Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Восставший во имя тебя


Восставший во имя тебя
Я неторопливо шёл по коридору, когда мне на встречу попалась компания парней из параллельного класса, среди которых чётко выделялся лишь один – Фёдор по кличке Фред. После той единственной нашей ночи два года назад парень кардинально поменялся. Во-первых, он стал геем буквально через неделю после произошедшего, во-вторых, хотя он и был сверху со мной, Фред предпочёл для себя пассивную позицию. Мне всегда было интересно, кто же стал тогда первым его мужчиной, поговаривают, что это был тот самый учитель физики, из-за которого как-то поссорились мои лучшие друзья. Но этого мы не узнаем, если только никто из участников того процесса не проболтается.

Наши отношения с Федей... Ну, они странные, мы не то, чтоб недолюбливаем друг друга, просто между нами есть какое-то напряжение и я даже не знаю откуда оно взялось. Федя привлекает меня внешне, я помню, что в сексе он очень хорош, и я бы не отказался развлечься с ним ещё раз, какую бы позицию он не предпочёл. Фред замечает мой пристальный взгляд, слегка почёсывает рыжую макушку, отворачивается, а потом, что-то шепнув одному из своих друзей, внезапно направляется ко мне.

— Русик!

Я не понял для чего он так кричал, но от его голоса почему-то замер на месте, не смея сделать лишний шаг. Поравнявшись со мной, Федька подхватил мою руку и потащил по направлению к лестнице на крышу.

Я не сопротивлялся только потому, что мне было интересно, для чего я понадобился этому странному парню. Фред с лёгкостью снял замок с закрытой двери, распахнул её, втолкнул меня на крышу и зашёл следом, прижимаясь спиной к теперь уже закрытой двери. На площадке воцарилось молчание, которое я не торопился нарушать, а Федя почему-то прожигал меня взглядом.

— Тебе нравится Дима? – наконец, произнёс он, заставляя мои брови заинтересованно поползти вверх.

— Ну, он моя давняя любовь, а к чему такие вопросы? – я слегка наклонил голову, рассматривая собеседника. – Мы как соперники в любви или что?

Теперь уже удивлённо выглядел Федя. Недолго пялясь на меня в ответ, он качнул головой и полез в карман за сигаретой. Говорить он продолжил только тогда, когда выпустил первую струйку дыма.

— Нет, определённо Дима не в моём вкусе, но в плавательной команде есть тот, кто меня привлекает, и я бы хотел найти возможность встретиться с ним.

— И я похож на того, кто может организовать свидание?

— Нет, ты похож на того, кто может составить компанию в свингер-клубе, – Федя снова затянулся сигаретой. – Я знаю, что он гей и, как видишь, выяснил некоторые его наклонности, другого способа встретиться с ним нет.

— Кто тебе сказал, что я соглашусь?

Теперь во взгляде Фреда читалась какая-то мольба, однако голос оставался таким же спокойным и уверенным, а ни сколько не просящим.

— Потому что для тебя это будет интересный опыт? – парень пригладил рыжие волосы и протянул мне сигарету. – Ты ведь не пробовал нечто подобное.

— С чего ты взял?

Я отказался от предложенной порции никотина и продолжил пялиться на рыжего.

— Не знаю, интуиция подсказывает, а она редко ошибается, – Федя хищно улыбнулся. – Тогда, два года назад в больнице она говорила мне: «иди, трахнись с ним, тебе понравиться». И, как видишь, она была права. Весомый довод?

— Вполне, – я широко улыбнулся, подходя ближе в Фреду и обнимая его невероятно тонкую для парня талию. – Значит мы будем типа любовниками? Тогда нам нужно потренироваться, совсем чуть— чуть, для убедительности.

— Не думаю, я прекрасно знаю, что ты хороший актёр, так что справишься, к тому же, для тебя там тоже будет бонус, — Федя был немного выше меня, поэтому слегка наклонился, целуя уголок моих губ. – А теперь отвали от меня, на хрен, Русик.

Вот так и заканчиваются все наши разговоры. Мы посылаем друг друга далеко и надолго, но при этом даже не ругаемся, как будто всеми силами пытаемся держать дистанцию. Я отпустил оппонента, он поправил слегка помявшуюся рубашку, последний раз затянулся сигаретой и послал её в полёт крыши.

— Один вопрос, Федя, – дождавшись когда парень повернётся ко мне, я продолжил. – Разве в свинге не участвуют уже сложившиеся пары?

