Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Командировка на блаженство


Командировка на блаженство
Если бы мне пришлось составить список самых любимых вещей на свете, то деловые встречи определённо оказались бы в самом его конце.

Я их терпел, не более того. Ту же, на которой присутствовал в настоящий момент, скорее всего отнёс бы в список самых нелюбимых вещей в мире.

Сама встреча прошла хорошо и, хвала Господу, близилась к концу.

Eclipse Publishing, компания, на которую я работаю, и чей основной офис размещается недалеко от моего дома в Санкт-Петербурге, Россия, находится в процессе слияния с конкурирующей компанией США. Я же руковожу данным процессом. Я приехал в Сан-Франциско два дня назад и, как бы я ни любил этот город и Калифорнию в целом, то, что я оставил в Санкт-Петербурге, заставляло меня считать минуты до обратного рейса следующим утром.

Честно признаться, я – самый настоящий домашний мальчик, в самой тяжёлой степени.

Мне не хватает моего душа с регулируемыми насадками. Мне не хватает собственной кровати с балдахином, пушистым одеялом и огромными подушками. Я скучаю по тому, как меня будит по утрам мой пёс Макс, подталкивая меня влажным носом и зовя на прогулку. Но важнее всего этого, важнее всего в моей жизни - мой любимый мальчик, которого я оставил сейчас в России. Я скучаю по его улыбке, его запаху, скучаю по возможности обнимать его и целовать. Я ещё никогда так надолго и далеко не уезжал от него, и сердце болело от потребности вернуться.

Я улыбнулся; мне вспомнилось утро моего отъезда, когда я чуть не сломал шею, наступив на сковороду при выходе из душа. Улыбка стала шире при моих воспоминаниях о попытке поругать его.

В этом я определённо не мастер.

Стоит ему просто посмотреть на меня сквозь свои роскошные длинные ресницы, улыбнуться - и мне конец. Вместо наказания я стискиваю его в объятиях, щекочу и зацеловываю, пока он не завизжит от восторга. Господи, я так по нему скучаю.

Моё внимание вновь сконцентрировалось на Майке, директоре Сан-Францисского офиса, который начал благодарить всех за проделанную работу в процессе так успешно проведённого слияния. Я покраснел и кивнул в ответ на похвалы в адрес меня и моей команды. Пришлось нелегко, ведь на всё про всё отводилось всего два месяца, но я знаю, что моя команда лучшая в этом бизнесе, и они заслужили каждое слово похвалы, что Майкл на них изливал. Я ими горжусь.

Последовал коллективный вздох облегчения, как только нас отпустили; все начали собирать вещи и направляться к выходу.

- Дэн, как насчёт того, чтобы отпраздновать это событие? - закрыв дипломат, я развернулся и увидел призывно улыбающегося Майка в дверях конференц-зала.

- Эммм... - я потёр переносицу и взглянул на часы. - В следующий раз – обязательно, - предложил я. - Ты же не против? Я хочу отдохнуть, знаешь, успокоиться перед возвращением домой.

Лицо Майка сразу погрустнело, но он приложил титанические усилия, чтобы это скрыть.

- Да ладно тебе, - настаивал он, - ты заслуживаешь хотя бы коктейль за проделанную работу.

Он приподнял бровь и, усмехнувшись, кивнул.

Я тихо рассмеялся и собрал оставшиеся папки.

- Спасибо, но, честно сказать, не испытываю желания. Но ты иди и повеселись, как следует.

Он поджал губы и слегка нахмурился.

- А ты крепкий орешек, Денис, это у тебя не отнять.

Я спокойно улыбнулся и пожал плечами. Он выказывал внимание, но это у него выходило мило.

Я вернулся в «Мэрриот-Отель», ставший для меня домом на прошедшие два дня, бросил дипломат на пол номера и рухнул на кровать, свесив ноги к полу. Взглянув на потолок, я глубоко вздохнул, пожелав, чтобы свинцовая тяжесть сомнений и плохого предчувствия сгинула к чёрту. Посмотрев на позолоченные часы, громко тикающие на противоположной стене номера, решил, что до звонка домой у меня есть время на душ и небольшой перекус.

Душ, хотя и не такой прекрасный, как дома, расслабил мышцы и помог снять напряжение в плечах и спине. Обычно я никогда так не напрягаюсь на работе, но последние несколько дней оказались нелёгкими. Не помогала ситуации и удалённость от всех важных вещей моей жизни.

Высушил волосы, заказал ужин в номер и потёр лицо ладонями и выдохнул. Внезапно мне захотелось, чтобы в номере был мини-бар. Я уверен, что отличный мартини со льдом заставит меня почувствовать себя лучше и успокоит завязанный в узел желудок. Я не жалею, что не присоединился к Майку; мне нужна не компания, а алкоголь.

«Пошло всё к чёрту» - проворчал я в пустоту, внезапно преисполнившись решимости спуститься в бар и получить то, что мне нужно.

Бар отеля – тёмное дерево, кожа и мягкое освещение. Там сидело несколько человек, в большинстве своём адвокаты и бизнесмены. Я прошёл к барной стойке, скользнул на стул.

Бармен быстро меня заметил и с улыбкой подошёл.

- Добрый вечер, что я могу Вам предложить?

- Привет. Могу я заказать мартини с водкой?

- Конечно... - последовал ответ. Парень отвернулся, достал бокал для коктейлей со стеклянной полки за его спиной.

- Дольку лимона? - бармен вопросительно посмотрел на меня, держа в руке фрукт.

- Несомненно, да... - ответил я с улыбкой и кивнул.

- Спасибо... - я сделал большой, так необходимый мне глоток. Он кивнул и развернулся к лысеющему парню на другом конце бара.

Но не лысый парень незамедлительно приковал моё внимание. А невероятно прекрасное создание рядом с ним, оживлённо разговаривающее по сотовому.

Его волосы цвета морской бури были взъерошены так, что заставляли меня думать о вещах, от которых лицо покрылось алым румянцем. Резко очерченная квадратная челюсть покрыта короткой щетиной: мои пальцы зудели от отчаянной жажды дотронуться до неё. Глаза у него светлые, и хотя с моего места я не могу разобрать цвет, я заметил морщинки в уголках глаз, появляющиеся каждый раз, как он улыбался в телефонную трубку; они делали его лицо ещё прекраснее.

Он кивнул и снова рассмеялся. Этот звук, преодолев расстояние между нами в пятнадцать футов, скользнул вверх по позвоночнику до шеи, волоски встали дыбом от электричества.

Какого чёрта?..

Я быстро отвёл глаза, когда он встретился со мной взглядом.

Срань Господня...

Я ощутил, как моё тело, в особенности моё проклятое лицо раскалилось от жара, а дыхание перехватило. Я нервно провёл подушечкой большого пальца по подбородку и закрыл глаза в попытке успокоиться, чтобы там к дьяволу не происходило внутри меня. Тревога свернулась клубком в животе, заставив меня поднять бокал и прикончить напиток в два глотка. Бармен, который теперь явно будет в самом начале моего рождественского подарочного списка, заметил мой пустой бокал и начал смешивать следующий коктейль. Я кротко улыбнулся, излучая на него признательность.

Я тяжело вздохнул и бросил ещё один взгляд на красавца, который почти заставил моё тело вспыхнуть огнём.

Я захлебнулся воздухом, когда заметил, что его глаза наблюдают за мной с любопытством. Он слегка склонил голову вправо, телефон всё ещё прижат к уху и на губах играет кривая улыбка.

Иисус Христос, а я даже ещё не обратил внимание на его рот... но теперь, когда обратил... срань Господня...

- Мартини с водкой и долькой лимона, сэр.

- Ваше здоровье... - я быстро сглотнул, снова повернувшись к моему спасителю-бармену.

Медленно потянул коктейль, надеясь, что он меня успокоит.

Не оглядываясь из страха покраснеть от смущения ещё больше, я попытался расслышать, что именно он говорит по телефону. Назовите меня психованным преследователем, но звук его смеха заставил меня захотеть услышать его голос. Я заключил сам с собой безмолвное пари, что голос его окажется таким же гипнотическим.

Я выиграл...

«Да, обещаю» - мягко промурлыкал он, - «абсолютно, только ты и я». Он снова рассмеялся – «Правда?»

Я обнаружил, что улыбаюсь и, не в состоянии остановить себя, глупо посмотрел на него снова. Он проводил ладонью по своим роскошным волосам, отчего они ещё сильнее торчали в разные стороны. Я закусил губу при мысли о том, какими же на ощупь они будут под моими пальцами.

Господи, Дэн, держи себя в руках...

«Хорошо» - кивнув, произнёс он, - «я тоже тебя люблю. Пока.»

