Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Ноги из ушей. Глава 7


Ноги из ушей.  Глава 7

Глава 7. Мнимый больной.

С тяжелым сердцем я поплёлся в школу. По дороге встретил друга Дениса. Ну да, мы дружим, хотя дружить с ним порой бывает... как бы помягче сказать... трудновато. Он постоянно шутит, прикалывается надо всеми. Я уже рассказывал, как он всем измерял ноги. А ещё он жадный. Ну, то есть не то, чтобы совсем, но у него почему-то всегда выходит так, что всё лучшее достаётся только ему. Вот к примеру, пригласил он меня к себе поиграть на приставке. Прихожу, и что? Он сидит, играет, а я стою рядом и два часа жду, когда же он даст поиграть мне.
- Ты же мне обещал! - напоминаю ему в пятнадцатый раз.
- Ага, счас, вот только пройду уровень, эй, куда? Ну, держись у меня!
В общем, он мне очень напоминает Карлсона, который живёт на крыше. Когда мне лет в пять или шесть мама первый раз про него прочитала, мне этот Карлсон ужасно не понравился. Я так и сказал маме. Она очень удивилась.
- Почему?
- Да, подарят тебе конфеты, а он себе заберёт. Или шоколад, тут же слопает! Нет, я бы с таким совсем не дружил!
Но вот дружу. Знаете почему? Да потому же, почему и Малыш со своим Карлсоном - с ним не соскучишься! Конечно, если не ждёшь, когда он наиграется в приставку.
Дениска сразу стал рассказывать какой-то фильм. А я его не смотрел, мне не слишком было интересно, и потому думал о другом. Весь погрузился в размышления, как мне быть? А что, если спросить у Дениса? Он хоть и выглядит зачастую клоуном, но очень находчивый. Может посоветует что-то дельное? Я посмотрел на него и заметил глубокую царапину на щеке.
- А это у тебя откуда? - поинтересовался я.
- А, с Тишкой опять воевал. Он снова напал на попугая. Еле вырвал Кешку из его лап. Ну и задал же я ему трёпку! Чуть самого не убил. Так он от меня спрятался потом за холодильник и не вылезал весь вечер. Наверное до сих пор там сидит, шкода.
Тиша, пушистый рыжий котяра, и характер у этого Тиши такой, что тишины в их доме практически не бывает. Уж они этого Тишу лупят и ругают каждый день, а ему всё неймётся, так и норовит какую-нибудь пакость учинить. Мои родители всё время удивляются, как это кот до сих пор не съел попугая, а я им объясняю, что Тишу так воспитали. Но родители всё равно утверждают, что это неправильно и кота зря лупят, потому что против природы не пойдёшь, инстинкты неизбежно возьмут верх, кот - охотник, а значит обязан попугая ловить, и они беднягу зря мучают. Не знаю, Денис утверждает, что кот всё отлично понимает, а за попугаем гоняется из вредности.
- Зря ты его бьёшь, - вздохнул я. - У него инстинкты.
- Я выбью из него эти инстинкты!
- А вот и нет. Вот увидишь, съест он в конце концов вашего попугая.
- Нет, мы его перевоспитаем!
Я вздохнул. Вот упрямый. Упёртый. Мыслит однобоко. Ясно же, что он не прав. И кота мне очень жалко. Нет, не стану я с ним советоваться. Ещё растреплет всем подряд, он ведь балабол.
Так и пришлось самому принимать трудное решение. Думал я, думал... Может признаться Игорю, что я всё слышал? И пригрозить, что обо всём расскажу маме? Тогда он откажется от задуманного.
Нет, понял я, тогда он просто возьмёт меня за шкирку, протрясёт как грушу и посоветует молчать в тряпочку, во избежании последующих увечий.
Ох, как же быть? Прямо как у Гамлета: быть иль не быть? А у меня: доносить, не доносить? Некрасиво как-то звучит. Я сам доносчиков не люблю.
Знаете, от чего зависят наши решения? Думаете, от великой мудрости или напротив, непроходимой глупости? А вот и нет. Исключительно от случайности. Бывает так: мы уж совсем было собрались сделать что-то важное и очень-очень правильное, но тут внезапно происходит нечто, переворачивающее наше мировоззрение. Или чёрт подталкивает под руку, и мы вопреки своему решению идти верным путём, сворачиваем на кривую тропинку, ведущую на те самые куличики. В общем, всё зависит от случая.
Вот и у меня так получилось. Я уже совершенно убедил себя, что лучше всего рассказать обо всём маме. Но как нарочно на уроке литературы нам прочитали рассказ о Великой Отечественной войне. В нём описывался случай, когда по вине доносчика фашисты расстреляли семью, укрывавшую раненного партизана. Причём убили всех: деда, бабку, мать и её детей: семилетнего сына и младенца-девочку.
