо шедшей по дороге девушки, одетой в легкое летнее платье и волочившей тяжелую походную сумку. Девушка попыталась их остановить, но Олег Викторович решил не подсаживать ее, не зная, как на это отреагирует жена.

Они проехали метров триста, когда жена вдруг сказала: - Давай подберем.

Олег Викторович затормозил и дал задний ход. Поравнявшись с девушкой, он открыл дверь и спросил: - Вам куда надо?

Девушка от неожиданности ничего не сказала. Тогда он предложил ей занять место на заднем сидении. Она с трудом впихнула сумку на сиденье и села рядом с ней.

В разговор вступила жена. Она узнала, что девушка ехала к брату, который жил в том же городишке, куда направлялись они, что доехала на попутке до перекрестка, а пешком шла к автобусной остановке. Минут через сорок-пятьдесят должен был пройти междугородний.

- И что, тебе не было страшно одной в лесу в это время суток? – спросила жена.

- Было, - простодушно ответила девушка. – Это я время не рассчитала. Стемнело слишком быстро.

Она замолчала и стала смотреть в окно.

Олега Викторовича заинтересовала их попутчица, особенно из-за внезапного появления на дороге. История с попуткой, автобусом и братом не показалась ему слишком достоверной. Он украдкой бросал на девушку взгляды через зеркальце. Черты ее узкого, немного удлиненного лица с отчетливым подбородком и слегка выпяченными, как принято говорить - капризными губами были вполне приятными, да и голос привлекал: в нем будто звенела какая-то натянутая серебряная струна. Такое сравнение пришло ему в голову неожиданно для него самого. Длинные светлые волосы девушки падали на ее худые, но довольно-таки развитые плечи. Достаточно густые, они неплотно прикрывали лицо, и в один момент, когда на открытом участке дороги на лицо попутчицы упал луч заходящего солнца, он заметил у нее на лбу длинный косой шрам, который почти не был заметен при обычном освещении.

Девушка интриговала его все больше. Это было вопреки его правилам, ибо он терпеть не мог загадки, а любое необъяснимое событие его скорее отпугивало, нежели привлекало. Сказать по правде, у него на курсе было немало молодых и симпатичных студенток, будущих художниц-оформительниц. Он давно научился обороняться от их чаще притворного, а порой и искреннего флирта. В принципе, в девушке не было ничего такого, что могло бы его заинтриговать, кроме таинственного появления на вечерней дороге в лесу. Да и в едва заметном шраме на лбу могло не быть ничего загадочного.

Они въехали в город. Сперва отвезли девушку по адресу, который она указала. Ее сумка была слишком тяжелая, а он не захотел тащить ее на четвертый этаж. Поэтому сумку оставили в машине, решили, что за ней придет брат.

Однако минут через 5-6 девушка появилась одна, вконец обескураженная. Оказалось, что на ее звонок никто не открыл. Брата не было дома, и где он мог сейчас находиться, она не знала.

Стали думать, что делать с девушкой. Знакомых в городе у нее никого. В квартиру брата не попасть. Оставлять ее ночью без жилья в незнакомом городе немыслимо.
Жена велела девушке сесть в машину и ехать с ними к сестре. Дом большой, одной бедолажке всегда найдется место. Тем более девушку надо было чем-то накормить. Сестре хорошо удавались голубцы, а пирожки с мясом были ее коронным блюдом.

Сестра и ее супруг сильно удивились, увидев родственников с какой-то незнакомой девушкой, но не стали вникать в детали, а пригласили в дом. Сестра жены тоже была педагогом и одобрила решение приютить на ночь незнакомку. Девушке отвели место в одной из пустующих комнат, дали умыться, снабдили постельным бельем и позвали к столу. Тогда только вспомнили, что не спросили у нее имя. Оказалось, что ее зовут Дашей, она заканчивает экономический факультет в каком-то техникуме, свою будущую работу ненавидит, зато с детства любит художественную гимнастику. Съев от смущения совсем немного, Даша ушла к себе. Хозяин тоже ушел спать, потому что утром надо было вставать на работу. Олег Викторович, из вежливости посидев немного с дамами, тоже ушел в отведенную им с женой комнатушку. Там он достал из сумки книгу по эстетике и с наслаждением погрузился в чтение. А сестры просидели на кухне до двух часов ночи, без умолку болтая о том и о сём. К тому, времени, когда жена явилась спать, он уже уснул.

