Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Идика (про котёнка рассказик)


Идика (про котёнка рассказик)
- 1 -

Ей повезло: не утопили.

Хозяйке пришло в голову оставить пушистого дымчатого котика с круглым белым пятнышком на подбородке, как две капли воды похожего на мать. Выбор оказался более чем удачным, поскольку дитя действительно явилось на свет полной копией мамы: это была девочка.

Её мать, умудренная жизнью десятилетняя кошка, свернувшись калачиком, прикрывала собой оставленного в живых котёнка. По своему горькому опыту она хорошо понимала: бегать за хозяйкой, вопросительно мяукать и громко оплакивать всех остальных детей нельзя: отберут и последнего.

Кошка плакала молча.

Хозяйка, сделав черное дело, удовлетворенно промолвила:

- Ну вот ты и успокоилась, слава Богу. Корми, корми! Не трону! Тебе-то какая разница, один или пять?

Кошка промолчала. Она старательно вылизывала беспомощный, еще окончательно не обсохший комочек. А тот отчаянно боролся за право жить в этом мире: цеплялся коготками за мамину шкурку и вгрызался беззубым ротиком в найденный сосок, наполненный восхитительной влагой.

Да, ей повезло.

Кошка, понимая всю быстротечность вновь обретенного счастья, старалась насладиться каждым мгновением материнства, оставляя любимое чадо лишь на несколько минут по причинам самой крайней необходимости. Поспешно поглощая предложенную трапезу, она без конца оглядывалась на коробку с котёнком и тревожно мыркала.

- Да ешь ты, оглашенная! - ворчала хозяйка. - Никто твоего ребёнка не тронет. Подождет - не умрет...

- 2 -

Конечно же, Идике очень повезло!

Весь мамин живот и все шесть сосков с самым вкусным на свете молочком были предоставлены в её полное распоряжение. Вся материнская любовь принадлежала единственному, горячо любимому чаду. Идика купалась в младенческом счастье, ни о чем не думая. Первые несколько дней она жила только инстинктами.

На 9-й день у котёнка открылись глазки. Хозяйка, взяв на руки крошечный пушистый комочек, умиленно удивлялась:

- У-ти, какой у нас бутузик-то щекастый растёт! Молчун! Ну-ка, дай я на тебя полюбуюсь...

Идика ткнулась носиком в человеческий палец и старательно принюхалась, изучая новый запах. Рука хозяйки пахла теплом и уютом. Тревожиться малышка не умела, поскольку в её коротенькой жизни ещё не случилось ни малейшего повода для беспокойства, тем более - для страха.

В две недели она научилась мурлыкать. Ей казалось очень восхитительным перебирать лапками мягкий и тёплый мамин живот, лениво сосать молочко и громко вторить её замечательным руладам.

В три недели Идика впервые поднялась на дрожащие, ещё неокрепшие лапки. Коробка ей уже изрядно надоела, и она вполне осознанно тянулась вслед за уходящей куда-то матерью. Идика упрямо скребла коготками картонный угол и жалобно пищала. Её старания увенчались неожиданным успехом: от стенки коробки почти оторвалась небольшая полоска бумаги, которая оказалась очень даже замечательной игрушкой. Если лечь на спину и крепко удерживать эту штуку передними лапками, то её можно долго и с упоением грызть, оттачивая ещё неокрепшие зубки.

Вскоре на смену измочаленной забавы у Идики появились новые игрушки. Хозяйка натянула поверх коробки прочную нить и навязала на неё другие ниточки с разного рода шуршалками. Всё свободное от еды и сна время Идика играла. Попутно она научилась надоедать маме, грызя её пушистый хвост. Чем больше кошка злилась, чем сильней она била по дну коробки хвостом, тем интересней было Идике прижимать лапками и с упоением вгрызаться в первую в своей жизни "добычу".

Ещё через неделю Идику впервые накормили чем-то другим. Хозяйка бесцеремонно засунула ей в рот крошечный кусочек отварной курятины и по своему обыкновению проворчала:

- Ешь, ешь. Хватит одну только мамку дудонить. Муське от тебя уж никакого покоя нет. Вон какая худущая стала. Какой же ты котёнок-то солощий! Лощешь и лощешь. Всю кошку мне выдоил.

Хозяйка всё еще держала Идику за мальчика.

