Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Наши итальянские ночи


Наши итальянские ночи

Валера:

Я вышел из машины и вдохнул свежий утренний воздух. Люблю бывать на рынке утром. Пекари раскладывали свежевыпеченные хлеба и пирожки, в то время, как рыбак получает выручку от раннего утреннего улова. И сейчас, направляясь в небольшое кафе, в которое я часто наведывался во время учёбы в колледже, я испытывал чувство ностальгии.
Когда я открыл дверь, тихонько зазвенел колокольчик. Антонио обернулся и широко улыбнулся, увидев меня.
- Buon giorno, Валерио, - он обошёл прилавок, вытирая полотенцем руки, и затем сжал мою руку в крепком рукопожатии.
- Ciao, - ответил я, улыбаясь.
- Где ты пропадал? Я привык видеть тебя каждое утро, а сейчас... я слышал, что ты известный ресторанный критик, - он вернулся за прилавок и наполнил чашку крепким чёрным кофе.
- Да, я начал работать в «Gourmet magazine» почти шесть месяцев назад, - он вручил мне чашку, и я сделал маленький глоток, наслаждаясь совершенством, коим и был кофе Тони.
- Что произошло с рестораном?
- Я продал его год назад. Было слишком много проблем. Теперь я могу путешествовать и критиковать другие рестораны.
- Я помню тебя ещё школьником. Ты и тогда был неравнодушен к еде.
Я улыбнулся его словам, делая очередной глоток кофе. Мне всегда нравилось бывать на рынке. Пока я учился в колледже, я работал здесь по утрам и выходным. Когда я, наконец, поступил в Кулинарную Академию, мне пришлось бросить работу среди самых замечательных людей, которых я когда-либо встречал.
- Итак, ты слышал про Майка? – я покачал головой и вопросительно взглянул на него.
- Они взяли лодку до Аляски, - начал он. – В этом году у нас изобилие лосося с Аляски. Так или иначе, они наткнулись на подводные скалы, и их лодка затонула. Все восемь мужчин на борту погибли.
- Ничего себе, - проговорил я ошеломлённо. Мы с Майком едва ли были близки. На самом деле, между нами было больше вражды, чем дружбы, но мы всегда были вежливыми друг с другом. – Очень жаль. Как его жена перенесла всё это? – спросил я. Жена Майка, Джессика, была интересной женщиной. Она работала на рыбном рынке и со всеми флиртовала, несмотря на то, что была замужем. И именно из-за этого, в основном, мы с Майком не общались. Не то, чтобы я принимал её знаки внимания, но и сказать, чтобы я пресекал её флирт, также нельзя. Тони рассмеялся и ударил рукой по колену, прежде чем указал на столик возле окна, приглашая меня присесть туда.
- О, это было весело, - со смешком сказал он. – Она строила из себя прилежную, горюющую вдову почти неделю, после чего сбежала с партнёром Майка, - я не мог не рассмеяться в конце рассказа.
- Ты хуже любой сплетницы, - обвинил его я.
- Давно ты в городе? – спросил Антонио, не обратив внимания на мою насмешку.
- Я вернулся в прошлом месяце. Собираюсь остаться здесь ненадолго и написать несколько статей о местных ресторанах, а потом хочу вложить деньги в ресторанный бизнес. Поэтому если услышишь, что в каком-то ресторане ищут партнёра, сообщи мне, - Тони кивнул.
- А что случилось с тем симпатичным блондином, с которым ты встречался? – я мысленно застонал, услышав его вопрос. Тима превратился в сущего дьявола, властного и требовательного, и превратил мою жизнь в кошмар. После такого провального романа я зарёкся не встречаться с мужчинами.
- Мы расстались за несколько месяцев до того, как я вернулся. Он остался в Санкт-Петербурге, и я бы хотел, чтобы он там и оставался.
- Что произошло? – спросил он.
- Нет. Вы не добавите меня в список своих сплетен, - сказал я, усмехнувшись. – Скажу только, что он хотел не того, чего хотел я.
- Хммм, у такого симпатичного парня, как ты, вероятно, нет никаких проблем с мужчинами, но, - он сделал паузу и задумчиво посмотрел в окно. – Есть один парень, который приходит сюда каждый день, - я поднял руки и покачал головой.
- Нет, спасибо, Тони, - сказал я, останавливая его прежде, чем он попытается устроить мне свидание с незнакомцем. Он рассмеялся и покачал головой.
- Хорошо, хорошо. Но он красавец, - повторил он, пытаясь переубедить меня. Я засмеялся и встал.
- Спасибо, Тони, но я в порядке, - начал я, доставая свой бумажник. Он отказался от моих денег.
- За счёт заведения, - сказал он так, будто я оскорбил его попыткой заплатить за свой кофе. Я благодарно кивнул и, быстро помахав рукой, вышел за дверь.
Я уже и забыл, как скучал по простоте туринской жизни. Остановившись у булочной и купив несколько багетов к ужину, я вернулся к машине, забрался в неё и закрыл за собой дверь. Поставив кофе, я пробежался по списку продуктов, которые были необходимы мне для ужина и вспомнил о том, что видел на рынке лавочку, где продавались отменные баклажаны. Сначала я подумал заехать в магазин по дороге домой и там купить их, но потом решил, что свежие лучше.
Я распахнул дверь, и уже было потянулся за своим кофе, как услышал оглушительный грохот, от которого я снова отпрянул к двери. Я остановил мопед до того, как он по инерции врезался в мои ноги, и увидел, что миниатюрный брюнет лежал по другую сторону мопеда. Я посмотрел на дверку своей машины: ручка теперь свисала, да и сама дверь была помята сильнее, чем я мог представить.
- Что за чёрт? – закричал я, отталкивая мопед и подскакивая к машине. Мопед громко приземлился рядом с брюнетом, лежащим на земле, и на мгновение я забеспокоился, всё ли с ним в порядке, но потом принялся оценивать степень ущерба, нанесённого моей машине. Я переступил через него и его мопед, и когда увидел вмятины на двери машины, низкое рычание едва не сорвалось с моих губ. Какого чёрта он не смотрит, куда едет?
Я мельком взглянул на него, когда паренёк со стоном перевернулся на спину, закрывая волосами лицо. На нём были короткие шорты, демонстрирующие великолепные бёдра, и я заметил, что раны на коленях начали кровоточить. Также на нём была короткая майка, которая была вся в пыли от падения, и когда парень положил руку на лицо, я заметил, что его руки тоже были поранены. Я снова посмотрел на свою машину, и протяжно выдохнул, чувствуя вину за то, что был более заинтересован состоянием машины, а не парнишки. Я встал на колени рядом с парнем и протянул руку, предлагая помощь, чтобы подняться.
- Вы в порядке? – спросил я, пытаясь изобразить сострадание. Мгновение он не двигался, но потом откинул волосы с лица, и я встретился с поразительными карими глазами. Его взгляд был удивлённым, но когда я посмотрел на его слегка порозовевшие щёчки, он кивнул головой. Я встал и потянул его за локоть, и парнишка мгновение попрыгал на одной ноге, пытаясь убедиться, что все конечности целы.
Он отстранился и посмотрел вниз на свой искорёженный мопед. Это была довольно старая модель, и уже порядком изъезженная. Переднее колесо искривилось, и одно зеркало почти отвалилось. В ближайшее время он не сможет на нём ездить.
- Это ваша машина? – спросил он, и я мог услышать нотки презрения в его голосе. Я прищурил глаза, думая о том, с какой целью он задал этот вопрос.
- Да, и вы её испортили, потому что не смотрели, куда едите, - он посмотрел на меня, и я увидел, как его глаза вспыхнули гневом.
- Я? Вы открыли дверь, даже не посмотрев, едет ли кто-то, - обвинил он меня. – Вы полностью оплатите ремонт моего скутера, - он скрестил руки на груди, и я заметил, как он поморщился. – Плюс ко всему, я испортил все продукты, - он указал на продукты, разбросанные вокруг мопеда. Я недоверчиво на него посмотрел. Он серьёзно думает, что виноват я?
- А что мне делать с дверью? – взорвался я. Я сделал пару шагов к парню, но он стоял на месте, сверля меня взглядом. Обернувшись, я схватился за дверь и, попытавшись её закрыть, услышал громкий скрип. К счастью, я смог закрепить её, но было видно, что она едва болтается на петлях. – Это полностью ваша вина, и вы заплатите за ремонт моей двери, - сказал я и увидел, как его губы растягиваются в презрительной ухмылке.
- Ты – напыщенный осёл. Не могу поверить, что ты во всём обвиняешь меня, - он подошёл ко мне ближе и ткнул пальцем в грудь. – Ты наступил на мои медовые палочки, двигай своей задницей отсюда, - я поднял ногу, и, конечно же, под ней оказались палочки, покрытые мёдом. Я снова наступил на них и растёр несколько по асфальту. Я услышал короткий возмущённый вздох, и он ещё раз опалил меня гневным взглядом, прежде чем отпихнуть в сторону.
- Это так по-детски. Ты брал уроки, чтобы быть таким придурком, или это врождённое? – я мрачно рассмеялся над его словами, наблюдая, как он наклоняется передо мной. Его футболка немного задралась, а шорты сползли ниже, демонстрируя кусочек чертовски сексуального синего белья. Даже притом, что он за словом в карман не лез и был той ещё сукой, у него была определённо хорошая задница.
Я почувствовал, как мои штаны напряглись, поскольку моё тело реагировало на этого красавца. Я мысленно проклял себя и быстро успокоился, пока он поднимал свои продукты. Посмотрев на свою дверь, меня снова накрыло волной гнева. Его волосы каскадом спадали по лицу, и я представил, как буду держать их в одной руке, а второй сжимать его бёдра. Избавившись от мыслей, которые посещали мою голову, я напомнил себе, что он был настоящей сукой. Когда он наклонился над мопедом, я снова мельком увидел синею ткань.
- Scommetto che il tuo sedre sarebbe carino con l′impronta della mia mano sopra (перевод с итальянского: Готов поспорить, отпечаток моей ладони неплохо бы смотрелся на твоей заднице), - пробормотал я сам себе на итальянском языке. Его спина напряглась, и потом он резко повернул голову, застав меня за разглядыванием его задницы. Я посмотрел на него, и его бровь взлетела вверх.
- Что ты сказал? – я покачал головой на его вопрос. Ни одного шанса, что я скажу ему, что отпечаток моей ладони отлично смотрелся бы на его заднице. Когда он понял, что я не собираюсь ему отвечать, он сменил тактику. – Ты пялился на мою задницу?
- Пффф, больно надо, - отрицал я. Он быстро встал и повернулся ко мне, огоньки, которые я увидел в его глазах, зажгли моё собственное пламя. Взяв что-то из одного бумажного пакета, он подошёл ко мне. Я инстинктивно хотел отойти подальше от него, но остался стоять на месте. Он был зол, но невероятно прекрасен в гневе.
Его рука поднялась, и прежде, чем я понял это, он опустил её на мою грудь, и только теперь я заметил, как красная липкая смесь стекала по моей чистой рубашке. Я посмотрел на его лицо, и заметил самодовольную улыбку в глазах.
- Ты растоптал всю мою клубнику, и теперь я не смогу сделать клубничный чизкейк, - обвинил он меня. Как такая чокнутая сука может сделать что-то подобное? Я схватил его запястье и потянул к своей груди, но тут же почувствовал электрический разряд от соприкосновения. У меня тут же возникла мысль притянуть его к своей груди и стереть эту самодовольную ухмылку с его губ, накрыв их своими.
- Ты также заплатишь за мою рубашку, - проворчал я. Он впился в меня взглядом и освободил руку. Наклонившись, он поднял свой мопед и махнул на него рукой.
- Ты заплатишь за мой скутер, - я понял, что так мы ни к чему не придём. Я могу быть таким же упрямым, как и он. Я указал на вмятины на двери машины, и выплеснул тот гнев, что полыхал во мне.
- За это ты тоже заплатишь! – сказал я. Мы определённо находились в тупике. Я не собирался уступать и знал, что он тоже не уступит. Он посмотрел на мою дверь и покачал головой.
- Запиши свою контактную информацию. Мы не закончили, - сказал он ровным тоном, который не мог бы звучать более угрожающим, даже если бы он кричал.
- Если ты хотел получить мой номер телефона, то мог просто спросить, вместо того, чтобы врезаться на своём грёбаном мопеде в мою машину, - я видел, как на его лице сменяют друг друга десятки оттенков красного, и услышал, как заскрипели его зубы, едва он осмыслил грубый комментарий, что я только что выдал. При любых других обстоятельствах я был бы более сговорчивым, и не такой задницей, но я не понимал, почему этот мужчина так на меня влияет. Он словно нажимал на все болевые точки, и мне это не нравилось. Мгновение он сверлил меня взглядом, а затем развернулся и потащил свой покорёженный мопед по улице.
- Эй, ты куда собрался? – позвал я его. Его маленькая ручка взлетела вверх за его спиной, показывая средний палец, и он ушёл. Я не мог сдержать торжествующую усмешку, и уже было собирался пойти за ним, но решил, что страховая компания со всем разберётся. Кроме того, чем быстрее он будет подальше от меня, тем лучше.
Ну и сука.
Денис:
Как только я отошёл от него на несколько шагов, я почувствовал горячие слёзы, капающие из глаз. Не могу поверить, что кто-то, похожий на ангела, мог оказаться такой эгоистичной задницей. Я был так зол, и боль в коленках была настолько сильной, что мне нужно было уйти оттуда прежде, чем я расплакался перед ним. Я слышал, что он позвал меня, и я показал на пальцах всё, что о нём думаю. Ни одного шанса, что я обернусь и покажу себя слабым.
Я тащил свой поломанный скутер в ресторан, радуясь, что был всего в нескольких зданиях от него. Нужно поговорить с Джейком, чтобы узнать, сможет ли он починить его. Это мой единственный способ передвижения, пока ресторан не поднялся. Я вложил в этот ресторан каждую монетку, которую унаследовал после смерти родителей. Я купил мопед, надеясь, что к дождливым месяцам смогу подняться. Вздохнув, я расплакался сильнее, злясь, что позволил словам этого осла затронуть меня.
