Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Вечерний Кайф


Вечерний Кайф
Это была очередная шумная вечеринка. Даже трудно припомнить, что именно тогда отмечали, но на улице уже было довольно прохладно. Дэн поднял воротник куртки и засунул руки в карманы, чтобы согреть их. Он со своим лучшим другом только подходил к месту тусовки, но настроение у парня было отвратительное, потому что он был одинок. Алексей, идущий рядом, весело щебетал с очередным парнем, которого он подцепил, выходя из дома, а Дэн только тяжело вздыхал, пиная маленький камушек. Услышав подобные вздохи, Лёшка всё же обратил внимание на печального лучшего друга.

— Ну и что случилось? – Алексей подхватил Дэна под руку, широко улыбаясь ему своей фирменной голливудской улыбкой. – Мы идём на шикарную вечеринку, а ты выглядишь так, будто тебя на виселицу ведут.

— Прекрати язвить, ты прекрасно знаешь, что со мной.

— Знаю, знаю... слишком долгое воздержание или, проще говоря – недотрах, – парень не переставал улыбаться. – Я же заменяю тебе всех ухажёров, дорогой.

— Ты мне уже надоел...

— Ну, извините, — Алёша рассмеялся, потрепал друга по светлым волосам и вновь заговорил. – Подцепи себе сегодня кого-нибудь, там же не одни натуралы будут. Выбери самого симпатичного педика и зажигай с ним весь вечер.

— Не получиться...

— Если задницей хорошо покрутишь, то получиться. Всё, я пошёл, а то и моя пташка улетит, – парень несильно шлёпнул Дэна по попе и двинулся вперёд, догоняя своего партнёра на этот вечер.

В клубе, который организовывал вечеринку, было шумно и весело. Уже изрядно подвыпившая молодёжь зажигала на танцполе, а более трезвые сидели небольшими компаниями за столиками и, смеясь, рассказывали истории из своей школьной жизни. Ребята подошли к столику, на котором стояла небольшая табличка с надписью «заказан» и, убрав её, заняли свои места. Услужливый официант тут же принял у них заказ, не обращая абсолютно никакого внимания на то, что дети выбирают только алкоголь, и когда всё заказанное оказалось перед парнями, их, наконец, оставили в покое. Дэн всё ещё выглядел подавленным. Алёшка, не переставая прижиматься к своему ухажёру, осторожно поглаживал бедро лучшего друга, пытаясь хоть как-то подбодрить его. Получалось плохо.

— Привет педикам нашей школы!

Бодрый голос заставил сидящих за столиком перевести взгляд на его обладателя. Высокий стройный парень, с копной огненно-рыжих волос опёрся руками на столик и с улыбкой осматривал сидящих за ним. Лёша, заметив его, тут же оживился, совершенно забывая о своём спутнике.

— Боже мой, Федя, ты решил-таки влиться в наше общество? – широкая улыбка расползлась по лицу парня, и он накрыл руку новоприбывшего своей ладонью. – Хочешь, буду у тебя первым?

— Ещё одно слово, Лёшка, и ты уже ни у кого первым не будешь, я тебе оторву всё, нахрен, – однако, руку он всё же не оттолкнул, начиная осторожно поглаживать пальцем кожу Алёши.

«Перед ним не возможно устоять...», — пронеслось в голове у Дэна, когда он наблюдал эту сцену, а рыжий парень в это время продолжил.

— В общем так, у меня тут одного приятеля вчера баба бросила, он чуть не свихнулся, мы сейчас к вам подсядем, растормошите его, лады. Я знаю, что вы это можете.

— Один твой поцелуй и я согласен.

Лёшка продолжал гнуть свою палку. Федя внимательно посмотрел на него, потом перевёл взгляд на сидящего рядом старшеклассника, который уже бросал заинтересованные взгляды на сидящего рядом Дэна.

— Ничего, что ты с ним?

Алёшка слегка удивлённо моргнул глазами, поворачиваясь к ухажёру.

— Ничего?

— Ничего, – отмахнулся тот.

— Ничего, – с улыбкой ещё раз повторил парень, вновь поворачиваясь к рыжему, и тут же получил тот самый заветный поцелуй. Вдоволь нацеловавшись, Федя отпрянул от Алёши и вновь взглянул на остальных.

— Короче, ведите себя прилично, господа. И чтобы без твоих приставаний, – ткнул он пальцем в Лёшку и развернулся, начиная активно махать кому-то рукой. Буквально через минуту рядом со столом появился ещё один молодой человек. Он был чуть ниже Феди, короткостриженый с чёрными, как смоль волосами и яркими зелёными глазами.

— Добрый вечер, – на губах парня была приветливая улыбка, исходя из которой, сложно сказать, что его недавно кто-то бросил. Он скорее похож на обычного подростка, который любит наслаждаться жизнью.

