Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

О накоплении и растрате Божественного Огня!


О накоплении и растрате Божественного Огня!
Друзья!

В зимнем лесу я молчу! Слушаю тишину! А весною- пение птиц,журчание ручья! Хожу по нашим островным лесам и обским протокам всегда один. Дома я тоже огин!
К молчанию привык, не тягощусь им, как и своим пенсионным одиночеством!
Знаю: вокруг люди, только развоплощенные! Невидимые Духи-Души- злые и добрые, ангелы небесные и черти рогатые из ада. Последние пытаются постоянно пакостить: внушают мерзкие мысли, насылают уныние, злость, раздражение и др. Тогда молюсь про себя: "Господи, помилуй меня грешного"! И бесы тут же отступают в свою любимую тьму!
Высший Свет им нестерпим! Как и...молчание!
"Молчание двигает, молчание заставляет. Молчание - оружие Света. Молчаливый приказ сильнее словесного. Молчание есть сознательное сосредоточение сил, и охрана, и защита. В состоянии молчаливости особенно напряжена мысль. Если произнесенное слово есть клапан открытый, дозволяющий утечку силы, то молчание будет накопителем энергии. Конечно, имеется в виду сознательное молчание. Пень тоже являет молчание, но не представляет собою магнита, собирающего огненную энергию. Молчать надо уметь. Помните слова Гуру: «Тишина молчания присуща спокойствию Владыки». Через испытание молчанием и овладение им должен пройти ученик. Знаете о великих молчальниках. Тот, кто давал обет молчания, знал о глубоких свойствах этого качества. Антиподом молчания будет разнузданная болтливость и говорливость. Если каждое сказанное слово требует известной затраты энергии, то можно представить себе, как опустошают сокровищницу свою болтливые люди. Поистине являются они расточителями Агни. Потому надо сократить многословие. Надо вдесятеро сократить все официальные речи и доклады. Надо научиться вкладывать больше содержания в краткие, отточенные слова. Надо вообще людям научиться понимать ценность произносимых слов и устранить празднословие, когда-то оно считалось грехом, и не напрасно. Раньше учили красноречию, теперь надо учить молчаливости. Недаром Указуем торжественность, она пресекает бездумное словоизвержение. Попробуйте хотя бы один день провести, не произнеся ни одного лишнего и бесконтрольного слова, и увидите, вернее, ощутите, благой результат сдержанности. Охраним священное понятие слова."
"Грани "Агни -Йоги".
...Други! Ужасаюсь телевизионным шоу, где сплошь безудержные словоизлияния и ужимки астрала-древнего врага нашего и погубителя страшного. Как там вроде бы образованные и культурные люди преступно растрачивают свой драгоценный Огонь- Божественную энергию Психическую!
Дико это мне! Сам ведь свободно могу молчать целыми днями, не махать руками, не бегать истошно по квартире в поисках пропавшей вещи. Найдется когда-нибудь или уж лучше куплю новую!
Охотники, путешественники, естествоиспытатели- обычно молчуны!Не могу, к примеру, представить себе разглагольствующего в океане Федора Конюхова! С кем там беседовать- с рыбами, акулами!?
А вот с Богом Федор всегда на связи- Он у него в сердце!
Вл.Назаров
*************
1.АРХИВЫ СИХОТЭ-АЛИНСКОГО ЗАПОВЕДНИКА
Редко случалось, чтобы лесник Соломатин два раза подряд ночевал на одном месте, – все время в пути, от избушки к избушке. Порой ситуация заставляла коротать ночь у костра, хоть летом, хоть зимой. Словом, все так, как ему мечталось с детства. Еще в награду – самый чистый воздух, самая чистая вода, самое непуганое зверьё, самые дикие и красивые пейзажи. Замечательный рассказчик, Владимир Александрович по ночам писал дневники, их был не один десяток. Писал стихи.
Прочел в своей жизни множество книг, детство провел в Ленинской библиотеке. Мог по нескольку часов читать наизусть стихи великих и не очень известных поэтов, рассказывать байки заповедного леса. Некоторые звали его «ходячая библиотека». Замечательный и совершенно уникальный собеседник. Тому много причин: и невероятная занимательность его рассказов, и глубина суждений, и неожиданность сравнений, и тонкий юмор, и необыкновенная, просто поразительная память на тексты, и какое-то необъяснимое обаяние.
Рассказывает В.А. Соломатин:
Я тогда уже в заповеднике работал. Вот в те времена лицензия стоила 10 рублей на косулю, 15 - на кабана, 40 рублей - на изюбря. Тогда ещё Женька Смирнов [прим. Е.Н. Смирнов] отдал мне свою лицензию; у меня своя была, и ещё мне дали, в общем, 3 лицензии. А вот буквально 2-3 дня и всё – кончается срок лицензии. Я собрался, пошёл на Бею, а там покос, выхожу – стоят. Ну, я давай считать, сколько самок, сколько самцов, надо же записать!!!, а потом вспомнил, что ведь я на охоте, а не на работе. Пока очухался, они уже удрали. Посмеялся над собой.