Добравшись до ресторана, я вытащил ключи, чтобы открыть его, и сжал губы. Ресторан был моей гордостью и радостью. Я прошёл через Кулинарную школу и затем был помощником шеф-повара в Южной Италии, прежде чем вернулся домой и открыл свой ресторан. Тот придурок не думал, что я понял каждое слово, которое он пробормотал. Как он посмел? Мои мысли вернулись к этому идиоту, который разбил мой скутер, и я застонал, затаскивая его в ресторан и положив его на пол.
Я захватил аптечку, направляясь в ванную. Зайдя, я присел, и собрался обрабатывать раны. Все мои царапины выглядели хуже, чем были на самом деле, но я был уверен, что буду чувствовать боль в течение нескольких следующих дней. Мне повезло, что я ничего не сломал. Я не мог себе позволить закрыть ресторан, потому что у нас не было повара. Я знал, что Эли могла бы справиться, если понадобиться, но в последнее время она обслуживала столики, так как пришлось уволить троих людей. Я тяжело вздохнул, думая обо всех осложнениях, которые появляются вместе с собственным бизнесом.
Великие мечты, которые у меня были, чтобы стать владельцем ресторана, быстро исчезли, когда я сталкивался с одной проблемой после другой. Я всегда думал, что буду просто делать то, что я люблю... готовить. Однако скучные ежедневные дела выбивали меня из колеи. Я остался без денег и теперь надеялся, что всё наладиться, иначе я останусь без работы. Я быстро обработал колени, и затем вернулся к пакетам, которые оставил на столе, когда зашёл.
Порывшись в них, я нашёл несколько продуктов, которые смогу использовать для приготовления нового блюда до прихода Эли и Джейка. Я ценил мнения их обоих; Эли, потому что она на данный момент училась в кулинарной школе, и Джейка, потому что он всегда ел с завидным аппетитом. Я был счастлив дружить с ними обоими, и даже притом, что Джейк намекал на более серьёзные отношения, я надеялся, что его навязчивая идея прошла, когда он встретил симпатичного рыженького мальчика Ренни, с которым он стал встречаться в прошлом месяце.
Это было огромное облегчение, когда он начал встречаться с ним, потому что я не хотел задевать его самолюбие, но он никогда не интересовал меня больше, чем друг. У меня не было никаких отношений с тех пор, как я вернулся из Южной Италии, и я был совершенно этим доволен. «Molto Bella» был моей жизнью сейчас, и я был доволен новыми изменениями и возможностью делать то, что мне нравиться, даже если это самое трудное, что я когда-либо делал.
- Дэнни? – услышал я немного испуганный голос Джейка, когда он вошёл в ресторан. Я только что закончил выкладывать домашнюю лапшу из кастрюли и позвал его в кухню.
- Что, чёрт возьми, произошло с твоим мопедом? – спросил он. Его глаза тут же пробежались по моим окровавленным повязкам, и Джейк подбежал ко мне. – Что с тобой произошло? Ты в порядке? – спросил он, наклоняясь, чтобы осмотреть мои колени. Я закатил глаза и потащил его за волосы, поднимая.
- Всё хорошо. Лучше попробуй новый соус, который я только что приготовил, - он отошёл, но скептически посматривал на мои перевязанные раны.
- Ты уверен? Выглядишь ты ужасно, и твой мопед развалился, - заявил он. Я протянул ему ложку, и он её быстренько облизал. – Ммммм, да, это на самом деле вкусно.
- Хорошо. Итак, ты сможешь починить мой скутер, чтобы я мог доехать на нём домой? – спросил я. Джейк впился в меня взглядом и покачал головой.
- Только после того, как ты мне расскажешь, что произошло, - сказал он упрямо. Я вздохнул, и, вытирая руки о передник, обошёл стол.
- Какой-то осёл открыл дверь в машине, и я врезался в неё, - глаза Джейка выражали беспокойство, и мне просто захотелось обнять его за то, что он волновался за меня больше, чем тот придурок.
- У тебя есть его данные? – спросил Джейк.
- Нет, я просто хотел уйти оттуда побыстрее, после того, как он отвесил глупый комментарий в мой адрес.
- Какой?
Я застонал, не желая вдаваться в подробности.
- Он настоящий осёл, и больше волновался за машину, чем за меня, - слова, которые я произнёс, звучали правдоподобно. Я был больше расстроен из-за того, что он игнорировал моё состояние, чем из-за скутера. И куда делись все джентльмены? Я покачал головой и, наложив на тарелку своей новой домашней лапши и соуса, вручил её Джейку.
- Не важно, он уехал, и я никогда его больше не увижу, - заметил я, подготавливаясь к вечернему открытию.
Валера:
Я провёл рукой по готовому крылу своей малышки. Понадобилось шесть долгих недель, чтобы всё выпрямить и покрасить в нужный оттенок серебра. Всё было безупречно и, к счастью, мне пришлось заплатить только нестрахуемый минимум, но даже эта сумма оказалась больше, чем я предполагал. Я несколько раз бывал на рынке за прошедшие недели, надеясь встретить этого Козла снова. Я хотел заставить его заплатить за все убытки, по крайней мере, именно так я продолжал убеждать себя. Мне не нужны были деньги, это просто был принципиальный вопрос. Мне казалось, что я видел его несколько раз в городе, разъезжающим на мотоцикле, однако, это был не он. Он медленно преследовал меня, и даже вторгался в некоторые мои сны.
Я продолжал представлять его волосы цвета красного дерева, накрученные на мои руки, в то время, как я направлял его голову по своему твёрдому члену. Я вздохнул, и постарался избавиться от образов, прежде чем мне придётся позаботиться об одной маленькой проблемке в брюках. Даже притом, что он был абсолютно сумасшедшим и упрямым, я всё ещё представлял его, стоящим передо мной на коленях, или подо мной, или оседлав меня. Я глубоко выдохнул. Никогда ещё мужчина не цеплял меня так. Я даже не знал его имени, и ненавидел его за то, что он заставлял меня хотеть его.
Я поднялся по лестнице в офис, и быстро прошёл мимо Лорен на ресепшене, прежде чем она снова обратилась ко мне со своими кокетливыми разговорами. Я извлёк урок с женщинами, которые бросались на меня. Она постоянно преследовала меня, и это были самые непостоянные отношения, которые у меня были. Я постарался быстро прошмыгнуть мимо офиса Дона Карла, но он окликнул меня.
- Да, сэр?
- Вэл, пожалуйста, проходи и садись, - сказал он, улыбаясь, и садясь в кресло напротив стола. – У меня не было времени встретиться с тобой после твоего прихода в «Gourmet». Тебе нравится работа?
- Да, очень.
- Я видел твою статью для «Volerra». Ты был чересчур критичным, - заметил он, приподнимая бровь. – Я был там несколько раз, и всё было на высшем уровне. Он был лучшим итальянским рестораном в Турине в 2013.
Я пожал плечами.
- Мне не нравятся престижные рестораны, которые заявляют, будто готовят только из свежих продуктов, а между тем их паста была из упаковки, а тирамису - мягким. Плюс ко всему, вино не было нужной температуры, и официантка была слишком кокетлива, - сказал я, защищая своё мнение. – Я знаю традиционные Тосканские блюда, и в этом ресторане они не соответствовали моим стандартам.
- Пожалуйста, не думай, что я подвергаю сомнению твою экспертизу, - сказал Карл. Я кивнул, принимая его извинения. – У меня есть для тебя ещё одно задание. Новый итальянский ресторан, в котором мы с Эме побывали на прошлой неделе, я хотел бы, чтобы ты оценил его.
- Конечно, я могу посетить его в выходные, - ответил я, доставая свой BlackBerry, и спрашивая его название.
- «Molto Bella», вниз по улице от рынка. Владелец выходил к нам, и мы разговаривали несколько минут. Он восхитительный парень, и Эме очарована им. Думаю, в скором времени он будет одним из лучших поваров Турина.
- Если это будет также хорошо, как вы говорите, то тогда у него не будет никаких проблем после моего посещения, - сказал я. Я положил телефон обратно в карман и ушёл, сказав, что мне нужно закончить работу с документами. Как только я вышел из офиса, я еле сдержался, чтобы не закатить глаза. Хоть я и справедлив в своей критике, но ресторан может заработать хороший отзыв от меня только в том случае, если всё будет просто безукоризненно. Я не собирался ставить под угрозу своё хорошее имя, рекомендуя грязную забегаловку только потому, что жена моего босса взяла нового мальчика себе под крыло.
Денис:
- Я буду через две минуты, - сказал я, останавливаясь перед знаком «стоп». Джейк починил мой мопед, чтобы я мог ездить на нём, но выглядел он ужасно.
- Ты уверен, что нам нужно сделать больше Феттуччине? – ныла Эли. – Думаю, у нас его достаточно, - я закатил глаза, спускаясь с горки к ресторану.
- Ещё одна порция. У нас сегодня большая вечеринка вечером, и я не хочу, чтобы у нас что-то закончилось, - я услышал вздох на том конце, но она всё-таки согласилась, заметив, что лучше больше, чем меньше. Я закрыл свой телефон, и пересёк линию, когда услышал гудок. Я вильнул скутером, оглядываясь, когда заметил подозрительно знакомую серебристую машину. Я продолжил свой путь к ресторану, и спрыгнул с мопеда, когда остановился перед рестораном. Я достал свои ключи, и именно тогда услышал голос, который преследовал меня во снах, или, лучше сказать, кошмарах, последние несколько недель. Я медленно повернулся и увидел, что он выходит из серебристой машины, которая сигналила мне ранее. Моя кровь немедленно начала закипать.
- Значит, это ты так испугал меня, что я чуть не грохнулся со скутера? – обвинил я его. Он закрыл дверь и перешёл улицу, направляясь ко мне. Я посмотрел на его дверь и заметил, что все повреждения исчезли, в отличие от моего мопеда. – Вижу, ты отремонтировал свою машину, - он посмотрел на мой скутер, и самодовольная ухмылка осветила его дьявольские черты. Мне хотелось ударить его.
- Да, и я хочу поговорить с тобой об этом, - я впился в него взглядом, прежде чем развернуться и быстро открыть дверь, полностью игнорируя его. Его голос звучал удивлённо, когда я открыл дверь и вошёл, затаскивая свой мопед.
- Ты здесь работаешь? – спросил он. Я хлопнул дверью перед его лицом, и закрыл дверь, прежде чем направиться в кухню. Эли проталкивала последний кусок теста через pasta roller, когда я вошёл.
- Эй, что случилось? Ты выглядишь так, словно кто-то переехал твоего котёнка.
- У меня нет котёнка, - огрызнулся я, громко топая к холодильнику.
- Я в курсе, - язвительно заметила Эли. – Серьёзно, чего ты так взбесился? – она подошла к открытой двери и стала там, уперев руки в бока, ожидая ответа. Я проворчал, прежде чем объяснить, с кем я только что разговаривал. Эли почему-то очень удивилась, а потом метнулась к кухонной двери, чтобы увидеть этого осла.
- Чёрт, он уже ушёл, - сказала она, вернувшись. – Что он хотел?
- Не знаю. Я зашёл в ресторан раньше, чем он мог сказать.
- Дэн, почему ты так боишься его? – спросила Эли, приподнимая бровь. – Я никогда не видела, чтобы ты убегал от проблем раньше.
- Он – упрямый осёл, и думает, что это я виноват, что врезался в его машину. Уверен, что он всё ещё хочет, чтобы я заплатил за его дверь. А я просто хочу, чтобы он ушёл вместе со своим ′Я так прекрасен, что словами не описать′ и спрыгнул с пирса.
- Так прекрасен, что словами не описать? – Эли взглянула на меня с понимающей улыбкой, и мне тут же захотелось уволить её к чёртовой матери. – Значит, он действительно горяч?
- Прекрати! – проворчал я. Она закатила глаза, но потом посмотрела на меня с надеждой в глазах. – Я серьёзно, Эли. Даже не смей.
- А вот и посмею. Я никогда не видела, чтобы ты так реагировал на мужчину. Мне на самом деле не важно, ненависть это, страсть или любовь...
- Любовь? Ага, как же. Он козёл. Здесь больше ненавистью пахнет, - я не собирался говорить, насколько привлекательным он был, иначе она никогда от меня не отстанет. К сожалению, она снова подарила мне свой понимающий взгляд, и я, топнув ногой, вытащил тяжёлые кастрюли, чтобы начать готовить соус Альфреда на вечер.
- Ты так и не ответил на мой вопрос. Он действительно горяч? – я бросил кастрюлю на плиту и развернулся, впиваясь в неё взглядом.
- Что ты хочешь, чтобы я сказал? Что он высокий, и у него самые сексуальные волосы, которые я когда-либо видел, но платиновый оттенок придаёт ему детское очарование, что делает его похожим на мальчишку из соседнего двора, - я поражённо взмахнул руками. – Или может, ты хочешь услышать, что его зелёные глаза такие же пронзительные, как изумруды, и что его губы чертовски привлекательны, и я думаю о поцелуях с ним каждый день после того, как он врезался в меня.
- Технически, это ты врезался в его машину, - поправила она меня. Я заскрипел зубами, пытаясь воздержаться от гневной тирады, которая была готова сорваться с моих губ.
- Пофигу. Но в реальности, как только он открывает рот, ты понимаешь, что он – высокомерный урод, в котором нет ни капли от джентльмена.
- Но ты считаешь, что он горяч? – спросила Эли, хотя вопрос звучал больше, как утверждение. Я закатил глаза и отказался отвечать. Она усмехнулась, закрывая тему.
Мы работали весь оставшийся вечер, готовя ужин. Я получил несколько фантастических отзывов в журналах «The Europe Times» и «Travel and Leisure», что привело к увеличению потока посетителей. Я слышал от Эме, что у нас может побывать журнал «Gourmet», но даже со своими связями она не смогла узнать, кто это будет. Я удостоверился, что весь мой штат сотрудников будет наблюдать за всеми, кто будет выглядеть подозрительно, однако эти ребята профессионалы, и мы, вероятно, не узнаем ничего, пока они не уйдут. Я верил в людей, работающих на меня. Они все были профессионалами и знали, как реагировать на разные ситуации.