— Короче, это Вэл Русик, он мой одноклассник. Думаю других представлений не нужно. Вэл, это Алёша, держись от него подальше, того мужика я не знаю, а это Дэн.

— Привет, – ещё раз кинул парень и, чуть подтолкнутый рыжим, уселся на свободное место рядом с Дэном.

«Очередной натурал», — грустно подумал Дэн, искоса поглядывая на нового знакомого. Вэл был, как раз в его вкусе, но у парня были свои принципы – он никогда даже не думал заигрывать с парнями, у которых встаёт только на девушек, а Русик казался именно таким.

Вечеринка была в самом разгаре. Вэл оказался на удивление разговорчивым. Он быстро влился в компанию и сейчас весело болтал с Алёшкой, споря о новой марке телефона. Было только одно но, которое начинало беспокоить сидящего рядом Дэна – новый знакомый ужасно много пил, причём после каждой стопки выглядел он всё хуже и хуже. Они были мало знакомы, Дэн практически не участвовал в беседах, однако, состояние Русика его пугало. Поэтому, когда брюнет потянулся за очередной стопкой, парню ничего не оставалось, как перехватить его руку.

— Думаю, тебе хватит, – ответил Дэн на обращённый на него удивлённый взгляд.

— Может, я сам буду это решать?

— Нет, я предпочту сделать это за тебя, — Русик молчал, Дэн всё ещё сжимал его руку за запястье, остальные следили за ними с некоторым удивлением. – Такое ощущение, что ты сейчас упадёшь...

— Тебе какое дело?

— Эм... Вэл, он за тебя просто волнуется, – Алёша попытался вмешаться, но ляпнул, как всегда, не подумав. – Думаю, что ты ему... просто ему понравился... Дэнни западает на...

— Лёха, заткнись! – рявкать на лучшего друга приходилось не часто, но в таких случаях — это не грех. – Ты посмотри на него, он упадёт сейчас!

Вокруг все замолчали, наконец, тоже замечая состояние подростка. Вэл же, совсем не чувствовал себя плохо. Перехватив руку Дэна, он потащил его из-за стола.

— Ты куда, чёрт тебя дери?!

— Танцевать.

Через секунду парни оказались в танцующей толпе. Русик обнял Дэна за талию, слегка прижимая к себе, и начал плавно двигать бёдрами, совершенно не попадая в такт музыке, но стараясь выглядеть довольно пластично.

— Прекрати, придурок, что ты творишь? – Дэн даже не пошевелился, позволяя брюнету слегка потираться об него. – Мало того, что ты еле держишься на ногах, ты ещё и педиком прослыть на всю округу хочешь, ты вроде по девушкам больше.

— Всегда интересно попробовать что-то новое.

— Да ты меня пару часов знаешь.

— Это важно?

— Конечно, это важно! – Дэн чуть слышно вскрикнул, когда Вэл в наглую навалился на него всем телом. Парню ничего не оставалось, как попытаться оттолкнуть наглого ухажёра. Дэн упёрся руками в грудь брюнета и с силой отодвинул его от себя. – Ты уже достал! Эй, да держись ты, хватит валиться на меня!

Однако Вэл стоять уже не мог. Дыхание его стало частым, как у собаки после долгого бега, глаза были широко открыты, а руки всё время старались схватить Дэна за одежду, как будто парень боялся оставаться в одиночестве.

— Вот ведь дерьмо!

Дэн осторожно опустился на колени, утягивая за собой брюнета, чтобы уберечь его от падения. Телефон остался в ветровке, которая валялась на диване у столика, до Алёши докричаться сквозь дикую музыку не удавалось. Оставалось одно – тащить парня к остальным. Пробираться сквозь толпу пьяных танцующих подростков было сложно, а тащить при этом за собой не худенького ровесника – чертовски сложно, поэтому, когда Дэн оказался возле столика, он сам еле стоял на ногах.

Дальше началась полная суматоха. Кто-то вызывал скорую, кто-то перекладывал лежащего на полу Вэла на мягкое, кто-то успокаивал уже начавшего дрожать Дэна.

Толпа вокруг всё так же веселилась, не обращая на произошедшее абсолютно никакого внимания и пару раз препятствуя врачам, которые пытались добраться парня. Когда многострадальные врачи всё же достигли своей цели, Русика уже трясло, как от приступа эпилепсии, только что пена ртом не шла. Его погрузили на носилки и с ещё большим трудом вынесли из клуба.

Они не были даже друзьями, парни знали друг друга буквально несколько часов, но практически все, кроме того парня, с которым Алёшка хотел провести ночь, не сговариваясь, поехали следом за скорой.

