Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Камео18+


Камео
Кто, скажите мне, знает, когда случается тот решительный поворот в судьбе, когда буквально всё, что было раньше, становится реальностью совсем другого человека?!? Когда это бывает? В каком возрасте? Ведь этот день приходит незаметно и «календарно», а после него «врут» все календари, а люди, которые с тобой знакомы не год и не два, все утверждают, что никогда не видели тебя ... «таким». А каким вы меня не видели? Каким-то новым, отвечают. И ты буквально весь выворачиваешься на изнанку, как верёвочная «колыбель для кошки», и даже изображаешь улыбку или, наоборот, строишь «солидное лицо», а тебе почему-то говорят: «Нет, ты что-то «такое-сякое» сделал, дружище, просто не хочешь нам об этом рассказывать!» А в ответ так и хочется спросить, далеко ли я нахожусь от места своего страшного преступления? Смешной был бы вопрос, однако я не извращенец — вовсе нет! И я не стандартный российский интеллектуал со стандартными российскими чувствами. И даже не самое последнее из чудовищ Перестройки. Нет, я просто вполне доволен собой, вот и всё.
1.
Чтобы окончательно не стать идиотом, и не оказаться навсегда изгнанным из своей простой реальности, из мира постоянных ценностей и привычных представлений, надо постоянно стремиться в будущее, - надо лететь в него словно на скоростном мотоцикле, и всегда следовать своим амбициям ... А как иначе?!? Твои планы могут поменяться, и может поменяться маршрут, но будущее никогда не поменяется. Ведь твоё будущее окажется вовсе не во Франции, откуда твое шампанское вместе с фужерами, и не не где-то в районе твоего обожаемого шкафчика с лекарствами. Нет, оно может быть прямо в лифте подъезда, куда ты заходишь под «Gained The World» группы «Морчиба» вместе с неизвестной и незнакомой тебе женщиной, у которой лицо типичной неудачницы ближе к среднему возрасту и фигура девушки с курортного пляжа - навсегда повзрослевшей, к большому сожалению ... Когда-то она привлекала много внимания, и теперь ты шагаешь следом за ней под приглушённую музыку в маленьких наушниках от смартфона, оценивая незнакомку с очень многих мужских точек зрения, и никак не можешь понять – а какая она? И, может, ты недаром идёшь за ней следом? У людей с определённым вкусом к женскому полу и стремления к нему бывают не вполне стандартные, а ещё у них глаз – «алмаз», поэтому он видит нечто такое, чего не видят другие (кстати, гомосексуалисты смотрят примерно также, но видят другое) ... А потом - какое ж это счастье безнадёжно застрять вместе с ней в лифте, не правда ли? Вот, ты шёл следом, изучая объект только со спины (а потом ниже, ниже, и так - до самых туфель на небольшом каблуке – и как хорошо, что она хотя бы не носит «балетки», как многие взрослые барышни), а, вот теперь ты стоишь к ней лицом, а она произносит тебе два очень странных слова:
- Что это?!?
Да ещё делает это таким бесподобным тоном и голосом, что ты сразу вспоминаешь сначала певицу Таниту Тикарам, а потом какие-то интимные фотографии из закрытой группы в одной из соцсетей, в которой «сидят» плебеи и плейбои, а также всякие «маложенатые» мужчины с претензией на огромную популярность у женского пола. И, хоть странные слова и относятся к этому вечно полунеисправному лифту в твоём подъезде – зато ты их слышишь в отличие от лифта! - однако ты можешь принимать всё сказанное и на свой персональный счёт – ну это уж как тебе угодно! Сейчас лифт – это поезд в твоё будущее, и пока что он молча стоит на месте.
А – какое оно, будущее? Да! Оно какое?!?
Но вот внезапно твой старый лифтище со скрипом и ленью доползает-таки до полутёмного этажа, и ты внезапно начинаешь понимать, что до твоего шкафчика с пилюлями уже близко, тогда как до этой женщины – бесконечно далеко. Она ведь не живёт в этом дивном подъезде – не так ли?
Боже, как разочаровывает этот момент!
Находясь в нём, как внутри маленькой театральной сцены, даже смеяться как-то уж не над чем - твой голубой вагончик неспешно пришёл на станцию ...
И она – быстро выходит.
И ты вдруг поднимаешься на три этажа выше и заходишь в свою квартиру с полным осознанием того факта, что знаешь в своём подъезде почти всех, и эта женщина, разумеется, приехала к ... нет, а к кому она приехала? Быстро выйдя из лифта, женщина сразу прошла по площадке налево, а там живут такие оригинальные и непостижимые личности, что и сказать почти нечего, – это две молодые семьи с вечно орущими детьми и молчаливый мужчина средних лет с синей автомашиной - с которыми ты даже и не здороваешься.
- Молчи, не разговаривай ...
И, вот, ты снова принимаешь свои таблетки, стоя над краном с тёплой водой (а твои наушники чуть не оказались прямо в раковине), и невольно ухмыляешься отражению в зеркале для бриться, случайно доставшемуся тебе от прежних хозяев квартиры. К сожалению, твоя связь с собственной реальностью оказалась такой краткой, а твой дом таким неудобным в плане жильцов и лифта, что даже хочется куда-нибудь переехать, притом прямо сейчас ... а ещё такое ведь странное и непонятное было лицо у той особы, ставшей на минуту твоим "приключением"! Боже, какое жестокое разочарование ты переживаешь в этот совсем крошечный момент своей истории. Кстати, лицом и цветом волос одна очень походила на актрису Яковлеву – на сериальную Настю Каменскую - только ростом повыше. Уж не служит ли она в полиции? У того бессемейного мужика с синей автомашиной как раз весьма полицейскач внешность и примерно такие же манеры – он, наверное, мутант, раз живёт в моём негостеприимном доме?
Смешное подозрение ...
Недавно я вычитал в какой-то газете, что примерно половина преступных действий на почве секса совершается в застрявших лифтах. А вторая половина, в таком случае, - где?!? На ближайшем пустыре? А на какую местность приходится оставшаяся маленькая частичка подобных правонарушений? Мне, как активно пишущему автору печатных СМИ, а непризнанному деятелю театра и кино, следовало бы всё это знать наизусть, как творчество группы «Морчибо» ... Пожав плечами, я вытаскиваю из кармана авторучку и записываю в блокнот свои почти случайные мысли. Итак ... я пытаюсь написать о себе и "теме" - о том, что это такое и с чем его "едят". Для меня это очень важно, хоть и не вполне смертельно. Ибо ничто на свете не ценится людьми так, как способность объяснить вполне объяснимое так, чтоб люди не отвергли тебя вместе с объяснениями. "Вначале было слово", правильно? И всем отлично известно, что в каждой избушке свои погремушки, а мои «погремушки» бывают довольно «непонятными», и как же в связи с этим хорошо и удобно, что живу я вовсе не в том доме, в котором родился и вырос. Тот дом представлял собой большую «коробку» из старого кирпича и бетона, в которой все жильцы знали друг друга с детства, а этот дом населён такими разнообразными и часто непредсказуемыми натурами, что даже Дракула мог бы оказаться всего лишь жильцом с пятого этажа.
Короче, плевать на всё с высокого балкона!
... И ты действительно сплёвываешь в раковину.
А наушники грубо суёшь в карман.
Всё!
За окном, тем временем, начинается гроза, всегда неожиданная в осенний сезон, а перед грозой всегда кажется, что ты вот-вот треснешь от эйфории. И очень хочется неподвижно стоять на своём балконе и смотреть вниз – просто стоять и смотреть. Никого не искать взглядом и не высматривать, а просто моргать глазами. Остро пахнет озоном, становится душно и парко, метёт горячий порывистый ветер и уже моросит мелкий дождик, оставляя на стёклах тонкие косые стрелки. Там, внизу уж довольно мокро и быстро бегут разноцветные зонты и машины, а среди этого беспорядка мощно шествует кто-то очень праздный в кожаной кепке, лихо засунув руки в карманы широких брюк, и делает вид, будто ему тоже всё равно – как и тебе, впрочем ... А в проём между домов видна детская площадка во дворе точно такого же дома, как и твой, и в песочнице забыт детский зонтик в виде кленового листа – по-осеннему жёлтый. «Не дать, ни взять в том доме поселились знаменитости, иначе откуда зонт странной формы?» - появляется у меня интересная мысль. Но знаменитостей в этом районе нет, а на дворе ещё как бы не совсем осень, и цвета времени года за окном более близки к бирюзовому, чем к оранжевому или жёлтому, так что забытый детский зонтик, скорее, о чём-то напоминает, чем символизирует ... Когда-то Джон Донн говорил, что нет человека, который был бы, как остров, сам по себе. «Зато есть люди, у которых было очень много балконов!» - смело добавлю от своего имени. Я сижу за рабочим столом, быстро вращая пальцами толстую, как сигара, авторучку «Монблан» с золотым пёрышком. Ноутбук отставлен в сторону, однако сегодня работа не клеится, и я всё время отвлекаюсь, курю, снова глазея в расположенное уголком мокрое окно, за которым стремительно расширяются грозовые сферы.
- Ага, вдали загромыхало! Маэстро, пусть вступят скрипки ...
Вот уж и ветер заметно ослаб, и в небе вспыхнула ветвистая молния – о, боже, как я обрадовался! Тучи почти почернели, отяжелев от запасов дождевой воды, но дождь всё никак не начинался. «Полноте, полноте! Всё только начинается!» – так и хотелось сказать … Дождик, лейся! Сделай так, чтобы серый асфальт заблестел, как стекло, и чтобы растёкся привычный осенний пейзаж за окном и всё это скучное время на маленьких башенных часах в углу моего домашнего кабинета. Когда-то я жил очень далеко отсюда и видел за окном только горы и озеро, - так сделай так, чтоб и это всё осталось в прошлом, сделай, пожалуйста. Я где-то слышал, что память – это тоже такая реальность, только моментальная, и каждый из нас живёт в ней, как перечитывая и пересматривая её в один миг. То есть проходит миг – ТВОЙ миг, а не какой-то космический! – и ты, как в очень милой и маленькой книжке Амели Нотомб «Антихриста», тут же попадаешь в одиночество вместо желанного тобою универсума, а твоя человеческая реальность уходит в твоё же прошлое, становясь твоей внутренней частью – твоим личным воспоминанием. И ты тоже становишься каким-то воспоминанием, или, наверное, собственным сновидением, и живёшь в нём, как в потоке своей моментальной реальности, становясь отражением всего лишь своего внутреннего опыта ... Нет, я ничего не понимаю в этой философии бытия! А теперь я клянусь, что буду говорить только о себе и только от первого лица. Кстати, я – Камео. У меня, вообще-то, есть имя, но теперь меня зовут только так - Ка-ме-о.
Это лучше, чем Кулебякин.
Вообще, я отношусь к вымирающим видам.
Когда я родился - не помню. Это было на московской окраине в каком-то забытом году, и рядом с нашим девятиэтажным домом находился огромный, как целый город, старый мусорный полигон. Я его отлично помню, поскольку где-то на двенадцатом году моей жизни мусорный полигон окончательно превратил жизнь многих сограждан (и моего отца тоже) в какое-то крайне вынужденное трущобное прозябание, и как-то ночью они подожгли его, притом весьма основательно, - помнится, за нашими окнами полыхнуло аж до небес!
Отца моего звали Иосифом, и он работал плотником в ЖЭКе. У него всегда была под рукой автомашина и ею-то он и воспользовался для совершения этой ужасной акции экологического протеста. Потом к нему прямо на работу явился участковый инспектор Патрикеев, от которого унизительно пахло каким-то едким хламом в смеси с горящей пластмассой. О чём они там говорили в полголоса, мне не известно, однако с этого пожара и начинается вся моя самая активная жизнь на этом свете, - и, как не трудно догадаться, грандиозный пожар на помойке понравился мне куда больше, чем это хотелось бы моим добрым родителям! Всё дело в том, что мы, простые и смелые мальчишки из пятого класса, ещё задолго до начала извержения мусорного вулкана лихо протоптали ножками и проложили досками в самую его середину всякие там потаённые тропки и дорожки, очень длинные и удобные, поэтому мы вполне свободно гуляли по всему полигону буквально в любую сторону, получая неслыханное удовольствие от этого не обязательно творческого и, кстати, не всегда безопасного процесса – дело в том, что помимо нас там шлялись какие-то мужики в ватных куртках и многочисленные бездомные аборигены этой мусорной местности. Чего ж мы там искали?!? Может, мы хотели таким образом сбежать из своего небольшого и «малобюджетного» детства, проходившего всегда здесь, на краю Большого города? Нет, я этого совсем не знаю, и даже не пытаюсь знать. Но мне известно, что всяк нормальный человек живёт по принципу - «as the twig in bent so grows the free», что переводится с английского как «в какую сторону ветка вытянулась, туда и дерево вырасло». Таким образом, финал моего детства – как и всей игры на пылающем мусорном полигоне! – был вовсе не печальный, а даже наоборот ... В конце концов, это была поучительная игра, не так ли?
Да, но пахло там не ванилью и не белыми гвоздиками, как на курсах манекенщиц, которыми мне доводилось заведовать ещё совсем недавно – да-да! Но иногда я вспоминаю ту пылающую свалку и очень жалею, что не в состоянии написать роман о своём ушедшем детстве – это была бы вещь посильнее «Фауста» Гёте! Дело в том, что потом наступила осень, и начались сильные дожди, превратившие наш рукотворный вулкан Кракатау в огненно «кракочущее» жерло, из которого то и дело вылетали кошмарные мусорные бомбы размером с небольшой японский микроавтобус, вроде того, на котором ездил мой отец. Отец же в то время сказал мне и моему товарищу, бешено смеясь, что там ещё были весной свалены в кучу какие-то баллоны и пластиковые ёмкости со всяких коммунальных и обслуживающих предприятий города Москвы, и вот они-то и взлетают по ночам, наводя ужас на всю нашу девятиэтажную округу – с ракетным рёвом и просто дьявольским свечением:
- Нет, некогда мне тут болтать с вами, ребята, - в конце концов, сказал он, неприязненно глядя на товарища моего, - Я - пойду. А вы смотрите тут - не проболтайтесь кому по-неосторожному ...
Конечно, мы поклялись.
Однако кто-то проболтался.
Я до сих пор не знаю, кто это был. Возможно, Смагин Семён.
Но мы и сейчас дружим.
А во всей округе внезапно закрывались бары и небольшие магазины, переселялись в другие районы дорогие сердцу соседи и очень вредные знакомые, прежде обитавшие на расстоянии одного или нескольких балконов в одну сторону или в другую. И безнадежно пустела моя старая школа с ее непростой окраинной судьбой – многие переводились в другие учебные заведения. Но с одним из самых активных товарищей моих помойным скитаниям, с опытным неформалом Ирвином Цеховским, автором шести непрочитанных книг, мы и сейчас не прочь побегать, и даже попрыгать, - вот только теперь не по горящим свалкам, а, например, по жарким диспутам современных русских теологов, и, если нас что-то там и смущает, так это неосторожное сравнение с другими их участниками, особенно с теми, кто погрязнее, да позадиристее. Образование-то что у меня, что у Цеховского имеется, и имеется не как дивное исключение из правил, а как нечто естественное – как часть тонкого кишечника, к примеру! – но талантов у нас нет. Совсем никаких ... Мы в этом плане вовсе не философы, и даже не крикливые и пьяные постмодернисты с какой-нибудь абсолютно бесподобной литературной помойки в Красноярском крае, - мы всего лишь рабочая сила современной русской литературы. Мы журналисты, и, кстати, лично я ни о чём не жалею.
Итак, моего отца звали Иосиф, а мать звали Мария.
Моя мама работала продавцом и немножко бухгалтером.
Фамилия же нового нашего участкового инспектора была Каледонов, имя-отчество – Вячеслав Николаевич, что касается звания, то оно было спрятано под гражданской кожаной курткой, надетой поверх мундира. Вылитый хулиган был на внешность – ну-у, Каледонов этот! – и он всерьёз попробовал посадить мою семью за решётку – и меня, кстати, тоже. Но всё обошлось без особых последствий. Вот только мне пришлось одно время пожить в семье Цеховских и даже спать с Ирвином в одной не очень удобной кровати. Потом мы вместе поступали в театральный институт – я в актёры, а он в театроведы («в товароведы», как шутили в нашем кругу). Дивная, скажу вам, профессия - сидеть на «прогонах» спектакля и не стесняться в выражениях по адресу театральной команды. А современные русские актёры мало отличаются от спортсменов или, например, от цирковых артистов. Они – циничны и жестоки. Они никогда не станут бесподобными исполнителями киноролей, поскольку нет ничего бесподобного в современных кинофильмах, и поэтому жарко отдаются своей крайне неблагодарной профессии, - если нет почвы для применения талантов, то всегда найдётся поле для применения конкурентных навыков, понимаете? Что же касается нашего участкового Каледонова, то я и сейчас его частенько вижу – представьте, Каледона этого! – и он по-прежнему узнаёт во мне сперва вихрастого мальчика-пятиклассника, а затем серенького, «как все», модного подростка в бейсболке, и, наконец, слегка ветреного и крайне самоуверенного студента творческого ВУЗа, отец которого, по словам товарища участкового, был виновен в «экологической катастрофе местного значения». А тот полигон на окраине никуда со своего прежнего места не делся и по-прежнему пышет ядовитым дымом, как какой-нибудь древний полуразвалившийся вулкан на островах Каледонии.
Увы, эта помойка вечна, как всякая глупость.
Сейчас я с пребольшим удовольствием бессемейного мужчины лежу на своем диване перед работающим безо всякой пользы огромным модным и очень высокотехнологичному и телевизором фирмы "Sony" и вновь лениво перечитываю «Удушье», знаменитый роман Чака Паланика, а по моей квартире в панике мечутся комнатные мухи. Им, по-моему, что-то крайне не нравится на моём рабочем столе. Что там? Нет, стоит взглянуть. Моя кофейная чашка пуста, а в блюде не осталось даже крошек. Ах, да, там же лежит прошлогодняя газета с моей статьёй о Паланике и с его широко улыбающимся портретом. Вот уж никогда не думал, что мухи - такие скверные читатели! А газету я, кстати, припас вовсе не для них, а для кошки, вздумавшей назначить деловое свидание в совсем не кошачьем «месте» - во всяком случае, довольно далеко от своего абсолютно белого лотка, стоявшего по моему решению в самом чистом углу квартиры ... С другой стороны, за окном стремительно летал туда да сюда огненный дождь, а, когда он закончился, просияла какая-то совершенно призрачная радуга, от которой все мы почувствовали себя немножко призраками и даже духами природы, и вот поэтому мои дорогие комнатные мухи бесились вокруг газеты, из которой получилась бы просто замечательная хлопушка для насекомых ... Нет-нет, я вовсе не собимраюсь открывать сезон охоты на мух. Дело в том, что должны прийти Ирвин Цеховский и Царенко, и я их жду где-то в полусердия ... притом один из них - администратор в относительно дорогом и модном развлекательном центре неподалёку отсюда. Пройти туда можно только через живописную зелёную рощицу, бывшую некогда целым лесом живых деревьев, и я готов был биться об заклад, что скоро её превратят ... ну, конечно, не в горящий мусорный полигон, однако в некое подобие проходного двора или, к примеру, в точную копию глубокой колеи из песни Высоцкого, по которой все граждане мчатся в неизвестном направлении. А его друг – то есть Виктор Царенко – никогда не искал удовольствий и не знал, что такое счастье. Мне сказали, чтио прежде он трудился водолазом-спасателем, а потом дайвером в развлекательном клубе на Мальдивах, и ему никогда не понять все эти проблемы.
Даже мухи и то понятливее ...
Ах, эти элитные посёлки в три этажа за высокими серыми заборами, и большие коммерческие центры, ах, эта торговля на всяком углу, стаи птиц на чёрных и грязных полях в получасе езды на машине и это Долгопрудненское кладбище где-то вдалеке – вот он, мой новый взрослый мир! «Цены от застройщиков!» - гласят дурацкие плакаты в десяти минутах ходьбы от дома, только меня их цены не интересуют. Если понадобится, я вернусь в провинцию, где живут проще и менее на виду. Быть может, мне это и надо бы сделать – после моей-то прошлой работы! Однако, с другой стороны, я знаю здесь столько людей, что для меня, как и для моих комнатных мух, весь этот район – как одна большая спальня. Или же как зеркало в спальне, что тоже неплохо. Вообще же, как говорит Виктор Царенко, у меня такой правильный и «мужеской» вид, что, если я ещё не женился, то это по причине своего неистребимого холостяцства пополам с прищуренным цинизмом и приятной чувственностью, а женщинам это нравится. Ну, мы-то всё это понимаем немного иначе, потому как подробно изучали психологию женского поведения, и я не стал бы распространяться на тему стрессов, переживаемых женщинами где-то на пятом или восьмом году совместной жизни с законным мужем, или на другие женские темы. Да там никакого кофе не хватит – что со сладкой пилюлей, что совсем без пилюли – чтоб выбраться из состояния вечной подавленности, и самое интересное, что в таком странном состоянии нередко пребывают жительницы элитных посёлков – дамы разной свежести, однако все, извиняюсь, при «средствах». Здесь не всё очень просто, как думают их личные шофёры и психоаналитики, но вкратце это выглядит примерно так: получение удовольствия – вот самая главная стихия простого и меркантильного человеческого существа, да и всего созданного им мира тоже. Ты можешь разговаривать по телефону с теми же психоаналитиками, вызывать персональную машину к порогу или рассуждать об угрозах дрейфа континентов по причине многочисленных извержений вулканов Огненного конца, двигаться при этом на снегоходах по Таймыру, или же сидеть дома на белом унитазе; ты можешь быть просто человеком, который может сыграть роль человека, или же ты крайне обыкновенен, как любой человек, однако ты в любом случае обязательная часть этого очень простого и меркантильного мира, созданного очень простыми и меркантильными существами, почти половина из которых желает, чтоб их такие же простые и, к сожалению, меркантильные дочери стали «звёздами» модельного бизнеса. И ты никуда из него не выберешься, из этого меркантильного, занудного мира!
Это всё равно, что носить «кожу» и джинсы.
И каким же надо быть философом, чтоб отказаться от чего-то такого, что в реальности создаёт личность современного человека?!? Это целый подвиг ... это же не в порядке вещей.
Правильно?
И тут невольно вспоминается античная байка о Сократе: раз, увидев основателя школы киников Антисфана, он спросил его – «Тебе ещё не надоело щеголять перед нами в столь роскошном наряде?!?» - что было намёком на рваный плащ философа. Так вот, никто в этом мире не хочет рядиться в рваные плащи. Это удел или самых лучших, коих немного и кои не модны, непонятны, презераемы, или же, наоборот, - самых худших, которых тоже все кругом презирают, притом с не меньшей яростью. Увы, современный мир довольно инфантилен - это очень интересная его черта! Он скушен, но инфантилен. Во всяком случае, в рамках «пфификологии» или по-другому «пеперминтологии», или ещё по-другому «науки о вечно зелёных помидорах» - есть такая наука о реальной жизни! – получается именно так, а средний человек как раз по ней, этой-то загадочной науке, и живёт, иногда сам того не ожидая, притом он учил её не в школе, а на улице, и поэтому он прекрасно понимает, что необходимо быть постоянной и действующей частью сразу всех стихий сущего – огня, воды, воздуха, и денег - и, наконец, самой универсальной из них – стихии любви, повсеместной. А любовь легко становится синонимом и того, и другого, и третьего, и даже четвёртого, разрази их гром и повергни в пепел ... ну, то есть денег, этих самых! А что такое - деньги? У всех моих друзей и знакомых деньги - есть, и большие деньги, хоть эти люди по общему наблюдению «не сеют и не пашут», и всем им хорошо известно, что это за бледная такая стихия – деньги! - столь мало похожая на пылающий огонь и не менее актуальная, чем вода и воздух. А любовь – это ж абсолютный аналог и часто и синоним денег, понятно? Нет денег – так нет и любви. А, коли есть любовь, то и деньги обязательно найдутся – такое правило в рамках «пфификологии», она же «пеперминтология», она же «наука о вечно зелёных помидорах»! Сами же, небось, замечали, что одно притягивает другое, так ведь? Можно, конечно же, их разделить и почитать по отдельности, что было бы вполне комильфо с точки зрения школьной этики, но мои друзья так не поступают. Некоторые из них мыслят неразнообразно, а другие располагают только одним опытом из всех возможных и ни о чём другом не подозревают, а третьим ... им почему-то представляется, что это какое-то очень ненадёжное отношение к реальности, - нет, пускай любовь и деньги это будет что-то общее или среднее, а иначе нам и не надо! В конце концов, одно покупается на другое, а другое заменяет первое, не так ли?
Вот, в чём проблема ...
Один мой товарищ детства – назовём его Юрий – хоть он и не женщина, однако доказал это правило самым наистраннейшим образом, в конце концов склонив и меня к этому мнению. Я знал его как милого интеллигентного неформала с очень забавными сексуальными интересами, но так было в театральном училище. Он ещё со школы получал свой процент от биржевого трейдера и жил себе в своём тёмном секс-андеграунде, попивая пиво и тихонько отставая от реальной жизни. Эх, сладкая же была конфетка – бонус на депозит ... однако такие условия, как правило, предлагают всякие биржевые ловкачи и мошенники. Вот на этом деле он и прогорел, хоть дурнем никогда и не был, да и папа его тоже был деляга рыжей масти. Так вот: магазин не новой одежды в Бирюлёво, парикмахерская очень далеко за МКАДом - другие цены и почти другая планета! - половинка большого торгового центра в Люблино, срочный подряд от райадминистрации на ремонт социальных учреждений, установка там же заборов из красного кирпича и ремонт какого-то почти географического тупика, расположенного прямо позади богатого офиса и соединяющего офис с близлежащим рестораном «Абхазия», и, наконец, небольшая гостиница, в которой останавливались в основном деловые иностранцы среднего пошиба (московский отель «Слендермэн» с «обслуживанием в номерах», давно попавший на «жёлтые страницы» европейской секс-периодики), - как по-вашему, что из этого всего приносило деньги после того, как состоялся его коммерческий крах? Да, миллионеры и пенсионеры служат одному дьяволу, так что магазин ношеной одежды ко дну не направился и, более того, стал управлять расходами своего хозяина. Однако никакая ношеная одежда не приносила таких денег, как банальная «сфера услуг» для секс-туристов.
В конце концов, товарищ мой набрался определённой смелости и предложил гостиницу в качестве «базы» некоей очень хорошо одетой молодой даме с броским коричневым портфелем мужского фасона. Он показал ей, где после весенней сырости, протекла крыша, а где можно было бы поменять проводку (а то сгорим от горячих эмоций!). Но даму больше интересовала перспектива некоего использования гостиницы по «специальной клиентской схеме», - она так выразилась ... Нужные помещения, конечно же, нашлись, однако они представляли собой очень негостеприимное зрелище с какими-то трубами и пушистой пылью во всех углах. А дама, с крепкой сигаретой в зубах, и теперь очень похожая на такого же подрядчика строительных работ, каким был и сам Харитонов, ходила по подвальным и нежилым помещениям гостиницы и беспокойно передвигала свою дамскую кожаную кепку – то на один бок, то на другой, то прямо на глаза, а то и на затылок, показывая при этом светлые коротко стриженые волосы, рыжеватые у корней. Я, надо сказать, хорошо знал эту особу и даже «встречался» с ней пару раз. Было дело ... Её прозвище «Луна» - такая молодая и немного демоническая дама с сильно подведёнными глазами почти как у древних египтянок! И теперь два или три раза в неделю в принадлежащей моему товарищу гостинице проходила сходка людей, привыкших держать язык за зубами, а в подвале гостиницы, как-то раз заглянув туда по непонятной необходимости, я внезапно обнаружил какой-то совершенно кукольного вида гробик с красненьким сердечком на крышечке:
- Ого!
Мы с Ланой запросто болтали, как обычно, почти о всём на свете (и, в сущности, ни о чём), и, в конце концов, я спросил, что это за «новомодная игрушка» появилась у Ланочки.
- Главное – не деньги, - заявила Луна, - Главное – любовь! И мы намерены предлагать это нашим людям ...
- Мужчинам?
- И тем, и этим ...
- И «этим» тоже?
Я не без юмора возразил, что любви «даже в гробу не бывает», а у мужчин – тем более, после чего снова что-то спросил, но Луна не стала прислушиваться к моим словам.
- Знаешь, ты прав, родной мой, - заявила она, приятно улыбаясь, - Как тебе надоело учить девчонок ходить строем, так и мне надоело рекламировать камешки. А гроб, пожалуйста, не трогай. И даже не интересуйся, кто внутри.
Я переспросил, улыбаясь:
- Он – мужчина?
Мой вопрос звучал почти юмористически.
- Он ... всего лишь гроб! – ответила Луна, сильно округлив губы, - Я говорила только о ящике.
- Ты ведь, кажется, хотела стать антропологом? Нет? Или всё-таки палеонтологом? – Кстати, фамилия Луны была Гольштейн – Лана Гольштейн. От её имени и происходило это странное магическое прозвище ... но надо сказать, что Луна всегда вызывала у меня какое-то очень доброе и человеческое чувство. Возможно, всё дело в том, что она была точно такой же неудачницей, как и многие её подруги и даже друзья. Однажды её фотопортрет появился на обложке известного медицинского журнала, вот только молитвы госпожи Гольштейн редко доходили до ушей Господа, поэтому она не стала ни врачом, ни учёным - ей даже пробовать не стоило! Но с недавних пор она ставила свой виртуозный автограф только на светящихся в темноте визитных карточках, - да, в темноте на них высвечивалась надпись «драгоценности и необработанные камни», а также рельефное изображение сердечка, напоминавшее о чём-то интимном и сокровенном ... «Это идеальное средство избавления от стресса, - громко объясняла Луна Гольштейн, - И одно из составляющих счастья!» - «Ты завела какую-то особенную бухгалтерию, любезная Ланочка?» - спрашивал я, держа в руке этот шедевр полиграфического искусства, привезённый откуда-то из-за границы. А Лана говорила, округляя губы и даже кивая мне всем туловищем: "Нет, любовь – вечный спутник счастья. Ты что-нибудь слышал о сексологии, мой милый?» - «А почему ты спрашиваешь у меня?» - «Ну, ты же актёр!» - но тут уж я не удержался от той улыбки, которая смотрится всегда таинственно, на что демоническая Лана-Луна, вполне удачливая молодая коммерсантка, ответила резко и даже независимо:
- Активная половая жизнь – признак хорошего здоровья!
Такой, вот, был у нас разговор над гробиком куклы Барби.
- Ты хочешь сказать, что сексуальное удовольствие уже перестало быть счастьем и средством овеществления мечты, а женщины зря тратят на это время?!? – почти пошутил я будто на прощанье. Но мы вовсе не прощались: она хотела посвятить меня в какие-то тайны касательно гостиницы, для чего и пригласила в этот подвал, и я был вовсе не против чуток послушать её – что же она мне предлагает? Ведь Лана могла быть и Ланой, и Луной – всё зависело от её настроения, иногда случайного. Она ведь могла быть ведьмой, трагически страшной, какой была в медицинском институте, а могла стать смешливой, словно русалочка. Но Лана всё равно оставалась Ланой.
Она быстро проглотила улыбку, затем провела пальцами по бледному своему лицу и ответила, что мои слова как-то слишком уж книжны:
- Ты сам понимаешь.
- Бедный Юрий, - пошутил я, делая вид, что держу над гробом череп Йорика. Лана-Луна толкнула мою руку и прямо спросила:
- Ты больше «верх» или немножко «нижний»?
При этом её нога в широких брюках немного дёрнулась, словно собираясь пнуть гробик с красным сердечком. Вопрос, конечно, интересный, как отвечают некоторые смущённые интервьюеры. Я – кто? А с чего она взяла, что я склонен к той или другой сексуальной «тактике»? Она догадалась об этом, узнав, что я неравнодушен к Милен Фармер, настоящей "принцессе стиля"? Да, в нашем подлунном мире музыкальная культура означает нечто много большее, чем политические предпочтения, и она куда больше рассказывает о человеке, чем его банковская карта. Но ведь я обожаю, к примеру, и песню «Аллилуйя» Леонарда Коэна, очень удачную с творческой точки зрения. Но значит ли это, что я как-то злоупотребляю алкоголем?!? Нет, не означает. А ещё я уважаю Торри Эймос и Лану дель Рэй, этно-лаунж и музыку в стиле нью-эйдж, и просто обожаю поп-группу, название которой даже и запомнить-то не просто, - "Зе Авенер и Кадебостани". Это я уж не говорю о всякой прочей авторской «альтернативе», не всегда широко популярной ... Это тоже что-нибудь означает? Вот балда в кепке! Я ведь по полдня торчу в редакции и мне неважно, кто что обо мне думает, исходя из моих вкусов и даже слов. Мне платят не за симпатии, и я таскаю свой «терновник» вполне честно и сознательно! Я готов был ругаться, ругаться, и ругаться – где-то там, внутри, разумеется! – а Луна смотрела на меня абсолютно прямо, как дуло «Парабеллума». Похоже, она держала при себе некую большую «программу действий» и я числился в этой программе не самым последним из исполнителей ... Боже, всего десять лет тому назад она была такой интересной девчонкой с акустической гитарой шоколадного цвета, а теперь, глядя на эту молодую и очень демоническую даму в кожаной кепке, некоторые даже с ума сходят, ложась в точно такие гробики, как этот, - к счастью, не вполне настоящий!
- Я знаю, что ты – «верх» ... – с определённым уважением произнесла Лана, - Ведь ты – «лайфстайлер», не так ли?
- Кто тебе это сказал?
Лана снова сдвинула кепку на затылок:
- Скажем, одна из моих подруг ... Кроме того, тебя неоднократно видели в интернете, так что не отпирайся, мой дорогой ... Ну-у-у, - внезапно отвела взгляд Ланочка, - это, конечно, не совсем любовь, но очень многим нравится. К тому же, ты ведь слушаешь правильную музычку!
- Даже так?!?
- Камео, я отлично знаю, что ты давненько «темачиш» в стиле БДСМ-культуры ...
Разговор в полутёмном подвале становился чуть более определённым.
- Тебя интересует, что я немного практикую садо-мазо?
Она ответила:
- Это практиковали во все времена ... даже не говори!
Когда я учился на актёра, мне приходилось близко общаться со свингерами, а практикующие свинг, всегда немножко склонны насилию - к неважному, совсем игрушечному, как этот гробик. Тем не менее, среди них есть и «сабы» - так обычно говорят о парнях – и «сабки» - так говорят о секс-рабынях. Вообще же, этот термин происходит от английского слова «submissive». Тогда же мне впервые и рассказали, что такое это самое БДСМ – очень щекочущая тема, не правда ли? Но для меня всякая такая «щекотка» почти не имела значение. В те годы меня более интересовало, каким образом довольно разные люди приходили к одному общему выводу - что они – рабы – то есть «сабы» или «сабки» - или же, наоборот, «домы», как всё чаще называли садистов - и как эти люди находили друг-друга в сплошной толчее городских улиц, в обезличенной среде людей, «бюджетных» машин и общественных мнений. Я когда-то сочинял довольно удачные работы по социопсихологии и психосоциалогии и даже имел некоторый успех у специалистов в этих двух не совсем одинаковых областях - у врачей и психологов, разумеется ... А Луна, между прочим, всякий раз откладывала в сторону свою шикарную гитару и ненавязчиво предлагала мои работы своим рецензентам. В то время мы красиво дружили и немного интересовались друг-дружкой, однако это содружество так и не зашло слишком далеко. Кстати, нашего замечательного демона «специалисты» ценили немного в другом и в куда более меркантильном качестве: будучи ещё юной студенткой, Лана очень интересовалась также и мужчинами, у которых есть, что взять, кроме ума и совести ... Что ж, здесь всё вполне просто и предсказуемо: мужчины никогда не были главными врагами демонической Ланы Гольштейн.
Но Луна и сейчас не была замужем.
- Итак, что ты думаешь о доминировании? – уже прямо спросила она и только теперь до меня окончательно «дошло», что она в те годы открыла для себя все прелести этого относительно знакомого мне «увлечения» и теперь хочет на этом подзаработать. А иначе для какой цели ей понадобился этот пошлый притон старины Юры Харитонова? К тому же, если б «садо-мазо» было только «недугом» или только моим «недугом», то я был бы удивлён куда больше, чем теперь. Однако и БДСМ – это явление куда более многогранное, чем мне казалось в былые годы. Это – целое сообщество, и состоит оно из людей с разными предпочтениями - как сексуальными, так и жизненными – и, если их что-то и объединяет, так это сходство методов. Среди людей с манерами господ или «домов» немало личностей патриархально-матриархального склада, привыкших к иерархии связей и отношений и, само собой, с выраженными садистическими или же мазохистскими наклонностями, и чем же они там отличаются от идейных «сабов» или «домов», знают воистину только «домы» и «сабы». Однако с системной точки зрения и то, и другое принадлежит к одному и тому же большому социальному явлению, о котором и спрашивала меня торговка бриллиантами Ланочка Гольштейн. Но что я об этом думаю? Да, что-то и думаю иной раз ... но я не методист по воспитанию и не обязан учить людей правильному тону. И неважно, какой это тон - тот или этот? Поэтому если кому и нравится «рыжая морковка» Милен Фармер или прекрасная «ретро-звёздочка» Одри Хепберн (многие приверженцы «темы» считают, что она тоже принадлежала «теме»), то мне это почти безразлично. Я живу в таком прекрасном обществе, где не принято демонстрировать приверженности свои, а также увлечения, и поэтому я не делю людей на «ваниль» и «тематиков» - ах, отстаньте вы, наконец! К примеру, у меня был знакомый француз по имени Проспер - длинный парень с вытянутым вниз подбородком, высокими скулами и с очень рыжими курчавыми волосами. Сейчас он лихо торгует мотоциклами, а в то время в основном пинал пустые пивные банки по всей Москве и её окрестностям. Так вот: к нему из Франции приехала его подруга по имени Жасмин - небольшая и совершенно очаровательная парижаночка с пухлыми щёчками, восторженная и немного "хиповатая", как многие девушки из Евросоюза. Некоторое время они были вместе, и всё это вопринималось не иначе, как начало "медового месяца", но потом девушка внезапно исчезла. Я не спрашивал, куда. Ну, и не надо было ... Но он сам проговорился. Проспер признался, что как-то раз он выпил водки, после чего придушил свою подругу шнуром от музыкального центра. Тело он поднял на чердак своего московского дома, где оно и было, в конце концов, найдено полицейскими. Я спросил этого болвана Проспера, что было дальше, но оказалось, что полицейские были до того под впечатлением от своей находки, что даже не опросили соседей. А то худо было бы Просперу ... Я спросил его, зачем он убил красивую француженку, и узнал, что Просперу, во-первых, нельзя пить водку, поскольку он от неё звереет, а, во-вторых, он хотел узнать границы возможного. Тоже "доминант", одним словом. Сейчас этот "доминант" собирался жениться на русской, но ему никак не давали российского гражданство. Вот так сволочи!
- Даже так, мой родной? Я не ожидала! – нет же, вовсе не обиделась и даже не возмутилась Лана. В этот момент в глазах её мелькнул весьма знакомый мне огонёк наподобие тонкого карандашного фонарика – этот мягкий луч скользил по моему лицу, словно это была какая-то стена в подъезде. Интересно, а что она подумала обо мне? Не знаю! Я снова спросил, что это за гроб с сердечком, на что Лана позволила мне в него заглянуть, – может, я найду нечто знакомое? Можно заглянуть?
- Лучше не знать …
Спасибо, Лана Гольштейн. Такая, вот, у тебя «заботливая женская рука», на которой два слоя малинового лака и которая везде успевает. Да уж, её окрашенное в чёрный цвет чувство материнства распространяет своё действие не только на лысых собачек, которых она любит просто до умопомрачения, и не обязательно на толстых офисных женщин, среди которых Ланочка была лидером, притом довольно хамоватого нрава и вызывающего поведения ... тут уж я невольно ухмыльнулся ей, любимой:
- Мне нравится этот «ящик» …
Честно признаться, мне иногда претила эта её роль вселенского «спасител», которая неплохо сочеталась с успешной торговлей «ювелирной» и бриллиантами, но – так, лично, как человек, Лана всегда уж очень мне нравилась.
- Так, значит, я могу заглянуть в него?
Лана криво ухмыльнулась, медленно произнеся:
- Ну, я ж тебе не предлагаю туда «сыграть»!
- Не, тогда я лучше уж сыграю на бас-гитаре ...
Впрочем, мне тоже очень не нравилась эта моя роль интересующегося журналиста, и я не знал, как подступиться к такой угрожающей и крайне любопытной теме, как садизм-мазохизм. Я ещё полчаса назад стоял перед зеркалом и по очереди закрывал то один глаз, то другой, а теперь должен был заглянуть в игрушечный (кто сказал, что в таких не хоронят?) гробец с красненьким сердечком на крышке. Что будет, если я это сделаю? Неужели моя мелко-творческая известность грозит перерасти после этого меня самого и мигом превратиться во всенародную славу, а потом уплыть в века вместе с каравеллами Христофора Колумба?!? Нет, тот же аквалангист Царенко – он же спортсмен, а, стало быть - реалист, и поэтому всегда придерживается своего особого мнения по всем вопросам, и, если б он в тот раз был с нами в подвале, то я, наверное, спросил бы у него: а стоит ли, Виктор? Ведь взглянуть на то «загадочное», что лежит прямо перед тобой, спрятанное в гроб, значит приобщиться если не к чужой тайне, так, значит, к тайне своей собственной. А хотели бы вы узнать о себе нечто новое и даже «загадочное»?!? И не станете ли вы тем следующим субъектом, которого прекрасная Луна упрячет в свой философский ящик с алым сердечком на крышечке?!?
Нет, лично я хорошо знал манеры Ланы-Луны и не очень спешил ей верить. Многое из того, что приносило ей доход, оставалось огромной загадкой, притом - не всегда только для налоговой службы, но и для меня, для Вас, для многих других ... Итак: стоит ли интересоваться или не стоит? Я немного подумал и попросил Лану перезвонить мне через пару-тройку дней – о,кей? Я к тому моменту всё, как следует, обдумаю и окончательно уволюсь из своего модельного агентства, - «А пока – ТЫ уволь меня, пожалуйста! Да на мне груз – шестнадцать тонн ответственности и мне это ничего хорошего не обещает! - тихо сказал я, кривя губы и искренно прижимая руку к груди, - Я сейчас ничего сказать не могу!» Лана, как я узнал, собиралась в большую археологическую экспедицию за останками скифов, поэтому она сказала, что позвонит в следующем месяце, - «и обязательно Ирвина с Виктором пригласи, хорошо? Если ты такой трусишка, то они тебе не помешают!» - «Ты едешь раскапывать царские курганы?» - «Ну, я спешу, раз приглашают. Я, конечно, совсем никакой не археолог, но сокровища скифов ничуть не хуже древних костей, в которых копаются профессора-палеонтологи … » - «Ты ТАК хочешь найти золото скифов, что готова потратить на них целый месяц?» - Я-то говорил с ней ироническим тоном, но Луна понимала меня слишком просто и прямолинейно – но на то она и светило, правильно? ... «Нет-нет, что ты, дорогой мой?!?» - почти возмутилась она в какой-то момент, а потом с удовольствием продолжила этот пустенький разговорчик двух бывших любовников, - Да, я торгую камешками, Камео! Но по таким договорам ... извини, я не работаю в принципе! Там же древнее золото, чеканка и - сплошная Скифия. А я разве похожа на эту ... на подельщицу «бугровщиков»?!? Камео, ты преувеличиваешь!
- Знаешь, а мне показалось, что ты у них – оценщица!
- А ты приезжай ко мне через месяцок и сам посмотришь, какая я у них оценщица, - Лана приятно улыбается, - Меня интересует нечто иное, дружочек. Нет, я еду туда работать лопатой ...
- Вы действительно будете раскапывать курган?
- А я что тебе говорю?!? Один из тысячи неразведанных.
На этом наш разговор закончился.
На сколько я помню, «бугровщики» - это расхитители старинных захоронений, и, спрашивая её о золоте скифов, я имел в виду вовсе не то, что ей внезапно показалось ... Но я-то тоже хорош! Заподозрил её!
Конечно, ей больше нравятся старинные кости.
Мы сели каждый в свою машину – я в свою старую и пыльную «Тойоту-камри», а она в новую серебристую «Хонду» с очень странным туповато-стремительным силуэтом – и мы помчались каждый по своим делам. В таком меркантильном мире, как мир Луны и Камео, не принято без пользы щёлкать затвором рекламного фотоаппарата, - поэтому у неё на повестке значились мелкие бриллиантики из Лондона - почти по цене доставки - и встреча с каким-то гражданином, у которого есть свой офис и свободные кредитные средства, а у меня ожидались сплошные газетные обзоры, на которые иногда не хватает ни сил, ни времени. Однако «тема» не была окончательно забыта или оставлена на бесконечное «потом» - как раз вовсе и нет. Луна скрылась на целый месяц где-то на юге страны, однако вскоре началось творческое «бессезонье», а тут ещё Семён Смагин перестал тащиться в хвосте меркантильной цивилизации, и взялся торговать чем-то очень востребованным на оптовом рынке элитного потребления, в чём и мне тут же захотелось принять участие в надежде на окончательную смену профессии ... а в этот момент как раз принесло из сладкого Таиланда наших друзей - Цеховского с Виктором Царенко, и они с радостью сообщили, что приглашают меня в гости, притом физиономия нашего Ирвина была столь загадочной и загорелой, что я почти сразу понял, о чём идёт речь, - ну, конечно, он познакомился с женщиной, а дело было на тайском курорте, и, пока Виктор Царенко собирал ракушки, бодро бегая по дну, словно крабик из мультфильма, наш добрый Ирвин осваивал вкусы своей новой «половины» ... В своё время мы порывисто трудились каждый за своим стареньким ноутбуком аж до пяти утра и никак не надеялись на профессиональный успех, а потом чувствовали себя полуумершими от усталости, как после возвращения из недр угольной шахты, а теперь у нас обоих не грязная работа, новые ноутбуки, престижные машины, свободные деньги и молодые женщины – вот это лафа-а-а, правда? Но это достигается не всегда и далеко не сразу, а совсем молодым да «зелёным», как правило, не даётся вовсе. Это такая твоя личная победа над злом, над врагами, над дураками и обстоятельствами – это твоя настоящая оглушительная победа над жизнью, которая невозможна без бед и страданий. Итак, спрашиваю, а что за чудо-женщина у тебя, Карл? «Карл» - это наше институтское обращение друг к другу. Зачем оно? А затем, что надо уметь разговаривать достаточно популярно – понимаете? – чтоб не прослыть полным идиотом, и желательно ни когда не терять общество тех немногочисленных талантливых людей, которых ещё родит земля российская. Однако, с другой стороны, надо разговаривать так, чтоб оставаться загадкой, чтобы тебя не понимали. И пусть всем непосвящённым кажется, будто мы – каркаем, как смешные вороны из мультфильма:
- Кар-кар-кар-кар!!!
