Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Аура Счастья


Аура Счастья

                       Я сидела возле зеркала и расчесывала волосы. Взгляд задержался на фотоаппарате моего отца, стоявшего на полке рядом с трюмо. С него все и началось. Вернее, с фотографии, сделанной этим стареньким ФЭДом. Я, подперев голову рукой, стала вспоминать свое детство…

                       Помню, в тот осенний день было очень солнечно и тепло. Мы с младшим братом и родителями пошли гулять в парк. Папа недавно купил фотоаппарат и ему не терпелось испытать его. Мы с мамой сели на скамейку и папа начал нас фотографировать.
                         Когда папа проявил пленку и напечатал фотографии, то понял, что что-то сделал не так с реактивами или фотобумага была с браком – на всех фотографиях одна я вышла почему-то синей!
                        Мы не стали выбрасывать эти фотографии, а вложили в альбом – все-таки моя мама и братик на них получились очень хорошо!
                       Прошло время. Однажды мы получили письмо от моей родной тети. В нем она сообщала, что скоро приедет к нам погостить. Виделись мы с ней крайне редко, она жила достаточно далеко от нас.
                      Я ее немного побаивалась: она была очень умной, прочитала много книг и могла ответить на все мои вопросы. И вот, наконец, настал этот день. Дверь открылась, и в комнату вошли тетя Лиза и папа, который ездил ее встречать. Она тепло обняла моего брата, затем меня, и подарила нам подарки. После праздничного ужина мы сидели с ней и просматривали наши фотоальбомы. Когда она увидела мою фотографию, на которой я была равномерно «выкрашена» синим цветом, то невольно вздрогнула и прямо впилась в нее взглядом.
                  – Бракованная бумага попалась, – сказал мой папа, – но мы решили оставить эту фотографию на память.
                  Тетя Лиза ничего тогда не ответила моему папе, а только внимательно посмотрела на меня. Мне даже стало не по себе от ее взгляда.
                  Однажды, когда мы с ней остались вдвоем, она решила поговорить со мной.
                  – Анечка, присядь, пожалуйста, я хочу поговорить с тобой.
                  – Хорошо, тетя Лиза, – и я села рядом с ней на диван.
                  – Хотела бы поговорить с тобой о той фотографии, на которой ты вышла синим цветом. Дело в том, что бумага совсем не виновата, она не бракованная, как думает твой папа.
                 Я продолжала ее внимательно слушать.
                – Ты, Аня, очень необычный ребенок. Таких как ты, называют «индиго». Никогда не слышала о таких детках?
                – Нет, никогда!
                 – Я сейчас расскажу тебе о них. Но сначала, хочу кое-что сказать… У тебя вот в этом месте, – она дотронулась пальцем к моему лбу чуть выше переносицы, – вырос цветочек. Правда, его никто не видит. Он постоянно цветет синим цветом и этот цвет называется «индиго». Пыльца от этого цветочка постоянно попадает на тебя, вот почему ты вышла на фотографиях таким странным образом…
                – Тетя Лиза, можно мне посмотреть на себя в зеркало?
                – Конечно, малышка!
                Я подошла к зеркалу и долго всматривалась в него. Потом опять вернулась на диван к тете.
                – Что? Ничего не увидела? – улыбаясь, спросила она меня и, обняв, прижала к себе.
               Я покачала головой: – Нет!
              Некоторое время мы сидели молча.
               – Анюта, – нарушив затянувшееся молчание, проговорила тетя Лиза, – девочка моя, наверное, с тобой будут происходить странные вещи, но ты не должна пугаться их. Цветочек всегда тебе поможет. Только, деточка, лучше никому не говорить о нем.
              – Даже братику?
              – Даже ему. С мамой и папой я сегодня же вечером поговорю о тебе. А теперь о детках индиго!
              И она начала мне рассказывать. Я ее слушала и не могла в это поверить. В какой-то момент не вытерпев, спросила у нее:
              – Тетя Лиза, а вы уверены в том, что я… Ну, такая… необычная девочка?
              – Да, Аня! Ты меня еще вспомнишь когда-нибудь!