Он закрыл телефон и положил его в карман пиджака. Показал бармену на пустой бокал и наклонился вперёд, барабаня длинными бледными пальцами по стойке. Во второй раз его взгляд встретил мой, но в этот раз, вместо того, чтобы отвести глаза, я замер, как косуля в свете фар.

Выражение любопытства вернулось на его лицо, прежде чем он учтиво кивнул мне. Я почувствовал, как запылало лицо, но умудрился кивнуть в ответ.

Какого чёрта я делаю?..

Ухмылки, появившейся на его губах, достаточно для того, чтобы всё гейское население Сан-Франциско от нетерпения сорвало штаны; и я осознал, что улыбаюсь в ответ, как идиот. Выражение его лица поменялось на что-то подозрительно напоминающее удивление.

Ну конечно он удивлён! Я бы тоже удивился, если бы увидел, как незнакомец в баре трахает меня глазами до потери сознания.

Дерьмо, о чём я думал?..

Эта маленькая игра в обмен уклончивыми взглядами продолжалась, по крайней мере, ещё десять минут: я яростно краснел под его взглядами, а он одаривал меня поочерёдно надутыми губами, кривой улыбкой и, наконец, усмешкой. Я нервно провёл рукой по волосам, незаметно выдохнув через рот. Меня застигла врасплох волна сильных эмоций, затопившая моё тело. Ладони вспотели, а лёгкие словно уменьшились в размере раза в два.

Я снова посмотрел на него, не в состоянии оторвать взгляд, и заметил, что он слегка нахмурился, в мгновение ока отвёл глаза, будто рассматривая что-то в стороне, и, видимо, придя к какому-то решению, поднял заново наполненный бокал, поднялся и зашагал через бар.

Дыхание застряло в горле, стоило понять, что он идёт ко мне.

Я стиснул изо всех сил ножку бокала, глубоко вздохнул и повернулся к нему лицом. Он чуть приподнял бокал, другой рукой скользнул в карман брюк.

- Привет... - мягко произнёс он.

Мне пришлось сглотнуть комок в горле, прежде чем ответить.

- Привет... - выдавил я пересохшим ртом.

- Эммм... не возражаете, если я присоединюсь к Вам? - Он приподнял и опустил правое плечо и огляделся, словно ища кого-то. - Я имею в виду, если Вы здесь с...

- Нет, нет, - прервал его я, мотая головой из стороны в сторону со слишком большим энтузиазмом.

- Оу, ладно, - прошептал он и отступил.

- Нет, я имел в виду, что я один, - объяснил я, развернувшись к нему всем телом. Выдохнул и потёр ладонью лоб. - Пожалуйста... - указал на барный стул по соседству со мной.

- Уверены? - поинтересовался мужчина, выгнув бровь.

Я улыбнулся.

- Да, просто не обращайте внимание на мои кошмарные навыки общения. День был просто адский.»

Он легко рассмеялся, в уголках глаз собрались морщинки.

- Я полностью в этом с Вами согласен.

Он обошёл меня и уселся, протяжно вздохнув. Я не мог не заметить, что он окинул меня взглядом с ног до головы; и не мог не заметить, что мне это чрезвычайно понравилось.

Он сделал глоток из своего бокала, прежде чем протянуть мне руку.

- Валера Русик... - представился он.

Иисусе, даже его имя заставляет меня мечтать о неприличных вещах... мужественное, величественное, сильное...

- Дэн... - быстро ответил я, принимая его руку.

Я прикусил губу изнутри, когда раскалённая волна жара понеслась по руке со скоростью пули.

- Рад познакомиться, - произнёс Валера с лукавой улыбкой.

Он освободил кисть и провёл рукой по своей шевелюре. Тайком, насколько это возможно, я проследил за этим жестом, заметив серебряный ободок на безымянном пальце левой руки, когда на нём заиграли отблески света.

- Что ж, неудачный день, да? - поинтересовался он, устраиваясь на стуле поудобнее и посмотрев на мой бокал для коктейлей.

- Не совсем... - ответил я и закатил глаза. - Утомительный, но хороший.

Он взглядом дал понять, что ждёт продолжения.

- Я работаю в издательстве в Санкт-Петербурге... - добавил я, и он кивнул. - Мы только что поглотили другую компанию здесь, в Сан-Франциско. Было нелегко, но всё получилось. Босс доволен.

- Тогда ты сейчас должен праздновать это событие... - сказал Валера; прозвучало, как вопрос.

- Неа, - я замотал головой. – Меня приглашали, но мне нужно было выпить в тишине.

- Понятно, - он перевёл взгляд на свой напиток, - если хочешь, я могу оставить тебя наедине с коктейлем и тишиной. Не хочу мешать.

- Нет, правда, - возразил я. - Останься. Приятно просто... поговорить.

Меня охватило беспокойство при мысли, что он вернётся на другой конец бара.

Господи, он прекрасен...

- Отлично... - легонько кивнул. Он глубоко вдохнул и медленно выдохнул.

- Что ж, неудачный день, да? - поинтересовался я, улыбнувшись при виде его усмешки, появившейся на губах, стоило мне повторить его слова.

- «Не совсем. Утомительный, но хороший» - он ухмыльнулся, наблюдая за мной уголком глаза. Я рассмеялся, сделал глоток и слегка расслабился. - Я – врач... - добавил он, ставя бокал на стойку.

Перевёл на меня взгляд, ожидая моей реакции.

- Уау, - протянул я, чтобы показать, что впечатлён, - Какой врач?

- Онколог-педиатр... - ответил Валера. - Здесь, в Сан-Франциско, планируется открытие нового корпуса в госпитале, которое будет специализироваться на редких случаях онкологических заболеваний. И меня попросили приехать и выступить на сегодняшнем семинаре в этом отеле.

- И как прошёл семинар? - спросил я, искренне заинтересовавшись.

Он медленно выдохнул воздух через скривившиеся губы. Я попытался не позволить своему взгляду задержаться на его губах слишком уж надолго.

- Думаю, всё прошло хорошо. Но я ненавижу говорить грёбаные пылкие публичные речи. - Он с удивлением посмотрел на меня, рука застыла на полпути в его роскошных морских кудрях. - Прости, - тут же извинился он, прикончив свой напиток, - очевидно, сегодня мне отказал мой речевой фильтр.

Я рассмеялся и отмахнулся.

- Всё нормально. Ещё пара бокалов, и со мной будет то же самое. - Я поднял свой бокал, содержимое которого исчезло уже не в первый раз.

- Думаю, пришло время повторить коктейль... - сказал он и с широкой ухмылкой достал из кармана бумажник. Он заколебался и ухмылка дрогнула. - Ты не против? Я хотел бы угостить тебя коктейлем, только если ты не против.

Я всмотрелся в его совершенное лицо и выражение тревоги, поселившееся в глазах под густыми бровями. Я заметил, как его взгляд метнулся к мускулам на моём плече и, клянусь, сердце ускорило свой бег у меня в груди.

- Я пью мартини с водкой, спасибо... - мягко признался я, ставя теперь уже пустой бокал на деревянную стойку.

Ухмылка вернулась, а его глаза, которые оказались роскошного изумрудного оттенка, слегка расширились.

- Отлично... - произнёс он с лёгким кивком.

Я уселся поудобнее на стуле и глубоко вздохнул в попытке расслабиться; но сразу же пожалел об этом, стоило его соблазнительному запаху проникнуть в мой нос, обласкать гортань и заполнить лёгкие. Я осторожно откашлялся, пытаясь таким образом замаскировать стон, слетевший с губ. Никогда ранее я не ощущал подобного аромата. Тёплый, мускусный с ягодной ноткой; одеколон мне незнаком, но я готов купаться в нём до конца жизни.

Такой мужской и сексуальный, что оживил и взволновал моё тело.

Он повернулся ко мне, поставил передо мной бокал. Надеюсь, он не заметил моё учащённое дыхание и порозовевшее лицо.

- Твоё здоровье! - он чокнулся своим бокалом о мой.

Я облегчённо вздохнул, поняв, что он не заметил моего возбуждённого состояния. Последнее, что мне хотелось – это заставить его чувствовать себя неуютно по причине моих абсурдных и неконтролируемых реакций на него.

- Твоё здоровье! - ответил я, и глотнул мартини, чувствуя, как алкоголь расслабляет мои мускулы и уменьшает нервозность.

Он оглянулся на меня и нежно улыбнулся.

- Так ты живёшь в Санкт-Петербурге, - он облокотился на стойку.

- Живу, - кивнув, ответил я.

- Это большой город, тебе он нравиться?

- Я люблю его, - честно признался я, чувствуя, как оживилось лицо при упоминании родного города.

Он улыбнулся.