Традиционное яркое освещение и специфический запах, долгие томительные ожидания в коридоре, литры кофе, чтобы не заснуть, обгрызенные от волнения ногти на руках Дэна. Потом чуть скрипнула дверь из палаты, невольно напоминая, что её нужно бы слегка смазать, усталый доктор, почёсывая шею, прошёл мимо ожидающей компании с каким-то скорбным молчанием, и Дэн почувствовал, как на его глазах появляются слёзы. Врач устало зевнул и внезапно резко остановился, оборачиваясь к оставшимся за спиной парням.

— Вы с тем молодым человеком? – дождавшись утвердительного кивка, мужчина продолжил.

– Вот ты, рыжий, выглядишь самым здравомыслящим, пойдём со мной, объясню всю ситуацию.

Федя в очередной раз кивнул и медленно побрёл следом за доктором, даже не оборачиваясь на оставшихся за спиной парней, снова оставляя их в ожидании вердикта. Секунды уже длились, как минуты, минуты, как часы, количество времени, которое прошло до того, как рыжий вновь появился в коридоре, никто не знал. Дэн поднял голову с плеча обнимавшего его лучшего друга и резко дёрнулся, падая со стула, но тут же поднимаясь и подбегая к рыжему парню.

— Ну что там?

— Аллергия, мать его! – дальше пошла волна нецензурной брани, которой Федя щедро покрыл Вэла. – Короче, пить этому уроду можно, но напиваться категорически нельзя. Сейчас ему просто нужен отдых.

Из груди Дэна вырвался облегчённый вздох. Рыжий улыбнулся, потрепал чересчур взволнованного парня по волосам и прошёл мимо него, направляясь к Алёше.

— Лёх, пойдём трахнемся, мне нужно пар выпустить, – рыжий обхватил талию другого парня, притягивая его к себе и с силой кусая кожу на его шее. – Я по дороге сюда мотель видел.

— Когда ты смотреть-то успевал? – Лёшка довольно улыбнулся, зарываясь пальцами в рыжие волосы и притягивая ухажёра ближе к себе, потом повернулся к всё ещё стоящему неподалёку Дэну. – Пойдёшь с нами?

— Нет, думаю, я останусь здесь, – Дэн улыбнулся в ответ, бросая очередную монетку в кофейный аппарат. – Уж больно вкусный у них латте.

Парни понимающе кивнули и, перешёптываясь, двинулись по коридору. Дэн проводил их взглядом, тяжело вздохнул и опустил взгляд на свои руки – от дрожжи горячий кофе выплёскивался за края, обжигая пальцы. Дэн ещё раз тяжело вздохнул, и опустился на пол возле двери. Было уже поздно, поэтому в коридорах было достаточно пусто, лишь изредка мимо то пробегали чем-то обеспокоенные медсёстры, то медленно проходили уже опытные бородатые дяденьки-врачи, бросая косые взгляды на молодого человека, сидящего с поникшей головой у одной из дверей. Дэн, кажется, даже заснул, потому что не сразу понял, что чья-то тяжёлая рука легла ему на плечо и нервно трясёт его.

— Эй, парень, парень! – голос был мужской и достаточно грубый, поэтому Дэн не хотел открывать глаза, но всё же сделал это, рассматривая склонившегося над ним доктора. – Шёл бы домой, нечего стены подпирать. Ты тут чего забыл?

— А... я... у меня тут... — Дэн не мог назвать парня другом, поэтому просто ткнул на дверь позади себя, – вот он...

— А, наш алкогольный аллергик... что же вы так довели его?

— Кто же знал?

— Давай поднимайся и заходи в палату. Там есть свободная койка, полежишь, больных сейчас мало.

Мужчина тяжело вздохнул и протянул Дэну свою большую руку. Дэн вложил в неё свою и встал, утягиваемый врачом.

В палате было темно. Плотно задёрнутые шторы не позволяли пробиться в комнату свету фонарей или луны. Вэл лежал на одной из кроватей. Сейчас по нему не было видно, что ещё буквально несколько минут назад он, можно сказать, боролся за свою жизнь. Дэн пробежался взглядом по лежащему парню, ещё раз отмечая, что он определённо в его вкусе. Можно было бы сейчас воспользоваться ситуацией, но глаза Дэна закрывались бы быстрее, чем он разденет спящую красавицу. Вторая кровать, отделённая от первой какой-то шторкой, показалась парню самой прекрасной кроватью в мире, он вытянулся на ней во всю длину и заснул уже через несколько минут.

Разбудила Дэна возня за шторкой – пришёл врач, проведать, как его пациент. Теперь в комнате уже было светло, хотя занавески всё ещё были задёрнуты. Дэн перевернулся на спину, рассматривая белый потолок и висящую на нём длинную лампу, и прислушался к разговорам у соседней кровати. Вэл был уже совершенно другой, чем вчера на вечеринке. Он спокойно отвечал на все вопросы врача, как будто был самым ответственным человеком на свете. Дэна это бесило. Он резко выдохнул, сел на кровати и отдёрнул шторку, являя себя остальным.