- Тьфу, этот парень сведёт меня с ума, - раздражённо сказала Эли, внося салат, который только что сделала. Она работала весь вечер, обслуживая столы, и я подарил ей примирительную улыбку, когда она вывернула салат в мусорку и взяла чистую тарелку.
- В чём проблема? – спросил я. Я опустил чистую ложку в соус и попробовал, прежде чем взять другую ложку и предложить ей. Она попробовала и кивнула, показывая тем самым, что ей понравилось.
- Там сидит один великолепный парень, но с ним сложно, - закипала она. – Он вернул салат назад, сказав, что он завял. Я нарезала его только десять минут назад, и всё было прекрасно, - я покачал головой, усмехнувшись, и мельком улыбнулся ей.
- Некоторым людям просто необходимо жаловаться. Предложи ему десерт за счёт заведения, и возможно это улучшит его настроение. Он с кем-то?
- Нет, он один.
- Ладно, тогда ты можешь подсунуть ему свой номер телефона. Возможно, он действует, как пятилетний мальчишка и пытается привлечь твоё внимание. Ну, знаешь, типа вымазать твои косички в чернила, - сказал я, усмехаясь.
- Он не в моём вкусе, - раздражённо сказала она, снова выходя из кухни. Я не смог сдержать смех, добавляя последние штрихи на тарелке баклажана с пармезаном. Я отошёл, восхищаясь своей работой, когда Эли вернулась на кухню.
- Гррр, напыщенный...
- Сейчас, сейчас, - сказал я, вручая ей тарелку. – Он не первый недовольный посетитель, поэтому только улыбаемся ангельской улыбкой и не плюём ему в еду, - предупредил я, когда у неё в глазах зажглись огоньки. Мы смеялись, и она выпорхнула из кухни. Приблизительно через десять минут она вернулась с тарелкой в руках, и Джейк шёл за ней следом.
- Что произошло?
- Хорошо, - выплюнула Эли, уперев руку в бедро, и бросая тарелку на стол. – Я поставила его тарелку и, прежде чем попробовать, он сморщил нос и позвал Джейка, сказав, что со мной он закончил.
- Ему повезло, что я не переломал ему пальцы, когда он щёлкнул ими, подзывая меня, - сказал Джейк. – Я спросил его, что не так, и он сказал, что блюдо приготовлено не традиционно, не так, как баклажаны с пармезаном в Италии. Когда я сказал ему, что ты был помощником шеф-повара в Южной Италии и обучался приготовлению итальянских блюд, он рассмеялся мне в лицо, - я закатил глаза. Он, скорее всего, был сицилийцем, у которого были собственные представления о различии Тосканских и традиционных блюд. Я пожал плечами.
- Хорошо, так что он хочет?
- Он хочет омара вместо этого, - я начал готовить омара, пытаясь справиться с раздражением. Единственное, что я ненавидел в этом бизнесе, это иметь дело с неразумными желаниями людей. Независимо от того, насколько ты хороший повар, ты никогда не сможешь понравиться всем.
Эли вернулась спустя какое-то время и сказала, что он, кажется, доволен омаром. Я кивнул и приготовил тирамису, который он заказал, и отдал его ей.
- Он почти ушёл, - сказал я ей с улыбкой, когда она раздражённо покачала головой и вышла. Я достал тарелку и приготовил немного любимого десерта для себя. Я готовил тирамису по-новому каждый день и баловался им каждый раз, когда наступал момент тишины и покоя. Я наслаждался вкусом и кивал сам себе головой, убеждаясь, что он был великолепен. Было всего несколько человек в этом бизнесе, кто готовил тирамису так же, как я, и не один из них не работал в ресторане. В обеих статьях, посвящённых моему ресторану, хвалили мой десерт, как лучшее, что они когда-либо пробовали, поэтому я был удивлён, когда Эли вернулась с хмурым взглядом.
- Придурок, сидящий за четвёртым столиком, хочет поговорить с тобой, - заявила она.
- Что-то не так с десертом? – спросил я. Посмотрев на свою тарелку, я попробовал ещё немного, чтобы удостовериться, что с десертом всё в порядке. Потом я взглянул на Эли, и она кивнула головой в сторону столиков.
Что, чёрт возьми, не так с этим парнем? Мой тирамису всегда был лучшим и не существует ни шанса, что кто-то скажет иначе. Я шёл к кухонной двери, когда Джейк перехватил меня.
- Дэн, не устраивай сцен. Все мы знаем, что ты лучший. Ты ничего не должен доказывать, - умолял он. Я остановился на секунду и собрался с мыслями. Джейк чертовски прав, потому что в прошлый раз, когда кто-то подверг сомнению мой тирамису, этим человеком оказался тупой родитель, заказавший десерт для ребёнка. «Большой Т», как Джейку нравилось называть это, не был десертом для ребёнка. Большинству детей не нравился кофе эспрессо, и горечь шоколада тоже обычно не нравилась. Я глубоко вздохнул и посмотрел через плечо Джейка на человека, сидящего за четвёртым столиком, и моя челюсть чуть не упала на пол. Там, во всём своем великолепии, сидел парень, который угробил мой скутер и ввёл меня в сомнение насчёт своего здравого смысла, так как я мечтал о нём каждый раз, когда у меня был свободный момент. Внезапно всё вокруг окутало красной дымкой.
Я оттолкнул Джейка со своего пути и, сдерживая себя, направился к его столу. Я выглядел спокойным, когда он поднял глаза и посмотрел на меня. Что застало меня врасплох, так это то, что он не был удивлён, увидев меня. Осёл насмехался над моим персоналом и посылал еду обратно, пытаясь отомстить мне. Я воздержался от насмешки и натянул улыбку на своё лицо.
- Возникли какие-то проблемы? – спросил я приторно-сладким голосом, который удивил даже меня. Он прищурил глаза, и потом указал на тирамису на тарелке, который был наполовину съеден.
- Здесь немецкий и белый шоколад, - заявил он.
- Конечно. Как говорится в меню, это уникальный рецепт, который я сам создал. Это не меняет традиционный вкус, но усиливает горечь, которая обычно присутствует в тирамису, - заявил я, защищая свой рецепт.
- Но это не традиционно, - спорил он. Кем, чёрт возьми, этот парень себя считает? Прежде чем он смог понять, что я делаю, я опустил палец в его десерт и, обмакнув его, быстро облизал. Закрыв глаза для эффекта, я удовлетворённо застонал, прежде чем посмотреть в его потрясённое лицо.
- Ma ; molto gustoso (На вкус это удивительно), - заявил я на совершенном итальянском языке. Его рот слегка приоткрылся, и я снова опустил палец в его тирамису, а затем в его рот, прежде чем он понял, что я делаю. Его губы тут же сомкнулись вокруг моего пальца, и я быстро его вытащил, опасаясь, что он может меня укусить. Я ухмылялся, как дурачок, разворачиваясь и уходя. Когда я дошёл до кухни, Джейк схватил меня за руку и притянул к себе так, чтобы прошептать на ухо, не устраивая сцен.
- Что это было? – спросил он, хихикая. Я повернулся и улыбнулся ему озорной улыбкой.
- Теперь мы с ним квиты, - сказал я быстро. Я обернулся через плечо и увидел, как он уставился на нас с Джейком с угрюмым выражением лица. Я еле сдержался, чтобы не показать ему язык, и улыбнулся Джейку. – Можешь убедиться, что наш гость не заплатит за свой ужин?
Джейк от души рассмеялся и затем кивнул. Я посмотрел на столик номер четыре, и увидел, что парень впился в Джейка таким убийственным взглядом, что я заволновался, не перегнул ли палку. Я знал, если он столкнётся с Джейком, то Джейк не побоится отвести его в сторонку и преподать урок хороших манер, но я действительно не хотел иметь дело с последствиями.
Я вернулся на кухню, и Эли вручила мне ложку соуса, который она помешивала, пока я разбирался с нашей проблемой.
- Всё хорошо? – спросила она, чтобы узнать детали того, как я с ним разобрался.
- Дело не в еде. Это тот осёл, с которым я столкнулся на скутере, - Эли задержала дыхание, узнав новые детали события, и я кивнул. – Кажется, ему не нравится, когда его игнорируют, поэтому он пытается привлечь моё внимание, оскорбляя мою готовку.
- Ах, - сказала Эли с понимающим взглядом. – Кажется, это не меня он старается привлечь своими детсадовскими повадками. Может тебе стоит сходить туда и дать ему номер своего телефона?
Мы рассмеялись над глупостью ситуации, но у меня было чувство, что я не в последний раз его вижу.
- Дэн, - голос Джейка выражал беспокойство, когда он зашёл на кухню. – У нас проблема, - я посмотрел на визитку, которую он мне вручил. Я прочитал её три раза, прежде чем всё сложилось воедино.
Валера Русик
«Gourmet Magazine»
Чёрт.
Валера:
Я всё ещё был в бешенстве, входя в офис на следующее утро. Как он смеет насмехаться надо мной? Он нарушил главное правило. Никогда не суйте свои пальцы в чью-то еду. Не говоря уже о том, что он сначала засунул палец в свой рот, а потом в мой. В любой другой обстановке я бы признал, что это было чертовски горячо. Чем он, чёрт возьми, думал? Он сделал это назло мне. Но, почему?
Потом он заговорил на итальянском языке. Кроме того, что я тут же возбудился от его выходки, с помощью которой он так легко поставил меня на место, я внезапно осознал, что выдал себя, глазея на его задницу тогда на рынке. Он слышал то, что я сказал и знал, какой эффект на меня производит. Я застонал только от мысли, что он имеет власть надо мной. Но почему он тогда не ответил на мой грубый комментарий? Я в сотый раз взволнованно провёл рукой по волосам.
Я проследовал мимо Лорен, когда она пыталась привлечь моё внимание, но я проигнорировал её. Зайдя в офис, я хлопнул дверью сильнее, чем нужно было, от чего мой диплом упал на пол. Вздохнув, я наклонился, чтобы навести порядок.
Я был на пределе, вспоминая прошлый вечер. Еда была, на самом-то деле, довольно хороша, неохотно признался я сам себе. Однако нет ни одного шанса, что я признаюсь в этом, не после его небольшого шоу вредности. Я сначала отсылал блюда обратно из злости; потом я понял это и впоследствии даже собирался похвалить его интерпретацию приготовления тирамису, но когда он предстал передо мной снова, я почувствовал, как знакомое желание пробуждается во мне, и это разозлило меня.
Когда я сказал, что он добавил разный шоколад в десерт, он тут же принялся защищать свой рецепт, что только усилило мой гнев. Он приводил меня в бешенство, и целиком и полностью занимал мои мысли.
Когда я вернулся домой, я сразу же достал пиво из холодильника и попытался забыть о его существовании. Однако чем больше я пил, тем чаще вспоминал его трюк, когда он погрузил свой палец в мой рот, что закончилось принятием холодного душа.
Я поднял разбитую рамку и бросил на свой стол. Я должен написать объективную статью, оставив свои эмоции при себе. Я знал, что поступаю неблагоразумно, отсылая блюда обратно, но надеялся, что он выйдет из кухни, чтобы мы могли обсудить его должок. Когда он действительно появился, и его менеджер взял его за руку, у меня в голове пронеслась мысль, что он должен отстать от него. Я провёл рукой по волосам. Это нужно прекращать.
- Тук-тук, - сказал Дон Карл, заглядывая ко мне. – Есть минутка? – я кивнул и жестом пригласил его войти. Он закрыл дверь и посмотрел на разбитую рамку на моём столе. Его бровь вопросительно взметнулась, но я просто покачал головой, давая понять, что не хочу об этом говорить. К счастью, он не приставал.
- Итак, ты побывал в «Molto Bella»? – спросил он, улыбаясь. Я застонал и медленно кивнул. – Тебе понравилось? – спросил он. Я пожал плечами, опускаясь в своё кресло.
- Всё в порядке, - ответил я. Его улыбка исчезла, и появился хмурый взгляд.
- Когда мы с Эме ходили туда, всё было невероятно. Ты пробовал его тирамису? – спросил он. Я кивнул, пытаясь сохранить невозмутимый вид. – И? – я вопросительно посмотрел на него. Почему он, чёрт возьми, так волнуется по поводу моей поездки в «Molto Bella»?
- Всё было хорошо, - согласился я. Он почти улыбнулся, когда я продолжил. – Пока он не залез в десерт пальцем.
- Что? Кто? – спросил он непонимающе.
- Владелец. Он подошёл к моему столику и, обмакнув палец в мой десерт, облизал его. Прямо у меня на глазах, - сказал я с презрением. Карл расхохотался. Сейчас я был не в настроении для шуток в свой адрес.
- Ты серьёзно? Что ты сделал, чтобы разозлить его? – спросил он, усмехаясь. Я закатил глаза и проигнорировал вопрос. – Валер, что ты сделал? Дэн – замечательный парень. Они с Эме стали друзьями. Эме даже приглашала на обед на прошлой неделе.
Где, чёрт возьми, границы объективности? Ну, такой фаворитизм уже переходит все границы!
- Я отослал баклажан с пармезаном обратно, - сказал я. Поведение Карла сразу же изменилось, и он окинул меня разочарованным взглядом. Если бы какой-то другой человек наградил меня таким взглядом, я бы даже не обратил внимания, но я восхищался Карлом. Он проложил себе путь в конкурентном бизнесе и на данный момент был главой одного из самых читаемых кулинарных журналов в стране. Я отвёл взгляд и стал перебирать кусочки битого стекла на моём столе.
- Валера, - начал он. Нотки разочарования всё ещё были слышны в его голосе. Я глубоко вздохнул и посмотрел на него. – Не все могут приготовить это блюдо так же, как ты. Не будь так строг к нему. Я пробовал это блюдо, когда был там, и всё было прекрасно.
- Разве вы не доверяете моим суждениям? Разве не вы наняли меня, чтобы я составил мнение, которое я считаю правильным? Мы должны быть беспристрастны, - обвинил я его, когда мой темперамент прорвался наружу. Теперь эта сука вторглась в мою работу. Карл примирительно поднял руки.
