Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Армейские истории. Часть 6. Тяготы и лишения...


Солдат спит, а служба идет...
                                                                                                                                      Глава 6
                                                                                                                            Тяготы и лишения…
После принятия воинской присяги у новоиспеченного  воина  впервые появляется законная возможность отправиться в увольнение в город по выходным дням при условии, если за неделю не успеешь нахватать замечаний или нарядов вне очереди от сержантов, старшины или командира взвода. Над тобой «рядовой страны Советов» теперь все будут начальники, от младшего сержанта до маршала Советского Союза. Впрочем, ничего удивительного, в гражданской жизни происходит тоже самое. Всегда над тобой будут начальники от жены до Господа Бога!

Увольнение рядового солдата в город это сладкий пряник и долгожданная отдушина от однообразной армейской жизни. Солдатское время расписано от сих до сих, согласно воинским Уставам и повседневной жизнеобеспечивающей работой. Уборка помещения, в том числе мытье полов в казарме и в гальюне; уборка территории вокруг казармы и на плацу; уборка городской территории вокруг гарнизона; периодические наряды в столовую и на чистку картошки и обязательное несение караульной службы.

Главное безусловно это учеба по специальности, далее строевая подготовка и самое наиглавнейшее-политзанятия в Ленинской комнате. Политзанятия В Советской Армии это святое!

На политзанятиях можно «втихаря» писать письма, чтобы вечером осталось время для общения с друзьями. Писать письма, а не конспектировать вождя пролетариата или передовицу «Правды» карается сурово. Поэтому нужна крайняя бдительность. Этот навык со временем обязательно придет после того как, получишь наряд вне очереди и тебе ещё зарубят увольнение в город, где тебя ждет сероглазая подруга.

В поход на чужую страну собирался король.
Ему королева мешок сухарей насушила
И старую мантию так аккуратно зашила,
Дала ему пачку махорки и в тряпочке соль.
И руки свои королю положила на грудь,
Сказала ему, обласкав его взором лучистым:
«Получше их бей, а не то прослывешь пацифистом,
И пряников сладких отнять у врага не забудь».
И видит король - его войско стоит средь двора.
Пять грустных солдат, пять веселых солдат и ефрейтор.
Сказал им король: «Не страшны нам не пресса , не ветер,
Врага мы побьем, и с победой придем, и ура!»
Но вот отгремело прощальных речей торжество.
В походе король свою армию переиначил:
Веселых солдат интендантами сразу назначил,
А грустных оставил в солдатах - « Авось, ничего».
Представьте себе, наступили победные дни.
Пять грустных солдат не вернулись из схватки военной.
Ефрейтор, морально нестойкий, женился на пленной,
Но пряников целый мешок захватили они.
Играйте, оркестры, звучите, и песни и смех.
Минутной печали не стоит, друзья, предаваться.
Ведь грустным солдатам нет смысла в живых оставаться,
И пряников, кстати, всегда не хватает на всех.

Но кроме сладких пряников случаются в армейской жизни «относительные» тяготы и лишения, как правило, на первом году службы.
(Как всем известно из теории Эйнштейна - всё относительно. Со Вселенной дело тёмное, а для наглядности пример относительности из повседневной жизни: три волоса в тарелке с супом – это много, а три волоса на голове - это мало).

Одной из таких «относительных» тягот является несение караульной службы. После принятия присяги тебе вручили автомат, с которым все три года будешь ходить в караул, на стрельбище и участвовать в марш-бросках. Заводской номер автомата и штыка записывается в солдатской книжке. Автомат АК-47, штык-нож, подсумок с двумя пустыми рожками и противогаз хранятся в ружейной пирамиде в отдельном отсеке на бирке твоя фамилия. Пирамиды установлены в помещении для построений напротив спальных кубриков, чтобы в случае объявления «учебной или боевой тревоги» бежать по кратчайшему пути не мешая, солдатам из соседнего подразделения. Пирамида закрыта на висячий замок, опечатана сургучной печатью, ключи находятся у дневального по Узлу связи.
К недосыпанию в карауле привыкнуть невозможно, как невозможно привыкнуть к храпу соседа на верхнем ярусе или сбоку, а потому смирись солдат и старайся в каждой ситуации искать положительные стороны, а они обязательно существуют. Например, совсем неплохо побыть два часа наедине с собой любимым и вечной спутницей Луной, а сделать это можно только в карауле на боевом посту.