В его прекрасных глазах я увидел неподдельное участие. Он слегка приподнял одну бровь и чуть надул губы - они буквально молили о поцелуе.

Что же этот мужчина делает со мной?..

Он широко улыбнулся, снова заставляя замереть сердце. Он поразительно красив, даже прекрасен. От шикарного хаоса на голове до сверкающих туфлей, мужчина передо мной является воплощенным совершенством; и я не имею ни малейшего представления, почему он сидит рядом со мной, таким обычным мной. Моя кожа покрылась гусиной кожей, стоило ему вздохнуть, прежде чем отпить из своего бокала.

Это какое-то сумасшествие...

Его инстинкт защитника умилял, но должного внимания я этому не уделил: я боролся с собой и пытался игнорировать то, что он только что дотронулся до меня и ко мне вернулись вулканический жар и румянец. По-тихому я проклинал мою неспособность сохранять спокойствие, а затем усмехнулся, сообразив, что понятие «спокойствие» и я никогда рядом не стояли... никогда.

В отличие от мужчины рядом со мной, буквально излучавшего это чёртово спокойствие.

Как может короткое соприкосновение настолько сильно воздействовать на меня, в то время, как он кажется невозмутимым и мирным?

Возбуждающая энергия переросла в заряжённое электрическое поле, отчего завибрировало всё моё тело. Я отдавал себе отчёт о существовании этого электричества, но отнюдь не такой силы, как сейчас. Я заёрзал на стуле, ощутив горячий спазм боли между ног, и изо всех сил постарался сосредоточиться на дольке лимона у себя на бокале.

Проклятье...

Валера откашлялся и принялся снимать пиджак. Кажется, не только я заметил перемену...

Повернувшись к нему лицом, я заметил, что глаза его стали темнее; скорее нефритовые, чем изумрудные. И в миллион раз сексуальнее.

Вблизи в его глазах можно заметить золотистые крапинки, отчего хотелось утонуть в изумрудной глубине.

Я наблюдал, как его взгляд обласкал моё лицо, задержавшись на губах; нижняя половина моего тела застыла и содрогнулась от желания. Стук сердца громом отдавался в ушах, а в ладонях я почувствовал внезапную боль – резко сжал кулаки и ногти впились в кожу.

Я хочу его... срань Господня...

- Ты прекрасен, Дэн, - выдохнул Валера, ещё раз окутав меня своим ароматом. Глаза закатились, стоило глубоко втянуть в лёгкие его запах.

Я хочу его сильнее, чем кого-либо ещё за всю свою жизнь...

Господи Боже...

Его слова и скользившие в них желание и жажда воспламенили во мне искру такой силы, что я почти упал со стула.

Я хочу облизать его, прикусить, поцеловать и почувствовать между своими...

Ещё никогда моё тело не пронизывали столько эмоций одновременно и так долго. Похоть, желание, жажда, страсть – всё это бурлило во мне с такой силой, что я испытывал опасение за сердце и лёгкие. С момента, как я увидел его в баре, эти органы работают на пределе, перекачивая кровь и кислород к тем местам в моём теле, над которыми Валера взял полный контроль.

Нужно сохранять спокойствие. Нельзя, чтобы он узнал реальную степень моего возбуждения. В подобную ситуацию никто из нас раньше не попадал, и, кажется, она разрушила спокойствие даже невозмутимого и хладнокровного Валеры Русика.

Он вздохнул и провёл рукой по волосам, оглядывая помещение.

- Здесь становиться многолюдно, - пробормотал он, почти про себя.

- Да-а-а, - протянул я.

Пробежавшись рукой по волосам, прежде чем предложить мне её и помочь слезть со стула.

- После Вас, - галантно произнёс он, положив ладонь мне на поясницу, пока мы направлялись к лифтам. Мне понравилось ощущение, как жар его ладони прожигает мою рубашку насквозь, и сразу же захотелось почувствовать это прикосновение по всему телу.

Он сводит меня с ума... медленно, но верно... спокойствие, только спокойствие...

Поездка на лифте получилась безмолвной, но уютной. Я тайком бросал краткие взгляды на Валеру через зеркала, покрывающие три четверти стен в кабинке; челюсть была крепко сжата, и мне тотчас захотелось помочь ему расслабиться. Я подошёл ближе и мягко положил руку ему на плечо.

Желудок сжался, стоило его взгляду устремиться на мой рот: я осознал, что от предвкушения облизываю губы.

Прозвенел звоночек, и двери раскрылись прежде, чем он смог что-то сказать. Он просто кивнул мне на распахнувшийся выход и кратко предложил повернуть по коридору направо.

- Вот этот мой, - Валера вытащил магнитный ключ из кармана пиджака, остановившись перед большой дубовой дверью под номером три девятки. Повозившись с замком, он открыл дверь и ждал, пока сделаю первый шаг. Я кротко улыбнулся ему и вошёл внутрь, с каждым шагом всё дальше отгоняя нервозность и беспокойство. Со щелчком он зажёг свет, и я сразу же понял, что мы находимся в сьюте, а не простом номере.

Сьют оказался огромным, обставленным сделанной на заказ мебелью из тёмного дерева, как и в баре, с обивкой в тёмно-красных и золотистых тонах. На стенах висели картины маслом, с изображениями Европейских городов; моё внимание устремилось к хрустальным люстрам на потолке. Естественно, обстановка была более впечатляющая, чем в обычном двухместном номере, который ожидал меня на первом этаже.

- Пойдём.

Я улыбнулся и последовал за ним через гостиную и столовую к огромным французским окнам. Он откинул в сторону кружевную штору, что прикрывала окна, и закрепил на стене. Повернул ключ и распахнул окна. Атмосфера ночи и звуки города ворвались в номер, поглощая неловкую тишину, что воцарилась между нами.

Я вышел на прохладный воздух и ступил на огромный балкон. Здесь расположились плетёные кресла, бамбуковые растения и перегородка из кирпича и кованого железа, оберегающая нас от падения с пятнадцатого этажа. Я осторожно подошёл к краю и храбро посмотрел вниз, задержав дыхание и стиснув перила от приступа головокружения. Сильная рука обхватила меня вокруг талии и предоставила необходимую опору.

- Ты в порядке? - спросил он, когда я прильнул к нему, вдыхая его запах.

- Высота... очень большая, - ответил я, отстранившись от него до того, как мне станет слишком уютно в его объятиях.

Он рассмеялся, всё ещё удерживая меня за локоть.

- Ну, в этом-то и весь смысл, - произнёс он.

Я поднял на него взгляд; он указал на горизонт. Небоскрёбы сверкали, как рождественские ёлки, а уличные огни испускали перламутровое сияние, которое словно приглушало однообразный шум жизни города. Я проследил взглядом за рукой Валеры, чтобы увидеть, на что он показывает. Там, вдалеке, мягко окутанный туманом, сверкал бронзой знаменитый Мост Золотые Ворота.

- О, Господи, - прошептал я, подходя ближе к перилам и отстраняясь от Валеры, - он великолепен.

Даже несмотря на туман, окружающий мост и стелющийся над водой, небо было такое ясное, что я мог провести годы, считая звёзды над нами.

- Я знаю, - согласился он, встав рядом со мной, - когда я приехал вчера поздно ночью, или, скорее, сегодня рано утром, было всё ещё темно. Так что я вышел на балкон и просто... смотрел.

- Правда? - спросил я, устремив взгляд на его сногсшибательный профиль, подсвеченный ночными огнями. Резко очерченной челюсти и благородной формы носа достаточно, чтобы превратить любого нормального человека в подобие желе... без трусов.

- Да, - ответил он, поворачиваясь ко мне спиной. - Было так спокойно... но, - он сделал паузу и, выдохнув, сделал глоток шампанского.

- Что? - поинтересовался я, наклонив голову, чтобы поймать его взгляд.

- Я бы хотел разделить это с...

- Кем-нибудь? - мягко продолжил я.

- Да, - он медленно повернулся ко мне лицом.

Я быстро сглотнул, когда увидел, что цвет его глаз поменялся на тёмный нефрит, как тогда в баре; и опять меня сковало чувство всепоглощающей страсти, пронесшееся по телу.

Этот мужчина наверняка воздействует на моё тело магией Вуду...

- Валера, я, - начал я говорить, но осёкся, стоило ему шагнуть ко мне.

- Дэн, - послышался шёпот, в его устах моё имя источало секс.

Он решительно и хищно шагнул в мою сторону, поставив фужер с шампанским на кирпичную стену.

Бессознательно я сделал то же самое, попятившись от него. Он остановился и оглядел меня с ног до головы, заставив меня задрожать от желания. Лёгкая усмешка заиграла на его губах, но быстро исчезла. На лице появилось понимание.