— Так и есть.

— Значит, у твоего обожаемого спортсмена есть постоянный партнёр?

— Значит есть, – ответил парень, слегка пожав плечами. – Тебе-то какая разница?

— Мне-то никакой, а вот тебя это не волнует?

— А должно?

Я пялился на парня несколько секунд, потом пожал плечами.

— Не знаю, какие у тебя вообще планы на него?

— Слушай, не парь мне мозги, я не живу таким далёким днём, – Федя засунул руки в карманы свободных штанов. – Единственное, что я сейчас могу сказать, что хочу срочно заняться с ним сексом и остаётся надеяться, что эта парочка не слишком избирательна в выборе партнёров и мы им подойдём.

— Мы всем подойдём, Федь, мы же с тобой самые большие очаровашки в школе, – я улыбнулся уже слегка напрягшемуся парню. – Короче, где и во сколько?

— Если сможешь до семи задержаться в школе, то встретимся прямо здесь, если нет, то приходи на автовокзал к половине восьмого. Нам предстоит дальний путь.

— Дальний путь? – я заинтересованно посмотрел на спину Фреда, который уже начал спускаться по лестнице. – А что поближе клубов не нашлось?

— Тех, куда пускают несовершеннолетних, не нашлось.

И как я мог забыть об этой незначительной детали? Вообще, мне казалось, что в наших клубах на это данным давно закрывают глаза, потому что, будучи ещё шестнадцатилетним, я спокойно проходил фейс-контроль и даже покупал алкоголь ни в одном и даже не в двух ночных клубах. Но тут и правда дела обстоят несколько иначе, мы идём не просто в обычный клуб, а в клуб, в котором всё и вся занимаются различными безобразиями. И я очень хотел туда попасть, пусть даже придётся ехать к чёрту на кулички.

Дойдя до конца лестницы, Федька дождался меня, несколько секунд молча рассматривал, потом немного грубо произнёс:

— Не смей подставлять ему задницу, понял? Запомни раз и навсегда, что в нашей импровизированной паре я пассив, хотя и мордашка у тебя посимпатичнее.

— Благодарю за комплимент и успокойся, – я снова притянул Фреда к себе. – ты выглядишь гораздо привлекательнее для таких самцов, как парни из спортивного клуба и ещё, у геев я мужчин не отбиваю, так что будь спокоен.

Федя благодарно улыбнулся, запечатал ещё одно «спасибо» в виде трепетного поцелуя на моих губах и, откинув мои руки, медленно зашагал по коридору.

Настроение у меня поднялось, проводив взглядом задницу Фреда, которой он слегка вихлял, напоминая молодую модель, я медленно побрёл в сторону класса, где проходил последний урок, раздумывая, где же мне провести время до сегодняшней увлекательной поездки.

В классе было шумно. Учитель опаздывал, поэтому все стояли на ушах. Меня это не сильно заботило, отсутствие учителя было мне даже на руку. Сегодня был очередной смежный урок, а значит моя давняя и теперь не такая уж тайная любовь тоже была в классе. А вот и он – довольный жизнью, слегка взлохмаченный сидит, приобнимая всю ту же блондинку. И это Димон, которого я знал?

— И это Димон, которого я знал?

Повторил я уже в слух, останавливаясь для чего-то у его парты. Парень поднял на меня слегка заинтересованный взгляд, как бы спрашивая, в чём собственно дело. Решив ничего не отвечать, я поправил его белую рубашку, пригладил волосы, облизнув большой палец, стёр остатки плохо смытой помады возле уха. Оценив результат своих трудов, я удовлетворённо кивнул головой и двинулся дальше, занимая место за одной из последних парт, наблюдая за реакцией Димы и его свиты. Некоторое время они о чём-то перешёптывались, Димон несколько раз ругнулся на них нелестными словами, послал в места не столь отдалённые и, наконец, поднялся со своего места, оставляя в одиночестве свою спутницу и направляясь ко мне.

— Что-то случилось?

Я невинно похлопал глазками, рассматривая стоящего рядом парня. Димон лишь тяжело вздохнул и как-то обречённо произнёс.

— Двигайся, я сяду тут.

Я пожал плечами и пересел на соседний стул, освобождая место непонятно для чего подошедшему парню. Димка тяжело опустился на свободный стул, сложил руки на груди и замолчал, утыкаясь куда-то в одну точку. Я тоже говорить не торопился, это ведь не я для чего-то припёрся и сел рядом, правильно? Но в итоге я всё равно сдался первым.