Идика поначалу отчаянно боролась с неожиданным насилием, но ей крепко захлопнули рот, не позволяя выплюнуть содержимое. Пытаясь выпихнуть курятину, она поневоле принялась её жевать и неожиданно для себя прочувствовала вкус мяса. Проглотила - и уже сама вцепилась в палец хозяйки, ища добавку.

Та засмеялась:

- Ну вот, давно бы так. Ешь, ешь... Потом ведь просить будешь - да не вдруг-то дадут.

- 3 -

Период младенческой жизни закончился. Хозяйка прорезала в коробке выход, и любопытная Идика вышла в свет. Однокомнатная квартира показалась ей огромным и очень интересным миром. Ей почти сразу показали туалет, накормив "до отвала" и посадив туда же, где это делает мама. Идика повертелась, принюхалась и, присев, оставила в лотке крошечную лужицу.

Хозяйка пришла в восторг:

- Ах ты, мой умник! Такой-то маленький, а понял. Весь в Муську!

И уже озабоченно проворчала:

- Объявление пора писать. Пока для тебя хозяйва найдутся - ещё месяц пройдет...

Она выдрала из тетради лист, водрузила на нос очки и, присев к столу, принялась старательно выводить корявым старушечьим почерком: "Отдам в хорошие руки пушистого дымчатого котёнка. Мальчик. Ест всё. К туалету приучен". Потом подумала, написала ещё парочку экземпляров, собралась и вышла из дома.

Через неделю в дверь позвонили. На пороге стояли молодая женщина и девочка лет восьми. Гости пришли за Идикой. Девочке котёнок очень понравился. Она крепко и неприятно прижала малышку к груди:

- Мам, давай возьмём! Такой хорошенький! Я его назову Дымок.

Женщина забрала у неё Идику, опрокинула её на спину, бесцеремонно оттянула прижатый в страхе хвостик и промолвила:

- Да какой же это кот! У Вас девочка. Если б кот - мы бы взяли. А кошку нам не надо, извините.

Дочка захныкала. Хозяйка заохала. Женщина вздохнула:

- Уж Вы не обижайтесь, пожалуйста. Кошку мне не надо. Я котят утопить не смогу, а куда их потом девать? Извините нас за беспокойство.

И уже для девочки добавила:

- Не плачь, будет тебе Дымок. По другим объявлениям сходим - возьмём котика. Обещаю.

Гости ушли, оставив хозяйку в совершенно расстроенных чувствах.

- Ох, Господи, да как же это я? - сокрушалась она. - Нашла на старуху проруха. Теперь и объявление переделать придётся. И не возьмут, наверно...

Её опасения подтвердились полностью: за кошкой никто не пришёл.

Идике пошёл уже третий месяц. Она носилась по квартире, сбивая на своём пути всё, на что только силёнок хватало. Ей нравилось своровать у хозяйки карандашик, авторучку или ещё какую-нибудь безделушку да и закатать под палас - желательно, подальше. Хозяйка сослепу наступала, авторучка трескалась - опять урон. Ну что это за котёнок-то такой! Прости Господи...

- 4 -

В три месяца у Идики поменялся цвет глаз. Теперь она действительно как две капли воды была похожа на Муську. Своей энергичностью она раздражала уже не только хозяйку, но и мать тоже. Постаревшая кошка уставала от бесконечных игривых нападок любимой дочурки, да и от сосков отгоняла её всё активней. Идика нет-нет - да и куснёт сосок больно-пребольно. А потом извиняется. Ласково подкрадывается к маме, ротиком чмокает и язычок показывает: мол, я не буду больше кусаться, ты мне только молочка пососать позволь... А чуть забылась - опять куснет! И получит от матери сдачу - тоже очень больно.

На четвёртом месяце жизни Идика оказалась лишней и никому не нужной.

Хозяйка жаловалась заглянувшей на чаёк соседке:

- Ну и что мне с ней делать? Ума не приложу. К сыну в область ехать надо. Внук без конца болеет, хотят из садика забрать, чтоб окреп. Посидеть с ним просят. Муську-то я с собой вожу, она у меня привыкшая. А эту куда деть? Как её возьмёшь, она пять минут спокойно сидеть не может. Все шторы мне ободрала, разбойница серая.