Он снова сделал шаг в мою сторону, а я понял, что мне некуда отступить.

Тихий стон вырвался из моего горла. Казалось, ночь повторила его, и он полетел к звёздам.

Господи Боже... откуда этот мужчина явился ко мне?.. У меня ноги подкашиваются...

- Я хочу... - я вздохнул, веки, трепеща, опустились, как только его ладонь скользнула к затылку.

- Чего ты хочешь, Дэн?, - задал он вопрос, проведя носом по моей скуле. - Иисусе, ты так чертовски хорошо пахнешь, - выдохнул он мне на ушко. - Я почувствовал твой запах в баре... лимон и ментол... я хотел... попробовать тебя.

- Я... хочу... тебя, - задохнувшись, я провёл ладонью по его предплечью, что упёрлось в стену позади меня, и вверх по плечу.

Он поднял голову, так что его нос соприкасался с моим.

- «Хочешь меня?» - он вздёрнул бровь, эта надменность делала его только сексуальнее.

- Да, - не дыша, произнёс я.

- В таком случае, - нежно сказал Валера, - могу я поцеловать тебя?

Колени ослабели при этих словах, и внезапно я возрадовался, что он меня поддерживает.

- Да, - чуть ли не прошипел я, не задумываясь о смысле слова, вырвавшегося из горла.

Он выдохнул, невнятно пробормотал что-то и, заключив моё лицо в чашу своих ладоней, медленно приблизил губы к моему рту. Я задохнулся, стоило его губам коснуться моих, и стоял неподвижно, когда он прижался к моему рту. Его рот не двигался, его губы, казалось, замерли, когда совершенно и точно накрыли мои. Я не мог двигаться. Воздуха в лёгких совсем не осталось, а в груди неистово колотилось сердце.

Он был тёплым, вкусным и единственное, чего мне хотелось в этот момент, это быть ближе к нему.

Очень медленно, не касаясь, я передвинул ладонь к его затылку. Осторожно дотронулся до его волос, и тотчас же жар в моих джинсах перерос в ядерный взрыв, когда между пальцами заструились мягкие пряди. Это прикосновение словно освободило его; он медленно приоткрыл губы, углубляя поцелуй самым чувственным образом. Я в ответ разомкнул губы, пробуя вкус его дыхания на языке, зная, что с каждой следующей лаской своих губ он навсегда отвращает меня от всех других мужчин.

Чудилось, что мы целовались так вечно, прежде чем он отстранился, прислонившись своим лбом к моему.

Он задыхался, также как и я, и крепче обхватил руками моё лицо. С всё ещё закрытыми глазами он осторожно переступил с ноги на ногу.

«Попроси меня остановиться, Дэн», - выдохнул он. «Ради Господа Бога, попроси меня остановиться».

Я тяжело сглотнул при этих словах. Хотя в них звучало отчаянье, его близость, тяжёлое дыхание и его прикосновения поведали мне, что он совсем не желает того, о чём только что меня попросил.

- Валера, - прошептал я, проведя рукой по его волосам к затылку.

Он медленно открыл глаза; я закусил губу при виде чёрного пламени, горевшего в его зрачках.

- Дэн, - простонал он, прижавшись ко мне лбом.

- Я не хочу, чтобы ты останавливался, - искренне продолжил я.

- Чёрт, - раздался рык. - Я не могу... мы не можем...

Я наблюдал, как на его лице по очереди отразились желание, жажда, понимание и чистый секс. Моя рука соскользнула с его шеи, я готов был отстраниться, как из его горла вырвался самый эротичный стон, а его рот обрушился на меня. Этот поцелуй полностью отличался от первого. Проклятье. Он получился жадным, влажным; когда его язык скользнул по моему языку, я побоялся, что потеряю к чёрту рассудок.

Я застонал, ощутив его вкус, почувствовав его натиск и ласку в глубине моего рта. Мои пальцы запутались в его волосах, удерживая его рядом, уверяя, что теперь, когда он так близко, я не смогу его отпустить. Его руки вцепились в мои длинные локоны и сильно потянули, откинув назад голову, чтобы он мог пировать на моей шее от плеча до мочки уха.

Я застонал, когда он слегка царапнул зубами мою кожу, а его хватка на моей талии усилилась десятикратно.

Я держался за его волосы, пока его рот исследовал мою шею, от мочки до ключицы и обратно, покусывая, пощипывая и... срань Господня... облизывая. Моё тело прогнулось, я чувствовал каждый его изгиб, действительно каждый; и, чёрт меня побери, если он не напирал на меня со всем, что у него было.

Его руки пропутешествовали вниз по моей спине к попке, которую он крепко сжал, заставив меня взвизгнуть от неожиданности. Я ощутил, как его губы растянулись в улыбке на моём горле, когда он стиснул попку ещё раз, вызывая у меня такую же ответную реакцию.

- Если ты издаёшь такой звук, когда я сжимаю твою попку, - прошептал он, резко проведя языком по мочке, - не могу дождаться и услышать, на какие ещё звуки ты способен.

Иисусе, это самая сексуальная, самая дерзкая фраза, что мне когда-либо говорил мужчина...

- Чёрт, - прошипел я, как только его рот снова смял мои губы, и он приподнял меня за задницу, чтобы я мог обвить его тело руками и ногами.

Он устремился обратно в номер, пинком широко распахнув французские окна, чтобы мы оба беспрепятственно могли пройти. В столовой Валера помедлил, оторвавшись от меня, чтобы взглянуть на обеденный стол. Выражение его лица поменялось, он словно принял какое-то решение, и продолжил свой путь в спальню, пробормотав только под нос что-то похожее на «позже».

Спиной я натолкнулся предположительно на дверь, и следующее, что я понял, это что я лежу на самой удобной постели, поверх меня и между моих ног расположился Валера, вжимаясь в меня так сильно, что я мог только безостановочно стонать ему в рот. Он сжал мои руки и пригвоздил их по обе стороны от моей головы, громко простонав, стоило мне обхватить ногами его талию, заключая его в ловушку моего тела.

- Иисусе, Дэн, - горячо выдохнул он в мою шею, - Мы должны...

- Нет, нет, - жалобно простонал я, как только он начал отдаляться. - Валерка... - из меня вырвался вздох, когда он приподнялся на руках и посмотрел на меня.

- Чуть... подождать, - прошептал он, на секунду закрывая глаза. - Нужно просто... сбавить темп...

- На хрен «сбавить темп», - прорычал я сквозь стиснутые зубы, поражённый собственным отчаянием. - Я хочу тебя.

Если бы к этому моменту я не был до такой степени разгорячён, то покраснел бы.

Он улыбнулся и приподнял брови, во взгляде отразилась надменность; покачал головой, разомкнул кольцо моих ног вокруг своей талии и встал, протягивая ко мне руки. Я с любопытством оглядел их, прежде чем вложить в его ладони свои. Валера медленно подтянул меня ближе, и я встал вплотную к нему, подколенными ямочками упираясь в постель.

Он поднёс мои руки к своему рту и нежно поцеловал каждый палец. Сделав пару глубоких вдохов, я наблюдал, как он губами мягко прикасается к моей коже. Глаза распахнулись, и он устремил на меня взгляд. Отпустил одну из моих рук и взлохматил мои волосы.

- Дэн, ты такой красивый, - прошептал он, накручивая прядь моих волос на свой указательный палец. - Я хочу прикасаться к тебе, - он склонил ко мне голову и оставил на губах лёгкий целомудренный поцелуй, - «нежно и деликатно». Провёл губами по щеке. «Боготворить и ласкать тебя».

Я захныкал, стоило его рукам найти ворот рубашки и расстегнуть верхнюю пуговичку, быстро перейдя к следующей. «Страстно и медленно», - мурлыкал он мне в щёку, пока его пальцы заканчивали расстёгивать рубашку. Он распахнул её и неторопливо стянул с плеч, спустил вниз по рукам. Подушечки пальцев не отрывались от моей кожи, оставляя за собой огненный след. Он выдохнул и отступил от меня на шаг, впившись взглядом в мой чёрный взгляд моих глаз.

«Сногсшибательно», - прошептал Валерка; я закатил глаза, ощутив кожей его слова и горячее дыхание. «Повернись», - мягко скомандовал он.

Я повиновался и наклонил голову вправо, позволяя ему осыпать меня лёгкими поцелуями от плеча до мочки уха, урча при этом. Прикусила нижнюю губу, когда его руки переместились на молнию джинсов. Он медленно, слишком медленно, потянул за язычок, заставляя моё тело пылать в ожидании его прикосновения. Обвив рукой мою талию, он снова развернул меня лицом к себе. Глаза не отрывались от моих глаз; он стянул джинсы вниз по бёдрам, и они легли озерцом вокруг моих ног. Валерка позволил себе оглядеть меня сверху вниз, и вслед за его взглядом по моему телу прокатилась волна мурашек.