— Ты не осторожен, Димон. Ты можешь в один момент разрушить свой статус принца, если не будешь следить за своим внешним видом.

— Я должен сказать тебе «спасибо»?

— Это уже твоё дело, я в благодарностях не нуждаюсь, просто смотреть на тебя... на тебя не похожего на тебя, это выше моих сил.

Я снова замолчал, обдумывая то масло масленое, что только что сказал, Дима тоже молчал, изредка тяжело вздыхая, как будто не решаясь что-то сказать.

— Вэл, придёшь ко мне сегодня?

— С чего вдруг? – я заинтересованно повернулся к парню, который снизошёл до того, чтобы наконец-то вымолвить хотя бы слово. – Вон, подружку свою приглашай.

— Не хочу, нужно чтобы ты пришёл.

— Сегодня мой вечер полностью занят, ищи кого-нибудь другого.

Я встретил взгляд Димона, слегка улыбнулся ему и отвернулся к доске, на которой наконец-то появившийся в классе учитель, запыхавшийся от быстрого бега, писал тему урока.

— И чем ты сегодня занимаешься?

— Трахаюсь.

— Ну так я тебя тоже, не чай с тортиком пить зову.

Я усмехнулся, вновь поворачиваясь к Димке, внимательно разглядывая его симпатичное лицо.

— Хочешь сказать, что уже готов? А как же твои сексуальные фантазии? Блондинка уже все удовлетворила?

— Я не говорил, что готов, – Димон слегка пожал плечами, играя пальцами с ручкой. – И я не говорил, что мы будем трахаться, так, что-нибудь придумаем, на подобии.

— На подобии секса? – я тихо засмеялся, – Нет, спасибо, уж лучше я действительно займусь сексом, чем буду делать что-нибудь на подобии.

— Тогда могу я прийти посмотреть?

— Что прости? – Дима упорно избегал моего взгляда, кончики его ушей мило покраснели, и я на секунду подумал, что если бы не моё желание быть в его власти, я бы сейчас вытащил его из класса и хорошенько оттрахал. Теперь уже улыбка не сходила с моих губ. – Тебе нравиться на подобное смотреть?

— Нет, но мне интересно.

— Ох, Димон, знаешь что... — я тяжело вздохнул и протянул руку, проводя пальцами по гладкой щеке оппонента. – Я заскачу к тебе после всего, но это будет очень поздно, и я действительно приду на чай с тортиком, так что не засыпай там без меня.

— Ты придёшь ко мне после того, как...

— Я люблю шоколадный торт, на крайний случай можешь купить тот, где будет много фруктов, – я перебил Димона, потому что не желал слушать, как он будет качать свои права. – А если Вас, принц, что-то не устраивает, то не приглашайте меня к себе.

Димка посмотрел на меня каким-то обиженным взглядом, но потом всё же кивнул, соглашаясь с моими условиями.

— Я напишу тебе свой адрес.

— Не нужно, я знаю, где твой дом.

На этом наш разговор был завершён.

В двадцать пять минут восьмого, я, кутаясь в тёплый шарф, поджидал своего, не то, чтобы друга, не то, что знакомого, в общем, парня, с которым мне предстояло провести сегодняшний вечер. Погода была, прямо скажем не очень, так что пару раз я даже подумал, что может быть мне не стоит никуда отправляться сегодня, а просто завалиться к Димону на весь вечер и пить горячий чай вприкуску с шоколадным тортом. Но, раз уж я втянул себя в эту авантюру с липовой парой, я должен дойти до конца.

Федя появился ровно в половину восьмого. Ещё минут десять мы прождали автобус, потом около часа, а может даже полутора, тряслись в душном транспорте, потом шли минут двадцать-двадцать пять по каким-то тёмным улицам и вот, наконец-то, прибыли на место. Всё это время, я всеми силами пытался вытащить из своего спутника, кто же тот самый спортсмен, который является его предметом обожания, но рыжеволосый парень упорно молчал, каждый раз говоря, что я сам всё узнаю со временем. И вскоре мне действительно удалось это сделать и, не скажу, что я был разочарован, напротив, я даже слегка позавидовал Фреду.

В здании клуба было темно, душно, шумно и пахло благовониями, от которых слегка начинала кружиться голова. Перед самым входом, Федя взял меня за руку и не отпускал до тех пор, пока мы не опустились на один из диванов.

