Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Стёжки-подстёжки


«Стёжки-подстёжки»
Автор сценария: Юрий Назаров
Жанр: сказка, комедия
Формат: полнометражный фильм
email: ynazar@mail.ru    

Избысь – домовой – одетое в лохмотья, человекоподобное мохнатое существо с большой по отношению к худому телу головой. Рожица без волосяного покрова, выразительные глаза – взгляд добродушный, широкий лоб, выдающийся раздвоенный подбородок, нос картофелиной. Ушки с кисточками как у рыси, заострены вверх. Домовой – добряк, все слова и действия направлены на созидание. Повадки степенны.

Чубысь
– чертёнок – рыжеватое мохнатое существо с хитрым прищуром, тупые рожки с напёрсток, и сильно вздёрнутый заострённый нос. Под заячьей губой два широких резца. Оттопыренные уши с отвисающими мочками и густыми кисточками. Чертёнок – ленивая, хитрая и коварная ипостась. Внешне непоседа: задирает руки и ноги, рыскающий взгляд, во плоти часто чешется, ртом ловит мух и прочих насекомых.

Нежить предстаёт: невидимой для людей; воя́вленной – видимой и слышимой, но не осязаемой; и воплощённой – видимой, слышимой и осязаемой.

Невысокая береговая круча с подступающим к обрыву лесом, под ней неширокая речка, поодаль впадающая в полноводное водохранилище. На противоположном низком берегу вытоптанная под пикник площадка с кострищем и парой брёвен для присеста. Дальше лес. Ближе к береговым кустам на складном стульчике рыбак. Удочка заброшена в заводь, поплавок покачивают волны. Рядом на газетке початая бутылка водки, рюмашка и нехитрая закусь. Рыбак потчует водку, покуривает, но окурки не разбрасывает, а суёт в пустую пивную банку. Опрокинув очередную рюмку, рыбак выдыхает:
— Х-ху… зараза горькая! И кто только тебя выдумал?
Из леса на кручу выходят два мохнатых существа росточком по пояс взрослому человеку. Видят рыбака, который их не замечает, садятся напротив и болтают ножками.
— Заманю? — предложил чертёнок, кивая на рыбака.
— Брысь…, — не даёт домовой, — Сидит покоем, подгарками не мусорит, а што лается, так только ушам услада…
— Чубысе скучливо? Затей нема? — уговаривает чертёнок.
— Отступись… не наша чудь…, — стоит на своём домовой.
— Х-ху… зараза! — выпив очередной раз, выдохнул рыбак и на выдохе заметил мохнатых существ. Поперхнулся, отпрянул навзничь. Пока вставал на ноги, под глухие хлопки́ как от лопнувшего воздушного шарика существа поочерёдно схлопнулись и появились вновь, невидимые для рыбака. (Они всегда перевоплощались с подобным хлопком) Не веря глазам, рыбак встряхнул головой, осмотрелся кругом и начал быстро собирать пожитки. Собрав, взялся за удилище, но тут домовой указал на поплавок пальцем и дважды качнул. Поплавок подпрыгнул в такт и скрылся под водой. С большим усилием рыбак выудил огромного леща, небрежно смотал снасти и убежал.
Чертёнок фыркнул, обиженно надулся, домовой тычет его локтем:
— Не к нам его стёжка… Прими, Чубыся…
— Не приму…, — по-детски задирает нос чертёнок и отодвигается.
— Не кручинься. Мало ль стёжек к нам ведут? — снова тычет локтем домовой.
— Немало ль…, — отнекивается чертёнок и отодвигается.
— А как клюковку… поднесу? — пододвигается домовой.
— Чубыся не почует…, — куксится чертёнок.
— А во плоти испотчуешь? — уточняет домовой.
— Не хочу…, — продолжает кукситься чертёнок.
— Толчёну али мочёну? — тычет домовой.
— Мочёну…, — добреет чертёнок.
— Да с лещиной тёртой? — дополняет домовой.
— Тёртой? — загораются глазки Чубыся.
— Тёртой-перетёртой… И медком приправлю…, — радует домовой.
— А шкоту подстегнём? — хитро смотрит чертёнок.
— Вот отступишься дуться, и шкоту свадим…, — предупреждает домовой.
— Чубыся што? Чубысь завсегда… А медок тёкучий?

«»«»«»
Наши дни, летнее утро. Девичья комната, исполненная дизайнером в бордово-розовых тонах. На кровати спит девушка в обнимку с большим чёрным котом. Открывается комнатная дверь, на пороге мать:
— Юля, пора вставать… завтрак через тридцать минут…
— Ой, как неохота, мам…, — не открывая глаз, отвечает дочь.
— Через неохота, сегодня у тебя последний экзамен – помнишь?
— Да помню, помню…, — открывает глаза и потягивается дочь.
— А чтобы меньше нервничать, обязательно надо хоть немного, но покушать…, — говорит мать и закрывает дверь. Юля поднимает кота на вытянутые руки:
— А ты, морда наглая, поди, нажрался уже и тебе всё по фиг?
Кот бесцеремонно потянулся, девушка ласково прижала его к щеке:
— М-м-м, рыбка моя…

«»«»«»
Комната молодого человека – большая и светлая, исполненная в чёрно-белых тонах по проекту профессионального дизайнера. Хорошая радиоэлектроника и минимум мебели. Уткнувшись в подушку, спит парень. Слышно, его будит мужской голос:
— Алексей, подъём!
— Бать… у меня центр врубится, когда надо…, — приоткрыл глаза парень.
— В гимназию Юрь Иваныч отвезёт… Всё, я ушёл… Созвонимся…
Слышно захлопнулась дверь, парень закрыл глаза. Едва успел вдохнуть и выдохнуть, как заиграла музыка и достаточно громко забу́хал сабвуфер.

«»«»«»
Широкое крыльцо учебного заведения с зеркальной табличкой: «Гимназия № 184» г. Нижнего Новгорода. Перед ступеньками Юля и молодой человек с прозвищем Муха, кое-где группы ровесников, мамаши и папаши. К дверям гимназии подходят два подростка, в момент распахивается с хлопком об стену дверь, из неё выходит довольный Алексей, расталкивает подростков в стороны и орёт так, что все оборачиваются:
— Всё…, вот она – свобода!
Ввысь бросает пакет, видит друзей, спускается и обнимает сразу обоих:
— Филя, Муха, всё сдали?
Друзья утвердительно кивнули.
— Через два часа у меня – отпразднуем? — предлагает Алексей.
— Серому с Вишней звонить? — достаёт смартфон Муха.
— Обязательно!

«»«»«»
Элитный пригородный посёлок, небедный коттедж с огороженным глухим забором земельным участком, облагороженным работой ландшафтного дизайнера. На участке небольшой чистый бассейн, садовый работник азиатской наружности собирает сачком листву с водной глади. С балкона второго этажа за ним наблюдает Алексей – мажор и очень распоясанный молодой человек. Докурив сигарету, парень прицеливается и швыряет окурок, который попадает в фартук работника и отскакивает в воду.
— Ай-яй-яй, — с укором смотрит на парня работник.
— Юсик, следующий раз прямо в сачок попаду…, — ехидно смеётся парень и направляется к балконной двери.
— Бальщой, а дюрака́ ума нет…, — слышно выговаривает Юсуф.
— Сам дурак…, — услышав, кричит парень в ответ, показывает оскорбительный жест (fuck), по-детски приспускает шорты и показывает работнику голую задницу.
— Я твой дом трюба щатал и зимля щвирял…, — громче ругается Юсуф, недовольно мотает головой, отворачивается и продолжает своё дело.

«»«»«»
— Слышали, он мой трюба щатал и зимля щвырял? — войдя в комнату, высмеивает слова работника Алексей.
Комната в полном беспорядке. На длинном журнальном столике царит бардак после спонтанной пирушки – полная окурков пепельница, винные бутылки, мятые пивные банки, тарелки с недоеденными полуфабрикатами, скомканные салфетки и упаковочная тара. Всюду валяются шмотки. На диване и креслах, в расслабленных позах приглашённые гости смотрят беззвучно включённый телевизор большой диагонали экрана, или подтанцовывают под клубные ритмы, извергаемые музыкальным центром.
— Чё за вирус? Пролечим что ли? — подойдя к окну, интересуется Муха.
— Подсобник новый… не парься, Муха…, — отметает хозяин.
— А чё дерзкий такой? — не отступает подвыпивший Муха.
— Безобидный он…, — настаивает хозяин.
— Не вкупаю: а дерзить не боится?.. — подошёл второй.
— Муха, Серый, отвяли, говорю… А то батя голову оторвёт…, — отвечает парень, — Юсик с женой какие-то родаки его лучшего друга с Афгана. Просил пристроить, батя обещал присмотреть. А мне сказал, увидит, обижаю – накажет жёстко…
— Да… твой может, рука у него кувалда…, — соглашается Муха.
— Хотя баловал тебя всегда, спускал много всего и из каких задниц нас не вытаскивал? — подтрунивает Серый, досасывая банку пива.
— После гибели матери и сестры опекает как младенца, а тут поднёс кулак под нос и так зыркнул, когда я крикнул на Анфиску – аж мандраж пробрал…
— Ну, смари… Тебе тут плавать…, — похлопал по плечу Серый.
— Кстати, по поводу «плавать» есть интересная задумка на завтрашний день… Ждите, ща приду…, — заинтриговал хозяин и вышел из комнаты.

«»«»«»
Молодой хозяин идёт по дому, спускается на первый этаж, задерживается на лестнице. Смартфон заиграл «Наша служба и опасна и трудна», парень отвечает:
— Да, бать… Последний сдал!.. Вроде ровно!.. Спасибо!.. Откуда узнать? Скажут через день-два, когда проверят, а пока только ждать…
— Не…, не будет до ночи, в клуб забуримся, рано не жди… Да не парься, трезвые, всё чики… Чё спросить хочу: возьму завтра катер – помнишь, ты обещал?
— Отлично… Не, не на Волгу… На горе-море, скорее всего… Скажи Юрь Иванычу помочь отбуксировать, а к вечеру встретить?.. Ты чел, бать…
— Как обычно, все свои: я, Филя, Вишня и Серый с Мухой… Филя это Юлька… Филологом хочет стать, вот и Филя… Всё, давай! Обещаю…

«»«»«»
Жена Юсуфа – Нафиса́ – миловидная азиатка лет пятидесяти – в гостиной на первом этаже протирает хрустальный набор: графинчик с четырьмя стаканами и поднос. К ней подошёл муж, заговорил на чистом русском:
— Нафиса́, Алексей последний экзамен отмечают, наверное… Будет на тебя кричать, или меня зови, или в подсобке запрись до приезда хозяина.
— Юсуф, а ты зачем обостряешь? Язык ломаешь?.. Нехорошо это…
— Этот безобразник окурком в меня швырнул… вот и выругался…
— Они и так к людям негативно настроены, как зверьки дикие, а подвыпившие ещё больше обозлятся. Накличешь беду? — предупредила Нафиса.
— Будь по-твоему… смолчу если что…, — согласился Юсуф.

«»«»«»
В гостиную заходит Алексей, снова с сигаретой во рту, обращается к Нафисе:
— Анфиса, мы ща в клуб… приберись там у меня?
— Приберусь, Алексей Геннадич…
Алексей стряхнул пепел на пол, из нагрудного кармана достал несколько купюр, положил две пятисотки на консоль, дав понять Нафисе, что деньги для неё:
— До бати успей… и пустые бутылки спрячь, чтобы не просёк…
— Хорошо, Алексей Геннадич…
— Юсик, дуешься на меня? — обернулся Алексей к подсобнику.
— Не обижаюсь я…, — холодно ответил Юсуф.
— Пральна, чё на дурака обижаться? — остатки денег Алексей сунул в руки Юсуфу, — Вот бабосы, закупи пожрать… человек на пять… Мясо на шашлык, вина на твой вкус и пива… светлого… упаковки три… И мангал в катер погрузи… Сделаешь?
— Сделаю…
— Водки литровину…, — вспомнил Алексей, Юсуф утвердительно кивнул.
— Бывает же похожим на человека, когда надо?.. — высказалась Нафиса, когда Алексей удалился. Но тот буквально сразу вернулся:
— Юсик, ещё пару спиннингов со всякими примочками?..
— Соберу…, — снова холодно ответил Юсуф и не удержался съязвить, — Тогда и корзинки для грибов сразу положу? Не в шорты же пихать, если найдёте?
— А положи…, — не думая ответил Алексей и окончательно ушёл.
— Рибёщку глюпую ещё можещь поймать, а гриб июнь месяц фигу ищи…, забири тибя щайтан! — издевательски проговорил Юсуф, и сопроводил пренебрежительным жестом. Нафиса только улыбнулась.