Он зашипел и провёл рукой по волосам. «Дэн... срань Господня... что?»

Я слегка поёжился под его пристальным взглядом, которым он с жадностью впился в мои чёрные сетчатые джоки.

Он заметил моё лёгкое беспокойство и придвинулся ближе, пробежавшись ладонями по бокам до кромки джоки.

- Ты продолжаешь удивлять меня, Дэн, - зарычал он мне на ухо, - Ты даже не представляешь, насколько чертовски сексуально ты выглядишь в этом.

Он провёл руками по спине, запустив кончики пальцев под эластичную линию.

- Валера, - заскулил я, когда он носом задел твёрдость между бёдрами.

- Ммммм, - простонал он в ответ, явно отвлечённый определённой частью моего тела.

- Могу я тебя раздеть?

Он вскинул голову и улыбнулся.

- Пожалуйста, - прошептал он, положив мои руки на свой серый шёлковый галстук.

Медленно я развязал галстук и стянул с его шеи, уронив на пол рядом со своими предметами одежды. Смотря на него сквозь ресницы и для сохранения спокойствия прикусив губу, я начал неторопливо расстёгивать рубашку. Дойдя до конца, я выдернул полы из-под пояса брюк, чтобы добраться до оставшихся двух пуговиц. Нежно положил руки на его обнажённую грудь и задохнулся от ощущения силы под моими ладонями. Развёл их в стороны, не отрывая от горячей плоти, и распахнул рубашку. Он сбросил её с плеч и стряхнул с запястий, заведя руки за спину.

Я позволил ладоням блуждать по его совершенному телу, вниз по кубикам пресса на его животе и к дорожке волос, что начиналась прямо над поясом брюк.

- Ты прекрасен, - прошептал я, поднимая на него взгляд.

Он прикрыл глаза и между губами мелькнул кончик языка. Наклонился и мягко меня поцеловал, легонько облизнув губы. Обвил меня руками, прижав раскрытые ладони к спине и пояснице.

Мои руки обнаружили пряжку его ремня и начали её расстёгивать, клацанье металла - единственный звук, раздающийся в комнате, наряду со звуками наших поцелуев и затруднённого дыхания. Как только пряжка поддалась, а пояс и пуговица оказались расстёгнутыми, я потянул вниз молнию на ширинке, простонав в его рот, когда пальцы пробежались по всей длине его в высшей степени твёрдого члена.

Валера заурчал и легко кивнул в ответ. Я стянул с него штаны, и, шагнув из них, он обхватил меня за талию и мягко положил на постель. Мы целовались влажно, страстно, затаив дыхание, лаская друг друга руками. Я не мог им насытиться, он казался совершенным под моими прикосновениями.

Коленом он раздвинул мои ноги и лёг между ними, придавив меня к постели своим телом ровно настолько, чтобы свести с ума. Он толкнулся в меня бёдрами и проглотил мой вскрик своим ртом.

Слившийся со мной в объятии, он казался таким чужим, и в то же время таким знакомым.

- Вот так, - прошептал он, осыпая поцелуями мой сосок - там везде оставались невидимые ожоги от его губ, - я хочу слышать тебя, Дэн. Проклятье, я хочу заставить тебя петь.

Я поднял бёдра, начав тереться своей эрекцией об него. Он зашипел и подался назад, облизывая моё горло, руки касались меня везде. Прежде, чем я смог втянуть в лёгкие хоть немного воздуха, он ртом нашёл мой сосок и всосал его... сильно.

«О, Господи», - простонал я, когда он вцепился руками в мою талию, прижимая меня к кровати.

- Я был прав, - пробормотал он мне в грудь. - На вкус ты так же прекрасен.

Мои пальцы зарылись в его волосы и потянули, отчаянно желая продолжения. Видимо, он представлял себе силу моего желания и вломился в меня ещё раз, одновременно покусывая другой сосок. Я закричал, а он простонал в ответ.

- Валерка, - задохнулся я. - Это как...

- Ш-ш-ш-ш, - утешил он, поднимаясь к моему рту. - Это только начало.

Господи-долбанный-Иисусе...

Я ощутил, как его руки скользнули к моим джоки и медленно стянули их. Я приподнял бёдра, чтобы ему было легче их снять. Валера сорвал джоки с лодыжек и уронил на пол, проведя ладонями по голени к бёдрам, поднимаясь вверх по телу. Он провёл пальцами так близко от моей длины, что я изогнулся дугой и чуть не упал с кровати.

- Я хочу, - зашептал он мне на ухо, - Твою мать... я жажду попробовать тебя, Дэн. Скажи мне, что я могу это сделать.

- Да, - всхлипнул я. - О, пожалуйста... я тоже этого хочу.

Его язык ворвался в мой рот, вытягивая последние крупицы здравого смысла, прежде чем медленно провести влажную дорожку вниз по телу, поглаживая и облизывая живот и бёдра. Руками он нежно раздвинул ноги и осторожно закинул себе на плечи. На краткое мгновение наши глаза встретились, его взгляд обжёг меня энергией и жаром.

Он неспешно и глубоко втянул в себя мой запах и оставил лёгкий поцелуй на члене. Я наблюдал, как затрепетали его веки.

Он ухмыльнулся, когда из моего горла вырвалось хныканье. Продолжая смотреть мне в глаза, он опустил лицо к моей эрекции, уткнулся носом в мою плоть и подразнил ртом головку, прежде чем агонизирующее медленно провести языком и губами вдоль всей длины ствола.

- Ах... да, чёрт, да... - на выдохе громко простонал я, даже не заметив, что задержал дыхание. Меня затопили чувства, которые с такой щедростью расточал на меня мужчина между моих ног.

Языком он легонько щёлкнул по головке члена, сначала медленно, затем быстро. Он прислушивался к каждому моему движению, стону и отклику и повиновался им. Пристальный взгляд его зелёных глаз обжигал, приводя меня в такое безумное исступление, что моё тело завибрировало. Он заурчал и придавил меня рукой к постели, когда мои бёдра задрожали и начали изгибаться, стоило ему скользнуть языком на меня, жадно поглощая всё, что я ему отдавал.

- Такой твёрдый, - выдохнул он, снова обвивая языком член.

Внутри меня всё, казалось, перекручивается и сворачивается в спираль сильнее и сильнее с каждым прикосновением его рта; от макушки и до кончиков пальцев на ногах меня опутали витки наслаждения, как только два его прекрасных длинных пальца проникли в меня, смачно дополняя его великолепный язык на моём члене. Я сжал в кулачках его волосы, прижимая плотнее к себе его рот, почти обезумев в ожидании разрядки.

- Бля, - заскулил я, пытаясь двигаться под его сильной рукой. Он быстро перехватил меня. Предплечье напряглось, пригвоздив меня к постели. - Оххх... Я... Валерка...

Я уже так близко... так чертовски близко... его рот... о, Господи... его охренительно-талантливый рот...

Он замурлыкал в мои влажные от его слюны яйца, сгибая внутри меня пальцы и задевая местечко, которое, я знаю, способно бросить меня в водоворот бешеного оргазма, и начал трахать меня пальцами, при этом качая головой из стороны в сторону. Он втянул в рот мой член и начал его посасывать.

Мои руки упали по обе стороны от меня. Я вцепился в постель, почти разрывая простыни, рот раскрылся в безмолвном экстазе, когда я кончил ему на лицо и вокруг его груди, выкрикивая его имя.

Я ловил ртом воздух, задыхаясь и покрываясь испариной, в то время, как он сосал и покусывал мой член, замедляя движения пальцев, пока я продолжал корчиться и метаться.

- А-ах... А-ах... дерьмо, - застонал я, когда он нежно поцеловал влажную кожу бёдер и медленно приподнял голову.

Он прикрыл глаза и улыбался, обсасывая пальцы. Затем прополз вверх по моему телу и уткнулся носом мне в шею.

- У тебя красивый голос, Дэн, - загадочно произнёс он. - Я мог бы целыми днями лакомиться твоей длиной. Ты такой вкусный!

Я хныкнул и потёрся бёдрами о его бедро. И почувствовал его улыбку на своей ключице.

- Это было... У меня нет слов, - выдохнул я, проведя по волосам рукой.

Он ухмыльнулся, в зелёных глазах сверкнула надменность.

- Как насчёт «охренительно жарко» для начала? - спросил он, ощупывая взглядом моё тело, словно хищник - жертву.

Он, определённо, наглый, но чёрт меня побери, если ему это не идёт.

Что ж, мистер Русик, в эту игру могут играть двое...