— Короче, он вон там, за столом в углу. Это Эдик. Думаю, ты хорошо его знаешь.

Конечно я его знал. Лучший пловец школьной водной команды. Звезда, которой все пророчат выдающееся будущее в спорте. Не будь он на вид таким «натуральным натуралом», я бы точно запал на него, но в то время я предпочёл Димона и не собирался отказываться от него и сейчас. Выбор Фреда я одобрял, поддерживал и всеми силами был готов помочь ему, если бы не одно но. Рядом с Эдиком, прижимаясь к его груди и о чём-то весело болтая, сидело чудо-чудное из разряда «уйди противный» с пушистыми кудрявыми волосами, в коротких обтягивающих шортах и чулках в сеточку. Я почувствовал, как по моему телу побежали противные мурашки.

— Что ты там говорил про мой подарок? У меня как-то должен встать на эту куклу?

— Разве у тебя не на всё встаёт? – со всей серьёзностью ответил рыжий парень, понимая, что в чём-то он просчитался.

— Представь себе, но не на всё!

Федька мило закусил губу, переводя взгляд то на меня, то на парочку за дальним столом, думая как же всё-таки выкрутиться из этой ситуации.

— Может потерпишь?

— Нет уж.

В глазах Фреда промелькнуло какое-то отчаянье, но, кажется, он понял, что заставить меня переспать с этой «дамой» невозможно и поднялся с кресла.

— Тогда пошли по домам.

Скрывать обиду парень не умел. Его плечи тут же опустились, взгляд стал грустным, как у щенка, которого хозяева оставили одного на даче, а ещё Федька начинал грызть ногти, печально рассматривая их после каждого укуса. Ну что с таким можно сделать, кроме, как пожалеть. Догнав идущего впереди меня Фреда, я обогнул его, прижимая к себе за талию.

— Ладно, я организую тебе ночь с ним, мне ведь не обязательно для этого играть с его «подружкой».

— Он может не согласиться...

— Попытаемся, ладно?

На лице рыжего парня вновь появилась очаровательная улыбка. Как ребёнок, ей Богу. Тискать он меня перестал только минут через пять, когда заметил взгляд своего идеала, направленный в нашу сторону. Сначала мои руки были скинуты, потом поспешно положены обратно на его талию. Я усмехнулся и слегка приподнялся на цыпочки, касаясь губами его уха.

— Да не волнуйся ты так, а то сам нас выдашь.

Фред слегка кивнул и развернул своё лицо, соединяя наши губы уже не в нежном, а достаточно страстном поцелуе. Более того, он позволил мне откровенно его лапать и даже пару раз простонал в мой рот, когда я задевал особенно чувствительные точки. Краем глаза я замечал, что Эдик заинтересован в нас, потому что он часто шептал что-то на ухо своей пассии и сверлил нас взглядом. Когда наш поцелуй прекратился, пловец слегка присвистнул, привлекая наше внимание, и поманил нас пальцем, приглашая присоединиться.

— Ну вот, час Х, только не волнуйся.

Я поудобнее перехватил руку Феди и потащил его к столику.

— Вроде бы я вас знаю, часто здесь бываете?

Это был первый вопрос, который нам задал Эдик, когда мы опустились рядом с ним на диван, а так как мой спутник находился в некой прострации от близости к своему обожаемому парню, говорить начал я.

— Нет, мы здесь впервые, мой партнёр захотел попробовать. Я сам был не в восторге, поэтому захотел уйти, но потом решил всё же не лишать его такой возможности.

— Значит ты не участвуешь?

— Нет, но я бы не прочь посмотреть на это. Ах да, скажу сразу, мы учимся в одной школе, чтобы потом сюрпризов не было.

— Вот как, очень интересно, – взгляд Эдуарда скользнул по Феди и я почувствовал, как он слегка напрягся и чуть резко выдохнул, по всей видимости, начиная возбуждаться от одного взгляда. – Странно, что я вас не видел.

— Ну, судя по твоему спутнику, такие геи, как мы несколько не в твоём вкусе. Предпочитаешь более женственных?

Эдик перевёл взгляд на своего спутника, потом вернул его ко мне.

— Что-то типа того...

Мне показалось это странным, но зацикливаться я не стал. Я вытянул вперёд наши сомкнутые руки, внимательно глядя на Эдика.