Медведя нечаянно убил в голову. Это 1971 год. В декабре 1970 я женился, Женька Смирнов дал мне 8 дней. Вот была моя "медовая неделя". Я так решил: первый медведь, которого я увижу, добуду жене. И вот на Белимбе 18-20 апреля я ловушки проверял на белок. Я, значит, настраиваю, вдруг кто-то как рявкнет. Я так оглянулся, вроде никого нет. Тут ловушка опять сбилась, я её опять настраиваю, вдруг опять: "РЯВК". Я смотрю, а там прямо передо мной на валёжине стоит (медведь) и мордой мотает. Ну вот, подарок жене. Я так потихоньку нащупываю "Белку", снял и вместо того, чтобы переключить на нижний ствол (на картечь), мой большой палец переключил на мелкашку. Ну, я думаю, под ухо ему 28-шариком – делать нечего – гарантия, что он мой. Нажал на курок и – "шпынь", я же ожидал, что будет "БАХ!". Он так повалился с валёжины и всё. Я сам себе не поверил. И что ты думаешь! Я когда череп обрабатывал, понял: пуля прошла по нёбу и стукнула в противоположный зуб, затем рикошетом отскочила – и в мозг. Он не мучился – сразу ВСЁ. Вот так.
Заезжали мы с Женькой Смирновым в лес, а праздник на носу, 7-е ноября, взяли бочонок спирта, а относили 2 мешка сухарей и трубы жестяные на печки в избушку. Я говорю: «Женька, пошли к мужикам, всё-таки праздник: посидим, поговорим». Он говорит: «А что, пошли». Вот мы идём в избушку к мужикам. Женька 2 мешка сухарей несёт: один на спине, другой сверху. А у меня жестяные трубы, 6 штук. Они лёгкие, но неудобные, жуть. Я иду, а они бам... бам... бам.
И вот мы идём. Шли часа два. Наконец, подошли к избушке, слышим, а там босые ноги по полу шлёп, шлёп, шлёп. Затвор – хрясь. Голос: «А ну входи». Я говорю: «Мужики, заходим! Мужики, праздник!» Один говорит: «Да вот, я только что укол себе сделал. Мне нельзя». (А он фельдшер). Второй говорит: «А я вообще не пью». И вот мы, как дураки, с Женькой сели и выпили.
Уходили часов в восемь, темно, холодно. Женька всю обратную дорогу шёл и чертыхался: «Да что мы туда шли, мы бы с тобой и там, у себя, отлично бы посидели». А они там погорели самым натуральным образом, всё сгорело. Ружьё сгорело, капканы сгорели, всё сгорело. (На соболя охотились).
Продолжение следует
С сайта Facebook.ru
***********
2.ВОРОНЫ ПРОТИВ СОВ: В ШУШЕНСКОМ БОРУ НАБЛЮДАЕТСЯ АГРЕССИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПТИц
В Перовском лесничестве парка в последний, переломный месяц зимы сотрудники всё чаще наблюдают агрессивное поведение врановых птиц по отношению к совиным. Небольшие стаи из восточных чёрных ворон и сорок гоняют по бору длиннохвостых неясытей.
Ночные хищницы, пытающиеся вздремнуть в течение дня, вынуждены перелетать с одного места на другое и прятаться от атакующих в густых кронах, находя защиту среди веток и острых сучьев. Потеряв сову из виду, вороны и сороки присаживаются рядом на соседние деревья и "патрулируют территорию с высоты". Долго не стихают их крики и воинственное хлопанье крыльями.
"Такое воинственное поведение птиц, направленное на совместную защиту от хищников, называется моббингом (англ. mob — "толпа"). Моббинг по отношению к хищнику связан не с желанием ему "насолить", а является вынужденной мерой защиты и сотрудничества различных видов птиц с целью максимально быстрого оповещения друг друга о наличии опасности и устранения источника опасности. Как правило, ими движет желание изгнать хищника со своего гнездового участка", — отмечают представители национального парка.
Перед наступлением весны вороны особенно активно демонстрируют агрессию, и не только по отношению к совам. Ведь с таянием снега они начинают строить свои гнёзда. Их жертвами могут стать любые пернатые хищники, а также и млекопитающие, которые выглядят для нас совершенно мирно и безобидно. Например, белки, не представляющие опасности для взрослых птиц, но прекрасно лазающие по деревьям, не прочь полакомиться яйцами из гнезда.
Трагедии с летальным исходом для хищника во время моббинга случаются крайне редко и лишь в тех случаях, когда хищник — больное или истощённое животное. Поэтому сотрудники парка просят местных жителей не вмешиваться в "вороньи разборки", если их "жертва" выглядит здоровой и адекватно реагирует на происходящие вокруг неё события. Не нужно пытаться спасти и принести домой животное, подвергающееся атаке. Это естественный процесс, в котором обе стороны разберутся сами без участия человека.
