Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Омар Хайям: Стихи. «Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало». Поэт, философ, мудрец, художник, математик,астроном


Омар Хайям: Стихи. «Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало». Поэт, философ, мудрец, художник, математик,астроном
Омар Хайям: Стихи. «Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало». Поэт, философ, мудрец, художник, психолог, математик, астроном

Посвящается моему папе - химфизмату, преподавателю и неординарной личностью, увлечениями которого были шахматы (играл с единственном другом, с другими - в шашки, переигрывал и отгадывал ходы из научных журналов и радовался правильным ответам из следующего номера), аккордеон, художником, лепил и занимался чеканкой в одно время и меня учила, также отлично танцевал и пел, разбирался в мотоциклах и авто тех лет. Эрудированный и скромный говорил: «В простоте - мудрость!»

Сорванный цветок должен быть подарен
Сорванный цветок должен быть подарен, начатое стихотворение — дописано, а любимая женщина — счастлива, иначе и не стоило браться за то, что тебе не по силам.
В одно окно смотрели двое
В одно окно смотрели двое. Один увидел дождь и грязь.Другой — листвы зелёной вязь, весну и небо голубое.В одно окно смотрели двое.
Чем ниже человек душой, тем выше задирает нос
Чем ниже человек душой, тем выше задирает нос.Он носом тянется туда, куда душою не дорос.
Можно соблазнить мужчину, у которого есть жена.Можно соблазнить мужчину, у которого есть любовница.Но нельзя соблазнить мужчину,У которого есть любимая женщина.
Кто жизнью бит, тот большего добьется
Кто жизнью бит, тот большего добьётся.Пуд соли съевший выше ценит мед.Кто слезы лил, тот искренней смеется.Кто умирал, тот знает, что живет!
Как я люблю читать, вы бы знали! Очень тоскую, глубоко тоскую, по нашей домашней родительской библиотеке, где мною прочитаны и не один раз все книги, начиная с дошкольного возраста (начала читать с 4 лет, потому в школе было не интересно, возможно, поэтому с 1 класса я стала завсегдатаем книг в библиотеке, и судьбой дарована была она в нашем доме с торца - единственная в городке детская библиотека, где я и уроки делала)! Книжный магазин - с противоположной стороны. Наш четырех подъездный дом имел еще и парикмахерскую, что в центре дома. Все эти три муниципальных образования были на первом этаже и все в городе в единственном «экземпляре», потом уж появились парикмахерские закутки, книжные ларьки. А библиотека только эта и для взрослых, не далеко. Мы жили на центральной улице, поэтому были в шаговых доступностях все основные учреждения города.
Так, пополнялась наша библиотека купленными мамой книгами, папиными научными журналами, книгами по физике, астрономии, квантовой физике, по химии. А еще и дарили мне книжки на день рождения. Так что, книжек у меня было много, 1/3 часть бережно сохранены для моих детей мамой. До сих пор душу греют, глядя на них. Вот и поверишь, что «книга - друг человека»!

Так, однажды мама поставила еще одну брошюрку на маленькую полку. То был Омар Хайям. До сих пор помню ее обложку - коричневая рамка, иллюстрация внутри - Хайям в саду, в интернете можно найти ее. Глянцевая обложка и качественные страницы.

Так, решила для себя в мою «компьютерную» библиотеку пополнить очередным автором.