— Доброе утро, – буркнул он, замечая, что обследовать Русика пришёл именно тот врач, который вчера затащил его в эту палату, затем встретил слегка удивлённый взгляд аллергика и снова произнёс. – И тебе доброе утро, засранец.

Врач только кивнул в ответ на приветствие, и осмотр пациента продолжился в почти полном молчании. Лишь изредка мужчина задавал вопросы Вэлу, а тот односложно отвечал на них.

— Когда ему можно уходить? – не удержавшись, спросил Дэн, когда доктор начал что-то записывать на листке. – Он не выглядит больным.

— Уже сегодня, но я бы рекомендовал подождать до завтра, чтобы уж наверняка.

Дэн кивнул, соглашаясь с советом врача, и повернулся к сидящему на кровати парню.

— Понял?

Вэл удивлённо моргнул глазами и тихо произнёс:

— Понял.

— Вот и славно, – улыбнувшись, произнёс врач и засунул ручку в нагрудный карман халата. – Тогда завтра я подготовлю вашу выписку, отдыхайте.

Как только дверь за мужчиной закрылась, глаза двух парней, оставшихся в палате, встретились. Вэл смотрел удивлённо, Дэн с нескрываемой злостью.

— Мы что вчера подрались?

— С чего ты взял?

— Просто предположил. Если нет, то что ты здесь делаешь?

Дэн тяжело вздохнул и слез со своей кровати, пересаживаясь на соседнюю и в упор глядя на Русика.

— Я тебя, чудовище, тащил на себе, блин! Я выпил несколько литров кофе в этом сраном коридоре, я, по-моему, даже ревел из-за тебя, хотя точно не помню... я...

— Волновался?

Дэн замолчал, слегка нахмурился, потом резко поднялся с кровати, но Вэл изловчился и поймал его за руку.

— Отпусти, я пошёл домой.

— Я же тебе не нравился, – Русик решил всё же допытать своего оппонента. – Какого хрена ты всё это делал?

— Я не говорил, что ты мне не нравишься, – Дэн дёрнул руку, пытаясь освободиться, но ему это не удалось. – Ты напыщенный, недалёкий тип, чёрт тебя дери, но ты умирал у меня на руках, разве не естественно, что я испугался?

— Прости.

— Не извиняйся, тупой ублюдок! – Дэн вскрикнул, вновь пытаясь освободить руку, но Русик держал его слишком сильно. – Ты мне должен!

— Я всё тебе верну, только успокойся сейчас, – Вэл потянул Дэна на себе, усаживая обратно на кровати и неожиданно заключая в объятья. – Ты спас меня приятель, спасибо.

Дэн даже не заметил, как на глаза начали наворачиваются слёзы, а через секунду он уже прижимался ко второму парню в ответ, рыдая на его плече, а Русик осторожно поглаживал его спину ладонью. Дальше события вновь начали развиваться стремительно. Одна секунда и Дэн резко отстраняется от Вэла и внимательно смотрит ему в глаза. Ещё секунда и он прижимается солёными и влажными от слёз губами к губам второго парня. Русик удивлённо приподнимает брови, но позволяет недавнишнему знакомому хозяйничать языком в его рту. Дэн отстраняется, тяжело дыша и не решаясь поднять взгляд, а потом резко срывается и выбегает из палаты.

— Ты его поцеловал?

Лёшка тут же отставил в сторону стакан с соком и уставился на лучшего друга. Они с Дэном завтракали на кухне в квартире Алёши, в которую Дэн припёрся после утрешнего происшествия в больнице. Дэн молча кивнул, пережёвывая булочку. На лице Лёши появилась широкая улыбка, и он наклонился через весь стол, внимательно рассматривая лицо друга.

— Ну и как? Далеко ты от него отлетел?

— Он меня не оттолкнул, – тихо произнёс Дэн, не поднимая взгляда. – Поэтому я не знаю, что мне делать

— В каком смысле?

— Как мне на это реагировать? – Дэн отложил булочку в сторону и обхватил ладонями кружку с тёплым молоком. – Не думаю, что мог понравиться ему. Ещё я стерплю, если он просто был шокирован, чтобы правильно отреагировать, но... если это была жалость... или что-то типа «ты мне помог, и я позволю тебе это»... это мерзко...

Алёшка уже перестал улыбаться. Он внимательно следил за волнением лучшего друга. Потом встал со своего места и ненадолго ушёл в комнату. Вернувшись, он, удерживая плечом телефон у уха, обошёл Дэна, прижимаясь к его спине и, обнимая за шею. Несколько секунд стояла тишина, а потом раздался тихий щелчок.

— Доброе утро, Федь, как ты после нашей бурной ночи?

— «Отлично, кролик, как ты?».