- Конечно, я доверяю твоему мнению. У тебя был один из самых успешных ресторанов в Санкт-Петербурге, - сказал он. – Что касается беспристрастности... не вижу ничего плохого в том, что рекомендую ресторан для статьи.
- Нет, здесь нет ничего плохого, но вы должны уважать моё мнение, - сказал я, пытаясь успокоить свой голос.
- Я так и делаю, но почему бы тебе не сделать ещё одну попытку? Возможно, у него был плохой день. Дай ему ещё один шанс...
- Но я оставил свою визитку, поэтому они будут знать, кто я, и это уже будет не анонимно, - указал я, перебив его.
- Хорошо, да, да. Просто дай ему ещё один шанс, пожалуйста. Эме и Дэн стали хорошими приятелями и я не хочу разрушать всё ужасной критикой. Если ты пойдёшь туда, оставив все свои предубеждения, я уверен, ты увидишь тоже, что видели мы. Если тебе всё равно ничего не понравится, то я напечатаю то, что ты напишешь, - я выдохнул и рассмотрел его предложение.
Я знал, что Карл был в безвыходном положении. Я также знал, что он всегда был профессионалом, и не будет хвалить, если сам не верит каждому слову, сказанному о кулинарии Дэна. Придётся принять какое-то решение. Выдохнув, я провёл рукой по волосам, потому что принял вариант, который означает, что мне предстоит вернуться.
Я не хотел видеть его снова. Было бы лучше забыть о нём, и о том, как его палец скользнул в его рот, и о том, как его пухлые губки сомкнулись вокруг пальца. Арр! Что, чёрт возьми, со мной не так? Я покачал головой, пытаясь сосредоточиться на том, что предлагал Карл. Я ненавидел то, что меня заставляли снова туда идти. А ведь под каким бы соусом это не подавалось, факт остаётся фактом - меня именно заставляли вернуться туда. Я не видел ничего приятного в том, что мне придётся снова посетить ресторан. Я всё ещё злился из-за своей машины, но в глубине души я знал, что это была частично моя ошибка, поэтому готов был пойти на уступки, если, конечно, он не будет больше пытаться взбесить меня.
Я посмотрел на Карла и понял, что дам ему то, что он хочет. Вздохнув, я быстро кивнул.
- Я вернусь в ресторан и дам им ещё один шанс.
- Великолепно. Мне нужна твоя статья к следующей неделе.
Я откладывал возвращение и провёл большую часть вечера, споря с собой в квартире, прежде чем решился, наконец, покончить с этим. Я знал, что это будет неловко – снова появится там, притворяясь, что прошлой ночи не было, но я собрал всю силу воли в кулак и пришёл в ресторан за полчаса до закрытия. Маленькая девушка, которая обслуживала меня в первый раз, стояла в кабинке хостессы и спокойно разговаривала с другой официанткой. Когда она увидела меня, её глаза стали размером с блюдца, и, прошептав что-то на ухо официантке, она бросилась на кухню, вероятно, сказать Дэну, что пришёл я.
- Сколько вас, сэр? – спросила меня официантка с кокетливой улыбкой. Я внутренне застонал.
- Один, - ответил я, пытаясь не выразить голосом презрение. Её улыбка стала ещё шире, и я еле сдержался, чтобы не закатить глаза. У меня было своё мнение насчёт кокетливых официанток, и это всегда беспокоило меня. Я никогда бы не позволил так себя вести в моих ресторанах. Профессионализм всегда был пунктом номер один в списке качеств, которые я искал в сотрудниках. Я подумал о Дэне, и решил, что меня не удивляет то, что он нанимает кого-то вроде этой девушки. Он, очевидно, не ценил профессионализм, иначе он бы никогда не обмакнул палец в мой десерт. Я засунул вновь всплывшие воспоминания о его губах вокруг пальца подальше, и пошёл за официанткой к дальнему столику.
Я сел так, чтобы видеть кухню. Я сделал это специально, чтобы быть готовым к тому моменту, когда этот Козёл решит выйти и поговорить со мной. Официантка вручила мне меню и спросила, не хочу ли я чего-нибудь выпить. Я подумал о двойной порции Джека, но решил, что это не лучшая идея и вместо этого заказал стакан воды, пока определялся с меню.
Каждый раз, когда дверь на кухню открывалась, я поднимал взгляд, чтобы посмотреть, не Дэн ли это. Через несколько минут он вышел, а следом за ним шёл его менеджер. Он остановился в баре, пока я наблюдал за каждым его движением. Он действительно был ослепительно красив. Его щёки немного раскраснелись от высокой температуры на кухне, и его взгляд – взгляд решительного мужчины, - был, безусловно, самым сексуальным взглядом из всех, что я видел на его лице.
Его менеджер подошёл к нему сзади, и, схватив за руки, повернул лицом к себе. Я пристально за ним наблюдал, когда он наклонился и что-то прошептал ему на ухо, и, почувствовав, что начинаю закипать, сразу же узнал нотки ревности, пробегающие по моему телу. Я не чувствовал их с тех пор, как застукал Тимку вместе с его боссом. Я заскрипел зубами, когда Дэн отстранился от него и, посмотрев ему в глаза, кивнул. О чём они говорили? Между ними что-то есть? Только одна эта мысль заставила мой желудок сжаться. Что с тобой не так, Русик? Да, он привлекателен, но он бесит тебя. Помни это. Он взял бутылку вина и оттолкнул менеджера в сторону, обходя его.
- Вы готовы сделать заказ? – я поднял глаза и увидел мою официантку, стоящую слишком близко, но улыбнулся ей и кивнул. Взглядом я снова нашёл Дэна, который остановился посреди зала, и смотрел на мою официантку с неодобрением. Я задался вопросом, в чём его проблема, когда услышал, что официантка снова спросила, что я буду заказывать. Я отвёл взгляд от Дэна и сделал заказ. Когда я выбрал блюда, официантка подошла ближе и положила свою руку поверх моей.
- Что вы будете пить, сэр? – спросила она. Я посмотрел на её руку поверх моей, и затем краем глаза я заметил Дэна, быстро приближающегося к нам.
- Спасибо, Хайди, я приму заказ, - сказал Дэн быстро. Хайди отпустила мою руку, и я заметил недовольную гримасу на её лице, когда она разворачивалась и уходила на кухню. – Мистер Русик, я хочу извиниться за своё вчерашнее поведение. Вы, возможно, хотели бы посмотреть кухню, когда я закончу и отправлю всех по домам? – его улыбка была заразительной, и я согласился раньше, чем даже подумал об этом.
- Великолепно, - сказал он счастливо. С широкой улыбкой он предложил мне бутылку Шардоне, и сказал, что вернётся, как только всё закроет. Я налил большой бокал вина и, залпом выпив его, сразу же наполнил снова. Ресторан медленно пустел; полчаса спустя и почти пустую бутылку, я был готов увидеть то, что придаёт этому парню такой энтузиазм.
Денис:
- Этот придурок вернулся, и я отказываюсь обслуживать его, - сказала Эли, ворвавшись в мою кухню.
- Кто? – спросил я потрясённо. Эли обычно называла придурком мистера Русика, но нет ни шанса, что он вернулся. Я весь день ужасно жалел о своём поступке. Его мнение могло решить судьбу ресторана. Я весь вчерашний вечер провёл в слезах, топя свою печаль в Guinness и текиле вместе с Эли.
- Придурок из «Gourmet» только что пришёл, - пояснила она. – Хайди обслужит его, - я обежал островок и прислонился к кухонной двери. Я пристально всматривался, пока не увидел его светловолосую шевелюру, усаженную в углу зала, и Хайди, бесстыдно нависающую над ним.
- Что ты делаешь? – грубый голос заставил меня отскочить от двери. Я быстро повернулся и уставился на Джейка.
- Ты чертовски испугал меня, - обвинил я его.
- Что ты там разглядываешь, - спросил он, открывая кухонную дверь. Я взялся за ручку и закрыл дверь, прежде чем он разоблачит мой шпионаж.
- Вернулся критик из «Gourmet».
- Серьёзно? – Джейк выглядел не впечатлённым.
- Я должен поговорить с ним, - сказал я. – Я всё испортил. Я не знаю, что теперь делать.
- Возьми ему бутылку вина и принеси свои извинения, - заявил Джейк. Я знал, что он прав, но проще сказать, чем сделать. Я должен это сделать, даже если придётся наступить на свою гордость и признать, что вёл себя, как двухлетний.
Я глубоко вздохнул и вышел в зал. Сосредоточившись на баре, я пытался игнорировать его присутствие, но чувствовал его взгляд у себя на затылке. Я подошёл и взял бутылку нашего лучшего Шардоне, и тут же подпрыгнул, когда почувствовал руки Джейка вокруг своих рук. Он быстро повернул меня, и его тёплое дыхание опалило мою шею, когда он говорил мне, что нечего волноваться.
- Не позволяй ему влиять на себя. Ты – лучший повар в Турине, - прошептал он. Я улыбнулся ему. Джейк всегда помогал мне достичь своей мечты, и в этот момент мне было необходимо услышать его заверения.
- Спасибо, Джейк, - прошептал я, кивая. Он смотрел в мои глаза, пока не убедился, что я понял его слова, затем кивнул и отпустил меня. Я посмотрел на столик, за которым сидел мистер Русик, и быстро направился к нему. Остановившись посреди зала, я увидел, как Хайди практически упёрлась грудью в его лицо. Я еле сдерживал гнев, закипающий во мне при взгляде на то, что она творила. Я почувствовал снова его взгляд и попытался усмирить свой гнев по отношению к работнику. Он повернулся к Хайди и спокойно ответил ей, в то время, как она кокетничала с ним.
Я едва не подлетел к столу, когда Хайди, продолжая бесстыдно флиртовать, сделала следующий шаг. На это я уже не хотел смотреть.
- Спасибо, Хайди. Я приму заказ, - сказал я резким тоном. Хайди кое-как скрыла своё разочарование и, кивнув, ушла на кухню. Я глубоко вздохнул и попытался успокоить нервы и раздражение, прежде чем заговорил.
– Мистер Русик, я хочу извиниться за своё вчерашнее поведение. Вы, возможно, хотели бы посмотреть кухню, когда я закончу и отправлю всех по домам? – я улыбнулся и затем терпеливо ждал, не зря ли я принёс бутылку своего любимого вина из Долины Сонома, или же всё впустую и этот человек исчезнет из моей жизни навсегда. Он удивил меня, когда согласился подождать.
- Великолепно, - сказал я, облегчённо выдохнув. Я предложил ему бутылку Шардоне и сказал, что вернусь после закрытия. Я быстро извинился и сбежал в своё прибежище. Когда Эли увидела меня, то сразу же атаковала вопросами.
- Что случилось? Что он сказал? Он написал статью? – тараторила она каждый вопрос, не давая мне и рта открыть.
- Не знаю. Он заказал обед, и, или он даёт нам второй шанс, или он собрался превратить мою жизнь в сущий ад, - простонал я.
Хайди, мне нужно поговорить с Хайди. Я видел, что она стояла в углу кухни, болтая с одним из официантов, и я задался вопросом, почему нанял её на работу?
- Хайди? – позвал я, прекращая её флирт. Она обернулась и посмотрела на меня, даже не волнуясь о том, что её поведение было неуместно перед клиентом, да и на кухне тоже. – Что он заказал?
- Кто?
- Мужчина за столиком номер десять.
- О, - сказала она с понимающей ухмылкой. Я хотел влепить ей пощёчину. – Он заказал баклажан с пармезаном, пасту и Цезарь, - сказала она, загибая пальцы. Почему он заказал то же самое? Это не имеет смысла. Я посмотрел на Эли, которая выглядела такой же сбитой с толку.
- Он не заказывал пасту в прошлый раз, - заметила она. Баклажан с пармезаном не был моим фирменным блюдом, поэтому я надеялся уговорить его заказать что-то другое. Я нервно мерил шагами комнату, пока мои сотрудники заканчивали работу на кухне. Я сказал им, что мне нужны будут некоторые предметы, чтобы они проследили, что всё будет готово. Эли продолжала нервничать, пытаясь вместе со мной понять, почему он был здесь. Когда последний из сотрудников ушёл, мои нервы были на пределе.
- Дэн, - сказала Эли, забирая свои вещи из шкафчика. – Он всё ещё сидит в зале, и все уже ушли. Ты уверен, что не хочешь, чтобы я осталась? – спросила она. Я покачал головой, продумав свой план, и не желая разрушить то, что придумал.
- Нет, иди домой. Всё будет хорошо.
- Итак, какой у тебя план?
- Я собираюсь показать ему кухню и, возможно, некоторые фотографии во время ремонта, потом я собираюсь приготовить ему свой знаменитый Махи-Махи и пасту с жареными помидорами.
- Хочешь моё мнение? – по правде говоря, нет, но я знал, что она собиралась дать свой совет, независимо от того, хочу я этого или нет. Я махнул ей рукой, чтобы она продолжала. – Думаю, тебе нужно переспать с ним, - мне пришлось поднимать челюсть с пола после её слов. Я покачал головой и подарил ей взгляд ′что, чёрт возьми?′, когда она быстро принялась пояснять свои слова. – Если он здесь ради статьи, то это не помешает.
Я попытался не слушать то, о чём она говорила. Я понятия не имел, как она до такого додумалась. Я не могу с ним находиться в одной комнате, не говоря уже о том, чтобы переспать с ним.
- Не могу поверить, что ты только что предложила мне это, - сказал я с недоверием в голосе. Её маленькие ручки упёрлись в бока, в то время, как глазки прищурились, наблюдая за мной.
- Не говори мне, что не думал об этом.
- Конечно, я не думал об этом. Я никогда не упаду так низко ради хорошего отзыва, - сказал я твёрдо. Эли закатила глаза, а потом впилась в меня взглядом.
- Я не говорю о статье. Я говорю о том, что ты думал, каково было бы объездить этого жеребца, - Эли захихикала на последнем слове. – Однако благодаря этому ты можешь получить хороший отзыв.