«»«»«»
Алексей вошёл в свою комнату, расшвырял пульт от муз-центра и убавил звук:
— Ну чё, народ, предлагаю завтра выезд на горе-море. Кто со мной?
— Мы с Вишней, — ответил Серый и приобнял Вишню.
— Все не против, только что там – комарьё кормить? — за всех ответила Юля.
— План такой: батя мне катер обещал, с утра нас спустят на воду, день наш, а вечером заберут с того же места!
— Надо пожрать затарить, и ещё там чё прихватить? — додумал Муха.
— Всё промаслено: будет нам кино, вино и домино, и щащлык-бащлык, как Юсик любит заманить. Юсика напряг – осталось часам к восьми ко мне подгрести!
— Красава, Лёха! — похвалил Серый.
— А ща сматываемся отсюда, пока батя не вернулся и не прочухал…
— По домам что ли? — удивилась Юля, Алексей радостно прикрикнул:
— В клуб! Филя, Вишня, вызывайте тачки! Вечер только начинается…

«»«»«»
Раннее утро. Где-то в чащобе леса поляна, посреди избушка сказочного классически дряхлого вида, стоящая на выпирающих их земли толстых кореньях. Одно окно по фасаду, в проекции кажется длинной, как автобус. Входа два, тоже как у автобуса – ближе к фасаду и задней части. В последующем окажется, что это две плотно стыкованные квадратные избушки. К дверям приставлены лесенки из пары ступенек. По стене два окошка. Соломенная крыша с печной трубой, на коньке петушиная голова с торчащим гребнем, с задней стороны конька драный петушиный хвост.
Внутри первой: у задней стены печь, челом обращённая к «горнице». В горнице стол, со сторон скамьи со спинками – под рост домового и чертёнка. С одной стороны окошка полочки с резными деревянными фигурками разных зверей, самих Чубыся и Избыся, Бабы-Яги, кикиморы, водяного, русалки и других существ. С другой стороны окошка на стене висит зеркало – отражающей поверхностью служит вертикальная водяная гладь. В горнице чисто как на показ. По обе стороны печи оставлены боковые проходы к пристенной лежанке. В задней избушке устроен чулан. Большой сундук, полки с нужной и ненужной кухонной утварью, сухие веники и пучки трав, грабли, ухваты, кочерга, ушаты, кадушки и т. п. – пыль и не особый порядок.
На печной лежанке, на соломенных матрасе и подушках спит и звонко пофыркивает губами чертёнок. К нему подсаживается домовой и легонько тормошит:
— Чубыся, пора… Кто рано встаёт, тот…
— Кто рано встаёт, тот быстро устаёт! — не дал договорить чертёнок.
— И шкоту ва́дить не пойдём? — уговаривает домовой.
— А нуй… до полудёнка…, — отнекивается чертёнок.
— И на мочёнку не подымешься? — с хитрецой в голосе напоминает домовой.
— Не подымусь…, — куксится чертёнок, но вдруг открыл глаза и резко подскочил: — С медком текучим?
— Как уговор был…, — подтвердил домовой. Чертёнок охотно потянулся во все стороны, перепрыгнул на край лежанки и схлопнулся.
— А где медок? — донёсся из горницы голос чертёнка.
— Ишь, торопыш…, — улыбнулся домовой и тоже схлопнулся.
Домовой явился возле стола в горнице, в подмышке бочонок с мёдом, в руке жбанчик с мочёной клюквой. Под хлопок на столе появились две плошки, ложки и на отдельной тарелке свежий пшеничный калач. Чертёнок, сидевший за столом, радостно потёр ладони, хотел взять калач, но не смог – в зеркале отражался только домовой.
— Воплотись…, очами не наёдаешь…, — засмеялся домовой. Раздался хлопок, и через зеркало можно было видеть, как чертёнок на своём месте перечёсывает бока.

«»«»«»
По шоссе мчит дорогой внедорожник с катером на лодочном прицепе. Сзади такой же внедорожник со вчерашней компанией Алексея. За рулём Серый. В машине громко играет музыка, Алексей с сигаретой на пассажирском сиденье, Муха и девчонки на заднем. Парни, кроме Серого, посасывают баночное пиво, орут, смеются. Юля дремлет, прислонившись к задней стойке, Вишня смотрит в окно.
— Свобода! — громко кричит Алексей, наполовину высунувшись в окно.
— Лёха, удочки додумался взять? — сквозь музыку орёт Муха.
— Вроде заказывал… Юсик не забудет…, — ответил Алексей, вернувшись на сиденье, швырнул в окно окурок и за ним пустую банку из-под пива.
— А пожрать чё припас? — спрашивает Серый.
— А я проверял?.. Анфиса сказала что заказано в катере… Мясо в холодильнике… Во, вспомнил – и два термоса с горячим кофе от себя положила!
— Водку не забыл? — опомнился Муха.
— Угадаешь без затрещины? — повернулся и съехидничал Алексей, увидел дремлющую Юлю, тронул её рукой: — Чё, головушка бо-бо?
— Да, — ответила Юля.
— Перебрала вчера? — заржал Алексей.
— Да пошёл ты… не выспалась…
— Ща доедем, кофе тебе достану – будешь?
— Буду!
Телефон Алексея заиграл «Наша служба и опасна и трудна», Алексей дотянулся убавить звук автомагнитолы и предупредил всех:
— Тихо, батя маячит! — все притихли, Алексей ответил: — Да, бать?.. Почти доехали… Не проверял… Ну бать? Ну, ты перец! Ладно…
Алексей выключил смартфон и с кислой миной выговорил:
— Муха, крепись: старый разведчик шманал катер и вытащил водку…
— Затрещина тебе, выходит? — сыронизировал Муха.
Послышался звук оповещения мессенджера, Алексей прочитал и засмеялся:
— Разведка пишет: не шманал, а позаботился!
— Забота, блин…, — съехидничал Муха.
— Пиво и вино оставил, так что не всё потеряно! — успокоил Алексей.
— Заедем, в посёлке возьмём? Проблема что ль? — предложил Серый.
— Да не надо… не обязательно же напиваться? — проснулась Юля.
— Ну да… захотим покрепче, и на катере подскочим…, — отвернулся Алексей, высунулся в окно и громко прокричал: — Лучше водки хуже нет…

«»«»«»
Машины выезжают на пологий песчаный пляж, после разворота первая встала к спуску катера на воду. Молодёжь разбирает сумки из своей машины и забрасывает в катер. Водитель и пассажир первого внедорожника спускают катер на воду, пассажир напутствует Алексея. Компания садится в катер и отчаливает.
Катер под управлением Алексея мчит по водной глади водохранилища, подскакивает на волнах. Молодёжь пьёт пиво, машет руками всему, что видит, наслаждается солнцем, ветром и виражами катера. Алексей причаливает к песчаному берегу, высаживает друзей. Те сбрасывают одежды и бегут купаться, Алексей кружит перед ними на катере, обдавая брызгами и нагоняя волны.

«»«»«»
Чумазый как маленький ребёнок – всё лицо в клюквенном жмыхе – довольный чертёнок откинулся на спинку скамейки и смачно облизывается длинным языком.
— Эх, как хотелось затейничать…
— А теперь што? — подшипливая, удивляется домовой.
— А теперь наёдался…, — закатил глаза чертёнок.
— Чубыся не ленится разве што клюковку ёдать? — домовой улыбнулся и начал приборку на столе. Опустит в ушат с водой плошку, потрёт мочалом, проверит чистоту, поднимет над головой – плошка исчезает из руки и появляется на одной из полок в чулане. И так проделывает с каждой посудиной. Полностью облизавшись к концу приборки, чертёнок складывает руки на столе и говорит:
— Всё, Избыся… будь по-тво́ему!..
— Што по-мо́ему? — домовой несёт ушат к двери, выплеснуть воду.
— Ну… предложи што-нибудь?..
Домовой выплёскивает воду из двери, не спускаясь на землю. Ушат пропадает из рук. Домовой обходит вокруг стола, показывает руками по сторонам и бубнит:
— Што предложить? Там Узолка, там Больша вода, куды вчера ходили!
— Айда́, куды вчера? Там и затею наумуем? — воодушевляется чертёнок.
— К Большой воде? — задумался домовой, — В чулане вырядишь?
— Выряжу…
— Так… не дождёшься же? — сетует домовой на вечные обещания чертёнка.
— Ой, не дождусь…, — хитрит чертёнок и хихикает.

«»«»«»
Вся компания снова на катере, дрейфующем напротив устья некой речушки. Серый и Муха рыбачат спиннингами, забрасывая блёсны в разные стороны.
— Есть подсечка! — радостно кричит Муха, вываживая рыбину.
— Ещё судачок? — оборачивается Серый.
— Похоже на то! — подтверждает Алексей, подводя сачок под судака.
— Везёт тебе, Муха! Два один в твою пользу! — хвалит Серый.
— Зато щука твоя, мне одни судаки цепляются, — отвечает Муха.
Алексей засовывает в садок очередную рыбину и предлагает:
— Ну, чё, народ, главное на рыбалке – это не пережарить шашлык! Может, на берег… огонёк запалим, мясо зажарим, а то смотреть за вами скучно?
— Могу и ушицу сварить? — дополнил Муха.
— А мне интересно: первый раз при мне вот так вот рыбу ловят…, — поддержала Юля, — Хотя, желудок уже урчит…
— И в туалет хочется… Надо было на берегу остаться, — добавляет Вишня.
— Давайте в какую-нибудь заводь зарулим, чтобы с реки не видно и за костёр никто не докопался? — предлагает Серый и откладывает спиннинг.
— Заметил местечко укромное, там и причалим, — соглашается Алексей.

«»«»«»
Катер на тихом ходу входит в заливчик, где рыбак выудил накануне огромного леща. Вчерашний рыбак сидит на том же месте, но в «лещёвую» заводь заброшены уже две удочки. Алексей издали просматривает, где причалить, и замечает рыбака.
— Местечко самое, что надо! — опережает Серый.
— Вот здесь и встанем! — соглашается Алексей, — А рыбачок подвинется…
— А не подвинется сами – подвинем? — настропаляет Муха, и они с Серым согласительно хлопаются ладонь в ладонь.
— Идейка есть…, — загорается Алексей, — Ща сам убежит…
— Ты чего надумал? — опасается Вишня.
— Только драться не надо…, — поддерживает Филя.
— Зачем же драться? — успокаивает Алексей, — Всего лишь мокруха!
— Ты это о чём? — опасливо спросил Серый, но напряглись все.
— Иду на мокрое дело! — закричал Алексей, — Держитесь крепче!
Алексей прибавил ходу, все схватились за поручни. Катер достаточно разогнался и напротив рыбака крутанул с тем эффектом, что рыбака обдало с ног до головы водой.
— Ай, шкотники… бессовестные! — беспомощно выкрикнул рыбак.
— Дурак ты, Лёшка, напугал всех…, — выговорила Филя.
— Я трухнуть успела…, — хохотнула Вишня.
— У каждого есть друг Лёха, с дурнотой малёха! — засмеялся Алексей.
Алексей оставил катер в дрейфе на некотором удалении. Рыбак посмотрел на Алексея, показавшего ему оскорбительный жест (fuck), понял, что выживают с места, упираться не стал, смотал удочки и ушёл.

«»«»«»
Солнце в зените. На ту же кручу из леса вышли домовой и чертёнок – на другом берегу разгар молодёжного пикника. Из причаленного катера гремит музыка. Горит костёр, на треноге котелок – варится уха. На дымящемся мангале дожаривается мясо на шампурах и рыбина на решётке. На переносном столике разная снедь, вокруг столика сидят подвыпившие Алексей на отдельном раскладном стуле, друзья на брёвнах – едят, смеются, пьют баночное пиво. Пустые банки, объедки и окурки бросают по сторонам, не заботясь о природе и чистоте места. Алексей разнузданнее всех.
— А нуй, шкотники…, — шипит домовой, глядя на это безобразие.
— Воя́вимся, проучим? — довольно трёт руки чертёнок.
— Шкоту умыкнём, Чубыся, а разом всех не осилим…
— Как не осилим? Волю дай – всех всполошу? — удивляется чертёнок.
В это время Юля перешепнулась с Вишней и обращается к Алексею:
— Лёша, сходи с нами… отлучиться надо…
— Не баись… никто вас там не тронет, — сначала выказал нежелание Алексей, но взял топорик и поднялся, — А вообще пошли… сучков для костра нарубаю…
— Сушняк выбирай, хвою не бери – коптит сильно…, — подсказал Муха.
Алексей, Вишня и Юля отделились от компании и подались в сторону леса.
— Не упусти, шкота вон… до лесу собралась? — домовой ткнул в бок чертёнка.
— До лесу? — отозвался чертёнок и потёр ладони, — Не упущу…
— Дружек а нуй, а шкоте тропку подстегни…, — наказал домовой.
Едва Алексей, Вишня и Юля подошли к лесу, чертёнок схлопнулся и появился возле тропы, по которой шли молодые люди. В ожидании притаился за деревом.