— Я полностью вытрахан, но я не за этим звоню, – Лёшка поднял руку, начиная гладить волосы Дэна. – Тут у нас один интересный эпизод произошёл со вчерашним аллергиком. Он позволил одному парню нечто, противоречащее натуре Вэла, тем самым, создав достаточно напряжённую ситуацию...

— «Так, это мне не слишком интересно, давай ближе к делу».

— Да мне просто его номер нужен, чтобы обсудить некоторые вещи...

Дэн в объятьях лучшего друга вздрогнул и попытался изловчиться и вырвать из рук парня телефон, поэтому Лёшка поспешил закончить разговор.

— Короче, жду смс от тебя, говорить больше не могу, меня тут убивают, – парень нажал на кнопку отбоя и внимательно посмотрел на друга. – Не нервничай, это будет простой разговор.

— Не нужно ни с кем разговаривать!

— А я и не буду, ты будешь.

Оба парня замолчали. Алёша смотрел на Дэна с вызовом в газах, тот в ответ смотрел с огромным удивление, пытаясь переварить только что услышанное. В комнате повисла напряжённая тишина, к которой оба парня уже начали привыкать, поэтому мелодия пришедшей смски заставила Дэна вздрогнуть всем телом. Рыжий сработал оперативно, Лёшка ещё более оперативно, быстро набрав присланный номер и сунув телефон в руки ничего не понимающего Дэна. После нескольких гудков в трубке послышался слегка заспанный голос.

— «Алло».

Дэн молчал. Его дыхание участилось, а руки слегка затряслись. Голос в трубке настойчиво повторил:

— «Алло».

— Эт-то... Дэн...

В ответ несколько секунд была только тишина, а потом Вэл на той стороне трубки произнёс слегка удивлённым голосом.

— «Привет, откуда у тебя мой номер?».

— Я... это даже не мой телефон... это...

— «Не важно, я и сам хотел с тобой связаться».

Дэн поднял взгляд на стоящего рядом Алёшу, который пытался подслушать его разговор. Лёшка удивлённо пожал плечами, говоря, что и сам не знает, о чём Русик так хотел поговорить с его лучшим другом. Дэн тоже не знал, что на это можно ответить, поэтому просто открывал и закрывал рот, пытаясь что-то придумать.

— «Ты слышишь?».

— Да... о чём ты хотел поговорить?

Русик тяжело вздохнул, причмокнул губами, как будто затягивался сигаретой, и продолжил.

— «О том, что произошло утром. Думаю, по телефону будет не очень удобно. Я всё ещё в больнице, ты бы не мог заглянуть ко мне сегодня?».

— Зачем? – Дэна, как застопорило, поэтому он не сразу понимал слова второго парня, но смысл всё же доходил до него, хоть и с опозданием – А, я понял, да я зайду, как только смогу.

— «Отлично, буду ждать. До встречи».

— До встречи.

Как только в трубке послышались гудки, Дэн опустил руку и медленно осел на пол прямо там, где стоял. Алёшка с любопытством следил за ним взглядом, а потом присел рядом на корточки.

— Ну и?

— Я никуда не пойду...

— Это даже не обсуждается, – Лёшка несильно хлопнул друга по лбу. – Ты хотел всё выяснить, вот тебе представилась такая возможность.

— Не собирался я ничего выяснять! Это ты загорелся! Мне это не нравится!

Звонкая пощёчина заставила Дэна замолчать. Он зажал ладонью горящую от удара щёку и расширенными от удивления глазами смотрел в одну точку, а чуть позже перевёл взгляд на лучшего друга.

— Ты ведёшь себя, как истеричка, Дэн, прекращай, иначе я снова тебе врежу, – Алёшка тяжело вздохнул, оторвал ладонь друга от его лица и осторожно начал зацеловывать место удара, продолжая монолог. – Ты сейчас в полной растерянности, приди в себя. Вы встретитесь, поговорите и всё решится само собой. Возможно, что тот поцелуй...

— Я даже слышать об этом не хочу! Не возможно такое!

Дэн кричал, но не отстранялся. Ему сейчас, как никогда была нужна поддержка, которую он и получал, однако, стоило парню слегка развернуть голову, чтобы попытаться поймать чужие губы, как Алёша отстранился от него.

— Не сейчас. Будет всё плохо, приходи, я тебя утешу, а теперь собирай манатки и бегом в больницу, чтобы через пять минут я тебя в своей квартире не видел.

Лёшка поднялся на ноги и потянул за собой оставшегося на полу парня, подталкивая его к скорейшему уходу.