Утром он проснулся тоже довольно рано, сразу после того, как хозяин ушел, бесшумно прикрыв за собой дверь, проник в кухню, сварил себе кофе и вышел на веранду покурить. Это был его обычный утренний ритуал – сигарета с чашкой кофе. Солнечные лучи падали на веранду, согревая ее, а вид отсюда открывался великолепнейший: бывшие колхозные поля, не бескрайние, но довольно просторные, вдали небольшой лесок, вернее – аллея, посаженная еще до революции бывшим владельцем поместья, развалины которого привлекали немногочисленных гостей городка, заброшенная ветряная мельница, а ближе к горизонту - шоссе, по которому в это время суток проезжали редкие автомобили. Ярко-синее небо и густые неподвижные облака завершали картину, на которую можно было любоваться часами.
Эта веранда, а также кусок сада с тенистой яблоней, небольшая лужайка перед домом и совсем крохотный огород, а вдобавок сельская тишина – это было то, из-за чего Олег Викторович любил приезжать в этот дом.

Он поставил чашечку кофе на смастеренную им когда-то специальную подставку, прикрепленную к оконной раме, закурил, облокотился на перила и стал любоваться пейзажем. Однако вскоре оказалось, что Даша проснулась раньше его. Она была в саду и делала в дальнем углу какую-то замысловатую гимнастику: поднимала вверх то руки, то ноги, плавно кружилась, будто в танце, сгибалась назад, доставая волосами до земли, и выполняла что-то еще, столь же завораживающее. Олег Викторович, который за всю свою жизнь ни разу не сделал утреннюю зарядку, тут же забыл о своем кофе. Он смотрел на Дашину гимнастику и больше всего боялся, что она закончит ее слишком быстро. Но Даша не спешила. Ему было непонятно, видит она его или нет, но ему вдруг стало все равно. Он застыл неподвижно, не в силах оторвать взгляд от ее волшебной фигуры. Сигарета догорела в его пальцах до конца, и он почувствовал жжение. Бросив окурок, он все же сделал глоток остывшего кофе. Даша, закончив гимнастику, ушла в дом. Она шла, не поднимая головы, так что он опять не понял, видела она его или нет.

Оставшись в одиночестве на балконе, Олег Викторович переживал случившееся. Он не знал теперь, как посмотрит на Дашу за завтраком, о чем будет говорить. Но он хотел ее видеть, чувствовать ее близость, ее дыхание у себя на лице. Он был бы, вероятно, счастлив, если бы вдруг узнал, что жена с сестрой с утра пораньше уехали купаться на озеро. Но это было немыслимо, потому что жена купалась только в море, а ее сестра не купалась нигде, кроме ванны.

Он сел на стул, закурил еще одну сигарету. Он вспомнил, как когда-то в детстве, в школе, они не то в шутку, не то всерьез подрались с одноклассниками на перемене в коридоре, как прозвенел звонок, они пошли в класс, щёки у него пылали, и одна девочка, которой он нравился, приложила к его щекам ледяные ладони и как это ему понравилось, как долго он не мог забыть это прикосновение. Что же это было? Любовь? Наваждение? И что это сейчас?

Он не мог поверить, что способен влюбиться в необразованную девчонку со странным исчезнувшим братом, со шрамом на лбу и привычкой бродить по лесу в потемках…
За завтраком ели молча. Лишь обменялись короткими фразами о том, кто как спал. Сестры собирались сразу после завтрака пойти на рынок, чтобы закупиться и приготовить хороший обед. Олег Викторович был на неделю освобожден от домашних обязанностей, хотя обещал приготовить свой коронный овощной салат и после обеда помыть посуду. Даша помалкивала и только отвечала на вопросы. Было решено, что после завтрака Олег Викторович снова повезет ее к брату. У Даши спросили, как такое могло получиться, что брат ее не встретил. Выяснилось, что брат у нее значительно старше, лет на 15, большой шалопай, ни на одном рабочем месте долго не задерживается, поэтому постоянно находится в поисках работы. Возможно, сейчас получил какое-нибудь место неподалеку от города, может, в бывшем совхозе.

- Зачем же ты к нему приехала? – спросила жена Олега Викторовича.

Даша замялась. Она не могла толком объяснить. Обе дамы обладали наклонностями детективов, Олег это знал. Он знал, что, если они обе примутся за допрос, то быстро расколют девушку, а ему этого не хотелось. Но все-таки с ее слов выходило, что она поссорилась с родителями и как бы сбежала из дома к брату, чтобы отдохнуть от родителей и поправить нервную систему.

Олег удовлетворился этим объяснением, позвал с собой Дашу и пошел в сад покурить. Даша, благодарная за то, что он избавил ее от допроса, охотно пошла с ним. Они сели на металлическую скамейку. Он закурил. Даша подставила лицо солнцу. Курит она или нет, понять было трудно. Он заметил, что она поворачивает голову так, чтобы на лицо падали прямые лучи. Тогда шрам на лбу практически не заметен.

