Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Миска на двоих



Миска на двоих.


Его мягкие лапки почти не касались земли, он словно летел над пожухлой листвой, застилавшей уже начавшей промерзать землю. Острый нюх не когда еще не подводил его. Вперед и только вперед там, где-то совсем не далеко так вкусно пахло курочкой и еще чем-то вкусным, но незнакомым. И еще он улавливал во всем этом изобилии что-то такое до боли знакомое, но увы почти забытое.
Добравшись до края леса, он остановился и начал озираться и его рыжие несоразмерно большие уши начали кружиться во все стороны как локаторы, вылавливая из, казалось бы, полной тишины посторонние звуки.
Деревня спала. И видела уже третий свой сон, отчего даже дворовые собаки издавали только тихое по тявканье, будто бы гнали кого-то со двора.
Стелясь по земле, как только умеют лисы, наш друг добрался до крайней избушки, которая выглядела не жилой. Ворота покосились, забор то тут то там заваливался в разные стороны. От чего из далека был похож на волны грязно серый воды Днепра, когда он сердился.
Подкравшись к крыльцу, лисенок заглянул в миску, стоящую прям по середине. И очень удивился. Его опыт пусть и не самый большой подсказывал, что там должно быть что-то съестное, но увы, этот предмет не имел вообще какого-то запаха. Лисенок был молод, а молодость и любопытство может привести к беде даже такого осторожного зверя. Стараясь быть не заметнее лисенок как собственная тень подкрался к входной двери. И как ни странно обнаружил тонкую щелку из которой струился тусклый свет. Он просочился внутрь, именно просочился как вода, превратившись на какой-то миг в плоскую тряпицу. Запах в этой избе был затхлым, и это еще не совсем точное определение, он был каким-то смердящим, как запах от большой рыбы, застрявшей в иле. Глаза лисенка видели одинаково хорошо, что на свету, что в темноте, и поэтому ему не составило труда прогуляться по всему дому и все там обнюхать. Там было пусто, и даже мыши которые сопровождали жизнь деревенского дома там отсутствовали. Свет струящийся сквозь щель в двери оказался светом луны, заглянувшим в окно и отразившимся в зеркале в сенях. Словно даже луна не захотела озарять это запустение и сбежала первым попавшимся способом.
Лисенок побежал дальше, опустив низко голову вынюхивая следы как учила его мама и неожиданно для себя врезался во что-то холодное и жесткое, это был металлический забор соседнего участка. По началу это напугало его, забор казался таким неприступным. Но хорошо, что поставили его не в притык к земле, а то бы нашему другу пришлось бы бежать обратно в лес.
Принюхиваясь и прислушиваясь, лисенок бежал вдоль забора. Останавливаясь и совершая попытки пролезть под ним. С третей попытки ему это удалось, правда он чуть не застрял посередине из-за своей шерсти. То, что он обнаружил, точнее почувствовал его очень обрадовало. Если так можно описать, то состояние в предвкушении еды, которой, вдоволь он не видел, уже давно.
Его история началась пять месяцев назад в теплой норе в окружении своих братьев и сестер и конечно мамы и папы. Считать он не умел, но малышей было много, это он понял из того что покормить их всех досыта у мамы лисы не получалось. Малыши толкались отпихивали друг друга и вообще были крайне неспокойны. Пока они были совсем малы они еще как-то умещались все вместе в норе, но как только им исполнилось по два месяца, удержать их там уже было нельзя. Они кусались, прыгали, дрались, то и дело тявкали, ели, и опять все заново. Папа лис почти не появлялся у норы, приносил еду, подменял маму лису пока она охотится и снова отправлялся за добычей, для своей огромной семьи. А еды им требовалось все больше и больше, щенки росли быстрее чем папа лис, мог охотится. И вот когда им исполнилось три месяца мама начала их учить охоте и поиску разных вкусностей, потому что для лисы нет не съедобных вещей. В голодный год они и травкой не брезгуют и жучком-червячком закусят. Отходя от своей норы мама лиса всегда очень рискует, маленькие лисята отличаются большой любознательностью и непоседливостью. И все их послушание заканчивается в один миг, как стоит кому-нибудь из них увидеть лягушонка и даже на худой конец бабочку и все: Визг, писк, прыжки, суета на весь лес и хорошо, когда рядом в этот момент никого чужого не было.