— Ну так что? Тебе мой мальчик, мне интересное зрелище. Твоя «девочка» не против?

— А я никого и спрашивать не буду, – Эдик довольно и хищно улыбнулся, перехватывая у меня руку моего спутника и внимательно рассматривая его. – Как хотя бы твоё имя, молчун?

— Фред... Федя...

— Ну, тогда пойдём, воспользуемся одной из комнатушек, Фред.

Всё получилось даже как-то очень легко. Улыбнувшись, я поднялся следом за парнями, фыркнувшая «девочка» следом за мной и, все вместе, мы поднялись в одну из небольших комнат.

Первое, что меня удивило, это запах порошка от постельного белья. Я и не знал, что в подобных, Богом забытых заведениях такой отличный сервис. Напротив кровати стоял небольшой диванчик, на котором я и разместился, рядом с диваном, небольшая лампа с регулятором света.

— Во, я нашёл себе занятие, буду создавать Вам атмосферу.

Чудо-паренёк разместился рядом со мной, поджав под себя худые ноги, а двое оставшихся парней сразу же обосновались на кровати. Всё-таки они хорошо смотрелись вместе и, с каждой новой снятой частью одежды, я в этом всё больше и больше убеждался. Красивое спортивное тело Эдика и невероятно худое, но всё же сильное тело Фреда – бросив на них один только взгляд, я мог бы назвать их идеальной парой. Только вот взгляд, которым они смотрели друг на друга был, совершенно разный. В обоих читалось желание, но если у Феди оно сочеталось с начинающей любовью, то у спортсмена скорее с нескрываемой похотью.

Не знаю, что из этого может получиться, но пусть парень порадуется хотя бы одной ночи, это его право. Бельё парни снимать не торопились, но это почему-то выглядело даже сексуальнее, чем если бы они были обнажены. Возбуждение никаким бельём не скрыть, но наличие одежды всё же придавало какое-то таинство этому действию.

— У тебя... руки шершавые... — тихо произнёс Федя, когда ладони Эдика скользнули по его обнажённой коже.

— Это мозоли, неприятно?

— Приятно, но как-то непривычно, сразу чувствуется, что я с настоящим мужчиной.

Эдуард легко улыбнулся, скользя губами по щеке своего почтилюбовника.

— Значит твой партнёр не настоящий мужчина?

Я слегка разозлился, но решил не встревать в разговор. В принципе, мы с Фредом не были любовниками, да и не хотел я иметь мазолистые руки. Слава Богу, Федя решил не отвечать на вопрос спортсмена, он легко надавил на плечи парня, заставляя его опуститься на кровать, и впервые целуя. Поцелуй получился необыкновенно нежным, Фред блаженно прикрыл глаза, наслаждаясь им, а Эдик успевал улыбаться. Видимо, он думал, что его ждёт страстный и нетерпеливый любовник, но Федя был невероятно осторожен, и это приносило свои плоды, потому что вскоре Эдуард понял, насколько такой контакт может заводить.

— Как ты это делаешь? – на выдохе произнёс Эдик, когда его губы были освобождены – Заставить меня кончить от поцелуя, чёрт возьми, как ты смог?

— Я не буду раскрывать своих секретов, – улыбнувшись, ответил рыжий парень, запечатывая на губах любовника ещё один поцелуй.

Кончить? Да ну? Я немного прибавил света, чтобы лучше разглядеть, и правда заметил на белье спортсмена влажное пятно. Но, блин, он ни разу не изменился в лице, я внимательно следил за этим, когда он успел? Нет, ну видно было, что ему нравиться, но чтобы настолько! Я снова убавил свет, создавая более интимную атмосферу, а парни, наконец-то, продолжили.

— Ты хочешь делать всё сам? – спросил спортсмен, когда Фред продолжил покрывать его лицо поцелуями. – Мне-то конечно всё равно, но может и мне позволишь что-нибудь сделать, а то я чувствую себя бревном.

— Ты же сам сказал, что тебе всё равно, так что, расслабься и получай удовольствие.

Федя мило улыбнулся лежащему под ним парню, поцеловал кончик носа и спустился к шее, продолжая свой путь «нежных поцелуев». Вот, на мой взгляд, вот так мило должен был проходить первый раз братьев, а этой парочке можно быть и погрубее. Всё-таки, странно всё это, определённо странно. Ну да не важно, это я отвлёкся немного.