- Заткнись, - сказал я, прежде чем она зашла слишком далеко.
- Что? Я серьёзно. Он выглядит так, будто неплох в постели. Если, конечно, ты сможешь не обращать внимания на его высокомерие.
- Свали с моей кухни, - взорвался я. Она тихонько захихикала. Она всегда знала, что я громко лаю, но не кусаюсь, но сейчас мне хотелось выволочь её отсюда за ухо.
- Расслабься, Дэн. Хороший секс вдохновит его на хорошую статью и определённо не помешает перегруженному работой шеф-повару, который не занимался сексом более года, - язвительно заметила она. Я даже не подумал, прежде чем схватить маленький серебряный поднос и запустить им в неё. Она легко отклонилась от него, смеясь, потому что мой прицел никогда не был точным.
- Ты промазал, - рассмеялась Эли, показав язык и скрывшись за дверью. Я слышал, что она разговаривала с мистером Русиком, сообщив ему, что я буду через минуту.
Он сидел на том же месте, где его посадили. Когда я подошёл, он медленно посмотрел на меня и наградил кривоватой улыбкой, от которой у меня всё внутри перевернулось.
- Мистер Русик, - поздоровался я, когда он стал медленно подниматься.
- Валера, - исправил он.
- Ну, думаю, что и я должен теперь представиться. Я – Денис Садов, но я предпочитаю, чтобы меня звали Дэном. Я владелец и повар здесь, в «Molto Bella», - сказал я, протягивая ему руку. Он посмотрел на мою руку, прежде чем взять и быстро её пожать, и потом также быстро её отпустил. – Я чувствую, что должен снова принести извинения за своё опрометчивое поведение прошлой ночью, - одна его бровь взметнулась вверх.
- И о каком инциденте вы говорите? – я подарил ему взволнованную улыбку, но проигнорировал его вопрос, не желая возвращаться к спорам после столкновения его машины с моим мопедом.
- Я хотел бы показать вам кухню, и мы сможем поговорить, пока я буду готовить, - сказал я, предлагая ему следовать за мной в кухню. Пока я шёл, я чувствовал его взгляд, и задавался вопросом, пялился ли он снова на мою задницу. Мы пришли на мою территорию, и я сразу же расслабился. Это было место, где я мог быть собой. Он пробежался взглядом по кухне, и задумался на мгновение, прежде чем кивнуть, оценивая кухню.
- Хорошая кухня. Вы сами проектировали её? – спросил он. Я кивнул на столик и предложил ему присесть там.
- Чувствуйте себя свободно. Располагайтесь, а я сейчас принесу фотографии, - сказал я. Я быстро развернулся и направился к себе в кабинет. Почему этот парень меня так раздражал: наверное, потому что имел власть над моим будущим.
Валера:
Я чувствовал себя довольно хорошо к тому времени, когда он пришёл за мной. После трёх бокалов вина, я подумал, что вернуться сюда было не такой уж плохой идеей. Я шёл следом за ним на кухню, и был загипнотизирован его бёдрами в сексуальных обтягивающих джинсах. Его футболка обтягивала все необходимые мускулы, и когда он потянулся, чтобы выключить свет в зале, я заметил кусочек кожи с чернилами на пояснице. Я еле сдержал стон, только представив его татуировку. Как я мог это пропустить, когда рассматривал его задницу на рынке?
Когда мы вошли в кухню, я был удивлён, увидев современное оформление. Кухня была безупречна и вся выполнена из нержавеющей стали. Всё было функционально и логично. Это определённо отличалось от ресторанов, в которых чувствовались нотки Старого Света, и где ты ощущаешь себя так, словно сошёл с гондолы посреди Венеции. Кухня была такой, какой бы спроектировал её я, если бы у меня был выбор. Всё было под рукой и ничего лишнего. Я не был удивлён, когда он сказал, что проектировал кухню сам. Умный мальчик.
Я повернулся к столу и посмотрел на стул, стоящий рядом, но запрыгнул на стол вместо него. Он вернулся спустя несколько минут с фотографиями и вручил их мне. Между нами стояла спокойная тишина, пока он рылся в своих кастрюлях и сковородках и бегал в холодильник.
Я посмотрел на фото и увидел кухню до и после. Разница была заметна. Ресторан был практически складом раньше, и не было никаких внутренних стен и пола. Глядя на эти снимки, я оценил то, что он сделал с этим рестораном, и тут я наткнулся на фотографии, где он со своим менеджером на четвереньках клали плитку на пол.
- Вы сами всё делали? – спросил я ошеломлённо. Он вышел из холодильника, неся продукты, и положил их на стол рядом со мной. Он смотрел на мои руки, его живот упирался в мои колени, пока он смотрел фотографию.
- Да, это – Джейк, мой менеджер и лучший друг. Он много знает о строительстве, поэтому мы всё делали самостоятельно. Мне только пришлось вызвать электрика, потому что напряжение чертовски пугает его, - сказал он, рассмеявшись. Я принял во внимание комментарий о лучшем друге, в дальнейшем поражаясь каждой фотографии и тем, что они сделали.
- Это очень впечатляет, - пробормотал я. Дэн пожал плечами и начал резать большие помидоры.
- Что вы делаете? Я заказал баклажан с пармезаном.
- Я знаю, но я готовлю для вас Махи-Махи и мою знаменитую пасту с жареными помидорами, - я был немного встревожен тем, что он собирается изменить мой заказ.
- Но я заказал баклажаны, - он перестал нарезать и посмотрел на меня. Я видел, что он борется с собой, пытаясь контролировать каждый свой ответ, когда он прикусил нижнюю губу и впился в меня взглядом. Мой взгляд тут же скользнул к его закушенной губе, и мне захотелось освободить её от твёрдых зубов.
- Я знаю, что вы заказали, и я также знаю, что вы заказывали это в прошлый раз, и вам не понравились эти блюда, поэтому я спасу вас от этого, - он тут же вернулся к нарезке помидоров, и между нами повисла неудобная тишина. Я действительно был таким придурком? Он изящно и ловко собрал все компоненты и бросил их в сотейник. Когда всё было готово, он положил рыбу в кастрюлю и, добавив специй, обжарил её в масле, а потом поставил в духовку.
Он бросил помидоры в маленькую кастрюльку и добавил специи, прежде чем добавить лёгкое оливковое масло. Он работал ко мне спиной, и я позволил глазам блуждать по его телу. Но что привлекло моё внимание больше всего – это его шея. Я всегда считал шею сексуальной частью тела, и это был определённо один из моих пунктиков. Я хотел убрать его волосы набок и коснуться его мягкой кожи, где шея переходила в плечо.
- Мистер Русик? – его голос вырвал меня из небольшой фантазии, и я быстро избавился от возбуждения, которое почувствовал. Это, наверное, из-за вина.
- Простите, так о чём вы говорили? – спросил я, пытаясь скрыть свою теперь уже пульсирующую эрекцию, скрестив ноги.
- Я спросил, любите ли вы устрицы? – спросил он через плечо. – Некоторые их не любят. И если честно, то мне понадобилось некоторое время, чтобы полюбить их. Есть что-то в этих маленьких скользких ребятах, сползающих по вашему горлу, что мне было трудно перебороть, - я еле сдержал стон, когда его слова нарисовали картинку у меня в голове.
- Да, мне нравятся устрицы, - я удивился, что вообще смог заговорить.
- Хорошо, я приготовил немного около часа назад, - он снова исчез в холодильнике, и я постарался быстро найти удобное положение для моего теперь ноющего члена. Глубоко вздохнув несколько раз, я спрыгнул со столика и подошёл к умывальнику. Плеснув воды на лицо, я провёл мокрыми руками по шее, надеясь, что это успокоит моё разгорячённое тело. Это последний раз, когда я буду пить перед встречей с этим мужчиной. Я замер, когда мысль пронеслась у меня в голове. Как только я закончу статью, я не увижу его больше, поэтому, это не имеет значения, сказал я себе. Почему я предположил, что снова увижу его? Я здесь, чтобы дать ему ещё один шанс и затем уйду отсюда. Ворчливый голос в моей голове спросил, точно ли я просто давал ему ещё один шанс. Я взял ещё пригоршню воды и плеснул на лицо.
- Вы в порядке? – услышал я его мягкий голос позади себя, и затем его руки коснулись моей спины. Он дал мне чистое полотенце, и я взял его, поблагодарив, и пытаясь не обращать внимания на горящие покалывания в месте, где его рука касалась меня. Я быстро отступил от него и попытался установить некоторое расстояние между нами. Его рука медленно опустилась, в то время, как он продолжал вопросительно смотреть на меня.
- Да, всё хорошо. Думаю, что последний бокал Шардоне был лишним, - признался я. Он усмехнулся и указал на стул, занимая второй с другой стороны стола. Я сел на стул, и между нами оказался поднос с устрицами.
- Я не знаю, что вы любите, поэтому, есть лимон, хрен, соус или кислая луковая приправа из уксуса и оливкового масла, за которую можно умереть, - сказал он. Я посмотрел на него в тот момент, когда он закрыл глаза на мгновение, словно оказался на небесах, и его розовый язычок выскользнул изо рта и облизал нижнюю губу, прежде чем он открыл глаза и заметил, что я уставился на него. Я моргнул несколько раз и быстро посмотрел вниз на закуску, прежде чем он увидит в моих глазах сильное влечение, которое я к нему испытывал.
- Лимон прекрасно подойдёт, - я взял несколько раковин и положил на свою тарелку. Смотря на небольшой моллюск, я был поражён тем, насколько эротично это выглядело. И прежде чем мой опьянённый мозг смог обдумать всё, слова сорвались с губ.
- Вы знаете, почему люди думают, что устрицы – афродизиак? – спросил я, поднимая и подсовывая вилку вниз, чтобы отделить её от раковины. Я посмотрел на Дэна и заметил лёгкий румянец на щеках, в то время, как он смотрел на свою тарелку. Во мне возникло чувство гордости от создания этого румянца и я задался вопросом, смогу ли сделать это снова. Я держал маленькую раковину в руке и терпеливо ждал его ответа.
Было удивительным наблюдать, как он пытается перебороть себя, и спустя несколько мгновений, он оттолкнул любой дискомфорт от моих вопросов и встретил мой взгляд.
- Слово ′афродизиак′ происходит от имени древнегреческой богини Афродиты. Согласно одному из мифов, она родилась, когда Урана кастрировал его сын Кронос. Кронос выбросил отрезанные гениталии в море, и вскоре из моря появилась Афродита на раковине. Поскольку она рождена морем, многие дары моря считаются афродизиаками, - я был впечатлён, что он не только знал легенду, но и не сменил тему. Теперь давайте посмотрим, смогу ли я вернуть тот прекрасный румянец снова. Тот самый ворчащий голос у меня в голове предупредил меня, что не этого я хотел, но я проигнорировал его.
- Нет никакого научного доказательства, что в них содержатся вещества, которые увеличивают сексуальное желание, - я выжал лимонный сок на устрицу и посмотрел на него. Я допустил ошибку, посмотрев на него, потому что он снова прикусил эту проклятую губу.
- Устрица может иметь эротическую репутацию, потому что её мягкость и влажность, а также вид, напоминают женские гениталии, - с этими словами я поднёс раковину к губам и опрокинул её, позволяя устрице скользнуть в рот. Я жевал её в течение секунды, наблюдая, как распахнулись глаза Дэна, и потом глотнул. Дэн откашлялся, прежде чем взять свою устрицу и полить её луковой приправой.
- Закон подобия, - сказал он, поднимая устрицу и поднося к губам. – Я только задаюсь вопросом, будет ли тот же эффект... или дальше больше, - сказал он глубокомысленно, - когда человек наслаждается этим, - он опрокинул раковину, и глотнул. Дэн вытер уголок рта большим пальцем, и я сдерживал себя, чтобы не взять и облизать палец начисто. Это опасная территория. Всё в нём кричало о чувственности, и я изо всех сил пытался быть профессионалом.
Избегая взглядов друг друга, мы съели ещё немного устриц. Дэн быстро встал и направился к плите. Он поднял крышку с кастрюли с соусом и запах, который донёсся до меня, заставил мой желудок заурчать. Я был приятно удивлён, увидев, что он готовит пасту капеллини сам. Когда он бросил пасту в кастрюлю с кипящей водой, я подошёл ближе, чтобы лучше рассмотреть, что он готовит.
- Через несколько минут всё будет готово, - он взял ложку и, обмакнув её в соус, поднёс к губам. Он подул на неё, прежде чем его губы оказались вокруг ложки. Я облизал свои губы и пристально наблюдал, как он достал ложку и удовлетворённо застонал. Мой уже твёрдый член стал ещё твёрже. Я начинал волноваться, что моё тело реагирует на него, как подросток на картинки из Плейбоя.
Дэн открыл глаза, и удивлённо заметил, что мы стоим в непосредственной близости. Я видел, как его щёки вспыхнули, и он опустил глаза, поворачиваясь, чтобы проверить рыбу. Я посмотрел через его плечо, когда он перевернул кусочки и полил их соусом.
- Они будут сухими, если останутся там ещё немного, - прокомментировал я. Его рука тут же замерла и спина напряглась, прежде чем он отошёл, чтобы закрыть духовку. Когда он повернулся ко мне лицом, в его глазах горела враждебность, и я сделал несколько шагов назад, испугавшись того, что он может сделать. Я хорошо знал, что нельзя критиковать повара на его собственной кухне, но мой фильтр, возможно, отключился благодаря алкоголю. Я видел, как повара выходят из себя из-за более незначительных вмешательств чем то, что только что сказал я. Он впился в меня взглядом на мгновение, и у меня в голове вспыхнула картинка котёнка с острыми когтями. Я приготовился выслушать гневную тираду.
Но он меня удивил, схватив большую ложку и вернувшись к помешиванию его соуса, что-то бормоча себе под нос. Я глубоко вздохнул, думая, что избежал пули, когда он повернулся ко мне так быстро, что я не успел среагировать.