Вот именно такой момент и запомнил наш лисенок о своей прошлой жизни. Он помнил, как они все вместе шли вдоль реки, и кто-то заметил ужа, гревшегося под последними жаркими августовскими лучами солнца.
Он помнил, как свалился в речку, что мама лиса прыгнула за ним и пыталась догнать его плывя по течению. Он помнил, как услышал лай собаки, еще какие-то странные звуки больше похожие на гогот больших птиц. И всё, его несло все дальше и дальше от его семьи. Он ещё долго звал и искал их, но это было тщетно течение унесло его за много километров от его дома. Потихоньку он начал привыкать к своей самостоятельности и одиночеству. Чего он только не перепробовал на вкус пытаясь хоть как-то унять голод. Пробовал травы, копал корешки, ел ящериц и мокриц. Частенько нос его страдал от его любопытства, надо же было засунуть его в муравейник. Несколько раз он попадал на глаза к людям, кто-то жалел его и бросал кусок хлеба, но большинство боялись и гнали палками. Его шикарный хвост уже имел отметины от собачьих зубов. И спасло его только упавшее дерево, в котором он смог укрыться. Случись это через пару месяцев врятли бы ему так повезло. Все эти события научили его быть очень и очень осторожным. Но о какой осторожности может идти речь, когда в твоем желудке уже пару дней кроме улиток не чего не было. Как ему хотелось есть!
Тем временем наш лисенок на половину вылез из-под забора приметил ближайший куст и быстро спрятался под ним. Двор, в который он пробрался был довольно хорошо освещён. Людей не было видно. Чуть в стороне от большого дома находился вольер для собаки он был закрыт, что для нашего друга было хорошим знаком. Значит собак нет и будет время все как следует обследовать. С правой стороны от вольера возвышался странный дом не соразмерно высокий с клеткой на верху и длинным шестом с боку. Чуть поотдаль было два не больших домика и один большой с воротами. Оглядевшись прислушиваясь он, почти не дыша, ползком сливаясь с землей полз к этим домикам так манившим его своими ароматами. Но вдруг у него на пути возникло неожиданное препятствие в виде сетки растянутой вокруг этих домишек. Он уткнулся в нее и поранив нос чуть не запищал в голос. Зализав нос, он попытался погрызть сетку, начал копать, но все было напрасно. От отчаянья он тявкнул и в ответ услышал тот же звук. Тяф, тяф слышалось уже совсем рядом, от страха лисенок как будто окаменел и закрыл глаз, и если бы мог, то с удовольствием бы провалился под землю. Он был так напуган что кончик его хвоста стал дрожать сам по себе не слушаясь своего хозяина. И вдруг что-то мягкое и мокрое уткнулось ему в нос. Дальнейшие события развивались совсем не так как он мог предположить. Не открывая от страха глаз, он отчетливо слышал, что кто-то вокруг него копошится, прыгает и от этого существа слышался такой приятный запах который лисенок еще так хорошо помнил. Опять его кто-то толкнул в бок и облизал. Да облизал ещё и ещё много-много раз без остановки. Немного осмелев лисенок приоткрыл один глаз, затем другой и от удивления сел на собственный хвост.
Перед ним прыгал щенок, белый как снег, и совсем еще маленький. Щенок был немногим меньше нашего друга у него были огромные стоящие торчком уши, которые так и норовили упасть. Несмотря на свой размер все в этом щенке говорило о том, что он совсем мал, а какой от него шел аромат вероятно его еще вчера кормила своим молоком мама собака. Окончательно осмелев лисенок включился в эту игру. Разыгравшись они совсем позабыли об осторожности и с разбегу почти влетели в сетку собачьего вольера. Отпрянув в темноте, лисенок разглядел огромную белую собаку, которая смотрела на него и тихонько виляла хвостом. Весь её вид говорил о том, что она стара, а