Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Удачная охота.


Первая зимняя охота…


Выехали из города на Газ – 66 вчетвером - старшим и опытным был отец одного из охотников - а с ними напросились два начинающих лесовика – Миша и Костя. Они вместе с Максимом, сыном Гены учились в одной школе, потом в мединституте а сегодня уже работали на приличных должностях. Но отца Максима, слушались как известного гуру, да и попробуй не послушать – характер Геннадия Дмитриевича был крут.

…Снег выпал с полмесяца назад, но сильных морозов ещё не было. Приехали к зимовью в нижней Оле в темноте и оставив машину пошли в зимовье. Снегу пока немного – сантиметров двадцать, идти легко, а вокруг красоте – тайга стоит белая, чистая, небо тёмное и звёзд ы, словно кто-то серебряную пыль просыпал!
Пришли к зимовью, сбросили рюкзаки и растопив внутри металлическую печку, стали варить кашу на улице, на костре – так быстрее…
Только поужинали, внутри домик уже нагрелся, как вдруг, туда же пришли два мужика - владельцы домика. Встреча была неожиданной и не очень приятной – домик был небольшой и вместится в него всем стоило большого труда.
Познакомились, разговорились, вместе попили перед сном чаю с городскими пряниками и между делом, разобрались, кто за что будет отвечать и где охотится завтра - одним словом поделили владения.

Наутро разошлись в разные стороны и Гена с сыном Максимом, ушли на противоположный, северный хребет. Там встретили двойной изюбриный след. Однако пока тропили – вспугнули их и олени ходом ушли в соседнюю долину.
Пройдя чуть дальше, по гребню, встретили ещё один следок и пошли по нему.
В какой-то момент, почти одновременно, увидели зверя поднявшегося из лёжки и на рыси уходившего вниз по распадку.

Сверху стрелять было удобно и Гене показалось, что сразу после первого выстрела зверь вздрогнул, как бывает после попадания пули, и прибавил ходу. Охотники в таких случаях говорят, что зверь пулю проглотил!
Вскоре олень скрылся в чаще и отец с сыном стали его обходить…
Выйдя на след, в неглубоком пока снегу, увидели капельки крови и кое-где на ветках кустов, видны были кровавые мазки на уровне чуть выше полуметра…
Посовещавшись разделились - Гена пошёл по следу, а Максим стал огибать след по дуге, надеясь перехватить зверя.
Через несколько минут, Гена, в частых кустах ольшаника, метрах в двадцати от себя, увидел вставшего зверя, который на махах скрылся из глаз так быстро, что Гена не успел выстрелить.

- Эх раззява – корил сам себя старый охотник, переходя на свежий след. Однако вскоре, он вновь увидел молодого быка, с небольшими пятиотростковыми рогами, заскочившего в чащу ёлок и молодых сосёнок и шагом уходившего по дну распадка.
Гена, почти не целясь снова выстрелил и зверь, ещё раз дёрнувшись, пробежал несколько метров вперед, а потом упал и завозился в снегу, пытаясь встать.
Когда Гена, осторожно подошёл с карабином на изготовку к этому месту, зверь был уже готов и лежал неподвижно, подвернув под себя рогатую голову…

Вскоре, снизу распадка подошёл Максим услышавший отцовские выстрелы.
Гена, ещё не остывший от волнения удачной охоты, нервно тёр рукой лицо и коротко рассказал сыну как было дело. Потом, достав ножи, не торопясь разделали зверя и вырезав мягкие части из шеи, уже в темноте возвратились к зимовью. Выносить мясо к машине решили завтра утром. 
Мужики, хозяева зимовья к тому времени ушли, а в зимовье, их уже ждали Миша и Костя…
Они конечно обрадовались узнав об удачной охоте и пока готовили мясо на жаркой печке, слушали рассказ Геннадия Дмитриевича, который коротко рассказа: как увидели зверя - так зовут оленя-изюбря в Сибири, потом выстрелил, потом нашли на следах кровь, потом разошлись и после был уже удачный выстрел…

Когда сели ужинать и выпили по паре рюмок водки, Миша со смехом стал рассказывать, как они с Костей, на недалёких вырубках, в молодом осиннике, натолкнулись на следы зайцев, которые протоптали там целые дорожки.

- Мы в Костей решили устроить загонную охоту – смеялся Миша.
- Вначале он продираясь сквозь осинник, пытался выгнать на меня потревоженного зайца, а потом роль гончей выполнял уже я. И нам повезло – Костя увидел зайца скачущего по тропке навстречу засаде, прицелился и выстрелил!
Вот радости то было!
Костя посмеивался и кивал головой, а Максим глядя на приятелей подумал: «Совсем новички, но наверное им было весело устраивать эти загоны!»

Поджаренное с лучком мясо было сочным, необычайно вкусным, а водочка, после дня проведённого на морозе расслабила, разморила.
Геннадий Дмитриевич, особенно веселья ребят не разделял, но вспомнил историю произошедшую с ним в молодости…

- Как то я возвращался из обычного таёжного похода и ружья в тот раз со мной не было. И на старой лесной дороге, вдруг увидел палатку, от которой ко мне выскочил большой злой пёс. Я подумал, что это палатка геологов или лесоустроителей, но мне надо было пройти мимо, почти вплотную к палатке. А этот пес гавкает, шерсть вздыбил и всё норовит меня за ноги куснуть и следует за мной по пятам. Я от него стал отмахиваться топором, который перед этим достал из рюкзака…
Я собак не люблю и побаиваюсь, поэтому та собака меня изрядно напугала – едва отбился!
- Пошёл я дальше, и только прошёл метров триста, как с обочины дороги, из куртинки молодого сосняка, на меня медведь вывалился – видимо спал и потому близко меня подпустил.
После происшествия к злобной собакой это был уже перебор и я мельком подумал: «Да пошли вы все куда подальше! Хватит уже меня пугать!»

Все это продолжалось несколько мгновений, и я приготовляясь встретить медведя, перекинув топор с левой руки в правую.
И как я уже после понял, этот жесть его остановил. Медведь сел на задницу, головой крутит на меня не смотрит, а из пасти слюна и пена капает!
Странно, но я не испугался, и когда зверь во второй раз на меня кинулся, я снова топорик перекинул с руки на руку. Медведь снова присел, снова заворчал и зафырка, а расстояние от него до меня было метров семь – восемь…
Вот я стою с топором наперевес, и он сидит и снова головой крутит и на меня не смотрит – значит сердится. Через минуту зверь решил, что я ему не опасен и недовольно ворча и порыкивая, медленно стал уходить в сосняк, а вскоре исчез из виду.
А я почему то даже разозлился – иду себе, никого не трогаю, до города каких-то пятнадцать километров осталось, а тут он вызверился – так не должно было быть!

Геннадий Дмитриевич закончил рассказ, разлил остатки водки по рюмкам и поднял тост:
- Давайте выпьем за удачную охоту, и чтобы никогда на нас не нападали потревоженные со сна медведи!

…И ещё долго, в ночной морозной тьме тайги, в маленьком окошке зимовья светился огонёк, а окружающая тайга - замёрзшая и покрытая белым снегом - настороженно молчала, досматривая свои медленные, зимние сны!!!


Январь 2021 года. Лондон. Владимир Кабаков


Остальные произведения Владимира Кабакова можно прочитать на сайте «Русский Альбион»:http://www.russian-albion.com/ru/vladimir-kabakov/или в литературно-историческом журнале "Что есть Истина?":http://istina.russian-albion.com/ru/jurnal










Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 13.01.2021 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2021-2992514

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1