Поцелуи рыжего парня по шее спустились на грудь любовника, язык задел один из сосков, заставляя Эдика тихо засмеяться.

— Эй, не лижи их, они не чувствительны, мне только ржать хочется.

— Хорошо.

Фред слегка пожал плечами и двинулся дальше, одновременно положив руку на член спортсмена, начиная снова возбуждать его. В отличие от своего любовника, Федя не мог внешне скрыть того, что он возбуждён. Его дыхание уже давно сбивалось, и я невольно подумал, что, наверное, приятно чувствовать его кожей, глаза были спокойные, но в них читалось столько желания, что можно было сойти с ума. Он смотрел на Эдика, как на долгожданный подарок, который заставлял его терять рассудок а, в случае с Федей, потерять рассудок означало начать проявлять невероятную нежность к партнёру.

Фред уже спустился с поцелуями к животу любовника, и уж было хотел двинуться дальше, но Эдуард вновь остановил его.

— Не пачкай рот, я ещё хочу целоваться с тобой, но если ты продолжишь, я не смогу этого сделать.

Как ни крути, но в душе спортсмен ещё не перестроился и, как я понял, ненавидел вкус спермы во рту. Ну что ж, для некоторых и это нормально, так что и рыжего парня подобная ситуация не только не смутила, но и вызвала довольную улыбку.

— Тебе понравилось целовать меня?

— А кому бы это не понравилось? – Эдик подарил партнёру ответную улыбку и резким движением перевернул его на спину, подминая под себя. – Займёмся чем-нибудь более интересным, чем разговоры?

Федька довольно кивнул головой, сжимая коленями бёдра второго парня, не позволяя ему отстраниться.

— Эдик! Заканчивай уже!

Я аж вздрогнул, когда расфуфыренное чудо, сидящее рядом со мной заговорило, причём достаточно громко. Эдуард с явным недовольством оторвался от созерцания симпатичной мордашки Фреда, устало глядя на своего постоянного партнёра.

— Я только начал, Чрик, мы вообще здесь не больше пятнадцати минут, в прошлый раз я тебя час ждал.

— В прошлый раз ты тоже сексом успел заняться, а не сидел и не смотрел, – кудрявый парень, названый Чрик, надул пухлые губки. – Я хочу присоединиться.

Думаю, на это Фред не рассчитывал, да на это даже я не рассчитывал. Спортсмен устало закатил глаза и вновь посмотрел на лежащего под ним рыжего парня.

— Ты не против?

Фред непонятно пожал плечами, приподнимаясь на локтях. На его лице явно читалась растерянность с примесью недовольства. Заправив за ухо рыжую прядку, Федя снова потянул руку ко рту, начиная грызть ногти.

— И как это будет происходить?

— И правда... — Эдик вновь обратился к сидящему рядом со мной чуду. – Чрик, вы оба пассивы, а у меня всего один член. И я не хочу вас чередовать.

— Используй на нём игрушку, там полно их в той тумбочке, – мальчик ткнул пальчиком в небольшую розовую тумбочку.

— Почему ты сам не можешь поиграть с игрушкой? – не удержавшись, спросил я.

— Потому что он мой парень, так что должен быть со мной, а не с какими-то рыжими шлюшками.

— Чрик, рот закрой уже, – Эдуард недовольно прикрикнул на кудряшку, но перечить ему не стал. – Прости, Фред, ты не против?

Взгляд Феди скользнул ко мне, парень как бы спрашивал моего совета, но я не знал, как ему поступить в этом случае, поэтому лишь пожал плечами. Фред прикусил очередной ноготь, старательно обдумывая предложение.

- Хорошо... – наконец-то произнёс он и вновь повернулся ко мне. – Вэл, поможешь мне с этой игрушкой, раз уж тут все разбились на пары.

Я кивнул головой и поднялся со своего места, Чрик тоже вскочил, радостно вскрикнув и тут же начиная стягивать с себя одежду. Но на него мне было наплевать, меня сейчас больше волновал Фред, который выглядел, как побитый щенок, обиженный и, как будто сдерживающий слёзы, хотя я и знал, что рыжий парень не из тех, кто плачет.

Я присел на колени возле тумбочки и открыл один из ящиков, рассматривая его содержимое. Лично я бы не решился использовать ни одну из этих штук, кто знает, где они побывали до сегодняшнего дня, но Фред сейчас хотел хотя бы как-то разрядиться, поэтому спорить и отговаривать его не хотелось.