Википедия:
«Гийяс-ад-Дин Абу-ль-Фатх Омар ибн-Эбрахим Хайям Нишапури (перс.غیاث الدین ابوالفتح عمر بن ابراهیم خیام نیشابورﻯ‎), Ома́р Хайя́м (عمر خیام); 18 мая 1048, Нишапур4 декабря 1131[1], там же) — персидскийфилософ, математик, астроном и поэт[2].
Внёс вклад в алгебру построением классификации кубических уравнений и их решением с помощью конических сечений. Известен во всём мире как философ и выдающийся поэт, автор цикла философских рубаи. Омар Хайям также известен созданием самого точного из ныне используемых календарей[3]. Учениками Хайяма были такие учёные, как Музаффар аль-Асфизари и Абдуррахман аль-Хазини.
Родился в городе Нишапур, который находится в Хорасане (ныне иранская провинция Хорасан-Резави). Омар был сыном палаточника, также у него была младшая сестра по имени Аиша. В 8 лет начал глубоко заниматься математикой, астрономией, философией. В 12 лет Омар стал учеником Нишапурского медресе. Позднее обучался в медресе Балха, Самарканда и Бухары. Там он с отличием окончил курс по мусульманскому праву и медицине, получив квалификацию хаки́ма, то есть врача[4]. Но медицинская практика его мало интересовала. Изучал сочинения известного математика и астронома Сабита ибн Курры, труды греческих математиков.
Детство Хайяма пришлось на жестокий период сельджукского завоеванияЦентральной Азии. Погибло множество людей, в том числе значительная часть учёных. Позже в предисловии к своей «Алгебре» Хайям напишет горькие слова:
Мы были свидетелями гибели учёных, от которых осталась небольшая многострадальная кучка людей. Суровость судьбы в эти времена препятствует им всецело отдаться совершенствованию и углублению своей науки. Большая часть тех, которые в настоящее время имеют вид учёных, одевают истину ложью, не выходя в науке за пределы подделки и лицемерия. И если они встречают человека, отличающегося тем, что он ищет истину и любит правду, старается отвергнуть ложь и лицемерие и отказаться от хвастовства и обмана, они делают его предметом своего презрения и насмешек.


Картина «На могиле Омара Хайяма» (Джей Гамбидж[en], ок. 1911)
В возрасте шестнадцати лет Хайям пережил первую в своей жизни утрату: во время эпидемии умер его отец, а потом и мать. Омар продал отцовский дом и мастерскую и отправился в Самарканд. В то время это был признанный на Востоке научный и культурный центр. В Самарканде Хайям становится вначале учеником одного из медресе, но после нескольких выступлений на диспутах он настолько поразил всех своей учёностью, что его сразу же сделали наставником.
Как и другие крупные учёные того времени, Омар не задерживался подолгу в каком-то городе. Всего через четыре года он покинул Самарканд и переехал в Бухару, где начал работать в хранилищах книг. За десять лет, что учёный прожил в Бухаре, он написал четыре фундаментальных трактата по математике.
В 1074 году его пригласили в Исфахан, центр государства Санджаров, ко двору сельджукского султана Мелик-шаха I. По инициативе и при покровительстве главного шахского визиря Низам аль-Мулька Омар становится духовным наставником султана. Через два года Мелик-шах назначил его руководителем дворцовой обсерватории, одной из крупнейших в мире[5]. Работая на этой должности, Омар Хайям не только продолжал занятия математикой, но и стал известным астрономом. С группой учёных он разработал солнечный календарь, более точный, чем григорианский. Составил «Маликшахские астрономические таблицы», включавшие небольшой звёздный каталог[6]. Здесь же написал «Комментарии к трудностям во введениях книги Евклида» (1077 г.) из трёх книг; во второй и третьей книгах исследовал теорию отношений и учение о числе[2]. Однако в 1092 году, со смертью покровительствовавшего ему султана Мелик-шаха и визиря Низам ал-Мулька, исфаханский период его жизни заканчивается. Обвинённый в безбожном вольнодумстве, поэт вынужден покинуть сельджукскую столицу.
О последних часах жизни Хайяма известно со слов его младшего современника — Бейхаки, ссылающегося на слова зятя поэта.
Однажды во время чтения «Книги об исцелении» Абу Али ибн Сины Хайям почувствовал приближение смерти (а было тогда ему уже за восемьдесят). Остановился он в чтении на разделе, посвященном труднейшему метафизическому вопросу и озаглавленному «Единое во множественном», заложил между листов золотую зубочистку, которую держал в руке, и закрыл фолиант. Затем он позвал своих близких и учеников, составил завещание и после этого уже не принимал ни пищи, ни питья. Исполнив молитву на сон грядущий, он положил земной поклон и, стоя на коленях, произнёс: «Боже! По мере своих сил я старался познать Тебя. Прости меня! Поскольку я познал Тебя, постольку я к Тебе приблизился». С этими словами на устах Хайям и умер».
Дальше - читайте в конце после рубаи.