Целый день находишься в окружении одних и тех же, пусть даже симпатичных тебе физиономий в казарме, в столовой, в учебном классе, в Ленинской комнате, на плацу и только во время несения караульной службы на доверенном посту, ты остаешься наедине с самим собой, звездным бездонным небом и Полярной звездой, которую (если есть договоренность) в это же время могут наблюдать твои близкие в далекой Москве. На посту можно поразмышлять о чём–то сокровенном о чем находясь постоянно среди сослуживцев и в голову не придет подумать. И, конечно, сокровенное "что делать?" после окончания службы.

Ещё можно обдумать текст письма домой, чтобы ненавязчиво разжалобить родных на продуктовую посылку или еще лучше на денежный перевод. Особо одаренные «хитрованцы» писали письма на обрывке газеты «Правда» или "Красная Звезда", прикидываясь своим близким, что денег нетути, чтобы купить школьную тетрадь в клеточку за 12 копеек. Приходиться воину писать своим родным на казенной газете, которая лежит, как святая, в подшивке в Ленинской комнате и которую еще не так-то просто вынести, потому что на выходе из Ленкомнаты стоит у тумбочки бдительный дневальный, который отвечает не только за сохранность табельного оружия в пирамидах, но и за сохранность политической литературы, в том числе подшивок газет.

А московским друзьям, что «откосили» от почетной обязанности гражданина нести воинскую службу, придумывать в письмах о геройской службе и о совершаемых подвигах на каждом шагу и о том, как много они – «сачки» теряют не ведая, сколько надо уметь делать, чтобы защитить их мирный сон и прогулки с девицами по улице Горького, приятного потягивания прохладного жигулёвского пива в парке отдыха и сомнительной культуры имени Горького.
Заступая в караул самое главное настроиться, что «всё пройдет зимой холодной», что дембель неизбежен, а утро вечера – мудренее, трава соломы зеленее и завтра будет лучше, чем вчера.

В гарнизонный караул заступали после обеда и краткого отдыха перед караулом. Караульных выставляли на четыре охраняемых поста. Первый пост - в штабе у Знамени дивизии. Во всех родах войск Первый пост считается Почетным. Считаться-то он считается, только ни один солдат по доброй воле туда не сунется, хоть калачом мани. В дневное время стоять приходиться по стойке «Смирно», так как в штабе целый день офицеры снуют туда-сюда, туда-сюда, а честь отдается при оружии, стойкой «Смирно». Ночью дежурный по части, если молодой офицер, то делает обход каждые два часа по штабу и по территории части. Постоянно надо быть бдительным, чтобы не получить замечания, которое может повлиять на увольнение в город.

Второй пост - Почта. Это самый желанный пост. Во - первых стоишь в теплом помещении, во-вторых никаких офицеров, только знакомые солдаты-почтальоны, в третьих на ночь помещение закрывается изнутри и можно спокойно подремать, а когда приходит проверяющий, то сигналит в звонок, а он мертвого в ноль секунд разбудит. В четвертых недалеко от караульного помещения, а это несколько минут здорового сна.
Знакомые почтальоны – москвичи могут поднести за компанию грамм сто "огненной воды". Почтальоны народ в армии уважаемый, всегда при деньгах. Письма к молодым солдатам просматривают шельмы на яркий свет, а где обнаружат рублишко, аккуратно над паром или электроплиткой распечатывают письмецо и забирают на «общехозяйственные солдатские нужды». Подло, но «что выросло, то выросло, из песни слов не выбросишь». Тем более, что с первого дня службы сержанты предупреждают, чтобы не советовали своим близким отправлять рубли в письмах. Самое надежное это денежный перевод! Сто процентов гарантии, что денежки получишь в целости и сохранности.