- Вот ты нашла беду! - отвечала товарка. - Лето на дворе, выкинь на улицу и думать забудь. Не маленькая, приспособится. Она у тебя вон какая шустрая. Отнеси к детскому садику. Может, кто из детей возьмёт. А нет - так и на помойке не пропадёт, из садика много объедков выкидывают. Дети-то сейчас привередливые. Ничего есть не хотят. Им тока чупсы да киндеры подавай. Мамки-то какие пошли? Себе - пиво и сигареты, дитю - йогурт и шоколадку. Вот и поужинали. А потом жалуются: дети у них часто болеют! Всё врачи да климат виноваты - тока не они сами.

Разговор перешел в иное русло. В извечную тему конфликта отцов и детей. Про Идику забыли.

- 5 -

Через три дня случилось событие, ставшее для Идики поворотным. Она разбила вазу. Неудачно прыгнула с телевизора на стенную полочку.

Хозяйка, заметая в совок осколки, сокрушалась уже не на шутку:

- Нет, это не котёнок, а анчутка в кошачьей шкуре! Вот что ты мне натворила? Для тебя я эту вазу берегла? Память была от мужа покойного! Хоть и вымотал он мне все нервы, ирод проклятый. Сколь жили - всё пил да по бабам шлялся. Прости, Господи, царство ему небесное! - спохватилась старушка. - Однако ж прощенье просил, когда я его с Веркой, шалавой той беспутной, застала, вазу хрустальную купил и даже цветы с газона в неё засунуть не поленился. На большее-то ума не хватило. Уж лучше б мне тогда те деньги отдал бы, Таньке пальто новое справить надо было. Ну да что говорить, ваза - так ваза, красота в доме тоже нужна. Лишь бы не пропил... А всё простота его, доброта, пропади она пропадом! Никому отказать не умел. Дружки-то хитрые, чуть что: "Вась, а, Вась! Давай, скинемся!" А у самих-то и по десять копеек не каждый день в карманах лежали. Мороженку на таки деньги не купишь, не то, что беленькую. Вот он, дурак, и раскошеливался. "Отдадим, отдадим..." Мой-то простодырый уж десять лет в могиле, а они до сих пор отдают. Кабы не водка его проклятущая, хорошо б жили. Ведь он у меня ласковый был. Ни разу руку на меня не поднял. Да что руку! Слова плохого али голос повысить - это никогда. Я ору, ругаюсь - молчит. В кухню уйду, посуду вымыть надо али суп сварить. Ругаю и ругаю его из кухни. А в комнату вернусь - так его и след простыл! Уже утёк. Всё тишком да молчком - а своё делал. Вот ведь какой гад был! Перед смертью тока и утихомирился. Как заболел, так сразу послушный стал. Всё: "Мать, а мать! Дай каку таблетку, болит - сил нет". А что тут дашь? Цирроз. Печень всю пропил. Мне тогда врачи так сразу и сказали: "Готовьтесь..." Ох, и жаль было мне с ним расставаться! До сих пор жаль. Дети уже своими семьями жили. Первое время в квартиру и заходить-то не хотелось. Тишина гробовая и делать совсем нечего. Много ли одной надо? Две тряпки постирала, подмела, поесть приготовила - и опять вдвоём с телевизором. Ночью проснусь - одни тока ходики тикают. Изводил меня всю жизнь, ирод проклятый, своим храпом. Напьётся - и храпит ночь напролет. Уж и не чаяла, как избавиться. А тишина - она ещё хуже оказалась. Тогда вот Муську себе и подобрала. Муська - кошка умная, каждое слово понимает. Она и маленькая такого не творила, как ты, паразитка хвостатая!

Идика сидела под кроватью, слушала длинный монолог хозяйки. Надоело сидеть, очень хочется выйти - а страшно. Высунет нос - и назад, поглубже в пыльный угол, от беды подальше.

А хозяйка всё говорила и говорила, изливала душу перед молчаливой слушательницей. Всю свою жизнь обсказала - и счастливую, и несчастную...

- Всяко бывало, - заключила утомившаяся старушка.

Подмела, пропылесосила, полы намыла, пыль протёрла - да и приняла мужественное решение, показавшееся ей единственно верным и совершенно справедливым.

- А ну поди ко мне, безобразница, накормлю напоследок, - ласковым голосом позвала хозяйка.