1.
5 страниц рубаи по темам:
Мудрости жизни;
Стихи о любви;
Стихи о жизни;
Стихи о женщинах и девушках;
Стихи о людях о человеке;
Стихи о дружбе и друзьях;
Стихи о вине и винопитии;
Стихи о предательстве;
Стихи о смерти;
Стихи о счастье;
Стихи о Боге и религии;
Стихи про деньги.
«В литературу Омар Хайям вошел благодаря своим рубаям, которые известны по всему миру. Однако они получили популярность уже после смерти писателя. Его библиография насчитывает порядка 5000 стихов, однако часть из них, скорее всего, были приписаны ему другими писателями, которые боялись наказания за вольнодумство.
До викторианской эпохи рубаи были практически никому не известны. Именно Эдвард Фицджеральд первым начал переводить их сначала на латынь, а позже и на английский язык, благодаря чему они быстро разлетелись по Европе. Таким образом гедонизм в стихах Омара Хайяма, а также его научные достижения стали объектом интереса для многих ученых и литературоведом того времени и современности».
https://rustih.ru/omar-xajyam-rubai/
2.
Рубаи Омара ХайямаНе делай зла, вернется бумерангом
Не делай зла — вернется бумерангом,Не плюй в колодец — будешь воду пить,Не оскорбляй того, кто ниже рангом,А вдруг придется, что-нибудь просить.Не предавай друзей, их не заменишь,И не теряй любимых — не вернешь,Не лги себе — со временем проверишь,Что этой ложью сам себя ты предаёшь.
Не завидуй тому, кто силен и богат
Не завидуй тому, кто силен и богат,за рассветом всегда наступает закат.С этой жизнью короткою, равною вдоху,Обращайся, как с данной тебе напрокат.
Кто понял жизнь тот больше не спешит
Кто понял жизнь тот больше не спешит,Смакует каждый миг и наблюдает,Как спит ребёнок, молится старик,Как дождь идёт и как снежинки тают.В обыкновенном видит красоту,В запутанном простейшее решенье,Он знает, как осуществить мечту,Он любит жизнь и верит в воскресенье,Он понял то, что счастье не в деньгах,И их количество от горя не спасет,Но кто живёт с синицею в руках,Свою жар-птицу точно не найдетКто понял жизнь, тот понял суть вещей,Что совершенней жизни только смерть,Что знать, не удивляясь, пострашней,Чем что-нибудь не знать и не уметь.

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало
Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,Два важных правила запомни для начала:Ты лучше голодай, чем что попало есть,И лучше будь один, чем вместе с кем попало.
Можно соблазнить мужчину, у которого есть жена
Можно соблазнить мужчину, у которого есть жена.Можно соблазнить мужчину, у которого есть любовница.Но нельзя соблазнить мужчину,У которого есть любимая женщина.
Не смешно ли весь век по копейке копить
Не смешно ли весь век по копейке копить,Если вечную жизнь все равно не купить?Эту жизнь тебе дали, мой милый, на время, —Постарайся же времени не упустить.
Мы больше в этот мир вовек не попадем
Мы больше в этот мир вовек не попадем,вовек не встретимся с друзьями за столом.Лови же каждое летящее мгновенье —его не подстеречь уж никогда потом.
Я думаю, что лучше одиноким быть
Я думаю, что лучше одиноким быть,Чем жар души «кому-нибудь» дарить.Бесценный дар отдав кому попало,Родного встретив, не сумеешь полюбить.
Как часто, в жизни ошибаясь
Как часто, в жизни ошибаясь, теряем тех, кем дорожим.Чужим понравиться стараясь, порой от ближнего бежим.Возносим тех, кто нас не стоит, а самых верных предаем.Кто нас так любит, обижаем, и сами извинений ждем.
В одно окно смотрели двое
В одно окно смотрели двое. Один увидел дождь и грязь.Другой — листвы зелёной вязь, весну и небо голубое.В одно окно смотрели двое.
Красивым быть не значит им родиться
Красивым быть – не значит им родиться,Ведь красоте мы можем научиться.Когда красив душою Человек –Какая внешность может с ней сравниться?
Сорваный цветок должен быть подарен
Сорваный цветок должен быть подарен, начатое стихотворение — дописано, а любимая женщина — счастлива, иначе и не стоило браться за то, что тебе не по силам.
Слышал я, что в раю, мол, сады и луга
Слышал я, что в раю, мол, сады и луга,Реки меда, кисельные, мол, берега.Дай мне чашу вина! Не люблю обещаний.Мне наличность презренная дорога.
Скупец, не причитай, что плохи времена
Скупец, не причитай, что плохи времена.Все, что имеешь, — трать. Запомни: жизнь одна.Сколь злата ни награбь, а в мир иной отсюдаНе унесешь, представь, и горсточки зерна.
Коль можешь, не тужи о времени бегущем
Коль можешь, не тужи о времени бегущем,Не отягчай души ни прошлым, ни грядущим.Сокровища свои потрать, пока ты жив;Ведь все равно в тот мир предстанешь неимущим.
Из всех, которые ушли в тот дальний путь
Из всех, которые ушли в тот дальний путь.Назад вернулся ли хотя бы кто-нибудь?Не оставляй добра на перекрестке этом:К нему возврата нет, — об этом не забудь.
И еще 30! страниц литературного наслаждения стихосложением Омара Хайяма!
https://stihionline.ru/rubai-omara-hajyama/