«»«»«»
— Чё далеко переться, веток и тут можно нарубать? — Алексей идёт, просто по ходу рубит какие-то ветки и сучки, и метает топорик в стволы деревьев.
— Дождёшься нас? — девчонки намереваются сойти с тропы за кусты.
— Дождусь. Далеко не ходите, чтобы не бегать, не искать…, — ответил Алексей, очередной раз метнул топорик, но тот срикошетил и полетел в направлении Юли. Алексей среагировал, схватил Юлю за шею, силой дёрнул на себя и молодые люди свалились за дерево, за которым таился чертёнок.
— А нуй жа, в ноги ежа, так тому быть! — радостно потёр ладони чертёнок, и хлопнул в ладоши. Молодых людей обдало ветерком. Ничего необычного не заметив, Алексей встал, подал руку Юле, и она убежала в кусты. И только отряхнувшись, оправив одежды, Алексей обратил внимание, что позади уже не видно ни речки, ни катера, ни места пикника. Посмотрел в одну сторону, в другую, из кустов вышла одна Юля.
— Ничего необычного не замечаешь? — спросил Алексей.
— Нет, а что? Вишня куда-то пропала? — осмотрелась Юля.
Алексей поднял топорик, покричали Вишню, отклика не получили…
— Откуда мы шли: оттуда или оттуда? — спросил парень.
— Не помню…, — задумалась девушка, осмотревшись.
— Солнца не видно…, — заметил Алексей, — Пошли туда…
— Ты же не нарубил ничего? — напомнила Юля.
— Тебя отведу, если Вишня не вышла, с Серым поищем и дров нарубим…
Молодые люди двинулись в предполагаемом направлении.
— Айда-идиё… Во навь, в небытиё…, — высказал им вслед чертёнок.

«»«»«»
Молодые люди идут друг за другом по тропе, лес всё гуще и темнее.
— Чё-то непонятка какая-то? Не могли так далеко уйти…, — злится Алексей.
— Может, заблудились? Пошли не туда? — гадает Юля.
— Тридцать, ну пусть сорок метров отошли, а назад уже сколько топаем? — не унимается парень и поднимает смартфон, вылавливая связь.
— Устала я…
— Тропе конца нет, солнце пропало, связи никакой…, — не слышит её Алексей.
— И прохладно становится…
— А я что сделаю? Хочешь, рубаху отдам?
— Страшно мне, Лёшка…
— Не баись… Есть тропа, а тропа куда-то выведёт …
— А если не туда выведет? — беспокоится Юля.
— Чубыся подстегнёт…, — неслышно поддержал не отстававший чертёнок.
— Да куда бы не вывела… Хоть в деревню, хоть к вышке, где связь есть, а там спросим или позвонить сможем…, — объясняет Алексей.
— Скоро ночь, а вдруг?.. — не унимается девушка.
— Успокойся…, — отрезал парень, — Идём, иначе будем до скончания сил шастать… А впрочем, может ты и права… Куда прёмся – одному чёрту известно…
— Избыся тожа ведает…, — не согласился чертёнок.

«»«»«»
Молодые люди сидят на поваленном дереве, парень курит, зажигает и тушит пламя зажигалки. Девушка рядом, положила голову на плечо другу. Алексей достал из кармана смартфон и сделал селфи:
— Ржать потом будем, вспоминая, как плутали…
— Плакать хочется, а не ржать… Найтись бы скорее…, — грустит Юля.
— Если наши не тормозили, искать должны… Два часа в топку…
— Возле избывки уже…, — сам себя успокоил чертёнок.
Алексей показал время на смартфоне, потянулся и застыл с поднятой рукой:
— Филя, радуйся… Вижу какую-то домушку!..
— Где? — вскочила девушка.
— Смотри вперёд… Крыша желтоватая…, — рукой показал парень.
Молодые люди вышли на поляну, Алексей сфотографировал домушку:
— Не похоже, чтобы в этой развалюхе кто-то жил…
— Загляни внутрь…

«»«»«»
Алексей подошёл к боковому окну, заглянул. Слегка запнувшись о коренья, перешёл к фасадному, заглянул. Обратил внимание на петушиную голову на коньке, сфотографировал. Прошёл к окну задней части домушки, заглянул. Вернулся к входной двери передней части, торкнул, дверка поддалась и распахнулась наружу. Парень смело вошёл внутрь избушки, за ним девушка.
За столом вольготно сидели домовой и чертёнок, с интересом разглядывали гостей, но вошедшие Алексей и Юля видели и слышали только друг друга.
— Стучаться не учили? А если Чубыся нагишом? — схохмил чертёнок.
— Бесстыжих глаз неймёт…, — хихикнул домовой на чертёнка.
— Есть кто живой? Хозяева? — прикрикнул Алексей.
— Избыся живой? — откликнулся чертёнок.
— Живой не живой, а существо вполне себе реальное, — сумничал домовой.
— Вот и я нежить сущая…, — захихикал чертёнок.
— Никого нет…, — констатировал Алексей.
— Чистенько тут, приятненько, а снаружи не скажешь? — заметила Юля.
Домовой вышел из-за стола и трижды клонится перед Юлей в пол, подвывая:
— Преклоняю тебе дру-жка́! Преклоняю тебе ми-ла-я́! Есть кому мои заботы оцени-и́ть! А от нежити сущей похвального слова не дождёшься…
— Не дождусь…, — чертёнок сидит и заливается смехом.
— Коротышки тут хороводят! — примерился к мебели Алексей.
— Это кто коротышки? Это мы коротышки? — помрачнел чертёнок, — Вот как подломлю ноги, или откушу голову – будешь тожа коротышкой!..
— И лавки и стол как у первоклашек…, — добавил парень.
— А нуй исправим, Ваша Живь! — домовой поклонился Алексею, а чертёнок подставил подножку, когда тот отходил от стола. Парень завалился на Юлю и с грохотом увлёк её на пол. Гости не заметили, как тряхнуло мебель – чертёнок аж с лавки свалился – а когда поднялись на ноги, мебель стала соразмерной под человека.
— Лёшка, под ноги смотри, убьёмся так? — завопила Юля из-под Лёшки.
— Запнулся обо что-то…, — поднявшись на ноги, и подняв девушку, Алексей вновь примерился к столу, — Чертовщина какая-то… Филя, видишь это?
— Ещё не чертовщина, баловство лишь…, — высказал домовой.
— Думала, мерещится со́ свету…, — Юля обошла стол, подошла к зеркалу, водная гладь рябит, как от слабого ветра, — А сейчас мерещится, что не мерещилось…
— Лучше ноги подломили бы…, — бубнит чертёнок, залезая на увеличенную скамью, — Да по самы шулята…
— Экие желания у тебя злодейские?.. — посетовал домовой, — Это нам шулята никоим боком, а в яви имеют свои полезности…
— Уж на чё, а на полезности я не покушался, — снова повеселел чертёнок.
— Лёшик, давай хозяев подождём снаружи? Жутко стало, — попросила Юля.
— Ну, пошли, если так… Жаль сразу не сфоткал, сравнили бы…, — согласился Алексей, не выпуская из вида стол и лавки.

«»«»«»
Смеркается. Молодые люди сидят возле дерева лицом к избушке. Возле на старом пне сидят домовой с чертёнком, как прежде невидимые человеческому глазу.
— Сумерёк на гребенёк, а чудь не торопится? — жалуется чертёнок.
— Зайдут… деваться всё одно некуда…, — упреждает домовой.
— А если хозяева вовсе не появятся? — спросила Юля.
— Тоже подумал… Ночь почти, а не чешутся…, — ответил парень.
— Избыся, дай яво кусить? Досада же? — фыркнул чертёнок.
— Чубысю проняло́? — удивился домовой.
— Надысь коротышки, а теперь чешись через волю?.. — фыркает чертёнок.
— Чубысе разве не любо перечёсываться? — заметил домовой.
— А нуй, по Чубысе…, — фыркает чертёнок.
— В дом пойдём? — предложил Алексей девушке.
— Не на пне же ночевать, когда стены есть? Ты вон в одной рубашке да шортах, и на мне ничего тёплого…
Молодые люди направились к избушке, домовой и чертёнок за ними.
— Жрать хочется…, — сетует Алексей, — Ухи бы щас… Мухиной…
— И шашлычка?.. Не отказалась бы…, — поддержала Юля.
— Ишь…, чаво? — прищурился домовой, — Шашлычок… уха с мухами?
— Ужель поднесёшь? — догадывается чертёнок.
— Дру́жка ми́ловала ушко…, — ответил домовой, — И молока теперь пожалую, и калача, и уха́ не убыток… А нуй, Чубыся, брысь за мухами…
— Чубыся зараз! — обрадовался чертёнок и схлопнулся.

«»«»«»
Молодые люди вошли в избу, там очень темно. Алексей включает смартфон подсветить, на столе видна керосиновая лампа и какая-то деревянная посуда, накрытая красиво расшитыми полотенчиками. Нежить в сборе уже восседает за столом.
— Выходили, на столе было пусто? — удивляется парень.
— А подчас не в угоду густо! — представляет чертёнок.
— Наверное, не заметили, как хозяева приходили? — успокаивает Юля.
— И мух добыли…, — добавил домовой и зыркнул на чертёнка.
— Крылышки и ножки оборвал, в уху приправил…, — подтвердил чертёнок.
— Поднесу Чубысе медку за проворство, — улыбнулся домовой.
— Посвети мобилой, попробую лампу зажечь…, — предложил Алексей.
— Знаешь как? — удивилась Юля.
— В кино видел: надо стекло отсоединить и поджечь фитилёк… А так… даже в руках такой штуки не держал…, — ответил Алексей и с помощью зажигалки претворил сказанное. В избушке посветлело. Поставил колбу на место, лампу на стол.
— Избыся, а без света чудь неймёт? — переспрашивает чертёнок.
— Светом темень разверзает…, — подтверждает домовой.
— Смотри, получилось… Молодец какой…, — похвалила девушка и (пока Алексей проверял натуральность стола и скамеек, памятуя дневные события) поочерёдно открывала тарелки и удивлялась: — Лёша, хлеб… шашлык, а тут, не поверишь, котелок наш с ухой… и с перчинками, что ли? В кувшинчике на молоко похоже!
— Уха? И в нашем котелке? — Алексей присел за стол, — Я, конечно, дюрака́ ума нет, и что тут творится пока не вкупаю, но травить нас причин не вижу…
— А-ха-ха, теперь знаю, как звать буду! — заливается смехом чертёнок и подпрыгивает с ноги на ногу, радостно дразня: — Дю-ра-ка ума нет! Дю-ра-ка ума нет!
— На том и порешим! — смеётся домовой, — Утром будет всласть затей…
— Давай кушать, а там будь что будет! — тоже присела Юля.

«»«»«»
Раннее утро. По водной глади водохранилища стелется туман. Безветренно, поют птички, журчит ручеёк, слышен стук дятла. В горницу передней избушки через окошко пробивается свет. На столе горит керосинка, тут же грязная посуда, объедки хлеба, надкусанного мяса, окурки. Среди объедков лежит смартфон. На поваленной скамье и по полу разлито молоко, во вторую скамью воткнут топорик.
В задней избушке на сундуке, сладостно пофыркивая, спит чертёнок. В большой безручной корзине как в кресле сидит домовой и рассматривает большую шишку.
— Кому мёд, кому шиш – подымайся, не проспишь…
— Чубыся не хочет шиш, Чубыся хочет медок…, — облизывается чертёнок.
— Хочешь медок, не залёживай бочок…