Ложка была у него в руках, и гнев плясал в его глазах, в то время, как лицо было взволнованным. Я ещё раз отошёл, но он следовал за мной. Он указал ложкой на меня, и затем последовала тирада на итальянском языке, которая даже моряка заставит покраснеть. Его ложка отбивала каждый слог, когда он медленно приближался ко мне. Он был невероятно красив в гневе. Я сосредоточился на ложке в его руках, зная, что он может использовать её, как оружие. Каждый раз, когда он махал ложкой в такт словам, маленькие капли соуса падали на мою рубашку. Я схватил его за руку, когда ложка опустилась на мою теперь уже грязную рубашку. Он тут же прекратил кричать на меня и наши глаза встретились. Словно притянутые какой-то невидимой силой, мы склонились друг к другу. Часть меня кричала, чтобы я остановился, прежде чем всё зайдёт дальше, но гормональный подросток победил.
Я почувствовал удар ложки по своей груди, когда наши губы встретились. С голодом, который я раньше сдерживал, я схватил его за шею и притянул ближе к себе. Маленький стон сорвался с его губ в мой рот. Свободной рукой я провёл по его шее, достигая поварского зажима для длинных волос и освобождая волосы от резинки, позволяя им каскадом спадать вокруг моих рук.
Я позволил пальцам перебирать его волосы, открывая его рот и нападая с новой страстью на его язык. Он ответил голодным рычанием и открылся для меня. Страсть, которая от него исходила, была практически невыносима, когда он бросил ложку на пол и запустил руки в мои волосы. Я толкнул его назад, пока не прижал спиной к столу и втиснул ногу между его. Я чувствовал исходящее от него тепло бедром, прижатым к его телу. Ещё один маленький стон сорвался с его губ, когда он сильнее потянул меня за волосы.
- Дэн, я не думала, что ты всё ещё здесь... - услышал я голос, прежде чем Дэн оттолкнул меня от себя со всей силой. Мы стояли друг напротив друга, затаив дыхание. Грудь Дэна немного вздымалась, пока он стоял передо мной с широко распахнутыми глазами. Я поднёс руку к губам и вытер уголок, поддерживая с ним зрительный контакт. За моей спиной я услышал, как девушка, прервавшая нас прочистила горло, и Дэн бросил взгляд через моё плечо.
- Э-Эли. Что ты здесь делаешь? – спросил Дэн, обходя меня и подходя к Эли. Я не поворачивался, не желая показывать пятно, которое он ранее оставил, чтобы нас не поймали. Я услышал, как Дэн зашёл в свой кабинет, а следом за ним и его коллега. Я отошёл от стола и посмотрел на свою рубашку. На плече было огромное томатное пятно с брызгами вокруг. Повернувшись к двери, я надеялся уйти побыстрее; к сожалению, я не был достаточно быстр.
- Мистер Русик? Вам понравился Махи-Махи Дэна? – я остановился и медленно повернулся к маленькой официантке, которая обслуживала меня, когда я появился здесь впервые. Её глаза пробежались по томатным пятнам на моей рубашке, пока не встретились с моими глазами. На её лице появилась широкая ухмылка.
- Мм, - запнулся я. Дэн вышел из своего кабинета и посмотрел на меня взглядом, полным мольбы и гнева, прежде чем пройти мимо Эли и остановиться передо мной.
- Нет, мистер Русик уже уходит, - сказал Дэн, подталкивая меня к двери. Я посмотрел на него и заметил, как напряжена его челюсть. Какого чёрта? Минуту назад он был готов запрыгнуть на меня, а в следующую минуту – он снова снежная сука. Я посмотрел на Эли и пожал плечами.
- Да, я уже ухожу, - сказал я, достаточно громко, чтобы Эли услышала меня. – Здесь всё равно нет ничего стоящего статьи, - Дэн прищурил глаза, и на мгновение я подумал, что он ударит меня. Вместо этого он развернулся и ушёл к себе в кабинет, оставляя меня самостоятельно найти выход.
- Осёл, - услышал я, как пробормотала Эли, когда я открыл кухонную дверь и шёл к парадной. Когда я, наконец, оказался в машине, я почувствовал всё, что произошло. Дэн приводил меня в бешенство, но моё тело всё ещё хотело его. Я также узнал из нашего небольшого столкновения, что он был умный, нахальный и сексуальный, как чёрт. Я откинулся назад и уронил голову на подголовник, пытаясь забыть, что этой ночью произошло.
Я завёл машину, когда зазвонил мой телефон. Я посмотрел на часы и понял, что уже одиннадцать ночи. Кто может мне звонить так поздно? Я открыл телефон и увидел имя Карла на дисплее.
- Да?
- Валер?
- Да, что случилось, Карл?
- Мне только что позвонили из издательства, - сказал он, раздражённо вздыхая. – Они перенесли дату нашей печати, поэтому мне нужна твоя статья через два дня.
- Они могут сделать это?
- Не важно, они уже сделали. Ты был в «Molto Bella» сегодня?
- Да, - сказал я осторожно.
- И? – я слышал нетерпение в его голосе.
- И я ничего на самом деле не ел.
- Что? Почему нет?
- Это длинная история.
- Ну, завтра, значит, сходишь, потому что я хочу увидеть твою статью на моём столе следующим утром.
- Я просто напишу о том, что уже попробовал.
- Валера, - голос Карла был строгим. – Вернись туда завтра, - он говорил так, чтобы возникло чувство, что у меня нет выбора. Я прикусил щёку изнутри, рассматривая, как туда вернуться. Я знал, что Дэн общается с Эме, и был уверен, что наше столкновение будет упомянуто, если я напишу уничтожающую статью, что я изначально и планировал, но это принесёт неприятные последствия для меня. Чёрт, мне придётся вернуться.
- Хорошо, я попробую ещё раз завтра, - я смягчился, снова. Закрыв телефон, я сильнее сжал руль.
Как, чёрт возьми, я собираюсь сделать это снова?
Денис:
Я перевернулся и уставился на свой будильник. Четыре пятнадцать утра – это слишком рано, чтобы вставать и идти на работы. Так ведь? Я ударил кулаком по подушке и спрятал в ней лицо, пытаясь заглушить воспоминания о его губах на своих.
Я никогда не встречал парня, который бы заставлял мою кровь закипать, как он. Вся уверенность, дерзость, которые присутствовали в нём, обычно отталкивали меня от других мужчин, но в его случае, я сам бросался ему на шею. Я глубоко выдохнул и перевернулся на спину, уставившись на тени на потолке.
Я начал составлять в голове список причин, почему я должен забыть, что Валера вообще появлялся в моей жизни. Он дерзкий. Он занят только собой. Он не джентльмен. Он больше переживает за личное имущество, чем о чьих-то чувствах или состоянии. У него присутствует комплекс Бога. Он красив. Это ведь должно быть недостатком, правда? Наряду с тем, что его улыбка заставляет меня таять, это сопровождается грубыми комментариями. Видишь. Сказал я себе. Он – абсолютно великолепный придурок безо всяких положительных черт.
Однако я знал, что это было неправдой. По пути домой, после нашего ужасного вечера, мне позвонила Эме, и я почти почувствовал, что этой беседой мне хотели доказать, каким на самом деле замечательным был Валера. Очевидно, что она хотела утешить меня, когда я ей сказал, что статья будет отрицательной благодаря мистеру Дураку. Она вздохнула, а потом начала рассказывать, что он любит музыку и играет на фортепиано и гитаре. Можно подумать, к моей ситуации это имело какое-то значение. В то же время, я хотел знать больше о нём, поэтому, пока я ехал домой, она рассказывала мне о качествах Валеры Русика.
Со слов Эме, Валера проводит своё свободное время в педиатрическом отделении больницы, играя для больных детей, даёт им уроки игры на гитаре. Она сказала мне, что он преданный, сострадательный, трудолюбивый и великолепно ладит с детьми. Если бы я не знал, то подумал бы, что она говорит о каком-то святом. Почему он показывал мне свою дерьмовую сторону? Даже притом, что он был настоящим придурком, я чувствовал притяжение к нему. Оно было настолько сильным, что пугало меня. Никогда бы не подумал, что мне так повезёт, и это будет человек, который терпеть меня не может. Я почувствовал, что в углу глаз собрались слёзы, и быстро вытер их, злясь, что позволил ему влиять на себя.
Он не имеет значение. Теперь он ушёл. Будет значительно лучше, если я забуду о его существовании, и найду способ спасти свой ресторан после выхода его статьи. Я начал раздумывать, где же найти инвестора, который поможет мне продержаться, пока не схлынут последствия его критики. К тому времени, как я снова стал засыпать, я придумал план и понял, что не нуждаюсь в статье мистера Дурака. Всё будет в порядке.
Мне хотелось петь, когда я ехал на своём скутере из офиса инвестора. Они уверили меня, что у них есть несколько инвесторов, изучающих индустрию туризма и отдыха, и что они найдут мне кого-нибудь в течение следующего месяца. У меня было более оптимистичное настроение, и даже начали появляться мысли, что всё будет хорошо, пока я не завернул на последнем повороте и не увидел, что он прислонился к машине перед моим рестораном.
Какого чёрта здесь делает Валера? По понедельникам мы закрыты. В понедельник я готовился к рабочей неделе, заказывал продукты и проверял бронь на неделю. Я не хотел его видеть. Потащив свой скутер к двери, краем глаза я видел, как он, оттолкнувшись от машины, направился в мою сторону. Пока я возился со своими ключами, то уронил их один раз, но потом всунул в скважину и повернул. Я быстро открыл дверь, и он подошёл сзади, пока я ввозил скутер.
- Дэн, мне нужно, чтобы ты приготовил для меня, - сказал он спокойно. Он серьёзно? Ни шанса, что я хочу видеть этого человека рядом с собой ближе, чем на десять футов. Как только я закатил свой скутер в ресторан, то вернулся к двери, где обнаружил его, облокотившегося на косяк. Не могу поверить, что он рассчитывает на то, что я забуду всё, что он делал, и буду угождать его сверхтребованиям. Я прищурил глаза, делая шаг навстречу ему.
Глаза Валеры округлились, прежде чем он сделал шаг назад. Я схватил дверь и начал закрывать её, когда он протянул руку и остановил её на полпути.
- Послушай, прости, но мне нужно это, - сказал он раздражённым тоном, что только больше меня разозлило. Я оттолкнул его руку. Я со всей силы хлопнул дверью и перед тем, как она закрылась, он снова просунул руку, чтобы остановить её. Но было поздно. Я посмотрел через стекло, как его пальцы зажало с отвратительным глухим звуком, прежде чем он выдернул их. Я шокировано уставился на него, когда он схватился за прищемленные пальцы и запрыгал. Я почувствовал угрызения совести и уже собирался открыть дверь и убедиться, что он в порядке, когда услышал череду ругательств на итальянском языке, вылетающих из его рта. Ни одно из них не предназначалось мне, но это напомнило мне о нашей первой встрече, когда он не знал, что я понимаю итальянский. Поэтому, я решительно закрыл дверь на замок, развернулся и умчался к себе на кухню.
Я быстро достал все продукты для обеда и попытался избавиться от чувства вины, которое вырывалось наружу. Я добавил сыр фета к мясу и взял несколько сочных помидоров, замешивая всё это вместе. Мне показалось, что я слышал тихий стук в дверь, но проигнорировал это. Я не собирался выслушивать его истерику, и уж тем более, оставаться с ним наедине снова. Я выложил свой обед на гриль и быстро вымыл руки, прежде чем поставить греться масло, и пошёл в свой кабинет. Когда я вышел, то снова услышал слабый стук, и открыл кухонную дверь настолько, чтобы увидеть, как Валера вышагивает перед окном.
Он пошевелил рукой, и я видел, как он вздрогнул, шагая туда-сюда, потирая пальцы. Может, дать ему немного льда. Он остановился, и я быстренько скрылся на кухне, смущённый, что меня чуть не поймали. Я простоял за дверью минуту и снова услышал, как он постучал в дверь. На этот раз его голос донёсся до меня.
- Дэн, пожалуйста, - просил он. Я слышал отчаяние в его голосе, но был непреклонен. Я покачал головой, избавляясь от мыслей впустить его, и вернулся к приготовлению своего обеда. Когда я закончил, то сел на табурет и посмотрел на свою еду, вспоминая, как он сидел напротив меня, и мы обсуждали наличие афродизиаков в устрицах. Я почувствовал лёгкий укол совести и проклял свои сверхактивные гормоны.
Я услышал, как в парадную дверь снова постучали, и посмотрел на часы на стене. Он стоит там уже тридцать минут. Вздохнув, я пересмотрел своё первоначальное решение. С глубоким вдохом, я встал и подошёл к кухонной двери, медленно открыл её и вышел из кухни. Как только Валера увидел меня, он тут же примчался к окну. Прижав к стеклу руки, он начал всматриваться внутрь. Его глаза умоляли меня подойти к двери, и я почти развернулся и вернулся на кухню. Если впущу его, то ничего хорошего из этого не выйдет, но я также не мог позволить ему стоять перед моим рестораном и устраивать сцены.
Я подошёл к двери и заметил его лёгкую ухмылку, когда он понял, что я собираюсь впустить его. Он отошёл и ждал, пока я открою дверь, и пока я открывал её, я заметил, что он был не в обычных своих брюках и рубашке, в которых я видел его в наши предыдущие встречи. Я слишком нервничал, когда пришёл, чтобы обратить внимание, во что он был одет. Теперь же я видел, что на нём были джинсы и чёрная футболка с группой AC/DC. Это сбило меня с толку. Я так часто представлял его в рубашке, что его повседневный образ лишил меня присутствия духа. Его джинсы были облегающими и сидели низко на бёдрах. Медленно открывая дверь, я не мог не обратить внимание на то, как плотно они облегают его тело, и мысленно ударил себя за такие мысли.
- Что тебе нужно? – спросил я раздражённым тоном. Я стоял в дверном проёме, не впуская его.
- Послушай, - сказал он, проведя рукой по волосам. – Просто приготовь мне что-нибудь для моей статьи? Обещаю, что буду объективным, - я прикусил губу, рассматривая вариант, чтобы впустить его. Моя упрямая сторона не хотела выполнять его просьбу, но логика говорила, что это не повредит. Я ещё раз впился в него взглядом, прежде чем отойти и впустить его.