Википедия (продолжение):

«Научная деятельность[править | править код]

Математика[править | править код]

Хайяму принадлежит «Трактат о доказательствах задач алгебры и алмукабалы», в котором даётся классификация уравнений и излагается решение уравнений 1-й, 2-й и 3-й степени[8]. В первых главах трактата Хайям излагает алгебраический метод решения квадратных уравнений, описанный ещё ал-Хорезми. В следующих главах он развивает геометрический метод решения кубических уравнений, восходящий к Архимеду: корни данных уравнений в этом методе определялись как общие точки пересечения двух подходящих конических сечений[9]. Хайям привёл обоснование этого метода, классификацию типов уравнений, алгоритм выбора типа конического сечения, оценку числа (положительных) корней и их величины. Хайям не заметил, что кубическое уравнение может иметь три положительных действительных корня. До явных алгебраических формул Кардано Хайяму дойти не удалось, но он высказал надежду, что явное решение будет найдено в будущем.
Во введении к данному трактату Омар Хайям даёт первое дошедшее до нас определение алгебры как науки, утверждая: алгебра — это наука об определении неизвестных величин, состоящих в некоторых отношениях с величинами известными, причём такое определение осуществляется с помощью составления и решения уравнений[8].
В 1077 г. Хайям закончил работу над важным математическим трудом — «Комментарии к трудностям во введениях книги Евклида». Трактат состоял из трёх книг; первая содержала оригинальную теорию параллельных прямых, вторая и третья посвящены усовершенствованию теории отношений и пропорций[5]. В первой книге Хайям пытается доказать V постулатЕвклида и заменяет его более простым и очевидным эквивалентом: Две сходящиеся прямые должны пересечься; по сути, в ходе этих попыток Омар Хайям доказал первые теоремы геометрий Лобачевского и Римана[2].
Далее Хайям рассматривает в своём трактате иррациональные числа как вполне законные, определяя равенство двух отношений как последовательное равенство всех подходящих частных в алгоритме Евклида. Евклидову теорию пропорций он заменил численной теорией[9].
При этом в третьей книге «Комментариев», посвящённой составлению (то есть умножению) отношений, Хайям по-новому трактует связь понятий отношения и числа. Рассматривая отношение двух непрерывных геометрических величин A и B, он рассуждает так: «Выберем единицу и сделаем её отношение к величине G равным отношению A к B, и будем смотреть на величину G как на линию, поверхность, тело или время; но будем смотреть на неё как на величину, отвлечённую разумом от всего этого и принадлежащую к числам, но не к числам абсолютным и настоящим[10], так как отношение A к B часто может не быть числовым… Следует, что бы ты знал, что эта единица является делимой и величина G, являющаяся произвольной величиной, рассматривается как число в указанном выше смысле»[11]. Высказавшись за введение в математику делимой единицы и нового рода чисел, Хайям теоретически обосновал расширение понятия числа до положительного действительного числа[12][9].
Ещё одна математическая работа Хайяма — «Об искусстве определения количества золота и серебра в состоящем из них теле»[2] — посвящена классической задаче на смешение, впервые решённой ещё Архимедом[13].

