Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Отрывок из "Медуза Сиона". Откуда ветер подул.



Исходя из опубликованного здесь любое государство не преминуло бы привести свои вооруженные силы в боевую готовность номер один. Но в России этого не происходит. Причина лежит на поверхности: Россия, Соединенные Штаты Америки, Европа, весь остальной мир, сидят за одним игральным столом, имя которому «КУЗНИЦА 3И»! Аббревиатура 3И расшифровывается как Закон Иуды, или Израиль, Иудея, иудаизм!
Все началось с Америки ставшей после Второй мировой войны полицейской дубинкой для других стран и пропустившей из-за индюшиного величия в не запланированный День Благодарения превращение дик стэйт, глубинного государства, которым была беременна со времен ее открытия Колумбом, из цыпленка в индюка колоссальных размеров. Зародыш, ждавший появления на свет в течение нескольких сотен лет, вдруг объявил о своих родах, выдвинув на передовые позиции три головы хвостатого тела дракона под кликухами Эппл, Амазон и Цукерман. Последний мальчик родился в возрасте под пятьдесят, с прозрачной младенческой кожицей на сперматозоидном лице с рыжими волосиками на головке и должностью тоже главы транснациональной корпорации, каковую занимали его кровные братья из одного гнезда-туловища. Не отличались от него и другие головы, во всяком случае по национальности, разве что возраст колебался в пределах нескольких лет, как у тройняшек на минуты, и золотые с бриллиантами кулоны на груди у кого в виде пятиконечной звезды Соломона, у кого сверкающей магнетическими глазами змеи Уроборос, у кого звезды Давида из двух треугольников, наложенных друг на друга, чтобы получалось шесть равнобедренных углов. Это был намек на то, что состояние хозяина должно увеличиваться согласно теореме грека Пифагора, а в значимости выводам иудея Ньютона. То есть, сколько бы тысячелетий не прошло, грек Христос все равно будет иудеем, несмотря на оглядки на породившую его нацию.
Билла Гейтса главы мафиозных корпораций задвинули на задний план, в компанию, не видимую простым гражданам через оккуляры даже атомного микроскопа. Он остался в тени, как остаются невидимками представители глубинного государства в России, до тех пора, пока из Америки не последует отмашка на их проявление из маргинального тумана. Она наступит после обкатки результатов приема дип стэйт, выкидыша из утробы американского истеблишмента американским же обществом. Вот тогда отмашка даст добро на разгул либерального беспредела по миру, в первую очередь в России, беременной таким же глубинным государством с присоединения Екатериной Второй Польши с остатками иудейского кагала от императора Тита. У нас на представителей русского дип стэйт могут претендовать до десятка человек, из них троих можно короновать прилюдно хоть сей минут. Это Сечин, глава корпорации «Роснефть» с побочными нефтегазовыми фирмами, второй кандидат Потанин, глава корпорации «Норникель», подобравший под себя «Полюс золото» с около десятком весомых металло-хомячков. Третьего кандидата можно выбрать из Ротенберга,
Вексельберга, Абрамовича и прочих соплеменников из колена Иудина. Все они, от первого до последнего кандидата, будут из этого именно колена.
Сейчас в Америке рвутся к мировой власти сефарды, они же сионисты, выходцы из Испании, приползшие туда не по своей воле из Африки, точнее из Египта, указавшего им на дверь на заре становления человечества, оставшиеся ненавистниками белой расы, пускающие ее в распыл без сожаления, заставляющие ее становиться перед черными на колени и даже писать «Черные» с большой буквы. Это они подняли черную Америку против белой, как в свое время их предшественники троцкие со свердловыми, зиновьевыми и каменевыми натравили на элиту общества крестьян в дореволюционной России. И после тотального использования черных на штатовских баррикадах, загонят их обратно в стойло, как в СССР загоняли в колхозы, ссылали в сибири с дальними востоками и воркутами. Поближе к американским берегам для воссоединения с ашкеназами, которых они в борьбе за власть обливают лютой злобой. Создавая таким образом змеиное кольцо Уроборос для полного удушения всех претендентов на трон. А уж потом начнется разборка между собой.