Запах больницы ударил по носу сразу же, как Дэн зашёл в помещение, а вместе с запахом нахлынули и воспоминание об утре. Глубоко вздохнув, Дэн сразу же пошёл к нужной палате, игнорируя провожающих его взглядом медсестёр. Оказавшись рядом со знакомой дверью, парень снова тормознул, встречаться с Вэлом было всё же страшно. Дэн несколько раз оглянулся, потом отошёл от двери, купил себе кофе в автомате и уже со стаканчиком в руках рискнул войти.

Вэл, сидящий на кровати и читающий какую-то книгу, повернул голову в сторону вошедшего. На его лице не было ни тени улыбки, но по глазам было видно, что приходу Дэна он всё же рад. Отложив книгу в сторону, Русик поудобнее устроился на кровати, отодвигая ноги, освобождая место для того, чтобы Дэн мог сесть.

— Привет.

— Привет...

Кое-как выдавил из себя Дэн, немного помялся, но всё же сел на освобождённое специально для него место, однако, говорить первым не решался. Пластиковый стаканчик с горячим кофе подрагивал в его руках, и парень неотрывно следил за маленькими кружками, разбегающимися по поверхности тёмной жидкости от каждого неловкого движения. Вэл тоже молчал, просто сидел на кровати с лежащей на коленях закрытой книгой и внимательно следил за сидящим рядом парнем. Только спустя пару долгих минут Русик заговорил.

— Сегодня утром...

— Я не знаю, что на меня нашло, – тут же перебил его Дэн, резко поворачиваясь к парню. – Не нужно было меня жалеть, мог бы просто оттолкнуть. Я гей, я привык, что меня отвергают, но когда меня жа...

Ладонь Русика внезапно закрыла рот Дэна, и тот удивлённо моргнул глазами.

— Ты всё неправильно понял. Да, я был в шоке от происходящего, но это не значит, что я позволил целовать себя только из-за этого, – Вэл тяжело вздохнул, опуская свою руку. – Ты спас меня, и я...

— Решил отблагодарить меня таким образом?

Русик поднял недовольный взгляд на собеседника, а потом резко подался вперёд, подсаживаясь ближе и заставляя Дэна вздрогнуть от неожиданности и пролить на себя горячий кофе. Взвизгнув, Дэн резко поднялся, но тут же был утянут назад на кровать, а губы второго парня впились в его губы требовательным поцелуем. Из глаз брызнули слёзы обиды и боли одновременно. Ему обожгли ногу, его нагло использовали в качестве замены ушедшей девушки, у него нагло один за другим крали его драгоценные поцелуи.

И всё это делал парень, с которым Дэн познакомился только вчера. Дэн упёрся руками в плечи Вэла, пытаясь оттолкнуть его от себя, но желание сопротивляться тут же пропало, когда ладонь целующего его парня легла на обожжённое бедро, начиная успокаивающе поглаживать его, как бы извиняясь за причинённую боль.

Дэн почему-то начал успокаиваться от этих прикосновений, да и сам поцелуй ему нравился, хотя он и не понимал, для чего вообще этот малознакомый парень целует его. Он приоткрыл глаза, рассматривая симпатичное лицо рядом. Прикрытые глаза, лёгкий оттенок румянца на щеках, если конечно это румянец, ровный нос и ресницы длинные и чёрные-чёрные, как будто он, как девушка обильно покрыл их тушью.

Дэн поднял руку, задевая ресницы пальцем, чтобы подтвердить или опровергнуть свою догадку – опроверг. Вэл, почувствовав прикосновение, открыл глаза, встречаясь со вторым парнем взглядом, но, не прерывая поцелуй. Одна его рука с бедра скользнула на талию Дэна, прижимая его чуть ближе, вторая взяла парня за запястье и положила его руку на плечо Вэла, как бы говоря: «Обними меня, не бойся».

Нужно было решать что-то прямо сейчас. А выхода было два: прекратить это всё, резко оттолкнув от себя назойливого парня или отдаться ему в руки прямо здесь и сейчас. Поцелуй был прекращён, так как обоим парням уже начинало не хватать воздуха, но Русик не отодвинулся ни на миллиметр, и тогда Дэн понял, что и не хотел бы, чтобы он отстранялся. Он слишком долго был один, пусть лучший друг изредка и помогал снять ему напряжение, но, почувствовав себя в объятьях идеального внешне парня, Дэн понял, что не сможет сказать ему нет, какие бы намерения не были у этого малознакомого человека. Однако, хотя тело и не двигалось, разум продолжал задавать вопросы.

— Зачем тебе это? – Дэн кое-как шевелил опухшими от поцелуя губами, продолжая
изучать лицо оппонента, находившееся в опасной близости от его лица.

— Сам не знаю, это, как там говориться... — Вэл опустил взгляд, потом вновь резко поднял его, встречаясь глазами с парнем в его объятьях. – «Искорка пробежала», «любовь с первого взгляда»... что ещё можно сказать в таком случае?

— Что ты больной придурок. Это не смешно.