Очень печальная история. Она моё убеждение буквально перевернула. На сто градусов. Или двести. К сожалению не знаю, как правильно сказать, я, когда мы градусы в школе проходили, сидел дома «на больничном» и потому научился определять их только на термометре. Поневоле научился.
У меня, как назло, во время болезни температура только в первый день была повышенной - тридцать семь и пять, а потом сделалась нормальной - тридцать шесть и шесть. Игорь само собой стал ко мне цепляться, подкалывать, что никакой я не больной, а обыкновенный симулянт, на мне воду надо возить и гнать в школу. Ему хаханьки, а мама уши навострила, принялась мне без конца лоб щупать и намекать, что пора бы и уроками заняться, а не бить целыми днями баклуши.
А никакие баклуши я не бил, только мяч. Скажите, разве справедливо так с больным человеком поступать? Я может мечтал наконец заболеть и отдохнуть от этих уроков! В кои-то веки моя мечта осуществилась, а мне не дают насладиться всеми привилегиями больного!
Пришлось срочно изображать умирающего. Я старался изо всех сил. Даже прыгать с мячом перестал. Улёгся на ковёр, будто совсем изнемогаю, треклятая хвороба меня совершенно доконала, и стонать потихонечку принялся. Ну, думаю, Игорёк, сейчас узнаешь, как пакостить брату.
А Игорь тут как тут, лёгок на помине, заглядывает в комнату. Я как застоню! Он аж дёрнулся от неожиданности. Но сразу опомнился. Склонился надо мной, заглянул в лицо и спрашивает:
- Что с тобой, Илюшенька? - заботливым, заботливым таким голоском.
Тогда я решил напугать его ещё сильнее, будет знать, как маму против меня настраивать, и выдал совсем уж душераздирающий стон, я почти такой же слышал в одном фильмаке, только у меня получилось ещё круче. Приблизительно так:
- Ууууэээииииууууу!
Вою, а сам за Игорьком слежу, какая у него реакция? У него сначала реакция была нормальная: глаза выпучились, рот открылся, волосы дыбом поднялись.
Мне так хорошо стало, я даже заулыбался. Сглупил конечно. Забылся на минутку. А брат, он умный, догадался, что его разыгрывают, покраснел, как свёкла, глазами засверкал.
Я перепугался и снова как застону! Вышло не так красиво, как в первый раз, голос сорвался от волнения, но ведь надо было как-то исправлять положение! Однако брат на уловку не поддался. То есть сначала я подумал, что поддался. Снова наклонился и сочувственно спросил:
- О, бедняга, тебе так плохо?
- Ужасно, - замогильным голосом подтвердил я.
Тут как раз мама в комнату вошла, руками всплеснула и как закричит:
- Это что такое? Ты почему в кровать не ляжешь, валяешься больной на полу?!
- У меня сил нет подняться, - сиплю я.
А сам ужасно обиделся, что это они в самом деле как с больным ребёнком обращаются. Ну никакого сочувствия!
И тут я его получил. Сочувствие. От старшего брата.
- Не ругай его, мама. Разве ты не видишь, нашего бедного малыша сразил жестокий, коварный недуг.
Мама от неожиданности даже заикаться начала.
- К-какой н-недуг?
- По латыни это звучит приблизительно так...
Брат задумчиво вперил глаза в потолок, пожевал губами и выдал:
- Беспредельниус левиниус, воспалениус хитрониус, обнаглениус обманиус.
Мама обалдело похлопала глазами, потом до неё дошло и она фыркнула.
- Но ведь он лежит на полу в полной прострации и жалуется на слабость, - пожелала она уточнений.
- Да, коллега, - с важным видом склонил перед ней голову брат. - Ваше замечание принимается во внимание. Таким образом диагноз дополняется ещё одной, посмею утверждать, весьма зловещей формулировкой: абсолютус половоус бессилиус. О, горе нам!
Вы думаете, он на этом успокоился? Как бы не так. Тут же принялся распространяться о своём диагнозе всем подряд. Сначала сразил папу. Тот даже оторвался от своих ненаглядных рыболовных крючков и побежал посмотреть на мой «почти бездыханный труп», это он так выразился, когда посмотрел.
- Да, похоже, дела у нашего Илюши совсем плохи. Распластался на полу почти совсем как бездыханный труп. Ещё немного и придётся гроб заказывать. Тебе как, с музыкой или без? Шепни своё последнее желание. Что ты сказал? Не слышу, - и наклонился так низко, что ткнулся мне ухом прямо в нос.