Пускай! Главное, никого не затаскивать в свой узкий круг, и не внушать тщетные надежды горе-статистам и всяким небогатым провинциалам с большими московскими амбициями. Пускай ветерок гонит ихдождиком куда угодно вместе с дождиком и снегом. Помните, как в мультфильме «Котенок по имени Гав» котёнок и щенок изобрели свой, особый язык, страшно секретный и никому, кроме них, непонятный? Помните? Вот поэтому мы и «каркаем» всему свету на потеху. Мы – настоящие боги, и наши сердца сделаны из прекрасного лунного камня.
- Рассказывай, Карл! – Улыбаясь, я охотно пропускаю Царенко с Цеховским в прихожую. Кошка Альбина старается быть порядочной кошкой, поэтому она не сажает пятна на толстом ворсе моих прекрасных ковров, тогда как для Царенко с Цеховским это не актуально. Они буквально демонстрируют ей мастер-класс по порче брендовых изделий – а ведь в телевизионной рекламе говорилось о 8000 видах фактуры и дизайна! Ну да, поэзия всегда разноязычна. Однако как было бы хорошо, если б у людей было столько же прекрасного разнообразия, как у ковровых покрытий английской фирмы «Brilliant»! Зато новости у них выходят далеко за пределы моего «покрытия»: они жидковато иронизируют над предстоящим праздником – это они так называют предстоящую пьянку в гостях у кого-то! – и не замечают, что я рассматриваю их словно со своего балкона и даже вдыхаю их лёгкий табачный дымок.
Сам я – то ли уже бросил, то ли "уже нет" ... не понимаю!
- Вы на машине?
А как же! Внизу стоит белая «Лада-приора» аквалангиста Царенко ... «Дайвера!» - вежливым баском поправляет Царенко, а я всё думаю: «Это как же тяжело живёт его семья, раз он катается на таком ведре с колёсами!» Однако – на «приоре», значит на «приоре». В конце концов, это только начало. Мой-то фирменный седан с недавних пор почти обездвижен мелкими поломками и надо подумать о его ремонте. Или уже о продаже, и пускай кто-то следующий старательно отмывает его горязный багажник? А, с другой стороны, ух и приноровились же они выбирать погоду, эти двое - Ирвин и друг его Виктор Царенко! В тёмном небе над моей улицей парят демоны грозы и грома, а с полуоткрытого балкона прямо в квартиру проникает такой аромат, который напоминает о церковном ладане.
Или его оставила Лана, ринувшись на поиски древних скифов?
«Да она скоро приедет!» - с улыбкой утешает наш добрый Ирвин. Эта красавица побывала у меня накануне и немного «наследила» своими духами и туманами ... а добрый Ирвин просто не представляет жизнь без Ланы-Луны. Её дом в посёлке на Истре служит местом долговременного хранения его личной автомашины марки «Джип», его фортепьяно, на котором он, кстати, не умеет играть, и его персонального телескопа чрезвычайно знатной японской марки, более всего напоминающего какой-то гиперболоид инженера Гарина – это такое папино-мамино наследство, которое, помимо машины, у которой нет гаража, должно рано или поздно перейти в собственность иногородних племянников. Однако всё это ожидается, как я вижу, уже не скоро, так что благородное немецкое фортепьяно имеет все шансы стать жертвой популярной газетной рубрики «отдам в добрые руки» - вместе с котами и целыми библиотеками поэзии Средних веков и Возрождения. Кстати, Лана Гольштейн умеет играть не только на гитаре, и иногда можно надеяться, что она заберёт инструмент себе домой. В конце концов, её дом полон книг из времён «Всесоюзного общества книголюбов», и как-то по-хорошему не молод. Он был построен во времена пышной молодости наших родителей, поэтому полон пыли 70-ых годов.
Мне кажется, что пыли станет меньше, если в большом зале её дома появился старое фортепьяно.
- Поехали ...
Мы отчаливаем под «Нирвану» из автомагнитолы.
Приятно.
А дождь то начинается, то заканчивается.
Противно.
- Сегодня вечером нам повезёт – вот увидишь! – обещает Цеховский, поворачиваясь ко мне в почти пол-оборота. Такая, вот, «fair play» - честная игра – с его стороны: он ничего не скрывает, хоть мы и живём немного в двух мирах, а не в одном ... "Ты не можешь, Виктор, чуть скорее!" - но Виктор ведёт машину медленно, словно совершая неспешное путешествие по «местам своего прекрасного детства» - примерно от роддома и до военкомата - и он даже не очень-то и выбирает нужное направление. А за окнами его машины льёт холодный душ, приятным сопровождением которого является песня очень в стиле «Эйс оф Бейс» - «Alethandro» Леди Гага.
Вот балда! Он едет, как на резиновой лодке с мотором!
Дайвер, если одним словом!
Под окнами нового высотного дома стояло старое дерево – тоже высотное, и всё в колючках, как венец из колючей проволоки. Под ним мы оставили нашу машину. Резкий и пронзительный звонок домофона с мигающим красным огоньком, а потом точно такой же скрип плохо смазанных петель железной двери, и, вот, мы находимся в хоре голосов, мужских и женских. Из-за этого наши наигранно-весёлые приветствия почти не слышны – «Привет!» - «Привет! Ты что-то сказал?» Притом у меня такое впечатление, будто мы попали на коммунистический субботник и сейчас все начнут с хохотом таскать брёвна – даже не понимаю, почему мне так подумалось ... а вот кто-то хватается огромной мужественной лапой за трубку телефона и с трудом, с десятой попытки вызванивает свою подругу, безнадёжно – по её словам! – застрявшую на работе. «Что купить на ужин?» - тут же интересуется обладатель «лапы» и – громко кладёт трубку на место. Но тут к телефону бочком пропихивается обладатель «клешни», как у краба, а в очередь встаёт какая-то мумия с длинными белыми пальцами. Но у всех – работа, у всех дела, друзья ... лет тридцать тому назад на этой стене, на которой закреплён телефонный аппарат, висели портреты Рериха или Махатма Ганди, а ещё старины Хэма или Владимира Высоцкого в обнимку с Влади, а теперь здесь висят портреты пауков из Таиланда – почему-то улыбающихся. А один паучище строит глазки, словно девочка, а глазок у него шестнадцать штучек ...
- Как тебе этот зверинец, Карл? – спрашиваю я Цеховского, но тот привык к вечеринкам в корпоративном стиле, поэтому уже нашёл себе приятелей – кажется, они из «Газпром-Банка». К нам шумно приближается обладатель мужественной лапы – она у него шириной с совковую лопату: он одет в синий костюм от «Кардена» и очень велик размерами - просто медведь какой-то! - а зовут его – Виктор Топоров. Да, так и зовут ... я тоже раскланиваюсь, даже пытаясь улыбаться. Он, судя по поведению, то ли бывший полицейский, то ли офицер в чине не ниже майора. Ну, может, он и «бывший», но очень похож. А так, в принципе, перед нами торчала целая толпа служащих разных возрастов и достатка, половина из которых где-то что-то о чём-то пишет, - хотя бы в своей корпоративной прессе.
А ещё многих из них я встречал в интернете. Вот как?
Однако при виде всего этого зрелища мне невольно вспомнился лифт в подъезде, на котором мы только что поднимались в этот корпоративный ад, - там все кнопки, кроме «6», были заклеены жевательной резинкой ... это такая весьма нетривиальная форма социального протеста! Этакий социальный лифт ... и немудрено! Ведь здесь правил и душил его ничтожество «параграф» - не менее страшный, чем в военно-судебном учреждении, в котором побывал солдат Швейк из книги Ярослава Гашека – официальный идиот «австрийских джунглей». Я видел уши с серьгами, пальцы с перстнями, чёрные плитки шоколада и мобильных телефонов, знатное итальянское винцо на столе и коньяк в погребце, слышал хрипловато-низкий голос, раздающийся из толстого рта, ниже которого начинается широкий старомодный галстук густо-красного цвета, более всего соответствующий вкусам своего хозяина, и просто «спотыкался взглядом» о чьи-то толстые воистину брежневские брови, готовые занять руководящую должность; а на заднем плане – как отражённые в зеркалах – торчали весёлые чёртовы алкаши, вроде меня и Цеховского, конкретно принадлежащие к миру отечественной быдло-культуры и псевдо-журналистики. А ведь хороша компания, не правда ли? Их бы всех и правда – в каменоломни! Однако ты им и слова не скажи ... а в качестве «отвлекающей точки» в зеркалах присутствовали отражения молодых и очень стройных женщин с типичными физиономиями перспективных секретарш или аспиранток, сопровождающие этих пьющих субъектов с таким стеклянным видом, будто они были ещё нужны кому-то, кроме них. Вот такая картина в комнате кривых зеркал! Вот, кто-то зовёт какую-то Галину Николаевну, при этом он кричит так, будто её розыскивают, по меньшей мере, в тропическом лесу, а она-то всё никак не идёт, да не идёт ... А ведь кому-то без неё – ну, очень плохо, аж до крика - прям как у дикой кошки весенний «кричальник» включился во всю его чёртову мощность ... а все присутствующие, тем временем, хором пьют и разговаривают, ничуть не прислушиваясь к этим воплям из программы «В мире животных» ... такая, вот, карусель субботних впечатлений! В принципе, это мало чем отличается от собрания корпоративных служащих «Норильского Никеля», только там народ куда проще и злее, и все они с опытом работы под землёй или на грязном производстве ... Зато теперь понятно, почему подъезды к дому были плотно заблокированы новенькими автомобилями, - да так, что мы даже не знали, где поставить нашу бедняцкую «приору»: на ТАКУЮ вечеринку, как ЭТА, пешим ходом не являются. Это тебе не карусель в парке культуры и отдыха нашего детства, на которую пускали и взрослых, и детей, и вообще всех, кому захочется, включая пьяных, – нет, здесь «отдыхают» только «культурно» и только за деньги! А где же «звёзды», так и хочется спросить?!? Нет, триумфальное явления «звёзд» как-то не предусмотрено. В смысле, их здесь – сколько угодно, но это «звёзды» чиновничьих кабинетов, офисов и дирекций по развитию, это кумиры промышленных компаний и финансовых учреждений средней руки, - вообще людей, у которых никогда не было ни «души», ни «тела», ни «способностей». Они ещё в детстве нацелились стать безликими чинодралами, и стали - почти триумфально! И нет здесь ничего цветного, большого или художественного, как нет и ничего замечательного, а самым «творческим» из числа присутствующих мог бы показаться я, собственной персоной, да, ещё, наверное, Ирвин, автор шести непрочитанных книг о советском театре.
Впрочем, нет! Тут был тут ещё один непризнанный гений - это был довольно высокий и смуглый гражданин в «пыльных» очках, у которого на лацкане пиджака висело бумажное сообщение в дешёвом сером пластике:
«Евгений Михайлович Уксус, маг первого ранга с дипломом».
А снизу – телефон и е-мэйл.
- Правда, он - жулик, Карл?
Уксус?
- Элементарно, Карл … конечно, он жулик!
Ну и вечеринка получилась, скажу вам по-честному!
Ну и ну …
Вообще-то, мы были не вполне хороши в своих «вороньих» ролях — того и гляди «откаркаемся»! - а большинство гостей не знало друг друга «даже» по имени и фамилии - или даже «в морду», если считать эту степень знакомства наиболее распространённой в нашем отечестве, поэтому всем было скучно, и многие напились до раздражения. В конце этого мероприятия кто-то – кажется, это был маг Уксус? - «грохнул» половину рюмок и хорошо насорил окурками из большой настольной пепельницы, придуманной, наверное, для сигар, и мы с Виктором Царенко оказались во всём этом виноваты – дело в том, что мы сидели к ней ближе всех, много курили и были изрядно пьяны. Но больше всего нас раздражала убыль друзей, неизбежная в том случае, если ты поддерживаешь с ними не совсем регулярные отношения, - кто-то недавно погиб в аварии, а у кого-то вдруг прихватило сердце, а кто-то уехал жить в ФРГ и там помер от всяких излишеств, ну а кто-то просто сменил цвет глаз и стал не сразу узнаваем, словно человек, который поступил на службу в полицию. Например, таковым оказался, что интересно, Смагин, главный доносчик нашего детства – и он тоже как бы выбыл из компании ... Да, всего лишь минуту назад у нас был вороний траур, а минуту вперёд – уже праздник! Я продолжаю весело каркать, как ворон на кладбище, а Ирвин мне «подкаркаивает» с прохладной улыбочкой вечного циника и пофигиста. И только сменивший цвет глаз Семён Смагин молча помогает хозяйке дома убирать стёкла и пепел – каррр-каррр-каррр-каррр!!!
О хозяйке – отдельно.
Она – довольно хорошо сложена и одета во всё светлое, из-за чего очень напоминает рекламу гигиенических прокладок. Среднего роста – уже неплохо, не так ли? Мы-то с Цеховским люди ниже среднего, и иногда стесняемся этого. Зато мы и выглядим не столь «сияюще», как она, и ни на что не претендуем – даже музыку и то выбираем не мы, а две женщины – видно, что обе молодые мамы. Мы видим их только со спины, и я автоматически отмечаю, что у одной очень красивая попа. Я сижу с полузакрытыми глазами и представляю, как хорошо было бы с ней, – у меня дома, с бутылочкой шампанского и с коньячком напоследок и главное, чтоб она не пищала, как мышь, и лишний раз не упрямилась, изображая подростковую невинность ... тут я перевожу взгляд на Светлану и внутренне остываю, замечая, что некоторые женщины сравнимы только со стоимостью покупаемых ими вещей, - дорогие вещи покупают дорогие женщины, а не дорогие – не дорогие. И это нормально. Однако то, что вытекло с одного конца, обязательно притечёт в другой, - это правило «правильно» для всех женщин такого типа.
Итак, Светлана Савина. Кто-то знает её с детства, и, кажется, я готов угадать её прозвище ... ну, да, она – Сова, а мы все, соответственно, кролики, ослы и винни-пухи. Или это фамилия по мужу? Неважно. Светлана – это престижного вида молодая дама из тех, которые недолго сидят юристами-стажёрами в больших промышленных конторах, а потом красиво выходят замуж и перемещаются на «позицию» специалиста высшей категории – не важно, какую ... Перед такими женщинами все дороги открыты – даже на сцену! У неё – повторяюсь! – вполне удобный рост, интересная по-настоящему женская фигура и белые волосы – но белые не как молоко или бумага, а как предмет, который подвергся специальной окраске. Как автомобиль. Я даже и не мечтаю знать, с помощью чего она довела волосы свои до столь загадочного состояния. Ну, наверное, у неё был повод. В конце концов, смена внешности нередко страхует от бурь и ветров, и каждый из нас, совершая шаг, желает этим что-то сказать, не правда ли? Кроме того, хоть она и не тревожна и вообще не производит впечатления человека тревожного, тем не менее, у неё очень странное дыхание – такое, будто она задувает свечи ... Впрочем, как говорил герцог де Ларошфуко, ветер задувает маленькую свечку, но раздувает большой костёр. Так вот, я замечаю столько огня внутри моего старого приятеля Ирвина, что даже завидую ему, - ведь у них уже настоящий роман! Может, он для неё и не горячо актуален, как мужчина, однако она для него - она актуальна ну просто до волнения!
И я тихо им завидую.
Наш добрый Ирвин молча улыбается, как котик - чеширский, если хотите, хотя и обычные котики тоже улыбаются! - и ещё раз доказывает своим поведением одну простую истину, тоже известную в основном тоже благодаря герцогу де Ларошфуко: мы нуждаемся в ком-то только потому, что стремимся найти в ком-то прежде всего себя, а уж только потом нечто полезное нам ... И он – нашёл! Светлана — его женщина. Теперь он как бы поднимает ценность того человека, с которым случайно познакомился, но мы-то так не делаем, верно? Что такое «любовь» и то, как женщина начинает контролировать жизнь мужчины, наш милый друг, конечно же, не знает, хоть и был дважды в законном браке. Но он нуждается в периодическом изменении реальности не меньше нас, «других» и неисправимых ... А мы действительно – «другие». Мы все - «тематики» и отлично это осознаём, – это формирует как бы субличность каждого из нас. И очень интересно, а какую из личностей видят окружающие – «ту» или эту? А что видит во мне наш добрый Ирвин, - тоже, кстати говоря, не «ваниль»?
- Карл, я тебе сочувствую ...
- А в чём дело, Карл?
- Открути крышку, а то взорвёшься ...
Мы втроём – Цеховский, я и Смагин – дружно пьём, и пьём помногу. Им от выпитого кажутся херувимы с серафимами, а мне модельные девчонки – красивые, но как-то по-своему безликие. И все завистливые чужой удаче ... С одной из них у меня чуть не начался «роман». Ира её зовут, Ира, и мне жаль, что он так и не начался ... наш Ирвин говорит мне - «Я их не переношу. От них щекотно!» - и смеётся, как дурак ... Я витаю в мечтах об «ангеле-хранителе», а несостоявшийся художник Семён Смагин тут же придумал, что у моего персонального ангела должно быть «рыло пьяного любовника». Смагин привык работать день и ночь, не расставаясь с прекрасным белым костюмом-тройкой, - он остаётся художником и педагогом искусства даже сидя в своей чёртовой торговле, а я, как великий актёр и журналист всех центральных изданий, предпочитаю джинсы и коричневые кожаные куртки заграничного фасона. Я даже и на мотоцикле бы ездил, будь у меня мотоцикл! Или на старом «Бьюике», будь у меня старый «Бьюик».
Эй, жизнь, подкинь мне пару бутылок пива! Вон, в мешке для мусора!
Это, кажется, из Чарльза Буковски?
Фиг его ...
«Но ты же у нас почти Пекос Билл, идеал ковбоя!» - Виктор Царенко, идеал аквалангиста, решительно демонстрирует свою огромную образованность: Пекос Билл – это настоящий герой американского сельского фольклора, который никогда не расстаётся с простыми и проверенными аксессуарами ковбойской мужественности ... Или - мужественного ковбойства?!?
Впрочем, а какая разница? Женственных ковбоев – не бывает!
Это такое правило.
- The dancing’s over. Naw it gets dirty ...
- Что ты сказал, Карл?
- Это из фильма «Грязные танцы» ...
Мне всё понятно: а кто ещё играл в кино Пекоса Билла?
Конечно, Патрик Свейзи. Фильм 1995 года.
- Так ты не только театроман, но и киновед, Карл?!?
Мы дружно смеёмся.
Гостей заметно поубавилась, поэтому к нам подсаживается хозяйка дома. Господи, чего только не найдёшь в этом большом картонном ящике для игрушек, который называется женщина! Но это всё та же карусель субботних удовольствий, только – персонально для тебя, для самого любимого ... Светлана нам сказала – о, боже, у неё такой приятный голос! - что ждала в гости какого-то Романа Плоткина, но он, зараза, не пришёл, прислав вместо себя этого Виктора Топорова, который приехал из Новосибирска, и поэтому весь вечер получился «всмятку» - как яйца. Ах, эти фрукты, мраморная говядина, салаты - всё со своего сада и огорода ... "И мраморная говядина тоже?" - "Нет, это был зайчик ..." И мы снова смеёмся ... И ведь грибочки тоже должны быть на столе, чёрт побери! Если есть на столе водочка, то должны быть и грибочки! И – что-то к коньячку для солидных мужчин, вроде Топорова. Тот служил на флоте и водки не пьёт. Ну, мы с Ирвином и Смагиным – не солидны, а Царенко – он хоть и водолаз, но на флоте не служил тоже, так что, если и была на столе водочка, то сейчас её почти «нетути» – трагическая новость, не так ли? Рубленый бифштекс есть, что-то маленькое во-о-он в той большой тарелке есть тоже, а водки ... на три рюмочки, не больше. И вот мы уже видим множество серафимов, херувимов, ангелов-хранителей и даже что-то «фюрерское» в длинном и носатом лице нашего старого приятеля Сёмы Смагина ... в этот момент нас просят больше не пить и корректно отбирают остатки «сорокоградусной». Ну, это варварство первобытное!
Мы все немного протестуем и дружно рефлексируем.
Нет, женщина всегда права.
- Карл, а она «ничего» ...
- Застегни штаны, Карл!
- Да ты чё, Карл?!? Ты так плохо обо мне думаешь?!?
- А о всех бабах плохо думаю, Карл …
Цеховский вспотел от выпитого. Прядь волос свисала на лоб.
- Ну, - произношу я с долгим и одобрительным «у», - желаю удачи, Карл ...
- Заткнись, Карл ...
- Ой-ой-ой-ой!
- Я дважды не повторяю, Карл! – улыбается наш добрый Ирвин.
- Во, хомяк, ощерился ...
Я чуть присмотрелся к нему и даже позавидовал: сейчас он похож на живого человека – на подростка! И даже на взъерошенного подростка. И как это интересно и как-то по-хорошему у него получилось - «включиться в тему» ... Теперь он может на полном серьёзе заявить, что земля - плоская, и все ему поверят. Он больше не мыслит линейно, понимаете? ... Каждый человек рождается с инстинктивным стремлением вниз, к почве, и только поэтому он становится человеком, «нужным обществу», и по этой причине у меня, к примеру, имеется огромная масса неработающих рецепторов восприятия объективной реальности. Их по моим подсчётам не меньше сотни штук. Однако они потому-то и были все выключены, чтобы более никогда не нарушалась общая концепция устройства нашего с Вами материального мира. Ведь наш мир устроен – только «так-то» и «так-то», и больше «никак», ну а, чтоб не было диссонанса в восприятии бытия, и чтоб стал чуть поменьше размерами резервуар моей внутренней энергии, наш добрый Высший разум старательно поотключал в моей голове всё «лишнее» и «ненужное». Зато в голове Ирвина всё до сих пор «работает», почти как новенькое. Даже стремление к женщине для него окрашено как-то совсем не так, как это выглядит у меня. Почему так? Всё дело в моей первой любви – «to fair in lovе», как говорят англичане. К сожалению, частенько эта волшебная стрела Амура попадает только в кого-то одного, и в основном в молодого и беззащитного человека, и как это чаще всего бывает, безнадёжная любовь возникает именно тогда, когда прекрасный объект вожделения уже тесно связан с кем-то другим, с кем-то более «счастливым». Да уж, в нашей жизни важно не попасть в зубы к лисе ... а я - попал, и безнадёжно. Я даже не успел стать дипломированным актёром, когда оказался претендентом на все мелодраматические роли в нашем искусстве. Как её звали? Да это почти неважно ... как правило, это бывает какая-нибудь Катя, а все, кого зовут Екатеринами, обязательно напоминают хитрых лисичек ... Ох, надо бы разбудить этого Уксуса, «мага первого ранга», и спросить его, отчего такая несправедливость в жизни, но Уксус вряд ли сможет что-нибудь ответить. И вряд ли он – «важная шишка» среди «магов». Нет, он – глупый сорокалетний малыш, кое-как связанный с предметом своего увлечения, и относится он, судя по подслушанным мною разговорам, к организации, главная цель которой - регулярный сбор дани с клиентов, потребителей «магических услуг». Оставалось только спросить кого-нибудь из присутствующих: «Чьими чарами вы пользуетесь, уважаемый человек?»
- Давай этого ... выбросим на лестницу, Карл?
- Кого?
- Уксуса этого, Карл! Или с балкона ...
- Ты чё, дурак, Карл?
- А чё тут такого особенного, Карл?!? Он же маг! Он даже не заметит …
- Ага! А потом сожжёт нас через восковую куклу!
- Карл, я не позволю ему это сделать! Не позволю! Я могу сделать так, что у него заметно прибавится старых ран ...
- Тогда он заговорит тебя на бедность, Карл!
- Поздно, Карл! Я заговорён на что-то другое ...
- Ты извращенец!
- Ага, - говорю, - И искренно горжусь, Карл!
Царенко цинично ухмыляется, бросая взгляды на спящего мага – действительно, толкнуть его, что ли? Да так толкнуть, чтоб он свалился ... А гости расходятся, и расходятся – их всё меньше, и меньше ... а скоро совсем никого не останется, и вот тогда Виктор Царенко точно что-нибудь да вытворит. Для него, водолаза, выбросить кого-нибудь за дверь – не самая большая проблема. Я хлопаю его по плечу, как бы уговаривая не делать глупостей – по крайней мере, вместо меня! - однако внезапно вернулась хозяйка дома, и Виктор перевёл взгляд на её приятные формы.
- Кто это?
Светлана пожала плечами:
- Пришёл по рекомендации ...
- Чьей?
- Юрия Харитонова.
- А Юрка где?
- Не пришёл, хоть мы его и ждали ...
Я выслушал эти слова, оставив их без комментария. Значит, Юрий тоже из нашего мира? Вообще-то, это вполне очевидно, и может означать, что мы с магом Уксусом ещё где-то встретимся ... только не сегодня! И хозяйка дома тоже, значит, в «теме», но тут я уж не стал удивляться. Я не могу назвать себя «садо-мазохистом» до такой конечной степени, чтобы буквально везде узнавать «своих», но я жду от женщины именно «этого», а не чего-то другого. И удивительно, что никаких «сигналов» о принадлежности к «теме» я с самого начала так от неё и не заметил. Надо отметить, что у Ланы я их находил сколько угодно, как и у некоторых девушек из «моего» модельного агентства, но Светлана не спешила посвящать меня в свои тайны. Вообще же, очень странная ситуация: она познакомилась с Ирвином совсем недавно и, вообще-то, на заграничном курорте, и очень не похоже, чтоб они сколько-то знали друг-друга до этого момента. Однако, ещё знаменитый Конрад Лоренц, знаток форм социальной агрессивности, писал в книге «Так называемое «зло», что, если есть стая, то внутри неё обычно действует механизм передачи новостей на основе передачи настроений, благодаря чему сохраняется и некий приобретённый опыт, и даже принадлежность к коллективу. А принадлежность – это нечто большее, чем просто пить водку в гостях, сидя по соседству с пьяным магом первого ранга. Любой хороший знаток «пфификалогии» - науки о вечно зелёных помидорах - отлично знает, что подобное всегда притягивает подобное. А многие сами стремятся в этот аквариум с бойцовыми рыбками – чтобы самоутвердиться, что ли?
Наверное, это как-то должно объясняться - каким-нибудь новым законом физики, например. В конце концов, чтобы попасть туда, где тебя никогда не было (и, быть может, никогда не будет), надо усиленно делать вид, будто ты уже давно там. Короче, говори правду, и тогда ты будешь оригинален, как бог!
- Я объясню тебе, Карл ... - начал наш добрый Ирвин, - Светлана – давно знает Лану и прочих девушек ... (он был сильно пьян, но говорил чётко, как диктор советского телевидения) ... из нашего круга, и мы хотим пригласить Свету на мероприятие. И тебя – тоже, - он перевёл взгляд на меня, а сидевшая в кресле Светлана сделала лёгкое движение всем туловищем – как собака хвостом вильнула, - и на первых порах мы приглашаем тебя в качестве знатока - в качестве «гуру» и ... чтоб ты аккуратно следил за клиентами. Ведь всё дело в «тонкостях перевода», Карл. Эти люди никогда не видели друг-друга и пользовались только внутренним дискурсом закрытого интернет-сообщества, но они персоны видные и в основном богатые или чиновные, и ... кто знает, как изменится мир от того, что они внезапно перезнакомятся, ты понимаешь? Ты же видел, как они раздражённо таращатся друг на друга. Если б не наши женщины, то они могли бы просто разбежаться, а это ведь не является нашей целью! Понимаешь, Карл?
Но «Карл» всё и так понимает.
- Вы хотите, чтоб я стал ментором, наставником?
- … и ведущим «мастером», - Света ничуть не шутила, и тут до меня стало доходить, что это сборище в относительно небольшой квартире – ни что иное, как явочное мероприятие адептов нового культа, а заинтересована в нём опять-таки Лана-Луна – вот, молодец какая! А с другой стороны ... Вот, как оно бывает – ты не успел спохватиться, как тебя уже «подписали» на «участие». Более того, ты в их представлении - «старая гвардия» - «leather мan» - ты для них «мужчина в коже», который может ввести «начинающих» в суть «темы» – вот, только не знаю, увлекаюсь ли я кожаными изделиями до такой странной степени или нет ... Я всё-таки решился и спросил Светлану, кто все эти люди, и узнал, что вся эта публика действительно знакома по одной из закрытых групп в популярной социальной сети, а группа посвящена … да-да, ЕЙ самой, «теме»: все эти люди интересуются садо-мазохизмом, а иные из них сами могли бы стать лидерами формирующегося сообщества – вместо меня и Ланы. Вот – ещё один высокий балкон в моей жизни ... А коммерческий контроль будет осуществлять ... да, Лана Гольштейн, но – только не сейчас, а на более поздней стадии существования сообщества. Она будет зарабатывать на этом, как это делает всякий, так называемый, «dominatrix» - то есть бизнесмен, работающий в этом «поле» социальных отношений. Почему «социальных»? Ну, садо-мазо-мотивация не ограничивается одним только сексом. Или вам не известны случаи, когда приязнь или неприязнь начальства, всего коллектива или просто кого-то одного из сослуживцев явно выходит за рамки общепринятого поведения? Я не стал бы утверждать, что это огромная редкость. Любовь или не любовь на работе – это такой же «стимул» в отношениях, как и любой другой, и это тем более становится «стимулом», если работа не приносит пользы ни тебе, ни ему, и ни кому другому! В этом случае прям на Ваших глазах могут сформироваться многие «феномены», известные, главным образом, из практики БДСМ-отношений – кто-то станет «кinky», то есть маньяком, «извращенцем», и быстро выйдет за рамки всех социально приемлемых отношений, а кто-то определится в качестве «саба» или даже «slave» - то есть раба в собачьем наморднике - и обязательно найдётся кто-то больно умный, кто выделит себе роль охранителя «корпоративных ценностей» или «ценностей трудового коллектива». В БДСМ-культуре это называется «мajordomo» - то есть «мажордом», или просто «надсмоторщик». А ведь есть ещё «goddess», то есть «богиня» трудового коллектива, которой все приносят подарки на День ангела и, конечно, день рожденья, и прочие «роли», существование которых обусловлено в основном только любовью или же не любовью в коллективных отношениях. Есть даже «шавки фюрера» - они так называются на офисном языке. На языке БДСМ они зовутся немного иначе – «pet′s», то есть «зверушки». Их задача – бежать в стае и громко лаять на всех, кем не довольны «мастера» и «богини». Ну, а кто не стал рабом или «шавкой», тот станет «ванилью» и будет изгнан из коллектива.
Разве Вы нигде этого не видели?!?
Видели, конечно ...
Ведь любовь – это страшная сила как раз там, где мало материального стимулирования, где люди просто ходят на работу, как заводные машинки, и даже не получают от этого удовольствия ... Но даже и там, где денег сколько угодно, любовь способна полностью их заменить и даже оттеснить на второй план. Ведь она и есть те самые «деньги», ибо любовь – это универсальный заменитель всего на свете. Но известно ли Вам, у кого в социуме есть одновременно и любовь, и денежные средства? Такие граждане есть, и они весьма заметны в культуре БДСМ: это или свитчи - «switch» - получающее удовольствие как от роли «доминанта», так и «сабмиссива», или это «service oriented submissive», то есть рабы, настроенные на служение своему Господину, Мастеру, своему «дому». А кто такой этот «мастер», он же «домовладелец»? Нет, этому не учат в Академии госслужбы. Господин - этот тот, кто родился «верхним», и он остаётся «верхним», даже будучи изгнанным из коллектива. Бывают ли у него деньги? У настоящего Господина может не быть ни копейки, но у него всегда найдётся нечто такое, чего не может быть у Вас, у мелких «свитчей» на бюджетных «тачках».
У него есть Свобода.
- А что будет, - спросил я у Ирвина, - если произойдёт нечто непредсказуемое и сообщество разбежится через пару недель?
Если же сообщество не сможет сформироваться или же оно развалится через неделю существования, объяснила вместо него Светлана, то это в любом случае «не проблема». Ланочка обязательно найдёт применение образовавшимся знакомствам в среде «тематиков», и особенно - доминантов. А «тема» стала модой – увы! Она присутствует и в одежде, и в сфере услуг, и в самой массовой культуре – даже в японской «манге» ... Люди с деньгами и положением позиционирующие себя то «нижними», то «верхними», иногда смело говорят «я в теме», но на самом деле хотят только фетиша и мелкого самоутверждения. А есть среди них и почти готовые «slave – show piece», то есть «рабы-шоумэны», функция которых проста и всем понятна: они должны представлять сообщество «на людях», вербовать к нам новичков и вести «тематические мероприятия» ... «Но ими придётся заниматься отдельно», - указала мне Светлана. «И ещё! Камео, ты – слушай сюда! - решительно вмешался наш добрый Ирвин, - Здесь пасётся этот ... Уксус, которого ты хотел скинуть с балкона. У него, конечно, какие-то свои цели, но он нам – не конкурирующая фирма, понятно?» - «Всё так серьёзно?» - не удержался я от иронии, однако добрый наш Ирвин не шутил: «Насколько мне известно, ты не сотрудничаешь с корпорацией магов. Что ж, это твоё право, Камео. Но нам отлично известно, что ты неплохо разбираешься в технике нетрадиционных отношений такого «рода» ... а поэтому Луна предлагает тебе отбирать непрофессиональных «сабок» и всяких «ванилек» для «сессий» и проводить «мероприятия» - ты же это любишь! ... Ах, «сабок», значит? И даже «непрофессиональных»? И «ванилек», стало быть, тоже? Ну, я-то согласен с утверждением, что культурный человек – это сейчас вымирающий вид, но всё равно - где ж мы их возьмём, этих самых «настоящих» – так просто, почти не напрягаясь?!?
Нет, слушая всё это, я начинаю внутренне закипать, как подогреваемый на огне железный чайник. Мне почти не оставили выбора, ибо, если тебе задают такие вопросы и вообще заводят беседу на эту «тему», значит ты уже со всем «согласен». А как иначе? Я наскоро прикинул, что, к примеру, сообщество гомосексуалистов тоже делится на группы и кланы, и что там свои лидеры и распорядители, «звёзды» и аутсайдеры, но разница между любителями красивых юношей и абсолютно гетеросексуальными «тематиками» заключается в том, что первые действительно изгои, а часто и настоящие отщепенцы, а вторые – это вполне обыкновенные граждане с не вполне обыкновенным отношением к творчеству маркиза де Сада. Впрочем, среди гомосексуалистов тоже есть деление на садистов и мазохистов, притом эти отношения тоже оформлены через доминирование – через насилие и сексуальное рабство. А мир гомосексуальных отношений далеко не так безобиден, как это кажется людям непричастным. Вход туда – рубль, а выход – сто, а молодёжь там «прописывают» в лучших традициях иерархического мужского сообщества ... Что ещё объединяет два этих плохо совместимых мира – садистов и гомосексуалистов? Только то, что «мотором» во всех нетрадиционных отношениях неизменно служит готовность и «мотивация». У поборников садо-мазо «мотивация» играет не меньшую, а иногда и большую роль, однако, как у нетрадиционных, так и у БДСМ, для перехода к «практике» одной только «мотивации» всегда не хватает. Там нужно нечто ... большее, а этой субстанции, чаще всего, не достаточно. У гомосексуалистов это приводит к крайней неустойчивости взглядов, к «предательству» и даже к криминальным действиям одной из сторон – как правило, «нижней» ... У садо-мазохистов таких проблем в основном не возникает. Но что объединяет их, кроме «мотивации»? А вот, что! Людям нравится «быть» и «принадлежать» - неважно, как, где и к чему ... раньше все принадлежали к профсоюзам и партиям, а сейчас, в эпоху угасания массового политического мышления, людей объединяет массовая культура. Но даже из этого можно извлекать выгоды, не так ли? Вот, Ланочка и пытается это делать. Но почему люди хотят «принадлежать»? А потому что это создаёт систему со своей внутренней красотой и культурой, и даже определённой функцией сообщества, - она как бы нейтрализует социальную агрессию и формирует ритуалы, начинающие существовать на уровне инстинкта – то есть реакции по определению бессознательной. Это нечто такое, что напоминает высказывание Фаины Георгиевны Раневской:
«Настоящая охота – это когда и ему охота, и ей охота! Вот это охота. А, когда по лесу с ружьём, - это так, стрелялка!»
А есть и другая сторона вопроса - любовь и «тема» настолько близки, насколько и далеки друг от друга. Но простой и очень «гигиенический» секс быстро приедается и теряет своё очарование, а затем и облик подарка судьбы (или не подарка?). Зато «тема» даётся раз и уже навсегда. На всю чёртову жизнь. Разве Вы сами не знаете, что это такое? Да знаете, и хорошо знаете. А любовь и запреты – это порождение нашего повседневного сознания и не больше того ... Я невольно ухмыльнулся, заставив собеседников моих строго замолчать и немного сжаться. Итак, все мужчины делятся, в сущности, на три житейские категории: первая – это «Бревно», которому завтра на работу. Оно даже водку не пьёт, потому что завтра на работу. Оно и к жене не пристаёт, потому что завтра на работу. И поэтому остаётся только погладить его по спинке и сказать: «Ну, спи, дорогой! Завтра на работу!» ... Зато все бабы на Вашей работе едины во мнении: «Хороший у тебя мужик! Мне б такого!» Для некоторых опытных женщин такой муж – это буквально must (основное требование) женской избранности ... Вторая категория мужчин – «Грузчик», который ищет в сексе только «себя» и самое простое самоутверждение. Как правило, это первый муж – тот, за кого вышла ещё бедной девочкой в бантиках – или муж на всю жизнь, но уже без громкой критики действий с его стороны. Он часто пьян, а в постели бывает груб и методичен, как секс-машина. Да, и от него абортов много ... Вот, сделает он своё «чёрное дело», встанет с койки и запросто вытрет х... об занавеску, а потом пойдёт и помочится в раковину, в которой недоеденная пицца лежит со вчерашнего дня, и начнёт звонить друзьям по ВДВ - Лёне и Славику, чтоб рассказать, как ему хорошо с Вами - с третьей его женой или, допустим, двадцать третьей любовницей ... зато штангу он таскает, как игрушку, и водку пьёт "с душой" и явным удовольствием. А Вашу персидскую кошку Мусю он как-то раз вышвырнул в окно, когда выпил ящик пива с друзьями по армии, - раньше просто пинал ногами, как мячик в футболе, а теперь "запустил" в форточку, как искусственный спутник Земли. Может, Ваша кошка тоже игрушечная? А во всём остальном он – просто счастье, девичья мечта в розовом ореоле. Ведь за ним, как за каменной стеной ... вот только стена эта находится в пенитенциарном учреждении, откуда и убежать нельзя, а в остальном всё прекрасно ... он же вылитый «dom», и хозяин дома! Ну, да, впрочем, и ладно об этом! Многие женщины мечтают о таких мужьях ... Но есть ещё одна категория мужчин - «Мальчик-красавчик», который любит поцеловаться да покувыркаться с объектом свой прекрасной любви. У «тематиков» это называется – «sensation player», чувственный игрок – человек, ищущий наслаждения. И он действительно любит свою подругу – как правило, тоже прекрасную, как ангел – вот только за ним надо присматривать в оба глаза, а то уканает к соседке, как кот Василий. Он же популярен у баб не меньше этого Вашего «Грузчика», лучшего мужика «на раёне» ... Так вот, две из трёх мужских категорий склонны к садистическому поведению, а, согласно статистике, в роли садистов побывало две трети мужчин на этом свете. И почти столько же женщин. Но женщины чаще исполняют некую другую роль в отношениях. Есть даже шутка, согласно которой женщина соглашается на «всё» три раза в жизни – в «медовый месяц» - раз! – когда надо срочно родить сына – два! – и когда муж уходит к другой женщине – три! Может, это и не весёлая шутка, однако она расположена полностью в рамках пфификологии, «науки о вечно зелёных помидорах». И, хоть степень жёсткости в отношениях между супругами, как правило, регулируется не иначе, как на нониусе, дополнительной шкале измерительного инструмента, однако взять да отказываться от жёстких отношений даже у дружных супругов, как правило, не получается. Но благодаря этому их, быть может, довольно немолодые семейные отношения становятся яркими и очень эмоциональными, и, что главное, дьявольски не тривиальными.
Да уж, в моей жизни было много балконов.
Наверное, корпорация магов умеет не только «копейку ребром поставить», но и «тематикой» увлекается, не так ли? Я немного пошутил на эту тему, однако хозяйка дома сделала такой удивлённый вид, будто ничегошеньки не понимает. Тем временем, маг первого ранга совершенно бессовестно дрых в своём мягком кресле.
- Перестарался, Карл?
- Да иди ты, Карл!
Сплошное «кар-кар-кар»! Светлана над нами смеётся.
- Расскажи, как ты пришёл к «теме» ...
- Я таким родился, Света! Я никуда не приходил.
Ирвин ехидно улыбается и произносит фразу из «Апокалипсис сегодня»:
- I love the smell of napalm in the morning …
Только у него это получилось сказать не как у Роберта Дюваля в знаменитом фильме, а с каким-то дурным техасским акцентом.
Это даже я услышал:
- Фу-у ... но я обожаю твоё знание английского.
Опять, значит, ковбой Пекос Билл? Кстати, "пекос" на латинском значит "скотина".
- Я? Как я пришёл к «теме», спрашиваешь? Нет, тут надо подумать ...
Мы начинали трезветь, что было весьма практично.
- Ну, люди обязательно что-нибудь извлекают из людей – одни люди извлекают деньги, а другие только удовольствие ... - Я начал довольно философским тоном, но тут до меня дошло, что эта красиво одетая женщина с белыми волосами – возможно, и сама весьма знаменита в среде «тематиков» и вряд ли нуждается в представлениях. Что же я ей рассказываю-то?!? Я начинаю нервно тереть свой сильно натруженный журналистский нос и вспоминать, видел ли я её в интернете или не видел ... Нет, не помню. Ах, как я «пришёл» к «теме»? Такой вопрос вовсе не редкость. Меня уже спрашивали об этом, и даже о более «тонких материях» моего субъективного естества. Я начал очень снисходительно улыбаться и сдержанно двигать руками. Как «приходят» в «тему» все нормальные люди? Ну, есть несколько обыкновенных сценариев – например, «Случайно наткнулся на тематическое порно!» или «Мне захотелось ЭТО попробовать с секретаршей, поскольку любовница была против, а жена – не «давала» ... Нет, лично у меня не всё «как у людей». Я всегда оцениваю девушек и, тем более, взрослых молодых женщин с некоей определённой точки зрения – сначала целиком, как образ и личность, а потом некоторые наиболее привлекательные части женского тела, и, если обо всём честно и прямо говорить, я – «верх», доминант и ... представлюсь: я - «порщик», любитель телесных наказаний разной степени жестокости. Примерно с 13 лет я смотрел «тематические» фильмы из коллекции отца, а, когда мне было 16 лет, Юрий Харитонов презентовал мне коротенький видео-ролик с жёстким подчинением обнажённой партнёрши каким-то огромным мужиком с татуировками на всех частях тела. Вот тогда до меня и дошло, что такое культура БДСМ - четыре заглавных буквы: «Б» – это бондаж, «Д» – доминация, принуждение, «С» – страпон или спанкинг (порка), и «М» – это просто мазохизм как таковой; последнюю букву этой «конструкции» из четырёх букв я расшифровываю именно так, а не по-другому. А где-то лет в 20 я побывал в роли «верха», принудив к отношениям в стиле «Му» одну довольно доступную и, кстати, вполне привлекательную «тёлку» по имени Виктория, жениться на которой я, разумеется, каиегорически отказался.
В общем-то, это я оказал ей услугу, а не она мне.
Зато от полученного удовольствия я оказался буквально на седьмом небе.
Однако чего мне не удалось избежать, так это огласки, - выпоротая «тёлка» отлично знала всех моих подруг по институту, включая одну довольно интересную особу родом из Кемерово, которую по нехорошему совпадению тоже звали Виктория ... Может, кто-то больно умный перепутал двух Викторий – ту и эту? Ведь всяких сволочей и сплетников в наших творческих студиях было столько, что ими можно было населить все заброшенные посёлки вдоль колымской автотрассы ... Так вот, этого я не знаю и уже не хочу знать. А мои с ней отношения, и так «хромавшие» последнее время, после того случая прекратились вовсе, притом я ещё оказался и во всём виноват, как последний сукин сын … А вскоре я вообще позабыл о «серьёзных» отношениях и стал предпочитать только «несерьёзные». Почему я так сделал? Нет, не из-за Виктории, совсем нет. В моей жизни уже была любимая девушка - Катя-лиса, и она вытянула из меня столько положительного, что на других девушек уже просто ничего не осталось. Та же Виктория – да, впрочем, обе Виктории! - упрекала меня в том, что я сбегаю с полдороги до загса, что я груб и отношусь к ней, как к манекену ... интересные такие гипотезы и умозаключения! Наш Ирвин хорошо знает английский, а Виктория Иноземцева – её так звали - закончила в родном Кемерово английскую спецшколу, поэтому фраза «You had in made?» - «Ты пришла на всё готовенькое?» - не произвела на неё должное впечатления, зато, когда он произнёс развязным пьяным тоном «Moody bitch, ain’t she ... » - вот тут даже у меня появилось желание заткнуть его поганый рот. Кстати, интересное наблюдение: никакой «ветрености» у неё никогда не бывало – может, это хорошо? - зато была привычка одеваться слегка не по возрасту, - а под толстой тканью её тело казалось твёрдым, как деревянное изделие.
- I′m happi, o dear, so happi, - тихо произносит Виктория и с радостью удаляется в прошлое. Мне оставалось только сказать ей на том же языке:
- What′s the matter?
И — забыть её навсегда.
Может, она и правда была манекеном, - просто манекеном, сбежавшим из дорогого универмага?
Кстати - прекрасная мысль!
Я знаю, что замуж она так и не вышла - живёт себе в Кемеровской провинции и преподаёт детям актёрское мастерство.
Чужим детям, смею заметить ...
Такая, вот, бывает долгая дорога в «тему». А с другой-то стороны ... это кто тут настоящий «тематик», а кто не настоящий – ну, то есть презренная «ваниль», говоря языком таких, как я, «сверхнастоящих»?!? ... вы ответьте-ка на милость! Ведь всё дело в простых предпочтениях. Кого-то интересуют пиковые эмоции, а кого-то – фетиш и мужская самодостаточность, именуемая «мачизмом» или даже «суровым мачизмом». А кому-то хочется побыть в подчинённой роли или же просто поучаствовать в банной оргии коммерсантов и начальников, после которой многим придётся бежать к венерологу, чтоб удостовериться, что «это» ... ну просто это герпес «такой» и больше ничего серьёзного ... Ну, а кому-то хочется побыть ликаном, оборотнем, ужасным существом с рогами и клыками. Или же строго наоборот – побывать в роли женщины, изнасилованной монстром ... Тут антураж важнее практики. БДСМ-то нынче в моде, не так ли? Раньше в цене были адепты единственно правильных идей, а теперь их место занимают личности с ярко выраженной социальной позицией.