ООПТ Нацпарк Шушенский бор
***************
3.НА КРЫЛЬЦЕ
Мы стояли на весеннем крыльце с подружкой, девочкой Юлей. Ей семь лет, мне – шесть.
Вокруг черный мокрый пробуждающийся сад. Позади – зима. За зиму многое случилось, зима – это целая жизнь врозь. Мы с Юлей – дачные подружки. Это значит, подружки на лето, теряющие друг друга по возвращении в город, пусть даже это один и тот же город. Бескрайний, бездонный город-зима.
За зиму наши миры, росшие врозь, усложнились, обогатились. Мы снисходительно смотрим на себя вчерашних, и заново узнаем в преддверии лета друг друга – товарок по играм, по сбору желтых одуванчиков.
И первый вопрос Юли:
– А ты знаешь, что Бог – есть?
И я отвечаю важно, с тайной гордостью:
– Знаю.
Рада, что мне на год меньше, чем Юле, а я уже знаю. Не ударила в грязь лицом. Пару лет спустя такое же важное «знаю» скажу в ответ на вопрос «откуда берутся дети?».
1988 год на нашем крыльце, в мокром весеннем саду. Перестройка. Как-то в именно в этот год настигло нас знание о том, что Бог есть. Первый поход в церковь стоит в памяти в одном ряду с мучительной чередой посещений нетрадиционных лекарей и гомеопатов, бравшихся лечить мою детскую астму, с появлением в магазинах еды, с маминой мечтой о классической гимназии и книжкой «Мифы древней Греции».
Я теперь люблю спрашивать людей о том, что привело их к Богу. И о первом впечатлении от церкви. Мое первое впечатление не было оригинальным: тяжелая древняя железная дверь и уборщица. Легендарная, если не карикатурная бабка, тычущая нам с мамой под ноги швабру.
– Куда идете? Не видите, что я мою тут. Куда вам надо? В воскресную школу? Какую еще вам воскресную школу?
Краем глаза вижу свечи, старинные стрельчатые окна. Мраморные плиты под ногами, подтеки грязной воды с тряпки. Страшно, обидно, хочется домой. По стеночке пробирается священник (борода, подрясник), будто тоже робея перед бабкой. Проводит и меня в какую-то комнату, где стоят лавки рядами, а на них сидят дети моего возраста, а на стене изображены кудрявые овцы и мальчики в полосатых халатах.
Было занятие, и мы детально изучали историю Иосифа, который тоже ходил в полосатом халате. Какое отношение к Богу имели Иосиф, бабка, швабра, священник, полумрак и древность церкви, и все мы – было не понятно тогда.
Этому пазлу еще только предстояло сложиться.
Бог тогда был старый, строгий, выцветший, с бородой.
Теперь, на дачном крыльце, он вдруг стал поводом для гордости.
– Я знаю молитву – сказала Юля. – Хочешь, расскажу?
И она рассказала «молитву», на одном дыхании, как стишок.
Да это и был стишок.
Что-то странное, народное, ритмичное – вроде заговора, заклинания, нешептывания.
Что-то про птиц в небе и лисиц в норах. Что это было? Гадаю до сих пор.
Но я тогда я просто решила, что эта молитва – детская.
И вот, минута моего детского триумфа. Я, хоть и младше на целый год, знаю молитву настоящую. Взрослую. «Отченаш» – называется.
Эту молитву мы выучили с мамой. Несколько раз мы читали ее на ночь, стоя на коленях, неловко переглядывались. Я всегда была мучительно чувствительна к всякого рода неловкости, неискренности.
Мама – интеллигент, инженер, человек современный и развитый, решила приобщиться и к это тоже стороне жизни, но античная мифология шла у нас естественнее, без благочестивой натуги.
Церковная тема быстро отошла в сторону, но молитва осталась где-то в глубине меня, чтобы всплывать в моменты черного страха. Вместе со словами взрослых о том, что читать молитвы полезно для нервов, а колокольный звон убивает микробов.
Я вытянулась и торжественно и важно прочитала Юле «Отче наш».
Так же торжественно и важно прослушала молитву Юля.
И сказала с недетской рассудительностью:
– Не важно, какими словами мы обращаемся к Богу. Важно – что Он есть.
И мы замерли в едином порыве, будто услышали что-то. Будто повеяло теплом, и тронулись в рост зеленые зачатки в мокрой садовой земле.
Или, может быть, просто выглянуло солнце.
Больше о Боге мы с ней никогда не говорили.
Надежда Панкова,
зоолог Окского заповедника.
***************
Материалы из Сети подготовил Вл.Назаров
Нефтеюганск
19 февраля 2021 года.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 19.02.2021г. Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2021-3022727

Рубрика произведения: Проза -> Статья


















1