- Мммм, я бы согласился, если бы мы лежали вот так.

Я обхватил его ногами и, перевернувшись, сел на него верхом. И улыбнулся выражению его лица, поведавшему мне, что я застал его врасплох.

- Иисусе, - пробормотал Валерка, обретя равновесие, и принялся гладить меня по бокам.

Я посмотрел на мужчину подо мной, что взглядом ласкал и оглаживал изгибы моего тела.

- Ты на самом деле, - прошептал он, заключая мои плечи в чаши своих ладоней, - ...чертовски красивый.

Я мурлыкнул и очертил бёдрами круг на его теле, прикусив язык от его стонов наслаждения.

- Нравиться? - спросил я, повторяя движение и удовлетворённо улыбаясь при виде того, как морщинки избороздили его лоб над закрытыми глазами. Он медленно кивнул, слегка приподняв бёдра.

Валера выпустил на волю мою плоть и мои успевшие снова отвердеть соски, как только я сполз вниз по его бёдрам, чтобы, наклонившись, запечатлеть поцелуй на его груди. Языком я проложил влажную дорожку к центру его тела, обожая ощущение того, как волоски на его теле щекочут мои губы. Ладонями я путешествовал по его торсу от линии плеч и до бёдер, лаская грудную клетку и поглаживая живот, изучая его идеальное тело.

Когда мои губы достигли впадины пупка и наткнулись на дорожку волос, исчезающую под хлопком нижнего белья, пальчики прокрались внутрь. Он, открыв рот, следил за моими перемещениями по его телу. Я взглянул на него в поисках безмолвного согласия, которое он мне дал, вздохнув и глухо простонав «твою мать». Медленно я стащил с него боксёры, отбрасывая их к остальной куче нашей одежды.

Господи Боже, он просто потрясающий...

Каждая линия и каждый мускул без единого изъяна. Никогда за всю свою жизнь я не видел ничего более ошеломляющего, чем мужчина, лежащий подо мной. Я так ему и сказал. В ответ он облизнул губы, его грудь вздымалась и опадала, пока я покусывал кожу на его бедре и водил кончиками пальцев по телу в опасной близости от его члена, который оказался столь же безупречен, как и всё остальное.

- Проклятье, - выдохнул он, когда мои длинные волосы слегка коснулись его паха. - Боже, мужик, что ты творишь со мной?

- Ну, - промурлыкал я, кидая на него взгляд из-под ресниц, - я надеялся, что ты позволишь мне ответить услугой на услугу и разрешишь попробовать тебя на вкус... ты же не против?

Из его груди вырвались хрип и рычание, а расширившиеся глаза сказали мне всё, что я хотел знать; медленно я лизнул кончик его члена, который порывисто дёрнулся в ответ. Он оказался чистым, мускусным, жарким и пряным на вкус.

- Аххх... Дэн, - застонал он, наблюдая, как я танцую язычком по его члену и делаю круг почёта вокруг головки.

Сделав глубокий вдох через нос и не отрывая взгляда от его глаз, я глубоко втянул его в рот, нежно посасывая. Сжав член в кольце своих губ, начал сосать сильнее, и сомкнул пальцы у основания.

- Твою мать! - воскликнул он, вдавившись головой в подушку и выгнув спину.

Костяшки пальцев побелели, и я незамедлительно захотел ощутить их в своих волосах, направляющих меня. Никогда раньше подобного желания я не ощущал, или ощущал не так сильно, как сейчас, когда Валера беспомощно распростёрся подо мной. Я хотел, чтоб он показал мне свои желания, раз уж мы исследуем друг друга и делимся открытиями.

Я схватил его за запястье и передвинул ладонь на свой затылок, поощрительно кивая в ответ на его вопросительный взгляд. Он прикусил нижнюю губу и застонал, стоило его пальцам запутаться в моих волосах и подтолкнуть меня ближе.

- О, Господи, да, - раздался стон. - Да... вот... так.

Я заурчал и обежал язычком вокруг него, попробовав на вкус каждую бороздку и выемку на его бесподобном стволе. Его хватка в моих волосах усилилась, а между вдохами раздавалось тихое рычание.

- Так хорошо, - прошипел он, - Так чертовски хорошо, Дэн... а-а-ах, а-а-ах... твой рот... чёрт побери, твои губы на моём члене.

На его лице застыла почти болезненная гримаса, когда я снова взглянул на него. Стиснутые зубы, сжатая челюсть и лёгкая испарина на лбу придавали ему дикий и дьявольски сексуальный вид. Я скользнул зубами по всей его длине, прежде чем взять в рот настолько глубоко, насколько смог.

- Ебать! - простонал Валерка. - Дэн... я сейчас... взорвусь...

- Ммхмм, - ответил я, удерживая его в кольце своих губ; пальчики поползли вниз, осторожно обхватили и начали массировать яички.

Он толкнулся мне в рот, вцепившись в волосы и нажимая ладонью на затылок.

Это самое сексуальное переживание в моей жизни...

Стоны раздавались всё громче и чаще. Он приподнялся на локти, чтобы иметь возможность наблюдать за мной. Откинул с лица волосы и впился в меня пристальным взглядом, в котором горела страсть и отчаянное желание разрядки. Я начал усерднее ласкать его ртом и рукой, облизывая, посасывая и пощипывая вверх и вниз по его возбуждённой длине. Всё внутри меня сжалось от желания, стоило его бёдрам рвануться мне на встречу.

Он хочет меня... этот прекрасный мужчина меня хочет...

- А-а, ахх... Дэн, - раздался громкий стон. - Ахх, ахх... сейчас, о, Господи, аххх... БЛЯ-Я-Я!

Я застонал вместе с ним, чувствуя его жаркий влажный взрыв в глубине моего рта. Он схватил меня за волосы, прижимая меня к своему телу, пока я осушал его до последней капли, облизав напоследок головку. Откинув назад голову, Валерка громко закричал. Его хватка ослабла, и, достигнув облегчения, он рухнул на постель, задыхаясь и ловя ртом воздух.

Выглядел он восхитительно.

Когда он отдал мне всё, что мог, я медленно и неохотно выпустил его изо рта и торжествующе улыбнулся. Из-под полузакрытых век он наблюдал, как я устраиваюсь рядом на кровати. Удивление поднялось во мне, когда его рука обвила меня за шею и притянула на сильную грудь. Наши тела подходили друг другу лучше, чем я даже мог мечтать, и я удовлетворённо улыбнулся, лаская ладонью его живот, в то время, как его ладонь гладила меня по плечу.

- У меня нет слов, - пробормотал он с намёком на усмешку в голосе, зарывшись лицом мне в волосы.

- Я рад, - ухмыльнулся я, позволяя своим пальчикам пробежаться вверх по его груди и к шее.

Он повернулся ко мне лицом, на губах играет усмешка. Цвет радужки изменился, превратившись в самый изысканный оттенок зелёного, что я видел. Из взгляда исчезло противоречие, ему на смену пришли спокойствие и умиротворённость.

Казалось, так он смотрел на меня часами.

- Могу я кое в чём признаться? - тихо спросил Валера, прерывая молчание.

- Конечно, - легонько кивнул я.

Он сделал глубокий вдох и поднёс мою кисть к губам, запечатлев на ней нежный поцелуй.

- Я захотел тебя с той самой секунды, как впервые увидел.

После его слов я задышал с трудом, чувствуя, как тело вновь охватило желание.

Проклятье, как он это делает?..

- Ты не против, что я сказал это? - спросил он, склонив голову, чтобы наши глаза оказались на одном уровне.

- Не против, - прошептал я.

Он улыбнулся и перекатился на меня: верхняя часть его тела придавила грудь, в то время, как колено уместилось между моими бёдрами.

- Хорошо, - нежно проворковал он, заключая моё лицо в чашу своих ладоней, - так как, должен я тебе сказать, хотеть и представлять, как я занимаюсь с тобой любовью, и на самом деле заниматься с тобой любовью... проклятье, сравнения здесь неуместны, Дэн.

Он смял своим ртом мои губы и поцеловал так, как никто и никогда раньше меня не целовал. Казалось, за напряжённым давлением его рта скрывается много больше, чем было произнесено вслух, но мой разум был слишком сильно опьянён, чтобы сделать усилие и постичь смысл.

Глухо простонав мне в рот, когда мои пальцы вплелись в его волосы, он улыбнулся и медленно отстранился.

- Подожди здесь, - подмигнул Валерка при виде смущённого выражения, появившегося на моём лице.

Он поднялся с меня; мне пришлось закусить губу, наблюдая, как его крепкий обнажённый зад исчезает в ванной. Зрелище получилось великолепное, затмив собой даже знаменитый Мост Золотые Ворота. Я решил, что укушу его аппетитную попку при первой же возможности.