Или всё-таки сексуальной?
Может, и так ...
Светлана странно посмотрела на меня, потом перевела взгляд на «карла» Ирвина и выразительно положила ладонь на его колено ... нет, настоящий «тематик» - это девиант, продолжил я рассказ о «теме». Он никогда не станет ликаном или вообще героем цирковой программы, но он смотрит на мир моими глазами. А, что касается женщин, сказал я, обращаясь теперь только к Савиной, то многие женщины неравнодушны к сильным мужчинам, а многие сильные мужчины – настоящие «мачо», а потому все они «тематики». Ведь это абсолютно соответствует мужской природе, не так ли? Конечно, есть нечто не вполне естественное в желании причинять боль любимому человеку - с этим я согласен - но в культуре БДСМ куда больше привлекательного, чем неестественного, а выбор подходящей партнёрши и торжество запретов в интимных отношениях – это уж, извините, совсем другой разговор!
- Тут я вполне согласна ...
Боже, как хорошо, когда женщина с тобой соглашается!
- Вообще, в «теме» наблюдается точно такое же стремление упростить мир, как в футуризме, к примеру, - продолжаю я почти трубным голосом, а Светлана Савина кивает головой, тихо произнося с удивлением:
- Посмотрите, какая тучка за окном ...
Это прозвучало так просто и неожиданно ... Я остановился.
Получилось, что я как бы раскрашиваю какую-то дурацкую книжку о кровожадных пиратах - с костями и черепами на обложке! - а, тем временем, за окнами прекрасной квартиры появилась большая чёрная туча. Ну, да и чёрт с ней, с тучей ... На дворе поздняя осень! Дождик не прекращается практически со вчерашнего дня, а мой монолог всё равно закончился, и теперь следовало ожидать громкого диалога трёх сторон. Однако в моей жизни было много балконов ... и, как я и ожидал, Царенко вдруг начал рассказ о том, как пару лет назад был в горах на Алтае и нырял «с девчонками» в холодное озеро, а Ирвин внезапно вспомнил о спящем маге – может, разбудим его, бедолагу? А то он самое интересное пропустит ...
Нет, будить не стали.
Потом мы сидели узким кружком, ели типично офисные суши и одно очень загадочное блюдо «сукияки» - тоже из Японии, как следует из названия – говядина, курица, соевый творог, лук и всё тому подобное, сваренное в котле размером с небольшой японский мегаполис. Котёл стоял посередине нашего стола ... Прошло немного времени и на стол поставили варёный рис с приправой из сушёного тунца с орехами и самый простой суп из горбуши и морской капусты – сплошная Япония!
Светлана за едой сказала, что, родись она в Японии, то обязательно стала бы гейшей, на что наш добрый Ирвин не без иронии ответил, что, где ты не родись, а всё равно станешь тем, кем на роду написано, – «Мы несвободны, Света, как эта рыба в супе!» ... А под занавес мы сидели, сытые и довольные, как слоны, и уже сравнительно трезвые, в другой комнате - на красном диване с низкой и толстой спинкой и долго пили какой-то невероятный корейский чай с фруктовым сахаром. Ирвин всё приговаривал, как заведённый – «У нас такая тихая осень!» - на что Светлана тут же отвечала ему – тоже, как старая грампластинка: «Да, такая светлая и благословенная!» - ну, а я грустно молчал, вспоминая, что «по пьянке» сказал что-то лишнее и должен стыдиться:
«Знаешь ли, Карл! Говорить о себе надо только на трезвую голову!
Да, столько открытий за один вечер никакая голова не выдержит, а, тем более, женская ...
- Вот и подружились! - неожиданно задорным тоном ответила Савина и потянулась к сумочке. Мы вскрыли бутылку французского шампанского, неспешно выпили по большому холодному бокалу и обменялись номерами мобильных, после чего я уже окончательно перевоплотился из случайного знакомого в самого настоящего «гуру» по части не вполне традиционных отношений между мужчинами и женщинами. Бывает же такое?!? ... Но кто, в конце концов, мог бы предположить, что это сказано – не обо мне?!? В сущности, я репетировал эту роль почти всю сознательную жизнь, помещаясь на своём очень высоком балконе над улицей – практически на вечном посту! Когда же я уходил, чтобы немного прогуляться, прежде чем вызвать такси, маг первого ранга Уксус продолжал столь же безмятежно дрыхнуть на своём диване. Что ж, если у него и была хоть одна родственная душа на свете, то ей сейчас было сильно не до него. «Слышь, парень! А ты у нас чертовски хорош сегодня!» - сказал на прощанье Виктор Царенко и похлопал меня по плечу. Я в ответ только чуть поёжился, самодовольно ухмыляясь.
И вызвал лифт.
Вообще, довольно забавную жизнь организует нам реальность, не правда ли, дорогие друзья? Сначала – Луна и гробик Барби в подвале пошлого притончика на дальних задворках столицы, а теперь мне придётся думать только об одном – как бы случаем не опоздать на очередное сборище актуальных неформалов. А, кстати! Сколько мне станут платить? Это ж не бесплатно, как мне представляется ... я понимаю, что баб будет довольно много. Но не только ж ради них всё это придумано, правильно? Нет, надо спросить у Ланы, как только она приедет! Я нахожусь на ярко освещённой трамвайной остановке, где всё очень просто и чистенько, но чуть шумновато – тут внезапно набежала совсем «зелёная» молодёжь в пёстрых нарядах, а какие-то чрезвычайно красивые девочки-подростки расчехлили ракетки и взялись играть в теннис. Над серым бетонным «крылышком» остановки высоко взмывал теннисный мячик – тоже жёлтый, как цыплёнок - а я с доброжелательной улыбкой следил за его быстрыми взлётами и падениями ... вот так и мы, люди, - то летим весело и бойко, как небольшие, но упрямые самолётики, то замираем на несколько секунд, чтоб тут же пережить быстрое падение - или грехопадение? - прямо на асфальт. А всё вокруг довольно бестолково устроено – то капает редкий крупный дождь, которого, вообще-то, не ждали, то вдруг полёт летучей мыши – резкими широкими зигзагами ... то ещё что-нибудь, вроде нетрезвого мужчины в длинном пальто, пересекающего улицу и два ряда трамвайных рельсов по такой траектории, какой даже летучие мыши не пользуются.
А я сидел, как Даниил Хармс, положив ногу на ногу, на старенькой мокрой скамейке. Я курил «Кэмел» и слышал:
- Дождь кончился!
- Ну, мы и влипли ...
- На мне весь песок из песочницы!
- Отряхнись и пошли!
- Лови ... – Звучный удар по мячику, – Оп!!! – Снова звучный удар, напоминающий о прямых трансляциях с первенства Ролан Гаро, - Поймала! - и жёлтый цыплёнок, высоко взлетев, направляется обратно, - Лови ... - Я видел, как одна из девчонок, мечтавшая быть может, только о скамейке в тихом лирическом уединении своего дворика – где всё своё и всё знакомо, и стоит осыпанная жёлтыми листьями мамина машина французской марки - с улыбкой положила в рот большой палец – в этот момент глаза её так ярко блеснули в мою сторону, что я не выдержал и засмеялся. А потом и она засмеялась. Вот какое весёлое и юное существо ... а другая девушка запомнилась тем, что была одета в устаревшем этно-стиле, включая широкие шерстяные штаны по щиколотку, издали более всего похожие на юбку, - прямо скажем, видок вполне «так себе»! Но у девушки был красивый профиль, длинные прямые волосы изумительной чистоты и свежести и совершенно ясный и счастливый взгляд, устремлённый только вверх и вдаль ... ах, такой взгляд бывает только в неполные шестнадцать лет! Девушка ни на секунду не опускала головы и всегда смотрела поверх голов. А потом быстро подкатил мотоцикл – грязноватый и поцарапанный «Судзуки» модели «интрудер» - и синеглазая этно-красавица в слишком широких штанах с готовностью вскочила на него, тесно прижимаясь к «классному парню» за рулём, - губы её были ярко-алые, как ядовитые ягодки! Ох, дорого она обойдётся этому супермэну на мотоцикле, очень дорого. Впрочем, всё это в порядке вещей ... Главное, чтоб парень за рулём хоть на секунду выключил рэп в своих наушниках или хотя бы убавил звук.
А то это может помешать на сложном перекрёстке.
Но он, конечно же, меня не слышал. Вскоре парень и девушка унеслись прочь, никому не нужные, а я ещё минут десять сидел на скамейке и с улыбкой взирал, как погружается в сон эта широкая обывательская улица, расположенная прямо на границе двух центральных московских районов.
... О да, сегодня я многое мог бы ей рассказать, - ей, Светлане, новой подруге Ирвина! Если б она захотела слушать и пожелала бы выслушать.
Сага о "типичных судьбах".
Где-то есть Высший разум, но это не тот признанный наукой вселенский математический механизм, дающий лёгкие ответы на все наши вопросы и действия. Нет-нет, это нечто другое или даже третье, но в его работе действительно главенствует математика. Итак, давайте вообразим себе простую ситуацию - вполне обыкновенную: есть некая девушка, скажем – Лена, и ей примерно 23 с половиной года. Это очень опасный и уже не совсем юный возраст, поскольку на мотоциклах эта девушка уже накаталась, а через пару-тройку лет ей можно будет надеяться только на положение любовницы, но никак не жены. Ведь она не высокая стройная блондинка в очках, за которой бежит вся улица ... У той-то «возможности» найдутся почти повсюду, а как с этим у девушки Лены, которая среднего роста, среднего веса, среднего ума, непонятной национальности, которая вовсе никакая не красавица и только с виду блондинка?!? Да она и не москвичка, - приехала из Казахстана и живёт на съёмной квартире в Бирюлёво, в вечно тёмном подъезде, в котором до сих пор не могут замыть пятна крови после новогодней драки на пятом этаже, и учится там, куда приняли, а не куда ей хотелось – ведь современное высшее образование тоже не очень терпимо к абитуриентам – типа жри, что дают, правильно? Но она привыкла жить в обществе, где все на всех плюют, и работает вовсе не там, где ей хотелось бы, - продавщицей в азербайджанском магазине. Работа, в общем, вполне неплохая, кругом – женатые доброжелательные мужчины из Баку, которым неинтересна продавщица по имени Елена.
Однако надо бы выйти замуж, но ... как? Мы можем представить себе, что девушка она общительная и знает 100 человек. А 100 человек – это очень мно-о-ого - да-да! Круг общения основной массы сограждан много уже и скоромнее, чем у этой довольно неинтересной девушки среднего ума и небольших способностей. Но большая часть из 100 знакомых – это её однокурсники. А однокурсники – это такой интересный народ, отношения с которыми очень временны и вынуждены, и, даже потом, работая не один год по профессии, ты вряд ли повстречаешь хоть кого-либо из них в своей «родной» организации, где б ты ни работал ... Таким образом, 70 человек из этих 100 быстро удаляются – почти «бегом марш» отсюда! Остаются 30 человек, которых наша гипотетическая девушка знает достаточно хорошо. Но большая часть из них – тоже девушки. Таким образом, 20 человек из 30 тоже удаляются, и остаётся только десять кандидатов. Но пять парней из этих десяти тоже по всяким-разным разным причинам не могут стать даже предполагаемыми женихами нашей гипотетической девушки Лены.
Итак, есть всего пять кандидатов в мужья. Кто они?
Первый – это Дима – «я люблю тебя, Дима, мне это так необходимо» - но он уже почти женат. У него есть Александра, настоящая спортсменка, которой тоже позарез надо выйти замуж. На Олимпиаду она не едет. Тренер так и сказал – твоя карьера в большом спорте, дорогая Саша, навсегда закончилась! Теперь Саша должна поступить на тренерский факультет Института физической культуры и туризма, сходить в ЗАГС и немедленно родить ребёнка. А то перед девчонками стыдно ... Нет, ей бы подать документы в институт живописи и скульптуры – разве она рисовать не умеет? – или просто стать поварихой высшего уровня, поскольку она прекрасно готовит, и тогда этот плоховатый Димка с его глупой рожей и ограниченными интересами ей, быть может, никогда уже и не понадобится. Да кто он такой, в конце концов?!? Принц нашёлся тоже ... простой «водила» на дешёвой «иномарке», житель маминой «хрущёбы»! Но она – полубольная после множества травм профессиональная спортсменка-многоборщица в белом тренировочном костюме с красной надписью «RUSSIA», в футболке с надписью «Fuck GOOGLE ask me» и в низко надвинутой на глаза бейсболке с буквами «NY», и никакой другой жизненной перспективы она даже в упор не видит. А Дима ... ну ему нравится, что кто-то готов заняться с ними сексом в любую секунду, притом почти без «запретов». Саша-то ему всё позволяет. Конечно, будет день, и Димка уйдёт к другой женщине, забыв не только жену, но и детей – двух, а, может, уже и трёх - но это произойдёт не раньше, чем через пять-семь-восемь-десять лет. В конце концов, Саша-спортсменка тоже далеко не девочка, и от Александры ещё никто просто так не уходил.
Второй кандидат – это Гоги – «я люблю тебя, Гоги, у тебя не пахнут ноги». Это такой типично московский кавказец, который «косит» под богатого араба – носит изящную щетину и красивые тёмные очки-капельки, немного старомодные, впрочем, – и катается на красивом и дорогом спортивном мотоцикле, купленном, как все знают, далеко не в кредит. Но мотоциклист он плохой, и его уже десятки раз уговаривали продать мотоцикл и купить себе «Мерседес» - ну, как у «всех грузинов»! В ответ Гоги шумно божится, что с ним никогда ничего не случится, и продолжает использовать свой красный «Дукати» в качестве машины для знакомства с девушками ... Нет, с этим небритым парнем в тёмных очках тоже марш Мендельсона не получится. Он слишком избалован. К тому же, там уже «нарисовалась» типично русская девушка Люся, которой тоже надо выходить замуж и которая готова убить от любви к этому московскому парню из Тбилиси или Кутаиси. Конечно, немного жаль её, столь жертвенную душу, но, если б не было на свете таких девушек, то не было бы и любви как таковой, правильно? ... И многие парни только о таких девушках и мечтают, не находя нигде даже скромного их подобия, отсюда и разрушительная ложь в отношениях, и даже громкие крики «Ноги моей не будет в этом доме!»
Однако, как говорят люди опытные, «кто счастлив в любви, тот знает лирическую сторону жизни, а кто не счастлив, тот только драматическую».
А какая из них важнее? Ну, это знает только «тематик».
Третий персонаж опуса – это Эдик, институтский друг Ланы Гольштейн – «я люблю тебя, Эдик, хоть ты у нас и педик» ... пардон за грубое выражение!
Да, Эдуард, студент 1-ого медицинского института, безусловно относится к секс-меньшинствам. Это почти все знают. Он красив и вежлив, он хорошо одевается и ведёт себя, как бархатный котик, которого все обязаны кормить и гладить, притом однокурсницы (а девушек в мединститутах никак не меньше, чем юношей) уже не раз пытались склонять его к всяким «отношениям». Однако это тем более бесполезно, поскольку у Эдика есть серьёзный покровитель, профессор медицины Такой-то, традиционно предпочитающий красивых юношей. Но у Эдика (и профессора медицины) есть один общий знакомый. Он для Эдуарда – однокурсник, а для профессора – «серьёзный студент». Это наш герой под номером четыре и зовут его Вася – «я люблю тебя, Вася, только лучше одевайся». Да, одевается Вася плохо и даже грязновато. Он вообще какой-то супер-заурядный и мега-простой парень, который «звёзд с неба не хватает» - таким его мама родила. Но они вдвоём – он да Эдик – являются самыми лучшими учениками авторитетного профессора, хирурга высшей категории, и считаются наиболее перспективными выпускниками его личной «школы».
Впрочем, за ними видят разное будущее: если Эдик будет делать карьеру в науке или в специальном медицинском центре, то Вася пойдёт работать в городскую больницу с прекрасной перспективой стать через десяток лет уважаемым главврачом. Что ещё сказать о Васе? Он – настоящий трудяга, привыкший работать без сна, удобств и бутербродов, он сер и мешковат, упрям и быдловат, а лицом напоминает рептилию. Он разговаривает как-то очень спутано, зато ясен в мыслях. И он – грубый реалист, потому как начисто лишен фантазии, даже сексуальной. Зато Васю интересует психотроника, за что он не раз получает «втыки» от точно такого же реалиста-профессора – «Даже и не заикайся об этой мерзости!» - кричал тот, нервно бросая на стол разные предметы, включая мобильный телефон.
А ведь у Васи есть какие-то свои интересные идеи, и даже Эдик, умница, не сомневается в некоторой их ценности. Он так и сказал: «Можно написать любопытную статью для «Медицинского вестника», однако Вася не столь талантлив, как Эдик, да и с красавицей Ланой Гольштейн он так и не познакомился. Может, она отучила бы его от всяких глупостей? Сделала бы своим любовником - правда? ... Зато чего у Васи точно никогда не было, так это девушки. И обнажённое женское тело он видел только в морге, так что завоевать его внимание вовсе и не трудно. Что для этого надо? Да почти ничего! Пригласи его к себе, накорми борщём и пельменями, и налей ему хорошего пива – например популярного у врачей «Гёсслер» - а то он привык к медицинскому спирту с корейской лапшой на закуску, и положи спать в свою постель, а то он ночует, как русалка на дереве, – и всё, он твой навеки! Но ты потом не удивляйся, что твое вполне живое и симпатичное тело он станет воспринимать немного с анатомической точки зрения - это ж вечный «недуг» многих медработников! – и ты не бесись, если твой Вася внезапно притащит чёрную от цирроза печень в формалине, хотя ты просила пару упаковок куриной печени – не бесись, пожалуйста! Он же у тебя доктор. Зато, стоит тебе хоть немножко приболеть, и он - тут как тут со всеми средствами, какие только найдутся в вашей домашней аптечке. За прочими средствами Вася сгоняет на работу.
И даже машину вызовет, если надо ...
Конечно, есть ещё пятый кандидат в женихи, бывший спортсмен, а теперь слушатель какой-то военной академии. Лена, как всякая девушка, ничего в этом не понимает. Зато она откуда-то знает, что такое «похоронки» ... А ещё она отлично видит, что парень этот весьма здоров размерами и слегка дубоват, что он ходит в новенькой и чистой военной форме с ясно различимыми офицерскими погонами, - он часто подолгу отсутствует дома и очень редко отвечает на мобильные звонки. Многим вообще кажется, что у него есть какой-то свой, «секретный» номер ... Кроме того, наша гипотетическая девушка если и видела его «вживую», то, как правило, в обществе Гоги, Димы и Саши. А Саша так и сказала о нём: «Среди «наших» его знают по прозвищу Гюрза, но он, вообще-то, давно служит в спецназе!» Ну, что ж, всё ясно. Может, наша гипотетическая девушка и заинтересуется этим здоровенным и перспективным парнем - ну, он же «бюджетник», а это гарантированная материальная стабильность! - однако ведь не всякая девушка сможет удержаться рядом с таким воином, как этот. Тем более - он только что прилетел из Афганистана, лысый и загорелый, как чёрт — только рогов не хватает! - а теперь летит в Сирию и в Египет. А есть ещё «армейская сучка» Оля, которая на каждый День ВДВ плавает в фонтане вместе с десантниками, и ей тоже надо замуж, притом очень срочно! Она беременна! От кого? Она говорит, что от него, от Гюрзы! Но Гюрза молчит.
Короче, заполучить в мужья этого парня не получится тоже.
Нет, дохлый номер - и не бесись!
Там одна Оля чего стоит! К тому же, он совсем не джентльмен.
Так за кого выходить замуж? Может, побороться за будущего доктора медицинских наук Эдика, - умного, вежливого и очень приятного, с красивой улыбкой и пышными волосами, - склонить его к близости, а потом он и сам как-нибудь «переучится» с юношей на девушек? Ведь не все «голубые» до такой степени упрямы, что не способны ни на что другое?!? Ну, да, да, не все! Есть, в конце концов, девчонки, которые гуляют с «голубыми» - их называют «чайками» или «таксами» - которые одеваются, как парни, и ведут себя соответственно образу, а некоторые «голубые» с радостью играют в «женихов», топая с девушками в ЗАГС и таская их на руках от свадебной машины и потом обратно в машину. Но, вот, пройдёт совсем немного времени, придёшь ты, злая, вечером с работы, а – в твоей постели спят два парня. Притом один надел твои колготки, и только что они оба все твои трусики перемерили ... и как на это реагировать, скажи на милость? Смеяться или плакать? Нет, тут лучше посмеяться. Но потом Эдик скажет этак на голубом глазу: «Елена, я хочу тебя познакомить с моим молодым человеком ... мы любим друг-друга!» У них любовь, да?!? А у меня, значит, никакая не любовь, а что-то иное?!? И теперь ты хоть стой, хоть падай, как говорили наши родители, когда были ещё молоды.Но теперь они так не говорят. Они - грустно смеются или плачут вместе с детьми и даже внуками.
Значит, остаётся только Вася. А Вася и сам того не знает.
Однако проходит совсем немного времени и наша гипотетическая девушка Лена всё-таки добивается своего, и, как-то раз проснувшись утром, она обнаруживает рядом с собой чьё-то серое и сухощавое тело с тощим задом и большими костлявыми ступнями – теперь Вася принадлежит только ей! А потом, после выпуска в институте, гремит (это хорошо сказано!) их свадьба и тихо начинается семейная жизнь. Ну, всё, теперь можно расслабиться!
Но родители Лены на свадьбу не приехали. Они находятся в состоянии развода, поэтому Им – некогда. Тут того и гляди загремит вторая свадьба, поскольку папа Елены нашёл себе другую женщину – на 10 лет моложе Лениной мамы и на те же 10 лет старше самой Лены ... Зато сразу после свадьбы приехали родители Васи, толстая-претолстая женщина с сердитым лицом и её весёлый муж толщиной со спичку. И вот тут начинается извержение вулкана ... сперва папа Васи напился на совместной посиделке на Сашиной даче где-то под Клином или Звенигородом и запросто станцевал на столе «Ламбаду». И это притом, что из магнитолы Сашиного «Мерседеса» играла вовсе не «Ламбада», а музыка группы «Ленинград».
«Какой у него талантливый папа!» - сразу отметила Елена, смущённая.
А Вася ничему не смущался и бешено аплодировал этому идиотскому танцу.
На следующий день Саша и Лена вместе рубили на кухне капусту – они готовились сделать настоящий украинский борщ, самый роскошный на свете! В самом середине этого типично женского процесса к ним вежливо присоединилась мама Васи – Павлина Павловна, всю жизнь работавшая в «общепите», женщина с колхозным языком и деспотичными манерами. В той столовой, где она работала, никто не имел право «огрызаться» на тётю Павлину, а Вася – это «её сыночек» ... Этот «звёздный мальчик» в течении десяти с лишним лет обязательно заходил к ней на работу и она кормила его из того котла, из которого обедали только местные начальники. Вам понятно? Нет, Лена сразу всё поняла, когда Павлина Павловна сказала: «Сука ты такая! Проститутка! Ты сына моего увела!» - и выплеснула ей в лицо ковшик кипятка прямо с конфорки ... Саша-спортсменка хоть и была грубиянкой дай бог каждому, однако она почти остолбенела от этого зрелища - тем более, что половина кипятка полетела прямо в неё! - а наша гипотетическая девушка Елена в ужасе побежала жаловаться Васе – ошпаренная и вся в слезах! А муж Вася, одетый в привезённый мамой спортивный костюм сиреневого цвета, трубно высморкался в кусты сирени, вытер нос о рукав и сказал заметно повышенным мужским тоном:
- Не нарывайся на неё!
Не нарывайся, ты!
Тебе понятно?
А потом всё-таки начинается разумная семейная жизнь, основными вехами которой становятся такие, вот, события – переезд на новую квартиру, диплом в институте, новая работа всё у тех же восточных мужчин и ... беременность. Как часто случается, вот этого никто не ожидал. Да и Вася оставил вечное своё школярство, согласившись работать в физдиспансере, - о, это было зря, конечно же! Однако вакансий в больших медицинских центрах для него почему-то не нашлось (а девушка Лена как-то сразу заподозрила в этом некую ревность со стороны Эдика!), да и друзей у Васи как-то разом поубавилось. Уж не случалось ли ему ТОЖЕ вступать в «отношения» - если не с профессором Таким-то, значит ещё с кем-то? Что ж, гипотеза вполне правдоподобная ... тем более, что у Эдика-то всё сложилось совсем наоборот. Хоть он и оказался на должности простого тирапевта в детской поликлинике, однако дела его пошли на лад и, вот, он потихоньку готовится к переводу и к повышению. Однако Вася отличается не только примитивизмом в отношениях, но и крайней скрытностью – его на откровенность не вытащишь, как не старайся! А девчонки, учившиеся с Эдиком и Васей в институте, хоть и не соглашаются с тем, что Вася был чьим-то любовником, однако с обратным мнением тоже не соглашаются, - мнутся, отводят взгляд, иронично улыбаясь ... Ой, как всё мутно, и как непонятно! И как занимательно. Нет, об этом надо спрашивать у Эдика.
Однако факт есть факт: наш Вася немного постарался, «элегантный, как рояль», и довольно быстро стал отцом!
В результате ещё одна блудная душа обрела своё бренное тело.
Разумеется, рождение ребёнка стало с одной стороны финалом детства и юности нашей гипотетической девушки Елены – а ведь надо помнить, что из роддома назад дороги нет! А с другой стороны, девушка Лена могла чувствовать себя вполне взрослой и даже реализовавшейся женщиной с замечательным здоровьем, любимой семьёй и высшим образованием. Иногда ей крайне не нравилось поведение Васи и его друзей по институту, норовивших напиться на ЕЁ кухне и предаться небольшому мародёрству в ЕЁ жилище, но во всём остальном их поведение не выходило за рамки общепринятого. А вскоре и Вася получил свой чёртов диплом – ну, наконец-то! Не прошло и полгода ... и теперь супруги готовились к переезду в дальний райцентр Московской области. О, боже, как всё неудачно: только что девушка Лена получила менежерскую должность в «родной» фирме, в которой не один год трудилась простой продавщицей, как вдруг надо всё бросить и переехать за три с лишним сотни километров от ближайшего культурного центра - города Козявчинска - и всё только для того, чтобы муж занял там замечательную должность терапевта в районной поликлинике! Должность с мизерным окладом и огромной, типично провинциальной ответственностью ... Это ж как хорошо, что наша гипотетическая девушка (пардон – это уже молодая женщина, притом заметно похорошевшая после родов!) никогда в жизни не читала рассказов Михаила Булгакова, и как замечательно, что доктор Вася вообще ничего не слышал об этом замечательном писателе с медицинским дипломом. Зато старый врач по фамилии Суперт, увидав молодого врача с женой и ребёнком (кстати, молодую жену он «узрел» в первую очередь и довольно долго её рассматривал) в тоне сожаления произнёс, быстро вращая авторучку:
- Хорошо, что вы - свежая струя ... Я-то думал, что пришлют алкоголиков!
Когда-то доктор Суперт прописался в этом грязном райцентре, поставил у стены виолончель (он возил её вместо жены) и гордо положил на стол школьную тетрадь, на обложке которой было написано – «План преобразования мира» ... Да, он сменил неформальные «психоделические» рубашки 70-х и югославские джинсы-клёш на строгие брюки и белый халат не с целью стать главврачом (по-лёгкому, как часто бывает в провинции) – нет, он хотел преобразовать мир! Он много трудился, а теперь, наконец, приехала его смена.
Спустя 40 лет ...
Старый врач уступил молодому свою квартиру в почти единственном в райцентре многоэтажном доме и быстро уехал в Москв - умирать ... Что ж, хоть жильё нашлось, отметила про себя наша гипотетическая девушка Лена и стала соображать, как им втроём прожить на зарплату мужа, которая далеко не огромна. Да тут ещё и родители мужа начали досаждать! Они ж проживают, как оказалось, совсем рядышком – в малом сельхозпоселении Бабино! – так что Васиному родителю оказалось совсем несложно зайти к сынку в гости, чтоб помочь ему «советом» или по хозяйству, - ну, «то да сё»! Понятно? Но сынок в основном на работе - он до вечера в больнице или с утра в физдиспансере - а девушка Лена нигде не работает и в основном рубит на кухне капусту. А родитель-то Васин почти всегда «под мухой», как и многие соседи по подъезду - «у нас режим — напьёмся и лежим» - и всегда пошло улыбается. Он даже обручальное кольцо перестал носить, сволочь.
В конце концов, Елене пришлось серьёзно поговорить с мужем:
- Сделай же с ним что-нибудь!!!
А Вася орёт в ответ:
- Не трогай его!!!
Не трогай его, ты!!!
Тебе понятно? Это был голос Высшего разума ...
И деревенское солнце безжалостно жарит его серо-смуглую физиономию, на которой словно изображено, сколько водки и спирта он выпил с начала лета, - далеко не джентльмен и совсем никакой не учёный! Вот, кто действительно стал учёным и джентльменом, так это Эдик, бывший педик. Почему «бывший»? Потому что он с недавних пор женат на самой замечательной красавице своего выпуска, на Инге Свердловой, – ведь так получилось, будто он ждал, когда она со своим мужем-кретином разведётся, а потом взял да женился на ней! Устал, видать, от однообразия ... Однако врач он замечательный, и живёт в большой и немного эксцентричной квартире на Славянском бульваре. Он вообще склонен к крикливому пижонству. Там у него один балкон во двор стоит где-то рублей под миллион, никак не меньше!
И машина очень дорогая - «Вольво».
А этот «батя» всё лезет да лезет, как дурак какой-то.
Каждый день эти его визиты, визиты – одинаковые!
- Привет, сынок дома?
- Он в морге ... ну, заходите. Что уж там?!?
Закончились эти визиты форменным покушением на жизнь: как-то раз Васин папа подхватил внука на руки, чтоб показать ему, как «гориллы носят своих детёнышей», и ка-а-ак стукнул его головушкой прямо о чугунную батарею – ребёнок даже вскликнуть не успел. Что случилось? А ничего! Он и Васю так же воспитывал. У Васи даже шрамы остались, притом весьма основательные ... Вася вообще много рассказывал о своём «бате», и девушка Лена даже понять не могла – он возмущается или восхищается? Помнится, кто-то из классиков утверждал, что жизнь - это всего лишь вечная попытка избавиться от детского страха. Что ж, может и так! Но избавиться от чужой глупости не получается даже у классиков.
- Сделай что-нибудь … - требует Елена, которой давно надоело быть идиоткой, - Я требую от тебя, чтобы ты проявил реши-тель-ность!!! Хватит ... Ты вообще что-нибудь понимаешь, Василий?!? Эдуард говорил, что нашему сыну ещё повезло!
- Ты опять к нему ездила?
- В отличие от тебя, он иногда обращает внимание на свою жену!
- Так он женат ... на фотомодели! – с дикой завистью отвечает Вася, - Она у него красивая, рыжая, а я, вот, на тебя смотрю и ... эта ... сегодня я в морге убитую девку препарировал и ...
- И - что, мой дорогой?
- На тебя похожа - вот, что!
- Размечтался!!!
И как тут не задуматься о чьей-то загубленной жизни?
Впрочем, в этот момент жарким вихрем примчалась Павлина Павловна, и всегда заботливый Васин папа тут же кардинально сменил тактику поведения – теперь он заранее предупреждал о своих визитах, притом в телефонной трубке раздавалось такое жаркое и прерывистое мужское дыхание, что и сказать нечего.
Это чем он там занимается, старый осёл?
Да пошёл ты ...
И – всё! Трубку телефона - на место! А, если он начнёт перезванивать, - не отвечать. Для этого на телефонном аппарате имеется кнопка регулировки громкости вызова. Кроме того, в доме и без него есть, кому тяжело дышать в ухо на протяжении скольки-то минут и больше ... Главное только снова не понести, теперь уже по глупости. Во-первых, в доме нет денег на второго ребёнка, а, во-вторых, учитывая поведение этого «звонаря», то можно предположить, что ты скоро лишишься всей семьи разом. Вася-то чем старше становится, тем циничнее себя ведёт, рванина деревенская, – вот, в чём проблема-то! Нет, в конце концов, Елене стало всё-таки проще держать ситуацию под своим контролем, однако наша гипотетическая девушка уже почувствовала некое разочарование – а, может, что-то всё-таки не так? Нет-нет, говорит она себе, всё – так, как надо! А кому теперь легко?!? Вон, Александра с Димой тоже живут непросто – она тренер подростковой команды, а он простой таксист, притом работает в такой фирме, где часто пьют и попадают в аварии. Она ей как-то раз звонила – и всё жалуется и жалуется!
Моль, которая шубу съела! Та тоже вечно жалуется ...
Но у них хоть машина имеется – новенький «Форд-фокус», который помогли купить родители. Старенький-то «Мерседес» они давно продали на запчасти ... Зато от Васиных родителей даже хлеба не дождёшься – ни от папы, ни, тем более, от Павлины Павловны! Нет, надо бы обрести хоть какое-то влияние на мужа. Но как это сделать? Ну, не кричать же, не грозить разводом, право же?!? Нет, надо действовать через деньги – правильно Сашка подсказала. Надо спрятать ребёнка в детсад и немедленно найти хорошо оплачиваемую работу в торговле. Именно - хорошо оплачиваемую, и именно в торговле - чтоб была машина своя, как у Саши. Хотя бы такой же «Фордик»! А сделать это можно только через знакомых восточных мужчин.
И девушка Лена поехала в Москву.
Когда-то она ехала, чтобы поступать, а теперь, чтобы продавать свой диплом, весьма непрофильный, - ведь училась она не там, где хотела, а там, куда приняли ... Но с работой ей всё-таки повезло, и доброжелательные кавказские мужчины, которых только по некоторому недоразумению называли «мафией», встретили девушку Лену настоящим праздником, - пригласили на чью-то дачу в престижном посёлке Озерки, кормили вкусными блюдами и даже, люди строго непьющие, выпили с ней по большому бокалу испанского вина. Ну, чем не испанцы - правильно? - только очень опереточные ... Однако и прозвание самого старшего из совладельцев фирмы было «Палмер», а это ведь – нечто рок-эн-рольное, и отнюдь не мафиозное. Итак, кавказские мужчины молча, с одобрительными улыбками, выслушали все беды девушки Лены и быстро нашли ей работу в городе Козявчинске – всего одним звонком к кому-то, кого они называли «Джан»! – но от «родного», Лены с Васей, райцентра, и, соответственно, от любимых Васиных родителей до этого города Козявчинска ехать дольше, чем до Москвы. Неплохое влияние на родственников, не правда ли? Это ж почти другой угол Подмосковья ... Но Вася сразу же взбрыкнул, как конь, да так и сказал, что «лично» он туда не поскачет, - там же для него и работы нет, и жилья более не найдётся, и вся его карьера на этом навсегда закончится. Но девушка Лена точно знала: с такой работой, которую нашли ей весёлые кавказские мужчины, можно снять почти любую квартиру, и даже более удобную, чем ту, что оставил ей и ребёнку старый доктор Суперт – и свою виолончель в придачу ... Хотя - стоп! А почему только «ей и ребёнку»?!? А где муж?!? Ведь она хотела только припугнуть своего супруга, а теперь его почему-то нет в рассуждениях. Что случилось? Вот в этот момент наша гипотетическая девушка Лена впервые обнаруживает, что муж ей только досаждает маленькой зарплатой и этим своим ... диспансером, в котором он торчит после дежурства в поликлинике. Чем он там занят? Он там, в основном, пьёт спиртягу со старыми медработниками, зато, если его послушать, то создаётся впечатление, будто Вася в своём физдиспансере собирает марсоходы на конвейере, – он типа специалист космического масштаба, дурак такой пьяный! Ему бы действительно только на заводе «пахать», если не выгонят! И что ответить? Если ты такой специалист, Вася, то почему специальность не кормит тебя, как кормит меня, к примеру? Я, вот, десять лет была продавщицей, а теперь стану товароведом торгового центра с окладом под ... впрочем, что ты понимаешь в этом, молодой крокодил? Мне иногда кажется, что ты свой диплом давно пропил - когда резал трупы в морге ... Нет, ещё не пропил?
Тогда передавай казённую квартиру следующему «доктору Булгакову» и скачи следом за мной в город Козявчинск. А, коли не прискачешь, то напиши, пожалуйста, причину. И - передай привет папе! Он хорошо танцует.
- Гуд-бай, короче говоря ...
Как-то вечером подъехала на своём «Форде» спортсменка Александра со своей подругой Люсей, и гипотетическая Лена весело умчалась с ними в Козявчинск. Даже побибикали напоследок, как на свадьбе ... Кто такая эта Люся? Ну, она постарше и заметно циничнее, а иногда очень напоминает старую проститутку, но она живёт в этом Козявчинске и – что главное! – она там работает, притом где-то неподалёку от торгового центра «На Авиастроительной». А недавно построенный торговый центр - размером с «Титаник» - это как раз новое место работы нашей гипотетической девушки.
Получается, что это только начало нашей истории?
Или всё-таки окончание – окончание «типовой судьбы»?
Ведь правда? На дворе уже не тот год, и совсем не тот город. Это даже не Москва. Вот, по красивой многоэтажной улице едут поливальные машины, смывая все воспоминания, а, вот, мокрый Сашин «Форд-фокус», на котором девушка Лена сперва отвозит сына в школу, а потом едет на работу, - вот жизнь, о которой страстно мечтали, благодаря старым голливудским фильмам, все девушки-студентки 90-ых. Теперь это становится «нормой» нового поколения студенток, как правило – успешно доучившихся в своих престижных институтах. А сейчас почти все московские ВУЗы престижны.
Вот новое время и новые возможности!
А многим студенткам 90-ых годов так и не довелось получить дипломы. Это тоже такая очень «типовая судьба», только из недавнего прошлого - однако Люся ни о чём не жалеет – она только смеётся над своими институтскими временами. Лена относится к своему жизненному опыту немного серьёзнее.
Ей в жизни было меньше дано, чем той же Люсе.
Зато девушка Люся с радостью предоставила Лене свою непобедимую «Тойоту-короллу» 1999 года выпуска с большими круглыми «глазами» - ведь Саша-спортсменка со своим Димой-таксистом всё же помирилась, поэтому она переезжает обратно в Москву, а, работать в ТАКОМ торговом центре, и ездить при этом на такси или, ещё хуже, на общественном транспорте, - это никуда не годится. Это означает потерять работу, - таковы правила функционирования всех замкнутых и снобических сообществ, к числу которых относился «трудовой коллектив» торгового центра «На Автозаводской». Но это всё равно большой успех. А как там дела у «друзей юности»? В новенькой машине в пятый раз звучит песня «Штрих-коды» Эммы Эм, а затем «Ключи от сердца», и теперь самое время вспомнить о полузабытых друзьях. Ну, Саша с Димой помирилась и даже не звонит целый месяц – ребёнка, что ли, делают? - а Эдик до сих пор женат на своей принцессе выпуска и тоже давно не звонит. Когда-то они с Васей вместе работали в детской поликлинике, а теперь он ОДИН делает карьеру в профильном медицинском центре, и иногда его даже по центральному телевидению показывают. Теперь он не кто-нибудь, а – Эдуард Валерьевич, детский хирург, он довольно холоден в общении, но по-прежнему красив и строен. А куда делся тот здоровенный парень по кличке «Гюрза», спортсмен и спецназовец? С ним тоже всё в порядке: прошло около 10 лет и, вот, он уже подполковник. Но жены у него по-прежнему нет ... Старенькая мама не велит, - «Вот, когда умру, тогда и женишься!» А как же Гоги? Вот, ему действительно не повезло: спортивный мотоцикл возил его Величество Короля ночных московских улиц лишь до того момента, пока не оказался с почти неработающей фарой на мокрой и плохо освещённой улице. Ведь говорили же Гоги, у которого «не пахнут ноги»: ну, какой из тебя мотоциклист, слушай?!? Да ты главный дилетант и профан мирового мотоспорта! Лучше купи «Мерседес», как у всех грузин, и живи спокойно до самой пенсии ... так нет же! Гоги всегда считал себя мастером ночных «покатушек» с пятницы на субботу, и, вот, в один прекрасный момент, совершая манёвр с набором скорости, он не заметил кусок старого бордюра, забытый дорожными службами после расширения автотрассы.
Далее был вылет из седла.
Увы, как и все настоящие «валентины росси», Гоги пренебрегал защитой и ездил только в недорогом шлеме и в комбинезоне, рассчитанном на самое массовое потребление. Зато в каком ярком, дорогом и модном - вся родня любовалась ... одно время на нём даже ценник болтался, чтобы все видели, сколько он стоит. Однако мотоцикл фирмы «Дукати» был хоть и дорогой, но далеко не «массовый», - это настоящий мега-байк, если назвать его одним простым понятным словом. Эдуард Валерьевич так и сказал девушке Лене:
- У Гоги почти не было шансов ...
А потом добавил со злой иронией:
- Недаром таких, как он, гонщиков, зовут «суп-наборами»!
На похоронах были почти все, кого Лена знала с институтских времён, - даже Ленин муж и тот приехал, продемонстрировав иссушенное алкоголем лицо! - и в качестве сюрприза внезапно появилась бывшая подруга Гоги – та самая русская девушка Люся, которая любила московского грузина просто до умопомрачения. Вот тут уже Лена чуть не «выпала из седла», но только от удивления: она-то Гогину подругу ни разу не видела, а тут оказалась, что это была та самая Люся, с которой её познакомила спортсменка Саша – Люся из Козявчинска! Девушка Лена даже жила у неё первые месяцы и на её машине ездила, пока не купила в кредит свой первый «Хундай-солярис». Вот, бывает же такое?!? Однако – и не такое бывает. Например, Лена и Вася на этих похоронах – вы представьте! - помирились и решили жить дальше. А куда им деваться? Да практически никуда ... Они «отдыхали» друг от друга примерно год, но так и не развелись, - у них даже мысли такой не возникло. Люди с «типовыми судьбами» не допускают такой банальности, как развод от скуки. Может, этим они и хороши? Теперь Лена и Вася живут снова вместе, и они более обеспечены, чем было ещё год назад. Но был ли у них выбор? Нет, выбора не было. Или «почти» не было? А могли бы они не встретиться на этих похоронах и начать некую отдельную друг от друга жизнь? Тоже не могли. В конце концов, у Васи выбора было немногим больше, чем у девушки Лены. Ну, жила когда-то в малом сельхозпоселении Бабино одна Дунька местная – ну, очень шустрая была девчонка, а у неё шесть подружек, такие матрёшки деревенские и все симпатичные ... однако вот именно – СИМПАТИЧНЫЕ! Куда уж тут бедному Васе-то с его мужской неловкостью и серо-смуглой физиономией, напоминающей морду первобытного ящера? Хорошо, что он хотя бы на телепузика не похож ... Да он даже и в мединститут-то поступил только потому, что профессор Такой-то испытывал удовольствие от общения с вот такими, как он, рептилиями, вот только скрытный Вася никому об этом не рассказывал, и даже Эдик не сразу догадался, что располагает опасным конкурентом в лице «серьёзного студента» Васиньки. Ну а, когда, наконец, всё понял, то мигом испортил ему карьеру, неверный такой человек и двуликий, как многие гомосексуалисты - вот, как интересно получилось.
Это - как падение из окна в пьяном виде ...
Впрочем, девушка Лена женским-то чутьём быстро обо всём догадалась и сделала правильные выводы. А судьба – штука такая, что, если у кого-то и имеется выбор, то у кого-то его обязательно не бывает ... или бывает, но как-то совсем по-другому. Например, хотелось девушке Лене выйти замуж «лучше всех», но «лучше всех» вышла замуж «королева выпуска» - красивая артистичная брюнетка по имени Ида Солтецевич, зато, как захотелось ей повыситься по работе, так сразу и помощь нашлась, и даже деньжат подкинули. Ей-то повезло немного в другом ... Зато иных жизнь хватает прямо за шиворот и закидывает туда, куда и ворон костей не заносил, и самый хороший пример – это всё та же гипотетическая девушка Лена! Ведь она в торговле осталась вовсе не из любви к этому многогрешному занятию. Она-то и не представить себе не могла, что станет работником торговли ... Просто, ей пришлось прийти к выводу, что она нашла свой путь в жизни и пора бы ей ... остановиться. А ведь наша гипотетическая девушка заканчивала не «что-нибудь», а МАИ - Московский институт культуры.
****
Именно так, по воле Высшего разума мы проживаем свою типовую человеческую жизнь. Но судьбы некоторых граждан вовсе не типичны, и иногда я, Камео, всерьёз благодарю пресловутый Высший разум за то, что он совсем не похож на типового дурака Васю. Зато среди моих подруг было немало девушек, вполне подобных гипотетической девушке Лене. Глупые дети в тесных объятиях Морфея, они жили, словно во сне - на всё реагируя очень бурно, но с колоссальным опозданием. Однако был ли у них выбор?
Не было ...
Половина девиантов это люди, принуждённые к этому самой жизнью. А, если не к «этому», тогда к чему-то другому. Например, среди адептов всяких сект их тоже немало ... Сейчас передо мной весело скакали красивые и уже взросленькие девочки-подростки - в сущности, без одного года студентки, и без двух-трёх лет молодые жёны и мамы. Ведь время летит быстрее этого жёлтого мячика-цыплёнка, которым играют в теннис ... А некоторые из них уже стали взрослыми, благодаря старшим друзьям и даже родственникам, просто я давно с такими делами не связываюсь - мне же не 18 и уже не 25!
Я мягко смотрел на них и думал с изрядной долей мужской иронии, -
«Ладно, детки, только не играйте в такие глупые игры, иначе тоже будете несчастливы, а потом станете следующим поколением нас, «тематиков».
Прав ли я? К сожалению, я всегда прав, только Светлана не захотела бы это услышать - а ведь зря! Примерно половина известных мне махзохисток - это как раз женщины, в личной жизни несостоявшиеся. Они ищут «подлинные чувства», или же какой-нибудь заменитель «чувств» - да, но ... может, девиантность у женщин - это такая невидимая «тень девочки», которая следует почти за каждой из них и вечно о чём-то напоминает своим присутствием?!?
- Ладно, девочки ...
Я почему-то подумал, что одна из них - а вы угадайте, какая! - может просто подойти и сесть рядом со мной, сказать «Я - Ольга!» или «Инга», к примеру. Из науки пфификологии следует, что чем обыкновеннее или же, наоборот, экзотичнее имя, тем больший у девушки потенциал нигилизма ... Я нагловато смотрю на неё, и уже отчётливо вижу в ней настоящую богиню сообщества - «goddess»! В принципе, ей уже есть шестнадцать лет. Но я всё-таки не совсем художник, а иногда я самым элементарным образом боюсь всего хорошего. Ведь к хорошему быстро привыканешь. И потом не дай бог найти в нашем мире хоть что-нибудь настоящее, что-то такое, что есть «свет миру» - не дай боже!