              Как же она была тогда права! Через несколько лет, я ее действительно, вспомнила. Я вздохнула и спросила сама у себя: – Счастлива ли я? Неожиданно пропал свет. Я зажгла свечку и потом долго всматривалась в свое зеркальное отражение: вдруг оно утвердительно кивнет мне? Нет, не кивнуло…
             Огарок свечи ярко вспыхнул и окончательно погас. Дымок, подхватив мой вопрос, змейкой поднялась вверх, и растаял с ним бесследно в воздухе…

***

                Поздно вечером у тети Лизы состоялся разговор с моими родителями. Они сидели на кухне, пили чай и тихо беседовали.
Нас с братом положили спать, но мне не терпелось послушать, о чем будет разговор. Немного выждав, когда он заснет, я тихо поднялась и прокралась в коридор. Дверь на кухню была прикрыта не плотно, поэтому я хорошо слышала, о чем шла речь.
                 Говорила тетя Лиза.
                 – Саша, это дети обладают творческой натурой, высоким интеллектом, решительным и очень настойчивым характером!
                 – Это еще ничего не значит! – ответил папа. – Такими свойствами, Лиза, обладают многие дети, и никто не говорит, что они какие-то там особенные!
                 – Я сейчас кое-что расскажу об Анне. Помните, я приезжала к ней на День рождения! По-моему, это было три года назад. Знаете, в какую игру мы с ней играли?
                 – В какую? – с интересом спросила мама.
                 – Я разложила перед ней листики цветной бумаги. Потом, по очереди кусочки от них прятала в книжки. Так вот, она ни разу не ошиблась с цветом! Она мне пальчиком указывала, какого именно цвета был листик, который я спрятала от нее!
                 – Вот это да! Лиза, и ты только сейчас нам об этом говоришь?! – возмутился папа.
                 – Это еще не все! Она потом показывала, в какой именно книжке был спрятан листочек! Я уже тогда заметила, что она какая-то особенная! Мы с ней вырезали из цветной бумаги разные фигурки и наклеивали их на белый листок бумаги. Рядом со мной лежала открытая книга. Я взяла один ненужный кусочек листка и использовала ее вместо закладки. Представляете, она, тут же показала цвет, указав пальчиком на точно такой же цвет. Я вас просто хочу предупредить, что ее нельзя воспитывать как обычного ребенка! В отличие от обычных детей, у них нет абсолютных авторитетов. Дети индиго не считают нужным объяснять свои поступки и опираются на свободу выбора. При этом они способны принимать верные решения, полагаясь лишь на интуицию!
               – Лиза, извини, пойду, посмотрю на детей, – произнесла моя мама, – малыш часто раскрывается.
               Я быстро вернулась в комнату и укрылась с головой одеялом. Зашла мама, поправила на мне одеяло и потом я почувствовала на своей щеке ее теплый поцелуй.
               Если бы не случай, произошедший с моим братом через год, после ее отъезда, я бы и не вспомнила о словах, сказанных тетей Лизой обо мне, как о необычной девочке…

                 Свет в доме опять появился. Глядя на себя в зеркало, я задумчиво поправила локон. С задержкой в несколько секунд, отражение повторило мое движение.
Я опять окунулась в воспоминания…

                 Первый снег только укрыл землю. Мальчишки с нашего двора пошли кататься с горки в парк. Ее спуск заканчивался как раз возле берега небольшого озера. Скатываясь с горки, ребята внизу притормаживали, чтобы не попасть на хрупкий лед.
                 Мама мне сказала, чтобы я позвала брата с улицы – пришло время обеда. От мальчишек во дворе я узнала, что он с другими ребятами ушел кататься с горки в парк. Подходя к горке, я почувствовала, что что-то случилось: ребята, сгрудившись возле самого берега, перекрикивая друг друга, пытались помочь мальчику, который отчаянно пытался выбраться из воды.
                Подбежав к ним ближе поняла, что этим тонущим мальчиком был мой брат. Он, раз за разом, хватался за хрупкий лед, который тут же крошился под его весом. С каждым разом, его движения замедлялись, намокшая одежда тянула его на дно…
                – Ах, если бы я стала такой же легкой, как пушинка! Я смогла бы пройти по тонкому льду и спасти его! Ну же, помоги мне, цветочек! Помоги! Помоги! Помоги… Я посмотрела на лед: мое отражение сделало шаг вперед. Я сделала еще один… Лед, немного прогнувшись, держал меня на своей поверхности…
              Я плохо помнила, что происходило дальше: в моей голове, вспыхивали какие-то обрывочные картинки. Зато отчетливо запомнился холод – его обжигающее дыхание постепенно подымалось по венам к сильно бьющемуся сердцу… Еще очень запомнился страх: боялась, что мои немеющие руки, тянущие брата из проруби за куртку, не удержат его. Эхом в голове отдавались удивленные возгласы мальчишек. Потом наступила тяжелая, вязкая тишина...
             Позже, сидя возле кровати, на которой лежал брат, я неожиданно вспомнила слова, которые мне сказала тетя Лиза: – Ты, Анечка, очень необычный ребенок…

