Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Любивший снегопад



В раннем детстве он себя не помнил. Самое же первое воспоминание его было связано со снегом. Был Новый Год, и отец вынес его во двор понаблюдать, как неслышно меняется все вокруг с наступлением ночи. Он был ткпло одет, ему стало жарко, а отец подкидывал его в воздух, приговаривая, что собирается забросить его на луну, ловил большими руками в дорогих кожаных рукавицах, смеялся в лицо.
Странно, но сейчас, по прошествии стольких лет, он не может вспомнить ни лица отца в тот момент, ни той новогодрей обстановки, которая неизменно остается в памяти детей надолго. Однако единственное, что отчетливо запечатлелось в памяти - падающий снег. Он как сефчас помнит: небо, белое, порой серовато-стальное, и из него нескончаемыми нитями сыплются снежинки.
Крупные, хлопьями, падают с неба, а он летит им навстречу, подброшенный в пространсьво крепкими отцовскими руками, и падает вниз вместе со снежинками. Он как сейчас помнит внезапно охватившее его тогда недетское чувство: он снежинка, он летит вниз, и вот уже до земли недалеко, она теплая, он упабет и растает, не оставив за собой в жизни никакого следа... И он пожалел снежинки, а затем подумал: а чем будет отличаться его стбственная жизнь? И он пожалел себя. И это ощущение того, что он снежинка, не покидало его с тех пор ни на минуту.
Ходил в престижную школу для мальчиков, имея друзей. И думал: "Для чего? Зачем мне нужно жить, учиться, заводить друзей, если рано или позднокак маленькая снежинка, упаду вниз и растаю на пороге жизни и смерти?"
Мальчиком он рос довольно странноватым. Даже у людей, знавших его совсем недавно, складывалось впечатление, что этот ребенок, невзирая на столь ранний возраст, давно махнул рукой на себя, а заодно и на весь мир. Он прилежно выполнял задания учителей, шутил и веселился со своими приятелями, зимой грустил о лете, летом о зиме, не лишал себя чисто подростковых развлечений - и все ждал, когда он, маленькая снежинка, долетит до рубежа и исчезнет, не оставив за мобой никакого следа.
Как-то зимой во время урока он засмотрелся на падающий снег, а учитель его вызвал. Пожурив за невнимание, учитель пригрозил, что вызовет в школу родителей. Не увидев на лице ученика никаких эмоций, он спросил:
Разве ты не боишься, что отец задаст тебе трепку?
Он ответил на этот вопрос, ответил то, о чем непрестанно думал, пожалуй, всю жизнь:
Какой смысл мне бояться отца? Ведь как бы не сложилась жизнь, в любом случае придется умереть. И не все ли равно должно быть мне, что со мной пооисходит, если в этом нет никакого смысла?
Школу закончил он в десятке лучших учеников. Хотя родители очень гордились сыном, его этот факт не очень трогал.
Что ж, - сообщил он, - ведь я мог и не кончить вовсе школы.
Он так и не договорил свою мысль до конца. Ему так многое хотелось добавить, но он решил: какая разница, выскажусь я или нет. Так для чего же...
Он не скучал. Ему не бывало скучно - он занимался обычными человеческими делами, заботами и ощущал нормальные человеческие чувства. Радовался победе любимой футбольной команды, огорчался болезни родителей, досадовал на неудачи. Единственная разница между ним и окружающими была в том, что они принимали события и собственные чувства всерьез, а он нет.
Когда его призвали в армию, от сильного воспаления легких умерла мать. Поначалу ему действительно было тяжело, он спрашивал себя: почему это случилось именно сейчас и именно с ней? И тут же находил ответ: это должно было произойти. Так что за разница, когда...
Из армии он возвратился возмужавшим юношей, абсолютно не представляющим, чем он будет заниматься в жизни, что, однако, вполне характерно для юношей его возраста.
Он не знал, каким делом ему заниматься. Но не потому, что он одинаково любил все предметы, а потому, что ко всем предметам он был одинаково равнодушен. Но выбирать было необходимо, и он выбрал химию, положив перед собой список школьных предметов и закрыв глаза, попал в нее пальцем. Для него не было разницы, как он проведет жизнь, он, снежинка, которая, как бы она ни падала, быстро ли, медленно, в одну сторону или в другую - он упадет на землю и растворится в небытии...
И он по-прежнему любил зиму. Снегопад. Когда из неба сыпал снег, он ловил снежинки ладонями, рассматривал их, пока они таяли, и ему неизвестно почему хотелось плакать...
Он блестяще сдал экзамены в университет на химический факультет, попутно устроился на вечернюю работу разносчиком пиццы. Там же, в университете, он пригляделся к девушке и влюбился (или ему показалось, что он влюбился). И после года встреч и ухаживаний они благополучно вступили в брак.