Астрономия[править | править код]

Хайям возглавлял группу астрономов Исфахана, которая в правление сельджукского султана Джалал ад-Дина Малик-шаха разработала принципиально новый солнечный календарь. Он был принят официально в 1079 г. Основным предназначением этого календаря была как можно более строгая привязка Новруза (то есть начала года) к весеннему равноденствию, понимаемому как вхождение солнца в зодиакальное созвездие Овна[14]. Так, 1 фарвардина (Новруз) 468 солнечного года хиджры, в которое был принят календарь, соответствовало пятнице, 9 рамазана 417 лунного года хиджры, и 19 фарвардина 448 года эры Йездигерда (15 марта 1079 г.). Для отличия от зороастрийского солнечного года, называвшегося «древним»[15] или «персидским»[16] , новый календарь стали называть по имени султана — «Джалали»[17] или «Малеки»[18]. Количество дней в месяцах календаря «Джалали» варьировало в зависимости от сроков вступления солнца в тот или иной зодиакальный знак и могло колебаться от 29 до 32 дней[19]. Были предложены и новые названия месяцев, а также дней каждого месяца по образцу зороастрийского календаря. Однако они не прижились, и месяцы стали именоваться в общем случае именем соответствующего знака зодиака[20].
С чисто астрономической точки зрения календарь «Джалали» был точнее, чем древнеримский юлианский календарь, применявшийся в современной Хайяму Европе, и точнее, чем позднейший европейский григорианский календарь. Вместо цикла «1 високосный на 4 года» (юлианский календарь) или «97 високосных на 400 лет» (григорианский календарь) Хайямом принято было соотношение «8 високосных на 33 года». Другими словами, из каждых 33-х лет 8 были високосными и 25 обычными. Этот календарь точнее всех других известных соответствует году весенних равноденствий. Проект Омара Хайяма был утверждён и лёг в основу иранского календаря, который вплоть до настоящего времени действует в Иране в качестве официального с 1079 года[21][19].
Хайям составил «Маликшахов зидж», включающий звёздный каталог 100 ярких звёзд и посвящённый сельджукскому султану Маликшаху ибн Алп Арслану. Наблюдения зиджа датированы 1079 годом («на начало [первого] года високоса малики»); рукопись не сохранилась, но существуют списки с неё.[22]

Творчество[править | править код]

Рубаи[править | править код]



Иллюстрация Эдмунда Салливана к «Рубайате» (1913)
См. также: Рубаи и Рубайат Омара Хайяма
При жизни Хайям был известен исключительно как выдающийся учёный. На протяжении всей жизни он писал стихотворные афоризмы (рубаи), в которых высказывал свои сокровенные мысли о жизни, о человеке, о его знании в жанрах хамрийят и зухдийят. С годами количество приписываемых Хайяму четверостиший росло и к XX веку превысило 5000. Возможно, свои сочинения приписывали Хайяму все те, кто опасался преследований за вольнодумство и богохульство. Точно установить, какие из них действительно принадлежат Хайяму (если он вообще сочинял стихи), практически невозможно. Некоторые исследователи считают возможным авторство Хайяма в отношении 300—500 рубаи[23].
Долгое время Омар Хайям был забыт. По счастливой случайности тетрадь с его стихами попала в викторианскую эпоху в руки английского поэта Эдварда Фицджеральда, который перевёл многие рубаи сначала на латынь, а потом на английский. В начале XX века рубаи в весьма вольном и оригинальном переложении Фицджеральда стали едва ли не самым популярным произведением викторианской поэзии[24]. Всемирная известность Омара Хайяма как глашатая гедонизма, отрицающего посмертное воздаяние, пробудила интерес и к его научным достижениям, которые были открыты заново и переосознаны.