- Федь, какой размер предпочитаешь?

- Без разницы, хотя подожди, – рыжий парень слегка пожал плечами, а потом в наглую протянул руку, хватая пальцами резинку трусов спортсмена и заглядывая внутрь. – Давай тот красный.

Фред, наконец, определился с выбором, получил злобный взгляд расфуфыренной «девицы» и лёгкую улыбку Эдуарда, на которую он, впрочем, не стал отвечать, сразу же развернувшись ко мне.

- Фред, а смазка? Тут полно всяких запахов, какой?

- Сам смажу, неси сюда.

Я в очередной раз послушался его, залез на кровать, даже не снимая обуви, и слегка расставил ноги, позволяя рыжему парню удобно устроиться между ними, прижимаясь спиной к моей груди.

- Зачем ты согласился на эту гадость?

Я покрутил в руках красный фаллоимитатор, недовольно рассматривая его, Федя не ответил на вопрос, он без лишних разговоров перехватил мою руку, поднося игрушку к своим губам, осторожно целуя самый кончик бутафорского члена, а потом без раздумий вбирая его в рот, обильно покрывая слюной. Он не смотрел на свой идеал, а вот я, наоборот, пристально следил за его реакцией и был ей доволен.

Эдик уже поставил своего парня на четвереньки и осторожно разрабатывал его двумя пальцами, немного хмурясь от вскриков Чрик, который стонал, как заправская порноактриса. Может быть ему просто было скучно смотреть на бледную спину и кудрявую макушку своего любовника, а скорее всего, дело было совсем не в этом, но его взгляд был прикован исключительно к рыжему парню, вальяжно устроившемуся между моих ног.

Конечно, ему нравилось такое зрелище, но я решил подлить масла в огонь и без раздумий сжал один из сосков Фреда, срывая с его губ удовлетворённый стон. «Да, Эдик, его соски, в отличие от твоих, очень чувствительны, ты сам виноват, что не смог насладиться этим парнем по полной. Я могу показать тебе ещё одно чувствительное место». Я слегка наклонил голову Феди и лизнул языком кожу за его ушком. Фред тут же освободил свой рот от игрушки и нагнулся вперёд, зажимая место поцелуя ладонью и слегка подрагивая. Когда дрожь унялась, он повернулся ко мне, недовольно глядя в глаза.

- Это грязный приём, ты это прекрасно знаешь, а если бы я кончил?

- Тогда мы бы не засовывали в тебя эту игрушку, – я бросил очередной взгляд на Эдика, который даже не пытался скрыть своего интереса к происходящему. – Просто хотелось показать этому спортсмену то, что он потерял.

Федя проследил за моим взглядом, так же заметил наблюдение, потом недовольно посмотрел на стонущее создание, стоящее на четвереньках и вновь повернулся ко мне, вручая блестящий от слюны фаллоимитатор.

- Значит, я просто обязан показать всё, на что я способен, – Фред опёрся руками на мои плечи, слегка приподнялся и приспустил бельё, позволяя мне ввести в него игрушку, потом кинул ещё один взгляд на предмет своего обожания и одними губами произнёс «наслаждайся», начиная самостоятельно насаживаться на бутафорский член.

Практически одновременно с ним Эдуард вошёл в своего любовника, начиная двигаться, как я заметил в такт движениям рыжего парня. Тоже мне, бесконтактный траходром, но признаю, от такого даже я завёлся.

Я никогда раньше ничего подобного не делал, поэтому руке было несколько неудобно и движения были заторможены, но Фред не обращал на это особого внимания, все его взгляды были прикованы к спортсмену, а воображение, похоже, дорисовывало очень приятную картинку. И когда моя рука уже порядком устала, Федька прошептал мне на ухо:

- Давай сменим позу.

Я возражать не стал, к тому же, я уже прекрасно знал, какую именно позу выбрал рыжий парень. Его даже не смущало то, что теперь кудрявое бедствие стонет в опасной близости от его барабанных перепонок или то, что, открыв глаза, это самое бедствие может заметить, куда направлен взгляд Фреда и устроить нешуточную истерику. Его стоны были гораздо тише, но заводили гораздо сильнее, к тому же, мне в такой позе было удобнее ублажать его, поэтому темп моих движений ускорился, плюс ко всему, свободной рукой я начал ласкать член рыжего парня, от чего Федя слегка выгибался в спине, довольно прикрывая глаза, но стараясь не терять из вида своего обожаемого спортсмена.