Он сидел, курил и думал о Даше. Ее присутствие будоражило его, он ощущал, как непривычно быстро бьется у него сердце. Это было приятное давно забытое ощущение: присутствие девушки волновало его. Он думал о том, могла бы у него с Дашей быть близость. Да и смог бы он изменить жене? И вообще – что происходит?

Было непонятно.

Он понимал, что хочет одного: чтобы он утром вставал и шел на балкон пить кофе, и чтобы Даша в саду занималась своей странной и удивительной гимнастикой.
И чтобы это повторялось каждый день все лето.

И чтобы потом они сидели за завтраком и молчали, а он бы смотрел на нее, вглядываясь в ее лицо, глядя на ее шрам на лбу, который вообще-то мало заметен. О ее губах он не думал.

Они встали и пошли к машине. Сумка была уже там, и он повез Дашу к брату.

Но брата опять не было дома. Попытки узнать у соседей, куда делся брат, не увенчались успехом. Он почувствовал дикую, безумную радость, которую, впрочем, довольно ловко скрыл.

Поехали обратно в дом к сестре.

Высадив Дашу у дома, он отвез своих дам на рынок и там терпеливо помогал им выбирать продукты, носил их в багажник автомобиля, давал советы, решал маленькие проблемы касательно обеда и продуктов, но все это делал на автомате, потому что думал о Даше.

Хотя он не знал, ждала она его или нет, но радовался, что скоро ее увидит.

На обратном пути в машине поговорили немного о Даше. Сестра жены высказалась кратко:

- А! Пусть пока живет. Может, брат и появится.

Сердце у него чуть не выпрыгнуло из груди. Но он опять же ничем себя не выдал. И все-таки почувствовал пару раз на себе вопросительные взгляды жены.
Дома Даша сидела в саду под яблоней и листала какую-то книжку. Он видел это из окна кухни. Сам он не пошел в сад, а всецело предался приготовлению обеда, слушая болтовню своих дам и думая о Даше.

Через некоторое время Даша появилась на кухне и предложила помощь. Но четверым там было слишком тесно, и от Дашиных услуг отказались.
Через некоторое время жена сказала:

- Отвези Дашу на озеро, пусть искупается.

Это было уже чересчур! Олег почувствовал, как горячая волна ударила ему в голову. Тем не менее, он сдержанно отреагировал на предложение жены и согласился будто нехотя. Дескать, вот еще, возить какую-то случайную девицу на озеро…

Даша быстро собралась. Она села на заднее сиденье, при этом он отметил ее тактичность или стеснительность. Ехали какое-то время молча, потом он спросил:
- Откуда у тебя такой шрам?

Даша ответила не сразу.
- С братом ехали раз на машине, и он сделал аварию. Все осталось цело, только со лба содрало кусок кожи… Давно это было, мне тогда только-только исполнилось четырнадцать…

Еще помолчали. Потом она неожиданно спросила:
- Вы пиво пьете?
- Не пью, - сказал он честно.
- Почему?
- Не знаю, не вижу в этом удовольствия. А ты хочешь пива? – полюбопытствовал он, выделив слово «пива».
- Нет, сейчас не хочу, - сдержанно ответила Даша и стала смотреть в окно.

Олег довез ее до озера. Там она сняла платье, оставшись в довольно фасонистом купальнике, и, прежде чем войти в воду, сделала несколько своих странных гимнастических движений. Олег остался у машины и любовался ею издали. Длинные руки и ноги. В какое-то мгновение ему померещилось, что он видит перед собой гигантского кузнечика. Даша неожиданно встала на руки, сделал несколько шагов к воде и там кувырнулась в воду.

Олег потерял Дашу из виду. Сев на сиденье и закурив, он почувствовал теперь, что начинает брать себя в руки. Горячая волна давно отхлынула от головы, он вновь обрел способность рассуждать здраво.

- Хорошо, близость, - говорил он сам себе едва не вслух, - но что потом? О чем мы будем говорить после этого? Ведь придется о чем-то говорить…

Он почувствовал досаду. У них с женой всегда было, о чем поговорить. С ней ему было комфортно и говорить, и молчать. Сперва, в первые годы совместной жизни, ему это нравилось, потом стало слегка раздражать. Последние несколько лет он воспринимал это, как не то прикованность друг к другу, не то какой-то род зависимости, и мечтал от этого избавиться. Ничто так не тяготило его, как зависимость.

Даша купалась довольно долго, то подплывая к берегу, то удаляясь от него. Пару раз она почти что выходила из воды, но потом возвращалась обратно.
Ему она даже не предложила поплавать с ней. Он бы все равно отказался, но предложения все же ждал.

Даша закончила купаться, подошла к машине, достала из сумки большое махровое полотенце и завернулась в него. Так, завернутую в полотенце, с мокрой головой, он повез ее в дом.