Услышал шум бегущей воды, и вскоре аромат лаванды проник в комнату вместе с паром. Я привстал и потянулся, чтобы достать с пола джоки и рубашку.

Откашливание Валеры, прислонившегося к дверной раме, заставило меня замереть. Он изогнул бровь (о Боже мой, нагишом и выгнув бровь, мммм...) при виде белья, зажатого в моём кулаке, и медленно покачал головой.

- Я так не думаю, Дэн, а Вы?

Выронив предметы туалета на пол, словно горячие угольки, я улыбнулся.

- Полагаю, я тоже, - ответил я, ощущая неистовый стук сердца в груди оттого, как он произнёс «Дэн» и оттого, как буквально на глазах оживал его член. Обнажённое тело Валеры просто невероятно. Начиная от босых ступней и кончая вихревым хаосом на голове – почти невозможно поверить, что он настоящий.

Может быть, это сон?..

Он протянул мне руку, возвращая меня к реальности, улыбаясь и подманивая жестом указательного пальца.

- Пойдём со мной, - мягко протянул он. Эти слова, как и тон, которым он их произнёс, скользнули меж моих бёдер и утвердили жаждущее состояние. Подзывающий жест изящного пальца, словно вишенка, венчал охренительно потрясающий торт под названием «Голый Валерка».

Я поднялся с постели и медленно вложил свою ладошку в его. Он улыбнулся, когда наши руки соприкоснулись и, повернувшись, увлёк меня в огромную ванную: серый мрамор, серебристые краны и чёрно-белая плитка, покрывающая стены с пола и до потолка. Я был слишком занят разглядыванием обстановки с чувством благоговейного трепета, когда впечатался в спину Валеры, не заметив, что он остановился.

- Посмотри, - прошептал мне на ушко искуситель.

Он кивком указал на дальнюю стену, где висевшее зеркало отражало всю мою обнажённую «неземную красоту» в полный рост. Жар прилил к щекам, пока я разглядывал себя и все свои несовершенства, а также руку Валеры, что змеёй обвила мою талию. Он придвинулся ближе и опустил подбородок мне на плечо. Пальцы погладили живот и протанцевали, едва касаясь, вдоль линии грёз. Я затаил дыхание.

- Видишь, как ты чертовски прекрасен? - низкий и хриплый голос обжёг кожу плеча. - Теперь ты понимаешь, почему я тебя возжелал?

Из горла вырвался всхлип, когда влажный язык проследил дорожку по шее, а крепкие руки накрыли грудь и принялись поглаживать и сжимать соски. Моя грудь и его руки подходили друг другу, как частички паззла, а соски отвердели с рекордной скоростью.

Всё ещё стоя за спиной, он подтолкнул нас к ванне, наполненной водой и пеной. Поцеловал затылок и обошёл меня, чтобы первым залезть в воду. Вздохнул и ослепил меня улыбкой.

- Присоединишься ко мне? - его лицо выдавало, что он точно знает, каков будет мой ответ.

Я улыбнулся в ответ, находя его самоуверенность сексуальной до безумия, и, оперевшись о его плечо, скользнул в горячую влагу. Но вместо того, чтобы сесть между его ног, как он наверняка рассчитывал, я передвинулся к другой стенке и расслабленно растёкся по тёплому мрамору, обхватив ногами ноги Валеры. Открыв глаза, я увидел, что он смотрит на меня с выражением, которое можно описать только, как удивление.

- Что? - поинтересовался я, пробежавшись влажной рукой по волосам. И удовлетворённо улыбнулся, поскольку его глаза следили за каждым моим движением, а из горла вырвался почти бесшумный рык.

- Ничего, - ответил он спустя секунду, смачивая собственную шевелюру мокрыми руками.

Я облизнул губы при виде капельки воды, скатившейся по его щеке.

Я хотел попробовать её на вкус.

- Ты не жалеешь? - спросил Валерка, слегка подаваясь вперёд. - Я имею в виду... обо всём этом?

Он указал рукой на комнату и затем медленно на пространство между нами.

Я прикусил губу при мысли обо всём, что привело меня к настоящему моменту, в котором я сижу в ванне с самым красивым мужчиной, что я когда-либо встречал. Я оглядел окружающую обстановку и вернулся взглядом к лицу Валеры, излучающему любопытство.

- Нет, - ответил я, - ни капли не жалею.

Я прикоснулся к губам и погрузился глубже в воду. И слегка подпрыгнул, когда ощутил его руки на своих коленях.

- Мне интересно, - продолжил он, наблюдая, как мои пальцы играют с цепочкой на шее, - ты разрешишь мне тебя искупать?

Я не смог ответить вслух.

Только вздохнул и беззвучно изобразил губами «да».

Такая простая просьба заставила меня снова страдать от голода по его прикосновениям. Он завёл руку за спину и достал кремовую губку и, как я могу предположить, бутылочку с гелем для душа. Медленно приподнял из воды мои ноги, раздвинул и положил на оба бортика ванны. Я почувствовал, как запылало тело, как только Валера начал с помощью губки и крема для ванны мыть мои лодыжки, голени и колени.

Глаза закатились, как только я позволил себе прочувствовать нежность и деликатность его прикосновений, поднимающихся всё выше по моему телу. По поверхности воды пошли волны, и послышался всплеск: Валера переместился ближе ко мне, проводя губкой по бёдрам. Я тихо застонал, когда он достиг места соединения ног, надавливая достаточно сильно на мою эрекцию, чтобы у меня закружилась голова. Он нежно опустил мои ноги обратно в воду и медленными круговыми движениями двинулся вверх по животу, удостоив отдельным вниманием пупок.

Я наблюдал, как он опустился на колени меж моих ног.

- Иди сюда, - промурлыкал он, снова протягивая ко мне руки.

Не давая себе время передумать, я взял его за руку и задохнулся, когда он притянул меня к себе так, что я оседлал его бёдра. Уткнулся лицом в его щёку, в то время, как он продолжал водить губкой по моей спине, убрав волосы в сторону, чтобы получить доступ к шее. Из горла вырвался вздох, когда вслед за губкой моей кожи коснулись поцелуи Валеры. Я зарылся носом в изгиб его шеи и сделал глубокий вдох, застонав, когда его аромат снова проник внутрь меня.

- Ты так хорошо пахнешь, - прошептал я.

Он еле заметно вздрогнул; а я внезапно остро ощутил близость его члена к той части моего тела, которая отчаянно в нём нуждалась. Прикусила губу при мысли о том, как это просто – чуть-чуть переместиться влево и вобрать в себя его эрекцию. По телу пробежала судорога.

- Дэн, - прорычал он, замедляя поглаживания моей спины. Я не сразу понял, что в руках у него больше не было губки.

- Господи, Валерка, - всхлипнул я, слизывая языком с его крепкой челюсти капельку, что искушала меня несколько минут назад.

- Ты... уверен? - сглотнул он. Я мог физически почувствовать напряжение, сковавшее его плечи, и твёрдость его хватки на пояснице.

Он хотел этого с не меньшей силой. Он жаждал этого с не меньшей силой.

- Пожалуйста, - взмолился я, качнув бёдрами. - Я хочу тебя.

- Чёрт. Меня. Дери, - простонал Валерка, уронив голову мне на плечо.

Я захныкал, так как он нежно приподнял меня, скользнул в воде рукой между нашими телами и нырнул пальцем между моими ждущими ягодицами.

- Я чувствую, насколько сильно ты меня хочешь, - тяжело задышал он, задевая зубами шею.

Я вздохнул, когда его палец обежал вокруг сфинктера, и вцепился в его плечи от неодолимого порыва вдавиться в него, что без предупреждения пронёсся по телу.

- Хочу, - пробормотал я, прикусив губу.

Я медленно тёрся о его руку, зарывшись лицом в его шею и зеркально отображая его позу.

Его палец выскользнул из меня, он опять поменял положение и приподнял меня из воды. Когда он снова опустил меня вниз, я задохнулся, ощутив прижатый к моему входу член. Валера громко зашипел, стоило мне опуститься ещё ниже, вбирая его гордость в себя насколько возможно медленно. Головка члена проникла внутрь, и мы простонали в унисон.

Твою мать, он такой потрясающий... такой другой...

Я надавил ещё сильнее, потеряв над собой контроль, желая получить его всего, как можно быстрее.

- Не спеши, красавчик, - прохрипел он, придерживая меня за бёдра. - Почувствуй меня.

Я кивнул куда-то в его щёку, пытаясь не закричать от того, как плотно он меня заполняет. Попытка провалилась, когда он толкнулся вверх и его меч до конца вошёл в мои ножны; звук, покинувший моё горло, эхом отразился от стен ванной.