— Мне тоже не до шуток. Ты, по крайней мере гей, а у меня влечение к парню впервые, – Русик всё ещё не отводил взгляд. – Скажи мне, что мне сделать, чтобы ты поверил.

— Иди на хрен, долбанутый урод.

— Я сделаю всё, что скажешь, – губы Вэла скользнули по щеке Дэна, согревая её дыханием. – Одно твоё слово...

— Минет.

В комнате повисла тишина. Объятья Русика слегка ослабли, и он отстранился, рассматривая сидящего рядом парня, который теперь с вызовом смотрел ему в глаза, как бы говоря: «Ну что, не ожидал такого? Теперь всё ещё готов сделать всё, что угодно?». Дэн, в принципе, именно так сейчас и думал. Ему тысячу раз говорили такие слова натуралы, и парень таял в их объятьях, а в итоге, его бросали после первой же ночи экспериментов. Бросали вытраханного, но ни капли не удовлетворённого. Верить очередному малознакомому парню у него не было ни одной причины. Вэл сейчас сидел мрачнее тучи, что ещё больше подтверждало то, что предполагал Дэн, однако, его предположения не нашли своего подтверждения. Русик всё так же молча начал расстёгивать его джинсы.

— Эй...

— Я никогда такого не делал, только видел, как делают это девушки, – он замолчал, на секунду останавливаясь, потом тяжело вздохнул и продолжил. – Я хочу сделать тебе приятно, но не злись, если у меня не получится с первого раза.

У Дэна уже начинала кружиться голова, он совершенно перестал понимать, что происходит вокруг. Оперевшись на руки позади себя, он слегка ошарашенными глазами следил за парнем, который возиться с его ширинкой, который чуть позже приспускает его джинсы и освобождает член от нижнего белья, который ещё чуть позже кидает на лицо Дэна взгляд, говорящий «извини, если что не так» и всё же прикасается губами к головке его члена.

— Чёрт возьми...

Дэн зашипел сквозь зубы, сжимая ладони в кулаки и откидывая голову назад. Вэл ещё практически ничего не сделал, а Дэн уже безумно возбудился. Дыхание сбилось уже через несколько секунд, стоны начали слетать с губ после первого движения языка Русика. Вэл прикасался к нему необычайно нежно, причём делал это не как новичок, а как заправский мастер своего дела.

Язык парня плавно скользил по всей длине члена, жадно обводил головку, а потом нежные губы смыкались у самого основания и плавно скользили вверх, доставляя массу удовольствия. Руки Дэна, на которые он опирался, начали дрожать и, не выдержав его вес, подкосились, позволяя Дэну упасть на спину. Глаза тут же закрылись, одна рука скользнула вниз, вплетая пальцы в волосы ласкающего его парня, вторая легко провела пальцами по губам.

Дэн облизнул подушечки двух пальцев и пробрался этой рукой под свою футболку, сдавливая собственный сосок. Эмоции уже захлёстывали его. Хотелось кричать, ругать Вэла самыми последними словами, хотелось сорвать с него одежду и впиваться ногтями в тонкую кожу с такой силой, чтобы оставлять на ней кровавые царапины.

Однако пальцы не желали слушаться. Обе руки безвольно опустились, позволяя Русику хозяйничать у его паха, стоны безостановочно срывались с пересохших губ, нарушая тишину больничной палаты. Долгое воздержание сказывалось на Дэне, долгой ласки он не выдержал и, буквально через несколько движений чужих губ, он, широко распахнув глаза, кончил в рот Вэла.

Русик резко отстранился от него, зажимая рот рукой. Он никогда в жизни не пробовал чужой спермы и этот вкус сейчас ему не нравился, однако, он старательно удерживал всё во рту, явно намереваясь проглотить. Дэн всё ещё тяжело дышал, внимательно наблюдая за парнем из-под полуприкрытых ресниц, а потом тихо произнёс почти охрипшим голосом.

— Выплюнь...

Вэл отрицательно помотал головой, поэтому Дэну пришлось принять сидячее положение, оторвать руку от лица парня и с силой разжать его губы. Сперма, смешанная со слюной, тонкой вязкой струйкой потекла по подбородку Русика, а сам парень закашлялся, пытаясь освободить свой рот от неприятной субстанции.

— Вот так, не переживай, это нормальная реакция.

Дэн не знал, откуда в нём проснулась такая нежность к этому парню, он продолжал сидеть рядом с ним и успокаивающе гладить по спине, хотя должен был уже смотаться отсюда, как можно дальше. Вэл продолжал заходиться в кашле, а потом, внезапно успокоившись, резко поднял голову, впиваясь в губы расслабившегося Дэна жадным поцелуем, а тот не сопротивляется, позволяет целовать себя, позволяет уронить на подушку и вжаться в него возбуждённым телом. Сам отрывается, слизывает собственную сперму с лица Русика и вновь втягивает его в нетерпеливый поцелуй.