За обедом Даша отмалчивалась, поела совсем немного и ушла в сад. Олег не пошел за ней, вместо этого поднялся на балкон, закурил и стал наблюдать за Дашей. Он отметил, теперь уже вполне спокойно, что она чертовски привлекательна. Поскольку по работе он занимался эстетикой, то теперь вполне профессионально пытался понять секрет ее привлекательности – и не мог.

Минут пятнадцать понаблюдав за Дашей, которая теперь бесцельно слонялась по саду, он ушел в комнату и прилег на диван с книжкой в руках. Сейчас он уже воспринимал Дашу как обузу, от которой хотел побыстрее избавиться.

Дамы тоже вышли в сад. Они уселись под яблоней поболтать. Позвали его, но он отказался, сославшись на жару. Из сада до его слуха доносились приглушенные голоса разговаривающих женщин, чириканье птичек и монотонный шум проезжающих по шоссе машин. Убаюканный этими звуками и умиротворенный покоем жаркого летнего дня, он задремал, засунув книжку под голову. Спать он мог в любых условиях.

Вечером, до ужина, он вновь отвез Дашу к брату. В этот раз брат оказался дома. Это был невысокий коренастый мужчина с лицом кирпичного цвета и глазами навыкате. Чувствовалось, что он никогда не отказывается от выпивки, причем не ограничивая себя количеством. Он нисколько не был похож на сестру. Разница в возрасте у них была разительной. Выяснилось, что он действительно ездил в отдаленный поселок договариваться о работе. Брат отругал Дашу за безрассудство, поскольку она потеряла ключи от его квартиры, и коротко поблагодарил Олега за помощь, оказанную сестре. Олег даже был немного обескуражен такой сдержанностью Дашиного брата, ведь они с женой позаботились о ней, как о родной. Улучив момент, когда брат отвернулся, Олег Викторович на прощание неожиданно поцеловал Дашу в щеку. Она не удивилась, только улыбнулась беглой исчезающей улыбкой и отвела взгляд в сторону.

На пути к дому Олег думал о Даше, вспоминая ее облик, но был уже уверен, что забудет ее через несколько дней. Да и то сказать, что сделала она такого, чтобы ее долго помнить?! Ее тусклый немногословный разговор, ее невнятная речь не могли привлечь его по-настоящему. Ее облик – это да: узкое худощавое лицо, огромные голубые глаза, длинные светлые волосы, падавшие на узкие плечи, густые ресницы. По правде сказать, если бы не шрам на лбу, она легко могла бы стать фотомоделью.
Дома он пытался понять, заметила ли жена те эмоции, которые обуревали его в эти прошедшие сутки. Однако жена, даже если о чем-то догадывалась, не подавала виду. Только один раз как бы украдкой погладила его по плечу.

Зато той ночью у них был такой секс, какого давно уже не было. Хорошо, что спальня сестры и ее мужа находилась на приличном удалении от комнаты, которую занимали Олег Викторович и его жена.








Оставить отзыв

Рейтинг работы: 30
Количество отзывов: 5
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 55
© 19.02.2021г. Роберт Иванов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3023095

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Игорь Буков       19.02.2021   20:58:26
Отзыв:   положительный
Спать я тоже могу в любом положении и в любое время, если делать нечего.))
Мужчина всегда обращает внимание на женщин, автоматически примеряется к ним, рисует возможные картинки реальности. На всякий случай?
Может ему нужна иногда женщина-загадка? И хорошо когда жена может сыграть эту роль, хоть и под воздействием обстоятельств...
Асия Караева       19.02.2021   20:42:13
Отзыв:   положительный
По-чеховски, Роберт! )
Рассказ очень понравился. И с юмором, и с философией, и с романтикой.
Вообще-то когда нас выводят из рутины, это хорошо, как было с вашим героем. Ему этого явно не хватало. А почему эта простая девочка смогла вывести его из рутины – это уже загадка. Так оно обычно и бывает в жизни, а литература на это ответов не дает.
Людмила Домогацкая       19.02.2021   18:56:06
Отзыв:   положительный
Рассказ понравился, жизненно, емко, без лишних умостраданий.
Вот по стилю изложения так и просятся небольшие редакторские правки )
НАТАЛИЯ ПОЛУНИНА       19.02.2021   15:36:02
Отзыв:   положительный
Спасибо. И что. Как говорила моя однокурсница:"С художниками все ясно." Это про портреты жен. Бабуля научила бы резче. Ну а сейчас другие времена, современные. Отряхиваются оба. И что. Вот с знаками препинания проблема.Думаю бабуля сказанула бы. А "крошки". Помолиться что ли?

Роберт Иванов       19.02.2021   15:43:45

Не понял.
Алла Веретина       19.02.2021   15:02:50
Отзыв:   положительный
Занимательный рассказ.
Хорошо когда так заканчиваются истории.


















1