Да, не дай боже!
А ведь оно так легко находится в этих прекрасных и юных созданиях, так стремительно играющих в теннис ... нет-нет, что вы?!? Я не в чём не признаюсь и ни с кем на свете не солидарен. Я выбираю книгу вместо телевизионного пульта не потому, что мне так проще. Наоборот - это много сложнее ритмичного нажимания на кнопки, ну а, что такое «листать телевизор» - есть такое современное занятие - я и вовсе не понимаю. И я не смотрю все эти бесконечные сериалы, отлично зная, кто их снимает и для кого (в основном - для рекламодателей). Но я всегда замечаю, где есть свет, а где ... ну, хотя бы «нет никакой тьмы», - например, в этих девушках нет ничего тёмного, даже в самых испорченных, поэтому я благосклонно смотрю, как они играют в теннис.
Нет, как же это хорошо ... что я плохой художник!
Точным и заученным движением я извлекаю мобильный телефон из внутреннего кармана пальто и одним нажатием кнопки вызываю такси ... а следующим звонком прошу знакомого автомеханика ещё раз побеспокоиться о принадлежащей мне «Тойоте», давно и непрерывно не новой. Знакомый автомеханик с глубоким вздохом разочарованного человека пообещал прислать эвакуатор - в счастливый путь, старина, говорю я в ответ ... А вскоре перед моими глазами – ещё довольно «косыми» от выпитого – вновь простиралась холодная улица, на которой я живу, и я снова переживаю то странное внутреннее состояние, когда уходит один миг твоей жизни, всего один миг, а тебе кажется, что это была вся твоя жизнь, и уже без остатка. Именно поэтому я предпочитаю не опаздывать!
Я всегда прихожу вовремя. Вовремя и уйду.
С улицы сочится мокрый осенний холод, я думаю о чём-то вечном, а в в моих ушах громко звучит «Epilogue» Йохана Йоханнсона. Так уж вышло, что у меня великолепная память на музыку, и мне иногда и даром не нужен никакой магнитофон или аудиоплейер, поскольку многие мелодии записаны у меня буквально на подкорку и я включаю и переключаю их, буквально когда мне вздумается.
Спасибо за это, Высший разум! Не у каждого есть такая умная голова!
Я стою на балконе и ... словно падаю вниз.
Мне внезапно вспомнилось, что когда-то я жил где-то очень далеко и видел за окном только горы и озеро – о, это было райское зрелище! - только обратно дороги нет, и, как бы тебе не было хорошо в той прошлой жизни, вернуться и пережить всё заново вряд ли получится ... И тебе остаётся лишь стоять под утро над раковиной, сплёвывать слюну с горькой примесью желчи, и вновь, как и прежде, давать себе обещание не пить ничего крепкого и, тем более, водки, - ни дома, ни в гостях, ни за здравие, – ЭТО ТЕБЕ НЕЛЬЗЯ, КАМЕО! ИЛИ ТЫ ОПЯТЬ ЗАБЫЛ? ТЫ ХОЧЕШЬ УМЕРЕТЬ?!? ТЫ ХОЧЕШЬ СДОХНУТЬ? ТЫ КАК РАЗ ВНЕСЁН В ФЕДЕРАЛЬНУЮ ПРОГРАММУ ГЛОБАЛЬНОГО СОКРАЩЕНИЯ МОСКОВСКОГО НАСЕЛЕНИЯ - НЕ СЛЫШАЛ, НЕТ?!? ТАКИХ, КАК ТЫ, ДАЖЕ НЕ ХОРОНЯТ, КАК ВСЕХ НОРМАЛЬНЫХ МОСКВИЧЕЙ, А ПРОСТО СКАРМЛИВАЮТ ЧЕРВЯМ ДАЛЕКО ЗА МКАДОМ. Отражение смотрит на меня какими-то злыми и довольно перепуганными глазами – и молчит, не разговаривает ... А ведь прежде оно было таким насмешливым, – это когда я только зашёл в квартиру и первый раз взглянул на себя в зеркало ... и тут я как бы предъявляю себе суровое обвинение: НИКОГДА НЕ РИСКУЙ СВОИМ ЗДОРОВЬЕМ, И ТАК НЕ ПРОЧНЫМ ... И как жаль, что я когда-то не сказал, что люблю её ... О ком это я, собственно? Ах, да! Я - о Кате-лисе. Может, если б я ей сказал, тогда бы она меня поняла, и поняла бы, насколько серьёзно я отношусь к ней и к нашим с ней отношениям, также очень непрочным?!? Обычно женщины едут за мужчинами на Север, а тут я, мужчина, поехал на Север за женщиной - в город, от которого всего 1000 километров до мыса Челюскин. Ей, закалённой жительнице московских общежитий, предложили после института интересную и – что главное! - самостоятельную работу в геологическом ведомстве, а мне было нечем заняться – И тоже после учёбы ... и я вылез из своего домашнего кресла, сказал родителями, что еду на север и мигом вылетел в город Норильск. С собой я взял только ноутбук, смартфон, CD-карты и флэш-накопители с музыкой, а также немного наличных денег и любимую фарфоровую чашку из Вержвудского сервиза ... мать тут же присылала смс: «Как ты?» - а мама вообще не видела никакой перспективы в этой дружбе с лисой и, тем более, в поездке на Крайний Север, а мы с Катей сидели тем временем в предновогодней полярной темноте, курили сигарету, в которой табак был смешан пополам с марихуаной - одну на двоих – и небрежно фантазировали о скором будущем. Ей казалось, что она нашла то, что ей нужно, а я гладил лису по спине и пытался убедить в чём-то обратном: «Ну, посмотри кругом, Екатерина! Этот город не очень перспективен даже с точки зрения быта!» - «Да много ты понимаешь?!? На квартиру я уже заработала». - «Понимаю, да ... квартира! Это актуально ... В Норильске?» - «Вот я здесь и останусь!» - «А мне куда прикажешь деваться?» - «Слушай! Я тебя не понимаю ... ты такой циник только для друзей или ты вовсе никакой не циник а?!?» - «Я ... вовсе не циник, Катя! С чего ты взяла?» - «Тебя даже в местный театр не взяли, гениального такого артиста, выпускника «фабрики звёзд»! Вон, детям в школе «изо» преподаёшь за гроши! Зато гонора у тебя столько, что хватит на всю вашу конюшню!» - «В местный театр берут только по "блату", как ты понимаешь ... на то он и "местный"! - я объясняю, - Но, если мне повезёт, я тоже здесь останусь. Если хочешь знать, в кафе «Спорт» на улице Лермонтова работает наш общий друг Пётр Зайцев и он ... » - «Кстати, да! – Катя-лиса в изумлении просто подпрыгнула, оказавшись ко мне в пол-оборота, - Я его тоже видела. Он, что же, местный?» - «Ну да, он родом отсюда. Его отец двадцать пять лет был худруком Норильского драмтеатра имени Маяковского ... Так вот, у них есть свой коллектив, бит-группа наподобие «Секрета» или «Браво» ... » - «Ну, значит, и иди к нему – пой песни про Васю!» - как отрезала Катя, даже не дав мне договорить. Я только всплеснул руками, а потом снова погладил лису по спине ... больше я не произносил непонятных для неё слов – я просто молчал. Мы сидели на скамейке, а прямо напротив находился магазин с цифровым «будильником» над крыльцом, с которого спускались сразу три лестницы – налево, направо и, разумеется, «строго» по центру. Да уж, выбор прям-таки «богатырский»: налево пойдёшь — просто упадёшь, направо — как пустое ведро грохнешься, ну а коли прямо пойдёшь, то обе ноги переломаешь, спускаясь по этим неровным ступенькам!
- Скоро полночь, Катя ...
Цифровой «будильник» сообщал актуальную информацию – местное время, температуру воздуха и минимальную цену на напиток 40 градусов крепости. Но что там ещё продаётся? ... Сало, пиво, куры, пельмени, и даже яйца есть - "Диетические"! - но любви в продаже нету. А скоро Новый год, самый «норильский» день ... когда-то все норильчане праздновали Новый год в компании Умки-медвежонка из пьесы Ильи Сельвинского, а мы уже все и обо всём договорились – отмечаем у друзей, у Петра Зайцева и его музыкантов из ресторана. Но придёт ли она, эта Катя-лиса, самая настоящая Катюша во всём, кроме невероятно серьёзного отношения к сфере «труда и заработной платы»?
- Давайте беситься! - призывал Зайцев.
Да, и как раз поэтому каждое утро я стоял над раковиной и презрительно плевался желчью, изучая бледное и холодное своё отражение в зеркальце для бритья. Балкон приоткрыт и снаружи пахнет табаком ... я всё понимаю: бешеное течение жизни занесло меня туда, откуда выхода может и не быть, - в пьяный норильский омут, оставшийся от давно умершей комсомольской стройки 80-ых, а я ведь «плавать» так и не научился, урбанист такой-сякой, дипломированный актёр и фанат группы «Морчиба» ... И здорово же меня побило в тот раз о все норильские коряги – я даже не выдержал и, в конце концов, проговорился обо всём матери: пью, мол, как пожарник! А та внезапно позвонила Кате и попросила больше не «крутить» мозги» и «отпустить парня домой» - Катя-лиса в ответ захохотала, как сумасшедшая – «Да кто кого тут держит, Мария Ивановна?!? Он – сам примчался в Норильск и не даёт мне жить спокойно!»
К моей матери она относилась примерно так же, как к ней относилась моя мать, – просто, прямо и строго по-деловому. В общем, когда-то мы познакомились под южной чинарой, а вот теперь расходились под Полярной звездой – а ведь так всё хорошо начиналось! Так по-настоящему. Даже мама одно время верила, что мы скоро поженимся – поверила, как все мамы. А вскоре Катя передала через Зайцева свой фотопортрет с дарственной надписью и стилизованным изображением бегущей лисы – это был как бы её личный символ – и, позвонив по телефону, попросила немедленно вернуться ... к маме:
- А то из-за тебя очень волнуются ... Вольному – воля!
Что от неё осталось? Несколько аудио-записей на старой CD-карте?
Даже портрет и тот остался ... у мамы!
Но ... сколько ж она из меня вытянула?!?
Но что ей было до тех жертв, психических главным образом, принесённых ей в её прекрасные двадцать три года?!? Это было сравнимо только с пролитием океана крови – своей или чужой? – и могло бы закончиться убийством на почве неразгаданной любви и страсти, однако рыжая лиса так старательно избегала встреч, что ей в конечном итоге не угрожало даже вечное проклятие. И как же было сложно её понять ... ну, не в квартире же всё дело, правильно? Будто ей в Москве негде было бы жить?!? И распутной она не была. В сравнении с ней я был настоящим маркизом де Садом! Но такое не забывается до конца жизни – в таких личных трагедиях спрятана самая высшая награда для всякого живого и тонко чувствующего человека, каковым и я являюсь, смею заметить. Вы скажете, что такое невозможно в наше время – «такая» любовь и столь неожиданный (или ожидаемый?) и громкий отказ? Нет, разве это невозможно? В этом мире возможно всё, пока существует жизнь, а жизнь появляется не только как следствие недостаточного предохранения во время изнасилования сворой нетрезвых спекулянтов. Нет, она может появиться и вполне по-божески, и даже - божественно. И как мы прекрасны в этот самый прекрасный момент своей жизни ... и как же много мы узнаём, теряя возлюбленных! Мы начинаем оценивать себя правильнее, чем было раньше, а иногда как бы обнажаем себя перед миром: Катя-лиса, оставив меня, нашла своё предназначение в самом заурядном трудоголизме (это нечто вроде алкоголизма, только чуть похуже), а я вернулся в Москву вполне «состоявшимся» алкоголиком с «посаженной» печенью ... от ещё не начавшегося (и слава богу!) алкоголизма я вскоре избавился, как избавляются от всякой другой заразной болезни, и полностью «завязал» на несколько творческих лет, однако моё здоровье оказалось навсегда испорченным.
2.
На прошлой неделе я, смотря очередную пошлую передачу по ТВ, внезапно осознал, что более ничего меня уже не тревожит, что я теперь подобен говорящему пару. Раньше я иной раз и по лестнице-то с трудом поднимался – моё сердце «скакало», как кролик через скакалочку! - зато теперь могу летать, как тучка, и вытворять всякие такие акробатические трюки возле своей оранжевой люстры. Это было некое исключительное состояние ума. Я был ограничен только в воспоминаниях, ибо оставался по-прежнему мыслящим существом. И, вот, я достаю себя своими же руками из кресла перед телевизором и представляю то, чего не было, - прошлое или будущее. Но в будущее я не всматриваюсь, поскольку это укачивает меня, как в колыбели, тогда как прошлое начинает прокручиваться передо мной, как широкая кинолента, крепко хватаясь за меня и предлагая вернуться назад. Но нет, я уже не могу. Моя сущность никому не нужна и она навсегда утрачена, и, если вообразить себе, что прошлое действительно записано на некий носитель, то теперь я действительно мог насладиться неким пребыванием в себе - вне текущего времени ... Да, вне времени, вне людей, вне простого человеческого мира. Теперь меня понимает только моя кошка Альбина, которая смотрит в мою сторону и нервно вертит хвостом. Я подхожу к ней, и она отпрыгивает в сторону, притом на её мордочке появляется выражение кошачьей растерянности. Я ей – «Кис-кис-кис!» – но кошка почти не реагирует ... Что ж, всё правильно! Теперь я – не человек, а говорящий и мыслящий пар, у которого есть память, а то, что было «я», то есть живым человеком, - оно теперь некая фатальнейшая банальность, с которой навсегда покончено. Я даже не очень грущу из-за этого. В жизни я был снобом и неудачником, и даже очень мало размышлял о том, что вокруг меня происходит, - ну, кругом люди как люди, и вещи как вещи. Ну, вот какая-то женщина приходила час назад ... Так ведь, Карл? И всё пребывает в простых пределах бытия. А так – рррраз! – и я полетел туда, а потом – два! – и я уже здесь, на своём балконе, а затем – три! – и я почти уже рядом с Вами.
Если все люди – это «мыслящий тростник» - «roseau pensant», который не может любить то, что находится «вне» сознания - «amonte proper», как писал великий Блез Паскаль - то лично я – пар, и теперь я соответствую всем признакам онтологическим величия. Вот она, прелесть, позволяющая немного задуматься о главном – о смысле жизни человека, как таковой.
И я погружаюсь в прошлое, чтоб лучше его рассмотреть.
Итак, после пьянки у Светы Савиной я чувствовал себя так плохо, что мне хотелось умереть. Надо было то ли вызывать «Скорую», то ли разогревать курицу в фольге, однако сил у меня оказалось не больше, чем у той самой курицы. Мне оставалось только наесться таблеток и сунуть горячую голову под холодную воду – может, поможет? – и мигом завалиться спать. Ну, я так и сделал: я с большим трудом заварил себе кофе, съел пиццу с грибами и снова рухнул головой в мягкую подушку ... спать, и спать как можно дольше! Снились мне типично похмельные кошмары, в которых кто-то бил меня палкой, а кошка, тем временем, презрительно жевала консервированную сёмгу. Когда же я, наконец, проснулся, то первым делом принял «Оксазепам» - это иногда помогает. И, вот, я снова стою над раковиной. В глаза сильно бьёт свет. Я живу не для того, чтоб заниматься «внутренними расследованиями», поэтому мне редко приходится корить себя за излишества. Но для меня единственное средство прийти в сознание – это выйти на свежий воздух и прогуляться как можно дальше от дома. Лучше куда-нибудь в сторону разноцветных кирпичных особняков, в которых живут знакомые женщины.
«One night stands», как говорят о таких в Англии.
Только надо гулять без явного стремления быть увиденным. И – ни в коем случае нельзя садиться за руль ... упаси боже! Это было бы слишком банально. И как хорошо, что мне не требуется ничего особенного, чтобы скрыть похмелье, - меня выдают только глаза, красные, как у Дракулы. А спрятать их за тёмными очками не так уж и трудно. Кстати, в нашей газете немало пьющих журналистов и даже журналисток, но только один я успешно скрываю истинное своё «лицо» ... смешной какой парень! Вот я с бокалом простой газировки стою у холодильника – какое это грустное, должно быть, зрелище! – а потом я так же неподвижно стою у окна, а за дверью моего балкона воинственно шумит Город, которому я безразличен.
Город, который в сущности своей не отличается красотой.
Боже, почему сегодня так холодно? Надо бы спешить в редакцию, чтобы сдать очередной обзор событий этого большого города – как культурных, так и бескультурных - но я никуда не спешу. Всё равно, когда город был щедро залит солнцем, их было во много раз больше.
Мои волосы - мокры после душа, а в душе скребутся черти ...
И теперь, если редакции понадобится «козёл отпущения», то это буду, наверное, я ... А вот я медленно одеваюсь - как можно медленнее - и тщательно выбираю тёмные очки, которые нацеплю на свой длинный журналистский нос. А у меня их - целая коробка всяких ... Или вот вам ещё одна картинка: кажется, что-то сочувствующее есть во взгляде моей белой кошки - кажется, что она вот-вот встанет на задние лапы, передние сложит на груди и что-нибудь скажет, ничуть не стесняясь того факта, что она – кошка и говорить не может. Кошка-кошка! Кис-кис-кис! Я всегда чего-то жду от неё, но кошка остаётся кошкой даже рядом с таким удивительным существом, как я. И молчу, я закрываю глаза, и тут передо мной медленно проплывают какие-то полузабытые образы.
Я вижу их. Я почти вжался лицом в стекло.
Я вспомнил трёхногий стол на мокрой веранде и пустые бокалы, стоящие в вечном, почти космическом безмолвии загороднего дома ... это воспоминания Набокова, вероятнее всего? Но это такое ощущение прошлого, которое отлично известно ещё дюжине таких же, как и я, литературов. Авторы покрупнее вспоминают нечто иное – например, «лунную лестницу». Но я тоже видел эту галлюцинацию, этот природный спецоэффект – видел, как к огромной Луне тянется широкая сверкающая полоса отражений в бесчисленных лужах, оставшихся после ливня, тропического ливня – однако и эта образная связь с прошлым тоже очень легко обрывается где-то в сегодняшнем дне или в вечности ... А кто-то из очень ярких и талантливых людей ощущает себя не иначе как барабаном или, допустим, виолончелью – а это ведь тоже довольно распространённый метод открывания мира – или ещё каким-то «талантливым» предметом, хоть и не обязательно музыкальным. Например ... рыбой-бандеролью! Но это – что-то из области психоанализа. Я довольно неплохо знаком с основами этой околонаучной дисциплины, однако всякая Луна отражает только чужой свет, а это не хорошо с точки зрения творческого процесса и, тем более, всякой самореализации. К примеру, моя любимая Катя считала себя лисой – не кино-лисой и не мега-лисой, и даже не красавицей-лисой, а просто лисой, рыжей полярной лисой, бегущей по свежему снегу. И она тоже открывала мир, только иными и, наверное, лисьими методами ... но кем она действительно была, так это идеальным деловым посредником, умевшим заставить этот мир крутиться вокруг себя, и только в этом заключалась её удивительная и подкупающая сила. Что ж, она тоже, наверное, чемпион мира по части внутренних метафор, просто мы ничего об этом не знаем.
Вот ещё картина: я выхожу из квартиры в полумрак подъезда.
Никого! Я даже вспоминаю детство и то, как мы с Цеховским и Смагиным — хамоватые девятиклассники в «коже», в широких рэперских штанах и цветных бейсбольных кепках! - распивали спиртное на бетонной лестнице подъезда: довольно раннее ещё утро, прогул, хорошие сигаретки «Marlboro» и пыльная бутылка очень дорогого портвейна - одна на троих. Мы сидим в потёмках, курим, и рассуждаем о девчонках. Иногда нас тревожит шум лифта, но мы не очень беспокоимся: люди, живущие выше пятого этажа, редко интересуются лестницей — тем более, абсолютно тёмной и довольно грязной ... Мой мобильный зазвонил, когда я стоял на площадке перед лифтом, притом Лана-Луна заговорила раньше, чем я успел открыть рот: «Слышу, что ты опять куришь, мой дорогой?» - Ах, уж эта её манера – быть «любимой женщиной» у всех мужчин, которых она интересует. И у всех женщин из её круга тоже: «Камео, немедленно бросай свои окурки и быстро подъезжай к Харитонову!» - Вот такая теперь «картинка» на повестке дня - быстро подъезжай к Слендермэну! Кстати, Луна его так и называла за высокий рост и неформальные привычки, а мы только повторили за ней, как попугаи ... Я с некоторой досадой отключаю свой мобильный и, стоя перед лифтом, медленно кладу его в нагрудный карман кожаной куртки.
«Слендермен? Этот длинный призрак из интернета?»
Примерно четверть любой жизни проходит в ненужных телефонных разговорах, поэтому ещё немного, и кто-нибудь начнёт делать из них актуальный арт-продукт - всего лишь из разговоров по телефону ... Ну, а почему бы и нет? Можно ... Если можно назвать искусством процесс приколачивания половых органов к брусчатке Красной площади, то почему нельзя назвать искусством простой разговорчик по твоему мобильному аппарату? А кто-то делает искусство даже из пустой бутылки портвейна ... Помните фильм «Как украсть миллион»? А было время, когда искусством называли даже всеобщее избирательное право, а театр и кино считали отмирающим явлением: типа, зачем вообще нужны театры и кинозалы, раз можно просто ходить на выборы? Да и цирк совсем не нужен, если у граждан есть право голосовать за кого угодно. Однако ещё Генри Миллер говорил, что сюжеты и характеры – это ещё не жизнь, а для творчества хватает и «поехавшей крыши». Пожалуй, из этого надо сделать несколько выводов. Какой первый? А такой, что нам пора обзавестись не только тощим призраком Слендермэном, но и собственным маркизом де Садом.
«Или хотя бы похмельным графом де Содомом-Гоморрой».
Для этого всё уже создано.
Итак ...
- Поздоровайся с Идой Солтецевич! – громко и празднично произносит Лана. Для нашей Ланочки вояж на юг за царскими костями закончился скандалом в любимом ею «демоническим» стиле, - её чуть не заподозрили в присвоении черепа какого-то гражданина, умершего примерно 6000 лет назад. Притом ничего другого в захоронении так и не обнаружилось, – ну, кроме предмета, однозначно идентифицированного как «ночной горшок».
Ну да, идеальный Рим почти незрим.
- Как хорошо, что тебя хотя бы не отправили в музей для слабоумных, - Это я так шучу с похмелья, но Лана только смеётся, вскоре бросая в ответ:
- Руководитель экспедиции оказался такой злющей собакой, что я всё вернула обратно и уехала. Скифы мне надоели ... Ты о чём ты сейчас пишешь, Камео?
- В основном, о Луне.
- Это обо мне? – улыбается Лана, - Ну, писать-то обо мне надо всерьёз!
Увы, объясняю я, когда ты что-то пишешь, всё встаёт на место, - в смысле, окружающий мир начинает напоминать синий от чернил и разжёвынный блокнот в бледную клеточку. А, если ты постоянно находишься где-то на другом конце писательско-читательской цепочки, то надо делать всё от тебя зависящее, чтобы там и оставаться ... «Но у меня это в силу определённых причин не совсем получается», - Я медленно перевожу взгляд на стоявшую прямо передо мной молодую женщину в тёмном «мини», в котором так неудобно сидеть в пошлых офисных креслицах, и ... чуть застываю от изумления. У меня был один знакомый журналист, который, если у него начинались какие-нибудь затруднения, начинал смешно сопеть и заикаться, а потом и вовсе падал от расстройства чувств. Так вот, я сейчас тоже был весьма недалёк от этого горизонтального положения. Смею заметить, что я - знаменитый мастер по части внутренних метафор, но вот сейчас у меня не нашлось ни одной даже самой похмельной метафоры, чтобы выразить внутренне своё состояние ... Я видел перед собой настоящую пантеру в облике самки человека, - это была довольно высокая брюнетка с замечательной фигурой и просто потрясающей улыбкой, и она смотрела только на меня. На меня! Кажется, я был ей интересен, как никто другой ... Но как начать разговор? Я в этот момент, честно признаюсь, убился бы на месте, если б вдруг выяснилось, что эта красивая женщина из породы крупных кошек сочиняет статьи для средненьких газеток или пишет масштабную женскую прозу в стиле 90-ых. «Chicklit», как сказал бы об этом наш добрый Ирвин. Кстати, а он уже был здесь и даже подталкивал меня в спину с невероятной настойчивостью:
- Не теряй время, Карл ...
По-моему, его плохо причёсанная голова находилась в такой же «бетонной» депрессии, как и моя. Зато я отлично понимаю, что незнакомка Ида принадлежит нашему кругу, и, если мне иногда и тесно в этом кругу, который становится только уже и уже, то это явно не из-за неё. Я говорю – «Пойдёмте!» - и мы поднимаемся по серой бетонной лестнице прямо туда, где нас уже ждали. На круглой площадке третьего этажа находились все те же люди, которых я видел недавно в гостях, - и даже гигант Виктор Топоров в своём голубом костюме. А вот и маг Уксус, который слабенько улыбается мне, поднимая над головой ладонь свою и покачивая ею, как флажком, - интересно, а кто победит в «соревновании», если нам сегодня предложат выпивку?
Теперь уж точно не я.
Но кроме них я видел и других людей, куда более знаменитых.
- А плёток на всех не хватит, Карл ...
Я с интересом посмотрел на Лану, шагавшую слева, а потом – с очень большим интересом - на Иду, находившуюся от меня справа ... она с Дианой улыбкой пытается понять происходящее, а наша демоническая Лана уже довольно громко произносит мне на ухо «Не ёрничай!» ... В этот момент мне немедленно представляется внутренняя метафора, согласно которой я по какому-то случаю председательствую на собрании участников популярной онлайн-игры и теперь мне надо бы отодвинуть все неудобства куда-нибудь на второй план и смело взяться за работу. Я отлично слышу, как Ланочка с иронией пересчитала приглашённых и тихо подводит итог, чуть склонившись к Иде – «Вижу примерно 60 человек, желающих, чтоб их обесчеловечили!» - вот уж странное дело, однако это была и моя мысль тоже! Я тихо сказал Луне, что это плагиат, и в ответ услышал:
- Нечего мечтать, Камео! Скажи им что-нибудь ...
Ну, я и сказал «что-то» из того, чему нас учили в «щепке».
В ответ Лана зашипела от сожаления и с улыбкой поднесла кулак и губам, притом взгляд её был направлен в совсем противоположном от меня направлении. Ну а я – смело продолжил в том же стиле, всё время рискуя оказаться в роли легендарного конферансье Эдуарда Апломбова. Что уж поделать! Я когда-то «подавал надежды» - «ap and coming», как сказал бы наш Ирвин Цеховский. Но кого я видел перед собой? Многие из тех, кого я видел, состояли в основном из «комментов» и «личек» в русском интернете, но даже это сообщало мне больше, чем их гримасы, костюмы и всё прочее, в чём они приехали сюда сколько-то минут назад. Кстати, возле гостиницы не было ни одной машины – даже серебристой «Хонды-кивик» и то нигде поблизости не наблюдалось ... Что ж, если я теперь «мonitor» и где-то даже «монстр» этого секс-сообщества, значит я обязан советовать, «лечить», следить за порядком на мероприятиях – Лана уже сказала мне, что основным местом собраний должен стать небольшой ресторанчик на первом этаже ... И ведь наверняка все потянутся в большой ресторан «Абхазия» примерно в десяти минутах ходьбы отсюда. Также я обязан был «зажигать» в команде с ещё несколькими доминами женского пола, одна из которых была ... ну да, наша Лана Гольштейн, наша демоническая Лана-Луна с её плотоядной улыбкой и мужским портфелем на ремне. Она по такому случаю обзавелась круглыми очками в стиле Джона Леннона и поэтому производит очень артистическое впечатление. Не так уж и плохо торговать бриллиантиками, не так ли? Во взятом ею в аренду трёхэтажном строении было примерно 80 простых номеров и несколько помещений побольше, включая три "люкса" внизу, два "люкса" наверху, а на самом верху и ровно по центру здания располагался большой пятикомнатный «салон» из двух уровней (второй был на чердаке), который надлежало занять только нам четверым – Лане, Иде, Светлане и мне, Камео.
Мы были «верхние».
Зато наш добрый Ирвин стал «нижним». Я спросил его об этом и узнал, что имею дело не только с писателем-театроведом, но и со свитчем, а новая его подруга никаких иных отношений и не признаёт – да хоть убей её! «Нет, уже поздно убивать, мой милый Отелло!» - пошутил я и снова посмотрел на Иду.
... в этот момент где-то возле меня зазвучала легендарная «Sans contrefaction» Милен Фармер:
Раз надо выбирать,
Тихо я могу сказать
Без малейшего вранья, -
Мальчик я!
И за целое царство
Я не стану раздеваться
Потому что без вранья, -
Мальчик я!
Как Ида вообще оказалась в этом почти готовом сообществе «домов» и снобов?!? Или она любит переодеваться в мужское? Разве она похожа на шевалье д’Иона из классической песни Милен Фармер? Неужели – это женское любопытство? Я почти сразу понял Савину, обнаружив в ней женский деспотизм и затаённое стремление стать альфа-самкой, но красивая и малоразговорчивая Ида Солтецевич никакого определённого впечатления не производила, и почти единственное, что я сразу понял, - то, что она была замужем. Ну, может, «была», но была обязательно ... Я научился узнавать «это», общаясь с замужними самками из элитных посёлков. Было дело, признаюсь ... Мы знакомились довольно просто и весело, иногда – в баре или в автоцентре на Долгопрудной, и все они говорили, что «свободны», а у самих стояли «жучки» и скрытые камеры в машинах, - это откуда берётся, позвольте узнать?!? От сырости? А однажды я перетряхнул весь «Мерседес-230Е» одной кандидатки на звание отечественной Наоми Кембелл, пока не нашёл целый «букет» тайных устройств, оставленных там её бойфрендом из категории «танцоров диско» - чернокожим деятелем ночной столицы. Честно сказать, мерзкое это дело – быть таким, вот, «мужчиной на час», зато – с другой стороны – только поднабравшись опыта общения с этими «специалистками высшей категории», я внезапно понял, что не так-то и далеки были от истины британские врачи и социологи, когда утверждали в одном печатном издании, что до 10% детей рождается не от законного отца, а от «проезжего молодца».
Кстати, в случае с отечественной Наоми Кэмпбелл это внезапно обнаруженное бриттами и саксами статистическое явление тоже сработало, как мышеловка: примерно через два года я увидел эту фемину на фото-сессии у известного рекламного деятеля по фамилии Сухарев - уже без её «боя», зато с ребёнком, притом ребёнок не казался абсолютной расовой копией своей матери.
Об «отце» я, с вашего позволения, и говорить не стану ... его-то в потёмках совсем видно не было – даже на фоне яркой Луны и звёздного неба! Я тогда приятно поздравил женщину с «отличным приобретением» - может, самым главным в жизни (и заочно с предстоящим уходом из нашего и без того полуживого модельного бизнеса), а она темпераментно замахала на меня тонкими руками и сказала на очень хорошем и поэтому мало понятном французском, что умеет хранить тайны «лучше всех на свете».
Ну и ладно! А я разве настаиваю?!?
Потом мы выпили по рюмке чего-то крепкого, посмеялись над нашим приключением и расстались самыми добрыми друзьями. Она потом много раз звонила мне из Парижа и с удовольствием что-то говорила, в самых интересных пропорциях смешивая русские слова с французскими, - то ей нравилась какая-то популярная поп-песня, но она никак не могла вспомнить её название, то ещё что-нибудь в том же духе ... а однажды она сказала на чистом русском слово "милый", но я занимал должность в модельном бизнесе и уже не стремился реанимировать наши с ней отношения. А зачем? В конце концов, из таких, как она, замужних и полузамужних женщин «сабки» почти не получаются – есть такая, вот, особенность, отлично понятная мне, но только не британским социологам. Отношения с такими женщинами мало чем отличаются от самой обычной связи с чужой супругой ... Если же говорить о ней, о не лишённой привлекательности темнокожей фотомодельке, то она сыграла роль секс-рабыни с определённым удовольствием – и даже пошутила на французском, что у них «это в крови» - но я сразу понял, что искала-то она немного не то, что нашла. Но что она искала? Наверное, не только острых впечатлений, но и понимания. Ей-то больше всего понравилось, как я носил её на руках ... ведь многие белые мужчины открыто брезгуют африканками, не так ли? Или, может, она хотела ребёнка? Не знаю, не знаю ... Однако сожитель моей Афродиты активно искал себе русскую блондинку с пропиской на Арбате, а не представительницу всё той же расы и примерно того же народа, к которому он и сам прекрасно относился с момента рождения своего в городе Момбаса. И куда ей было за ним поспеть со своими желаниями, раз он такой наглый ниггер?!? Вот она и согласилась на общение с белым мужчиной – уже довольно взрослым в сравнении с ней, и много более интеллектуальным, чем ей прежний «бой», с «чуть-чуть» актёром, и даже девиантом в самых общих чертах своего мужского поведения ... и здесь стоило бы мило улыбнуться и снять воображаемую шляпу. Однако если у девушки есть проблемы в отношениях с партнёром, то ей нужно идти не к «верху» (и не дай бог - к участковому!), а к психологу, к семейному консультанту, и решать эти проблемы надо с партнёром, а не с «доминантом» ... и не надо, пожалуйста, переставлять их всех местами, добавляя для красоты ещё и участкового инспектора, первым делом проверяющего у всех документы, – да упаси боже! Это приведёт к самому нежелательному результату. В конце концов, на худой случай роль семейных консультантов прекрасно играют подруги, не так ли? Они – ведь правда? - всякий раз советуют примерно одно и тоже, да и от женской зависти никак в этом случае не уберечься, но определённое решение будет всё-таки найдено, притом незамедлительно, и никакой «домин» уже, таким образом, не понадобится. Ну, а если и это решение не годится, тогда, значит, нужно взять да набраться смелости, и, уже будучи свободной женщиной, начать поиск как раз того, кто нужен, - может, именно мастера-«доминанта»?
Короче, будьте всегда честны с собой!
Это почти единственное условие.
В персональном пятикомнатном «салоне» висели портреты Фредди Меркьюри и ... Исуса Христа. Похоже, демоническая Лана считала их фигурами вполне равноценными. Теперь оставалось узнать, был ли Сын Божий поклонником Фрэдди-неформала и был ли неформал-Фредди поклонником Сына Божьего. Уж я – точно не был, поэтому, удаляясь (торжественным шагом и под песню «Калифорния» из великого наследия Милен Фармер) в «салон», я со всей огромной радостью «припомнил» и того, и другого, притом в самых ненормативных выражениях ... а Ланочка громко шагала на каблуках следом за мной и хватала меня за плечо – «Ты - что?!? Стой! Ты - куда?!?» - В салоне я переступил через не слишком чистый плед, упавший при моём появлении с кресла, а Лана чуть не зацепилась за него каблуком, - «Что за истерика, милый мой?!? Объясни причину!» - «Тебе обьяснить причину?» В углу висело на плечиках жгуче-темпераментное платье из полупрозрачной ткани, какое могла бы носить только театральная Кармэн. Я сорвал его и скомкал в кулак, после чего резко обернулся навстречу Лане и тихо произнёс: «Мы ещё ни о чём не договорились, а ты меня уже подписываешь?!?» - Кулак со сжатым в нём цыганским платьем я почти поднёс к её острому носу и внезапно ... чихнул, как полный придурок. Увы, я был сильно с похмелья, и мой организм не очень понимал, что делает.
А внизу возмущённо клекотали голоса пожилых мужчин.
- Камео!!!
Платье полетело в угол, словно сорванный флаг.
- Слушай! Когда я кувыркался с хорошей чернокожей девчушкой, я хотя бы не всегда чувствовал себя жиголо. Я был её мальчиком-чичероне, понимаешь? – объяснял я Лане, - А здесь я чувствую себя пьяной проституткой в штанах. Умеешь же ты, Луна, на разные дела «подписывать»!
Лана окончательно оценила моё состояние:
- Тебе налить?
- Что?
- Да у тебя давление, как на Венере!!!
- Что???
- Я знаю, что ты вчера был пьян в дрова!!!
Лана погрозила мне пальцем, как ребёнку.
- Налей ...
Наливать она не стала, зато принесла зелёную бутылку пива «Тубург». Я бешено пнул плед, и приземлился задом в кресло.
- Ну, ты даёшь, Ланочка ...
Моя забастовка требовала продолжения.
- Каковы твои намерения, мне уже понятно ... Я нужен тебе, как артист, и не больше того! - говорил я, глотая ледяное пиво, - и, конечно же, тебе пригодятся мои привычки. Но тогда я поставлю перед тобой самый неожиданный вопросик ... СКОЛЬКО?
На противоположной стене висел портрет Бертрана Блие, автора чудной истории под названием «Вальсирующие», и рядом какое-то озабоченное лицо Жерара Депардье, притом под руку с великим Жераром запечатлелась наша прекрасная Ланочка – в золотых очках и вся в бриллиантах, с невероятной причёской и в платье с открытыми плечами: она так приятно обнимала старого актёра, что, казалось, готова была слиться с ним навечно.
- Сколько тебе надо? – абсолютно макабрическим тоном спросила Лана, мысленно открывая свой мужской бумажник. Я назвал сумму, и она присвистнула, быстро повернув голову сначала в одну сторону, а потом в другую, притом взгляд её потемнел и был направлен куда-то внутрь, а не наружу. Сейчас Луна напоминала лошадь, которую стреножили, - и теперь хоть на бок ложись! Чего она хотела? Жизни, любви (в её представлении об этом философском предмете), а ещё хотела знать, как устроен мир! Однако для этого нужен реквизит – ложки, вилки, бутылки – и крепкая мышеловка, чтоб никто не уходил, не познавши истины, а это тоже стоит денег, - тех самых «денег», на которые она хотела бы наплевать! И, даже если твой лифт стоит между этажами, а ты стоишь в нём лицом к лицу с женщиной, он ведь всё равно куда-то движется вместе со всей планетой. Ох, как же ей хотелось остановить это вечное движение в никуда!
Вот мой портрет на память о тебе,
А свой я спрячу в сердце, в глубине.
Сейчас лицом похож я на портрет
Но минут годы, и ты мне скажешь – «Нет!»
Пелось в элегии Джона Донна.
Наш Ирвин знал наизусть все его стихи и сейчас он стоял между нами, не в состоянии понять, из-за чего мы оба – и я, и она - столь подавлены в чувствах и так недоверчивы. А там, внизу продолжали громко шуметь нагловатые мужские баритоны, часть из которых я предпочёл бы видеть где-нибудь в соцсети, но только не здесь … ибо - как пелось в той же прекрасной элегии?
Лишь новорожденной любви легко
Влюбиться в лик, как дети - в молоко.
А нам, давно влюблённым, стал едой,
Из плевел хлеб с холодною водой.
Так, кажется? Так вот ...
В принципе, я должен был бы ненавидеть всё это общество, но мне предлагалось оказать им внимание. Некоторых я и правда неплохо знал по интернету. Одиночество в сети давно стало их участью – как и вынужденное общение с себе подобными … Я с первого взгляда узнал милую эстетку Дарию Дамиан, увидел защитника прав ЛГБТ-сообщества Вовку Помидорова (он так подписывается в сети) и его нового «друга» Михаила Гованюка, анархиста и «ниспровергателя отцовских заветов» - или всё-таки «запретов»? Наконец, я узрел «наяву» всем известную интернет-анонимку по прозванию Магдалена - это была женщина, считавшая себя ведьмой и очень похожая на певицу Аллегрову, какой та была в 90-ые годы – и сурового садиста «Старика Якова Гуманного», вовсе не старика и, тем более, не «гуманиста», а вместе с ними ещё добрый десяток самых заурядных секс-активистов русского интернета, запоминать которых не было ни возможности, ни даже желания. В конце концов, я был не обязан бросаться им всем на шею – даже женщинам! Так ведь? Но я всё-таки обратил внимание, что в сети демонической Луны помимо всевозможных государственных и корпоративных служащих попали и такие презабавные личности, как известный распространитель порно в мировой сети – гражданин США Питер Мортон и коренной москвич по имени Эрик Бруннер, молодая и очень «любопытная» секс-рабыня «для богатых» Вита-Власта (не из барона ли Захер-Мазоха она позаимствовала вторую половинку своего чудесного имени?), а с нею явилась её старшая подруга Фаина Пряхина, давняя моя знакомая, женщина лет примерно тридцать пяти, не лишённая видимого здоровья и добротной взрослой привлекательности ... «Но зачем они ей, Ланочке, столь понадобились?» - так и хотелось спросить. Также в этом зрелом обществе оказался популярный актёр и режиссёр кино «для взрослых» Рома Петушков (ну, с ним-то я как-то знаком!) и секс-рабыня из категории начинающих по имени Кира Троцкая, в основном - певица; ещё одна эстетка, подобная Дарии Дамиан, - Эола Вишневская, любившая в основном потанцевать, и скромнейшая студентка журфака Людочка Щербина, стоявшая в обнимку с какой-то длинным офисным существом в очках – и даже странно, что её как-то занесло в наше мутное «зазеркалье»! Но здесь же торчал и сам хозяин гостиницы - посторонний, в сущности, человек по фамилии Харитонов, никогда не знавший, сколько у него денег - поэтому все вопросы мои и сомнения становились пустыми и уже неактуальными. Рядом с ним я видел некую довольно полную женщину лет сорока, удивительно похожую на певицу по имени Шэр ... вот это да-а-а-а-а! Мортон-американец тоже весь вечер глаз с неё не сводил, из чего я сделал ещё один вывод, согласно которому неформальное сообщество Луны является не только убежищем для секс-неформалов, но также и своеобразным клубом знакомств. Теперь оставалось только позакрыть все двери и привести дюжину частных охранников в чёрных очках, чтобы те обороняли нас от постороннего внимания. А без них, как мне показалось, уже не обойдётся, - то есть без охранников! Дело в том, что самым последним ко мне обратился некий очень невысокий мужчина, который сразу мне не понравился да и не мог понравиться, - в чёрных кожаных джинсах, в чёрном кожаном пиджаке и в кожаной шляпе чёрного цвета!
"Какой интересный супермэн!" - мне подумалось, а он, производивший некое устойчивое "леонард-коэновское" впечатление, представивился коротко и очень «сильно»:
- Я - граф Дракула ...
Однако, судя по цвету глаз, он не был Дракулой. Тут он сильно переигрывал. Дракулой - тоже судя по цвету глаз – был я ... А передо мной стоял самый обычный старый "гот" с некими крайне необычными культурными предпочтениями - скорее всего, «звезда» ночного Норильска. А всяких гномов, чертей и вампиров в Норильске – да мало не покажется, сколько их там!
Да почти каждый второй или третий.
Интересное общество, не правда ли? Это было нечто вроде долгой ночной прогулки по кладбищу с ведьмами и привидениями – нечистой силе хотелось бы предаться экзальтированному веселью, а у меня, понимаешь ли, звонит будильник в левом ухе ... И, вот, в «салоне» висит тяжкое и тесное чёрно-белое молчание, прерываемое только мелким дождиком за стёклами, – и «каждая капля о ком-то слеза», повторяет Лана Гольштейн строку из самой лирической песни группы «А-студио». У неё-то свои ведь Джоны Донны, и иногда ничуть не хуже наших, классических или псевдоклассических наподобие Иосифа Бродского ... а наш добрый Ирвин приносит откуда-то снизу и решительно толкает мне в руки хрустальную вазочку с разноцветными таблетками ... «Да погоди ты, дурак! - тоже крайне решительно говорит Лана, склоняется вперёд и выуживает своим нежно наманикюренным пальчиком одну из лечебных пилюль, - Вот эту ... У него – давление прыгает!» - а у меня действительно что-то прыгает в голове. Я слышу голоса, долго долетающие до меня из гулкой обморочной пустоты, и ...
Я-то ж забыл, что принял «Оксазепам»!
И, вот, теперь мне кажется, будто на меня хмуро смотрят с потолка чьи-то глаза, а к белой и блестящей от дождика Луне за окном тянется длинная белая лестница с фарфоровыми ангелами вместо перил ... «Спи давай, артистище!» - громко произносит Лана и я словно выклюсчаюсь, но меня почти мгновенно будит скрип половиц и – с следом за ним - неожиданно домашний звук сбрасываемых с ног туфель – вот самый женский звук, из тех, которые может узнать любой нормальный мужчина! А вот и острая смесь запахов – духи и тонкие дамские сигареты – от которых любой мужчина разом просыпается и начинает делать хоть какие-нибудь движения, раз он, конечно, хочет жить и ещё не помер. Во всяком случае, он просто обязан в этот момент ожить и хотя бы взглянуть навстречу. Но тут и речи не может быть – ты скромно молчи и жди, как всякий мужчина в этом летящем в неведомую даль мокром мире ... а вот и твоя Мадонна, пришедшая на каблучках ... а вот и совершенно очаровательный домашний запах – недорого растворимого кофе, но он тем и прекрасен, что напоминает о чём-то простом и домашнем! Я лежу горизонтально, как и полагалось в такой ситуации, и лежу я на кровати – и даже одетый, но без обуви, и весь расстёгнут самым бесстыдным образом. Я краем глаза вижу, что мой мобильный лежит на подушке и заряжается от сети. Но я не в гостинице у Юрки Харитонова, и не у себя дома, в квартире с белой кошкой и с мокрым балконом, обращнным в грозовые сферы, а где-то у друзей. И мне почему-то незнакома эта квартира ... «А ты входи, входи, о, любовь моя!» - так и хочется сказать, однако ... кому?!? Кому сказать? Нет, я не у Ирвина ... у него квартира не столь богата, да и вся оформлена в серых тонах. Я смутно припоминаю, как вчера выступал перед сворой садистов и фетишистов, а сейчас мне как-то по-особенному нехорошо ... Я – слаб и неподвижен, как мягкая кукла. Из меня словно выкачали всю энергию. А кругом – современный и довольно дорогой интерьер, в котором любой человек становится био-электрическим экспонатом музея своей эпохи, а в сиреневом облачке сигаретного дыма я вижу её, Иду Солтецевич, и её очень стройные ноги в тёмных чулках, обтянутые выше колен довольно коротенькой юбочкой ... она только что вошла в комнату и молча смотрит на меня. А теперь мне в руки переходит горячая чашка самого простого растворимого кофе с советской кухни, и я воспринимаю красавицу Иду, как единственную заступницу от всех своих болезней, - и лишь бы она всякий раз говорила мне, проходя мимо: «Я тебя так ждала, любимый мой!»
Прекрасно! И почему многие женщины не понимают, как важно быть очаровательным другом? Что же их смущает? А что ограничивает? Грубость нравов разве ж только? И глупость.
- Ида, расскажи о себе ...
Я сел на кровати и пью кофе.
- Спасибо ...