«»«»«»
На печной лежанке, на набитой соломой подстилке и без покрывала спят в обнимку молодые люди. Скукожились от холода. Слышно громкое кукареканье петуха – этот звук каждое утро трижды исходил от оживающей головы на коньке избы.
— Лёша, давай вставать. Разогреемся и в туалет нужно…, — проснулась Юля.
— Светает, скоро и так потеплеет…, — Алексею лень, но поднялся.
За печью в углу что-то скрипнуло, Алексей заглянул и сбоку от лежанки увидел в полу тёмную туалетную дыру и уже поднятую крышку стульчака.
— Вот нужник… и ходить далеко не надо…, — Алексей показал Юле туалет.
— Избушка не выпустит…, — подсказал невесть откуда явившийся домовой.
— И Чубыся не затейничал…, — поддержал чертёнок.
Алексей вышел в горницу, с другой стороны печи вышла Юля. Алексей неожиданно замер и заторопился на ту сторону печи, где была туалетная дыра:
— Филя, жди тут… Я скоро…, — и забежал за угол.
Домовой смотрит с лежанки на сидящего на корточках парня и затыкает нос:
— Колики в брюшине? На избывку смрад…
В момент возле парня появляется рулон туалетной бумаги, домовой схлопнулся.
Алексей вышел из-за печи, поправляя шорты.
— Смотри, как насвинячили вчера? — Юля обратила его внимание к горнице. Помимо оставленного с вечера бардака, на краю стола стоял ушат с чистой водой и мочало, а возле двери ведро-кадушка, тоже с водой, веник и половая щётка с тряпкой.
— Темно было… да и плевать, приберутся кому надо…, — ответил Алексей. Погасил лампу и потрогал стол со скамьёй, снова убеждаясь в их натуральности.
— Чубысе надо? — переспросил домовой, сидевший на лавке.
— Не дождусь…, — засмеялся чертёнок.
— Нельзя так… Не прогнали, ужин оставили, а мы за собой не приберём? — Юля подошла к ушату с водой, — Вот и воду с мочалкой нам оставили...
— Нам? Когда успели…, — удивился Алексей, — И шипом всё?
— Если тебе так спокойнее, можешь прибираться, а мне так по боку… Лучше пойду, осмотрюсь…, — парень взял со стола смартфон, топорик, нашёл пустую пачку из-под сигарет – недовольно цыкнул и бросил на пол. Распахнул дверь, но выйти не смог. Невидимая эластичная пелена не давала выставить ногу, сунуть руку или голову.
— Ни черта не понимаю…, — выругался Алексей и воткнул топорик в косяк.
Мучаясь с выходом, ругая всё и вся, надавливая всеми частями тела и неуклюже падая, смешно мимикрируя и изгибаясь в нелепых позах, Алексей решил разбежаться и прыгнуть, но пелена отпружинила и отбросила на кадку с водой. Юля не знала, смеяться ей или помогать, поэтому наблюдала сбоку и улыбалась, а когда дружок отлетел и сел задницей в кадку с водой – расхохоталась.
Домовой с чертёнком заливались смехом с первых минут, хоть и неслышно для гостей, но подзуживали советами: «Суй руку!», «Вторую!», «Головой вперёд!», «Давай боком!», «Пригнись!», «Дави спиной!», «Эх, бестолочь, пробуй с разбега!»…
Раззадорившись на смех девушки, Алексей выдернул топорик и, размахивая им, снова попытался выйти, повторив всё то, что не привело к результату первый раз, но пелена держала. В сердцах, парень размахнулся и со всей силы швырнул топорик в дверной проём – топорик беспрепятственно вылетел наружу и воткнулся в пень.
— Чертовщина… Филя, чё делать? — задумался парень.
— Чертовщина только начинается…, — высказал чертёнок.
— Нажористую шкоту Чубыся подстегнул…, — поддержал домовой.
— Без понятия… но ты был бесподобен…, — смеётся девушка, и направляется к дверному проёму, — Дай-ка я тоже попробую…
— Пробуй… А я отравился что ли? — буркнул парень и юркнул за печь.
Юля попробовала выйти боком и с вытянутыми руками – избушка не выпускала. Алексей вышел из-за печи, распахнул окно – окно тоже не выпускало. Нежить хохотала.

«»«»«»
Алексей со смартфоном ходит по избушке, фоткает деревянные игрушки. Юля домывает посуду, ровно складывает на краю стола, собирает крошки и прочий сор в руку, выбрасывает в туалетную дыру за печкой. Не задумываясь, берёт ушат с грязной водой, выходит в дверь и выплёскивает. На входе ей кричит Алексей:
— Стой… стой там! Как ты это сделала?
— Что «это»? — замерла девушка.
— Это чудесь! — наперёд ответил чертёнок.
— Выйти смогла… Что делала? — переспрашивает парень.
— Ой, Лёш, как-то само собой…, — опомнилась Юля, — Закончила мыть посуду, собрала мусор в кулёк, взяла корыто и просто вышла…
— Опрятно – каждому приятно! — объяснил домовой.
Алексей снова попытался выйти, пелена его не выпускала. Со всех сил надавил всем телом – избушка непреклонна. Алексей командует Юле:
— Кидай сюда корыто, сама стой там!
Юля бросила ушат, Алексей поймал, отложил. Задумался, оставил смартфон на столе, встал на четвереньки перед дверным проёмом и руками давит половицы:
— Должна же быть какая-то отгадка?
— Попробуй лбом боднуть, может додумаешь? — подзуживает чертёнок.
— Лёша, я прибрала стол и… спокойно вышла…, — предположила Юля.
— И чё? В столе потайная кнопка? — гадает Алексей.
— Ой, дюрака́ ума нет, — смеётся чертёнок.
— Башковитая…, — похвалил домовой.
— Но не успела вымыть пол…, — развивает мысль девушка.
— И чё, пол помыть? Думаешь, прокатит? — додумывается Алексей.
— На тебя вся надежда, дружище! — подколола Юля.
Алексей интенсивно драит пол шваброй, домывает до порога, аккуратно складывает в угол веник и щётку, берётся за ведро:
— Филя, выхожу…
— Выходи… На всякий случай сплюнь и постучи по дереву…
— Чубыся, брысь с под лева…, — смеётся домовой.
Алексей сплюнул через левое плечо…
— Чубыся не успел, — вытер голову чертёнок.
Парень перешагнул порог. Тут же бросил ведро на землю, радостно замахал руками и запрыгал с ноги на ногу как чертёнок:
— Ес, ес, ес… Прокатило!
— Рано радуешься…, — останавливает девушка, и в эту секунду парень наступает на неизвестно откуда появившиеся сзади грабли. Грабли «срабатывают» и дважды звонко хлещут ему по заднице и потом по спине. Парень взвизгивает и отскакивает.
— Это за коротышек… и за сплёву, — ухохатывается чертёнок.
Со злости Алексей запустил грабли далеко в кусты, чешет ягодицы и горланит:
— Я твой дом трюба щатал и зимля щвирял, падла… Больно-то как…
Парень снова замер на секунду и убежал в кусты. Нежить смеётся, Юля тоже звонко хохотнула, но сразу оправдалась:
— Смартфон оставил на столе. Я это хотела сказать…
— Хрен на мобилу… Туда я больше ни ногой…, — крикнул парень из кустов.
— Не зарекайся, — хихикает домовой, — Кривая стёжка криво водит…

«»«»«»
Светло. От избушки в разные стороны расходится много тропок, парень перед выбором. Наобум выбирает тропинку. Идут по извилистой тропе. Стоят, видят зайца. Алексей подкрадывается, прыгает – заяц убегает. Запускает топорик зайцу вслед. В гневе парень пинает нетолстое деревце, спуская пары. Замирает недвусмысленно и, снимая шорты, бежит в кусты. Молодые люди снова идут по тропе. Сидят, прислонившись к древу. Лежат, дремлют. Вдвоём безрезультатно гоняют куропатку.
В лесу уже темновато, устало бредут по тропе, выходят к избушке.
— Да ладно? Вот те раз? — удивляется парень, приваливаясь к дереву.
— И два, и три будет – не впервой…, — ехидно хихикает чертёнок.
— Лёша, мы пришли… откуда ушли? — не верит глазам Юля.
Молодые люди присели к дереву, рядом на пне невидимые домовой и чертёнок.
— Понять не могу: шли строго по тропе, хошь не хошь, выйти должны были не обратно? — рассуждает Алексей, — Чёт воротит меня от этого места…
— Тропу не ту выбрали? Как угадаешь, по какой идти? — успокаивает Юля.
— Круги наворачивали…, — оправдывается Алексей, — Колдовщина прям…
— Нет уж, чертовщина так чертовщина…, — поправил чертёнок.
— В избывку айда? — предугадал домовой.
— Лёш, давай глянем, а вдруг покушать оставили, как вчера?
— Под ложечкой сосёт? — прищурился Алексей.
— Сосёт…, — призналась Юля, — Молочка бы тёплого… С булочкой…
— И на печку с дурочкой? —хохотнул Алексей и отвлёк: — Филя, не в обиду! Мне вроде легче, борща горячего бы... И от постельки с одеялом не отказался…
Гости направились к избе, за ними нежить.
— Опять потчевать будешь? — спрашивает чертёнок.
— Так не в убыток…, — отвечает домовой.
— Весь день на ногах и ни крошечки во рту…, — оправдала желания Юля.
— А што такое борщ? — спрашивает чертёнок.
— Бурые щи…, — ответил домовой, — Чубыся как не ёдывал?..
— А-а, ёдывал…, — понял чертёнок и приготовился, — Чубысе за мухами?
— За мух не спрос…, — остановил домовой, — Брысь за жёлудем.
— Чубыся завсегда…, — схлапывается чертёнок.
— А если домушка снова выпускать не будет? — подзуживает парень девушку.
— Приберёмся – выпустит. По-моему, в этом хитрость…, — отвечает Юля.
Дверь снова распахнулась, лишь парень её торкнул. Гости смотрят на стол через дверной проём и видят на столе приготовленные яства, прикрытые полотенцами.

«»«»«»
Утро. В горницу передней избушки пробивается свет. На столе горит керосинка, снова разбросана грязная посуда и прочий сор. На лежанке, перетягивая одеяло друг на друга, спят молодые люди. От петушиного крика проснулась Юля, осмотрелась, понежилась, потянулась и толкнула Алексея:
— Лёша…, слышишь меня?
— Ну…, — пробубнил Алексей.
— Все слышат…, — радуется чертёнок, тут же появившийся с домовым.
— Как твоё самочувствие? — поинтересовалась Юля.
— Ночью знобило немного, щас норма…, — бубнит Алексей, — На горячее вчера желудок аж радовался… Чувствую, борщ помог…
— Чабрец да жёлудь тёртый…, — поправил домовой.
— А Чубысе жёлудя? — фыркнул чертёнок.
— Чубысе тожа поднесу…, — ответил домовой.
— Ну, и хорошо. Я вот что надумала…, — продолжила Юля, — Слышь меня?
— Слышу…, — не открывая глаз, ответил парень.
— Позавчера нам с тобой хотелось ухи и шашлыка – так? — гадает девушка.
— Так…, — подтверждает парень.
— Вчера пирога и борща? И нам подкладывали? — дальше гадает Юля.
— А ещё молочко парное с калачом…, — дополняет домовой.
— Чубысе только крошки остались…, — фыркает чертёнок.
— Предполагаешь, нас прослушивают? Квест устроили с окончанием школы? — догадывается Алексей и присаживается на лежаке, — Ну, батя! Только он может!
— Не торопи… Твоё отравление не вписывается? Как что-то не давало выйти наружу… и зеркало это?.. Там же вода настоящая – руки мокрые, дотронешься, и круги расходятся, а никуда не течёт?.. — девушка подманила Алексея шепнуть что-то на ухо (нежить тоже с интересом припала ушами): — Давай подыграем?
Алексей утвердительно кивнул.
— Эх… на столе прибрал бы кто? — пожелала Юля.
— И полы помыл…, — дополнил Алексей.
— А нуй: сами сорим, сами моем! — не согласился домовой.
— Ой, дюрака ума нет…, — хихикает чертёнок.

«»«»«»
Молодые люди выходят в горницу с двух сторон печи. На столе подготовлен ушат с мочалом, в углу кадка с водой и щётка с веником.
— Нет, Лёша, прибираться нам самим…, — сетует Юля.
Алексей сразу направился к двери, но избушка его не выпустила.
— У нас порядок такой: поел – убери за собой! — цыкнул Алексей.
— Сам придумал? — спросила Юля, взявшись за мочалку.
— Не… После первого класса меня отправляли в детский лагерь. Спутник назывался, — рассказывал Алексей и жестикулировал, — Там плакат в столовой во всю стену висел, помню как сейчас: У нас порядок такой: поел – убери за собой!
— Хорошие слова…, — оценил домовой, — От Чубыси вот не дождёшься?..
— Ой, не дождусь…, — хихикает чертёнок.
— Никогда не была…, — вставила словечко Юля.
— Вообще, весело там было… Развлечения всякие и кормёжка сносная… Помню компот выбирали, где побольше гущи. А потом собирали косточки от абрикосов и кололи камнями, добывали орехи. Вкуснота…, — рассказывал Алексей.
— Чубыся тожа хочет…, — облизнулся чертёнок.
— Чубыся до орехов горазд, а колоть не заставишь…, — напомнил домовой.
— А почему раньше не рассказывал? — спросила Юля. Алексей оставил вопрос без ответа, дошвыркал шваброй пол и предложил:
— Ну, чё? Пробуем на выход?
— Пошли…, — согласилась Юля.
Гости взяли в руки ушат, кадушку и беспрепятственно вышли. Обрадовались, выплеснули воду, и смело вернулись в избушку. Посуды и керосинки на столе уже как не бывало, лежали лишь топорик и смартфон под корнем хрена.
— Чё, чудеса продолжаются? — воскликнул Алексей.
— Чудеса не чудеса, а чертовщина полная! — по-хозяйски поправил чертёнок.
— Палку забыли, — добавил парень и отбросил корешок.
— Самый же и велел хрен на мобилу?.. — с ноткой обиды уточнил домовой.