(Вещевые солдатские посылки вскрывал старшина в присутствии адресата и всего отделения и, если там обнаруживалась бутылка водки на глазах всей честной компании демонстративно, не торопясь с чувством, с толком, с расстановкой выливал драгоценное содержимое в раковину. Смотреть на такое издевательство такая была тягота, что становилось мучительно больно…)
Известно, что голь на выдумки хитра. Чтобы избежать подобной процедуры есть надежный способ доставки "огненной воды" без потерь .У банки со сгущенкой отпаивается дно, опустошенную банку заливают «допингом» и аккуратно запаивают дно. Для этого должен быть навык, но находились на гражданке умельцы, как правило, радиомонтажники, имеющие дело с паяльником и припоем и делали приятное своим друзьям на дни рождения или революционные и другие общенародные праздники.
Ловкость рук - никакого мошенничества и гуляй Вася! Отсутствие допинга, проблема лишь во время прохождения курса молодого бойца. В дальнейшей службе во время увольнений в город, где пивных и винных магазинов хватало, эта проблема исчезала.

Третий пост - продуктовый склад. Часовой стоит на улице, за глухим двухметровым забором с закрытыми воротами. На воротах со стороны улицы сигнальная кнопка от звонка. Склад находился на людной улице.  Можно  днем  безнаказанно поразвлечься. В деревянных воротах склада были щели, через одну из которых на асфальт подбрасывался бумажный рубль, привязанный за тонкую серую нитку, которая практически не видна на фоне серого асфальта. Прохожий, обнаружив ничейный рублишко на дороге, естественно увеличивает ход и… тут поднимается легкий ветерок и чуть – чуть отодвигает, не достающий у прохожего в кармане рубль ближе к воротам.
Прохожий в полусогнутом положении протягивает ручонку за рубликом, а ветерок - шалун еще раз отгоняет денежку ближе к воротам. Прохожий начинает нервничать, а вдруг новенький рубль ветер загонит под ворота. Тогда он бросается за ним на коленях и вот – вот у него появится вечером возможность выпить на троих на халяву. Но озорник - ветер загоняет бумажную денежку под ворота склада. Прохожий упирается тупым лбом в ворота, откуда раздается грозный голос часового : «Стой, кто идет?» Ошарашенный таким неожиданным поворотом событий, прохожий ничего не сообразив, спешит от греха подальше , не солоно хлебавши. Выпивка на халяву накрылась медным тазом.

Ночью на этом посту есть возможность, если не поспать, то хотя бы посидеть в укромном уголке и пофантазировать о предстоящем увольнении в город ,о паре кружек пенистого жигулевского пива, о возможной встрече со знакомой студенточкой, а если нет знакомой, то о предстоящем знакомстве на танцверанде с молодой- интересной телефонисткой с городской почты . Вспомнить тихим незлобным словом одураченного прохожего, погнавшегося за длинным рублем.
Пост примыкает к территории части через забор в районе казармы Узла связи.
Однажды в сентябре подполковнику Шевченко (зам. командира полка по тылу) Бог послал, по случаю, два грузовика с астраханскими арбузами. Поставили эти крытые брезентом грузовики на территории склада вечером, не согласовав с начальником караула, то есть под охрану груз , находящийся в грузовиках караулом официально не принимался. А это для ушлых караульных, как манна небесная. Дело было в пятницу, а к понедельнику полмашины арбузов, как ветром сдуло. Ели перезрелые сахарные арбузы , что называется « от пуза». Караульные, которые сменялись через каждые два часа ,перебрасывали огромные ягоды через забор друзьям - товарищам в казарму Узла связи.

К понедельнику сменилось после пятницы два состава караула. Кто, когда и сколько взял арбузов, а может их, и не было в природе, выяснить было не возможно, следов огрызков арбузов в понедельник, созданная комиссия по расследованию исчезновения астраханского солнечного дара, не обнаружила. Чистота и порядок. Подполковник Шевченко рвал и метал, метал и рвал! От бессилия наказал завсклада – сверхсрочника-«тормоза пятилетки» за разгильдяйство и бесхозяйственность. Столько арбузов "за один присест", Серов в своей жизни больше не ел никогда. Случается и такая «тягота» караульной службы!

