Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

010 Записки военного инженера


Мины и звезды.
(из цикла «Записки военного инженера»)
Саперов в Афгане очень ценили, а куда без них. Вокруг гарнизона Штаба Армии, было минное поле, как-то, практически на моих глазах в него забежал баран. Баран успел пробежать метров 6-7, и нет барана. Но при всей нищете, ни один афганец за ним не пошел. Было минное поле и вокруг самого Штаба Армии. Про качество воды я уже писал, так что когда поступила команда срочно заменить старый водопровод, никто не удивился. Как положено, написали заявку саперам, сделать проход в нашем минном поле. У саперов серьезных дел всегда хватало, так что на просьбу строителей никто не отреагировал, ну, не до нас было. А из штаба начались звонки и не просто звонки. Начальник СМУ, которому поручили ремонт водопровода решил проблему по своему. В 10 утра, когда командующий армией проводил очередное совещание, под окнами штаба раздались автоматные очереди. Начальник охраны выскочил разобраться и буквально через пять минут привел майора-строителя, который и стрелял под окнами. На майора налетел член военного совета, ты что под суд захотел? Никак нет, спокойно ответил майор. В штабе армии проблемы с водой, уже неделю я прошу саперов разминировать проход для трассы водопровода, а им некогда. Вот и решил сам автоматным огнем провести разминирование. Все взоры обратились на начальника саперной службы. Автомат майору вернули, но при первой, же оказии перевели из Кабула в Газни. Оказией оказался я, когда прибыл для прохождения службы в Афганистан.
Праздники в Афгане никто не отменял, если они не выпадали на боевые задачи или прочие служебные надобности. У одного из моих друзей был день рожденья. Как лучше всего отметить столь радостный день, хоть и рабочий день. Ответ был очевиден, расписать пульку (преферанс) на четверых, под бутылочку грузинского коньяка, армянский достать было сложно. Время близилось к полночи, игра подходила к концу, но как назло закончился коньяк. Нормальные люди, доиграли бы, и легли спать, но не наши, нашим обычно мало. Мое предложение доиграть, было встречено не одобрительно, т.е. никак. А что, какие проблемы, в любое время дня и ночи, постучи в окошко дукана, положи деньги и все! Но было одно но, дукан находился за пределами гарнизона. Прошло не больше получаса, но вернулся только Володя, с которым мы жили в одной комнате. На мой вопрос, где ребята, он как то мрачно ответил, что ни ребят, ни преферанса не будет. А что будет, удивился я? Спать будем, еще мрачнее ответил Володя. Но любопытство не только кошку сгубило. Через неделю Володя уехал в Союз, не по доброй воле, он был снабженцем и ежемесячно мотался за материалами. А как доставлялись материалы в Афган, правильно, только колоннами. Так что Володя видел перевал Саланг около 40 раз. Говорили, что десантникам, сопровождающим колонны, давали медаль «За боевые заслуги», если проходили Саланг 10 раз. Но, то десантникам, которые ехали в БТР, а строителям то за что? В кабине КамЗа ехать одно удовольствие. Правда, один человек у нас получил медаль «За боевые заслуги». Не знаю, что было написано в наградном листке, но все его искренне поздравляли. Ведь это был тот самый знаменитый Коля сварщик. За неделю, мой лучший друг, так и не рассказал мне, что произошло той ночью.
Итак, Володя уехал, я купил две бутылки коньяка и пригласил в субботу вечером остальных участников дня рожденья на преферанс. Когда подходила к концу вторая бутылка, я наконец задал мучавший меня вопрос. Ребята помялись, но рассказали. Итак путь до ближайшего дукана (в простонародье «крестик», так как он располагался на перекрестке дорог) был минут 5-7, но надо было пройти через КПП, охрана скорее всего пропустит, но почти наверняка заложит. Тогда решили сделать небольшой крюк. Буквально в 200 метрах от КПП была дыра в колючке, причем в обоих рядах колючки. Была теплая ночь, ярко горели звезды, на душе было радостно, возвращаться к дороге вдоль той же самой колючки было долго, так что решили немного срезать. Хотя, в общем то, и не решали, просто Володя так пошел. Ребята, обнявшись, шли сзади, пока один из них не споткнулся. После нескольких мать, мать, он обратил внимание на табличку «Минное поле». Алкоголь имеет свойство не только быстро опьянять, но и быстро улетучиваться. Первым делом он схватил сзади за ворот напарника и показал на табличку. Второй уже хотел позвать Володю, но первый его одернул. Во-первых, Володя прошел уже половину минного поля, так что идти назад или вперед было безразлично. А во-вторых, перед глазами сразу появилось лицо командира, следователя прокуратуры и полное не понимание, что писать в своей объяснительной. Короче, когда Володя дошел до дороги и оглянулся, то ребята дружно замахали ему руками и матом объяснили, что надо делать дальше. Т.е. тихонько обойти минное поле и вернуться через эту самую дыру.
Климат в Афгане был тяжелый, но опять же, кому как. Туркмены, таджики, узбеки и казахи, переносили его заметно лучше жителей Сибири или средней полосы России. Одно время мы жили в комнате втроем, москвич, ленинградец и ростовчанин. Летом обеденный перерыв был с 12-ти до 16-ти часов. В Испании сиеста, у нас просто обед. Градусник, висевший за окном, перестал показывать при +47 градусах. Но это горы, Кабул. А что творилось в низинах и полупустынях, даже не хочется представлять. Итак, обеденный перерыв проходил по одной схеме, обед в столовой, чай в комнате, сон на кровати. Но спал только я, в Ростове летом обычно 40-42 градуса бывает, да и детство я провел в Средней Азии. Москвич и Ленинградец молча выражали свое недовольство, ну как я мог спокойно спать в такую жару. Доходило до смешного, зайдя в обед в комнату, я замер. На столе стоял чайник, лежали хлеб, масло, сгущенка и варенье, ребята ждали меня к чаю. В этот раз они были необыкновенно доброжелательны и внимательны. За разговорами время летит незаметно, пока один из них радостно не сказал другому, я выиграл, он выпил 10 стаканов чая…. Все менялось зимой, когда я подмерзал под двумя одеялами, а они спокойно спали под одним. Кстати, основной причиной того, что я упрямо носил панаму, был не страх быть подстреленным, по крайней мере в Кабуле было достаточно спокойно, а постоянно обгоравшие уши и нос. Не раз, меня останавливал патруль, но сажать офицера на гауптвахту за такую мелочь было нельзя, людей как всегда не хватало. Все-таки болезни, ранения, отпуска и так далее, это никто не отменял, а штат был ограничен. Я уже молчу про груз 200.
Если на награды для строителей обычно экономили, то очередные воинские звания давали точно в срок. По крайней мере, старшего лейтенанта, я получил, как положено. А дальше было несколько приятных встреч. Тем из моих однокурсников, которые попали в Афган, сразу после училища, пришла смена, и они возвращались в Союз. Всегда кто-то с кем-то переписывается, и мы знали кто из наших в Афгане и где. Большинство улетало домой из Кабула, то заезжали ко мне в гости. А один из моих друзей, Александр, наоборот, только прибыл в Афган для дальнейшего прохождения службы.








Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 14.02.2021г. Андрей Федченко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3019231

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары


















1