«»«»«»
Светло. По лесной тропе устало бредут молодые люди, выходят снова на избушку, присаживаются к дереву. Нежить уже на пне.
— На́скоро вернул…, — заметил домовой, — Полудёнок ещё…
— Внавечёр придут, наёдуют и спать – никаких затей…, — объяснил чертёнок.
— Не знаю как ты, Филя, я ощущаю себя подопытным кроликом…, — посетовал Алексей и достал смартфон, — Всё… Заряд кончился… Ща бы…
Юля поднесла палец ко рту, напоминая – Алексей понял и замолчал.
— Эх, сейчас бы… пиццы с пепперони и кофейку горячего…, — загадала Юля.
— А мне краба камчатского… варёного…, — ехидно поддержал Алексей.
— Загинаем пальцы наперечёт…, — предугадал домовой и согнул палец.
— Избыся затеял, а Чубысе не баял? — спросил чертёнок.
— Воявимся наутро, будут нам новые затеи…, — объяснил домовой.
— Ой, не дождусь…, — радостно потёр ладони чертёнок
— Одёжку бы поменять… хочу джинсы свои…, — начала добавлять Юля.

«»«»«»
Молодые люди вошли в избушку и обрадовались как вновь: на столе заказанные ими яства – на отдельном подносе огромный варёный краб, рядом коробка с пиццей, на скамьях какие-то свёртки, целлофановые пакеты и картонные коробки.
— Ничего себе, чудеса чудесные? — воскликнула Юля, и гости взялись за разбор.
— А нуй, такие чудеса, что топорщат волоса! — ответил чертёнок.
Нежить наблюдает, как молодые люди красуются перед зеркалом: в драных джинсах, в футболках и модных летних куртках. Всюду упаковка и коробки. На столе блок сигарет, компас, набор инструмента для резьбы по дереву. Алексей чадит сигарету, стряхивает пепел куда попало, разматывает провод зарядки для смартфона:
— Пожрать дают – жить можно… Заряжу мобилу, хоть фоткать буду?
— Где зарядишь? — отреагировала девушка.
— Што такое «заряжу»? — переспросил чертёнок.
— Нейму, заряжают ружжо? — недоумевает домовой.
— Как где? Ах, ё…, — пробежав взглядом комнату, понял парень, — Где бы генератор достать… или хоть динамо-машинку простенькую?..

«»«»«»
Утро. В горницу передней избушки пробивается свет. На лежанке, перетягивая друг на друга одеяло, спят молодые люди. От петушиного крика проснулся Алексей, потянулся с громким выдохом и присел:
— Филя, спишь?
— Проснулась…, — нежится под одеялом девушка.
— Чё пожелаешь на завтрак? — с хитрецой в голосе спросил Алексей.
— Не всё, што желаешь, без заслуг получаешь…, — пробубнил домовой.
— Ой, Лёш, чаю хочу и простой багетик с сыром…, — ответила девушка.
— А я хочу… Кстати, это ты с инструментом для резьбы приколола?

«»«»«»
Молодые люди выходят в горницу, а там больший бардак, чем когда либо. Помимо объедков и немытой посуды, везде разбросана мятая и рваная бумага, целлофановые пакеты и прочий сор. На столе ушат с мочалом, в углу кадка с веником.
— Завтрак обломился, похоже? — выговорил парень.
— Чтобы кашу поедать, надо сор с избы убрать, — научает домовой.
— Мне кажется, Лёшка, нам дают понять, за собой надо сразу убирать, а уж потом желать что хочешь? Как думаешь? — гадает девушка, берясь за мочалку.
— В жизни полов не драил, как за последние дни…, — фыркает парень.
— У нас дома есть домработница, полы и даже посуду я тоже не помню когда мыла, но мама требует с меня держать в своей комнате порядок…
— Если не ты, никто не заставил бы…, — фыркает парень и показывает зеркалу оскорбительный жест (fuck), — Вот им всем!
— Не зарекайся, шкота, — поучает домовой, — Будет забота…

«»«»«»
В горнице чистота и порядок: посуда намыта и ровно сложена, пол не просох от воды, возле двери коробки и пакет с бумажным мусором на выброс. Молодые люди с ушатом и ведром вышли из избушки выплеснуть воду. Домовой с чертёнком на скамье:
— Чубыся готов воявиться? — спрашивает домовой.
— Чубыся что? Чубыся завсегда…, — трёт ладони чертёнок.
Молодые люди вернулись в избушку, отложили ушат с ведром, взяли пакет и коробку с мусором и только подошли к двери, как сзади послышались два хлопка. Гости обернулись и впервые увидели домового, который произнёс хрипловатым голоском:
— У нас порядок такой: поел…
— Убери за собой, дюрака́ ума нет…, — рыкнул тонким голоском из-за спины домового чертёнок, и как можно страшнее оскалился в оба верхних резца.
Неожиданное появление и внешний вид нежити ввергло гостей в панику: Юля завизжала, Алексей тоже взвизгнул, отпрянул, и оба завалились в угол. Быстро вскочив на ноги, парень начал отшугивать видения, бросаясь мусором, что был в руках. Нежить схлопывалась и воявлялась в разных местах избушки. Парень, естественно, ни в кого не попадал – мусор разлетался по избушке. Молодые люди бросились в дверной проём, невидимая пелена их отпружинила, откинув прямо на нежить. Которая мгновенно окончательно схлопнулась при приближении людей. Поняв, что выбраться не удастся, Алексей схватил топорик и, удерживая Юльку за спиной, приготовился к отражению непонятного явления. Юля голосила, хотя нежити в избушке уже не было видно.
— Это что, новый уровень? — выпалил парень.
— Лёша, я боюсь! — девушка держалась за его спиной.
— Не баись, я сам боюсь! — успокаивал парень и резко реагировал на каждый скрип половиц, издававших звуки от перебежки гостей с места на место.
Видя, что в горнице никого нет, молодые люди заглянули за печку, успокоились и сели на скамью. Горница пребывала в бумажном бардаке.
— Филя, понимаешь, что это было? — оглядываясь, спросил парень.
— Если видели оба, точно не галлюцинации…, — ответила девушка.
— Голограмма лазерная? — предположил парень.
— Што такое «голограмма»? — неслышно для гостей спросил чертёнок.
— Што-то с нежитью схожее…, — ответил домовой.
— В технике я не разбираюсь, но так реально…, — засомневалась девушка.
— Хозяева… или кто тут есть? Выходите к нам…, — вдруг осмелился парень. Повисла томительная секунда тишины. Парень хотел сказать что-то ещё, но…
— Пугаться не будете? — слышимой хрипотцой предупредил домовой.
Гости вздрогнули, Юля придвинулась к Алексею, он крепче прижал её к себе.
— Теперь не будем…, — расхрабрился парень.
После двух хлопков домовой с чертёнком воявились на другой скамье. Немая сцена, Юля взвизгнула, закрыла глаза и сильнее вжалась к парню. Алексей успокоил:
— Не баись… Хотели вреда, уже навредили бы…
Присутствующие с молчаливым интересом рассматривали друг друга.
— Кто вы? — не выдержал парень.
— Хозяева́, — уклончиво ответил домовой.
— А имена у вас есть? — расхрабрилась и девушка.
— Избысь…, — обнажая лысоватую голову, домовой снял колпак и представил чертёнка, — Чуланнику поимёнка Чубыся…
— Избысь и Чубыся? — для памяти повторила девушка, осмотрела чертёнка и предположила, — Чубысь – это чертёнок?
— Кому чёрт, кому щайтан, кому нечёсаный болван! — ответил домовой.
— Алексей, можно просто Лёха…, мою девушку просто Филя, — не думая, поддержал парень и несмело, но по-мужски протянул руку к рукопожатию.
Чертёнок отвлечённо хихикнул и вплотную приблизил свои широкие резцы, посмотреть, есть ли что у парня в руке. Парень опасливо отдёрнул руку.
— Дюрака́ ума нет! — хихикнул чертёнок, озорно скалясь на парня, молодые люди переглянулись, улыбнулись и расслабились.
— Зови меня лучше Лёха! — подмигнул чертёнку парень.
— Лучшелёха? — прищурившись, выпалил чертёнок.
— Не лучшелёха, а… Лёха…, — парень повёл рукой на себя и, умоляюще посмотрев на подругу, сделал паузу, словно извиняясь, и представил: — И Юля!
— Лёха, дюрака́ ума нет! — вновь хихикнул чертёнок, показал парню оскорбительный жест (fuck) и дружелюбно оскалился девушке, — Йуля!
Парень укоризненно погрозил чертёнку и повторил:
— Лёха…, и Юля! Кто вы и что тут с нами…, — не договорил парень.
— В свой черёд и узнаешь…, — оборвал домовой и нежить схлопнулась.
— Лёша, никто нам ничего не объяснит…, — задумалась девушка.
— Почему? — спросил парень.
— Думаю, догадываться придётся самим… Помогай прибираться…
— Хороша перспектива…

«»«»«»
Светло. Молодые люди выходят из леса к избушке, присаживаются к дереву.
— По какой не пойдём тропе, выходим обратно…, — вздыхает девушка.
— Замкнутый круг какой-то…, — поддерживает парень, снимает с руки и отбрасывает компас, — Или компас врёт… Сломанный, что ли?..
Нежить воявляется рядом на пне, девушка жмётся к парню.
— Йу-уля! — вытягивает имя девушки чертёнок.
— Эй, быбыси… или как вас там? Может, покажете, по какой тропе нам выйти к людям? — обратился парень.
— Эка стёжка в пору… Нежить не подмога…, — ответил домовой.
— Чубыся покажет, — оскалился чертёнок и, едва парень отвлёкся, очередной раз показал ему оскорбительный жест (fuck).
— Ловлю на слове…, — обернулся парень, не заметив жеста.
— Сегодня покушать хоть будет? — спрашивает девушка.
— А нуй, не велено пока? — разводит руками домовой.
— А кто должен разрешить? — в ответ удивляется парень.
— Избыся разрешит…, — скалится чертёнок.
— Повелеть мы с тобой должны…, — догадалась девушка и воспряла духом, — Лёшка, кажется, я поняла: слова их надо понимать буквально.
— Как это? — задумался парень.
— Башковитая…, — похвалил домовой.
— Ну… как? — прикинула в уме девушка, — Вот слушай: велеть – это как желать, мечтать. Мы с тобой мечтали, для них как велели. Разрешить – это не дать согласие, а разрулить, например, уладить или исполнить повеление…
— Точно… Как в первый вечер шашлык и Мухина уха? — догадался парень.
— Чубыся завсегда наловит! — хихикнул чертёнок.
— Что наловит? — не понял парень.
— Мух…, — уточнил домовой.
— Каких таких мух? — подозрительно переспросил парень.
— Навозных, дюрака ума нет! — радостно добавил чертёнок.
— Лёша, в ухе видимо не перчинки плавали…, — хихикнула девушка.
— А что… мухи? — задумался парень и скорчился от тошнотворного позыва.
— Рыжие, без ножек и крылышек! — радостно добавил чертёнок.
— Так это из-за этой падлы по кустам целый день бегал? — догадался парень, вскочил на ноги, пнул чертёнка, но нога прошла сквозь нежить, как через пустоту. Алексей потерял равновесие, плюхнулся на пень и громко взвизгнул от боли.
— Самый же и велел с мухами?.. — с обидой уточнил домовой.
— Бойся своих желаний – они могут сбываться? — чешет задницу парень, — Сначала им полы мой, а теперь и за базаром следи… Куда принесла нелёгкая…

«»«»«»
Все в сборе сидят за столом в горнице. На столе нехитрая снедь: Алексей ест картофель с котлетой, Юля фруктовый салат, чертёнок ей завидует:
— Чубыся хочет сласти…
— Подай тарелочку, отложу, если хочешь? — не жадничая, предлагает девушка.
Чубысь тянет руку к тарелке и даёт понять, что не может взять.
— Как же кушать будешь? — удивляется девушка, чертёнок хмурится.
— Слышьте, быбыси? — откусив кусок котлеты, обращается к нежити Алексей, — Инструмент для резьбы по дереву мы не заказывали, а он появился?
— К делу воперёд…, — объяснил домовой.
— Так не резчик я…, — ехидничает парень, — И не заставишь…
— Не зарекайся! — хихикает домовой, — Станет охота, заладится и работа.
— Ой, не дождусь…, — язвительно передразнил чертёнка Алексей.
— Дюрака ума нет…, — отворачивается хмурый чертёнок.
Закончив трапезу, парень удовольственно откинулся на спинку лавки, вытирает лицо и руки полотенцем. Девушка доела салатик, отложила тарелку и говорит:
— Водички бы чистой?.. Приберёмся сразу?..
Домовой с чертёнком схлопнулись и снова появились с ведром и ушатом с водой. Увидев это действо, парень бросил полотенце на стол и снова съехидничал:
— Слышь, быбыся, а сможешь баню организовать? Помыться бы?
— Моется тот, кому чесаться лень…, — съязвил чертёнок и нежить схлопнулась.
— Они чё, обиделись типа? — удивился парень.
— Кто их поймёт? Но ты, Лёшка, ехидничаешь всё, а ведь ничего такого уж плохого они тебе пока не делали? — назидательно ответила девушка.
— А поно́с на целый день – тоже ничего? — снова съязвил парень.
— Эх, Лёха, неисправимый ты..., — посетовала девушка.
— А надо ли исправляться? — утешительно отшутился парень и постучал себе кулаком по лбу, — С дурнотой как-то проще?