Как бывает сложно оценивать человека, которого ты не знаешь. Для этого требуется творческая прозорливость. И - как же легко его оценивать, поскольку ты как раз ничего о нём и не знаешь ... в этом случае ты можешь представить его таким, каким он согласится быть только для одного тебя. И пусть на ней будет не что-то тёмное, с короткой юбкой в «заезженном стиле», а, к примеру, белое коктейльное платье и нитка жемчуга на красивой шейке. Это настолько честно, насколько вообще может быть честной земная женщина. Ведь ты не пытаешься заигрывать с самыми простыми инстинктами плоти и потакать им, подобно тем гражданам, от которых тебя чуть не стошнило намедни вечером? И здесь ты можешь не бояться ущерба для своей бедной репутации – если она вообще у тебя сохранилась! Твоя чёртова репутация, в смысле ... Впрочем, тот человек, который изобрёл крылья, тоже о своей репутации не заботился.
- Что мне тебе сказать?
- Всю правду ... Ты пантера?
- Нет! Я вообще не кошка! И я немного нервничаю, - тихо ответила Ида, - Я, как бедная двадцатилетняя девчонка, привела в дом незнакомого мужчину и оставила его у себя на ночь!
Я в ответ взмолился:
- Двадцатилетняя девчонка?!? - мне хотелось громко засмеяться, - Но это только начало, Ида! В крайнем случае, я готов извиниться за вчерашнее.
- Не стоит. Пока не за что.
Ах, я и сам обманываться рад ... Ида чуть смущённо смотрит на меня, изучая, и мы, кажется, уже очень дорожим нашим общим смущением. Ну, хотя бы немножко ... В конце концов, мне становится понятно, что вот и я оказался в презренной роли мага первого ранга Уксуса — и всё благодаря «Оксазепаму» - и мне теперь очень интересно, как я попал сюда, и где нахожусь – чей это прекрасный замок? Вскоре я узнаю, что меня посадили в машину Харитонов и Цеховский, ну а, поскольку ключей от квартиры в моих карманах почему-то не оказалось (я удивлённо хмыкнул) Виктор Царенко решил отвезти меня, спящего, прямо к ней, к Иде. Кстати, она сама так решила. Ну, с этого и надо было начинать. Как приятно, когда женщина первая делает шаг и не боится найти одно только поражение.
- Ирвин, небось, весь обзавидовался? – шучу я, вспоминая Светлану Савину с её сдержанностью, хорошо скрывающей грубость и деспотические манеры. Да уж! Если наша Лана – демон, то Света – деспот, который может очень больно унизить, притом ни у той, ни у другой никогда не было постоянного мужчины. А Лана на вопрос: «Почему ты такая упрямая холостячка?» - обычно отвечает тоже вопросом: «Ты меня, что, уже за свою няньку принимаешь?» Эх, когда все мы были всего лишь шестнадцатилетними, то, конечно, мы смотрели на мир совсем по-другому. И никто из нас не относился к мизерабельной категории «ужасных людей» … это да! Но теперь каждый считает «нормой» продать за сто то, что купили всего за тридцать, поэтому и удивляться почти нечему. А как обстоят с этим дела у сдержанной и красивой Иды, у настоящей женщины — чёрной кошки?
- Если хочешь знать, я замужем, - коротко объяснила она, - но мой супруг решил открыть Америку и поэтому уехал за границу.
- Он кто по профессии?
- Он дантист. Есть такая профессия, дорогой мальчик.
- А он обещал вернуться ... ну, дантист этот?
- Он не Карлссон, а всего лишь Вольфрамович, - сухо объяснила Ида, отведя взгляд в сторону, - поэтому он так просто так к нам не вернётся ... нет, я его жду на Новый год, но никак не раньше, и то он помчится, скорее всего, прямо к Санта-Клаусу, а о нас опять забудет … Я говорю «о нас», потому что нас двое – я и дочь Ксеня.
Я с «пониманием» киваю головой: дочь – надо же!
- ... но ребёнок у бабушки, - продолжила Ида.
Прежде я терпеть не мог «типовые» и «стандартные» ситуации, а сейчас неожиданно пришёл к выводу, что именно они-то и таят в себе самое интересное. И "типовые судьбы", наверное. А время штука не очень навязчивая: прежде за окнами зеленел парк, а теперь краснеют и желтеют парковые дорожки. Мир медленно движется вместе с нами, а мы всего лишь пассажиры.
Всё это – достаточно близко. И бесконечно далеко.
Мне очень не нравилась моя роль потребителя домашнего кофе, поэтому я спустил ноги с кровати и поискал какую-нибудь обувь, чем вызвал у задумчиво-одинокой Иды некоторое приятно-романтическое оживление. Но в этот момент она, как мне показалось, словно прикрывала лицо дамским веером – это признак коварства, быть может? Или кокетства? Или пресыщенной усталости? Наверное, и того, и другого, и ещё чего-то четвёртого, о чём я ничего не знаю. Но мне показалось, что я возвращаюсь в своё студенческое прошлое, в атмосферу ярких сексуальных экспериментов и весёлого амурного плутовства пополам с пьянством – в эпоху «до» знакомства с Катей-лисой, столь мало оставившей от моего прошлого ... Может, Ида поможет мне вернуть всё назад? Ведь не секрет, что, если одна женщина только берёт у тебя, то другая только даёт тебе, - извиняюсь, конечно, за определённую пошлость этого мужского высказывания. Вот я внимательно смотрю на Иду: у Кати были тёмно-русые волосы и синие глаза, из-за которых её лицо, довольно простое и полное, казалось очень мечтательным, а Ида почти брюнетка, с небольшим носатым личиком и улыбающимися тёмными глазами. А ещё — с гибкостью и неповторимой грацией. Такое впечатление, будто она материализовалась из чьих-то сладких снов, однако досталась (или почти досталась?) одному мне, притом без остатка. Но как распорядиться этим подарком? В конце концов, ни для кого не секрет, что красивые женщины встречаются на жизненном пути нечасто, а такие пантеры — да почти никогда!
- Где ваша жена? – спрашивает Ида.
А почему на «вы», да ещё так неожиданно? Я пожимаю плечами и пытаюсь встать на ноги, однако ноги у меня ... как не живые, что ли? Я рассеянно отвечаю ей:
- Не помню, где моя жена ... кажется, у меня её никогда не было.
- Но вы популярны у женщин.
Опять на «вы»! Посредственный режиссёр предлагает героям прикуривать сигареты, демонстрируя этим напряжённый момент в пьесе, а Ида вместо этого переходит на «вы», - так, значит? Но это вполне напоминает стандартное женское поведение ... она рассказывает о чём-то неизбежном – покрытие расходов, телефонные звонки, бензин, отдых летом на Мальдивах, но сейчас этим никого не удивишь. Да, такие, как она, считают «отдыхом» многосложную поездку на какой-нибудь остров за три-девять земель отсюда: три часа пакуешься, три часа едешь, три часа регистрируешься, шесть часов летишь, а потом три часа добираешься до гостиницы и ещё три распаковываешь вещи, чтобы всего через неделю повторить всё то же, только в обратном порядке … тут и закурить получается некогда! Остаётся только сидеть с пафосно-отрешённым видом, получая удовольствие от того, что твой полёт в один конец обошёлся дороже, чем обошёлся бы концертный «Стенвэй» белого цвета, доверху наполненный прекрасным швейцарским шоколадом и шампанскими винами ... я спросил, что она находит в далёких перелётах, и узнал: «Мой отец часто сидел без работы, а муж почти помешался на деньгах, поэтому я часто трачу их, как захочу!» - тут Ида Солтецевич внезапно вспоминает, зачем пришла в притончик Юры Харитонова, и тихо спрашивает, что я нахожу в «сексуальных играх», при этом она улыбается, объясняя, что секс – это самое величайшее шоу на земле и ничем другим, к сожалению, не является:
- Людям выгодно лгать всему миру, а мир лжёт людям через ти-ви. Разве не так, Камео?
- Я работал в модельном бизнесе, поэтому отношусь к телевидению немного проще. Как и ко всякой другой «показухе».
- Я не люблю споры.
Я киваю, она продолжает "грузить" меня правильными сентенциями на тему секса ... Да уж, такой женский «груз» не смогли бы унести даже самые пьяные грузчики на поанете. Или это тяжёлая месть за лёгкое издевательство над туристическим бизнесом? Да ну его! Я был как-то за границей, и был несколько раз, но я-то летал строго по делу, а потому за большие деньги. И всякий раз меня провожал холодный октябрьский ветер, предвещавший скорое начало зимы.
А сейчас вообще самое начало ноября ...
- Ида, зачем вы ходите вокруг да около?
Она смеётся и в её смехе чувствуется некая зависть.
- Да? Мне интересно с вами разговаривать. Когда мне было лет шестнадцать, я стала чувствовать себя немного не такой, как другие девчонки. Вы понимаете? Телевизор я никогда не смотрела. И мне очень нравились такие, как вы, Камео. Я, кстати, давно знаю Ланочку, но её приучили ко всему нехорошему лет с двенадцати или чуть позже, поэтому она стала такой выдержанной, как коньяк, в самом сладком возрасте! А в таком возрасте всё задерживается навечно. Нет, я была чуть постарше, и тоже молода. Ведь каждый ищет своего двойника? - с лёгким пожатием плечами произнесла Ида, - Но находит лишь другое такое же существо … не так ли? А Лана довольно долго была «второй женой» у одного дяди и даже не успевала думать – а плохо ли это или хорошо? Я ведь помню, как всё это было!
Я многое в жизни оценивал, как простое любопытство, поэтому рассеянно произнёс:
- Я не считаю, что она принимала это всерьёз ...
- ... и я когда-то видела вас, Камео, – внезапно продолжила Ида, - Вы были таким очаровательным мальчиком-студентом, что многие только удивлялись вашей внешней суровости ... Предупреждаю, что мне тогда было лет шестнадцать, а таких девчонок там было немало. Вы помните Таню Аджанову? Хорошая такая взрослая девочка с огромными глазами. Она стала актрисой и немного маникенщицей и куда-то уехала после института. Надеюсь, она счастлива. А вы помните Лилю и Лену? Сложные девушки, очень сложные. Они «свинговали», как и вы в те годы? Да … Их ревность всегда была несправедлива, но я, слава богу, не рвусь на сцену так, как рвались они …
- А вы, что же, актриса?
- Скорее, зритель ...
Я даже не знал, что и ответить. В те годы у меня было несколько десятков близких друзей и подруг, и многие из них считались развратниками международного масштаба. На самом же деле, это были люди, которые «сами себя сделали» ... такими! И, конечно, о «таких» людях не пишут в «Семейной энциклопедии». Лиля и Лена были обыкновенными средними девушками средней комплекции (одна татарка, а другая из Подмосковья) но они переписали свои жизни заново, делая из них продукт массового потребления. Чем они прославились? Они содержали целый «сексодром» в трёхкомнатной квартире и считались настоящими «звёздами» самого неформального московского уровня. Их – знали, им пытались подражать … Назвать их проститутками было бы не очень-то и справедливо, даже очень элитными – разовый «входной билет» в их общее жилище на Строгинском стоил много дороже, чем час-полтора с девушкой неопределённых занятий – да и «мажорками» они тоже не являлись, хотя и считались «золотыми девочками», однако больше всего на свете им не нравился этот простой обывательский шовинизм, слепо принимающий на веру утверждение, что все девушки с неформальным отношением к жизни непременно «мажорки» или проститутки экстра-класса. Кстати, они ездили на новеньком фиолетовом «Мерседесе», купленном не известно на какие средства … Ну да, не ездить же им с их-то неформальной известностью в каких-то старых и нередко грязных трамваях и автобусах или ещё хуже – на метро? Что до меня, то я больше всего запомнил не вульгарную автомашину неформальных девушек со Строгинского проспекта и даже не их модную и глупенькую доступность, способную привлечь только вчерашних школьников – уж этого-то «добра» в моей прежней жизни было сколько угодно! – а принадлежавших Лиле и Лене белых ангорских кошек. Я никогда в жизни не видел таких красивых животных, и даже представить себе не мог, что домашние кошки могут быть такими ядовитыми снобами.
Даже смешно … Как правило, они покоились в неподвижном величии на огромном разложенном диване «три на три» – каждая в своём законном углу – и с глубоким презрением рассматривали людей, недостойных, по их кошачьему мнению, никакого живого интереса. И не «мур-мур» от них, ни даже «мяу-мяу» … А глаза у белых ангорок были необыкновенного и какого-то совершенно некошачьего цвета - прозрачно-голубые, как на рекламной картинке. Кошки носили женские имена, и Лиля и Лена относились к ним, как к самым близким подругам, - и даже лучше, чем к близким! Они даже пили пиво в обнимку с кошками. Но я почему-то довольно плохо запомнил близких подруг Лили и Лены. Даже большеглазая коротко стриженная умница Татьяна Аджанова, с которой у меня бывали «отношения» в их уютном жилище, и та как-то не очень сохранилась в моей памяти. Я только запомнил, что она была типичной Татьяной – небольшого роста, стройная, сильная, с небольшим бюстом и твёрдым характером – а более как-то почти ничего. Ну, ещё я запомнил некоторые особенности её сексуального поведения, с которыми позже познакомился её законный супруг, бывший мой однокурсник. И тут надо бы сразу вспомнить одну историю, не имеющую, правда, никакого особого отношения к Тане Аджановой, нашей театральной Офелии … У нас с Цеховским был приятель по имени Андрей Мячков, довольно рослый и полный парняга с математически осмысленной речью и глубоко интеллектуальным взглядом на жизнь. И была одна знакомая, которую за взрывоопасный характер называли не иначе, как «девочка-гауляйтер». Она как раз не отличалась ни красотой, ни умом, ни учёностью, была мастером спорта и очень хотела выйти замуж. И, вот, в какой-то момент мы внезапно узнаём, сидя на квартире у Лили с Леной, что наш знакомый и эта девица из спортзала уже сошлись и у них начинается самый настоящий «медовый месяц» … Ирвин тогда собирался первый раз жениться, а я собирался летать в Норильск следом за лисой по имени Катя - в надежде, что она ответит мне взаимностью, а тут … такие новости, да ещё из нашего круга! Тогда мы у него спросили: «Как вы уживаетесь? Она же с тебя скальп снимет!» - на что обладатель интеллектуального взгляда, хороший программист и инженер-электротехник, ответил буквально на голубом глазу: «А я её периодически порю ремнём на диване и она у меня, счастливая, летает … » - ну, мы, конечно, немного посмеялись, однако поверили. В нашем узком кругу практиковались все отношения, кроме гомосексуальных, да и те никогда не были осуждаемыми на все 100% … А зачем осуждать то, что тебе не принадлежит? К примеру, нашу Таню (которая Аджанова) пару раз всерьёз подозревали в близких «отношениях» с Лилей – благо, что у них обнаружилось немало общего – но она как-то не очень плакала по этому поводу. Ну, есть отношения, и что? Отношения как отношения! А что тут особенного? Из реальной жизни – то есть в рамках той самой практики, которая является предметом изучения науки о вечно зелёных помидорах – следует, что гомосексуальные отношения между девушками явление куда более распространённое, чем аналогичные связи между мужчинами. И в этом явлении прослеживается не тяга к «свободе» и не распад личности, как это думается обывателю. Нет, это как бы обратная связь между телом и сознанием – вещь, которая не прослеживается с точки зрения философии или математики ... Что касается «темы», которой принадлежали почти все мои товарищи, а частично и Лиля с Леной, и даже Таня с её многочисленными подругами, то здесь связь между телом и сознанием не просто очевидна, но и актуальна. Но где в этом обществе спряталась Ида, отлично знакомая, по всей видимости, и с Таней, и с Лилей, и даже с четырьмя белыми ангорскими кошками?
- Наша общая знакомая по имени Лиля сейчас очень богата и живёт в Абу-Даби, а Лена никакая не актриса. Она стала всего лишь медсестрой в поликлинике,- пояснил я довольно смущённым тоном, - А с кем вы приходили, Ида? Я ведь не помню ...
Ида тоже была кошкой, только чёрной.
- Я приходила сама …
Ладно, я больше не буду спрашивать … тем более, что чёрные кошки и правда вчетвером не ходят.
- Я многое себе воображала, и хотела носить или распущенные волосы или узел на затылке, - мечтательно произнесла Ида, - но потом сообразила, что из меня не получится ни русалка, ни спортсменка, ни актриса, ни даже настоящая маникенщица. Но у меня всегда не хватало времени, чтобы это понять навсегда и окончательно, поэтому я экспериментировала почти со всем, что мне нравилось. Меня учили играть «Времена года» и этюды Листа на фортепиано, а моя бабушка говорила мне: «Перестань! В моё время это играли совсем иначе!» - и тогда я легко и бегло набирала мотив грустной песенки группы «Пропаганда» - «Никто, нет, никто не заменит мне блеск твоих глаз – хотя бы раз!» - и бабушка легко соглашалась с моим выбором ...
- Вы из театральной семьи?
Ох, знала бы она, из какой семьи происходил я, собственной персоной, дипломированный актёр и фанат группы «Морчиба»!
- Из музыкальной, - пояснила Ида, - У меня почти все родственники ходили в смешных концертных фраках с длинными фалдами, а бабушка была аккомпаниатором у ... - Ида с удовольствием произнесла фамилию знаменитого в 60-70-ые камерного артиста из Ленинграда-Петербурга, - пока не стала преподавателем в «гнесинке». А мой дед был военным моряком, а потом директором в мореходном училище. И знаешь, чем он больше всего увлекался? Женщинами! У него были три энергичные секретарши – он поручал им все свои дела, включая самые личные, а они родили ему каждая по одной дочери ... и, если хотите знать, Таня Аджанова – это моя очень дальняя родственница.
- Вот как даже? - Я усмехнулся от полной неожиданности услышанного и, поскольку рядом с диваном не было никакой мебели, - поставил чашку на пол. Да, просто на пол, покрытый сиреневым ковром. Мне мельком подумалось: «Нет, мои ковры получше!» - а Ида, наконец, насытилась своими рассказами, и лицо её стало печальным и замкнутым.
- Лучше вы что-нибудь расскажите! – решительно заговорила она, - Ведь у вас супруги никогда не было, не так ли? Почему вы сделали такой странный выбор и стали «тематиком»? Неужели вы так любите экспериментировать?
- А разве вы против?
- Мне тоже очень интересно ...
Её слова звучали, как стопроцентное женское алиби. Я такое тоже видел. Но что это - «женское алиби»? У каждой женщины есть своё представление об этом предмете - о БДСМ. Зато теперь я узнал, как правы господа французы, когда говорят, что «люди всегда возвращаются» ... Да, они возвращаются, но в виде новых партнёров.
Ида предлагала, приятно улыбаясь:
- А давайте пойдём куда-нибудь гулять!
- Вот как? Нет, я предлагаю нечто иное!
Мы будем идти по лестнице из лунного света, просто держась за руки ...
- Это очень хорошая идея …
У нас есть мороженое, да? Я знаю, что ты его любишь: я видел в «салоне» целую корзинку холодных слив и пломбира с мятой.
- Есть ... Я принесу?
- Нет, потом ... Хочешь, я поцелую тебя?
- Хочу ...
Скоро зима, говорил я, улыбаясь и скованно жестикулируя. Да, до неё – совсем недалеко. Вот зимой мы будем долго гулять по нашему заснеженному городу, и пить кофе в разных кафе, где нас никто не знает. «Кофе я в основном ненавижу», - сакраментально произносит Ида, приближаясь ко мне. Кажется, это был один из тех самых снов, который никогда не бывают правдой. И даже прозаические тёмные её одежды представлялись мне чем-то возвышенным, как белое мини-платье и нитка белого жемчуга ... И почему я так увлёкся этой пантерой?!? Однако в тот, самый первый раз нас привлекало не что-то сложное и специфическое, что называется «темой», а самое простое продолжение рода. Это стало как бы появлением взаимного интереса, и теперь, несмотря на множество препятствий, мы могли уже выбирать, кем хотели бы стать в нашем мире, - семейной четой или девиантной парой? Тем или этим?!? Замечательный выбор, надо сказать. Но это было начало любви – и боюсь, что именно «ЛЮБВИ», как бы она не выглядела. Впрочем, нечто «девиантное» в нашей связи всё-таки было: «сегодня» у нас запросто мог бы получиться ребёнок.
- А ты, смотрю, не шибко стыдлива ...
- Кто силён, тот и берёт лишнее, Камео.
Мне показалось, что я влюбился с первого касания к её телу.
Теперь мы с удовольствием едим мороженое. Если честно, я тоже к нему неравнодушен.
И - ложимся спать вместе, уже как супруги.
Впрочем, тут я в счастливом недоумении пожимаю плечами и двигаюсь дальше в своих рассуждениях.
... Родственников даёт нам Высший разум, тогда как друзей и любовников мы вольны выбирать таких, какие нам понравятся. Или - каких предложит социум ... Именно с этого правила и начинаются отношения в стиле БДСМ. Так принято – чего уж там? Однако многие просто не понимают, в чём заключается специфика этой сексуальной девиации, и не знают, где коренятся её социальные причины. А ведь именно с них всё и начинается - примерно в половине случаев! Ведь это только наша Лана стала «такой» из соображений демонического эстетизма, и это только Свету принесло в садизм чувство самоутверждения, но даже у неё наблюдается скрытая обида на «мужчин», притом на всех сразу – я это, к сожалению, тоже заметил! Все прочие граждане применяют БДСМ-комплекс, исходя из причин куда более прозаических, чем женские обиды. Предположим, что Вы или Ваш партнёр – как правило, это кто-то один – испытывает сексуальное возбуждение от процесса телесного наказания, притом одним нравится, когда ИХ наказывают, а другим, когда наказывают ОНИ. Вот тут надо бы сразу же вспомнить Светлану с её обидами и строгим императивом, направленным на партнёра, на нашего Ирвина, предпочитающего, между прочим, совсем другой статус в отношениях ... но откуда всё это берётся, спросите? Но тут всё очень просто. Есть укоренившиеся с детства стереотипы насилия, вызывающие эротические ощущения. У профессионалов это называется «фиксация». Вас в детстве драли? Драли, разумеется, и больно драли … По секрету скажу, что телесные наказания были нормой воспитания 80-х и первой половины 90-ых годов, а «скакалочка» пользуется большой популярностью в отношениях уже и в нашем, 21-ом веке. Дети-то слегка подросли - не правда ли? – и теперь сами плодят детей, притом уже не первых … В своё время мне доводилось проводить кучу времени на сервисах моментальных знакомств и во всяких СМС-чатах, - Вы наверняка помните времена неубиваемых телефонов «Nokia»? Так вот, я не стану пересказывать тексты многочисленных объявлений интимного характера, зато обращу внимание на один крайне любопытный факт - немалую часть электронного пространства занимал обмен видеозаписями … а видеозаписи там бывали очень разные. У нас же как принято? Пятница в стране – это день всероссийской пьянки – не так ли? Ну, а суббота? Да, с утреца в субботу многие члены нашего общества начинают «самоутверждаться», сидя и лёжа на своих подругах разной степени красоты и молодости, а примерно к 20-00 по московскому времени (ну, то есть, сразу после похмельного оплодотворения миллионов яйцеклеток) в сети начинался активный обмен домашним видео в стиле «у самовара я и моя Маша», притом среди однообразных роликов, сделанных с помощью мобильной техники, нередко встречались и такие «шедевры», после которых следовало бы призадуматься – столь парадоксальной «готики» даже в кино и то не всегда показывают. Эта же был настоящий «снафф», притом отснятый не где-то в бункере, а в чьём-то гнёздышке с окнами на родильное отделение. Как такое могло случиться, и почему это происходит? Прежде чем сниматься в подобных «фильмах», профессиональные порно-актрисы - с их пышными «буферами» и «блондами» - подписывают специальные контракты, и получают за это, между прочим, неплохие деньги. Я знаю это, поскольку трудился в очень близкой отрасли … но здесь-то какая мотивация у женщин?!?
А никакая, если коротко.
Нет, всё же прав был легендарный маркиз де Сад:
«Ах, сколько сыновей появилось на свет после хорошей порки советской скакалочкой!»
Что ж, наверное, многие женщины предпочли бы проживать в домашнем монастыре – за толстой оградой из ресниц и крашеных локонов, - в страхе божьем перед мужчинами и в большой претензии к мужской плоти, и предпочли бы говорить своим прекрасным мужьям, что лучше перенести всякую «близость» на потом, на неопределённое будущее – ну, хотя бы на тот момент, «когда я буду в безопасности» … не так ли?!? Но мужчины с такими женщинами не сожительствуют. Такая женщина перестаёт быть подобием прекрасной античной статуи и превращается в подобие мужчины, притом весьма пренеприятное подобие, - её воспринимают теперь именно с этой точки зрения. Но мужчина равен женщине только теоретически. Он девиантен по самой природе и никакой фигов листок не в состоянии скрыть этот факт от пристального внимания ... Однако теперь появляется ехидный женский вопросец - «А вы лечиться не пробовали?» - но и на него у мужчин ответ найдётся. Если б сексуальную девиацию можно было лечить, то психиатры давно «залечили» бы всех Ваших мужей до состояния овощного рынка в Печатниках, а потому давайте-ка не будем доверять оскорблённым эмоциям, а посмотрим на жизнь строго с конструктивной точки зрения:
- Итак, ссылаясь всё на того же маркиза Донасьена Альфонса де Сада, следует признать, что насилие исторически присутствует в жизни людей на протяжении многих миллионов лет. Оно сильно отразилось на физиологии человека и генетике и, практически изъятое из общественных отношений, прекрасно проявляется в отношениях личного порядка. Женщина в сравнении с мужчиной существо куда более слабое и психически уязвимое, и так уж принято, что как только женщина становится сильной, она перестаёт быть женщиной … Однако маркиз родился на свет не в 19-ом столетии – он в нём только скончался, едва пережив наполеоновскую эпоху – поэтому знаменитый нигилист не мог познакомиться с научными заключениями доктора Фрейда … А доктор Фрейд тем и отличен от другого точно такого же транслятора человеческой природы - «дедушки Ленина», что он не был вульгарным материалистом. Это дедушка Ленин мог думать, что человек – это биоробот, и все его интересны ограничены физиологией и рефлексологией, однако мы-то хорошо знаем, что в природе имеется нечто непонятное, неизвестное и нематериальное, которое мы называем Эросом. Оно целиком принадлежит мужчинам и постоянно требует искать партнёра другого пола – сейчас же, срочно, обязательно, и желательно - как можно красивее … ведь женщина – это ж античная статуя, почти предмет роскоши.
О партнёрах своего пола в данном случае речи не идёт, потому как это совсем другая девиация ... Примерно также реализует себя и другое, более понятное нам начало, близкое к той самой «другой» девиации и целиком принадлежащее только женщинам, - Танатос: женщина разрушает себя, единственную, чтобы дать потомство, и, как правило, это её стремление не является в полной степени принятым или осмысленным. Зато если оно вдруг становится осмысленным и принятым, и поэтому становится материальным, то … ну, вот здесь и кроется вся природа БДСМ-отношений. Ведь в этой культуре не столь важен мужчина-верх, сколь важна женщина-низ, - то есть существо, на которое направлено мужское созидательное действие.
Кстати, это вполне подтверждается статистикой: садистов – много, а мазохисток – мало. По-моему, это несправедливо.
Вот такой краткий экскурс в теорию, доказывающий, что никакой теории нет и в помине. Даже смешно. Да и практики тоже как бы нет … и никакой девиации нет, не правда ли? А что есть? Есть обычный комплекс поведения, отлично знакомый и мужчинам, и женщинам, притом поровну. А женщины, кстати, всегда желают быть сильнее, чем есть на самом деле, поэтому на многих мужчин взгляд женщины действует почти, как кастрация. Но когда-нибудь наступает момент, когда происходит постепенная женская капитуляция – то есть «dominutio capitis» (саморазрушение) прекрасной статуи - и вот тогда ты начинаешь ценить в ней то, что было раньше и чего более никогда не будет. А мир движется даже тогда, когда мы стоим на месте. И не имеет значения, встречаешься ли ты с молодой разведённой неформалкой (или почти разведённой), или ты уже озабочен такими вещами, как земляные работы, заливка бетона, котёл отопления по спецзаказу из Германии, специальный дымоход, подведение газа к внутренним коммуникациям и всё прочее, что нужно для постройки уютного гнёздышка за городом для себя и для НЕЁ, - нет, это всё равно не важно, как не важно и многое другое, из чего состоит наш мир и твоя объективная реальность! Телевизор? Плазменный, и такой, чтоб сразу во всю стенку в гостиной? Нет, он создан, чтоб ты ни о чём, кроме него, не думал. Дорогой алкоголь? Или ещё страшнее - дешёвый, за 260 рублей? Нет, он отбивает всякое желание думать и действовать. А все эти чёртовы кредиты, которыми хвастаются люди твоего круга, - ведь они созданы для того, чтоб ты, дурак, всю жизнь платил проценты негодяям! Или зрелища? Они существуют только для того, чтоб ты стал массовидной общественной скотиной. Школа? Университет? Курсы вождения? Они созданы только для того, чтоб ты стал хорошим винтиком на работе, но не более того.
Думаешь, что они хотят видеть тебя боссом и блестящей личностью?!?
Нет, никто не плодит себе начальников. А плохие винтики выбрасываются точно так же, как выбросили маркиза де Сада, - его ж буквально низвергли во тьму, нечисть такую с рогами и копытами, а потом топтали всем стадом!
Поинтересуйтесь. Это полезно.
Нет, я вовсе не предлагаю повторять все подвиги пресловутого маркиза, но мне хочется задать Вам один простой вопрос:
- Что у Вас есть «своего», кроме той, которой Вы обладаете?
Ничего нет.
Человек приходит в этот мир голым, голым и уходит.
И, конечно, по прошествии лет Вам двоим, мужчине и женщине, станет нестерпимо скучно ... без Вашего прошлого и, возможно, без того будущего, о котором вы вместе мечтали. И, хоть Вы, возможно, и не станете ссориться по пустякам, однако пустяки всё равно доведут Вас до ссоры – до конфликта, за которым обязательно происходит что-то неизбежное ... ну и ладно об этом рассуждать! Маркиз де Сад писал об этом куда подробнее!
Почитайте. Это полезно.
Или давайте вспомним нечто из Эдмона Ростана — всего одну его строчку - «Да, ночью верить в свет — вот жажда идеала!» А теперь включим-ка «Que mon сoeur lache» прекрасной Милен Фармер или Dub-версию «Biue jeans» модной и талантливой Ланы дель Рэй, присядем и немного «подзарядимся» энергией.
Время ещё есть.
И всё ещё тянутся за окнами холодные сумерки, и приглушённо шумит в гостиной ещё молодое дамское общество – да, молодое, и в общих чертах бездетное. Так, может, и не стоит ждать того момента, когда намазанные кармином губки произнесут приговор Вашим личным отношениям, а Вам – лично ВАМ! - внезапно откажут в мужественности?!? Ведь мужественность – это не умение дуть водку из шланга, и это нечто большее, чем бюджетный «Рено-Флюэнца» или голубой универсал «Ауди» - ну, такой, какой она давно просила ... и это не пломбир со свежей мятой в кафе учебного заведения и тем более не полыхающая помойка под окнами строения, где ты живёшь. Ты – успешный взрослый человек, и тебя окружают только успешные мужчины и красивые женщины ... и ведь для чего-то же ОНА выбрала именно тебя – ТЕБЯ! - из тех двадцати или даже тридцати с лишним экземпляров, что ходили вокруг и даже следом?!? ... Или ты хочешь сказать, что это была её ошибка, а не твоя? А тебе нужна была, соответственно, какая-нибудь асперантка или пробивная секретарша, которая не хотела выходить ни за лётчика, ни за учётчика, ни даже за водопровыводчика, а только за тебя, за зайчика?!? Нет, ты не был создан для секретарши.
Ты родился каким-то другим человеком.
Что тут исправить? Тебя уже родили ...
- ... И вряд ли у твоего сына будут синие глаза, как у того мальчика-с-пальчика в рекламном ролике шоколадной пасты «Plyis» - Кажется, я так переволновался, ожидая её, что научился думать вслух, как режиссёр на съёмках ... Но окружающий мир молчал и ко мне не прислушивался. «У моей дочери глаза серые», - произнесла Ида Солтецевич. С утра шёл мокрый снег, снежинки медленно оседали на овчинном воротнике моей кожаной куртки. Сейчас мне почему-то вспомнилась песня Аллы Пугачевой:
- Иду я по канату, иду по канату, - иронично пропел я, - Кричу себе «Стоять!»
Был уже почти час дня, поэтому температура становилась почти летней. Я приехал из редакции, где мои обзоры были сокращены до минимума. Что ж, теперь моё стремление присоединиться к бизнесу Сёмы Смагина не смогло бы остановить даже особое приглашение из «АиФ»-а ... Я стою возле своей машины и широко улыбаюсь, - «Я жду вас, моя дорогая, и жду только вас!» Она пришла на встречу пешком - в кокетливых демисезонных туфельках и ярком бежевом пальто парижского пошива, и я мигом представил себе, как быстро оно грязнится - вот, какие странные и материальные мысли родятся в моей творческой голове! Но я уже давно привык к таким мыслям.
- Зачем тебе надо испытывать себя на верность? – пошутил я, почему-то вспоминая роман «Давай поженимся» Апдайка – мне как раз предстояло съездить на какую-то кроличью конференцию в одном из конференц-залов нашего московского Манхеттена - в Москва-Сити ... но это мероприятие не для меня одного, поэтому я предлагаю ей – «Поедем вместе?» Моя машина стоит задними колёсами в луже снега – да, именно в ОГРОМНОЙ ЛУЖЕ СНЕГА, поскольку никак по-другому всё это климатическое безобразие и не называется.
- У меня не машина, а протекающий холодильник ...
- Ты катаешься на холодильнике?
Многие женщины «катаются» на своих холодильниках.
- На вэне «Хундай» - такой большой и неудобный ...
- Ой, а моя каракатица не вылезает из ремонтов!
- Пора бы другую купить ...
На Иде - неброские драгоценности из «Ван Клиф». Я их сразу узнал. Дружба с Ланой всё-таки научила меня отличать настоящий «пруф» от подделок из Дубая или Восточной Европы.
- Садись в машину ...
Из стоящего неподалёку «Мицубиси» громко звучит «Adventure of livetime» группы «Колдплей» - приятное музыкальное сопровождение. Я стараюсь шутить как можно проще, и, кажется, немного кривляюсь. Зато я больше не завидую подросткам, идущим мимо нас шумными группами и весёлыми парами.
А мы чем хуже, право же?!?
- Кофе?
- Ты забыл, что я не пью кофе?
- Да, это надо запомнить, - смеюсь я, - Тогда гамбургер?
- Лучше вегетарианский салат с чаем ...
- Худеешь, как все маникенщицы? Пойдёт!!!
В итоге мы поехали в демократический «Бургер-Ринг» у метро Мякинино, где до самого вечера ели бутерброды и мороженое, - впрочем, как и многие влюблённые люди в нашей холодной стране. Но были и ещё две причины поехать именно туда, в этот презренный «заМКАД», а не куда-нибудь поближе: во-первых, вышеуказанная станция должна была профигурировать в моём новом обзоре городских событий, а, во-вторых, с красивыми и замужними женщинами не ходят, извините, «куда-то поближе». Впрочем, нас это почти не беспокоило. Мы могли бы с тем же успехом поехать и в «Прагу» ... А назад мы возвращались очень поздно – уже после продолжительного кроличьего мероприятия ... Если честно, я за день изрядно накрутился рулём и мечтал только об отдыхе. Иногда мне даже хотелось просто бросить руль или же передать его Иде, но это было бы уж слишком сильное решение! К тому же я не был уверен в её способности водить «Тойоту-камри» 2008 года выпуска с должным блеском и достаточной осторожностью. Зато моя возлюбленная была настроена менее серьёзно, хоть всё время и задавала очень серьёзные вопросы – например, ей было интересно, что за китайский иероглиф был нарисован на фирменных салфетках заведения. На моё счастье, я знал, что это изображение — 船 - означает слово «корабль», а дословно оно переводится как «семь ртов» - смешно, не так ли? Ну да, шуточка вполне в духе нашего предельно интернационализированного «общепита», которому не очень-то приятно смотреть людям в глаза, - «Поэтому они чаще заглядывают в рот и в карман!» Я уже становился «предметом» постоянного внимания Иды, и уже немного представлял себе, как бы сказал ей, медленно сбрасывающей свадебный наряд: «Я жду, дорогая, того момента, когда мы вихрем закружимся по этим комнатам!» ... Кстати, а умеет ли она танцевать вальс? А Вы умеете? Лично я умею, поскольку нас, студентов Щепкинского училища, учил педагог, на счету которого было не менее 500 выходов на сцену в разных музыкальных спектаклях. К тому же, меня нельзя назвать человеком до такой степени заурядным и не талантливым, чтоб я не умел танцевать простые бальные танцы. Я даже эстрадные умею ... Я сказал об этом Иде, а она ответила, что лучше всего танцевал её крёстный отец (я почему-то сразу подумал о мафии), которого звали Георгием, – это был такой толстый коротышка, трудившийся оценщиком в экспортно-импортной фирме в Риге. Вот это да! Моему удивлению не было пределов ... но оказалось, что на «позицию» работника госприёмки его загнала злющая безработица, а потом он и сам не захотел уходить, поскольку новая работа приносит неплохие деньги, - «Для меня он стал опорой, когда я захотела поступать в творческую мастерскую Ивана Крылова» - «Ты не захотела поступать на юриста или на экономический?» Творческая мастерская Крылова? Это, конечно, не самая важная творческая мастерская столицы, однако Иван Сергеевич Крылов тоже не сводит глаз с театральных новинок, а иногда и сам производит их с небольшим и гарантированным успехом - «Так ты всё-таки актриса?» - «Нет, я сырок с изюмом!» - с сарказтической улыбкой произнесла Ида Солтецевич и вспомнила во всех подробностях, как участвовала в смешном детском спектакле, где ей довелось играть продукт питания, да ещё не самый диетический, к тому же, - «Потом я с очень большой смелостью стала манекенщицей!» - «Да? Это очень непростая работа — шагать по подиуму!» ... Я в ответ вспомнил свою единственную попытку стать настоящим актёром и навсегда отделаться от халтуры в малобюджетных СМИ и всякой рекламе для дебилов:
- У меня был однокурсник — Пётр Зайцев. Он сейчас живёт в другом городе. Я когда-то пел в его музыкальном коллективе и даже немного играл на бас-гитаре. Так вот, его отец — это Лев Зайцев, руководитель Театра Магвай, довольно известный режиссёр, ну и ... бла-бла-бла, и всё такое. Впрочем, если по правде сказать, он, как и многие другие ему подобные режиссёры, довольно глуп, пошл и абсоютно провинциален, в чём никогда не отдавал себе отчёта. Сама же знаешь, какой у нас теперь театр ... Твоя роль сырка в спектакле — это, знаешь ли, нечто совершенно гениальное в сравнении с элементарным хамством и пошлостью всяких Зайцевых со всеми их театральными премиями ...
- Может, срастётся? - поинтересовалась Ида. Я не понял:
- Что срастётся?
- Ну, - призадумалась пантера, - Твои отношения с театром?
- Нет, бурёнка, уже не срастётся, - хмуро ответил я, припоминая, как однажды закусывал рябиновку толстыми норильскими бутербродами, сооружёнными по рецепту Петра Львовича Зайцева — всё вместе это представляло собой один сплошной удар по печени! - Я ведь очень хотел играть Шекспира, а мне сказали, что Шекспир более неактуален, а все, кто хочет играть Шекспира, теперь выброшены на свалку вслед за самим Шекспиром. Типа, надо играть то, что хочет смотреть публика, и баста! Ну ладно, я согласился. Лев Зайцев пригласил меня на квартиру к дяде Толе-Иванычу Кувыркину. Ты же его знаешь? Он теперь мужик популярный и играет во всех сериалах, какие только не снимают в нашей стране ...
Ида смотрела на меня, будто через стекло:
- А ты их не смотришь?
- Я их не стану смотреть даже если мне начнут платить по 500 долларов за каждый просмотр, - ответил я со всей своей циничной категоричностью, - И у этого тоже есть причины. Мне и моих обзоров вот так хватает, - Я провёл ладонью по горлу. - Надо сказать, что в советских сериалах играли актёры куда потолще этого Кувыркина, но сейчас других как бы и не осталось ...
- Нет, у тебя никогда не срастётся, - подвела итог Ида Солтецевич, тоже не актриса, - Ты отказываешься от работы. У тебя уже появился типичный комплекс современного неудачника. В СССР неудачники не хотели играть Штирлица, потому что это пошлый фильм про фашистов, или бежали вон от каких-то постановок по Володину или Арбузову, а все современные мазилы отказываются от ролей в модных проектах и бандитских сериалах ...
- А тебе предлагали?
Ида ответила не сразу:
- То есть, ты хочешь спросить, срастётся ли у меня? Я в свои тринадцать лет мучилась неразрешимыми вопросами, а в шестнадцать вскрывала вены, но теперь мне тридцать или что-то около тридцати, и самое большое, что я получила от жизни, это главные роли в университетском театре-студии! Но ты в одном прав, Камео: за последние тридцать лет даже вещи в нашей стране изменили свои названия. Нет, и сейчас есть талантливые ребята, но мне иногда так и хотелось сказать - «Не мешай!» и, как в детстве, толкнуть кого-то коленкой под зад!
Толкнуть коленкой? Мне тоже хотелось бы толкнуть кого-нибудькак под зад … или дать по морде, как мы запросто делали в нашем прекрасном детстве. Ведь у нас действительно больше нет никакого Володина, и нет Арбузова, а есть только сырок с изюмом, который мы съели лет тридцать назад. Я тяжело вращаю руль и краем глаза посматриваю на Иду Солтецевич. Интересно: стал бы я провожать её до лифта, зайди она в мой подъезд, как та женщина с лицом Насти Каменской? Нет же … Похоже, она всё о себе давно рассказала. А я о своём леденящем душу полёте в Норильск, разумеется, не стал бы ей рассказывать, коли не придётся. Я-то слетел на Таймыр вполне в духе советских пьес Арбузова и Володина, - это был как бы моноспектакль, в котором не было ни одной ватной паузы. Это была совершенно отчётливая правда человека, которого зовут Андрей, а называют Камео, - мой творческий проект, который всё ж-таки состоялся.
- Так вот! - продолжил я, устало ворочая рулевым механизмом личной «Тойоты». Мне казалось, что я еду очень медленно, тем не менее мой буквально горящий огнями рыдван нёсся по вечерней Москве, как какая-то адская колесница, - Я отношусь к искусству, исходя из одного библейского или какого там ещё религиозного принципа - «Ум рождает слова и через них изводит и являет вне желания души». И там же - «Что человек в делах — то душа в словах». Так вот, я тогда честно явился на квартиру дяди Толи Кувыкина, чтобы узнать, что у них там за спектакль. Лев Зайцев коротко всё объяснил — мне предлагалось попробоваться в театрально-музыкальной композиции, напоминавшей какого-то современного Бертольда Брехта, да ещё и с музыкой Равеля, однако где-то в середине этого действия четыре главных героя должны были раздеться догола и бегать по сцене, демонстрируя «мужскую нежность». А перед этим они все вчетвером исполняют балеро в белых фраках ... - Ида громко засмеялась, наклонив голову и спрятав лицо в ладони. Мне тоже стало очень весело: - Ну, я-то сразу отказался от этого кричащего идиотизма, а, когда уходил, то обнаружил, что попал в гей-притон. В соседней комнате спал на диване голый мужик, на полу лежали журнальчики для лиц нетрадиционной ориентации, а на стене была картина Олега Кулика, на которой мужик в небедренной повязке доит, как корову, французскую овчарку. Какая-то собакиада, если одним словом ... Вот не знаю, Ида! Но у меня в тот момент скривилась такая гримаса, что даже голый мужик проснулся на своём диване и спросил таким голосом, как труба: «Тебе чего, а?» ... - Я на сколько смог комически изобразил трубную интонацию его вопроса: - Конечно, судьбу свою человек всегда вершит сам, и вершит только в пределах предложенных ему обстоятельств, поскольку никаких других, как правило, не бывает, но я решил немедленно свернуть с этого пути и больше на него не возвращаться. И, знаешь ли, Ида, у меня были определённые причины. Понимаешь, начинать надо хорошо - с Шекспира, с Мольера, с пьес Володина, наконец ... В конце концов, если ты играешь в мусорных спектаклях, то вскоре начинаешь становиться мусорным актёром, понимаешь? А у нас с 1991 года накопилось немало корифеев мусорного жанра, в том числе вполне талантливых и когда-то перспективных. Я знаю многих из этой катагории. И ещё! В конце концов, я всегда дружил с «рыцарями БДСМ», но только не с гомосексуалистами!
- Может, поэтому тебя пригласили?
- Возможно. Но это был мой единственный пропуск на сцену.
Да, актёром быть сложно, но интересно.
- Впрочем, упрощение и опошление востребовано именно зрелищным искусством. И получается в итоге какая-то эстетика сатанистов - пауки, змеи, фрики ... И наш призрачный Слендермен по фамилии Харитонов! - Я не удержался от шутки, - Знаешь ли, Ида, ведь я раньше работал в рекламе, - продолжаю я или уже заканчиваю свой монолог о смешном и вечном, - ... и прекрасно знаю, что это такое. Сейчас вся культура стала «коротким метром», а там, где метро (я так сказал) «длиннее», везде царит или отсутствие формы, или наполнение формы фриковостью. Илья Легостаев когда-то придумал интересный термин - «клиповое мышление», зато теперь и придумывать ничего не надо, поскольку люди соответствуют этому стандарту, ничего не придумывая.