Доверчивая Идика послушно вылезла. Старушка подхватила её под живот, оттащила на кухню, достала из супа кусок говядины, порезала помельче и накормила котёнка до отвала. Осоловевшая Идика увалилась спать там же, на кухне.

Вот только отоспаться ей на сей раз не довелось. Хозяйка вдруг молча сгребла её на руки и вышла из квартиры.

- 6 -

Улица для Идики являлась панорамой за окном - и не более того. Она любила сидеть на подоконнике и смотреть во двор. Много интересных картинок мелькало перед глазами - чем тебе не телевизор? А чтоб самой в тот "телевизор" попасть...

Первый раз в жизни Идика испугалась не на шутку. Она смотрела на чуждый ей огромный мир расширенными от ужаса зрачками. Потом жалобно замяукала.

- А ну замолчи мне! - недобро цикнула старушка.

С Идикой случилась истерика. Она кричала дурным голосом, рвалась из рук и отчаянно царапалась.

Хозяйка молча уносила Идику всё дальше и дальше от родного дома.

- Вот тут сиди! - строго сказала старушка, бросив котёнка на газон перед детским садиком. - Вечером дети домой пойдут - кто-нибудь подберёт.

Развернулась - и быстрым шагом посеменила обратно. Идика дёрнулась было вслед за ней, но та больно попала в неё подобранным с дороги камушком и злобно прикрикнула:

- А ну не ходи за мной!

- 7 -

Идика осталась одна. Она забилась в ближайший куст и молча смотрела на дорожку, по которой ушла её единственная и горячо любимая хозяйка.

Своим крошечным умишком котёнок понимал лишь одно: уходить нельзя. Хозяйка перестанет на неё сердиться и обязательно вернётся. Ей, Идике, непременно надо сидеть на этом месте и терпеливо ждать.

Идика ждала. Она прождала весь день. А к вечеру случилось именно то, на что так рассчитывала бросившая её хозяйка: Идику нашли дети.

- Катя, смотри, котёнок! - восторженно запищала младшая девочка и быстро схватила вжавшийся в траву пушистый комочек. - Давай, возьмём его домой!

Старшая с сомнением покачала головой:

- Мама, наверно, не разрешит. Нельзя без спроса.

- Мы попросим! Мы сами будем за ним ухаживать. И пообещаем хорошо себя вести. Мама разрешит, наверно. Поругается немножко и разрешит. Он же такой хорошенький!

- Ну не знаю, - с сомнением протянула сестра. - Попробуем уговорить...

- 8 -

Мама оказалась непреклонна:

- Ещё что придумаете? Нам нельзя животных держать, у папы аллергия. Отнесите котёнка на своё место.

- Мама, у него нет места! - пыталась разжалобить младшая. - Это ничейный котёнок, он возле нашего садика сидел.

- Тогда играйте с ним во дворе. Вот вам коробка, тряпки, еду для него возьмите. Только на улице!

Дети увлеклись новой игрой. Поставленная боком коробка оказалась очень даже уютным домиком с крышей над головой. Идике налили молока, наложили полную миску вкусняшек. От молока малышка не отказалась, а покушать не смогла. Она была ошарашена происходящим и молча терпела навязчивую заботу.

Через час дети разбежались по домам. Идика не знала, как найти место, где её оставила хозяйка, да и идти никуда не хотелось. Смертельно уставший котёнок свернулся в коробке калачиком и крепко заснул.

- 9 -

Проснулась она от громкого лая. Маленькая тощая замарашка, трусливо прокравшись на доносящийся из кустов вкусный запах, мгновенно проглотила всё оставленное для Идики угощение и, припадая на передние лапки, звонко и отчаянно тявкала. Она очень старалась лаять как можно злобней на этого зажравшегося и обласканного людьми котёнка, вымещая на нём все свои страдания, всю накопившуюся в собачьей душе обиду, весь ежедневный страх и пережитый когда-то ужас выброшенной из машины и ставшей кому-то ненужной игрушки.

Идика, прижавшись к стенке коробки, распушила шёрстку, выгнула спинку и отчаянно шипела. Осмелевшая собачка подступала всё ближе и ближе и уже почти засунула в коробку морду, когда её неожиданно кто-то легонько отпихнул ногой. Собачка панически заверещала на весь двор и поспешно ретировалась под облюбованный в качестве укрытия гараж. Она там ещё долго подвывала и скулила от жалости к себе, любимой, пока не осознала, что голод её больше не мучает, а пнули совсем не больно. Свернувшись калачиком, бродяжка крепко уснула.