Меня ужасное зло взяло! Так бы и тяпнул его за ухо. Но я скрипнул зубами и сдержался. Не стал выходить из образа. Я тяжело болен, и они это ещё поймут!
А Игорь знай себе названивает всем подряд и ехидным голосом оповещает:
- С прискорбием вынужден сообщить пренеприятнейшее известие: моего младшего брата внезапно сразил коварный недуг, Илюша лежит в полной прострации, не знаем, выживет ли...
С довольной миной выслушивает ответные ахи и охи и трагичным голосом озвучивает свой диагноз:
- К сожалению у него скоропостижно развилось воспалениус хитрониус, осложнённое абсолютос половоус бессилиус. Какие шутки, приходите и сами убедитесь, Илюша лежит распятый на полу, не в силах пошевелить даже пальцем на левой ноге. Приклеился к ковру, как муха на липучку.
Отключается и гогочет, как гусь.
И это называется брат. Что я ему плохого сделал? Наоборот, сколько раз выручал, прятал от родителей его сигареты, а зажигалку выдал за свою. Мне потом за неё здорово влетело, когда я себе новые спортивные штаны прожёг, «синтетика» называется, оказывается суперски горит, я и не знал.
Так вот, издеваются они все дружно надо мной, а я всё лежу на полу, сдерживаюсь из последних сил и размышляю. И мысли у меня донельзя безрадостные.
Как же это, думаю, почему у меня всё так нескладно получается? Неправильно. Вон Карлсон в книжке, когда «заболел», заставил Малыша окружить себя заботой, ухаживать, сочувствовать, лелеять «бедного больного». А мои родные словно и не слыхивали ни о чём подобном. Знай себе подшучивают и насмехаются.
И мне так горько стало, так жалко себя, что я даже потихонечку заскулил, а глаза мои наполнились слезами...
Долго ли я так лежал, не знаю. Только в комнату снова заглянула мама и строго прикрикнула:
- Хватит притворяться, вставай и делом займись, книгу лучше почитай.
Мне ещё горше стало, если уж и мама меня не жалеет... Я шмыгнул носом и всхлипнул. У мамы сразу лицо из строгого стало смущённым. Она подошла ко мне, положила руку на мой пылающий лоб, я уверен, что пылающий, и нежно, хоть и с ноткой насмешки проворковала:
- Глупыш ты мой, симулянтик бедненький, ну вставай, вставай, я тебя в кроватку уложу, успокойся, милый, мы ведь пошутили, не принимай близко к сердцу... Хочешь, я тебе компота принесу?
Всё-таки я добился чего хотел, мама пожалела меня. Но от мамы я иного и не ожидал. А вот от брата... Как бы его заставить раскаяться?
А мама сама перенесла меня на кровать, раздела, озабоченно пощупала лоб, поцеловала и сунула мне под мышку градусник.
- На, подержи, что-то ты горячий. Так принести тебе компотика?
Я отвернулся от неё, как будто ещё сержусь. И тут меня осенило! Ещё бы, мой взгляд упал на батарею!
- Только без яблок, - буркнул я. И добавил:
- Пусть Игорь принесёт, тебе ведь, наверное, некогда, ты обед готовишь?
Я знал, что готовит, потому что соблазнительные запахи с кухни расползались по всей квартире.
- Хорошо, малыш, - к счастью согласилась мама.
К счастью, потому что её я больше пугать не хотел. Только Игоря и папу. Мама вышла и позвала брата:
- Игорь!
А дверь не закрыла! Я как закричу:
- Дверь закрой!
- Что случилось? - всполошилась мама.
Я понял, что едва всё не испортил и еле слышно проблеял:
- Две-ерь... мне дует...
- Хорошо, я закрою, - мама успокаивающе потрепала меня по щеке и вышла, аккуратно прикрыв за собой дверь.
Я тотчас вскочил и босиком помчался к батарее. Положил на неё градусник, а сам думаю: «Ну, Игорёк, держись!» А батарея горячая-горячая! Как раз холода стояли, а нам очень долго отопление не включали. Все жильцы стали возмущаться, звонить в ЖЭУ и грозить, что подадут в суд. Ну, в ЖЭУ долго упирались, но всё же не выдержали «давления масс», как выразился папа, дали отопление. Дома сразу стало тепло. Но я всё же успел простудиться.






Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 10
© 16.02.2021г. Вера Гераниева
Свидетельство о публикации: izba-2021-3020535

Рубрика произведения: Проза -> Детская литература


Владимир Филатов       22.02.2021   09:00:43
Отзыв:   положительный
Интересный рассказ, мамы всегда пожалеют..
Какой хитрец..
Спасибо Нина!
С уважением, теплом, Владимир


Вера Гераниева       22.02.2021   13:11:23

Спасибо Владимир.
















1