Библиография[править | править код]

Математические, естественно-научные и философские трактаты[править | править код]

Хайям Омар. О доказательстве задач алгебры и алмукабалы. Историко-математические исследования, 6, 1953. — С. 15—66.
Хайям Омар. Комментарии к трудным постулатам книги Евклида. Историко-математические исследования, 6, 1953. — С. 67—107.
Хайям Омар. Об искусстве определения золота и серебра в состоящем из них теле. Историко-математические исследования, 6, 1953. — С. 108—112.
Хайям Омар. Трактаты.. Дата обращения: 15 декабря 2009. / Перевод А. П. Юшкевича. Статья и комментарии Б. А. Розенфельда и А. П. Юшкевича. — М.: Изд. вост. лит., 1961.
Хаййам Омар. Трактаты. / Перевод Б. А. Розенфельда. Редакция В. С. Сегаля и А. П. Юшкевича. Статья и комментарии Б. А. Розенфельда и А. П. Юшкевича. — М., 1962.
Хайям Омар. Первый алгебраический трактат. Историко-математические исследования, 15, 1963. — С. 445—472.
Хайям Омар. О прямом кустасе. Историко-математические исследования, 19, 1974. — С. 274—278.
Хайям Омар. Речь о родах, которые образуются квартой. Историко-математические исследования, 19, 1974. — С. 279—284.

Издания рубаи на русском языке[править | править код]

Первым стал переводить Омара Хайяма на русский язык В. Л. Величко (1891)[25]. Хрестоматийный перевод рубаи на русский язык (1910) выполнил Константин Бальмонт. Некоторые русскоязычные издания рубаи:
Омар Хайям Рубайят. Подготовка текста, перевод и предисловие Р. М. Алиева и М. Н. О. Османова под редакцией Е. Э. Бертельса. Две части. Издательство восточной литературы. Москва 1959 год.
Омар Хайям Рубайят. Перевёл с таджикского-фарси: Владимир Державин. Издательство «ИРФОН», Душанбе, 1965 г.
Омар Хайям Рубаи. Пер. с фарси // Ирано-Таджикская поэзия. — М.:Художественная литература, 1974. — С. 101—124. / Библиотека всемирной литературы, серия 1, Т. 21.
Омар Хайям Рубаи. — Ташкент, изд. ЦК КП Узбекистана, 1978. — 104 с., 200 000 экз.
Омар Хайям Рубаи: Лучшие переводы / Сост.,вступ.статья, примеч. Ш. М. Шамухамедова. — Ташкент, Издательство ЦК Компартии Узбекистана, 1982. — 128 с., 7 вкл.л., 200 000 экз. (Избранная лирика Востока. Издание второе, дополненное)
Омар Хайям Рубаи. Перевод С. Северцева — в: Великое Древо. Поэты Востока. М., 1984, с. 282—284.
Омар Хайям Рубаи: Пер. с перс.-тадж. / Вступ. ст. З. Н. Ворожейкиной и А. Ш. Шахвердова; Сост. и примеч. А. Ш. Шахвердова. — Л.: Сов. писатель, 1986. — 320 с. Тираж 100 000 экз. (Библиотека поэта. Большая серия. Издание третье).
Омар Хайям: Рубайят. Сопоставление переводов / Малкович Р.Ш.. — СПб.: Издательство РХГА, 2012. — 696 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-88812-542-7.

Память

Хотя прижизненных изображений Омара Хайяма не сохранилось и его облик неизвестен, памятники поэту были установлены во многих странах (например, в Нишапуре, Ашхабаде, Бухаресте).
В 1970 году Международный астрономический союз присвоил имя Омара Хайяма кратеру на обратной стороне Луны.
В июне 2009 года Иран подарил отделу Организации Объединённых Наций в Вене (Австрия) Павильон персидских учёных, размещённый на центральной площади Мемориала Венского международного центра. Павильон персидских учёных включает в себя статуи четырёх известных учёных: Авиценны, Бируни, Закарии Рази (Рейз), Омара Хайяма[26]»
13.01.2021







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 13.01.2021 Энн Петербургская
Свидетельство о публикации: izba-2021-2992571

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня


















1