«»«»«»
Утро. На печной лежак пробивается свет. На лежанке под одеялом Алексей, в ногах на одеяле скучает чертёнок, что-то ковыряет мухобойкой и гоняет мух.
— Юля, вставать будем? — не открывая глаз, подал голос парень.
— Угу…, — едва разборчивым звуком отозвался чертёнок.
— Петух ещё не чирикал… Дождёмся? — бормочет парень.
— Всё проспал, дюрака ума нет! — проскрипел голосок чертёнка.
Алексей резко присел на лежанке, продрал глаза, увидел чертёнка:
— А Юлька где?
— Йулю Избыся забрал, — скалится чертёнок.
— Как забрал? Куда? — забеспокоился парень.
— Чубысе неведомо…, — ответил чертёнок.
Парень вскочил и выбежал в горницу – никого. Дёрнулся на выход – пелена его отпружинила и отбросила на пол. Алексей вскочил на ноги, обернулся: на столе чисто, под полотенцами ему оставлен завтрак, но пол не выметен – сор и какие-то обрывки бумаги. Чертёнок сидит на скамье напротив, как всегда вихляется.
— Выпусти меня, — крикнул парень чертёнку.
— Чубыся не держит…, — под оскорбительный жест (fuck) хихикнул чертёнок.
— И чё, снова полы мыть? — съязвил парень.
— Сами сорим, сами моем! — хихикает чертёнок.
Алексей недовольно цыкнул, сел напротив и хитро посмотрел на чертёнка:
— Позавтракаем, поможешь с уборкой?
— Как это? — замер чертёнок.
— Ты метёшь…, — парень кивнул на веник в углу, — А я потом мою…
Алексей скинул полотенце, казисто втянул аромат вареников, закатил глаза под лоб и так смачно выдохнул, что чертёнок облизнулся. Парень не отставал:
— Ну, думай, пока варе́нишки хряпаю… А варенишки со смета-анкой?..
— Чубыся хочет варе́нишки, — облизывается чертёнок.
Парень выливает в тарелку всю сметану, перемешивает ложкой, в опустевший сметанник откладывает несколько вареников, двигает чертёнку и хитро спрашивает:
— Интересно, как хряпать будешь? Даже ложку поднять не можешь?
Чертёнок поддаётся, схлапывается и мгновенно воплощается на том же месте. Видимый через зеркало. Смело берёт ложку, вылавливает вареник, доносит до рта, пачкая нос и подбородок сметаной, начинает жевать и, причмокивая, нахваливать:
— Мня-мня-мня, вкуснота, мня-мня-мня, вкуснота…
— Так… ты можешь оживать? Дай потрогаю, а то не верится?
Парень встаёт из-за стола, давая понять чертёнку, чтобы тоже вышел. Чертёнок почёсывается и безбоязненно выходит, Алексей трогает его за плечо:
— Опаньки, и правда… как живой, пушистенький? А теперь ноги в руки и…
Алексей замахнулся и с силой пнул чертёнка под зад, что тот взвизгнул и вылетел из избушки. Плюхнувшись на землю, чертёнок вскочил и туда-сюда запрыгал:
— А нуй, жжёжа-жёжа-жёжа! Ай, жжёжа-жёжа-жёжа!

«»«»«»
По тропе из леса выходит Юля в сопровождении Избыся. У девушки в руках корзина с пучками трав. Видят прыгающего у избушки чертёнка. В дверном проёме показывается довольный парень с плошкой вареников в руках, смачно чавкает и язвит:
— Это ответочка… за мух… навозных… рыжих и бескрылых…
— А нуй, погорюй, дюрака ума нет! — прыгая, скалится чертёнок.
— Не обижайся… Чё на дурака обижаться? — оправдывается парень.
— Погорю-горюй…, — чешет зад чертёнок и показывает оскорбительный жест.
— Погорюю потом, а пока иди… варе́нишки доедай, — подмигивает Алексей.
— А как снова пырнёшь? — не доверяет чертёнок.
— Заходи… Больше не трону, если пакостить не будешь? — отходит от двери парень, — Без обмана…
— А с обманом снова пырнёт? — бубнит Избысь, Чубысь мнётся и схлапывается.
— Они подружатся…, — улыбнулась Юля, — Теперь и Чубысе будет свой друг Лёха, с дурнотой малёха…
Домовой захихикал. Избысь и Юля вошли в избушку, Юля удивляется:
— Только завтракаете? А мы вот прогулялись…
— О, пропащие! Обыскались вас? — как ни в чём не бывало, откликнулся Алексей, подмигнул беззаботно уплетающему вареники чертёнку и подвалил ещё, — Быбыся даже полетал недалече, да не видел вас?
— Не видел…, — не разбирая Лёхиных слов, уплетает вареники чертёнок. Домовой посмотрел на него укоризненно, но помолчал.
— Ты кушала? — вспомнил парень.
— Не стала… Думала, с тобой…, — откликнулась девушка.
— Опоздали, быбыся всё схряпал…, — съехидничал парень.
— Вкуснота…, — чертёнок откинулся на спинку и стал облизываться.
— Избысь позвал травками запастись…, — начала оправдываться девушка.
— Зачем им запасы, если по щелчку всё могут? — перебил парень и сощурился к домовому, — А где вы всё берёте? Подумать не успеваешь, а оно тут как тут?
— Там убыло, тут прибыло…, — загадочно ответил домовой.

«»«»«»
Утро. На печной лежак пробивается свет. Парень сладко спит.
— Подымись, дюрака ума нет, проспишь надысь? — будит чертёнок.
Парень открыл глаза, рукой пощупал, где должна лежать подруга:
— Наши снова в лес ушли? А меня на тебя оставили?
— Избыся велел размазню варить…, — озадачил чертёнок.
— А ты чё, колдовать разучился? — парень сел на кровати. Чертёнок схлопнулся.
Алексей вышел в горницу. В горнице порядок, чертёнок уже за столом, на столе приготовлена посуда, пачка гречневой крупы и «Книга рецептов домашней хозяйки. Год издания 1938» – блёклая от времени, потёртые буквы. Алексей покрутил в руках:
— Эх, старина какая… Тоже мне, нашли хозяйку…
Отбросив книгу на стол, парень направился к выходу, но избушка выйти не дала:
— Понимай, как следующий уровень? — не нервничая, парень сел за стол и кивнул чертёнку на крупу: — Слышь, быбыся, не сварю, наружу не выйду?
— А дюрака ума нет буквиц не умет?
— Дюрака ума нет много чего не умет! — обречённо выдавил парень, но тут же взбодрился: — Зато в игровых приставках шарю немного, а ещё … кататься люблю, могу машиной, ну или катером управлять… Да нет тут ничего?..
— Чубыся хочет покату́шки! — взбодрился и чертёнок, — Топи печь…
— Зачем это? — недоумевает парень.
— Затея есть! — трёт ладони чертёнок.

«»«»«»
В топке пылает огонь, рядом с печью кадка с водой и две вязанки поленьев.
— Жжёжо пылает! — радуется чертёнок и трёт прогретые ладони.
— Так ответь, что за затея? — переспрашивает парень.
Чертёнок подбегает к фасадному окну, распахивает наружу створки, откидывает подоконник и тянет под ним за какой-то рычаг. Раздаются скрипы деревянного механизма, под окном разъезжается стена, и в прогал снаружи избы вклинивается пульт управления в виде балкончика: по центру два тракторных рычага управления и двойное посадочное место – всё из дерева. Чертёнок прыгает на сиденье и кричит парню:
— А нуй… плесни черпачёк!
От вида всего этого у парня отвисла челюсть, не понимает что делать.
— Слышь, баю? — приводит его в чувства чертёнок, — Черпак воды в топку!
Алексей плещет воду в огонь, под сильное шипение идёт выброс пара в горницу. Избушку встряхивает раз, второй и кренит набок. Парень еле устаивает на ногах.
— Брысь на волю! — кричит чертёнок и дёргает боковой рычажок, — Махни́, как труба начнёт пыхать!
Избушку начинает кренить, парень выпадает наружу, отбегает к дереву. Видит, из трубы валит пар. Машет раками. Чубысь дёргает рычажок с другой стороны, у парня снова отвисает челюсть. Под передней избушкой зашевелились корни, её тряхнуло из стороны в сторону и, облокачиваясь на заднюю, избушка встала на мощные петушиные ноги со шпорами. Тут же зашевелились корни под задней избушкой, её так же тряхнуло и подняло на мощные куриные ноги. Высота пола избушек вровень головы парня, а их соединение осуществлялось через толстенный канат.
— Ничего себе, агрегат! — выговорил парень.
Избушки встряхнулись от петушиной головы до хвоста, как мокрая собака, и застыли. В дверном проёме показался чертёнок, скинул парню верёвочную лестницу:
— Закинь в топку полену́шки, Чубыся хочет покатушки!
Парень залезает, закидывает в печь дрова, чертёнок усаживает его к рычагам:
— Поехали, дюрака ума нет!
— Как это работает, — смотрит парень на рычаги управления.
— Зад подгорит, любой побежит! — хихикает чертёнок и тянет на себя один из двух рычагов. Печь шипит, труба пыхает, избушка встряхивается и трогается с места.

«»«»«»
Алексей дёргает рычаги, привыкая к управлению. Избушки петляют в стороны и перёд-назад, в конце концов, стабилизируются, начинают движение по прямой вперёд. Деревья перед избой разъезжаются волшебным образом. Избушки переходят на бег: петушиные ноги на размашистый шаг, куриные семенят удвоенным темпом.
— Вот она, свобода! — вскидывает руки парень, бросая управление.
— А нуй жа, под зад ежа! — подвывает ему чертёнок.
В этот момент передняя изба тормозит, по инерции кренится вперёд, но уткнуться в землю не даёт сцепка с задней избой. Покатушники едва удерживаются на местах.
— Держи оглобли, а то убьёмся! — пищит чертёнок.
— Не баись, я сам боюсь! — задорно орёт парень, хватается за рычаги и замечает чертёнку, — Ремней безопасности не хватает… наколдуешь?..

«»«»«»
Домовой с Юлей на опушке леса. Избысь нарвал соцветий и листьев чистотела:
— Прозорник сушится, в зимь на кипятке настаивается и цельный лунный лёт потчуется по трём глоткам… Запомнишь? — учит домовой.
— Стараюсь…, — отвечает девушка, — Что такое лунный лёт?
— Месяц взошёл, открылся луной, и месяцем убыл, — объясняет домовой, жестикулируя ладошками, — В один полный лёт лунного счисления…
— Недопонимаю пока, но разберусь…, — успокаивает девушка.
— А цветьём очи омывай…, — продолжает домовой, но его слова обрывает лёгкий порыв ветра, нарастающий топот, скрип дерева и паро-дымовое облако.
— Что это? — полошится девушка и отходит к стволу дерева.
— А нуй, Чубыся, покатушки затеял? — назидательно вопрошает домовой.
Девушку и домового обдаёт порывом ветра и перед ними возникают сцепные избушки на петушиных и куриных ножках. С характерным щелчком Алексей отстёгивает ремень безопасности и показывается в дверном проёме:
— Юлька, смари какой агрегат!
Парень скидывает лестницу, спрыгивает на землю, берёт девушку за руку:
— Пошли, покатаю! Это даже с катером не сравнить…
Избушки бегут по просеке, все четверо за пультом управления. Орут, ахают, охают. Чертёнок сидит на плечах у парня, рядом девушка с домовым на коленях.

«»«»«»
Утро. На печной лежак пробивается свет. Алексей просыпается, и не бужа подругу выходит в горницу. В горнице чисто, всё прибрано с вечера. Алексей выходит из избы.
— Чубыся, ты где? — негромко зовёт парень.
— Чубыся по́дать…, — из-за спины отзывается чертёнок.
— А вы всё можете добыть? — оборачивается парень.
— Што удержат руки, Лёха…, — отвечает чертёнок.
— А чё не «дюрака ума нет»? — замечает парень.
— А чё не «быбыся»? — неожиданно саркастично отвечает чертёнок.
— Уловил! — кивнул парень, направив на чертёнка указательные пальцы, — А электрический генератор удержат?
— Чубыся не ведает…, — не поддаётся чертёнок.
— А берёте где? — щурится парень.
— Где стражи нет! — назидательно отвечает чертёнок.
— Ничего не понятно! — парень решил ослабить давление, — Как мы вчера, а? Давай дружить? Ногами пырять больше не буду…
— Чубысе было жёжно…, — мнётся чертёнок.
— Так и Лёху никто мухами не кормил? — замечает парень.
— Чубыся затеял ответочку… грабельками оходить…, — выдаёт чертёнок, — Лёха будет лаять «я твой дом трюба щатал и зимля щвирял!», Чубыся будет хохать…
— Значит, по твоей прихоти меня грабельки охаживали? — догадался парень и укоризненно зыркнул на чертёнка.
— Чубыся дружить хочет! — выпалил чертёнок и схлопнулся.