- Заебись, Дэн, - простонал он сквозь зубы. - О, Боже мой, так хорошо, а-а-а, - почти неразборчиво пробормотал он мне на ухо. Горячее дыхание, тяжёлое и прерывистое, обжигало мне кожу.

Я приподнялся и медленно опустился на него, практически рыдая от невероятного ощущения его члена, задевающего и достающего все точки наслаждения. Его руки поддержали меня и задали темп движению вверх и вниз.

- Идеально, - прорычал он, - так охрененно идеально.

Я отстранился от его шеи и поспешно нашёл своим ртом его губы. Он вздохнул, когда наши губы встретились, и настойчиво меня поцеловал, зарываясь пальцами в мои волосы. Я обвил руки вокруг его шеи и начал двигаться на нём с ещё большей целеустремлённостью. Наши языки танцевали во рту у меня, у него и между нами, когда мы разомкнули губы, чтобы глотнуть немного воздуха.

- О, Валерка, - застонал я, откинув голову, - твой член... ох, бля!

Он наклонил голову к моему левому соску и принялся сосать и лизать его, словно умирающий от голода. Его безумство вызвало во мне волну вожделения, прокатившуюся по телу, и мои руки вокруг его шеи сжались ещё крепче. Неторопливость и нежность исчезли, их сменила потребность, потребность настолько сильная, что даже в просторной ванне, где мы слились воедино, нам было тесно.

- К чёрту всё! - простонал он, врываясь с меня всё резче, и прежде, чем я успел приподнять с его плеча голову, он поднял нас обоих из воды.

- Держись, - произнёс Валерка, вытаскивая из ванны одну ногу и ставя её на расстеленное на полу полотенце.

Мы так и не разомкнули объятий, так как я лианой обернулся вокруг него, пока он нёс меня, покрытого каплями воды и пеной, обратно в огромную кровать, которую мы покинули не ранее, чем тридцать минут назад.

Его губы снова накрыли мой рот, стоило нам упасть на простыни, и он, не теряя времени, яростно вломился в меня, заставляя хватать ртом воздух.

- А-ах, а-ах... да! - закричал я, обхватив пальцами его лицо и набросившись на его рот. - Сильнее!

Он сделал так снова и громко захрипел, отчего сердце моё бешено заколотилось в груди.

- Я... хочу... а-ах, - простонал он, облизывая мою шею. - Я хочу оттрахать тебя, Дэн. Я не могу быть... нежным. Мне это необходимо.

Его слова словно удар молнии пронеслись по позвоночнику, а звук, вырвавшийся из горла, получился почти животным.

- Трахни меня, Валера. Умоляю, просто трахни меня.

Он простонал мне в ключицу, прежде чем прикусить её, отчего я так резко выгнул спину, что испугался, что сломаю хребет.

Он забросил одну из моих ног себе на плечо и глубоко и жёстко ворвался в мою задницу.

- О да, именно так! - закричал я, когда он сделал это ещё раз, повергая моё тело в абсолютное неистовство.

- Вот так? - спросил он, хватая ртом воздух, вращая бёдрами и врезаясь в меня.

- Блять, да! - изо всех сил вцепился я в его бицепсы.

- Такой красивый, - застонал он, глубоко и влажно целуя меня в ответ.

Он пронзал меня снова и снова, при каждом столкновении наших тел раздавались шлепки из-за влаги, оставшейся на коже после ванной и Валеркиной собственной влаги, что сочилась из меня с каждым толчком его члена. Он схватил меня за руки и вытянул их над моей головой, пируя над моей грудью. Он кусал, лизал и сосал каждый её сантиметр.

- Твоя задница так чертовски здорово сжимает мой член, Дэн, - раздался рык, и он прикусил мою мочку. - Ты чувствуешь, насколько я твёрд из-за тебя? Бля, ты такой тугой и смачный!

Его слова подстегнули мой оргазм и вызвали сильнейшие спазмы в животе.

- Я хочу увидеть, как ты кончаешь подо мной, - выдавил он сквозь стиснутые зубы. Скользнул своими пальцами по моим ладоням, разделил их и крепко прижал к постели. - Чёрт, Дэн, кончи на моём члене... давай же... сделай это для меня...

- Я... я... ах, а-ах, - выкрикнул я, не в силах говорить, не в силах дышать, когда он так врывается в меня. Я закинул одну ногу ему на талию, а другую он подтолкнул повыше и проник так глубоко в меня, что я чуть ли не попробовал его на вкус.

Я чувствовал, как он становиться всё твёрже и твёрже внутри меня, почти порочно нанося удары, так что я изо всех сил сжал его достоинство своей дырочкой.

- Я сейчас кончу, - зажмурив глаза, простонал Валера мне в губы. - Ебать, я сейчас взорвусь!

Прислонился лбом к моему лбу.

- Да, да, да, - откликнулся я, энергично встречая его толчки, впившись ногтями в его спину, требуя, чтобы он вошёл глубже, был ближе.

Он захрипел. Стиснул челюсти и вломился в меня с такой силой, что мы сдвинулись на постели почти на фут.

- Валера! - завопил я.

Оргазм сотряс моё тело, приподнимая над кроватью и выбивая из лёгких воздух. Я раскололся под ним на миллион осколков, выкрикивая его имя, сжимая его в объятиях.

- Дэн! - он прокричал в ответ, рыча, стеная и тяжело дыша.

Я чувствовал, как вздрагивает его член, когда он яростно кончал глубоко внутри меня.

- О, Боже... а-ах, а-ах... бля!

Он продолжал вколачиваться и врезаться в моё тело, постепенно уменьшая силу ударов.

- Чёрт, чёрт, чёрт, - шипел он, уронив голову мне на плечо, и снимая с плеча мою ногу.

Он навалился на меня всем телом, вздыхая мне в шею. Я буквально чувствовал, как его сердце колотиться о грудную клетку, отбивая ритм в унисон с моим.

Мы лежали, расслабившись, вздыхая и касаясь друг друга; его объятия ослабли.

- Никогда, - прошептал Валерка, когда я провёл ладонью по его спине.

- Я знаю, - выдавил я ответ, всё ещё не открывая глаз, медленно отходя от случившегося.

Я никогда ещё во всей своей жизни не испытывал что-либо настолько яркое, страстное и необходимое мне, как воздух, и тот факт, что Валера произнёс именно то слово, подсказало мне, что мы думаем об одном и том же.

Он вздохнул и скатился с меня, притянув, всё ещё содрогаясь, к себе под бочок.

Я положил голову ему на плечо, получая наслаждение от соприкосновения с его нежной кожей под моей щекой.

- Жаль, что мы намочили простыни, - пробормотал я, чуть улыбнувшись.

- Не волнуйся об этом, - последовал ответ. Он, не открывая глаз, закачал головой из стороны в сторону. - В этом сьюте две спальни.

- О, хорошо, - откликнулся я, играя с волосками на его груди.

- Ага, плюс, - продолжил Валерка, поворачиваясь ко мне, - это стоило того, чёрт возьми!

Он провёл кончиками пальцев вдоль моего позвоночника, посылая мурашки по всему телу.

Я покраснел и улыбнулся, снова втягивая в лёгкие воздух, когда он ласкающе провёл рукой по моей щеке.

- Дэн? - спросил он, зарывшись носом в мои волосы, при этом в голосе проскользнули нотки, которые я не смог разгадать.

- Валера, - я поднял на него взгляд.

- Могу я спросить тебя кое о чём?

Он только что был внутри меня и оттрахал до потери пульса, а теперь просит разрешения задать вопрос?

- Можешь, - ответил я, тряхнув головой.

- Ты останешься у меня до утра? - голос прозвучал тихо и неуверенно.

Я удивлённо посмотрел на него и, правду сказать, слегка онемел. На его лице отражалось столько разных эмоций, преобладающей из которых была надежда. На обдумывание ответа у меня ушло, по крайней мере, пара секунд.

- Да, - тихо прошептал я, проведя ладошкой вверх по его шее и остановившись на твёрдой челюсти.

Глубоко вздохнув, он наклонился и мягко поцеловал меня. В поцелуе не было ни следа настойчивости, только нежность и тепло.

Я вздохнул и медленно опустил веки. «Блаженство».

Мои губы - на твоих,
Вздох, туман, дыханья нежность...
Я хочу пить сладость их,
Улетая в неизбежность.

Твой язык - так сладок он -
Нежный бархат влажной розы,
Вздох. Туман. Дыханье. Стон...
Воплощение нежной грёзы...

Сплю и вижу омут взгляда,
Пропадаю, растворяюсь...
Ты – погибель и отрада...
Умираю, возрождаюсь...






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 55
© 13.01.2021 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2021-2992625

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1