... Снова входя в свою квартиру, я первым делом вытолкнул грустные мысли об искусстве на свой балкон и безжалостно запер их там до самой весны. Вот она, моя незаживающая язва, и вот он — мой вечный универсум Амели Нотомб. Когда ты не один, он почти неактуален и крайне далёк и высок, как твой балкон, однако стоит тебе уединиться, как он снова появляется, взвешенный в движущимся времени, - он тут как тут! И ты снова глотаешь одну за другой таблетки, стоя над идеально белой и ярко освещённой раковиной, куришь и морщишься, стряхивая пепел в водосток, а в наушниках от твоего телефона громко звучит обаятельная песенка «L′amour n′est Rien» Милен Фармер ... Когда я ещё был студентом, кто-то мне говорил, что эта прекрасная песня просто набита цитированиями из популярных французских книжек — смешно, не правда ли? И как хорошо, что я их не читал. Но последняя строфа – «Кто любит меня, все за мной!» - взята, как известно, у воительницы Жанны де Арк. Это не слишком ли «громко» для простенькой французской песенки?!? Впрочем, я знаю не всё на свете. Мне и самому предстояло сыграть роль довольно яркую и в общих чертах неожиданную ... И, как бы это не оскорбляло моё артистическое «я», уже с понедельника мне предстояло стать своеобразным «ди-джеем» в узком сообществе «суровых рыцарей БДСМ», а также тех, кто считал себя таковым. А демоническая Лана-Луна уже всё для этого сделала. Я пробираюсь в гостиницу только чёрным ходом, а схожу к людям исключительно по белой лестнице. От меня требуют немногое — всего лишь провести первую «тематическую» вечеринку - и, разумеется, я взялся за работу, притом довольно шустро и со всей актёрской ответственностью, поэтому собравшийся погулять обеспеченный народец вскоре очень живенько почувствовал, с кем имеет дело. А ведь я начал всего лишь с рассказа о своём прошлом — с рассказа о неформалах конца 90-ых и нулевого десятилетия, лично для меня простого и крайне неприятного. Конечно, в сравнении с большинством посетителей тематических вечеринки я выглядел настоящим динозавром ... Однако, как я не старался, начало моей деятельности всё равно оказалось очень тривиальным – помнится, Поль Валери с Луи Бретоном шутили, что половина романов на свете начинаются с шаблонной фразы «Маркиза вышла в пять часов». Так вот: ни одной прекрасной маркизы у нас, к большому сожалению, так и не оказалось (Ида Солтецевич, которую я в тот раз завёз домой и поехал дальше, маркизой почему-то не представлялась!), зато у нас был один маркиз де Сад, и в его роли усердно «снимался» ... ну, разумеется, я, Камео! А кто же ещё?!? И поэтому мне приходилось с утра до ночи думать о том, как бы чуть сэкономить свои мужские эмоции, общаясь с множеством смешных «ванилек» - женщин разного возраста, знакомых с культурой садо-мазохизма (да и просто с культурой) только, благодаря похабным картинкам из интернета – а ещё надо было сделать так, чтоб моих эмоций и мужской «дури» ещё хоть как-то хватило и для новой моей Иды, молодой и бешено привлекательной. А без второго «элемента» тоже ведь ... никак и никуда! Нет, тут не хватит просто владения речью, второй сигнальной системой человека. Да чтоб просто жениться на ком-то — тем более, когда тебе уже не восемнадцать и тут всё уже видел! — тут уже надо набраться большой смелости, не так ли? Это ж не обновка за полцены в парижской галерее "Лафайет" ... А теперь представьте, что нужно сделать, чтоб очаровать некую молодую и вполне привлекательную женщину, которая замужем?
Однако наш мир неподражаем, и он двигается вместе с нами.
И ни для кого не секретик, что фантазии сбываются только тогда, когда доверие сильнее, чем страх. Вот я и живу, не боясь ничего не свете. В конце концов, что может быть страшнее жизни? Да только твои же собственные обзоры, которые ты составляешь для недорогих изданий, или, к примеру, твой высокий балкон, за которым неделю назад была вроде бы душная гроза, а сегодня там мелкий снежок быстро сменяется тоскливым холодным дождиком. Или это твой шкафчик с лекарствами, - может, это он во всём виноват? ... Сознание человека целостно, поэтому оно не может принять что-то одно, не принимая нечто другое. А я — настоящий «лайфстайлер», и мне ли ничего не знать об этом?!? В нашем не совсем формальном сообществе «суровых рыцарей БДСМ» уже вовсю формировались определённые правила — а без правил поведения такое сообщество не может функционировать — и в полную силу воплощались суровые фантазии участников, а я всё любовался и любовался своей пантерой. А в остальном? ... «Дождь идёт!» – такими словами мы предупреждали «своих» о всяком новеньком или постороннем, мы с удовольствием украшали свой неформальный быт «львами молчания», однако о нас двоих никто лишнего не говорил.
Нет, как мне представлялось, некоторые «ванильки» уж очень ей завидовали, а иные «сабки» считали, что находят в лице Иды Солтецевич очень нахальную конкурентку. Особенно меня возмущало поведение одной прехорошенькой и очень молодой секс-рабыни по имени Вита-Власта, и мне всегда казалось, что между нею и Идой может произойти громкое столкновение, исход которого не известен ни одной из сторон. Я немного имею представление, что думают одна о другой все завистливые женщины — а Ида тоже «грешила» женской завистью! - однако мне удалось погасить этот скандальчик чуть раньше, чем он разгорелся. Светлана, кстати, совсем не поняла моих действий и долго смотрела на всё это совиными глазами — она тоже наблюдала, как Ида становится «goddess», то есть богиней сообщества, а Вита-Власта превращается в "дюймовочку", у которой много жуков-джентльменов. Но альфа-самка по имени Света и сама была бы не против нового статуса ... да уж - непротив! Зато наши мужчины вели себя куда вежливее: и водолаз Царенко, присвоивший себе эстеточку Дарию Дамиан, и «карл» Ирвин, во всём подчинявшийся своей деспотичной подруге с белыми волосами, и бурый медведь по фамилии Топоров, менявший красивых девиц со скоростью богатого мужчины, и даже художник Семён Смагин со своей довольно плюгавой журналисточкой, — все они очень быстро поняли, что Ида принадлежит мне и только мне, поэтому относились к ней куда приветливее, чем их прекрасные дамы.
Ох уж эти женщины!
Впрочем, все Светы — вредные. Это их общая женская черта, о чём свидетельствует пфификология, наука о реальной жизни. Ведь Светланы — это такая отдельная женская цивилизация, одна из ещё полутора десятков в нашем отечестве. А завистливую Виту-Власту, которую на самом деле звали Женькой, я, в конце концов, крепко оттаскал за волосы и даже «наградил» ремнём по её маленькой попке в синих трусиках, предварительно положив на диванчик и скрепив её руки пластиковыми наручничками, - да, «я мстив, и мстя моя ужасна» ... В конце концов, я же — не «кто-то», а «мonitor», это же я «мониторю» правила поведения в сообществе и распоряжаюсь порядком, не допуская, чтоб известный на пол-Европы интимный притончик Юры Харитонова не превратился в советскую общественную уборную с грязной руганью на стенах. А этому делу очень и очень поспособствовала женщина, похожая на певицу Шэр, а также её американский любовник с его московским деловым партнёром Эриком Бруннером, как оказалось — помощником депутата ГосДумы ... Впрочем, многие посетители — и в первую очередь «тематики» - были бы не против от них избавиться, от явных провокаторов, и только Я был против почти категорически ... И, вот, я снова веду «вечернюю программу» в зале ресторана гостиницы — одетый в специально приобретённый белый костюм и вооружённый большим и неудобным микрофоном, за которым тащится толстый провод чёрного цвета! Да, он хоть и неудобен, однако хорошо виден из любого конца нашего зала, и поэтому добавляет «веса» моей незнатной персоне.
Иногда я пою песни Дэвида Боуи или Леонарда Коэна, или просто Игоря Николаева и Валерия Абадзинского, и даже танцую на сцене.
Это тоже моя работа.
Я одним быстрым движением выключаю «Морчиба», убираю смартфон в задний карман белых брюк и быстро выхожу на сцену. Я - почти «danseur mondaine», как назвала бы меня Милен Фармер.
Салонный танцор ...
А помогает мне демон Лана — она тоже бешено красива в чёрном и блестящем обтягивающем платье, с невероятно стильной причёской и улыбкой на ярко накрашенных губах, но Иде ... Нет, она ни в чём ей не завидует. Они — хорошие подруги. Кроме того, Лане достаточно того, что она «мistress» нашего неформального сообщества. У неё есть свой «нижний» - она взяла на «перевоспитание» талантливого гомосексуалиста Петушкова и теперь водит его на поводке, как собачку. А Роман Петушков становится, тем временем, всё более знаменитым деятелем «кино для взрослых» и даже в известном роде корифеем ... наша скромнейшая студентка журфака Людочка Щербина уже написала о нём в одной из центральных газет, и дай бог, чтоб он действительно накопил побольше деньжат и смог, как о нём говорилось в статье, реализовать свой кинопроект. Между прочим, он хочет снять фильм на свою любимую тему — о волейболе!!! - и уже готов пригласить меня на одну из главных ролей ... о, как я польщён, тем более, что в материале говорилось, какой я умный и талантливый артистище и как много потерял театр в связи с моим уходом со сцены в 2008 году! Что ж, теперь ни для кого не секрет, откуда берутся знаменитости в нашем кинематографе, как ты его не воспринимай, - они все чем-то похожи на нас, неформалов ... Мне немного смешно всё это слышать, и я скромно замечаю, что вовсе ниоткуда не уходил, поскольку меня никуда и не приглашали ... однако предложение Петушкова заметно отличается от того, что предлагал мне в 2008 году Лев Зайцев, и поэтому я заранее согласен ... Правда? Это будет фильм о спорте - о волейболе?!? Ой, даже не верится, что только о волейболе. Кстати, у меня есть некая особая причина немедленно спешить за славой: красивая и умная девушка Кира по фамилии Троцкая, немного поработав секретаршей и юным украшением чьей-то общественной приёмной, близко подружилась с авторитетной бабой Пряхиной и, вот, уже поёт в новом эстрадном трио, — и кто бы мог подумать, что всё так сложно и серьёзно?!?
Ну да! Хороший же тарарам они устроили в одном из прямых эфиров!
То-то Петька Зайцев мигом примчался в Москву и взялся обзванивать всех знакомых по почившему в бозе норильскому бит-квартету ... я-то как-то не очень спешил его здесь приветствовать, хоть и знаю номер телефона, а он — вот, уже сидит в нашем отельчике, взирая на меня с любимого ворсистого дивана Ланы-Луны, провинциальный артист, абориген всех ночных ресторанов Норильска, - бледная кожа и миндаливидные мужские глаза. Загадочная душа ... Может, мне попроситься к ним на должность пиар-директора? Коллективчик-то поёт вполне себе талантливо и нетривиально, а репертуар формирует «сама» Лана Гольштейн, тоже девушка нетривиальная. Я уже по радио слышал, как они работают в прямом эфире. Молодцы девушки ... и Кира тоже молодец! Она-то спешит как раз туда, куда ей и надо - в правильном направлении. И, главное, чтобы это не занесло её на Таймыр. Впрочем, все кругом куда-то спешат, и только наша экзотическая Эола Вишневская, к которой мы всё никак не можем по-настоящему привыкнуть, продолжает веселиться, как стрекоза. Любит же потанцевать девушка, у которой в сумочке пистолет и розовая помада, и танцует-то она, кстати, получше многих и не хуже некоторых. Она у нас на глазах придумала целый танцевальный номер под «Take On Me» группы «А-Ха», а это не совсем просто ... а как это у неё получилось под «Baby One More Time» Бритни Спирз?!? Мы эту песню поставили специально — для неё и нового нашего «адепта» - рекламного фотографа Игоря Сухарева по прозванию Сухарик. Он-то у нас не "кто-нибудь", а всем известный специалист в области эстрадного танца. Прежде чем стать рекламным фотографом, он был артистом подтанцовки у Валерия Леонтьева и Софии Ротару, и его просто так не перетанцуешь ... «Хуто-хуторя-анка, дечонка-молдов-а-анка!» - помните? Так-то вот! Ей-то, нашей стрекозе по имени Эола, вовсе не нужен был ни «мастер», ни «ментор», ни даже «монитор» в роли муравья-моралиста - ей хотелось яркого и неформального общения в достаточно простом и престижном обществе. Хороший пример, и сугубо положительный. О чём мечтали прочие граждане из интернета, все эти не столь красивые и респектабельные члены нашего сообщества, - они, наверное, и сами того не ведали. Просто, кто-то из них побывал в Поттайе лет десять тому назад и видел там нечто «такое», о чём так просто и не расскажешь (поскольку не поймут), а кого-то «тематически» изнасиловали на острове с чудным названием Ибица, притом насильники тоже были мужчинами ... такая, вот, «вилка Мортона», как непонятно выражалась блондинка Светлана, явно имея в виду нашего американца-порнушника с его глуповатой москвичкой, у которой внешность певицы Шэр. Что же касается личностей, наподобие старого «гота» графа Дракулы - как оказалось, бывшего инспектора провинциальной полиции - то о них я не стану вспоминать по той простой причине, что мы исключили их из нашего сообщества после первых же
громких «подвигов» этой довольно тёмной и не очень приятной публики. Да, у каждого из них есть своя небольшая специальная интуиция, прекрасно понятная мне и мне подобным, и общение с ними «правильно» расширяет кругозор «тематика», тем более - молодого, начинающего и поэтому ещё несознательного, однако узкая тропинка, на которую они ступили ещё в юности, а некоторые и пораньше, может привести только в тюрьму или в психиатрическое заведение, и я прекрасно вижу на ней ещё незаметённые следы тех, с которыми общался десять, а то и пятнадцать лет назад.
А хорошо только то, что хорошо кончается, не так ли?
Только чем больше я смотрел на Савину и её отношения с другом моим Ирвином, главным «вороном» в королевстве моего детства, тем больше увлекался увиденным. Ирвин был женат и раньше, притом дважды — его новое сожительство я также мысленно относил к «законным бракам», ибо как мне казалось, именно этим всё у них и закончится — но две его прежние жены не были столь скрытными, как Света, и не были столь уж деспотичными, как она, - впрочем, такими же красивыми и статными они не были тоже. Тут стоит призадуматься. Уж не в этом ли всё дело? Что ж, и в этом, и не в этом. Мы с Ирвином оцениваем женщин примерно одинаково, и я сразу хотел бы задать вопрос: чего там наш Ирвин не видел у женщин? Не видел красивых волос, выкрашенных в неестественно белый цвет? Ну, это довольно экзотично, однако не более, чем попугайский наряд и выщипанные брови у некоторых актрис и художниц. Или он не видел добротной женской попы и хорошего бюста? Да и этого «добра» у нас было, сколько угодно, и столько же будет. В конце концов, никто на пенсию не собирается ... Нет же, тут всё дело в её понимании действительности. Не знаю, как это объясняется с точки зрения моей любимой науки «пфификологии», однако, если мы с Ирвином — всего лишь два приспособленца, то Светлана, напоборот, желает стать настоящей альфа-самкой, притом она делает это абсолютно прямо и совершенно осознанно! Её не устраивает роль рядового участника социальных процессов. Да и секс занимает куда большее место в её жизни, чем всякие там рефлексии.
****
А вот и наш вечер трудного дня. Но не как у группы «Битлз» ... Мы взяли у Светланы ключи от "люкса" на первом этаже и устроили в нём небольшую "жжёнку" - Цеховский, Харитонов, Царенко, Сёма Смагин и я, тоже немало грешный. Мы хорошо выпивали и закусывали и ни разу не повышали друг на друга голос, - мы даже хотели пойти поиграть в пьяный баскетбол на дворе гостиницы (на стене имеется баскетбольная карзиной), но потом догадались, что наши отношения всё же не совсем идеальны для этого занятия ... "Карл" и его этот дайвер по фамилии Царенко - это всё-таки мои друзья, но Сёма и Слендермен по имени Юрий, скорее, не друзья, а бывшие одноклассники. Я их редко вижу. Тем не менее, нам было, что обсудить.
В конце обсуждения мы, крепко пьяные, бродили с бутылками в руках по всему коридору первого этажа, притом мне всё время попадалась весело скалящая зубы новенькая горничная-филиппинка, которую зовут, как выяснилось, Розмари, а Царенко по "пьяной лавочке" пугнул кого-то из постояльцев - иностранца, судя по реакции. Потом мы расползлись по свободным номерам и затихли. Лично мне достался номер с небольшим бассейном вместо душа и я, прежде чем уснуть, долго плавал в нём, как на спасательном плотике ... Абсолютно не могу себя контролировать в такие моменты, - это длилось неизвестное количество времени, а потом мне на голову свалились рекламные буклеты какой-то кофеварки, хранившиеся дотоле на полке высоко под потолком бассейна, и я, оставив эти "водоросли" там, где они должны были плавать, тупо потащился спать. А утром мы всей гоп-компанией сидели в "люксе", и нам делала выговор наша Ланочка. А я-то думал, что до неё это дело не дойдёт и в самом лучшем случае нас "осудит" Света Савина! Однако - нет, не она. Так-с, о′кей!
Что я вижу (если вообще вижу)? Серые расклёшанные джинсы с толстым швом, столь неугодные массовому женскому вкусу 21-ого века, чёрный туго обтягивающий полувер от Шанель, а рядом лежит пальто из верблюжьей шерсти, - так выглядела Лана-Луна Гольштейн, сегодня не совсем демоническая. Буквально - "Любуйтесь мною! Да, правее ... Вон оттуда. Да, в недоступном для меня месте" ... Она смотрит абсолютно прямо и с каким-то весёлым раздражением, обзывает нас "мальчишками", медленно покачивает носочком ботинка, и выглядит, как сильно повзрослевшая кукла Мальвина.
А мы, соответственно, Пьеро, Артамон, Буратино, и - два пьяных арлекина.
Вчера мы пили водку с пивом.
Пока её слова гуляют по самым тёмным закоулкам вчерашнего дня, я изо всех сил пытаюсь вспомнить, что наговорил вчера этой страшноватой на лицо филиппинской горничной. Ой, как бы не пришлось извиняться ... Потом до меня медленно доходит, что я - "француз" и открыто избегаю говорить на английском. Однако я всё равно словно кожей чувствую всю напряжённость и неловкость этого момента. Хорошо, что хотя бы проснулся в одиночестве. А то некоторые просыпаются с сисястой девкой в душе, а потом долго не могут понять, откуда она там взялась ... Ах, да! Вспомнил! Я пел для неё "Я люблю тебя до слёз! Без ума люблю!" из репертуара Александра Серова - при этом стоял на коленях и обнимал её ноги, а филиппинка хохотала в ладошку.
Нет, ну всё почти замечательно!
- Мальчики, уходите! Пельмени уральские ... - Луна обиженно блеснула очками в золотой оправе, - Мне противно на вас смотреть ...
Нам стыдно, и стыдно по-настоящему.
По-моему, мы действительно очень её обидели.
И, судя по телепрогнозу, будет нам «жара» ...
Мы выходим из гостиницы через кухню, никчемно болтаем, громко обсуждая вчерашнюю пьянку и прочие глупости, как вдруг слышим пронзительный стеклянный гром, - это работники кухни выбросили с грузового подъезда первый ящик водки. Потом полетел второй, и третий ... по двору, как кегли, звонко катались неразбившиеся бутылки "Абсолюта" и "Финляндии". О, боже, сколько их было на кухне нашего притончика?!? Десять ящиков, притом последнюю бутылку Лана вынесла, с ненавистью держа её за горло. Мне даже показалось, будто бутылка мелко дрожит от ужаса. Но дрожала, конечно, рука, а не бутылка. Вот она, "сила искусства"!
3.
Впрочем, что уж действительно принадлежит культуре БДСМ и рассматривается в рамках "науки о вечно зелёных помидорах", так это социальное доминирование. Ох, уж эти загадочные альфа-самки! «Альфа» — это самая первая буква греческого алфавита, и, поскольку авторство термина «альфа-самка» принадлежит этологам, специалистам по этике поведения животных, то здесь уместно было бы ознакомиться с тем, что представляет собой альфа-самка в живой природе. По-моему, это было бы вполне справедливо и по той причине, что человек действительно произошёл от обезьяны. Во всяком случае, такой вывод следует из поведения некоторых членов нашего сообщества. Ум, лесть, мольба, терпение, любовь и слёзы — этого у приматов нет, правильно? Зато всё остальное у них имеется в избытке. Вот с них, значит, и начнём ... Самки приматов довольно самостоятельны, но они не озабочены конкуренцией с самцами за удобное место в обезьяньем сообществе. Обезьянки (как и некоторые самки человеческой стаи) склонны образовывать свои группировки и собираться по принципу социального равенства или какого-нибудь случая: тут кучкуются совсем молодые самочки, а там - мамашки с маленькими детёнышами, а здесь — беременные, а так же не рожавшие в этом году взрослые самки, в том числе и не молодые, и так далее ... Но так продолжается не всё время. Самки, которые определились с выбором обезьяньего супруга, вскоре приобретают тот же ранг, который есть у избранника, а затем перемещаются в смешанную среду самцов и самок, в котором действует принцип мужской социальной иерархии. А в дальнейшем они или возвращается назад в свою группу, или приобретают некоторые права в смешанном сообществе, - то есть становится особями, статус которых может оцениваться как «альфа», «бета», «гамма» и даже статус «омега» - с его явным интеллектуальным доминированием над всеми другими статусами. В частности, из этих довольно разнообразнных самочьих существ складываются гаремы альфа-самцов. А кто же такие альфа-самцы? Это довольно временные лидеры сообщества, способности которых определяются набором гормонов и зрительно проявляется уже с рождения. Что в стае ликанов, являющейся куда более классическим примером животной социальности, что в обезьяньем сообществе альфа-лидеры обязательно окружают себя несколькими «престижными» самками - «бета» или «гамма» - но лишь только одна из них становится главной «любимицей» и только ей позволено руководить себе подобными. Как это происходит? Только через секс с альфа-самцами, и нередко с несколькими, что вполне сродни проституции ... Но ведь и проституция тоже неплохой социальный трамплин, не так ли? Разве вы никогда не видели бывшую «ночную бабочку», превратившуюся в крашеную «бизнесвумен» на чёрном «Мерседесе-CLK»?!? Конечно, видели! Это зрелище не из редких. Или вам никогда не встречалась юная, красивая и известная в избранном кругу секретарша, ставшая «специалистом высшей категории» сразу во всех областях, включая театр, цирк, биатлон и приборостроение? Ну, конечно, встречалась. Это явление всегда оскорбляет настоящих профессионалов, однако и встречается оно почти повсеместно ... ведь что там потом может произойти, альфа-самцы никогда не задумываются. Дело в том, статус их не обязательно вечен, и многие альфа-самцы остаются таковыми недолгое время — некоторые передают первенство, не желая за него сражаться, а прочих одолевают годы и соблазны. А потом альфа-самцы начинают зависеть от какой-нибудь самки-вольноотпущенницы, угробившей красоту свою и всю молодость только на то, чтоб устроиться на «хорошую работу».
Ох, уж эти женщины!
Итак, всякая альфа-самка в мире животных — это такая «первая леди» в своей стае, и нередко настоящая самка-иерарх. Однако живой природе все равно - будь ты хоть человек, хоть ликан, хоть макака! Титул альфа-самки можно получить только от мужчины. Вот Светлана Савина и желала получить этот титул от Ирвина. А Цеховский - парень «со связями». Союз с ним выгоден для любой женщины. И он вполне доступен, поскольку на него хорошо действует самый простой тактический флирт - основное оружие любой настоящей женщины. Всем известно, что что пиковые эмоции не очень нравятся моему милому другу, но он способен на компромисс, и почти единственное, что может в данном случае остановить нашего Ирвина, так это Светин рейтинг в нашем тематическом сообществе: она по большому счёту взрослая женщина, да и выглядит несколько постарше, а вокруг вертится немало молодых девушек, в том числе очень милых и артистичных, как Женька. А Савиной артистизм не понятен.
У неё душа дракона.
Помнится, на дне тарелки из персонального столового сервиза маркиза Донасьена де Сада была такая, вот, картинка, на которой толстая пастушка непонятного возраста игриво демонстрирует свой голый зад приятной пухлости – «Spiritus flat ubi vilt», гласит надпись под картинкой, что переводится как «Ветер дует там, где ему хочется». Да, а на заднем плане стремительно вертятся мельничные крылья — просто как винты у вертолётов! Разве не это ли мечта альфа-самки?
И не об этом ли мечтала Светлана Савина?
Я нахожу её в «салоне», сверяя с ней свои часы.
- Так и знал, что ты уже здесь - минутка в минутку! - весело говорю я, хлопая ладонью по запястью, - Ты хотела мне что-то передать? - Мы со Светой по-дружески поцеловались. На её губах тут же мелькнула благосклонная улыбка. Я стою столь близко, что ей совсем нетрудно произнести мне на ушко что-нибудь сокровенное, если это вдруг понадобится, и чувствую, насколько она тёплая и очень женственная, эта подруга Ирвина. В соседней комнате «салона» кто-то шумно взбивает подушки на ложе. Что там готовится? Неужели из меня хотят сделать принца-консорта? Что-то давненько не было таких попыток - даже обидно. Последней на это здорово «напросилась» Вита-Власта, и с тех пор мы с ней немного любовники. Как хорошо, что Ида пока ничего не заметила. Её-то я ни на кого не променяю — как не старайся ... Вообще же, я согласен делать буквально всё, что от меня потребуется, не забывая при этом, что я всё-таки мужчина, притом самый такой, каким и полагается быть современному мужчине — среднего роста и возраста, немного пьющий и даже курящий, и — кругом неудачник ... И, вот, я бросаю свою «кожу» с жёлтым овчинным воротником в чистенькое сиреневое кресло шириной с полдивана и приятно улыбаюсь, уже ко всему готовый:
- Ну?
- Ты что есть будешь?
Я приехал от Иды, где меня кормили, как любимого мужа, но уверенно делаю вид, будто питаюсь только полуфабрикатами:
- А что там у вас есть?
- Бутерброды с кофе с сахаром точно есть, - Повариха на нашей гостиничной кухне в основном ленится меня кормить, а жаль! - И ещё могу девчонок отправить в магазин ...
- Лучше устрой ревизию запасов на кухне, - предлагаю я не без юмора, - Там, наверное, всё найдётся ... даже «Вдова Клико» Урожая кометы! Зато водки, знаю, больше нет ...
- Нету, и не будет, Андрюша!
Светлана — всегда здесь, рядом, она всем проникается и всюду командует. А демоническую Лану я теперь вижу почти только на сцене — как напарницу по эстрадному дуэту. Ланочка всегда в чёрном, хоть она и не пантера, а Света — каждый день светлая, согласно своему имени. Она смотрит всегда прямо, глаза в глаза — смотрит долго и со скрытой угрозой - и участвует в нашем творческом процессе точно также, как и всё вокруг меня — как занавески, портьеры, бутылки и банкетки из нашего ресторана ... и как это сиреневое кресло в углу, и как перины в соседней комнате.
- Ой, мадам! То, что вы готовите, мне всегда приятно ...
- Потерпишь, привереда!
Я смотрю поверх её плеча, пытаясь увидеть, что там происходит. А там тщательно наводит чистоту и порядок новенькая горничная-филиппинка, девушка лет двадцати — на удивление стройная и высокая, с красивыми ногами и полными бёдрами, но довольно страшененькая на лицо. Розмари Плюмьер её зовут! И это ей я пел что-то из репертуара Александра Серова ... Зато всё у нас смотрится, как в лучших домах Парижа и Лондона (ударение на первом слоге), а филиппинка-то, небось, думает, будто её наняли работать в борделе, - вот, незадача-то какая! А что она думает обо мне, Розмари?
- Береги её, береги ...
Светлана быстро обернулась, взглянула на неё, и ответила:
- Да я убью того, кто её тронет!
- И меня?
- А тебя Ида убьёт ...
Ах, вот, как! Она, небось, об Ирвине подумала?
- Наверное, у вас действительно какая-то дикая затея?
- Что-то вроде. Лана предлагает тебе одно интересное дельце ...
Я уже хорошо знаю, что за «интересные дела» Лана и платит, и ругает, - хорошая она «dominatrix» и даже заботливая. Однако наши отношения становятся всё более простыми, деловыми и в чём-то очень предвзятыми ... Филиппинка принесла тарелки с резаным латуком, с огурцами и крупными яркими помидорами, с бурым рисом и какой-то очень незнатной рыбой во фритюре. В памяти моей ещё не угасли вкусные впечатления от рыбных дней в кафе "Спорт" на улице Лермонтова в городе Норильске, где мы ели только сига, чира и нельму, поэтому я с некоторым ехидством и даже недоумением взираю внутрь голубой тарелки (а потом в неё звонко падают мои наушники от смартфона):
"Таак-с!"
Я тихо пошутил:
- Сегодня мы перекусываем по-арабски?
- Экономно ...
Что мне нравится в Светлане, как и во всех прочих настоящих меломанах, так это её музыкальные предпочтения, - в нашем ресторанчике звучит кавер на «Nhe Sweetest Taboo» легендарной Шадэ, а потом ещё что-то, из категории «музыки только для избранных».
Настоящая классика!
- Где Лана?
- Она занята у этих ... у магов, короче.
Светлана передвигалась несколько извиняющейся походкой, а взгляд её серых очень тёплых глаз был несколько рассеян, как при просмотре малоинтересной программы ро телевизору. Я же пребывал в состоянии пустого и блаженного безразличия и делал вид, будто мне всё это нравится:
- У неё есть ещё одно сообщество, стало быть? Ну, вы даёёёте! - Мне уже всё известно от стрекозы Эолы Вишневской, - Я обожаю нашего карманного демона, но то, как она лихо делает деньги на социальных инициативах, удивляет меня всё больше и больше. У неё там - кто за главного? Уксус, маг первого ранга? Значит, я пою здесь Валерия Абадзинского, а он проводит ТАМ вечеринки в стиле Вольфа Григорьевича Мессинга, и в результате всего этого наша карманная Луна зарабатывает на этом большие деньги?!?
- И тебе хорошо платит, - сказала Света, присаживаясь напротив меня. Её коричневые вечерние туфли на каблуке начищены до блеска - это у неё такая «тоска по грязи» или «la nostalgie de la boue», как говорят во Франции, или всё дело в том, что она исполняет свои обязанности много лучше, чем я?!? Ведь все эти боссы и организаторы так жадны, что могут прекрасно обойтись и без друзей. А Светлана Савина - это теперь наш новый «мajordomo», она реализует себя через секс и «тему» с целью устроиться в жизни как можно мягче да удобнее. Ей так проще ... Перед ней проходит множество лиц и чувств, а она остаётся прежней и почти неподвижной, что напрочь исключает всякую интригу ... Но лично мне очень жаль, что эта функция не попала к Иде Солтецевич или хотя бы к той же Вишневской, лично ни в чём не заинтересованной. Впрочем, о чём это я?!? Я ведь сам записался "мастером" и ведущим музыкальной программы на все эти "тематические" вечеринки, и пенять могу только на себя, и поэтому мне становится интересно узнать, наконец:
- А что вообще предлагает Лана?
Да! А что?!?
- Хочу предупредить, что у нас не всё ладно в коллективе, - тихо произнесла Светлана. Даже так? Не всё ладно? Конечно, при таком столпотворении, какое было в прошлую пятницу, можно предположить, что в один прекрасный момент вся эта гостиница сгорит ярким пламенем, объясняю я в тоне безумного возмущения: - « ... персонал только и успевал, что уносить пепельницы и брошенные окурки. И новый ковролин оказался прожжён во многих местах - теперь хоть выбрасывай! Ну, если честно, контроль в зале обошёлся бы гораздо дешевле испорченных вещей ... » Я ещё немного повозмущался, стараясь заронить в её душу искру, а потом раздуть её в большущий пожар, однако деспот Светлана никак на это не откликнулась.
Она в свою очередь знала - и тоже от стрекозы Эолы! - что я был недоволен последним собранием: интимный кружок «тематиков» быстро превращался в большое и бесформенное сборище, тон в котором всё чаще задавали люди, вроде господина Топорова из Новосибирска. Какой-то кружок корпоративных менеджеров ... А тут ещё и деньги с "корпорации магов", с которой ведут дела Ирвин и Царенко. Притом оба хороши - один администратор в развлекательном центре, а другой вообще водолаз! Нет, я ничего не имею против продажи членских билетов, однако в какой-то жуткий момент ажиатажная коммерция начинает пылать страшнее пожара, и пыланию этому не бывает ни конца, ни края. Оно испепеляет до нуля ... И остаётся только спросить после этого: а является ли элементарное чувство меры достаточным в качестве кодекса поведения или всё-таки не является? - однако Светлана сперва странно смотрит на меня, а потом вдруг начинает поглядывая на филиппинку, с виду очень хитрую:
- Современные колдуны — это больше не хрустальные шары, Камео, и даже не чётки. Это очень высокотехнологический бизнес довольно закрытого типа, который требует серьёзного оргучастия. Вот, Ланочка и взяла на себя эту обязанность. И то, чем они там («Это где?» - сразу же захотелось спросить) занимаются, очень далеко от «цыганского гипноза» или советской эзотерики из 80-ых годов, - Светлана энергично махнула рукой, - Евгений Михайлович Уксус не просто маг с дипломом. Он не менее актуальная фигура, чем ты, Камео, и он тоже чрезвычайно интересный и опытный человек. Он на этом деле просто собаку съел, как говорится в таких случаях. Например, ты что-нибудь слышал о слиперах? Нет, не слышал? Это такие слуги современных колдунов. Что делает слипер? Он во сне подключается к чужому биополю и потом всё-всё узнаёт о каком-нибудь человеке. Тебе понятно? А ты знаешь, что потом ему стирают память, и человек оказывается просто на улице? Так вот, Уксус раньше работал с бездомными в центре помощи и находил среди них бывших слиперов ...
Я слушал всё это и мне почему-то очень хотелось сказать: «Передай слиперу по фамилии Уксус, чтоб он больше не пил дешёвое вино на пустой желудок!» Да, хотелось ... Однако я промолчал. А что сказать?!? Во-первых, я - не Лана и по природе своей очень не люблю скандалы, а, во-вторых, мне давно известно, что наш внешний мир не менее болен, чем мир внутренний. Да, я сноб. Но я завоевал своё место в среде скептически настроенных граждан ещё в те времена, когда никто и не слыхивал о "теме" как таковой, и когда полюбить ближнего означало стать этаким простачком наподобие Исуса, сына Божьего. И - да, я абсолютная посредственность. Это слегка неудобно с точки зрения «темы» и моей профессии, зато очень помогает избегать таких, вот, жуликов, как этот Евгений Михайлович Уксус, - да будь он хоть самым искренним подражанием Сыну божьему!
- Да-да-да, - бурчу я недовольным тоном, - общая абстракция, мистика и метофизика, «зачем мы существуем?» и всё такое, на что всё равно нет ответа ...
- Зря ты иронизируешь, дорогой! Твои родители живы? - неожиданно интересуется Светлана. Я даже удивился, поскольку это вопрос пока неактуальный - моя мама как раз только-только «Мастера и Маргариту», наконец, дочитала, что я узнал из её звонка на мобильный. «Ну, живы ... да! А как же?!?» - бурчу я в ответ, пожимая плечами, и внезапно узнаю такую, вот, бескрайне любопытнейшую подробность:
- Луна говорила тебе, что в прошлом году умер её отец? Нет, конечно же! Не говорила. Для неё это нормально ... Так вот, это нельзя изменить или забыть, как всё неизбежное на свете, зато можно компенсировать, притом самым простым способом. Мама Ланы, милая такая еврейская дама, очень любит жить и ... путешествовать! Да, просто путешествовать! Она подходит к дочери и говорит - «Хочу посмотреть Босфорчик!» И дочь покупает ей тур в Стамбул. Или - «Хочу в Мадрид, доча!» ... И Лана берёт дорогой тур в Испанию с «Мерседесом» белого цвета и гидом со знанием русского языка. А я, представь себе, не могу отправить свою маму, тоже женщину одинокую, в дорогостоящий тур. У меня, видишь ли, недостаточное положение в юридическом отделе, и я в этом году на Пхукет едва наскребла денег ...
- Ах, ты об «этом»?!? - Мне так и хочется сказать:
«Узнаю человечество!»
Или даже крикнуть ...
Но Светлана Савина всё равно меня не поймёт.
Хоть протестуй с красным флагом!
Да, она долго смотрит на меня сверху вниз, а потом почти «взрывается», словно в «бою» на советской коммунальной кухне:
- Ну, это ж ты у нас знаменитый «неформал»! Как же я забыла?!? Тебя все знают, и ты хочешь умереть нищим, как вся интеллигенция. Как Исус Христос, и желательно - на кресте ... А мы, дорогой Камео, люди простые, и зависимые от обстоятельств. Ирвин - администратор в развлекательном центре, и эта работа каждый день доводит его до истерики, а я, вон, седьмой год работаю в промышленной акционерной компании, и ведь до сих пор не поднялась до уровня специалиста высшей категории. Я в этом году с трудом наскребла на Пхукет и ... все тому подобное! Ты понимаешь?
- Только не надо повторяться!
- Я хотела передать тебе, - натянутым тоном произносит Савина, - Что кто-то из наших информирует "фейсов", в смысле ФСБ. Это очень серьезно, Камео!
Вот, какой поворот!
- От кого известно?
- Гот просил передать.
- Граф Дракула который? Ну, это не удивительно.
Вот, значит, в чём дело. Нет уж, дорогие моя «тематики», да и «не тематики» тоже! Я просто не могу это всё спокойно слушать, ибо «крысота пасёт мир», как говаривал знакомый мой «тематик» с тридцатилетним стажем. И уже не столь важно, что это за «крысота». Бывает она «волшебная», а бывает и «акционерная» ... всё равно противно слушать. Впрочем, знакомый мой «тематик» тоже воспринимал людей как-то по-анекдотически просто - проще бывало только у поручика Ржевского: «Сударыня! ... (Всё. Дальше нецензурно.)» Однако интересный он был товарищ, этот ветеран советского БДСМ-движения, любовник нескольких «звёздных» женщин кинематографа СССР, большой знаток «пфификологии» и в чём-то первопроходец своего лёгкого жанра ... но в чём? Наверное, я и сам стану таким, как он, лет через пятнадцать постоянного вращения в избранном неформальном кругу ночной столицы, не так ли? И это - самое меньшее из того, чего я могу достигнуть за «просто так», даже за «спасибо». Но зачем мне всё это? «Нет уж, этот разговорчик о божественном нужно заканчивать», - быстро решил я про себя, однако Светлана ещё сказала напоследок:
- Мне тут говорили, что ты любишь цитаты из всяких богословских сочинений и прочего, чем все сейчас увлекаются. Ты когда-нибудь слышал, что, если священник женился, то ему никогда не стать епископом - не знаешь? В этом случае он просто не сможет понять некоторые тайны, которые ему могут быть доверены другими. У меня в своё время одна подруга заплатила цыганке, чтобы та прокляла нашу общую знакомую, сучку поганую! И - что ты думаешь?
- Ой-ой, я не сомневаюсь, что сучка вскоре скончалась ... - прервал я её грубый рассказ и как бы переключился на другой информационный канал:
- Хорошо, а что там оставила нам Луна?
Светлана предложила в форме приказа:
- Для начала ты поешь риса, а всё остальное - потом!
- Ну-ну.
Действительно: у всякого нормального человека способность переваривать всё, что суёт в него объективная реальность, появляется только после хорошего обеда! Зато, не пожравши, даже как-то и добро почти не воспринимается - не так ли? - не говоря уж о повсеместном зле и материальном принуждении. Но мы не приминули снова поговорить о деньгах. Светлана большими глотками пила густой и крепкий кофе и медленно читала бухгалтерскую ведомость - по памяти, как настоящий офисный специалист! К счастью, это длилось не очень долго. По существу, Света обезличивала словами свою и мою зависимость от демонической Ланы-Луны.
- Я отлично тебя понимаю ... Ирвин мог бы сказать об этом строго по-аглицки - «No man′s land», что означает "ничья земля", - тонко пошутил я, проглатывая рыбу, состоявшую на 60% из костей и на 30% из кожи, притом, судя по плавникам, это была какая-то очень сухопутная рыба, - Если я немного понимаю и говорю по-французски, то он хорошо трещит на английском. Этот язык он усвоил у своей мамы-учительницы. Она же ему имя придумала - Ирвин! Если помнишь, так звали одного гиперпопулярного у наших гуманитариев писателя из США - Ирвин Шоу! Я в своё время играл Тедди Бойлана, знаешь? Почти Дональда Трампа в молодости ... - Я невольно ухмыльнулся, - Мне, чтобы добавить возраста, приклеивали усы гусарского фасона, и я с пафосным видом выходил на сцену. А нашим «принцем коммерции» Рудольфом Джордахом был он, Ирвин Цеховский!
- Представила! Страшное зрелище ... А Сёма Смагин? Он ведь тоже играл вместе с вами?
- А зачем ты его вспомнила? Он ведь художник, а не актёр, поэтому ...
- Почему вы так плохо к нему относитесь? - спрашивает Светлана, притом в её голосе ясно звучит осуждение, - Вы же его с детства знаете.
А, ну теперь всё понятно. Сёма всегда был ябедником, и только Ирвин ничего об этом не помнит. Что ж, теперь он будет "другом семьи", тогда как мои шансы здесь довольно незначительны. Светлана смотрит на меня почти неподвижным и ничего не выражающим взглядом. Я в ответ широко улыбаюсь, как дурак. А что сказать? Мы знаем Сёму Смагина, но относимся к нему довольно снисходительно. И никогда не посвящаем его в свои дела.
Наконец, она произнесла:
- Он рассказывал о тебе, каким ты был лет двадцать назад. Если честно, я была удивлена ...
- Чему? Тому, что мы не стали наркоманами? - Я пожал плечами. Нет, мы не увлекались наркотиками. Если Сёма желал всё регламентировать, но мы хотели, наоборот, свободы и множества возможностей, - «Мы летим! Всё закрывай на карантин!» На дворе 90-ые. Иван Скобёлкин и Игорь Конюхов всерьёз играли в хоккей, мои одноклассники Иосиф Вардзелашвили, он же Заир, и Юрка Харитонов гоняли на спортивных мотоциклах, я хотел стать актером, а наш добрый Ирвин ничего не хотел. Но все педагоги говорили, что ему надо поступать на журфак. Его обязательно возьмут ... Боже, это было двадцать лет назад. Конюхов давно тренерствует в Астрахани, Заир погиб, а Юрий Харитонов ... ну, с ним всё понятно. Он во всём похож на отца.
А где Скобёлкин? Он в Канаде, в НХЛ.
Мы извлекли из жизни максимальную пользу.
- Ты так говоришь, будто всё уже закончилось ...
- А, может, и так? Человек не должен знать своего будущего, - обрадованно возгласил я, вставая из-за стола. Филиппинка тут же унесла тарелки. - Никто не знает своего часа. А мне умирать или жечь мосты невпервой - уж поверь, пожалуйста! Моя жизнь не устроена правильным образом, а кое-в-чём она вообще никак не устроена ... например, с твоей точки зрения. А, когда ты не едешь, как все, строго по накатанной, то тебе приходится рвать отношения почти каждый день и всякий раз навсегда. Понимаешь?
- Тебе нужен хороший оберег, Камео, - потупив взор, предложила Светлана, - Я поговорю с Уксусом ... ты не против?
Я пожал плечами - да пожалуйста!
- А по поводу денег ... - издалека начинала подруга Ирвина, - Я бы не советовала тебе уходить прямо сейчас. Многие могут неправильно оценить твои действия. Сам же говоришь, что в нашем сообществе не хватает доверия ... и всё тому подобное. Ты подожди до Нового года. Иначе могут подумать, что ты - «кикер», а это будет очень нехорошо для всех, включая Иду. Я хорошо понимаю, чего ты хотел и что увидел в конечном итоге, но внезапные решения могут всё испортить, понимаешь? А проблема у нас уже есть: кто-то из наших «стучит» «фэйсам» - в ФСБ!
- Откуда знаешь?
- Гот сказал.
- Это который граф Дракула? - Мне сразу вспомнился недавно изгнанный нами хмурый гражданин, слишком малорослый для взрослого мужчины, - Ну, тогда "спасибо" ему скажи. А кого он у нас подозревает? При нашем современном положении дел подозревать можно кого угодно - и тебя, и меня, и даже Иду, которую ты зря припомнила, поскольку она теперь почти не ходит на наши собрания, и правильно делает ... У нас же здесь галдит и гадит целая толпа всяких топ-менеджеров и гоп-коммерсантов, которую никто не фильтровал и даже не приветствовал. В сущности, они пришли сюда за деньги, чем я и не доволен, как ты понимаешь. Знаешь же, что гусары денег не берут? Так вот, в подобном сообществе, как наше, не должно быть никаких денег, понимаешь? Совсем никаких! Это такое правило, нарушать которое – себе дороже. А, что касается меня, то я привержен БДСМ-культуре не за наличные. И самоутверждение меня также не интересует, как и голые бабы ... в этом плане я "состоялся" ещё лет десять назад, когда учился в актёрском училище. Ты меня понимаешь?
Такой, вот, «Коммунистический манифест», только без Маркса и Энгельса ... но тоже вполне бескорыстный. Я начинаю вразвалочку прогуливаться по персональному «салону» Ланы Гольштейн - туда да сюда. Как жаль, что у меня нет шагомера, чтобы сосчитать, сколько шагов я делаю каждый вечер по этому недорогому ковролину производства КНР - 1000, 1500 или много больше? Тем временем из нашего ресторанчика звучит «Незнакомка» Игоря Николаева. Я пою её почти каждый вечер, но, признаюсь, мне очень нравится эта песня.
Да, в моей жизни было много балконов ...
Я настоящий "лайфстайлер", сын Иосифа и Марии.
Осторожным тоном Светлана Савина начала объяснять, в чём заключается "соглашение сторон":
- Ланочка предлагает тебе поработать с одной очень интересной особой, которую ты немножко знаешь. Ты видел её у нас в самом начале с Олей Оскаровой. Она - блондинка, и одевается так ассимитрично, что её сложно не запомнить, - непонятно объясняет Светлана, которая всегда ходит во всём светлом, - Зато ей очень нравится, когда её раздевают. Если я всё правильно понимаю, она позволит тебе почти всё, что можно сделать со взрослой женщиной, однако я предупреждаю, что она - довольно долго была замужем и у неё маланький ребёнок ... - она погрозила пальчиком, - Ты понимаешь, Камео? Поэтому, если ты и возьмёшься её «воспитывать», как последнюю сучку, то принимай это к сведению, пожалуйста. Она по-своему недотрога, хотя ... цинична в общении, и любит пошуметь на нашем форуме.
Я пытался вспомнить. И неожиданно вспомнил:
- Господи ... Это Магдалена, что ли? Она?!?
Мне почему-то сразу показалось, что речь идёт о женщине, появлявшейся у нас не более двух раз, - об одной очень яркой и молодой блондинке. Мне вспомнилась недавняя переписка на форуме ... Ах да, Ольга Оскарова! Это же её подруга, на внешность - татарочка. Тоже очень симпатичная женщина - такая восточная фея. Она театральный режиссёр или что-то в этом роде, а была художником в детском журнале и немножко торговала одеждой. По-моему, Сёма Смагин хорошо с ней знаком ... Я сел за ноутбук и мигом нашёл Оскарову в ленте нашего сообщества - так, впрочем, и не получившего никакого звучного названия! А зачем? Мы и так весьма неплохо смотримся.
- Так, вот она, если я правильно всё понимаю ...
Фотография на странице в социальной сети была взята, по всей видимости, прямо с сайта Ирины Аллегровой, - вот ненормальная! Но это «нормально» для интернета.
- Она, она ... Смотри, какая женщина!