Окончив университет, он получил выгодное предложение о работе и тут же от него отказался, оставшись преподавать химию первокурсникам на той же кафедре.
Он не был несчастлив; напротив, на работе дела у него складывались донельзя успешно. Взаимоотношения с учентками и коллегами он не отягощал ненужными проблемами и спорами. В личной жизни у него лишних осложнений не возникало. К жене он привык, как к неотъемлимой части своей спокойной бессмысленной жизни. Нельзя сказать, что он ее не любил или относился к ней хуже, чем другие мужья относятся к своим женам. Он и беспокоился о ней, не забывая о маленьких подарках, вроде букета цветов, он думал и о работе, и об учениках, но ничего не принимал слишком близко к сердцу - ведь незачем придавать смысл бессмыслице.
Шло время. Детей у него не было; да он в них и не нуждался. Жизнь пиотекала очень спокойно, однако с некоторых пор сознание своей человеческой ненадобности начинало угнетать его. Впечатление того, что его, лично его существование ненужно и бессмысленно, переросло в сознание, что существование всего человечества так же случайно.
И когда, попав в автокатастрофу, погиб его отец, его горе показалось ему самому ненастоящим. Он говорил себе: "Это несправедливо, так не должно было случиться, ему еще не было шестидесяти, он мог бы еще долго жить... Почему это случилось именно с моим отцом?" Но при всем этом он прекрасно понимал, что этим лишь уговаривал себя воспринять смерть отца как трагедию, действительно ощутить утрату, но не мог. И не был виноват в этом. Он слишком долго воспринимал жизнь как промежуток от ничего до ничего...
А время все шло и шло, лето, осень, зима, и падали, сыпались падучими звездами с неба искорки - снежинки, и он выходил на улицу и ловил их на ладонь... В этом было что-то символическое, неуловимое. Он не мог понять, почему так любит снегопад, почему готов часами стоять, всматриваясь в каждую отдельно летящую искорку до боли в глазах.
Однажды ночью ему впервые приснилась зима, падающий, сыплющийся снег. Снежинки медленно падали с неба, кружась, и тихонько ложились на землю. Из роя искринок выделилась одна, стала центром внимания, она плавно кружила на высоте, затем постепенно опускалась все ниже, замерла где-то на четверти пути к земле, пролетев большую часть расстояния.
Он вдруг проснулся, а, немного оправившись ото сна, обнаружил, что непрестанно думает об увиденном. Этот удивительный сон никак не шел у него из головы. Он чувствовал, что видение имеет смысл, означает какую-то вещь.
Но прежде чем утро полностью вступило в свои права, он понял, что означал его сон. Он встал с кровати и взглянул в зеркало - стареющий человек пятидесяти лет, собирающийся выходить на пенсию, с участившимися болями в ногах, с сильной не по возрасту одышкой, с развитой близорукостью, - снежинка, которой очень недолго осталось еще лететь; и он начал вспоминать свою прежнюю жизнь.
Как-то однажды родители повезли его на летние каникулы на море. До этого он никуда не выезжал вместе с ними. И он припомнил, какой чудесной была эта поездка, как отец бросал его в море, а он старался вызвать как можно больший всплеск. Ему припомнилось, что он подбирал причудливые раковины на пляже, отдавал их матери, а та разукрашивала эти раковины всевозможными узорами. И теплое солнце, и синеву южного неба. Сознавал ли он в те дни свое счастье? Вряд ли. Он ловил момент, наслаждался жизнью, купался в радости. Но счастья своего он осознать не мог, это всегда приходит позже.
Он припомнил первые месяцы после свадьбы. Они с женой снимали квартиру недалеко от университета. Денег почти катастрофически не хватало, учеба и хозяйство утомляли, но теперь он понял, что, несмотря на трудности, это время было счастливейшим за годы их брака. Позже жизнь протекала размеренно, но такого взаимопонимания, такого доверия больше не было. Брак стал скорее удобной привычкой.
А когда он, еще совсем молодой парень, был в составе баскетбольной команды, носился по полю, пытаясь забросить мяч в кольцо? Тогда он не ценил возможность прыгнуть, побежать, подбросить или перехватить мяч... Сейчас он даже при большом желании не мог бы сделать этого.
А он не понимал, как чудесно протекает его жизнь, как это здорово - наблюдать течение времери и получать от этого удовольствие!
И как он мог раньше думать, что жизнь лишена смысла! Может, это и так. Но даже если в целом его существование и не имеет вселенского значения, то для него его чувства, и события, касающиеся его, очень важны!
Он встал и подошел к окну, за которым медленно сыпался снег.
Бедные снежинки, я счастливее вас. И я понял это только теперь! - и он пошел будить жену, самая счастливая из всех снежинок, летящих за окном.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 15.02.2021г. Людмила Домогацкая
Свидетельство о публикации: izba-2021-3019829

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1