«»«»«»
Лёха чистит картофель. Юля строгает салат. Прибираются в горнице. Идут по лесу, угрюмые сидят на заметном стволе поваленного дерева, снова выходят на избушку.
Возле пня костёр, что-то булькает в котелке. Молодые люди играют в бадминтон вдвоём, потом Юля с чертёнком. Домовой среди поляны научает девушку распознавать травы. Юля наводит порядок в задней избе, Алексей драит полы в передней.
Чертёнок возле избушки на коленях девушки, она его начёсывает гребешком как кота и читает книжку. Все смеются от пушисто начёсанного чертёнка.
В горнице, парень допытывается домового:
— Почему вы с Чубысей Юлю балуете?
— Йулю любо, Йуля башковитая! — ласково отвечает домовой.
— А почему меня ни разу не баловали? — задорится парень.
— Ба́яно же, Йуля башковитая…, — отвечает домовой и схлапывается.

«»«»«»
Утро. На лежак пробивается свет. Алексей выходит в горницу.
— Чубыся, покажись, где ты? — негромко зовёт парень.
— Чубыся по́дать…, — из-за спины отзывается чертёнок.
— Чубыся не пустомеля…, — чертёнок показал оскорбительный жест (fuck).
— Чубыся, давай без обид! Я же от вас начал поговорками говорить… И если помнишь, мы с тобой дружится договорились?
— Баяли…, — кривляется чертёнок.
— Больше не обзываемся и…, — парень вытянул средний палец, показав оскорбительный жест (fuck), — Это друг другу не показываем?
— Не показываем…, — соглашается чертёнок.
— Ловлю на слове! Было дело, ты обещал тропку открыть – откроешь?
— Чубыся стёжку ведает, — скалится чертёнок.
— На тебя вся надежда, дружище! — подмигнул чертёнку парень.

«»«»«»
Молодые люди идут по лесу, чертёнок радостно шлёпает впереди.
— Кажется мне, по этой тропе мы уже проходили? — парень останавливается и обращает внимание на знакомый поваленный ствол. Чертёнок направляется к стволу, взвизгивает и начинает прыгать на одной ножке, жалобно скуля:
— А нуй, жжёжа-жёжа-жёжа…
— Что с Чубысей, ножку прищемил? — подходит девушка.
— Жжёжа-жёжа…, — прыгает чертёнок.
— Дай посмотрю, — предлагает девушка, чертёнок протягивает ножку. Осмотрев, девушка ничего не находит: — Крови не видно и припухлостей нет, вроде…
— Жжёжа-жёжа…, — попискивает чертёнок.
— Иди на руки, — предлагает девушка, чертёнок не сопротивляется, — Эта тропа выведет к людям? Мне тоже кажется, что мы тут были…
— Айда, куды ведёт! — настаивает чертёнок и показывает куда идти.
Девушка несёт чертёнка на руках, тот забыл про ногу, ловит ртом насекомых и в какой-то момент хватается за торчащую ветку. Девушка теряет равновесие, её сносит с тропы, чертёнок отпускает ветку и, опасаясь падения, жмётся к девушке, обнимая крепче и закрывая глаза. Едва не завалившись на землю, девушка устаивает на ногах.
— А нуй, не удержи Чубыся Юлю – повалились бы? — радуется чертёнок.
Чубыся стёжку ведает! — шлёпает дальше чертёнок, молодые люди следом.
Чертёнок замирает, на него натыкаются и слегка наваливаются молодые люди.
— Дружище, предупреждай! Затопчем же так? — выговаривает парень.
— Упреждаю: медведь! — радостно скалится чертёнок. В паре десятков метров впереди на тропе возник медведь. Юля вскрикнула, прижалась к Алексею. Медведь заметил испуганных путников, угрожающе зарычал и встал на задние лапы.
— Чубыся, чё делать? — нашёлся спросить парень.
— Не баись, изъявимся! — крикнул чертёнок и схлопнулся.
— Теперь что? Он нас не видит? — с надеждой спросил парень.
— Чубысю не видит! А вы бегите, Лёха! — неизвестно откуда хохотнул чертёнок. Лёха с Юлей попятились, панически закричали и бросились наутёк.
Молодые люди тяжело дышат возле избушки. На пне появляется чертёнок.
— Чубыся молодец! Чубыся медведя отвёл! — спокойно объясняет чертёнок.
— Он хоть гнался за нами или просто так драпали? — переспрашивает парень.
— Если бы погнался, то догнал! — додумывает девушка.
— Чубыся стёжку подстегнул! — довольно скалится чертёнок.

«»«»«»
Девушка с чертёнком лепят вареники. Домовой крутит ручную динамо-машинку для зарядки смартфона, ходит со смартфоном и фотографирует. Парень вкручивает шуруп для верёвочки от занавески окна. Вытачивает деревянную фигуру чертёнка. Резак срывается, травмируя палец до крови. Тут же появляется чертёнок с подорожником.
Парень объясняет нежити про что-то объёмное – домовой с чертёнком дважды схлапываются и появляются с половинками теннисного стола. Играет с чертёнком в настольный теннис. Теннисный стол установлен с наклоном – половина под рост парня, вторая под чертёнка. Парень смеётся, чертёнок злится на шарик. Отворачивается от стола, шарик попадает ему по головке. Чертёнок швыряет со злости ракетку – она попадает парню в пах. От боли парень снова пинает чертёнка, тот подлетает и плюхается оземь. Парень смеётся, но куда не ступит – везде появляются грабли, лупят ему по лбу и спине. Парень и чертёнок перекидываются шишками и ругаются как дети:
— Быбыся! — парень швыряет шишкой в чертёнка.
— Дюрака ума нет! — чертёнок швыряет в ответ.
— Быбыся! — парень снова швыряет шишкой.
— Дюрака ума нет! — чертёнок в ответ.
— Быбыся! — швыряет шишкой парень.
— Дюрака ума нет! — чертёнок швыряет в ответ.
Парень и чертёнок обижены, молча сидят на пне спиной друг к другу. Домовой с девушкой в горнице за столом разбирают пучки трав. У девушки в руках книга «Лечебникъ травника и целителя, издательство Сухарева М.А. 1910»
— Слышишь, Йуля, ругаться перестали? — замечает домовой.
— Может, перессорились? — девушка переглядывается с домовым, и травники заливаются смехом. Парень с чертёнком мирятся, сцепившись мизинцами.

«»«»«»
Кукарекает конёк избушки. Молодые люди идут по лесу, выходят на избушку. Парень учит чертёнка бросать мяч в баскетбольное кольцо, примотанное к стволу дерева. Чертёнок бросает по-детски от живота, не попадает, злится на свою неуклюжесть и на парня. Пока парень водится с мячом, чертёнок делает пасы руками, привлекая на дерево стаю ворон. Как только вороны облепляют крону дерева, чертёнок намного громче обычного кричит: «Брысь!» — и резко щёлкает палкой по пню. Стая срывается с дерева, щедро окропляя парня помётом. Парень отвешивает чертёнку щелбан по лбу, потом снова успокаивает, почёсывая ему спинку детскими грабельками.
Моросит дождик, все в сборе за столом, парень с чертёнком пуляются шашками «в Чапая». Чертёнок злится, собирая с парнем разбросанные по полу шашки. Девушка подстригает парня беспроводной машинкой для стрижки. Парень выбривает триммером на голове чертёнка шахматную доску. Подводит к зеркалу, чертёнок корчит рожицу, схлапывается и воплощается волосатым как прежде. Девушка выстригает фигурки из картона, домовой малюет красками. Девушка ласково прижимает к щеке чертёнка:
— М-м-м, рыбка моя…, — тут же смотрит, а в руках большой мохнатый лещ с головой чертёнка, вещающей голоском Чубыся:
— Йуля!

«»«»«»
Снова покатушки, по вечернему лесу. Избушки бегут по просеке, все четверо за пультом управления. Смеются, ахают, охают. Чертёнок сидит на плечах у парня, рядом девушка с домовым на коленях. Девушка засматривается на оленя с косулей, натягивая ремень безопасности. На повороте слышен щелчок, защёлка ремня срывается, домового подбрасывает вверх, но удерживает лента ремня, девушку выбрасывает на землю. Петушиные ноги пробегают мимо, куриные отбрасывают девушку на дерево, она ударяется головой и теряет сознание.

«»«»«»
Утро. Кукарекает петух. На печной лежак пробивается свет. Парень дремлет сидя, рядом лежит девушка с сырой тряпкой на лбу, открывает глаза:
— Лёша, что случилось?
— Выпала вчера, ударилась…, — ответил парень, очнувшись.
Девушка приподнялась и тут же снова легла:
— Нехорошо мне, голова кружит и подташнивает…
— Лежи, сотрясение, наверное. Избысь отвар приготовил, щас принесу…, — парень отошёл и вернулся со жбанчиком, — Велел поить часто и малыми глотками…
— Отлежусь немного и встану, — девушка приподнялась сделать глоток.
— Избысь велел подсадить к полудёнку…, — объяснил парень.
— А где они, кстати? — забеспокоилась девушка.
— Здеся, Йуля! — появился рядом домовой с туеском, полным трав. Вынул несколько пучков и передал парню, — Растолчёшь и с размазнёй заваришь.
Парень отошёл, на его месте появился чертёнок с банкой мёда.
— Липовый? — уточнил домовой.
— Избыся велел липовый…, — облизнулся чертёнок.

«»«»«»
Парень прибирается, метёт, моет в горнице. С граблями и метлой наводит порядок около избушки. В котелке на костре булькает жиденькая кашица. Растирает в ступке пучки трав, приправляет кашицу. Подносит девушке плошку с ложкой, кашица парит, девушка кушает с осторожностью. Парень рядом со жбанчиком наготове.
Парень в горнице вытачивает фигурку. Стружку аккуратно сметает в коробку. Домовой нюхает, пробует на язык и раскладывает пучки трав, чертёнок смачно чавкает, с удовольствием вылизывая размазню. Подливает в тарелку мёд и подлизывает.
— Избыся, что такое сотрясение? — спросил чертёнок.
— Сотрясение мозга, — уточнил парень, — Юля ударилась, голова болит…
— Йуле жжёжно? — почесал чресла чертёнок.
— Жжёжно… Теперь надо отлежаться и прийти в себя…, — продолжил парень.
— Йуля вышла? — недоумевает чертёнок.
— Ну, можно и так сказать…, — улыбнулся парень.
— Йуля не видно…, — подозрительно осмотрелся чертёнок и добавил: — Чубыся не ведает мозга…
— Без мозга и прочих полезностей чудь не сущая, — объяснил домовой.
— У Чубыси нету мозга? — не унимается чертёнок.
— Нежить безмозглая, но рассудная…, — спокоен домовой.
— Чубыся рассудная, — резюмирует чертёнок.
— Избысь, а не вы нас тут держите? — неожиданно спрашивает парень.
— Чубыся не держит, — облизывается чертёнок, откинувшись на спинку.
— По всем тропкам прошли, и всё назад вертались? — сетует парень.
— Стёжка каждому своя…, — загадочно отвечает домовой.
— Тогда кто, если не вы? — не отстаёт парень.
— Лёха сам себя держит…, — вихляется чертёнок.
— Избысь, подскажи, что сделать? — допытывается домового парень.
— Лёха поймёт, когда стёжка откроется…, — отвечает домовой.
— Судить по фигуркам, не первые мы гости? — парень ставит на полку только что изготовленную фигурку чертёнка.
— Без гостей нет затей…, — лыбится чертёнок.
— Избысь, слышь? — неожиданно обращается парень, — А как более, лучше что ли, существовать? В теле или без него?
— Во плоти…, — не думая ответил домовой.
— Но во плоти и жжёжно бывает, — парень подмигнул чертёнку, — И колики случаются, и сотрясения вон… разные?
— Во нави ведаешь всё, а вкусноту не чуешь…, — нашёлся ответить домовой, — Затей нема и не перечешешься в усладу…
— Чубысе любо чесаться…, — вставил словечко чертёнок.
— А если перед выбором поставят? — не отстаёт парень, — Навь или плоть?
— Нету нежити выбора…, — обречённо ответил домовой.
— Лёша, подай водички…, — послышался голос девушки. Парень взял жбанчик и тарелку с кашей-размазнёй, отнёс девушке. Там уже сидит и хвалится чертёнок:
— Чубыся безмозглая, но рассудная…
— Хорошо тебе, а мне вот жжёжно…, — улыбнулась девушка.
— Полдень уже… Присядь, посиди немного, подкрепишься и отдыхай…, — парень помог девушке приподняться и заботливо взбил подушки.
— Справляешься без меня? — спросила девушка.
— Да не парься, Юль… Привык не мусорить, сам не заметил как… А не мусоришь, и убираться не приходится…

«»«»«»
Утро. Кукарекает петух. На печной лежак пробивается свет. Молодые люди спят. Первой просыпается девушка, выходит в горницу, садиться за стол. В горнице чистота и порядок, на столе в вазе букет полевых цветов, подсвеченный светодиодным фонарём. В отблесках утреннего света хрустальный поднос с графином и четырьмя стаканами.
— Ух, какой аромат! — девушка втянула аромат букета.
— Для тебя старался…, — следом выходит парень.
— Сам собирал?.. Спасибо, Лёшка, очень приятно! — радуется девушка.
— Как ты? — интересуется парень.
— Хорошо… выспалась, тошноты не чувствую…, — потягивается девушка.
Послышалось, как что-то плюхнулось на пол. Молодые люди заглянули за печку – на полу лежит чертёнок, держится за голову и охает. Якобы не может подняться.
— Чубыся, что с тобой? — парень поднимает его на руки и укладывает на лежак.
— Что случилось? — заботливо спрашивает девушка, трогая чертёнку лоб.
— Чубыся выпал…, — театрально охает чертёнок.
— Ушибся? — спрашивает парень.
— Чубыся сотрясение…, — продолжает охать чертёнок.
— Медок липовый али клюковку мочёну? — поддержала девушка.
— Варенишки! — вскакивает чертёнок, — Со смета-анкой…
— Ну, пошли… вместе налепим…, — Чертёнок схлопнулся, молодые люди вышли к столу, чертёнок за столом, на столе полный расклад продуктов для лепки вареников.