Он потёр руку, и я заметил, что один из пальцев опух. Я застонал, взяв его за руку и подняв до уровня глаз, чтобы лучше рассмотреть её. Только один из пальцев был фиолетовым, на остальных были просто следы от удара, но, в общем, все выглядело хорошо.
- Нужно приложить лёд к руке, - сказал я. Я поднял глаза и увидел странное выражение у него на лице. Его черты не были жёсткими, как это обычно бывало, если он сердился. Вместо этого он выглядел почти... мило. Я быстро отпустил его руку и понёсся на кухню, нервничая из-за того, что моё сердце билось быстрее только от одного прикосновения. Он медленно следовал позади.
Я взял пакет с застёжкой «зиплок» и пошёл к морозильнику, чтобы взять немного льда. Прохладный воздух охладил мои щёки, и я вспыхнул ещё больше, осознавая, что покраснел в его присутствии. Взяв немного льда, я вернулся на кухню и увидел, что он сидит на моём табурете. Он пристально смотрел на мой обед и, когда я подошёл, повернулся и улыбнулся широкой улыбкой.
- Чизбургер? Серьёзно? – спросил он, усмехнувшись. Я вручил ему лёд и обошёл стол, садясь напротив его. Перед ответом я слегка пожал плечами.
- Да, и что здесь такого? Я в глубине души – парень, любящий гамбургеры, - сказал я. Он рассмеялся ещё громче, и я улыбнулся сам себе.
- Итак, что ты будешь готовить? Я попробую всё, что ты приготовишь, - сказал он. Я посмотрел в его глаза, в которых плясали огоньки победы. Часть меня хотела и ударить и поцеловать его одновременно. Я покачал головой и взял нож, которым обычно резал помидоры.
- Нет, я не буду готовить для тебя, - сказал я с осуждением. Его улыбка исчезла.
- В смысле, ты не будешь готовить для меня?
- Ты можешь разделить мой обед, - предложил я небрежно. Я разрезал бургер пополам и положил на тарелку вместе с мелко нарезанным стейком. Он посмотрел на это так, словно я вручил ему корм для собак на блюдце. Закатив глаза, я подвинул тарелку к нему.
- Это – бургер для гурманов, мистер Привереда. Здесь есть сыр фета и вяленые помидоры. Просто попробуйте. Если, конечно, ты уже не считаешь, что здесь нет ничего стоящего для статьи, - сказал я раздражённо. Это было по-детски, но я не мог не бросить его же слова ему в лицо. Его взгляд встретился с моим, и я тут же пожалел о своём ехидном замечании.
Быстро встав, я попытался убежать.

- Хочешь пива? – спросил я, отворачиваясь к холодильнику. Я почувствовал его тёплую руку вокруг моего запястья, и остановился; каждую часть моего тела покалывало от его прикосновения.
- Дэн, - прошептал он. Я закрыл глаза, прежде чем повернуться к нему. – Прости. Я был груб и не должен был говорить ничего подобного, - я вытащил руку из его захвата и выбросил его извинения из головы. Было намного проще думать о нём, как о враге.
- Не важно, - сказал я, отворачиваясь. Я был на полпути к холодильнику, когда услышал скрип его табурета по плитке. Когда я взялся за ручку, его рука взялась за мою, и он повернул меня, пока я не оказался прижатым к его груди. Я посмотрел на него, и его глаза умоляли о прощении. От того, что я был прижат к нему, по телу пробежала дрожь, и тут он заговорил.
- Прости, я не хотел быть такой задницей, но ты был так... уфф, красив. Я не мог сдерживать себя. Я только хотел поце... - я заставил замолчать его, накрыв его губы своими. В голове звучало предупреждение, чтобы я остановился, но я не хотел останавливаться. Я видел проблески мужчины, о котором говорила Эме, и я хотел оставить на нём хоть малюсенький свой след.
Мой поцелуй был сначала мягким, и я почувствовал, как дрожь пробежала по его телу, когда я сильнее прижался к нему. Я практически услышал, как у него в голове зажглась лампочка и его действия изменились – его руки тут же обняли меня, притягивая ближе к себе. Его губы чувственно двигались вместе с моими, прежде чем открыться, и его язык скользнул между моих губ. Я почувствовал прилив желания, когда мои руки пробежались по его груди вверх, пока не оказались на шее.
Я услышал низкое рычание, исходящее из его груди, прежде чем он отстранился. Медленно открыв глаза, я встретился с его удивлённым взглядом. Он немного повернул голову вбок и откашлялся, избегая моего пристального взгляда. Его руки пробежались по моим рукам, которые запутались в его волосах, и нежно убрал их.
- Эм... - начал он. Он, было, посмотрел на меня, но быстро отвёл смущённый взгляд, пожав плечами. Стояла неловкая тишина, пока мы находились в дюймах друг от друга, пока мои руки всё ещё обнимали его за шею. – Пиво? – наконец, спросил он, напоминая мне о том, что мы делали до того, как я поцеловал его. Я вырвался из своих мыслей и повернулся к холодильнику, доставая две холодные бутылки пива. Я всё ещё думал над тем, что сделал, но пришёл к мнению, что ни капельки об этом не сожалею. Когда я вернулся, он уже сидел на табурете, пережёвывая бургер. Он посмотрел на меня, когда я открыл пиво и поставил перед ним.
- Ну как? – я посмотрел в его глаза, а потом на бургер, показывая, что мне интересно его мнение. Прожевав, он задумался на мгновение, и я был загипнотизирован движением его кадыка, когда он глотнул.
- Это на самом деле вкусно, - сказал он с самодовольной улыбкой на губах. – Но думаю, что немного майонеза с кинзой сделало бы это ещё вкуснее, - я не смог сдержать смех, заставляя его улыбнуться ещё шире. Ему уже хватало наглости не один раз, а дважды, критиковать мою готовку на моей же кухне. Однако в этот раз меня это не волновало; я действительно хотел услышать его мнение.
Валера:
Я уставился на новый номер «Gourmet» и открыл его на странице со статьёй для «Molto Bella». Прошло почти три недели с тех пор, как я ел у него на кухне, и мы разговаривали о его приключениях в Южной Италии. Если бы мы были там в одно и то же время, мы бы встретились, но я жил в Санкт-Петербурге, когда он изучал искусство итальянской кулинарии.
Когда я доел лучший бургер, который когда-либо пробовал, я понял, что стараюсь провести с ним больше времени. Я задавал ему кучу вопросов, маскируя их под статью. Он с удовольствием рассказал, где окончил школу, и о времени, проведённом за границей, но я заметил, что мои вопросы стали более личными, пока мы сидели и разговаривали.
Я узнал, что он был соусье в небольшом ресторане, который я часто посещал, будучи в Венеции, за несколько лет до того, как он поехал туда. Он признался, что ненавидит баклажаны, и, видимо, именно поэтому его баклажан с пармезаном требовал доработки. Я смеялся над его ответом, когда он сказал, что даже притом, что он ненавидит запах, он всегда старается украсить его.
В ходе нашего разговора я сложил вместе несколько его неопределённых ответов, чтобы прийти к выводу, что он потерял обоих родителей. Когда я спросил его о деловой стороне его ресторана, он избегал моих вопросов, и я пришёл к выводу, что он едва сводит концы с концами.
Я просмотрел статью ещё раз, прежде чем закрыть её и взять телефон со стола. Положив его в карман, я направился к лифту. Я не видел Дэна с того дня, когда он накормил меня, и хотел быть первым, кто покажет ему статью.
- Валера?
Я глубоко вздохнул. Я не хотел разговаривать с Карлом прямо сейчас, но знал, что у меня нет выбора.
- Да, Карл? – спросил я, поворачиваясь к его кабинету.
- Я хочу извиниться за то, что был таким настойчивым к твоей статье для «Molto Bella» и хочу убедиться, что она не была написана под влиянием моего принуждения.
- Не волнуйся, Карл. У меня уже было предубеждение против этого ресторана, когда я впервые был там. Если бы вы не настояли на моём возвращении, то я бы не попробовал лучший бургер в своей жизни, - я вышел в коридор и быстро прошёл мимо Лорен, прежде чем она заметит меня. Я всё ещё слышал смех Карла, пока двери лифта закрывались.
Чем ближе я подъезжал к «Molto Bella», тем сильнее руки сжимали руль. Как Дэн отреагирует на моё появление? Понравится ли ему моя статья? Будет ли между нами то естественное влечение, которое я к нему чувствовал? Я поставил машину на парковке и провёл рукой по волосам, подбадривая себя, прежде чем открыть дверь.
Посмотрев на часы, я понял, что до открытия ещё несколько часов, поэтому был шанс, что я его не застану. Я постучал в стеклянную дверь и увидел маленькую темноволосую девушку, Эли, которая высунула голову из-за бара. Когда она увидела меня, широкая улыбка расплылась на её лице, контрастируя с тем выражением лица, которое она продемонстрировала, когда я вернулся после первого посещения. Она показала один палец, сообщая мне, что откроет дверь через минутку.
Я терпеливо стоял снаружи, пока не увидел Дэна, выходящего из кухни. Он подошёл к Эли, которая махнула в моём направлении, и Дэн повернулся к двери. Я посмотрел на его потрясённое лицо, и потом его губы растянулись в улыбке. Я выкинул из головы мечты о его губах, танцующих с моими, и улыбнулся в ответ.
- Привет, что ты здесь делаешь? – спросил он, открывая дверь. Я достал журнал из пиджака и вручил его ему.
- Страница сорок три.
Он неуверенно взял журнал из моих рук и нервно посмотрел на него, пока не нашёл страницу, о которой я говорил. Он прочитал заголовок, посмотрел на меня и закрыл журнал. Он вернул его мне, качая головой.
- Я не могу прочитать это, - сказал он. Я вернул ему журнал, усмехаясь.
- Всё в порядке, я обещаю.
Он прикусил губу и кивнул, прежде чем снова открыть его на нужной странице и начать читать. Каждая мучительная секунда убивала меня, пока он спокойно читал. Я никогда не хотел быть телепатом так сильно, как в этот момент. Он тихонько усмехнулся и посмотрел на меня.
- Фета-бергер? Ты серьёзно? – я кивнул. Дэн снова рассмеялся и вернулся к чтению. Я волновался, что он обидится за то, что я написал часть статьи, основываясь не на меню, но Дэн отреагировал нормально.
Дэн резко прекратил смеяться, и его щёки вспыхнули, прежде чем он посмотрел на меня. Он, наверное, добрался до части с устрицами. Прикусив губу, он продолжил читать, и я снова хотел поцеловать его. Он медленно закрыл журнал, когда закончил читать, и мы простояли в тишине минуту, прежде чем Дэн посмотрел на меня. Я терпеливо ждал, пока он соберётся с мыслями и заговорит.
- Спасибо, - прошептал он. – Думаю, что теперь буду вынужден добавить фета-бургеры в меню, - его улыбка разбила лёд, и мы вместе усмехнулись.
- Валер? – позвал он. Я оглянулся через плечо, показывая, чтобы он продолжил. – Ты... ты написал хорошую статью из-за того, что мы... ну ты знаешь... - он не закончил своё предложение, но я точно знал, о чём он думал. Я покачал головой.
- Нет. Я никогда не даю положительный отзыв тому, кто этого не заслуживает, - заверил я его. Он посмотрел на меня, прежде чем кивнуть.
- Ну, спасибо, - повторил он. Я принял его спасибо, слегка кивнув, когда он посмотрел на ресторан и снова на меня. – Ну, думаю, мне пора вернуться к работе.
- О, да... конечно, - заикался я. – Не хочу задерживать тебя.
Он улыбнулся мне, прежде чем развернуться и взяться за ручку двери, медленно открывая её. Он зашёл внутрь и обернулся, чтобы закрыть дверь, но я не мог позволить ему уйти. Прежде чем дверь закрылась, я просунул свою руку, чтобы остановить его, помня прошлый раз, когда поступил также глупо.
- Дэн, подожди.
Мы встретились взглядами через стекло, и я толкнул дверь, пока она полностью не открылась.
- Что ты делаешь после закрытия ресторана? – спросил я, прежде чем потерял всю уверенность. Дэн выглядел немного удивлённым, и потом покачал головой.
- Ничего. Я обычно просто возвращаюсь домой, а что?
- Хорошо... - я ломал голову над тем, что я хотел ему сказать. – Не хотел бы ты выпить со мной чашечку кофе позже? Я знаю одно великолепное кафе в центре, которое работает всю ночь, - он задумался на мгновение, прежде чем улыбка, заставляющая сердце остановиться, озарила его лицо. Он медленно кивнул перед ответом.
- Я не против. Я закончу около одиннадцати. Это не слишком поздно? – спросил он. Слишком поздно? Думаю, я мог бы продержаться без сна всю ночь, если это будет означать, что я поговорю с ним ещё немного.
- Нет, не слишком поздно. Увидимся, значит, - сказал я. Он широко улыбнулся, прежде чем закрыть дверь на замок. Я смотрел на него, пока он не исчез за кухонной дверью, и затем развернулся и лёгкой походкой направился к машине. Его сияющая улыбка всплывала в моей памяти, пока я ехал домой.
И в правду, безумно красив.
Год спустя...
Денис:
Я припарковался позади серебристого автомобиля Валеры и вышел из своей машины с продуктами, которые только что купил на рынке. Закрыв дверь, я нажал на кнопку брелка и широко улыбнулся, когда машина бибикнула, оповещая меня о закрытии дверей. Я был так взволнован в тот день, когда понял, что все мои труды, наконец, окупились, и я могу купить себе новую машину. Эта машина не была навороченной, но она была новой, и я уже оплатил всю её стоимость.
Я провозился с ключами возле ресторана, пытаясь удержать пакеты с выпечкой и продуктами. Войдя, я сразу же направился в кухню, где Валера был полностью поглощён работой. Как только я вошёл, Валерка перевёл взгляд с пасты, которую нарезал, и подарил мне улыбку, согревающую сердце.