              Я вздохнула и поднялась из-за трюмо, выключила бра и подошла к окну. – Почему именно я? Задала вопрос и посмотрела на небо: звезды загадочно дрожали на ночном небосводе. – Трудно быть не такой, как остальные – приходится все время тщательно скрывать это от окружающих меня людей.
              Задернув шторы и расстелив постель, завела будильник. Села на кровать и взглянула на небольшую картину, висевшую напротив меня на стене: черный фон разделяла узкая светлая полоска. Легла и укрылась одеялом. Медленное погружение в себя: от одного цветка воспоминаний к другому. Только стоит прикоснуться к ним, как сразу опадают лепестки, и появляется боль.
              Где-то с тринадцати лет у меня периодически стали посещать сильные головные боли. Лежа на кровати в темной комнате, я наблюдала странные вещи: передо мной появлялась узкая полоска света, в которой можно было различить какие-то странные существа. Наверное, я от боли бредила, и они мне просто казались!
Врачи только разводили руками, никаких нарушений у меня обнаружено не было…
               Много позже, я поняла, что просто получала огромный объем информации. Через год боли прошли так же внезапно, как и начались, но «цветки» в памяти остались навсегда…
             Сон не шел, и я стала с закрытыми глазами просто анализировать себя: какая все-таки я на самом деле? Испытываю привязанность к растениям и животным и просто влюблена в природу. Обладаю способностью к сопереживанию…Так, что еще? Ищу настоящей, крепкой и искренней дружбы. Воспринимаю наш материальный мир как мир следствий, мир причин… Ощущаю мироздание как цельную картину. Большинство людей не понимают, что, только изменив свои внутренние свойства, сделав их подобными свойствам природы, человек сможет находиться в равновесии с ней, а значит, в безопасности и совершенстве…
Нет, что-то явно не спиться мне сегодня! Открыла глаза и стала смотреть на потолок. – Так счастлива я или… все же, нет?


             Прильнув к холодной зеркальной поверхности, я наблюдала за собой, за той, живущей там, в таком близком и таком далеком от меня, реальном мире. – Да, ты счастлива! – тихо прошептала. – Ведь счастье, это не то, что хочется, а то, что… имеешь. Зеркало затуманилось и через мгновенье стало таким же, как прежде.

             – Да, ты счастлива! – шелестели листья на деревьях. – Да, ты счастлива! – шумел теплый ночной ветер. – Да, ты счастлива! – переливались звезды на бархатном темном небе.


              В это время, чья-то рука, мелом, выводила на асфальте под ее окном слова: «Если счастлива ты, значит, счастлив и я!»







Рейтинг работы: 157
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 34
© 05.02.2021г. Игорь Кручко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3011718

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


Людмила Зубарева       10.06.2021   13:02:41
Отзыв:   положительный
Как не убеждай себя, что счастлива и обладаешь особыми способностями, но главное, все-таки, чтобы был кто-то, кто выводит на асфальте слова: «Если счастлива ты, значит, счастлив и я!»
Пусть ощущают это чувство счастья и другие. Ставлю в реданонс.
Игорь Кручко       11.06.2021   21:07:53

Вы правы, Людмила. Одиночество не делает человека счастливым.
Спасибо за отзыв.
С благодарностью,
















1