Смешно наблюдать со стороны спящей России, как американцев поменяли местами с русскими на виду у человечества теми же методами, что тысячи лет назад. Как легко иудеи заменили социалистический строй в России на капиталистический, а в почти империалистической Америке меняют империализм, как дама перчатки, на социально – коммунистический идеал. Либералы, забившие войсками американские города, уже объявили главный принцип свой и социализма: Все люди равны, независимо от цвета кожи и, главное, происхождения! Словно не было для них восьмидесятилетнего примера в растворившемся бесследно в новшествах Советском Союзе, не давшем миру того, что от него ожидали – рая на Земле. Будто не они замыслили этот проект во главе с Марксом-Лениным, профинансированных энгельсами с парвусами и даже русскими морозовыми. И никаких особых возмущений что в России, что в Америке нет Сами методы похожи на игру «ты мне, я тебе», построенные сплошь на финансовой карусели и на доисторических принципах. Коллонтай, бывшая дворянка в царской империи,после посол от СССР в Швеции, объявила секс подобным выпитому в жажду стакану воды, и пошли орды баб в абортальные центры избавляться от зародышей без имен и фамилий. Освобождая заодно мозги думающих людей от проблем с происходящим в стране. Крестьянам пообещали землю, которую за пару-тройку лет до революции хотел раздать им Столыпин, заводы рабочим, перешедшим повально на восьми часовой рабочий день. И рабоче-крестьянские армии самочинно оставили фронты, возвысив над собой дегенератов троцких, блюхеров, щорсов с уймой хамов с тремя классами образования, с неперешибаемой волей стать хозяевами всей земли.
Встали в обезьяний рост, показали, насмешили более цивилизованные страны. И… забыли, что те, что другие, дозволив международному кагалу использовать себя в качестве туалетных принадлежностей.
Что представляет из себя союз иудейских племен, а вместе с ним абсолютно каждый из его членов, можно показать двумя примерами, один из которых будет на уровне мировом, второй личный, испытанный на себе.
Иудейские племена, исповедующие с еще несколькими, в отличие от остальных африканских племен, агрессивно-патологическую религию вуду, были гонимы со времен появления на земле всеми народами мира независимо от уровня их развития. То есть, от первобытно-племенного до высокоразвитого. После того, как ассирийский царь Саргон Второй практически уничтожил десять колен иудеев, два оставшихся колена Вениаминова и Иудина подверглись через полторы сотни лет пленению вавилонским царем Навуходоносором. Они пребывали в нем семьдесят лет, до тех пор, пока персидский царь Кир не разгромил вавилонское войско, освободив заодно иудеев из плена и предоставив возможность вернуться на прежнее место жительства. Казалось бы народ, получивший свободу с помощью могущественного покровителя, обязан был на него молиться. Этого не случилось. Мы отмечаем праздник Вербное Воскресение, на деле означающий победу иудеев над персами через Эсфирь, жену персидского правителя, открывшую им ворота крепости после его убийства ею же, в результате чего были вырезаны 70 тысяч граждан Перссии.
Но это не все. В наши времена мы свидетели того, что государство Израиль в лице премьера Нитаниаху требует от США, верного пса на поводке, взращенного им ради своих целей, разбомбить Иран до ядерной пыли, оседающей на его территории. Иран является правопреемником Персии и по существу праматерью иудеев, подарившей им вторую жизнь.
Не было бы Кира, не стало бы Иудеи.
Примеры на уровне личностном не уступают по накалу страстей примерам на уровне мировом, потому что здесь и там в полный рост встает предательство. Разница лишь в размерах объекта с субъектом.
В Ростовском лито «Дон» мы варились одинаково, что язвенники, что почвенники, что западники, что славянофилы. Я тогда выпивал и на этой почве познакомился с поэтом Александром Брунько, крепко смахивающим на Христа что лицом, что тощей фигурой. Фамилия тоже была цветастая, бруньки это скромные сережки, украшающие по весне донские березы. Казалось бы, что плохого ожидать от человека с подобной внешностью, подкрепленной цветной фамилией. Я пригласил его к себе, познакомил с друзьями собутыльниками, с самого начала агрессивно настроенными против него. Они разглядели в нем иудея, способного на все, в отличие от меня, занятого бумажными мыслями. Но я защищал гостя в полный рост, спасая не единожды от пьяно кровавой над ним расправы.
Месяца через два деньги закончились, у Брунько их никогда не было, мы перешли на муравьиный спирт,пузырьки с которым продавались в аптеках за копейки. Про закуску пришлось забыть, я выдаивал очередной пузырек отключался до следующей побудки, но гость, присосавшийся ко мне намертво, спешил перехватить на стороне хоть корку хлеба. Или уходил к соплеменникам и возвращался в мою квартиру посвежевшим от харчей. Отец у него был иудеем, мать как всегда русская, он был мемзером, которые куда стервознее ортодоксальных иудеев, вершащих дела на более высоком уровне, подъем на который ему был заказан из-за нечистой крови. Им приходится не только следовать в русле ортодоксов, рвущихся к власти в мире, но и добиваться от них благосклонности, доказывая кровное родство.