«»«»«»
Нежить в задней избе. Всё прибрано, чертёнок на сундуке, домовой в корзине. Чертёнок фыркает, обиженно дуется, домовой тычет его вязальной палочкой:
— Вышел срок, прими, Чубыся …
— Не приму…, — по-детски задирает нос чертёнок.
— Не кручинься. Не впервой же? — снова тычет спицей домовой.
— Не впервой…, — отнекивается чертёнок.
— Не вовек же с нежитью избывать? — пододвигается домовой.
— Не вовек…, — куксится чертёнок.
— А как варе́нишки испотчуешь? — хитрит домовой.
— Сами налепим? — воспрянул чертёнок.

«»«»«»
В лесу гроза мечет гром и молнии, в окошках сверкает. Парень в горнице за столом крутит динамо-машинку, смотрит на включившийся смартфон. Рядом девушка складывает посуду.
— Два месяца, Юль? — сетует Алексей.
— Что два месяца? — переспрашивает девушка.
— Два месяца, как мы тут зависли…
— Быстро время пролетело, — согласилась девушка, — Плакал мой филфак…
— Батя мечтал, чтобы я за голову взялся и предлагал готовиться на юриста, но не настаивал. Мне было безразлично, а щас спроси, попросился бы в МЧС…
— А я всё больше стала задумываться на фармацевта! — улыбнулась девушка.
— Знаешь, Юль, я же не уважал никого, кроме отца…, — задумался парень.
— А меня, Муху, Серого с Вишней? — спрашивает Юля.
— Честно? Мы хоть и вместе, но вы есть – хорошо! А не вы, нашёл бы с кем потусить… Чую, и вам также спёрся? Пропаду – добрым словом никто не вспомнит?
— Погибла мама, перевернулось всё. Отца нет с утра до ночи, я целыми днями сам по себе. Мы на рабочем районе жили, а подворотня там, только волком выжить. Переехали в коттедж – всё волчье наружу… людей за людей уже не считал…
— Да… Плакали от тебя многие…
— Вот и я о том… А последние события снова всё перевернули. Вспомнил себя, посмотрел на нас, на нежить – она же не злая, не коварная, если присмотреться. Она лишь отражение. Какой ты с ними – такие они с тобой. Вроде несложно это понять, но и задуматься повода не было…
— И когда ты к этому пришёл?
— Как увидел тебя беспомощную. Я вожак по натуре, и только тогда осознал, каждый поступок несёт за собой ответственность. Стало страшно тебя потерять…
— А ты и не теряй, — по-матерински пожелала девушка.

«»«»«»
На воле просветлело, молодые люди вышли из избушки.
— Чувствуешь свежесть какая? Не надышишься…, — вдыхает воздух девушка.
— Озон…, — поддержал парень, — Ты заметила, я уже месяц не курю?
— Заметила, но виду не подавала, чтобы не сглазить…
— Нежить таится… Чубыся грозы боится? — прикрикнул парень.
— Лёшка, смотри, необычно как? — воскликнула девушка, — Все тропы сырёшенькие, а одна… как и дождя не было?
— Ща мобилу вынесу, сфоткаю…, — откликнулся парень и вернулся в избу.
Переступив порог, парень застыл. Горница вернулась в первоначальное состояние, в каком была, когда сюда первый раз зашли молодые люди – всё привнесённое ими за два месяца пребывания исчезло. И даже стол с лавками стали низкими. На столешнице лежали Лёшкины смартфон и топорик. Взяв свои вещи, парень подошёл к полочке с фигурками, взял фигурки домового и чертёнка. Развернулся к горнице:
— Лёха понял: стёжка открыта! Спасибо вам! Прощайте, коли что не так!
В момент под ногами появились две корзины, парень задумался, поднял, в одну сложил смартфон, топорик, фигурки нежити и вышел на волю.
— Юля, мне грибов заказали, прогуляемся? — предложил парень.
— Пошли… С удовольствием! — поддержала ничего на подозревавшая Юля.
Молодые люди идут по тропе, на небольшой полянке девушка замечет россыпь боровиков. Набрав корзинки доверху, молодые люди вернулись на тропу.
Девушка идёт позади парня, рассматривает и нюхает грибы:
— Все крепенькие, живенькие и ровненькие, как с картинки… Видишь, Лёш?
— Юсуф будет очень удивлён! — парень остановился, девушка ткнула его лбом.
— Какой Юсуф? — непонимающе переспросила девушка.
— Который не верил, что грибов насобираю… Смотри вперёд!
Впереди за деревьями виднелся катер и вся их городская компания в сборе.
— Ой… ребята наши! — воскликнула и раскраснелась девушка.
Алексей достал из кармана смартфон:
— Юля, связь появилась и дата, не поверишь, середина июня! Будто и не было последних двух месяцев…
— Когда в избушку вернулся, увидел там, всё как в первый день. Плюс тропа единственная сухая, и корзинки вдруг под ногами. Сложил… и стало понятно!
— И даже виду не подал?
— Чтобы не сглазить…, — улыбнулся парень, — Молчи, Юля, нашим до поры до времени ни слова! Как-нить потом расскажем…
— И что мы им скажем?
— Ну, придумаем что-нибудь…

«»«»«»
Алексей с Юлей в джинсах и куртейках вышли из леса. Обернулись все.
— Быстро вы… соскучиться не успели…, — без интереса пробубнил Серый.
— И долго нас не было? — Алексей протянул руку к рукопожатию. Серый непонимающе посмотрел на Алексея, но рукопожатие состоялось.
— Пиво киснуть начало…, — съехидничал Муха и кинул банку. Алексей поймал, поставил на столик, не открывая. Подошёл к Мухе и тоже поздоровался за руку.
— Это где вы прикинулись… в такую жару и в куртках? — заметила Вишня.
— Да вот… Случай представился…, — Юля уклонилась от правдивого ответа, но подошла и по-дружески крепко обняла подругу: — Вишня, я люблю тебя!
— И я тебя, подруга! — опешила Вишня, — Что с вами? Какие-то потрёпанные? На вас как черти ездили?..
— Ездили…, — честно отшутился Алексей, — Но мы с ними подружились...
— Шашлык прожарился, присаживайтесь…
— И уха давно готова… кому чего? — по-хозяйски предложил Муха.
— С мухами? — понятно только для Юли улыбнулся Алексей.
— Почему с мухами? — не понял юмора Муха, — Уха от Мухи… По отцовскому рецепту… Водки не хватает плеснуть для навара, да нету?
— Ну, и хорошо, уха и так незабываемой будет…, — присела к столику Юля.
— Главное с перцем не грубить…, — добавил Алексей, Юля еле сдержала смех.
— Грибочки отдельно на решётке зажарим? — показал на корзины Серый.
— Грибы домой возьму, — ответил Алексей и кивнул Юле: — Ты не против?

«»«»«»
Компания снимается с места, все принадлежности в катере. Вишня уже на катере, Серый и Муха поднесли и загрузили мангал, и тоже расселись по местам, ждут Алексея с Юлей. А те собирают мусор, дожигают его на костре и подходят к катеру.
— Скоро вы? — спрашивает Серый.
— Ещё пару минут и трогаемся…, — Алексей берёт лопату.
— Я только угли залью…, — девушка достаёт кастрюлю, и они с Алексеем уходят. Юля черпает кастрюлей воду и носит заливать тлеющие угли. Алексей раскапывает возле леса неглубокую яму, переносит в неё отожжёные жестяные банки из-под пива и консервов и всё закапывает. Серый, Вишня и Муха смотрят за ними и обсуждают:
— Лёха как башкой стукнулся, тормозной какой-то? — говорит Серый и смотрит на Вишню: — Ничё в лесу не заметила?
— Чё могло случиться за пять минут? Поискала их – не нашла… Вышла, присесть не успела, как они идут? — риторически ответила Вишня.
— Да нормальный… просто орёт меньше…, — не соглашается Муха.
— А это всё? — не унимается Серый, указывая на Алексея с Юлей, — Ты вообще помнишь, чтобы Лёха что-то делал без батиного кулака?
— Сразу заметила что-то не так, да слова из них не вытянешь… Темнят чего-то? — добавила Вишня. Последние слова услышала Юля:
— Не торопите нас… Всё расскажем и даже покажем, но всему своё время!
Вернулся Алексей, взошёл на катер. Серый приоткрыл пачку сигарет:
— Будешь?
— Бросил! — не думая, ответил Алексей.
— Давно ли? — не поверил Серый.
— Скажу – не поверишь…, — спокойно ответил Алексей, сел за рулевое управление, молча завёл мотор и, сделав прощальный круг по заводи, убеждаясь в чистоте места стоянки, направил катер на Большую воду горе-моря.

«»«»«»
Катер с Лёхиной компанией причаливает к берегу, где уже стоит джип с лодочным прицепом. Юрь Иваныч один. Высадив друзей, Алексей и Серый помогли снять с воды катер, расселись (Лёха спереди рядом с водителем) и поехали. Все молчаливые.
— Измученные вы, словно вагоны грузили? — прервал молчание Юрь Иваныч, глядя на Лёху и компанию на заднем сиденье, — Без приключений отдохнули?
— Без приключений…, — за всех ответил Алексей, — Батя уже дома?
— Как обычно…, — посетовал Алексей, — Юрь Иваныч, раскидаем всех?
— Да нет проблем! — бодро ответил водитель, — Отцу сам наберёшь?
— Мам, ты дома? Да, едем уже…, — Юля говорит по мобильнику, — Встретишь?

«»«»«»
Джип подъезжает к прозрачной кованой калитке с кирпичными столбами. За калиткой видна брусчатая тропинка, из дверей дома выходит Юлина мать. Юля уже одна на заднем сиденье, прикорнула к стойке. Алексей тормошит её за коленку:
— Юля, приехали! — девушка очнулась, осмотрелась, — Завтра созвонимся?
— Звони! До свиданья всем! — девушка вышла, увидела мать и заторопилась. Джип отъехал сразу, как захлопнулась дверь. Девушка проскользнула за калитку, бросила сумку, подбежала к матери, поцеловала и крепко обняла.
— Юля, случилось что? — опешила мать.
— Тысячу лет тебя не видела! — сильнее жмёт девушка, — Соскучилась…

«»«»«»
Джип подъезжает к гаражу дома Алексея, ворота автоматически поднимаются. Парень выходит из машины:
— Загоняйся, Юрь Иваныч, а я отстегну…
— Чего? — недоумевает водитель.
— Прицеп отстегну, и буду разгружаться…
— Ну, ладно…, — со скепсисом соглашается Юрь Иваныч, — Справишься?
— Не справлюсь – поможешь, надеюсь? А разгрузимся с Юсуфом…
— С тобой точно всё нормально? — не верит ушам водитель.
— Загоняйся, всё нормально! — парень захлопнул дверь и зашёл в гараж.
— Чудеса! — резюмировал Юрь Иваныч, мотнув головой.

«»«»«»
Нафиса на кухне у плиты, готовит на ужин. Входит Юсуф, Нафиса оборачивается, Юсуф протягивает ей две корзинки с боровиками…
— Нафиса, не поверишь, вот!
— Алексей сказал: дурак и в июне грибов найдёт!
«»«»«»
Где-то в эфирном пространстве звучит мелодия смартфона.
— Да, Лёш? — сонным голосом ответила Юля.
— Спишь, Юль? — голос Алексея.
— Почти…
— Я тут… две фигурки прихватил…, — успевает сказать Алексей.
— Мне Чубысю…, — опережает Юля.
— Йу-уля! — слышно завывание чертёнка…

КОНЕЦ







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 15.02.2021г. Юрий Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2021-3019827

Рубрика произведения: Проза -> Сказка


















1