ввалившиеся бока, тусклая шерсть и пустые как будто не видящие глаза еще и о болезни. Щенок тем временем заскулил и начал бить по сетке вольера лапой, как будто просился войти туда. Старая собака с трудом поднялась еле, волоча ноги подошла к двери и начала отодвигать её носом. Когда дверь поддалась щенок пролез туда и залаял будто приглашая последовать за ним. Любопытство пересилило страх и вот лисенок уже внутри. Собака обнюхала их и потеряла к ним интерес с трудом волоча за собой хвост улеглась в самый дальний угол вольера. Почти у самой двери стояла огромная миска до краев наполненная чем-то очень и очень вкусным. Щенок и лисенок разом опустили туда свои мордочки и сопя, и толкаясь принялись поглощать ее содержимое. И за минуту опустошили ее. Передохнув они как, дети начали носиться по вольеру сметая все на своём пути. Не видя не чего, даже пару раз пробегали по спящей собаке на что, она глухо рычала и опять закрывала глаза. Под утро с первыми петухами, как только замычала корова и хозяева начали просыпаться, лисенок убежал в лес тем же путем что и попал сюда. Время шло он взрослел, но все равно он частенько наведывался в гости к своему другу. Играл с щенком, который рос не по дням, а по часам, бывало воровал кур и делился ими с щенком и собакой. Подрался с хозяйским котом, который как оказалось был большим сторожем чем его друзья, или дело было в собачей миске, так как был вечно голоден. Спустя пару месяцев, когда снежок уже начал задерживаться на земле, а не сразу таять, лису уже приходилось осторожничать в этом дворе, так как следы могли его запросто выдать. Тем более хозяин уже пару раз заколачивал дырки под забором после пропажи кур. И вот как раз тогда начали происходить разные необъяснимые перемены в жизни этого дома. Сначала пропала собака, спустя какое-то время пропала корова и хозяйка уже никуда не спешила по утрам. Лисенок мог уже оставаться по дольше и даже прятаться в коровнике целый день. Ночные игры продолжались, только побеждал всегда пес, он стал чуть ли не в три раза больше лиса и, если б он захотел, он бы с легкостью расправился с ним. Но совместные игры и миска пополам сделала их закадычными друзьями. Пес доверял лису без меры и мог спокойно развалиться перед лисом брюхом в верх и дать себя погрызть. Всем своим видом показывая свое доверие. Конечно порой у них случались небольшие стычки, но все обходилось без крови. Еды для них двоих становилось все меньше и меньше. Пес продолжал расти и лис редко уже мог полакомиться остатками из миски. Потом с двора пропала сетка и лис заглянув в птичники увидел, что они пусты. Да и вообще двор становился все не ухоженнее и не ухоженнее. То тут то там появлялись и исчезали ящики, сновали какие-то люди, даже по ночам здесь иногда бывало многолюдно. От того тихого и укромного уголка уже ничего не осталось. Последнее что пропало это голуби, которых так любил хозяин. В один день приехала большая машина и увезла их вместе с голубятней. Псу это тоже всё не нравилось он становился все угрюмей и угрюмей и всё чаще срывался на лай или того хуже начинал выть. Игры закончились, но нейтралитет остался и держался до того последнего дня, когда лис прибежал во двор и никого там не обнаружил. Ворота были настежь, он отчетливо понял, что сюда больше не вернуться. По началу его это даже обрадовало, в какой-то мере, он мог ходить средь бела дня куда хочет и некого не бояться. Затем пришла тоска, а за ней и отсутствие столь привычной для него еды, когда была поймана последняя домовая мышь.И вот теперь уже голод гонит его в лес как раньше звал его сюда.
Став взрослым, он еще время от времени заглядывал в эту деревню надеясь увидеть своего друга. Но чуда не происходило и все окружающее становилось для него чужим.












Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 16.02.2021г. Маруся Козлова
Свидетельство о публикации: izba-2021-3020465

Метки: лис, дружба, история, одиночество,
Рубрика произведения: Проза -> Детская литература


















1