Отогнавший её человек наклонился над коробкой и похлопал себя рукой по коленке:

- Иди-ка! Иди ко мне! Ну иди же, не бойся! Кс-кс-кс...

Он протянул к ней руку. Бояться больших людей Идика ещё не умела. Человек взял её на руки и ласково гладил, без конца приговаривая:

- Ну-ну, успокойся. Никто тебя больше не обидит. Не брошу, не бойся. Ишь ты, как шёрстку-то распустила, натерпелась страху... Она ж ведь тоже, не от злости - от страха на тебя тявкала. Страшно одному-то на свете жить. Хоть человеку, хоть животному, всё одно - страшно и обидно.

- 10 -

Степаныч жил бобылём. Где-то в Москве у него была дочь, которая наезжала к отцу по возможности два или три раза за год проведать и навести порядок. Дочь подкатывала к дому на такси, выгружала из машины огромное количество ярких пакетов, наполненных московскими гостинцами, радостно улыбалась и говорила всегда одно и то же:

- Привет, папуль! Ну как ты тут?

Степаныч обнимал, целовал пахнущую столицей Ольку, смеялся и отвечал всякий раз тоже одинаково:

- Нормально! Скрипим помаленьку.

Расплатившись с таксистом и затащив в дом сумки, Ольга почти с порога "засучивала рукава" и принималась наводить в доме чистоту и красоту. Она отмывала "до блеска" всю квартиру, перестирывала тряпки, лепила отцу "про запас" полную морозилку пельменей... А если приезжала летом, то обязательно притаскивала с рынка овощи и ягоды, крутила на зиму компоты, салаты и соленья.

Степаныч бестолково топтался вокруг неё и пытался утихомирить:

- Да уймись ты, Олька. Всех-то делов не переделаешь. Отдохни хоть маленько. Посидим, поговорим.

Неуёмная Олька со смехом отвечала:

- Пап, да некогда сидеть! Меня мои мужики на три дня только отпустили. На четвёртый-то день они всё в холодильнике подъедят, даже льдинки не оставят. В поезде отосплюсь!

И непременно "запрягала" отца - то тем, то этим:

- Папуль, сбегай-ка за хлебом! Через полчаса обедать сядем. Да! И мусор заодно прихвати...

- 11-

Тридцать шесть лет назад Николай страстно мечтал родить сына. Представлял, как будет учить его кататься на велосипеде, возьмёт с собой на рыбалку и непременно поведёт "на футбол" в спортивную секцию. Он даже помыслить жене не позволял о том, что первенцем может оказаться дочка. Но мечте не суждено было сбыться. Как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Наташа родила Ольгу.

Друзья с улыбкой подтрунивали:

- С наследником тебя, Николай Степанович! Бракодел ты, однако. А мы и не знали! Это не у станка норму перевыполнять...

Молодой Степаныч гордо отбивался:

- Ничего вы не понимаете в колбасных обрезках! Девочка - работа ювелирная! Мы ведь - не как некоторые, мы - по-умному: сперва няньку, потом - ляльку...

Но ляльки, к сожалению, не случилось. После родов Наталья месяц пролежала в больнице. Что-то там по-женски... Степаныч не больно-то вникал. Да и сердечко у жены с детства было "не ахти". В итоге рожать ей врачи запретили.

Зато Олька, ещё в студенчестве выскочив замуж, подарила им с матерью двух погодков - Димку и Сашку. Вот уж тут дед отвёл душу, как и мечталось. И в гараже с пацанами возился, и на речку брал. Даже походы им с ночёвками устраивал - с пахнущей дымком ухой, с палаткой, с надувной резиновой лодкой и с обязательным комарами (без них-то - как же?). Что ещё для счастья надо?

Мальчишки каждое лето на каникулы рвались "к деду". Так было год от года - пока не подросли. Модные стали, девчонки у них появились, дискотеки. В посёлок внуков теперь не больно-то дозовёшься. Разве когда мать с гостинцами прогонит. Пару дней погостят - и домой. Скучно им с дедом стало.