Светлана, как говорится, «висела над моей душой», как-то машинально поглаживая меня по волосам, и полушёпотом старательно читала переписку на форуме:
- Магда ... По своему опыту хочу сказать что девчонок ОБЯЗАТЕЛЬНО надо пороть, еще с «садика». Больно и строго, может быть даже сильнее мальчишек ... Особенно лет до 12-13, лет с 5, максимум. Но вот с 15 надо заканчивать: что «не вложили» - уже поздно ((( Хай-64: Что «не вложили» - уже поздно? ((( Намекаете, что в интимном плане девушки впечатлительнее реагируют на порку? ... Граф Дракула: Хай-64, а это правда. Девочка порку воспринимает совсем иначе ... Selena: Просто девочке больше желание быть послушной. Ей естественно подчинятса. И боль девочки переносит лучше чем мальчики. Оголять себя девочке тоже кажет много естественнее :)))) В сексуальном плане мальчик хочет любоватса телом девочки. А девочка хочет, что бы мальчик любовалса её телом. То есть, сексуальный интерес у девочке к своему телу, а не к телу мальчика ... Магда: Selena, зайка, не помню какой процент, но довольно много женщин испытывает удовольствие от того, что мужчина им делает больно. Бывшая моего мужа такая и её сестра тоже такая. И ещё многие ... Януш: От своего опыта. Когда порют мальчика, он старается вырыватса. А девочка почти никогда не вырываетса ...
Я читал это молча, но тоже чувствовал себя девочкой.
- Что-то новенькое в репертуаре ... Это переписка за сегодняшний день, да? ...
- Скорее, ночная переписка.
- А кто такой Хай-64?
- Мужчина, - произнесла Света, пожав плечами, - Топ-менеджер, а ещё очень знаменитый спонсор.
- Спонсор?!?
- У него, по-моему, своя подростковая команда по хоккею.
- А Януш - кто?
- Не знаю ... По-моему, тоже из этой «оперы». Он приблудился с форума корпорации магов.
Далее следовал целый манифест (вряд ли коммунистический) от всеми нелюбимого господина Топорова, наивно свидетельствовавший о кристальной чистоте его намерений.
На форуме было написано:
«Наглых мажорок, вроде Ланы Гольштейн, пороть можно в любом возрасте :) А вот с применения порки по отношению к девочкам поспорю».
- Ну, хоть девочки у него не виноваты, - резонно заключила Светлана. Но далее в переписку вступал директор по сбыту ликёро-водочного завода, некто Эл-Бэ. Берлаго, известный под никнэймом «Беранже»:
«Зачем в 15-17 лет заканчивать ... Как 18 исполнится - можно заработать на этом неплохие бабки. Податься куда-нибудь в спанк-студию, типа "Mood", в которой тема-фильмы снимают и в интернет грузят ... Получит раз 50 по 100...150 ударов ротанговой тростью - сможет купить себе квартиру или оплатить учёбу где-нибудь в крутом зарубежном ВУЗе... У них там всякие актрисы есть - от девок 18...20 лет (которые часто под "малолеток" косят) до бабуль 50 ... 60 лет. Денег-то халявных всем охота».
Я уже знаю, что деньги для «Беранже» - это больше, чем просто деньги: он покупает начинающих секс-рабынь «за дёшево», а использует «за дорого», поэтому никто с этим «Беранже» не знается, хоть он и бешено богат, как все «водочные короли» ... Однако вот снова «бландинка» Магда-Магдалена - крупным шрифтом, чтоб все сразу заметили:
«Фи-и-и, мы тут о воспитании разговоры ведём серьёзные».
Ей настойчиво отвечает некто «Януш» - он дважды сбрасывал текст, а потом начинал всё заново:
"О воспитании твоих? ... Беранже, угу, ты разбежался! Максимум 100 «баков» за сессию. Я так думаю ..."
А после долгих раздумий "Януша" - снова граф Дракула, бывший полицейский:
"Максимум 100 "баков" за сессию? Недорого... Но "ескорт" в моём родном городе, недавно отказался делать "это" даже за 2000... Так "нецелованной девочкой" я и помру ... Причём, реально не понимаешь: рассказываешь им... дураком последним себя чувствуешь... нето, они троллят меня, не то и в правду не понимают... Мальчика у них заказать, к примеру, стоит 300-500 и то всё понимает патцан".
- Ты хочешь ЭТО читать? - почти с возмущением спросила Светлана, чуть не хлопнув меня по макушке.
- Света, врага надо знать в лицо ... понимаешь? Как её зовут на самом деле?
- Елена, кажется.
Пауза. Стало слышно, как курит в коридоре наша горничная-филиппинка.
- Надо, Федя, надо ... Я, как ты знаешь, никогда не участвую в интернет-переписке, и участвовать никому не рекомендую, - произнёс я с сильным раздражением. Мне даже захотелось хлопнуть крышкой ноутбука, - А потом кто-то удивляется, что у нас появилась "крыса", ёжин-збажин? Хорошо, что их ещё в "органы" не пригласили для дачи объяснений ... А что это за Януш не Вишневский?!? Что это за дикорастущий кретин на нашем огороде? А что себе позволяет этот граф Дракула?!?
- Ничего не позволяет, зато всех компрометирует.
Она склонилась над ноутбуком и принялась читать дальше - теперь уже в полный голос:
- Хай-64: Если пороть не долго, но с силой, что девчонка орёт, а следы остаются, думаю, приятных ощущений не возникнет :) ... Магда: Меня в детстве секли розгами. Специально возили на дачу. Воспоминания свежие. Действительно, даже после 10-15 сильных ударов казалось, что никогда не буду больше нарушать ... Но потом неприятные ощущения проходили, и наказания я уже переставала бояться. А от сильных ударов розгой действительно никаких приятных ощущений, а стыд остается надолго ... Граф Дракула: Хулиганила ты, да? ... Магда: Тыда! А то? Я из дома сбегала с девчонками, траву курила и папину машину сожгла под «дурью» ... :) Selena: От сильных ударов розгой никаких ощущений. Чтобы было не больно, стараюсь внушить себе, что это приятно. Но обмануть себя не удатся. Я в ужасе, когда меня наказывают ремнём ... ремень боюсь ... Даже, когда просто вижу на ком-нибудь или, допустим, в магазине ... Хай-64 - Selena: Тебе скока е? В "личку" напиши, если чё, е? Я отвечу, как освобождусь ...
Далее следовал длиннющий и безграмотно написанный текст, из которого следовало, что обладательница никнэйма "Selena" недавно поступила в МГУ. Вот кто-то и "склеил" очередную секс-рабыню, резюмировал я против своего желания. Жалко девушку ... Но разве я занимаюсь чем-то другим?!?
- Почти тем же самым ...
- Ты о чём ... ёжин-збажин?
Я постучал пальцем по экрану ноутбука:
- Похоже, что эта дурёха, как все культурные девушки 21-ого века, учится в МГУ на психолога, - Светлана снова пожала плечами, только теперь в незнании, - Н-да, ну и замечательное же у них там "одиночество в сети" ... и даже свой Януш Вишневский имеется!
- А ты чего хотел?!? Никакой он не Вишневский! У нас такую фамилию носит только Эола, но она не мазохистика ...
В ресторане звучала божественная Далида - песенка «Bambino» - а передо мной продолжалось некое светопредставление, изучая которое я живо вспоминал пожар на мусорном полигоне, - быстро строчил тексты Януш, умничала московская студентка Selena, горько плакал неудовлетворённый граф, ему вторили Люся Щербина и её глистоподобный бойфренд Саша Волокитин ... А Хай-64 показательно свинячил, громко хвастаясь своими "подвигами" на гране «УК РСФСР». И никто не мог остановиться. Мне тут подумалось: "У каждого из них установлена какая-то цифровая система вместо мозга", - однако ... вот тут я неожиданно для себя понял, что ещё способен как-то возмущаться - а это уже новинка! И - плевать на всех этих выскочек с деньгами, цинично нагадивших в нашем ресторанчике, и, тем более, на всяких почти анонимных интернет-переписчиков с их глупым полукриминальным опытом ... Однако как же всё это странно, что Господь Бог почему-то не отключил рецептор возмущения в моей современной и практично настроенной голове - да, это очень странно! Дело в том, что сильные психические реакции оказывают влияние на реакции гормональные, а это нехорошо влияет на отношение человека к людям и к объективной реальности, - человек становится сложно воспринимаемым сварливым моралистом, а это вряд ли понравится гражданам, привыкшим, что все их действия - легальны. Современное общество не показывает своё истинное лицо ... а я, значит, почему-то не боюсь этого делать? Дурак ты, дорогой Камео! Главная особенность нашей жизни заключается в том, что ты можешь морализировать сколько угодно, - это почти никак не влияет на устройство объективной реальности. В лучшем случае, тебя просто объявят сумасшедшим, уберут в сторону и быстро забудут. А, если кто-то о тебе вспомнит, то всеобщему удивлению не будет предела, - "Кто это? Это тот умалишённый, который говорил, что земля - круглая? Нет, мы его не знаем!"
Лишний человек, почти рептилоид.
- Этот человек не из нашего круга ...
Однако ставки сделаны и ставок больше нет.
- Как говорят, "большому кораблю – большие в трюме крысы" ... Нашей Ланочке надо бы посмотреть эту переписку и сделать некоторые оргвыводы, - Я нехорошо усмехнулся, словно видя себя в каком-то очень большом и критически настроенном зеркале. Такие порочные зеркала, согласно пфификологии, бывают только в дамских примерочных, - Намекни ей на это, пожалуйста, Светлана! Ты же можешь по-женски ей всё это объяснить, правильно? Знаю, что у Ланочки совесть ещё сохранилась. И ещё ... Слушай, а кто у нас системный администратор? Что за болван там сидит? Секс-активист Помидоров? Надо, чтобы он немедленно очистил форум от всякой дряни, а некоторых особо активных граждан следует дезавуировать и выбросить за борт вместе с падалью ... Поганцы чёртовы!
- Только не вздумай скандал устраивать!
- Что?
- Проехали, кикер ... займёмся делом.
Нет, я не кикер, то есть - не скандалист, не трепач и не доносчик, но всё-таки я груб, сегодня я чрезвычайно рассержен ... сегодня и на все ближайшие дни я - настоящий альфа-самец и глава нашего глупорождённого сообщества. Я требую, чтобы эту Магду Геббельс мне доставили голой и на блюде. И баста! Вы поняли? В конце концов, в соседней комнате всё давно готово, включая снейк - это такая длинная однохвостая плеть-змея с гибкой рукоятью. Я часто ею пользовался, и даже не понимаю, как можно пользоваться чем-то иным. Её вид устрашает «сабок» до полнейшей покорности, а потом я пускаю в ход другие «девайсы», притом весьма разнообразные. Я Монстр, не так ли? Но я считаю, что имею на это право. Меня всегда упрекают, что я отношусь к женщинам, как к неким предметам - как к секс-игрушкам - и что я просто садист и материальный пользователь.
Всё это абсолютно верно. Но это как бы и не совсем плохо.
Не то, чтобы "плохо", а именно "не совсем", поскольку мои отношения с женщинами редко продолжаются дольше одного вечера или, к примеру, дачного сезона. Для них это временное грехопадение, а для меня смысл жизни - ну, может, уже довольно вчерашний смысл? ... Как знать! Ведь, как говорил один современный философ, "чем дольше живут люди, тем больше им лет" - а, "почти" пережив "возраст Христа", человек уже не может надеяться на огромный успех сразу во всём, включая "тему" ... А "тема" куда сложнее, чем твои скучающие женщины. Нет, ты делаешь выбор только однажды, а оставаться в ней обязан всю жизнь. В обратном случае все быстро подумают, что это твоё испорченное воображение, и ничего больше.
- Я могу совершить с ней половой акт?
- Ну, это ты сам спрашивай, пожалуйста, - пожимает плечами Света. Теперь её очередь пожимать плечами. Как же я спрошу?!? У меня во время "сессии" и возможности-то почти не будет - сама же понимаешь, Светлана, ... - Как хочешь, дорогой дружище, - отвечает Света, - Для меня это было бы лишнее!
Итак, в нашем ресторанчике приглушённо звучит "Why" группы "Кренберрис", а мы сидим в сиреневых креслах и ждём, соблюдая молчание. Но лично я с удовольствием слушаю песню Долорес О′Риордан. Наш мир неподражаем, и он двигается вместе с нами. К сожалению, мы никогда не услышим новых песен в её исполнении ... И, вот, когда почти стемнело и сегодняшние гости в костюмах начали собираться вокруг круглого танцпола в шахматную клетку, освещаемого сверху овальными ярко-жёлтыми лампами, - в этот момент возле "салона" началось подозрительное "движение" ... Что там происходит? Мы со Светланой неподвижно сидим в креслах, словно король и его королева, а ровно между нами тонко дымит в потолок ароматная сигарета, лежавшая в пустой и чистой пепельнице из горного хрусталя.
- Будешь моей ассистенткой?
- Пожалуйста ...
- А опыт у тебя какой?
- Камео, я и сама бывала "нижней" ...
- Ты? "Нижней"? В жизни бы не поверил ...
- Во что не поверил? У меня когда-то были мужчины-доминанты.
- И куда они делись?
- Ну, один звал замуж, но о-очень противным голосом.
Ухмыляюсь:
- Хлыщ, если коротко ...
- Ага, - кивает Светлана, - Как клюквы объелся.
Я чувствую себя осмелевшим, как после изрядной порции алкоголя - "why" значит "why"! Надо бы совсем погасить свет и зажечь свечи, однако ...
- Нет-нет, свечей у нас нету, - произносит подруга Ирвина и чуть пожимает плечами. А "тематические" костюмы? Их тоже нет, но мне почти всё равно.
Я редко ими пользуюсь.
Мы ждём.
В конце концов, медленно вошла Лана-Луна с чёрным портфелем на плече, а следом за ней четыре сабмиссива в чёрных костюмах внесли гроб ... Я вижу: брови Светланы поползли вверх, а глаза стали заметно скашиваться в мою сторону. Я чуть присмотрелся и сразу его "узнал" - это был тот самый гробик куклы Барби, стоя над которым мы как-то раз беседовали с Ланой о БДСМ-культуре. Это было в самом начале пути - в подвале нашей гостиницы. Ну, вот он и пригодился, - такой ненастоящий, с розовым сердечком. Но смогу ли я уйти от него, от этого игрушечного символа БДСМ?!? Сейчас Лана очень напоминала "хозяйку" из какого-нибудь порнофильма в интернете, а рабы, по-видимому, немного трусили, не понимая, в чём участвуют. Но это были, в любом случае, её сабмиссивы, а не мои ... у меня нет рабов-мужчин, да и рабыня всего одна - и та Вита-Власта. А Светлана уже прямо смотрит на меня, чего-то недопонимая. Я же, внутренне ухмыляясь, вспоминаю голос моего знакомого, "тематика" с тридцатилетним стажем, давно покойного, к сожалению.
Он говорил:
- Ты не владеешь тем, чего не можешь измерить!
Так вот, зачем этот гроб-игрушка?
В моём теле уже бурлит адренолин.
Одновременно с этим я чувствую нехорошую муть и тяжесть, и сердце моё с самого утра ведёт себя, как кролик со скакалкой. Кстати, откуда взялся этот инфантильный образ - кролик со скакалкой? Из французской детской книжки, которую я читал лет в семь-восемь. Он внутренне дорог мне, хоть я и не понимаю, почему ... Я чуть отрываюсь от воспоминаний и нахожу, что как бы вижу некое современное переиздание той книжки и никак не могу сформулировать своё к нему отношение - уж не пустышка ли это? Дело в том, что я действительно готов выйти из игры, в которую грубо запихнула меня Лана Гольштейн, и я даже не против вернуться назад - в прежнее своё не серьёзное состояние. А то сейчас всё слишком сложно и серьёзно!
Я медленно перевожу взгляд и вижу: на Лане сильно удлинённый коричневый пиджак с заметными "катышками" на рукавах, узкая коричневая юбка ниже колен и строгие коричневые туфли с настоящими золотыми пряжками - у неё вообще много эксклюзивных и даже удивительных вещей! Откуда всё это берётся? И сколько они стоят? Нет, странные у меня мысли ... однако это очень зрелые мысли! Это мысли человека взрослого и вполне современного, - "Пора бы, мать и перемать, умом Россию понимать!" Надеюсь, вам понятно, что я хотел сказать? ... Тем временем, Ланочка смотрит на меня, как сказочная Снежная королева на мальчика Кая, - вот она, настоящая альфа-самка и ведущая актриса в своём демоническом театре Луны и ночи! Но это мне тоже знакомо до слёз.
Или это постоянная нехватка новых идей?
Её рабы ставят гроб и молча уходят.
Значит, нас в лодке трое, не считая "сабки"?!?
Так тоже неплохо.
Теперь самое время заглянуть в "лодку".
- Светлана, открой гроб ...
Впрочем, можно, и не открывать. Ведь, судя по ситуации, это чистая формальность и не больше того. В нашей игре не хватало только слоя пыли, старой газовой трубы с паутиной где-то ближе к потолку и вообще подвального антуража, не запятнанного следами недавней уборки, - и вот оно, моё чудом обретённое богатство и навсегда утраченное величие. Я на всякий случай посмотрел: нет ли камер наблюдения? Вроде бы, нету ... как, впрочем, никогда и не было. Не хватало ещё увидеть себя в интернете!
В смысле, свою морду крупным планом ...
- Светлана, давай скорее! - с улыбкой подгоняю я своего "ассистента", - Я думаю, она уже устала так лежать ...
Она просыпается, наша спящая красавица. Снята тоненькая игрушечная крышка с сердечком и я наблюдаю совершенно стирильное зрелище, которое прежде меня видел только бог и его ближние ангелы. Мне даже подумалось: "Любить до гроба? Это я устрою!" Я медленно перевёл взгляд на Светлану, как бы желая сказать ей: "Мы внуки этого зрелища, правда?" - но молчу, не желая передавать привет на тот свет. Кажется ли эта комната раем или адом? Я не знаю, нет ... Тогда я в шутку представляюсь "херувимчикомом" и молча отхожу в сторону. Женщина чуть помята, но одета с выходным изяществом, и она ничем не напоминает покойницу.
Светлана толкает гроб к стене.
Ногой.
- Подготовь её и проводи ...
Я ухожу в соседнюю комнату, в которой вижу прекрасную постель с белыми атласными простынями и всё то, чем обычно пользуюсь в жизни, - вот настоящая обитель стыда и порока! А вот и черная бархатка, с которой связано много ярких впечатлений, как не вполне приятных, так и восхитительных. Это не просто мягкий предмет, которым завязывают женские глаза, а целый стиль жизни. Это такое эхо из нашего и вашего прошлого, которое рассказывает длинную историю. Наверное, историю будущего? Не так ли?
А вы не забыли о нём?
Несомненно, я один из тех, кто нашёл себя в эгоизме и одиночестве, но разве это не было чем-то осознанным? Я ритмично щёлкаю новенькими тугими выключателями, создавая в комнате приятный и тёплый полумрак, а потом закрываю портьерами, словно навсегда, широкое окно из двух пластиковых рам, чтобы больше никогда не видеть огней Большого города первой половины 21-ого века. Я в этом городе даже не огонёк ... Я сижу в полумраке, о чём-то задумавшись. Может, мне следовало бы вернуться туда, где меня не ждали и никогда не любили - к Кате-лисе, о которой я, к сожалению, с тех пор так ничего и не узнал, хоть и не раз пытался это сделать с помощью одного знакомого адвоката, тоже из Норильска?!? Нет-нет, ничего не надо - с меня довольно! Я не хочу повторений. В конце концов, я - всегда "верх", но никак не "низ", не мазохист, и это мой принцип, почти единственный в жизни. Это моя плоть и кровь, моё простое и естественное состояние. Но где-то там, внутри меня живёт самая святая и нежная преданность, которая никогда не уйдёт и не наскучит.
Итак, в недоступном для простых смертных "салоне" на третьем этаже гостиницы, прямо под подаренной господином Топоровым картиной, мы начали очередную в моей жизни "сессию". "Сабу" молча раздели, заковали в наручники из розового пластика и ввели в полутёмную комнату. Следом за ней вошла Лана с висящем на плече мужским портфелем - этакий "орган надзора" в нашей не вполне безопасной "игре". Она снова играет роль демона. Кстати, а где её очки в стиле группы "Битлз"?!? ... Савина немного суетится, тогда как я настроен очень воинственно. Как я понимаю, пошлячку Магду своеобразно принимают в наше сообщество, а я, значит, - и правда её "херувим", не так ли? А кто она, в таком случае? Я по-мужски придирчиво осмотриваю новую секс-рабыню, верчу её на месте, а потом приказываю снять с неё наручники и положить на кровать. И - ведь правильно делаю: Светлана уже собиралась ставить её передо мной на колени.
Ну, вот она, героиня скандальной переписки!
Да, я видел её и раньше! Очень красивая!
Напоминает Ирину Аллегрову из "Песни года-1991".
Помнится, один знакомый "тематик" - тот самый, с почти невероятным тридцатилетним стажем - говорил, что настоящий девиант обязан быть чуть-чуть врачом. И дело не в том, что некоторые БДСМ-практики приводят к небольшим и неопасным травмам - вообще же, медицина-то не должна присутствовать здесь ни в каком виде! Просто, мышление настоящего девианта отличается от обыкновенного, и оно классифицирует людей с некоей специальной точки зрения - как я оцениваю женщин, к примеру. Ну, а поскольку мой знакомый "тематик" был по профессии хирургом, то кому, как ни ему, надлежало бы стать этаким современным Парацельсом, не правда ли? Всех людей он делил на несколько категорий - на эндоморфов (мягкие округлые тела небольших размеров), мезоморфов (высокие с хорошо развитыми трубчатыми костями) и экроморфов, тела которых невелики и часто хрупки ... Я бы в ответ сказал, что женщины делятся на "свинок", "лошадок" и "козочек", но мой знакомый "тематик" мог бы назвать меня дураком и дилетантом, и даже обидиться на моё неграмотное с его точки зрения анатомическое суждение. Дело в том, что для своих женщин он звался вовсе не божественно, а немного по-собачьи - "Милордом", а они все считались его "студентками". А одной из настоящих студенток Милорда была в те годы юная и очень смелая девушка Лана Гольштейн - ведь всем известный "доминант" по прозванию Милорд преподавал в мединституте!
Кстати, среди врачей немало "доминантов", притом очень жёстких. Это объясняется оригинальностью их профессии.
Так вот, сейчас мне очень хотелось вспомнить любопытные "лекции" моего давнего знакомого, чтоб как-то оценить тот объект, с которым мне надлежало "поработать". От себя я могу добавить, что передо мной лежала обнажённая женщина лет примерно тридцати, хорошо сформировавшаяся натуральная блондинка ростом под метр-восемьдесят, определённо принадлежавшая к "мезоморфам". А лицом и всем внешним обликом этот шикарный экземпляр действительно напоминал то ли молодую Аллегрову, то ли привычную для нас Миледи из фильма "Три мушкетёра" ... Врач Парацельс писал, что в природе существуют сотни форм здоровья, и вряд ли он достиг этого убежденья одним лишь путём чудесных озарений.
Нет-нет, он был экспериментатором.
Не хуже меня.
От себя, не споря с Парацельсом, я хотел бы добавить, что среди "нижних" натуральных блондинок как-то не менее половины, и все они отличаются примерно всё теми же прекрасными параметрами, - абсолютными пропорциями, высоким ростом и вытянутыми формами. И странно в связи с этим, что данный тип женщиныы - настоящий арийский тип! - столь нелюбим мужчинами. Или "мужчинками", как выражаются пляжные красавицы? Ну да, ими самыми ... Вообще-то, не всякая креветка мужского пола рискнёт расположиться неподалёку от такой богини в открытом купальнике, поэтому многие взирают на них или с внутренней аллергией или с самым мрачным спокойствием. Что до меня, девианта и эротомана, то мне ещё с училища замечательно памятны "Сладострастные сонеты" Пьетро Аретино с оригинальнейшими гравюрами Джулио Романо, персонажи которых напомнают античных богинь и героев. А ещё я признаю все формы здоровья, обнаруженные Парацельсом в его практических изысканиях над операционным столом, но некоторые мне нравятся несравнимо больше, чем все остальные.
Кстати, Ида тоже относится к этому прекрасному типу, хоть она и не блондинка. Кого бы я выбрал в данный момент, случись мне всерьёз выбирать, - брюнетку или блондинку? Лену или Иду? Этого я не знаю. Такое, вот, "touche" - или попадание "в тушу" - как говорят галантные французы. Однако всё в нашем лунном мире требует определённой ответственности, а личные отношения - ещё и выбора. А умение всё объяснить и организовать – это часть профессии менеджера, но никак не "доминанта". Ты понял, человек, живущий головой?!? Как хорошо, что ты всё прекрасно понимаешь.
Свечи, лаунж-музыка или даже "Enjoy the silence" от "Депеш Мод"? Нет, она "заводит" меня сильнее и сильнее.
Я нежно глажу её спину.
Тем временем Светлана пошарила рукой под кроватью и извлекла оттуда мешок, определённо напоминающий тот, в котором приносит подарки Санта-Клаус, и начал доставать из него специфические предметы: сначала Магдалена с лёгким ужасом увидела кожаный ошейник и деревянную распорку с кожаными кольцами, потом пояс с крючками и кольцами и угрожающего вида прутья ... самым последним появился короткий хлёсткий кнут, вызвавший у Светы самый неподдельный интерес - у неё даже зрачки расширились при виде этой довольно устрашающей штуки. Вот уж не знаю, доводилось ли ей "пробовать" эту штуку своим телом, но Светлана непроизвольно затрепетала, предвкушая знакомую процедуру, которая у большинства женщин ассоциируется с шоком, с болью, и с ужасом, но далеко не с наслаждением. Но сегодня был всё же не её день. Сегодня был "праздник" для блондинки Магды! Избежать экзекуции она не смогла бы, поскольку сама решилась подвергнуться всем испытаниям.
Кстати, я снова заметил, что Свете очень нравятся обнажённые женские тела. Н-да, бедные девочки! Сколько среди них скрытых лесбияночек!
- Начинаем?
Я деловито вставил даме между ног деревянную распорку, застегнул кольца на лодыжках, надел на неё пояс и, прикрепив к нему карабином кожаный ремешок, пропустил его через её промежность и расселину между ягодицами, для чего "сабу" пришлось перевернуть попой вверх, после чего застегнул его на копчике. Руки её оставались ещё свободными, поэтому Магдалена всё время поправляла свои роскошные волосы, всё время падавшие на её лицо и на подушку. Я немного посмеялся, подумав: "О чём только не заботятся женщины в самый каверзный момент своей жизни!" - после чего, взяв за волосы, немного оттянул её голову назад и спросил:
- Ты думаешь, что тебя будут пороть на кровати?
Это дело я очень люблю!
- Ой, как бы не так, моя дорогая! - ледяным тоном ответила Светлана, весело махнув сложенным вдвое кнутом ... вот и ещё одна Салычиха нашлась! Наша демоническая Луна тихо посмеялась в кулачок, а я решительно застегнул на блондинке ошейник - всё, теперь наша Магда-Лена была близка и беспомощна в той степени, какой было достаточно. Я рывком поднял "сабу" с кровати и поволок на середину комнаты. Поскольку всякие "тематические" вечера здесь происходили и ранее - и с моим участием, и не без моего - то Магдалена ничуть не удивилась, когда поняла, что с ней сейчас станут делать. С потолка свисал толстый прямой трос, пропущенный через едва заметное металлическое кольцо, а на конце троса болтались наручники - тоже розовые. Светлана с абсолютно уникальным, почти палаческим равнодушием вытянула её руки вверх и надела ей на запястья наручники ... и тут меня осенило: если я вёл себя, как обычный мужчина-доминант, то в поведении подруги Ирвина наблюдалось много такого, о чём следовало бы и правда чуть призадуматься ... А, с другой стороны, "сабочка" по имени Магдалена вела себя не как стандартная секс-рабыня, а как скотина, приведённая на убой. Я даже не услышал от неё ни одного звука и, наверное, не услышал бы ничего даже если б стал делать надрезы на её груди. Впрочем, когда я порол ремнём симпатичную африканку, она только улыбалась, пытаясь разговаривать со мной смешным детским голосом - типа "агу", мой милый Мастер! Согласно науке о вечно зелёных помидорах - "пфификологии" - у девочки, пережившей сексуальное насилие, могут на всю жизнь остаться две интересные особенности - абсолютная покорность мужчинам определённого свойства (они нередко выходят за них замуж, о чём я тоже осведомлён) и ... детский голосок, иногда совершенно мультяшный, как у актрисы Клары Румяновой. Вот с последним явлением я как-то ещё не сталкивался. Но, может, это хорошо, что я ни разу не слышал, каким голосом говорит фрау Магдалена?
Светлана окинула Магду оценивающим взглядом и сказала:
– А в синих джинсиках она смотрелась бы значительно лучше ...
Что ж, вот тут я не спорю. Винцо-то оказалось и правда как бы для бедных родственничков. А я и сам очень люблю красивые женские спины ... как и Вы, к примеру, и как многие другие взрослые мужчины. Как известно, многие любят "поиграть" со своими подругами - и так, и этак, и ещё как-нибудь - и лично я не вижу в этом ничего пошлого или неуместного. А кожа Магдалены была беловато-розовой, как у многих блондинок, и абсолютно чистой, и только её ягодицы мне показались недостаточно ровными ... Однако у меня быстро разыгрался аппетит. Я разделся по пояс, взял плеть-снейк и стал хлестать её по ребрам - резко и с глубоким захлёстом. Раз, два, три, четыре ... Потом я отошёл чуть в сторону и резко стегнул снейком по грудям. Издав пронзительный визг, Магдалена прикусила губу ... молчать!!!
Вскоре её тело безвольно повисло.
- Потекла?
- Напоминает сквирт ...
Я перевёл взгляд на Светлану - каково?!? Она выразительно подняла брови. Однако в этот момент даже Ланочка заметила, что женщине всё "это" очень понравилось - у Луны были "говорящие" глаза, даже слишком "говорящие".
Иногда они тоненько светятся, как лазерные указочки.
Теперь надо сделать паузу.
Я внезапно оставил "сабу" и перешёл, медленно надевая рубашку, в гостиную нашего "салона". Пускай чуток повисит, а мне надо принять «Оксазепам» ... а то я чувствую себя всё хуже, и хуже, а мне это не нравится! Похоже, мой внутренний кролик упрыгался и хочет морковки ... Следом за мной бесшумно вошли Света и Лана. Я грохнулся задом в сиреневое кресло и закрыл глаза. Если б у всех интересных моментов в жизни были бы некие саунт-треки - как у напряжённых сцен в кинофильмах - и если б их можно было выбирать по вкусу, то сейчас я предпочёл бы "Dream Sculptur" легендарных "Таргерин Дрим" - так сильно и беспокойно билось моё кроличье сердце! Уф, что-то сегодня слишком громко и настойчиво ... Куда оно стучится? В какую дверцу?!? Таблетки лежат во внутреннем кармане куртки - как хорошо, что я ношу их с собой! У нас кока-кола найдётся? Ну, конечно, найдётся, Камео, - "Сейчас я немного подожду, и мы продолжим сессию!" - "А как же она?" - "Она, как я сказал, немного повисит! Мы - всё пропьём, но флот не опозорим!" - Я глотаю таблетки, запивая их холодной газировкой. Как хорошо, однако ... Помнится, в детстве товарищ Сёма Смагин старательно составлял график лишних дел и занятий, в котором оказались всякие мечтания и перекусы по дороге, посещение факультатива по языкам и всё прочее, что забирает время и что считалось у него чем-то прошлым и давно потеренным, причём безвозвратно. Интересно, это сколько времени я "потерял", никогда не экономя себя и свои силы?!? У меня и друзей-то почти не осталось, а моя личная жизнь всё больше напоминает коммерцию "средней руки" ... А где сексуальное удовольствие?!?
Нет, сейчас я не получал никакого удовольствия.
Я сижу и молчу, тяжело дыша.
Просто, разболелось моё одиночество, поэтому я зол и капризен ...
- Мы изуродовали всё наше помещение. Нет, надо бы завести отдельную Красную комнату и водить девчонок только туда, - предложила Савина, - а то негде проводить "сессии". И, кстати, мой Ирвин тоже так думает ...
- Ты хочешь сделать декорацию к вестерну?
- Что-то типа того ...
Лана молча сидела напротив нас, прямая, как манекен.
- Продолжим?
- Нет, Светлана, - сказал я на этот вопрос, - Я поеду! А с Магдаленой что хочешь, то и делай! Выпори её, как последнюю сукину дочь ... А я, знаешь ли, мужчина не только у себя дома, но и в гостях, и даже на работе. А эта баба имеет все шансы на успех.
- На что шансы?
- Знаешь ли, до Нового года и Рождества - всего полтора месяца или чуть больше, - объяснил я, надевая куртку, - Кто у нас будет Дедом Морозом, всем уже известно. А эта баба ... она будет у нас Снегурочкой, окей? Мы дадим ей мешок, который тебе очень понравился (Светлана даже привстала, возмущённо глядя в мои глаза) ... и микрофон с большим хвостом! А потом вместе споём "здравствуй, ёлка, Новый год" ... Это песня из репертуара "Дискотеки Аварии". Кстати, я неплохо пел её на новогоднем вечере лет пять назад. Ты спроси у Ирвина - он же умный и всё помнит!
- И куда ты теперь? Домой?
- Нет, я поеду к Иде.
- А не к Женьке ли Мушкетовой?
Вита-Власта - она же просто Женька - маленького роста, тонконогая и чуть косолапая брюнетка с совсем крохотным курносым носиком и огромными синими глазами, и правда - нежная и хрупкая, словно игрушка. Зато она горячая любительница искушённых мужчин и "тематического" секса. Кто приучил её к этому взрослому занятию?!? Наверное, познакомилась с порядочным мужчиной на «Мерседесе» или «Линкольне», а он оказался ... Да уж, какой обманчивой бывает внешность, не правда ли? Её красивый дом под Зеленоградом выкрашен только в два цвета - в синий, и в красный, словно самолёт, но у неё нет квартиры в Москве. Она обычно селится у подруги, у Киры Троцкой. Приятная юная особа ... Зато в ней нет и тени чего-то серьёзного - она отрезвляюще несерьёзна! И завистлива, завистлива, завистлива ... Зависть - это её основная основная черта. И кто бы мог подумать, что у меня появятся проблемы из-за этой молодой девчонки?
Из-за этой игрушки для секса!
Правильно ведь Ида сказала:
«Я не могу её себе представить в качестве жены и матери!»
Или Светлана сказала? Впрочем, это неважно. Когда-то ты был младшим лейтенантом и все хотели потанцевать с тобой, а теперь ты поковник, и тебе никто не пишет. Так ведь? Нет, я теперь сильно подумаю, прежде чем поехать к Женьке. Я и так провёл полтора с лишним ужасных месяца, наблюдая, как "тематическую" публику постепенно заменяет современное привилегированное сословие, а где-то рядом быстро растёт новомодная "корпорация магов" - своеобразная школа ведьм и экстрасенсов, которой заведует Евгений Уксус, «гарри-поттер» первого ранга. Говорят, прежде он водил грузовик, а потом гастролировал, как Остап Бендер по южным городам России, и читал лекции о "нечистой силе". По статистике каждый пятый россиянин имеет дело с магами и ведьмами, но разве это должно радовать такого "эльфика", как я?!? Да и деньги не интересуют меня до такой степени, как нашего ночного "лимона" по имени Лана со всеми её "принцами" не вполне понятной ориентации! Она их водит на поводках вместо лысых собачек. А всё, за что она берётся, принимает, пройдя через множество фаз развития, окончательный вид торговли «ювелиркой» и бриллиантами, и поэтому у меня окончательно сформировалось намерение устроить ей "сцену" с топаньем ногами. Но я не уйду раньше Нового года и Рождества, а иначе на меня могут обидиться наши ведьмы и гномики.
А их в Москве не меньше, чем вампиров в Норильске.
Я быстро вышел в коридор с двумя портретами на стенах и, столкнувшись лицом к лицу с нашей филиппинкой, неожиданно счастливой и очень приветливой, - стремительно понёсся вниз, к своей машине марки "Тойота" ... Стоило ли так спешить? Конечно, стоило. В полдень, когда солнце разогрело Большой город, начинала падать с крыш звонкая капель, будто на дворе уже март, а вовсе не осень, зато теперь снова вокруг нашей гостиницы лежит какой-то почти норильский снег, поэтому многие сегодня и носа из дома не высовывали, а прогноз погоды обещал москвичам сильную метель ... Сильную метель, значится?!? Вот видели бы москвичи, как метёт в Норильске, и тогда бы не стали бросаться "сильными" словами! Метель в Норильске это такой ледяной ветерюга, мчащийся на тебя со скоростью болида "Формулы-1", и обладающий уникальной способностью дуть одновременно отовсюду, из всех щелей и подвалов, и разве ж только не из раскрытых подъездов ... Но если ты - провинциальная Золушка, то он может найти для тебя хорошую работу - ты понимаешь? - а, если ты Серый волк, то тебе лучше сидеть дома, - это вряд ли твой "ветер перемен"!
Такая, вот, новая внутренняя метафора! А я знаменитый мастер по этой части.
Впереди меня бок о бок шли Михаил Гованюк в сутане священнослужителя неизвестного культа - наверное, маг! - и наш системный администратор с его угреватой шеей и ржавыми волосами.
- Я, наверное, неправильно поступил, - говорил один из них, а другой приглушённо спрашивал с беспокойством:
- Новую работу нашёл?!? Нашёл новую работу-то?!?
- Ничего, ничего, - продолжала угреватая шея, - Ты ещё парень молодой, неженатый ...
Ой, как смешно выглядел этот разговор двух гомосексуалистов.
Казалось, будто из-за наступившей зимы перепутались день и ночь! Или это поменялись местами земля и небо? Я посмотрел на наручные часы, потом в серое и низкое небо, которое вряд ли напоминало землю, и ещё в сторону своего автомобиля, как всегда стоявшего в полурастаявшей снежной массе, - впрочем, это было ненужное наблюдение ... В моей голове звучит «Promises» Долорес О′Риордан. Снова хочется бежать, но я иду довольно медленно. Я - временная рабочая сила и, в то же самое время, полноправный «акционер» своей "фирмы". А человек, давно разменявший четвёртый десяток времени, уже плохо поддаётся насилию материальной реальности, как ты не старайся. Его и запугать довольно непросто. В этом возрасте и водка почти не действует, а, если и действует, то только как яд или дубина ... Но что становится в эти годы по-настоящему близким уму и сердцу, так это общение с женщиной, а особенно - с той, на которой ты всё-таки хочешь жениться.
Ведь так? Я быстро сел за руль и погнал по загруженной пробками Москве - к ней, к Иде.
Я уже был у неё утром, а теперь спешу вечером.
Её квартира в типовом доме в центральном районе Дорогомилово - это такая бухточка, окружённая Третьим транспортным кольцом и острыми скалами, - большие волны сюда не заходят ... Зато там всегда найдётся простой домашний кофе и бутерброды с икрой. Я хотел позвонить Лане и сказать ей что-нибудь не очень лицеприятное, одновременно признаваясь в дружбе и личных симпатиях, но звонок не получился из-за внешнего вызова - мне позвонила Вита-Власта. Я попросил её лишний раз не звонить, а чаще пользоваться емейлом и СМСками, на что девушка сразу обиделась и бросила трубку ... а мне в этот момент подумалось: "Не могу же я быть одновременно повсюду?" - однако я промолчал, подумав как бы в ответ:
"Ты жениться захотел или чего-то ещё?!?"
А за окном моей машины глубокая, глубокая осень.
И вот я на месте. Сейчас почему-то вспоминаю Де Артаньяна из советского фильма. Ида встречает меня на пороге ... Сейчас я чувствую себя молодым любовником, однако будь мне хоть все сорок девять лет, - я никогда не испытал бы такого замешательства, как теперь. Мы молча прошли на кухню, где стоял её "алтарь" - холодильник размером с большой микроавтобус ... зато теперь мне понятно, почему она сравнивала с ним свой "Хёндай", - действительно очень похоже, даже цветом и острыми гранями. Но я приехал не за тем, чтобы рассматривать автомашину или холодильную установку.
Мы молоды и мы прекрасны!
- Ида!
- Что? - произносит она с таким видом, будто это кошку позвали, - Слушаю!
- У нас сейчас настало интересное время, - начинаю я довольно издалека, - Всё то, что было недавно, скоро может уйти в прошлое, и притом ... внезапно. Эти пляски у Харитонова и всё прочее - это довольно временно. Я только теперь понимаю, зачем Лана-Луна всё это организовала. Ей нужен был некий жизненный поворот, поэтому она и собрала у себя этих глупых людей и пригласила меня петь и танцевать перед ними ... а теперь я ухожу! "Мухожук", как шутят в таких случаях. Что у нас с тобой впереди? - Глаза Иды насмешливо заблестели, - Итак, Рома Петушков уже устал заниматься только порнографией и в следующем году будет снимать фильм на спортивную тему, и я уже приглашён на одну из главных ролей. Правда, сценария я не видел, но сценарий, если что, мы с Ланой напишем заново. И "Карл" поможет! Он же писатель ... Мы привлечём и Киру Троцкую, которая хорошо поёт, и Петра Зайцева, настоящего худрука и оркестровщика, и Кравченко из нашей норильской бит-группы - он и актёр, и спортсмен, и музыкант одновременно - да я и сам, если что, спою не хуже "звезды" из "Песни года" ... Главное, что Пряхина даёт на проект деньги - правильно? - и ещё к ней присоединяется один из Ланиных партнёров, некто Борис Плоткин, - Ида чуть кивнула, услыхав знакомую фамилию, - Короче, кино у нас будет, понимаешь, Ида? И душу дьяволу запродавать не обязательно. Что я хочу предложить тебе? Я хочу, во-первых, предложить тебе одну из главных ролей, а, во-вторых, я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж ...
- Да?
Настала пауза. Мы не обменялись ни единым словом, пока в комнате продолжало царить напряжение. Ида была в домашнем, а это казалось мне обстоятельством чуть смешным и неудобным. Однако решение было принято и уже высказано, и мне осталась надеяться только на то, что она переведёт дыхание и ответит вполне прямо и осознанно, а не так, как это часто бывает.
- Куда я дену мужа? - в конце концов, спросила она и вдруг ухмыльнулась, произнеся нарочно замедленным и чуть скрипучим голосом: - Впервые в жизни у меня просят руки и сердца ... это почти фантастика, ихмо!!!
Вот уж этот жаргон образованных людей!
- А разве твой муж был против?
- Это я просила его о браке ... когда уже была на седьмом месяце, что вполне естественно для женщины.
- Ну и где твой муж?
- В США. Он хочет получить гражданство ...
Я уж тут не сдержался и выпалил:
- Зачем ему в Америку? Лана-то его хорошо знает и она не лучшего мнения о нем! Единственное, что по-настоящему может вызывать у вас затруднение, так это денежный вопрос. В конце концов, он хоть и уехал, но продолжает платить по вашим счетам - в том числе и по медицинским! Но всё остальное - это в сущности чепуха!
- Ну, не чепуха, если он платит ...
Как говорил мой любимый драматург маркиз де Сад, все плохие поступки совершаются вполне неплохими людьми. Вот и "наука о вечно зелёных помидорах" примерно того же мнения о них, о людях, - о существах злых, жадных, глупых, корыстных, узких и несвоевременно привязчивых. Но, если б этого не было, то вся наша планета могла бы остановиться в безвоздушном пространстве и стать безжизненной, как рисунок на асфальте. К примеру, что может быть глупее, злее и несправедливее войны? Да ничего. Война по определению глупа, зла и несправедлива. Но война формирует карту мира куда быстрее, чем любые договоры и общие условности, и в конечном итоге она оказывается чем-то более живым и справедливым, чем переговоры о "мире во всём мире". Ведь людям нужно как-то планировать своё будущее, не правда ли? Но как это сделать, если в мире ничего не происходит? Если кругом пустота и плохо скрываемое малодушие, давно ставшее моральным недугом? Или продажность ... И что же прикажете делать, если многое в нашей жизни предопределено, как в античной трагедии, ибо характеры персонажей не меняются до самого занавеса? Или же это действительно всего лишь игра, а настоящая жизнь - ложна, поскольку лишена философии - даже самой простой и основанной только на психологических знаниях?!?
Ну, тогда получается, что я настоящий психолог и даже холодный философ, поскольку прекрасно отличаю одно от другого. К тому же, я идеальный отрицательный персонаж, не так ли?
Ведь даже если меня в финале убьют, я всё равно не стану жертвой.
- Мы, слава богу, не театральные Изабелла и Леллио, - начал я коварно подкрадываться к "жертве" своей, - Ида, я знаю, что твой ребёнок находится вовсе не у бабушки, а в специальном интернате, и ... у твоей дочери нет шансов выздроветь - ни сейчас, ни через годы. Всё наоброт: со временем она станет совершенно безнадёжным инвалидом. В жизни всё бывает, я понимаю, но продолжать это шоу голых королей тоже не годится. К чему же зачем интеллектуализировать то, что не является интеллектуальным? Я благодаря Ланочке отлично знаю, что все твои отношения с мужем давно зашли в тупик и-и-и ... вряд ли они когда-нибудь урегулируются. А ты уже давно ведёшь свою, только тебе известную странную жизнь, не так ли? ...
- И зачем тебе нужна женщина, которая была в браке девять лет? - быстро парировала Ида, - Езжай к Женьке. Она молодая и не была замужем ...
- Боже, ну и далась же тебе эта Женька! - Сейчас я почему-то подумал о её красно-синей вилле под Звенигородом, - Ты хочешь с ней сравниться? Не пробуй! Женька - молодая и любопытная девчонка, которой всё интересно. К тому же, она ещё ни разу не обжигалась, зато сама может обжечь кого угодно ... Её иногда надо запирать в холодильной камере! А ты - настоящая пантера, большая чёрная кошка! Я всегда мечтал только о тебе!
- Знаешь, я верю! - произнесла моя возлюбленная, но в её тёмных глазах я рассмотрел нечто вроде: "Надоело, не хочу больше!" ... Тогда я незначительно сменил тему - на чуть менее личную, но тоже интересующую нас обоих, - заговорил о будущем кинофильме. Надо сказать, что мои знания о проекте ограничивались лишь краткими и довольно эмоциональными рассказами Романа Петушкова и небольшими и остросюжетными консультациями с Фаей Пряхиной, но в моей фантазии уже сложился облик будущего фильма. Итак, это будет модное ревю на тему большого спорта, в котором я буду тренером, а Ида Солтецевич - тележурналисткой, в которую тренер влюблёт аж по самые уши ... Ида тут же спросила меня о Пряхиной и мне пришлось вспомнить, как мы лет десять-двенадцать назад играли пьеску на сцене студенческого театра МГПУ, - я, семейная чета Смирновых, известная как дуэт "Малыш и Карлссон", Фаина Пряхина в роле "домомучительницы" фрекен Бок и ещё несколько артистов, которых я с тех пор ни разу не видел. В роли мамы Малыша пару раз выступала Виктория Иноземцева, на которой я так и не женился, хоть она и была по сюжету моей супругой ... Наверное, если бы я в тот раз затащил её к себе домой и принудил к сожительству, то наши отношения скоро пошли бы на лад, но в конечном итоге я так и остался её персональным «to fair in lovе» - ожогом любви, почти не состоявшейся. Ида меня выслушала, а потом рассказала, как была Снегурочкой на новогоднем празднике в офисе на Кутузовском проспекте, в котором трудилась главным бухгалтером всё та же Файка Пряхина - и всё, наш круг замкнулся!