В какой-то момент до меня дошло, что с таким «другом» я сопьюсь окончательно, он, вероятнее всего, на это нацелен, зная о моем лидерстве в славянских группировках и осведомленный о юдофобстве, которого я не скрывал. Собрав остатки здоровья, я вышвырнул его за дверь, не открывая при стуках в ночь-полночь. На том моя пьянка закончилась, дав начало трезвому образу жизни.
Прошло два года, в течении которых я завязал с пойлом и отошел от общения с иудеями, осознав бесполезность споров по поводу обустройства новой России. У них на мою родину были свои планы, а мне надо было отстаивать ее от очередного ига. До ваучеризации страны Чубайсом с гайдарами еще не дошло, я подторговывал как всегда книгами. В один из дней, когда я разложил товар на парапете вокруг парка Горького, заложенного сбоку ростовской мэрии в царские времена, подсел Брунько, которого сто лет не видел, стал едва не со слезами благодарить за прошлый приют, не вспоминая про данный от ворот поворот. Он выглядел сушеной таранью в грязной бомжеватой одежде, затем достав из кармана измятую книгу стихов под названием «Поседевшая любовь», набросанную им в тюрьме на Кировском проспекте во время отсидки за тунеядство по примеру Ёси Бродского, надписал ее корявым почерком и вручил мне с автографом. Книжонка была единственной, на что он сподобился за всю жизнь, творчество было знакомо до подробностей при чтении стихов в полуночные часы, когда мы оба с похмельным страхом ожидали наступления утра, боясь остаться в ночи навсегда. Стихи были не лучше сотворенных местными авторами, поэтому я поначалу не хотел ее брать, обдумывая, как спровадить гостя. Запихав брошюрку в мои руки, он продолжил осторожничать по части наливайки на той стороне Большой Садовой. Услышав твердый отказ, занялся вымаливанием мелочи на сто грамм хотя бы бормотухи. Отвязаться от него можно было только через его убийство, но пачкать руки на шиворот с пинком под зад было невмоготу. Положение спас проходивший мимо председатель Союза российских писателей с лету начавший мои уговоры о вступлении в их организацию. Он был русским, предлагавшим и раньше стать членом на льготных условиях - по заявлению без рекомендаций от местных писателей. Но туда ринулось большинство иудеев, делать там было нечего. Как в Союзе писателей России, в который стремился по прежнему, не догадываясь, что оба, как множество подобных, представляют единое целое под присмотром ока Люцифера. Иудеи, оставшиеся в русском на словах Союзе писателей России, несли в массы идею-близнеца в устах членов Союза российских писателей, направленную на развал культурных ценностей государства со всеми составляющими. В первую очередь на сбрасывание в пропасть русской литературы с историей. Это был тот же молот с наковальней, если выпростать из кабального «разделяй и властвуй», действующий в руках иудеев безотказно более трех тысяч лет.
Об этом и о том, что в Европе и Америке иные писатели пробавлялись уголовщиной,
как любимый О,Генри, мы узнали спустя годы, когда границы открылись окончательно и миллионы соплеменников не только надышались воздухами парижей с нью-
йорками, но переселились туда навсегда, выметая из мозгов ужасы непостроенного коммунизма с перестройкой, со страхами за свои жизни.
Брунько, сидевший на парапете сбоку ряда книг, вдруг посмотрел на председателя
ошалевшими глазами, не справившись со страстями в груди, он воздел костлявые ладони и прошипел сквозь гнилые зубы:
- Ты кого приглашаешь? Он же антисемит!
Тот забормотал в оправдание что-то несуразное, отодвигаясь боком на тротуар как после удара кулаком в лоб. Русскость сжалась на крестьянском лице до пожеванной резиновой маски, выдвинув на первый план хрящеватые уши. Смотреть на клоунаду хама было противно, как взирать на пробуждение первобытных эмоций на узком лице мемзера. Вспомнилось откровение, как он поимел жену русского поэта, пустившего на его постой. Он рассказывал об этом с сожалением и с чувством вседозволенности, принадлежащем племени, к которому приписывал себя. Тогда чесалось его избить или отдать на суд собутыльников, что сделано не было по причине всепрощенчества. В этот раз я сплюнул под ноги заблудшей овце, посоветовав забыть меня. Навсегда.
Он забыл меня до своей смерти где-то на периферии, напоминая о себе лишь при диалогах о прошлом с литераторами, сумевшими пережить перестройку.
Подобных примеров можно привести множество, часть прописана здесь. Но сначала о перемене мест слагаемых, сумма от которой не поменяется.






Рейтинг работы: 1
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 20.01.2021г. Партия Рысь
Свидетельство о публикации: izba-2021-2998498

Рубрика произведения: Проза -> Статья


Георгий Иванович Солнца       20.01.2021   15:19:02
Отзыв:   положительный
Остро.
Но.
Умно
















1