- Здравствуй, любимый, - поздоровался он. Я бросился к нему, и, когда он наклонился, коснулся его губ. Я подарил ему лёгкий поцелуй, в то время, как его руки были погружены в тесто.
- Доброе утро, - сказал я, выкладывая покупки на стол и направляясь в свой кабинет.
- Почему ты задержался?
- Антонио не хотел меня отпускать. Он показывал мне новые фотографии своего внука, - выкрикнул я из кабинета. В первый раз, когда мы с Валеркой пришли в небольшое кафе Антонио, он громко рассмеялся и сказал Валере, что я был тем самым парнем, с которым он хотел его познакомить. Я знал Антонио ещё с тех пор, когда учился в кулинарной школе. Он всегда говорил мне, что однажды я найду хорошего парня, но я просто не обращал внимания на это. И даже не догадывался, что он будет знать парня, в которого я влюбился.
Это были не лёгкие отношения. Первые шесть месяцев мы продвигались очень медленно. Никто из нас не хотел торопиться, чтобы разбить сердце другому. Понадобилось шесть месяцев, прежде чем мы впервые занялись сексом, и позже я задавался вопросом, почему мы ждали так долго; этот парень был ходячим сексом. После этого, не думаю, что мы провели хоть одну ночь вдали друг от друга, если не мешал его график работы.
Он всё ещё работал в «Gourmet Magazine», но не работал с ресторанами Турина, объясняя это тем, что здесь ему трудно быть беспристрастным. Несколько раз в месяц он уезжал в другие города, выполняя свою работу. Также он стал вести собственное местное кулинарное шоу. Это было вопросом времени, прежде чем какой-нибудь канал увидит его, и тогда его анонимности придёт конец. Я улыбнулся сам себе, выходя из кабинета. Тогда он будет чаще дома.
- Почему ты улыбаешься?
- Мне просто интересно... когда ты станешь знаменитым, ты всё ещё будешь приходить и помогать мне готовить пасту? – спросил я. Валерка закатил глаза и улыбнулся своей изогнутой улыбкой.
- Кто-то же должен приходить и делать это правильно, - поддразнил он. Я покачал головой, усмехнувшись, и стал раскладывать продукты. – Ты знаешь... «Вероцци» ищет инвестора, - я резко поднял голову и впился в него взглядом.
- Ты не посмеешь, - зарычал я. Его бровь взлетела вверх, говоря тем самым, что он сделает это. Он предлагал вложить деньги в «Molto Bella» последние несколько месяцев, но я колебался. Я не сомневался в его деловом чутье, меня больше волновал тот факт, что произойдёт с нами, если мы станем партнёрами, и как это повлияет на наши отношения. Он помогал мне более мудро вести мой бизнес, показал, как экономить так, чтобы это не отражалось на качестве, и именно благодаря ему я не оказался банкротом в те первые месяцы. Однако я боялся того, что если он вложит свои деньги, то наши отношения изменятся.
Он намекал, что его адвокат ищет возможности для инвестирования, но до этого момента, были лишь разговоры. Он даже поддразнивал меня, что вложит деньги в конкурирующий ресторан и тогда мне придётся попотеть, тягаясь с ним. До меня доходили слухи, что «Вероцци» искали финансовую поддержку, и, когда он упомянул их, реальность ошарашила меня, до меня, наконец, дошло, что он на самом деле может сделать это.
- Дэн, я говорил тебе, что хочу оставить работу в «Gourmet». Чего ты ожидал? Я предлагал вложить деньги в «Molto Bella», но ты слишком упрям, чтобы согласиться.
Я сильно сжал зубы, воздерживаясь от комментария, который был готов сорваться с моих губ. Вместо этого я отвернулся от него и стал готовить томатный соус. Мы работали в тишине, пока я обдумывал его слова. Я был зол и немного сбит с толку тем, что он даже рассматривает вариант вложения денег в ресторан моего главного конкурента. Чем больше я думал об этом, тем больше понимал, что был слишком упрямым. Я не могу требовать, чтобы он отказался от предоставляющихся возможностей только потому, что я не готов дать ему то, что он хотел. Или готов?
В последнее время я пересматривал своё решение, и всё это произошло после его тонких намёков. Несколько месяцев назад Валера стал делать намёки по поводу однополого брака. Так если к этому приведут наши отношения, то почему я не должен позволять ему вложить деньги в «Molto Bella»?
Я снял соус с плиты и подошёл к столу, где он работал. Он заканчивал с последней партией пельменей, и я не мог не улыбнуться, заметив пятнышко муки у него на носу и немного муки в волосах. Я протянул ложку с соусом, предлагая ему попробовать. Мы встретились взглядами, когда он открыл рот. Я стоял, загипнотизированный на мгновение, когда заметил жажду в его глазах, но он быстро отвёл взгляд и посмотрел на ложку, которую я глупо держал в руках. Удержав себя, чтобы не наброситься на него, я поднёс ложку к его губам, и его язык облизал губы, прежде чем облизать ложку. Я прикусил губу, ожидая его одобрения, которого так и не последовало. Он сморщил нос и покачал головой.
- Что это? Просто ужасно, - моему мозгу понадобилась целая минута, чтобы понять то, что он сказал, но когда я понял, то глаза застелило красной пеленой. Что он подразумевает под ужасным? Я каждый день готовлю это. Я могу приготовить соус даже во сне.
Я опустил другую ложку в соус и попробовал его, и не мог понять, о чём говорил Валера. На вкус так же, как и всегда. Бросив ложки в раковину, я прищурил глаза.
- Что ты подразумеваешь под словом «ужасно»? На вкус он превосходен.
- Как скажешь, - сказал он, пожимая плечами. Я подошёл к нему, держа кастрюлю в одной руке, а вторую руку уперев в бок.
- Нет, не как я скажу. Что не так с соусом, о, повелитель кухни? – спросил я, не скрывая сарказм. В его глазах вспыхнула жажда, и я понял, что он просто провоцировал меня, стараясь вывести меня из себя. Это определённо срабатывало. В прошлый раз, когда всё вышло из-под контроля, мне пришлось купить новый миксер, который мы уронили со стола, торопясь насладиться друг другом.
- Если тебе нравится мягкий, то ничего, - парировал он. Я пронёсся мимо него, специально задев бедром его, и не сдержал самодовольную улыбку, понимая, что он уже был твёрдым. Я бросил кастрюлю на плиту, отчего соус разлетелся брызгами в стороны.
- Так, что? Больше базилика? – спросил я, взяв баночку со специями и добавляя в кастрюлю базилик. – Нет? Может, ещё чеснока? – я встряхнул кастрюлю, добавив больше чеснока. Я почувствовал его рядом раньше, чем он коснулся меня. Склонившись над моим плечом, он посмотрел в кастрюлю, опаляя своим горячим дыханием мою шею.
- Не думаю, что это спасёт его... - прошептал он мне на ухо. По коже пробежали мурашки, и я почувствовал знакомое желание, которое всегда зарождалось во мне в его присутствии, и потом я понял его слова. Я замер, из груди вырвалось рычание, прежде чем я развернулся и ударил его ложкой в живот, заставив тем самым завизжать и отскочить назад.
- Ты, напыщенный всезнайка. Ты должен помнить, что находишься на моей кухне, - его бровь дёрнулась вверх, и я вспыхнул ещё больше из-за его самодовольства. Я вернулся к кастрюле и взял её в руки. Подойдя к островку, за которым он работал, я обмакнул ложку, которую использовал для помешивания. Поворачиваясь к нему, на моём лице, скорее всего, расплылась вредная ухмылка от того, что я запланировал. Он быстро всё понял и покачал головой, поднимая руки в примирительном жесте.
- Дэн, нет. Не делай этого... - начал он, но замолчал, когда соус оказался на его лице. Он тут же коснулся рукой липкой смеси, стекающей по щеке, и вытер её. – Не могу поверить, что ты сделал это.
Я широко улыбнулся, поворачиваясь и быстро обмакивая ложку в соус, вооружая себя для очередной атаки. Его местоположение изменилось, когда я повернулся, и я понял, что у меня проблемы. Тихонько хихикая, я обежал вокруг острова, который теперь разделял нас, с ложкой соуса наготове. Валера стал медленно обходить остров, и я поступал также, держа его на расстоянии. После нескольких попыток добраться до меня, он остановился и наклонился над столом, впиваясь в меня взглядом.
- Я схвачу тебя, мой котёнок. И когда я сделаю это, ты за всё заплатишь, - сказал он угрожающим тоном. Я рассмеялся и подошёл ближе к острову, но недостаточно близко, чтобы он схватил меня.
- Мечтай, паста-бой, - поддразнил его я, прежде чем бросить содержимое ложки в него. Валера был полностью потрясён, когда соус упал ему на плечо и стал капать на грудь. Я громко, по-мальчишески захихикал в звенящей тишине, чего хватило, чтобы он напал на меня. Прежде чем я понял, что он делает, он залез на островок, столкнув кастрюлю с соусом. Она упала на пол, и соус разлетелся во все стороны, вымазывая меня и Валерку. Я взвизгнул и развернулся, чтобы сбежать в кабинет, но его руки схватили меня за талию и он развернул меня к себе лицом. Он толкал меня назад, пока моя спина не упёрлась в металлическую дверь – холодильник.
Я нервно рассмеялся и задался вопросом, насколько всё плохо, когда встретился с ним взглядом. Его глаза были прикрыты, и я прочитал в них возбуждение, когда он смотрел на меня. Одной рукой он схватил моё бедро, а второй упёрся в дверь выше моего плеча, блокируя все мои выходы.
- Ты помнишь первый раз, когда я поцеловал тебя? – спросил я хриплым шёпотом, вспоминая положение, в котором мы находились. На его лице выразилось замешательство, пока он пытался понять, о чём я говорю. Когда он вспомнил то, что я сказал, на его губах заиграла кривоватая улыбка.
- Хммм, да. Я отлично помню. Однако тогда я не сделал этого, - сказал он соблазнительным шёпотом. Его рука пробежалась по моей талии, пока не добралась до груди, заставляя задохнуться от нахлынувших чувств. – Или этого, - он прижал руку к моей груди, задев сосок, от чего по телу пробежали электрические разряды. Потом его рука скользнула по моему рельефному животу, пока не опустилась между бёдер. Его пальцы ласкали меня через джинсы, пока он не прижался ко мне всем телом. Спрятав лицо в изгибе моей шеи, он прикусил чувствительную кожу.
- Но думаю, что получил бы такую же реакцию, если бы сделал, - я почувствовал, что он улыбается. Дерзкий ублюдок. Однако моё раздражение испарилось, когда он погладил меня рукой. Его прикосновения заводили меня, и я хотел почувствовать его губы на своих. Схватив его за волосы, я притянул его голову ближе, пока наши губы не встретились. Между нами не было нежности, пока губы жадно нападали друг на друга. Он прикусил мою губу достаточно сильно, чтобы сообщить, что это будет очень грубо, и я почувствовал, как мои яйца поджались ещё больше. Одним быстрым движением он расстегнул мои джинсы и спустил их вниз. Я разулся и быстро сбросил джинсы на пол в кучу. Его руки оказались на моей заднице, и он зарычал мне в рот, когда его руки нащупали синеву моих брифов, которые он так любил. Он провёл руками по ткани, прежде чем стянуть их вниз и схватить мою задницу. Одним быстрым движением он стянул их с моих бёдер, и они упали на пол к моим джинсам.
Я отпустил его волосы и схватился за его Levi′s. Он отстранился от меня достаточно, чтобы мне удалось расстегнуть его джинсы и быстрым рывком стащить вниз. Я вернул руку к ткани его боксёров и стянул их вниз. Схватив меня под попку, он поднял меня, когда я обернул ноги вокруг его бёдер, его огромный и твёрдый член прижимался к моему входу.
- Voglio essere dentro di te, adesso (Я хочу быть в тебе, сейчас), - прошептал он на итальянском языке, заставив меня задрожать от его слов.
- Я хочу чувствовать тебя в себе, - ответил я на его просьбу. Я шевелил бёдрами, пока головка его члена не скользнула внутрь, заставляя его заполнить меня полностью. С громким стоном он двинул бёдрами, прижимая меня к холодной двери.
- Cosi caldo (Такой горячий), - шептал он мне в шею. - Cosi bello, cosi perfetto (Такой красивый, такой совершенный), - он медленно выходил из меня, а затем резко двигался обратно, заставляя меня стонать от неожиданных движений. Схватив меня за бёдра, он прижимал меня к двери, продолжая двигаться во мне. Я чувствовал знакомые ощущения приближения оргазма, и он всегда шептал слова, которые приводили меня к краю. Независимо от того, насколько извращённо или грубо он делал это, он всегда говорил мне, как сильно он меня любит в момент, когда мы оба были более уязвимы.
- Ti amo.
Моё тело дрожало, когда он привёл меня к краю. Я не сдержал громкий стон, сообщая ему, что он достиг своей цели. Он любил звуки, которые я издавал, и этот вырвался за мгновение до того, как он прикусил кожу на моём плече и кончил в меня, застонав. Он обнимал меня, прижимая к холодильнику, целуя плечо и пробормотав извинения за след, который, я уверен, останется на коже. Его губы нашли мои, когда он опустил меня на пол. Когда мы отстранились друг от друга, то осмотрели разрушения на кухне.
По крайней мере, на этот раз мы ничего не сломали.
О, хрустального озера гладь безупречная,
Не скрывай – покажи мне моё отражение,
И, души неприкаянной вторя движениям,
Дай почувствовать снова дыхание Вечности!
Шаг за шагом, войду в твои воды коварные,
И застыну, вслепую касаясь ладонями.
Твоё зеркало – адская пропасть бездонная –
Посылает в мой разум виденья кошмарные.
Поглощает меня эта топь серебристая:
Каждый вдох – будто лёгкие полнятся оловом.
В мою душу впиваясь глазницами полыми,
Тянут демоны к ней свои лапы когтистые,
Разрывают на части с неистовым бешенством –
Эту боль я приму, как своё наказание,
И постигнув желанное тайное Знание –
Утону в леденящих объятиях Вечности... 






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 31
© 14.01.2021 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2021-2993483

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1