Подполковник Шевченко настоящий хозяйственник, маг и волшебник снабжения, достал однажды целый рефрижератор горбуши. Эту красную рыбу солдаты ели дважды в день целый месяц, расскажешь не поверят, что бы в армии, да красная рыба. Невероятно, но факт!
Создал зам. по тылу подсобную свиноферму, где поросят откармливали отходами от пищеблока. Обслуживали подсобное хозяйство солдаты-срочной службы с Украины. Хохлы умеют откармливать свиней по всем правилам науки и постный бекон всегда был в рационе солдат-ракетчиков.

Четвертый пост-вещевые склады. Пост находится в полукилометре от караульного помещения в черте города. Самый окаянный пост, который обязательно проверяют по ночам, поэтому надо держать ухо востро, чтобы не застукали сидящим, где-нибудь в укромном уголке. Проверяет по ночам начальник караула - офицер, в сопровождении разводящего сержанта.

Однажды на этом окаянном посту молодой солдат, впервые заступивший в караул пустил себе одиночную автоматную пулю в подбородок. Пуля вышла через голову и застряла в бревне склада и поглядывала сверху вниз с немым укором, что оборвала молодую жизнь. Смотреть на это место и пулю в стене было не из приятных ощущений. Похоже, что мятежный дух этого солдата - бедолаги навсегда остался витать на этом нехорошем посту. Перед тем как застрелиться солдат вызвал тревожной сигнальной кнопкой дежурную смену. Некоторое время он еще размышлял «быть или не быть», потому что наряд, который побежал по тревоге услышал выстрел на полдороги к посту.
Следствие по факту самоубийства установило, что остались нерешенные личные проблемы у этого несчастного парня на гражданской жизни, которая проходила на Кубани.

Часовой на посту сменяется каждые два часа, потом два часа бодрствования в караульном помещении и только потом два часа отдыха в спальном помещении караулки на жестких топчанах обитых черным дерматином. Из бодрствующей смены каждый час сержант назначает часового на пост при входе в караулку и на гауптвахту. Расстояние между дверями около пяти метров.
Два часа сна даже на жестком топчане пролетают, как одно мгновение. Кажется только положил голову на свою пилотку, как тебя толкают в бок: «Подъём, смена ждет!».
Ужин, завтрак и обед доставляют караульные из бодрствующей смены, которые ходят в столовую за пищей с судками и ведрами. Для караульных повара гарнир выкладывают не жалея, от всей души.

На сборном пункте «Красная Пресня» в Москве Серов встретил Колю Анисина, с которым учились вместе со второго класса. Сначала в 218 школе, потом в 250 школе и, наконец закончили учебу в 253-й на улице Гончарова. Сразу жить стало веселей-знакомая живая душа. А потом стало веселей втройне, когда Николай после курса молодого бойца и окончания школы поваров, стал работать в столовой в хлеборезке и по совместительству поваром.

На гражданке с детства Серова не оставляло чувство легкого голода и только Коля с первых дней своего пребывания на кухне утолил этого, сидящего маленького монстра, пожирающего соки из молодого тела. За одним столом с Серовым мечтал сидеть каждый солдат из Узла связи, потому что в бачке с первым и со вторым оказывалось мяса в разы больше, чем в бачках на других столах, тоже самое было и с белым хлебом. На "раздачу"  приходилось ходить Серову лично.
Два с половиной года Серов свой человек на солдатской кухне. На третьем году службы, когда оставалось до дембеля около двух месяцев эта дружба сыграла с двенадцатью «стариками» злую шутку. Приказ о демобилизации печатался в газете "Известия" третьего сентября.
Продолжение следует






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 15.02.2021г. Лев Светлаков
Свидетельство о публикации: izba-2021-3019534

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


















1