Как ни странно, я в такой ситуации думал совсем не о том. Перед моими глазами была классная задница и да, возбуждался, смотря на это действо, но у меня и мысли не было о том, что мне хочется сейчас взять и трахнуть его. Я больше думал о том, почему этот фаллос красный, и о том, понравилось бы подобное Димону или в его мечтах есть место другим игрушкам, а потом думал про шоколадный торт с большой белой шоколадной лилией сверху и про милые фарфоровые чашечки из бабушкиного сервиза, в которых разлит горячий чай, а потом прикрыл глаза и подумал, как было бы здорово, просто держать его за руку, осторожно, но крепко сцепляя пальцы. Из мыслей меня вывел достаточно ощутимый шлепок по руке, лежащей на члене Феди.

- Русик, придурок, ослабь хватку, он сейчас посинеет...

- Упс, прости... задумался...

Я в извинении быстро чмокнул Фреда в копчик и продолжил двигать игрушкой и ласкать уже более осторожно, но он вновь остановил мою руку.

- Пока не трогай, а то я кончу...

Я кинул взгляд на Эдика, который, не переставая двигаться, жестами показывал мне, что я ни в коем случае не должен останавливаться. Я решил удовлетворить негласную просьбу спортсмена, и моя рука начала двигаться быстрее. Федя сладостно застонал, привлекая внимание даже кудрявого Чрик, который, наконец, открыл глаза, созерцая соседа рядом с собой.

Рыжий парень ещё несколько раз, но уже гораздо слабее ударил меня по руке, а потом просто сдался, позволяя себе достичь пика наслаждения. Удержав его от падения, я притянул парня к себе, осторожно целуя в висок.

- Ты идиот... - с лёгкой улыбкой произнёс Фред, зарываясь пальцами в мои волосы и слегка массируя голову.

- Оргазм по заявкам зрителей, – шёпотом ответил я, оставляя ещё один поцелуй, теперь уже на щеке парня.

Мы оба посмотрели на Эдика, который теперь, уже не обращая на нас никакого внимания, заканчивал со своим парнем, начиная трахать его всё быстрее и быстрее, чувствовалось, что и он уже близок к разрядке. Чрик кончил первым, громко вскрикнув, заставляя успокоившегося Фреда вздрогнуть, Эдик ещё несколько раз двинул бёдрами и тоже достиг оргазма, плотно сжимая зубы, чтобы не застонать.

- Было хорошо? – спросил Федя, когда Эдуард откинулся на подушки, а его «подружка», довольно устроилась на его груди.

- О да, лучше не бывает, – спортсмен прикрыл глаза, как будто вспоминая всё, что только что произошло.

- Уверен, что бывает, – рыжий парень протянул руку, вытаскивая салфетку из стоящей на тумбочке коробки, и вытер сперму со своего живота. – Вэл, пойдём домой, я хочу принять душ.

Я только кивнул, какие-то мои реплики были тут бессмысленны. Поэтому я помог Феде найти его одежду, подождал, пока тот оденется, и махнул оставшимся на кровати парням.

- Увидимся в школе, – добавил Фред, и мы выскользнули за дверь.

Здесь в воздухе витает сладкий запах плоти грешной,
А стоны сотен падших шлюх симфонии подобны.
Князья и барды утопают в их объятьях нежных.
Они любого соблазнить и ублажить способны.

Их красотою неземною восхищаться можно.
Писать с натур портреты, иль воспеть в чудной поэме.
Но в сущность ту продажную влюбиться крайне сложно.
Они – отнюдь не ангелы, живущие в эдеме.

То грязное вместилище бесчестья и разврата,
Где похоть – бог, а звон монет решает все вопросы.
Тут всё кругом незримым адским пламенем объято.
И в месте сём сбываются мужей распутных грёзы.

Спеши сюда, коли ты жаждешь страстной суки ласки.
Любой из них лишь подмигни и вскоре будешь с нею.
Она за деньги превратит мгновенья эти в сказку,
И с удовольствием тебе покажет, что умеет.

На утро, удалившись прочь, не скажешь ей ни слова.
Но будешь долго вспоминать её очей сиянье.
Ну а она... она уже в объятиях другого –
Бездушное ничтожное и мерзкое созданье.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 13.01.2021 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2021-2992626

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика любовная


















1