- Представь себе такую "картину Репина" - много-премного детишек, и перед ними торчим мы в костюмах, я и дед Мороз в шубе и в белых валенках не по размеру! Это был мой однокурсник по прозвищу Герцог ада - "металлист" и мистик. Он до сих пор всему этому верил ... Так вот, стоим мы, как дурак и дурочка, и произносим заранее написанные тексты - он трясёт бородой из ваты и пытается разговаривать басом, а я, бедная такая еврейская девочка с большими глазами, читаю в паузах стихи. А я ведь была в то время ещё не такая бэк-маникенщица, как сейчас, а, скорее, такая какая-то смешная студенточка с длинными ножками. И вдруг ко мне подходит симпатичный мужчина-блондинчик и начинает разговоривать со мной ... на иврите! Но я же язык знаю, правильно? Знаю от мамы ... И я начинаю чисто машинально отвечать ему, притом с непосредственностью настоящей одесситки, хотя ни мои деды, ни прадеды никогда не были одесситами. Ты же сам слышишь, какая у меня странная фамилия - искажённая польская, происходящая от татарского слова "салтык"?!?
- Мне казалось, что это фамилия мужа ...
- Нет, его фамилия - Вольфрамович.
Я, усмехнувшись, предположил:
- Ну, наверное, среди твоих предков есть литовские татары? - Но она ничего не ответила, даже не кивнула. Что ж, мне, если честно, было абсолютно всё равно, какой женщине я делаю предложение - еврейке или татарке? Для меня всякая национальность - это такая вещь, которую люди бесконечно продают друг-другу, как что-то ценное, притом чем меньше нация, тем выше цена. Другое дело - кольцо с бриллиантом, но бриллиантами ведает Луна.
Впрочем, я привёз Иде нечто большее, чем бриллиант.
Всему своё время.
... - Так вот, стоят дети в маскарадных костюмчиках и смотрят на меня, как на ненормальную, - продолжала Ида, - Особенно мне запомнились маленький мальчик, очень похожий на Пушкина, только совсем беленький, и куколка Барби лет пяти - так и хотелось её потискать, девчульку эта! А я - разговариваю на непонятном для них языке, да ещё так увлечённо, что даже взрослые прислушались! И ты знаешь, чем всё это закончилось? Урок иврита в смысле ... Дети начали бешено смеяться над нами! Мне даже стыдно стало! А мужчина начал шутить и кривляться. Кстати, это был один из директоров.
- И что ему было надо, мужику этому?
Мне нравился её простой и энергичный рассказ - так разговаривают люди, твёрдые душой, и нежные сердцем! А тому мужику нужно было всё то же самое, что и многим другим мужикам, - он хотел "склеить" Снегурочку на выходные!
- Он принял меня за безродную студенточку и приглашал в "Прагу", но я ведь вырасла на Васильевском острове, - чуть похвасталась Ида, - А в Москве жила почти здесь же, недалеко отсюда, в "высотке" на Большой Якиманке и каждый день видела Хазанова ... Ты пьёшь кофе? Я тоже, прожалуй … - вот так, почти не останавливаясь, Ида перешла на другую тему, а затем быстро полезла вглубь холодильника, из которого тут же посыпались свёртки и пакеты, и блюда с бутербродами, - но явно вчерашними ... Впрочем, это было не очень важно. Ничего, переживём. Я уже побывал здесь утром и, по-моему, съел всё горячее, что было на кухне.
А готовить горячее дважды в день не согласится ни одна женщина на свете.
- Так вот, о нашем будущем фильме ... - произнёс я загадочным и острожным тоном. Поскольку о кинопроекте я знал очень немногое, то мне для большего удобства следовало бы помалкивать. К тому же, "иметь" и "быть" - это вещи немного разные не только во французском языке, где слова "avoir" и "etre" означают нечто неодинаковое, но и в повседневной практике наших боссов и спонсоров. Да мало ли что может завтра случится?!? Пообещают, но не сделают, или, к примеру, окажется, что тебя нет в их проекте, потому что ты - "нехороший". Я ещё немного порассуждал на тему перспективности проекта и ... скромно замолчал, словно сложив вчетверо эту завтрашнюю газету. Перекусывать бутербродами на ходу не полезно для здоровья, однако перекусывать ими на кухне и пить кофе из красивого китайского кофейника не только можно, но и нужно, и желательно это делать ... абсолютно молча. Идалия Иосифовна в этот раз от кофе не отказалось, - она объяснила это лёгкой простудой и женской мигренью! Мы ели бутерброды с красной икрой и строго молчали.
Как двое на картинке.
- Кто твои родители? - неожиданно спросила Ида и в этот момент я чуть не поперхнулся. Что отвечать? На этот раз виноват не я: мой отец всю жизнь работал плотником в ЖЭКе, а мама стояла за прилавком в универмаге на севере столицы. Иосифом моего отца назвали в честь Сталина, а мою маму звали Мария - просто Мария! Мои дед и бабка со стороны матери были людьми религиозными и никогда не расставались с Библией. А дед после выхода на пенсию ушёл в монастырь и больше я о нём ничего не слышал, как о покойнике! Он и правда как умер для всех окружающих ... А когда родился я, мои родители специально назвали меня Андреем. Отец - Иосиф, мама - Мария, а сын ... нет, всего лишь Андрей! На мой возгляд, в этом решении наблюдается нечто парадоксальное, но они во мне не ошиблись! Я стал большим мальчиком и успешно закончил режиссёрско-актёрское отделение Щепкинского училища.
Ида жевала, недоверчиво нахмурив бровки.
- Как же ты поступил?
- Очень легко и с первого захода! Во-первых, я пришёл поступать не сразу после школы, а уже немного пожив на свободе, а, во-вторых, на приёме сидели люди с усталыми лицами и им было совсем не до меня. А тут пришёл Я - с песнями, танцами и даже анекдотами про Чапаева, и через какое-то время меня воспринимали уже не как ещё одного абитуриента, а как взрослого человека, знающего, зачем он поступает в творческий ВУЗ. Ну, а когда я стал читать ёрнические вирши в стиле Маяковского, вот тут вся приёмная комиссия просто легла от смеха ... Мне, правда, посоветовали идти в клоуны, но в комиссии сидел Владимир Монархов, поэтому я был моментально зачислен, а потом даже играл в некоторых его спекитаклях.
- Преподаватели серьёзных ВУЗов иногда снисходительны к красивым девочкам из простых семей. Они даже поздравляют их с поступлением. Зато к мальчикам они ... - Ида Солтецевич в сомнении пожала плечами, - ... слишком строги и серьёзны. Как классики. Ой, нет, Андрей, я никогда такого не видела. Наверное, тебе повезло кому-то очень понравиться!
Прозвучавшее имя - Владимир Монархов! - произвело на Иду некоторое впечатление. Теперь она думала, что я его выпускник, что, вобщем-то, не совсем правда ... увы и ах! Впрочем, все журналисты и бизнесмены, политики и артисты - эти всего лишь капризные дети с ущемленным самолюбием. Ведь жажда признания - это та же жажда любви, это как наркотик. И я точно такой же бедный наркоман своей неблагодарной профессии, как и многие другие, кого я знаю. Интересно, а Ида - как?
Но она никогда об этом не расскажает.
Она улыбается, покачивая головой, совсем как в кино или на сцене театра, а я сижу перед ней с куском колбасы в зубах и чувствую себя главным героем её собственного кинофильма - вероятно, старым и дряблым, с лицом непоправимо пьющего человека. Такое лицо остаётся навсегда, как приросшая к лицу маска ... А кого я мог бы сыграть в Вашем фильме?!? Нет, с лицом у меня всё в порядке, я даже симпатичнее Вас, но я почему-то начинаю чувствовать себя человеком, которому и думать не стоит об авансе. Вот, какое у тебя лицо, так тебе и заплатят - ведь знаете такое правило?!? Кому-то платят шоколадом и французскими шампанскими винами, а для кого-то и рублишек пожалеют. Помнится, мои девушки-маникенщицы просто обожали большие и плоские торты, специально изготовленные на заказ в кондитерской неподалёку, - там хватало места и на щедрые разливы шоколада с орехами, и на подаренные драгоценные диадемы или же просто для двадцати тонких свечек и одинокой коробочки с мобильным телефоном знаменитой корейской фирмы! Подарить хорошо работающую электронную игрушку - это тоже значит "сохранить лицо", и не думайте, пожалуйста, что это чем-то хуже алмазной диадемы или какой-то другой очень королевской драгоценности. Любовь постоянно показывают в кино и смотрят на сцене, о ней говорят и пишут, но только в жизни она имеет естественное и материальное выражение.
- Я так понимаю, что тебе звонила Света Савина, - произнёс я с невольной улыбкой, - и всё-всё рассказала, правильно? Или это сделала Лана? Ты учти, дорогая, что эти женщины не столь бескорыстны, как это может показаться. Я знаю Луну лет с девятнадцати. Она мне очень нравится как человек, но я ... немного в курсе, чем она занимается. И Светлана тоже не просто женщина, а очень даже настойчивая сука, которая хочет сделать большую карьеру. Она человек неплохой и понятливый, но её характер - просто ужасен ... его ни в каком мешке не утаишь. Она настоящая волчица, альфа-самка ... Поэтому я хотел бы попросить тебя об одном маленьком одолжении, Ида! Пожалуйста, не верь тому, что они говорят! Не верь! Тебе сказали, будто я ездил к Вите-Власте? Я у неё был всего один раз, да ... но это не то, о чём стоило бы разговаривать. Когда я приехал к ней, она первым делом нарисовала у себя под носом усы, напялила "котелок" из театрального реквизита Чарли Чаплина и сказала, что хочет "поиграть" ... - Я даже не знал, как это объяснить, поэтому несмело пошутил: - Она шкаф большой, но антресоль у ей совсем пуская, и скоро Лана-Луна начнёт продавать билетики на её представления ... со Светой в главной роли!
- А Света причём здесь?
Наш мир неподражаем, и он двигается вместе с нами.
- Видишь ли, Светлану вряд ли обрадует мирный сельский пейзаж на пенсии. Нет-нет-нет, ей надо, чтобы у неё были свои третьеразрядные актёришки и талантливый оператор-дилетант за камерой, и чтобы вся её жизнь напоминала типичную рекламу туристического агентства. Короче, кинофильм о чьей-то непрожитой жизни. Чтоб было всё - и даже "поцелуй в диафрагму", как это называется у профи-фотографов ...
- Слу-ушай ... Ну, не дури, пожалуйста, Андрейка! - внезапно произнесла Ида, как бы переключая скорость моего рассказа о глобальных амбициях Светлавны Савиной ... Ну, наверное, я сильно заскачил вперёд, а скоро - светофор, подумал я с небольшой самоиронией. Но что делать дальше? Я полчаса поедал вчерашние бутерброды с аккуратным слоем красной икрой и не добился ничего, кроме перенасыщение своего желудка. Любовь предстала предо мной во всей своей страшной и воинственной красе и даже готова изгнать меня вон, как не заслужившего её благодати мерзавца, а я не могу добиться от неё даже одного слова в своё оправдание.
- В моей жизни было много балконов ...
- Что? - не поняла Ида, но я не стал объяснять суть своего афоризма - ну а зачем?!? Всё и так понятно ... Я долго томился в ожидании и, вот, моё время настало, и я смело - даже немного торжественно - вытаскиваю из кармана ... ошейник. Нет, мне уготован ад! В практике садо-мазохизма ошейник (collar) представляет собой особый девайс, который крепится вокруг шеи подчиняющегося партнёра, и это означает, что партёр "занят" и не может принадлежать кому-то другому. Это называется "колларинг". Стандартный БДСМ-ошейник представляет собой простую полоску чёрной кожи, однако тот, что я вытащил из кармана, был когда-то куплен у хозяйки бриллиантовой горы Ланы Гольштейн и представлял собой небольшое произведение французского ювелирного исскусства. "Вообще же, ошейники бывают разные, - с улыбкой произнёс я, показывая застёжку с позолоченным замочком, - но это не "ошейник консидерации" и, тем более, не "волчий ошейник", который не придуман для таких красавиц, как ты! Ида, это означает ... теперь это означает, что с сегодняшнего дня я - твой доминант!" - "И что я должна сделать?" - спросила она, с улыбкой разглядывая это изделие, дорогое и красивое. "Смело подставляй шею!" - ответил я, приготовившись им воспользоваться ... Ида неуверенно покачала головой, но тут же провела ладонью по волосам, словно проверяя их длинну. Ошейники имеют довольно разное значение в "тематических" сообществах, но добровольное его ношение служит сигналом, что сабмиссив находится в чьей-то собственности. Это как обручальное кольцо, и даже больше. Это напоминает старинный индейский принцип:
"Дать имя - значит стать господином!"
- Я могу им воспользоваться?
- Ты так со всеми женщинами или только со мной?
- Но ведь ты - в "теме" ...
- Ну да, в "теме"! Но, помнится, в одном хорошем фильме отношения героев начинаются с совместного полёта в вертолёте, - произнесла Ида. В этот момент я почему-то подкумал, что мы с ней похожи примерно как Ленин с Крупской, - Ах, да, Андрей ... у тебя же ведь нет личного вертолёта, и ты не живёшь в "изумрудном городе". И поэтому ты просто предлагаешь мне надеть этот ошейник? - Я кивнул ей, но Ида продолжала насмешливым тоном: - Но я не мисс Анастейша Стил и никогда ей не буду, если хочешь ...
- Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж!
- Чтобы я вышла за ... - Она чуть прищурилась, - как это на английском-то? "Sensation player", да? Ведь ты - известный неформал и сенситивный игрок, впечатлительный и восприимчивый мужчина-садист, да, к тому же, алкоголик!
- Ида, ты немного неправильно перевела англоязычный термин ...
- Но ... - прервала она, грозя указательтным пальцем, - в рамках психологии, дорогой мой Андрюшка!
Однако я продолжил объяснения:
- Алкоголик - понятие не медицинское. Сама понимаешь ... И алкогольные зависимости бывают разные, как об этом свидетельствует пфификология, наука о вечно зелёных помидорах. У меня получилось, как в том анекдоте - хотел уж уходить, но тут опять налили! Да, Ида Иосифовна, я когда-то угробил своё здоровье, но там, во-первых, был алкоголь не лучшего качества, даже ужасного, как всё в Норильске, а, во-вторых, это было давно - более десяти лет назад. И, в-третьих: у меня не было никакой зависимости от алкоголя, и я сомневаюсь, что это когда-нибудь заново повторится ...
Холодильник мягко закрылся. Никаких алкогольных напитков в нём, как я заметил, не содержалось - увы и ах! А жаль.
- У тебя какие отношения с родителями?
- Ну, - смутился я, - Непростые. Но мама звонила буквально только что и мы замечательно обменялись новостями ...
- Ты будешь её приглашать?
- Всё зависит от неё, Ида! Наши разногласия начались как раз после моего возвращения в Москву ...
- Объясни, пожалуйста! - улыбаясь, потребовала Ида, и я коротко объяснил:
- Ну, если тебя так интересует, был ли я алкоголиком, то слушай! Для моей мамы всё имело своё место. Когда я приехал из Норильска (я стал с ухмылкой загибать пальцы), были помянуты по очереди цветы - раз! - домашние животные - два! - Адам и Ева - три и четыре! - тётя Люся Рюмина с маминой работы - пять! - и уж только потом я, притом в стиле того знаменитого фильма - «Резать, не дожидаясь перитонита!» - помнишь «Покровские ворота»? Вообще-то, к сыну, тем более - единственному так не относятся. Короче, не успел я приехать, как она сплавила меня под капельницу, притом даже не спрашивая разрешения ...
- Ты был так болен, что тебя надо было немедленно госпитализировать? - с кивком спросила Ида. У губ она держала горячую чашку кофе. Тут мне пришлось сознаться, что мне никогда не нравились вмешательства в мои дела и в личную жизнь ... я чуть не раскаялся в своей норильской жизни и чуть не рассказал о Лисе. Я даже испугался, однако Ида оценила мои слова только психологически.
- Тебе известно, что у Светы будет ребёнок? - спросила она с лукавым любопытством. Я в недоумении пожал плечами:
- Давно пора ... А почему ты спрашиваешь?
Нет, когда ты открываешь дверь перед женщиной, это ещё нормально, хотя бабы вечно протестуют, но когда наоборот - это всегда интригует, не правда ли?!? Это как бы возвращает в мир проблем и версий происходящего. А происходит-то примерно следующее: Света с Ирвином выразили намерение поженятся. «Он ей машину купил - ярко-голубую и дорогой марки, но без вызывающей роскоши, - с явным удовольствием рассказывала Ида, как бы лавируя между своими критическими впечатлениями, - Он свой старый внедорожник продал - тем более, что давно на нём не ездит! - и купил ей небольшую «Ауди» С двухлитровым двигателем». Ах, голубая «Ауди»?!? Голубая, как небо, и с таким маленьким двигателем ... «Сэр! Ну, у нас пока два трупа, только два!» - как говорил констебль в одном замечательном фильме, при этом он показывал два пальца буквой «V», - там как раз в аварию влетала «Ауди» голубого колера и с двухлитровым мотором. Видит бог, я не желаю зла никому на свете - а, тем более, Светлане и «Карлу» - но сейчас мне почему-то вспомнился тот старый английский фильм из эпохи кооперативных видеозалов, да чтоб их всех поразбивало на мелкие части.
Впрочем, от них и так ничего не осталось.
Боже мой, почему сегодня все мои впечатления вертятся вокруг темы кинопроизводства?!? Наверное, я и правда собираюсь стать загадочным силуэтом в финале бесконечно шедевральной кинокартины Романа Петушкова, - опять меня, черт побери, понесло на «большую сцену»!
Пора бы и малой успокоиться!
- Ну и молодец наш Карл! Когда именно у них свадьба?
Я был рад отвлечься от своих воспоминаний.
Ида ответила:
- Когда он со своей бывшей разберёт вещи ...
Такие, вот, «физиологические подробности» жизни, но теперь уже нашего добряка Ирвина, дважды разведённого мужчины! Как есть тупые грабители и неуклюжие воры, которые застревают в оконных рамах, так есть и плохо разведённые мужчины, вроде Ирвина Владиславовича Цеховского.
- Ой-ой-ой, - пошутил я, демонстративно схватившись за сердце, - ну тогда это будет очень нескоро! Мы умрём раньше. Он ещё летом говорил, что она обещала посбрасывать все его коробки с грузовика ...
- Да, она может! Ирвин был для неё всего лишь эпизодом.
Ида, сказав это, почему-то отвернулась.
- А она была для него памятником, - заключил я, - Но нельзя же всю жизнь целовать памятник? Помнишь у Пушкина - «Мечта никак в расчеты не вмещалась, и наш Евгений сильно погрустнел»? Да ... Кстати, а к чему ты вспомнила об этом?
- Ну, если ты, Андрей, предлагаешь мне развестись с мужем и повторно выйти замуж, то я хотела бы сделать это чуть раньше или позже, чем поженятся Света с Иривином. Понимаешь, наверное? И поэтому мне очень хотелось бы, чтоб он быстрее разобрал свои вещи! Кстати, Иру я обязательно приглашу ...
- Пригласишь на НАШУ, - подчеркнул я, ткнув себя пальцем в грудь, - свадьбу, да?!? - Ира это, кстати, и была вторая жена Ирвина. Она давно попала в мой персональный «чёрный список»! - Цеховский будет кипятком мочиться, если что ...
- Я всё равно её приглашу. Она - умная!
- Как хочешь, дорогая моя пантера ...
Как не хотелось бы, чтоб у моей жены была такая подруга.
“Живёшь жизнью, полной приключений, а потом оказывается, что это всего лишь водка ... »
Впрочем, она ещё не жена, мне подумалось, а я никакой не муж. Ситуация больше соответствует знаменитому выражению из категории «женского юмора» - «Скорее «нет», чем «да», но всё возможно!» - и мало ли что может произойти завтра утром или вечером?!? Цеховский всегда говорил, что я как бы стою между двумя ангелами - не они сидят на моих плечах, а я как бы нахожусь между ними - притом один из них похож на американского финансиста из тех толстых романов, по которым мы изучали капитализм в нашем советском детстве, а другой почти вылитый совок-обыватель с девятиэтажной московской окраины, выросший под угрюмый рейв 90-ых и группу «Нирвана» и получивший хорошее творческое образование. Но разве у нас мало таких артистов, журналистов, «звёзд» эстрады, весь «талант» которых ограничивается только «школой», притом самой примитивной, на глупом школярском уровне? Ими тяжко просто больна «демократическая» культура - даже самая пошло-популярная ... И только всем известная принадлежность к «теме» ещё как-то спасает меня от влияния этого второго ангела. Да, в жизни бывает так, что невозможно понять, чего ты желаешь, совершая тот или другой поступок, - ищешь ли ты материальной выгоды или безрассудочно бросаешься, куда глаза глядят? Конечно, можно было сказать - «Ты подумай и не волнуйся!» - но даже в этом случае было бы не понятно, который из двух ангелов тебе это подсказывает.
- Как я вам завидую, дорогие граждане! Можно заниматься чем угодно - хоть кино снимать, хоть в Сирии воевать, хоть Ваньку валять на морозе в Норильске! - а у вас всегда одни и те же срочные новости! Или вы знаете, как опасно лгать без необходимости, поэтому говорите правду и только правду? - произношу я сакраментальным тоном и внезапно вспоминаю песенку группы «Агата Кристи»:
Я вколачиваю гвозди,
Чтоб в гробу лежали кости.
Глубоко тебя зарыли,
До свиданья, милый, милый...
Я со вздохом положил на стол ошейник от «Булгари».
- Решай сама, Ида Иосифовна ...
В кармане моей куртки лежала дорогая авторучка «Монблан» с золотым пёрышком - вот ею я и буду подписываться в ЗАГСе, коли придётся!
И только ей!
И пусть звучит песня «Nothing′s Gonna Change My Love» Гленна Медейроса, как на любой нормальной свадьбе, чёрт побери! Я не собираюсь жениться под пение Григория Лепса.
Сейчас мне хотелось молча глазеть в потолок.
Типа - «Какое небо голубое ... » Как жаль, что на дворе не 90-ые.
Тогда я был немного моложе.
Но Ида, уже не сомневаясь, кивнула мне. Я снова взял ошейник и аккуратно, нарочито медленно застегнул его на её прекрасной шее - вот и всё. Но я не воспользовался золотым ключиком - незачем! Это же не «пояс верности», право же?!? К тому же, у меня было некое намерение, о котором не очень принято распростряняться, - в принципе, вопреки общему мнению, так обращаются только с любимыми женщинами и уж никак не с проститутками. Проституткам мало везёт на подобную откровенность ... Я снял с Иды халатик и с удовольствием обнаружил, что на ней нет бюстгальтера. Это прекрасно. В смысле, так и должно быть ... Я с небольшим нажимом поставил её на колени и быстро расстегнул джинсы. Всё ... Надо сказать, что в своих немногочисленных «отношениях» с ней - а встречались мы далеко не каждый день, а иногда и раз в неделю - я не допускал ничего странного или же «тематического». С Идой я был тем мужчиной, с которым «не скучно», - абсолютно взрослым и циничным, но вполне «домашним», словно законный супруг. Ну, а как ещё общаться с взрослой и здоровой молодой женщиной, девять лет пребывавшей замужем и не утратившей за все эти годы сексуального максимализма? Ну не петь же серенады возле её микроавтобуса - да ещё под аккомпанемент ноябрьского дождика со снегом?!?
Да она и не поймёт, чего ты хочешь, Пьеро такой-сякой!
Однако всё по-настоящему «взрослое» я оставляю на «потом» - мы ещё посмотрим! Это вполне естественно для любых брачных отношений, да и для служебных тоже. Кстати, из моей любимой науки «пфификологии» следует, что если у человека кривоватые мизинцы, то он обязательно склонен к активной позиции в сексе, а также к разнообразным девиациям. Одно ведь без другого не бывает, не так ли? Так вот, я раньше как-то не замечал, что у Иды Солтецевич оба мизинца заметно искривлены внутрь, а теперь почему-то заметил ... и даже кривовато ухмыльнулся. Такая совсем крохотная чёрточка, почти незаметная со всех точек зрения, зато сколько она может сообщить о человеке, о его снах и возможных намерениях, не правда ли?!? И кто бы мог подумать, что эта чёрточка часто встречается именно у финансистов, а не «художников», вроде меня?!? Если вспомнить, что её муж как раз финансистом (вернее - это был опытный спекулянт с медицинским дипломом!), то становится понятно, почему он улетел в США и общается с женой только по телефону. Трюки на большой высоте свойственны людям с прямыми мизинцами, а все прочие здоровые граждане предпочитают секс - просто молодой и здоровый секс с разнообразными девиациями.
А в сорок «танцевать» станет слишком поздно.
- Я позвоню мужу, если он не приедет на Новый год, - тихо произнесла Ида и положила голову мне на колени. Я погладил её по волосам, - Но я уверена, что он и сам скоро позвонит ... он очень чувствительный и всё видит даже издалека. Из Америки ... Или Ланочка ему «настучит», когда узнает! - Ида решительно поднялась на ноги и быстро вышла из кухни, оставив после себя запах своих умопомрачительных духов.
4.
Дома, едва переодевшись, я вошёл в ванную и первым делом громко хлопнул крышкой ящика с пилюлями - ящик напоминал, что закончились медицинские препараты. Я плюнул в раковину и открыл кран с горячей водой, после чего бросил в ванну немного тех самых ароматических экстрактов, которыми все пользуются, да не все в том признаются, - экстрактов из популярной телерекламы! Я не знаю, какие из них лучше, а какие хуже, но их можно добавлять в специальную английскую смесь для мойки ковров и в результате "кое-что" да получается ... Интересно, не правда ли? Они и для тела годятся, и даже для души! А мыть ковры простым стиральным порошком - это всё равно, что смывать масляную краску с произведений искусства современных художников! За это могут и морду набить - да легко! Это ж варварство да и только ... И скажу вам с лёгким налётом снобизма (а также положа руку на сердце), что настоящий современный человек из Москвы может сидеть у себя на кухне перед блюдом с красной икрой и бутербродами, курить плебейские сигареты из огненно-красных пачек и делать разные другие вредные вещи, но он ни за какие коврижки не опустится ниже уровня христоматийного советского потребления - «Мерседес», пылесос и двухкомнатная квартира. А кто ты такой, если у тебя нет «Мерседеса» и пылесоса, а твоя квартира, к тому, не в Строгино, а почти в Долгопрудном? Да ты ничтожество! Впрочем, это ещё "ничего" - город Долгопрудный! Ближнее Подмосковье! Хорошо, что твоя «хата» не в Норильске ... И «Мерседеса» у тебя может не быть - сейчас обеспеченные люди спокойно ездят на «Тойотах-короллах» - и даже, чёрт возьми, может совсем не быть пылесоса, совсем никакого. К примеру, я убираюсь по-старинке, по-домашнему, как меня научили в детстве, и даже «ловлю кайф» от этого довольно мокрого занятия. Из меня мог бы получиться замечательный матрос - люблю я, понимаешь ли, драить палубу своего корабля! Однако, если в твоей квартире нет прекрасного ковролина фирмы "Brilliant", то ты вообще не существуешь на этой планете.
Ты рептилоид, вымирающий тип инопланетянина.
Но не слишком ли я молод, чтобы моё имя вошло в список вымирающих рептилий?!? Да, а потом какая-нибудь Лана Гольштейн поедет в командировку за моими костями ... Я проглотил последнюю таблетку, убрал в сторону кран с холодной водой, разделся и быстро полез в горячую воду. Боже, какое это удовольствие! Сегодня я словно полдня просидел под портретом в приёмной большого кремлёвского босса, поэтому, во-первых, в моей голове ритмично работает какой-то бешеный счётчик, а, во-вторых, я пропотел, как тропическое животное. А почему бы как-нибудь не упростить свою полудурную жизнь? «К удавам, значит к удавам!» - как ответил нетрезвый пассажир на вполне закономерный вопрос таксиста ... В нашей жизни вообще не должно быть никакого трагизма, а я создаю его буквально своими руками, - «Китайский кофейник, не вполне свежие бутерброды и весьма снисходительная женская улыбка! Вот реквизит для нашей одноактовой драмы о любви!» ... В моих ушах звучит «I want you now» группы «Депеш Мод». Драмы, драмы ... Помнится, ещё в школе мне больше всего нравились экскурсии, - а особенно, когда их вёл один седовласый преподаватель педоинститута, - «мужчина, который хорошо стреляет», как представляли его «классные дамы» нашего средне-учебного заведения.
Смешная коннотация, не так ли?
Шальная пуля, как говорил один киногерой ...
Это потом я узнал почти всё о его привычках, и, в конце концов, понял, что многие наши "учителки" были его студентками или учились у него в аспирантуре ... Что ж, это случай тоже не редкий! Молодые женщины легко поддавались на очаровательную улыбку, на автоматически расточимое обояние этого старого и очень влиятельного мужика, на его знание тайной жизни людей. Чем не Джеймс Бонд в 21-ом веке? А с другой-то стороны ... чтобы хорошо разбираться в слабостях, надо "страдать" ими не меньше, чем "страдают" другие, - ведь жизнь устроена так, что она отбирает общее к общему, частное к частному, а личное только к личному, и одно никогда не теряется от другого! Это людям всё время кажется, что они выбирают жизненный путь сами, на свой вкус, а на самом-то деле путь за них выбирает Высший разум - это он подвергает сертификации все наши действия.
А все действия людей - необходимы.
Другое дело, что ты решил всего лишь подпевать под свою любимую песню, а твои соседи уже вызвали экзорциста ...
Так и есть - вызвали!
Я, чертыхаясь, вылезаю из воды, надеваю халат в клеточку и иду открывать дверь. Звонок прозвонил трижды, и очень настойчиво, а это может быть только Цеховский или Ланочка, с которыми мне есть, о чём поговорить ... но и ко мне тоже никто просто так не приходит, смею заметить! Что я вижу за дверью? Я вижу - чудо. Вот бывают же фильмы, которые кажутся жизнью, не так ли? О, героини моей одинокой жизни, мои дамы и королевы ... Они никогда не знали, что никак не блещут умом, и всегда найдётся та, которая обойдёт их с тыла! А ведь всё, что сохранилдось на сервере камер видеонаблюдения, и правда напоминало кинопремьеру, - вот героиня заходит в мой подъезд, в котором была не более трёх раз, расчёсывает, глядя в кругое зеркальце, спутанные ветром волосы и поднимается на шестой этаж, притом в этот раз мой старый лифтище везёт её так быстро, будто она до сих пор студентка и спешит к тайному своему приятелю. А ведь "кривая всегда вывезет" - притом прямо к цели, не правда ли? Вот тебе и пфификология, "наука о вечно зелёных помидорах" ... И я вижу перед собой ту самую женщину, похожую на сериальную Настю Каменскую, и даже не знаю, что ей сказать, - мы всего-то однажды прокатились в лифте да и только! Но и она изрядно смущена своей смелостью. О, сколько ж ей это стоило - подняться на этаж и позвонить в квартиру, в которой живёт незакомый мужчина, определённо неженатый?!? Но у ней и подруг-то, наверное, не осталось! Одни уже умерли от разных злоупотреблений, другие разъехались за прошедшие годы по городам и странам, а ей, внутренне доброй и довольно нерешительной, довелось выйти замуж за какого-то дурака или громилу или же, наоборот, за офисного клерка в очках и с воображаемой дворянской шпагой, оставшейся после первого просмотра "Трёх мушкетёров" с Боярским в главной роли, имевшим место в далёком 1988 году. Её рот, как я заметил, просто создан для того, чтобы жаловаться, и жаловаться. Однако голос ... я помню - он неожиданно низкий! О чём же она мечтала в своей юности? Когда-то завидовала девушкам из группы "Блестящие", а потом подругам из команды КВН института?
Ну, это наверное. А теперь и завидовать уже почти некому.
И думать о текущем - грустно! Да и ребячество это! И поэтому-то она нашла действие, которое прекрасно заменяет слово, и - вот, пришла ко мне на порог.
- Я слушаю вас ...
На лице незнакомки отражается столько смешного смущения, что оно вскоре становится белым, как стенка возле лифта. Нежели это мучительная внутренняя борьба? Она смотрела на меня с каким-то совершенно неземным интересам, а я почему-то думал вот о чём: "Надеюсь, к следующему разу эта барышня подготовит текст получше, чем сегодня? И, надеюсь, она не забудет обернуться и помахать мне ручкой? Во всяком случае, так делают в кинофильмах!" Я-то всерьёз опасался, что незнакомка с радостью обманет мои ожидания, но она всё-таки решилась на нечто иное.
Итак, я спросил её:
- Девушка, ну вы скажите хоть что-нибудь?
Ах, это абсурдное и безысходное путешествие на лифте!
А она мне ответила приятным женским баском:
- Мне надо с вами поговорить. Я подожду вас внизу, на скамейке. Если вам интересно, то быстро спускайтесь ...
- А-а-а! Даже так?!? - Я даже опешил. Идея побеседовать на холодке, конечно, замечательная, однако сейчас в моём стальном холодильнике намного теплее, чем на этой чёртовой скамейке у подъезда, поэтому ... а почему бы нам не пообщаться там, поближе к шампанскому?!? Но она быстро уходит, и я с большим недоумением закрываю дверь своего холостяцого рая с одной белой кошкой и многочисленными мухами. Может, в нём ещё кто-то появится хоть на минутку? Например, эта Ева с сериальным лицом, - тоже, наверное, любительница сериалов? Полунемая и, вероятно, почти без планов на будущее ... Я знаю, что люди в тайне путаются в своих фобиях и даже филиях - этому меня научила сама жизнь! - но что может сказать она, эта женщина, за которой я однажды шёл следом?!? Я - филия, или я - фобия? А кто я для Иды - то или это? А как меня воспринимали другие женщины, которых, надо сказать, меньше не становится? И почему жизнь предлагает мне выбор там, где раньше не было даже принуждения?!? Или это и выбор это и есть принуждение? В конце концов, незнакомка поразительно напоминает офицера полиции в штатском, поэтому пить с ней плохое шампанское я бы предпочёл только после окончания процесса и никак не раньше. Но что мне делать сейчас? Я стою, мокрый, как рыба, в центре гостиной и понимаю, что сейчас самое лучшее - это когда с тобой разговаривают «как есть», откровенно ... Расстёгнутые штаны бесстыдно валяются в кресле, а по всей комнате быстро распространяется горьковатый запах кухнонной зелени - его принесла она, неназвавшаяся женщина ... Время на моих антикварных часах остановилось, время застыло, чтобы рывком перебросить большую стрелку на отметку 21-00. Самое удобное время, чтобы куда-нибудь сходить.
Вообще-то, в ресторанчике неподалёку охотно подают хвосты русалочек и романтический суп из жителей голубой лагуны ... А ресторанчик называется «Утёсов». Я вышел на свой осенний балкон и увидел, что прямо на въезде во двор неподвижно стоит мышиного цвета "Мерседес" с люком, когда-то очень престижный, а теперь просто красивый и надёжный, - это наверняка её машина! Когда-то эта женщина казалась моим будущим, а теперь даже прошлым не представляется. Зато её автомобиль выше всяких похвал.
Небось, осталась после развода?
Нет, надо бы спуститься со своего балкона, а то создаётся впечатление, будто я попросил женщину подождать, - типичное мужское хамство! Или она относится к числу "застревающих" личностей - например, к этим типам относятся всевозвожные фанаты, а также некоторые люди в погонах - и поэтому не всегда контролирует своё поведение?!? Что ж, всем известно, что автомобиль за 300000 долларов обходится в среднем девшевле, чем машина за 10000 «зелёных» и меньше. И престижные домохозяйки, вроде Иды Иосифовны, как-то реже и немного тактичные вмешиваются в жизнь самолюбивого мужчины (или уже не совсем самолюбивого?), чем все эти трагически и критически настроенные женщины - неважно с какими они лицами или даже удостоверениями ... Я вытащил из куртки пачку "Кэмел", закурил и подумал, что спускаться для переговоров всё же не стану.
А зачем?
Потом я позвонил Лане - нет, зачем это, я теперь не знаю, но в этом было что-то традиционное. Всё-таки Лана-Луна умела быть "любимой женщиной" почти для всех, кто хорошо её знает. А я знал её с девятнадцати лет.
- Лана, девочка! Ну, ты и сама всё знаешь, правильно? - спросил я нашего демона, - Я с твоего позволения не буду переливать из пустого в порожнее и сразу тебе всё скажу. Я поражён ... не наповал, но на пол. Держу хвост морковкой, а, когда умру, прошу без ликованья ... Мы договорились, Лана?
- Эй, ты ничего там не пьёшь, дорогой?!? - громко и сильно нараспев спрашивает Луна Гольштейн и я почти вижу, как она заботливо округляет глаза и губы. Но взрослая девочка Лана даже не заметила, что теперь настала её очередь: ведь судя по моему заявлению, она скоро останется почти единственной незамужней и бездетной женщиной в нашей весёлой корпорации ... Я ей ни в каких грехах не каялся. Лгал ли я? Ну, лгал, но только в меру ... и не слушался, хотя в её интонациях появилось нечто менторское. Кровь из носу? Это не больше, чем идеома, дорогая моя Ланочка! Но моя дорога к ЗАГСу может оказаться тернистой и даже бесконечной. Кто виноват? Выбор надо делать неосознанно, не думая о последствиях, ибо жизнь тоже никогда о них не задумывается ... Вот громко поскрипыват полка в шкафу. Я, не прерывая вызов, гоню кошку Альбину из шкафа, а потом сажусь за ноутбук и быстро, "одной левой" набираю письмо Ирвину. Для меня это также определённая анастезия ... и при этом живо продолжаю разговор. Самое интересное, что мои симпатии к ней лично неизменно оказываются гораздо сильнее неприязни к её коммерческим авантюрам, - в конце концов, не будь Ланы, то не было бы Иды, не так ли? И не было бы этого кинопоекта, чёрт его побери, благодаря которому мне предоставляется шанс повторно войти в свою профессию ... Как настоящий ас в области социальных отношений, Лана помогла мне найти свою судьбу.
Ладно, мне надо быть чуть проще, несколько осторожнее и ... надо бы дождаться ответа по электронной почте: а что скажет "Карл" Цеховский?
Вообще-то, все подарки "выходят боком". Не так ли?
Внизу метёт небольшая позёмка. Холодает.
Сколько раз я смотрел вниз со своего балкона? У меня никогда не бывает нервных срывов, но другие в такой ситуации, как правило, прыгают вниз ... Пошутил!!! Поздняя осень словно съёживаются под моим возмущённым взглядом и становится жёлто-белой от не убранных листьев и свежего снега. А снег - это же такие очень прошлогодние новости. Это всё равно, что заново купить прошлогоднюю газету, в надежде узнать что-то новенькое ... Человек бесполезно блуждает в сгущающихся социальных потёмках - от одного удовольствия к другому, каждый раз убеждаясь, что да, определенное удовольствие получить всё-таки можно, однако не более того. Называть это счастьем — чрезмерное преувеличение. Вот, я много лет был "суровым рыцарем БДСМ" и чувствовал себя буквально "лучшим из лучших" в своём "цехе", и только по прошествии времени немного разобрался, в чем же, собственно, моё счастье заключается. Нет, не в этом, а в чём-то другом:
"Ты стой на своём балконе и смотри вниз - это пожалуйста! И слушай Принса в своей голове - "When doves cry". У тебя же талантливая голова, отлично заменяющая радиоприёмник, не так ли? Или продай свою каракатицу и купи мотоцикл - недорогой и серьёзный, как у настоящего ковбоя ночной Москвы. Но ты постарайся всё-таки найти в жизни хоть что-то более постоянное, чем любимая тобой проклятая БДСМ-субкультура".
Ведь понять, что счастье — это же не фиксированное состояние ума и пространства, которому достаточно только приказать: «Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!" - и оно немедленно замрёт, выпучив зенки ... нет, погнаться за счастьем - это означает сделать некий выбор. Однако ... когда Бог, то есть Высший разум хочет нас уничтожить, он исполняет все наши желания. Это не я придумал - это следует из принципов пфификологии. Всё дело в том, что большинство людей руководствуется не идеями, а самыми простыми интересами. Люди срывают "цветы зла" везде, где их находят ... и в этом их основная проблема. Но почему некоторые богатые и знаменитые люди с диким воплем выбрасываются из окон своих небоскрёбов? Что придаёт их устремлениям столь "правильное направление" - то есть вниз головой? Правильно, во всём виноват жизненный успех ... Просто, в это нельзя поверить, пока ты сам не убедишься – пока лоб не разобьешь, упав со своего балкона! За мировоззрение тоже приходится платить - в том числе, и жизнью. Однако чаще успех опоачивают свободой или здоровьем.
Вспомним маркиза де Сада ... Или Фридриха Ницше?
Я сижу перед телевизором "Soni" и медленно "листаю" каналы.
Белая кошка Альбина неподвижно лежит в позе сфинкса на моём дорогом ковровом покрытии, словно мягкое украшение.
Кошка смотрится, как нарисованная ...
Я знаю: больше всего на свете она боится остаться без меня, без человека, без хозяина. А она, похоже, знает обо мне побольше, чем положено кошке. Я же нервно поглядываю в сторону балкона (словно сериальная женщина прячется именно там) и всё жду, когда выветрится оставленный ею горький запах. И равнодушно смотрю ток-шоу. Вижу несколько знакомых лиц, вернее - ртов, ибо все они орут, как ненормальные, и друг-друга перебивают, не произнося ничего нового. Раньше так орали на базаре, а сейчас только на телевидении ... Ну, и за что мы тут бьёмся, многоуважаемые господа "телекреативщики"? За жизнь, за "политику", за бога? Как бы ни так ... они выясняют, прав ли был известный советский актёр (фамилию не расслышал), когда отказался признать своим сыном некоего Тимура? Ведь он открыто сожительствовал с матерью молодого человека - мать её! - а протом и с матерью этой матери ... в кадре немедленно появляется тощая, смуглая и совершенно лысая девушка с татуировками драконов на висках, смело утверждающая, что она тоже родилась от сожительства её матери с известным советским актёром - фамилию снова не расслышал ... Вот талабайцы ненормальные! Если б я писал рецензию, то не оставил бы и кадра на кадре от этого чудо-зрелища.
А Ида всё-таки права – телевизор лучше не смотреть!
Все эти модные ток-шоу, - как это плоско, смешно и глупо в сравнении с тем, что знаю о жизни я, опытный неформал. Или обо мне тоже впоследствии будут снимать подобные телепрограммы? Что ж, я успешно стремлюсь к своему бессмертью. Сейчас я не испытываю никаких эмоций, кроме смешного омерзения, но, со временем мне станет, наверное, обидно, если я не увижу подобного зрелища о себе самом - и прямо в прайм-тайме самого центрального телеканала! И я буду благодарен, если всё будет именно так, как сегодня, в этой программе, - крик, спор, скандал и лысые тощие девушки с татуировками драконов. "Знайте, каким он парнем был", этот Камео, сын плотника Иосифа и продавщицы по имени Мария!
Он всегда грёб против течения.
А жизнь внезапно закончилась. «Почти» внезапно. Разве я этого не ожидал, каждый день говоря «да» своей смерти?!? В какой-то момент я перестал себя чувствовать и ... словно потянул своими худыми и бледными руками за ручку какой-то очень тяжёлой и ослепительно белой двери. Внутри меня ещё оставалось какое-то неловкое человеческое чувство - будто я что-то стащил на работе, и все это заметили и сейчас начнут ругаться! - а потом мне стало абсолютно всё равно. Вот, молодые люди ничего не знают о стариках и даже о таких взрослых мужчинах, как я, например ... Они думают, будто мы слетаем с этого мира, словно шелуха с луковицы, а сами крайне боимся этой великой необходимости - немедленно лечь и умереть всем молодым на большую радость ... Нет, я почему-то ничего не боялся. И, к сожалению, уже не оставалось на свете таких средств и мультивитаминов, которые могли бы хоть на секунду вернуть в мою ладонь тёплый пульт от телевизора.
Эпилог
Кто живёт искренно, тот понимает, о чём мой рассказ.
Жизнь – не экзотика, так ведь? Москвичка под зонтиком ... И она - не цветочный праздник, после которого всё пахнет фиалками. И даже не твои карманы, в которых не бывало ничего, кроме наличности ... И, хотя ваш новый день может быть субботним и даже праздничым, улицы всё равно будут заполнены, словно в будни, очень сереньким и меркантильным народом, а стеклянный фасад ресторана ровно напротив будет туг и сер от медленного тяжёлого дождя и воздуха, вместе с водой спускающегося с туч. Это такая простая житейская эклектика, от которой можно и с ума сойти, а проще стать человеком духовно мертвым - то есть почти что зомби.
Таким зомби, у которого внешность и взгляд, как «у всех»!
Итак, в Норильске, в офисе адвоката с солидной практикой и мносложной фамилией под большой грудой писем и распечаток лежало официальное извещение, которому хотя бы по содержанию полагалось бы украситься чёрной траурной каймой. Но оно было яркое, как плетёный коврик. Адвокат быстро посмотрел в зеркало – как бы не за себя, и за кого-то другого – и сел за стол, пренебрежительно отодвинув от себя чёрный ноутбук "Asus":
- Неужели, правда?
Он одним движением вытащил извещение и посмотрел адрес.
Да, правда.
Таких документов немало проходит через его руки, и все они примерно об одном и том же. Благодаря электронной почте адвокат был уже в курсе дела, однако он ещё неделю назад запросил письменное извещение. И - вот оно в его руках. Извещение было от московского адвоката, совершенно незнакомого, и оно, адресованное коллеге коллегой, предлагало приехать в столицу, в офис на Хорошевском шоссе, с целью ознакомления с последней волей родственника, у которого тоже многосложная фамилия. Гражданин скончался месяц назад, но его тело (вернее, то, что от него осталось) было по определённым причинам обнаружено только в понедельник такого-то числа после вскрытия квартиры по такому-то адресу.
Далее следовали один за другим документы из полиции (пахнущие почему-то бензином) и соответствующие справки, читать которые не было ни времени, ни желания. Адвокат с раздражением сунул их обратно в конверт.
Гражданином с "труднопереносимой" фамилией был я, Камео.
Ка-ме-о.
Я так и умер, сидя перед телевизором.
Сергей Гарсия.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 16.02.2021г. Сергей Гарсия
Свидетельство о публикации: izba-2021-3020667

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


















1