Степаныч не обижался. Оно и понятно, дело молодое. Считал, что худо - бедно, а жизнь удалась, и всё идёт "как надо". С Натальей они хорошо жили. С женой ему повезло. Степаныч в бабьи дела не вмешивался, на кухню только поесть заходил. А Наталья его гаража сроду не касалась. И дочку правильно воспитала. Хозяйственная, заботливая. Отцу слово поперёк ни разу не сказала. Взбеленилась тока, когда замуж собралась. Говорили ей: доучись сперва. Дети пойдут - трудно будет.

Степаныч во всех делах уважал размеренный порядок: сначала одно дело хорошо сделать надо, потом и за другое приниматься. Но Олька распорядилась по-своему:

- Папа, как ты не понимаешь! Пока я доучиваться буду - жениха хорошего уведут. Надо уметь успевать.

И успевала. Лицом-то в отца уродилась, а характером - в мать. С утра сразу десять дел затеет. И всё-то у неё крутится, вертится колесом - даже не подходи. А к вечеру посмотришь - все дела и приделала. Шустрая!

Помогали, конечно. Как не помогать? И денег давали, и с внуками водились. Всяко бывало. А теперь вот дочь отцу помогает. Даже больше, чем надо. Одно слово - неуёмная.

Увидев в очередной приезд Идику, Ольга засмеялась:

- Пап, ты себе подружку завёл? Ну и молодец!

С тех пор подарков из Москвы приезжало на два мешка больше. В один загружался профессиональный корм, в другой - наполнитель для кошачьего туалета.

Ольга всякий раз внушала отцу:

- Пап! Да не корми ты её чем попало. И ките-кеты с вискасами никогда не покупай, а то быстро загнётся.

- Как это - чем попало? - обижался Степаныч. - Я её мясом кормлю. Курятиной, говядиной. Рыбку отвариваю. Она и огурцы грызть любит, картошечку сырую уважает. Кашу опять же. А Рояль твой у нас за конфетки идёт. Хрумкает с охотки. Насыпаю понемногу. Так и живём помаленьку. Боженька - он ведь консервы не придумывал. Ни для людей, ни для кошек. Зачем ей твоя "Конина", когда я с рынка свежую курятину приношу?

- 12 -

Идике Степаныч предоставил полную свободу. Так вот занёс первый раз в квартиру, пустил с порога на пол и сказал:

- Ну иди, не бойся, осваивайся в новом доме. Понравится - хозяйкой будешь. А мне уж спать пора ложиться, ночь на дворе.

Идика за ночь обследовала всю территорию. Квартира у нового хозяина оказалась на одну комнату больше. Балкон тоже большой. Можно было выпрыгнуть на балкон с кухни, а вернуться уже в комнату. Новый дом ей очень понравился. Под утро, посетив благоразумно приоткрытый для неё туалет, она прыгнула на постель, уютно устроилась на подушке и крепко заснула.

- 13 -

- Степаныч, да ты никак себе жиличку взял? - спросила заглянувшая на чаёк Матвеевна.

- Да вот, прибилась ко мне горемыка... - смущённо ответил хозяин. - Пусть. Не объест, поди... Вдвоём веселей будет.

- Оно верно, - согласилась соседка. - Хоть и кошка - а всё живая душа в доме. А прозываешь как? - полюбопытствовала Матвеевна.

- Так это... об имени я и не подумал. Кошка - она и есть кошка. Как ни назову - тут как тут. Одни мы в хате. Раз говорю что - значит, ей.

- Но как-то ты её подзываешь?

- Как-как? - передразнил любопытную старушку Степаныч. - Так и говорю: иди ко мне!

Идика, услышав знакомую фразу, с готовностью прыгнула на свободную табуретку и преданно уставилась на хозяина: что дашь?

Матвеевна засмеялась:

- Похоже, она сама себе имя выбрала. Идика! Поди ко мне!

Идика не заставила себя ждать - шустро перепрыгнула к ней на колени и радостно замурчала.

- Ну-ну... - приговаривала Матвеевна, оглаживая котёнка от макушки до кончика хвоста. - Ишь ты у нас какая ласковая да умненькая. Буду теперь почаще к вам в гости заглядывать, угощения тебе носить...






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 16.02.2021г. Елена Быкова
Свидетельство о публикации: izba-2021-3020879

Метки: кошка, котёнок,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1