Всё, вроде бы, и могло закончиться хорошо, если бы не регулярный осмотр пациентов. Оба парня замерли, когда дверь с тихим скрипом открылась, и в палату вошёл тот самый, уже знакомый им, врач. Дэн тут же залился краской, выбрался из-под почтилюбовника, на ходу поправляя на себе одежду, и медленно ретировался к двери.

— Ты куда это?! Я вообще-то ещё не закончил.

— Зато я здесь всё закончил, – Дэн поправил растрепавшиеся волосы, обогнул врача, напоследок выглядывая из-за его плеча, демонстрируя Вэлу ладонь. – Помоги себе сам. – и тут же выскользнул за дверь.

Русик проводил его взглядом, широко улыбнулся и, наконец, обратил внимание на доктора.

— Я абсолютно здоров.

— И полон сил, как я посмотрю, – мужчина улыбнулся в ответ, протягивая парню листок бумаги. – Можете быть свободны, Вэл Русик.

Дэн уже неделю не мог выкинуть Вэла из головы. Закрывая глаза, он снова и снова представлял его мягкие губы, оставляющие жгучие поцелуи на его коже, а потом смыкающиеся вокруг его плоти. Дэн каждый раз начинал дрожать от одного только воспоминания. Несколько раз он брал у Алёши номер телефона Русика, сохранившийся у него, но каждый раз стирал его из памяти, так и не решаясь набрать. Однако, счастье само пришло к нему в дом, в виде всё того же Вэла, появившегося на пороге.

— Ты... какого... здесь делаешь?

Дэн сначала потерял дар речи, потом попытался резко закрыть дверь, но Русик успел подставить в проход ногу.

— Я в гости, – улыбнувшись, произнёс он, рассматривая озабоченную мордашку Дэна. – Я тебя кое-как нашёл, через уйму людей. Хотел позвонить на тот номер, с которого ты тогда набрал меня, но не решился.

— Какого чёрта тебе нужно?

Русик схватился за дверь, дёргая её на себя, проходя внутрь, и тут же подхватил Дэна под задницу, отрывая от пола и прижимая спиной к стене в прихожей.

— Я соскучился, – Вэл говорил шёпотом, утыкаясь носом в шею слегка дрожащего Дэна. – Я просто безумно хотел тебя увидеть. Не знаю, что ты сделал со мной, но я ведь думать не могу ни о чём кроме тебя.

— Меня это не касается... — Дэн впился пальцами в плечи прижавшего его парня и со всей силы пытался сдержаться и не задрожать от неожиданно нахлынувшего удовольствия от близости чужого тела.

— Где твоя комната? — Вэл неожиданно поднял взгляд, заставляя Дэна забыть всё, что он хотел сказать и лишь тихо произнести:

— Второй этаж... первая дверь налево...

Дэн не помнил, как они поднимались по лестнице, не помнил, как открывал дверь, не помнит, как они оказались на кровати. Вэл всё это время ничего не делал, просто, не отрываясь, смотрел в глаза Дэну и медленно шёл за ним и, только упав на мягкую и достаточно широкую кровать хозяина дома, Русик наклонился, осторожно начиная целовать лицо Дэна.

— Почему ты не сопротивляешься? – тихо прошептал он, проскользнув губами по уху Дэна, а затем осторожно прикусывая мочку.

— Как будто я могу...

Дэн выгибался в чужих руках, жадно хватая ртом воздух, как будто он внезапно оказался рыбой, которую выбросили на берег, но на самом деле, его просто захлёстывали волны внезапного наслаждения. Какое тут сопротивление, даже двигаться уже не хотелось. Дэн откинул руки назад, прогибаясь в спине каждый раз, когда горячие ладони Вэла скользили по его бокам и груди. С губ продолжали слетать громкие стоны, соски затвердели моментально, стоило Русику мимолётно задеть их пальцами, а джинсы уже начали жать в ширинке.

— Ты что, уже возбуждён?

— Ты придурок! Кто тебе вообще разрешил лапать меня? От такого бы у каждого встал! – Дэн попытался отвернуться от лежащего на нём парня, но последний развернул его лицо обратно к себе, осторожно целуя губы Дэна. Дэн возражать не стал. Поцелуй из лёгкого перешёл в страстный, а из страстного в почти грязный, нетерпеливый настолько, что Русик и не заметил, как до крови прикусил губы любовника в нескольких местах. — Ты животное!

— Не спорю.

Вэл довольно улыбнулся, жадно зализывая укусы и вовлекая второго парня в очередной поцелуй. Его руки уже во всю раздевали почтилюбовника, стягивая в первую очередь именно джинсы, освобождая возбуждённый член Дэна. Ладонь сомкнулась у основания и медленно начала двигаться, заставляя Дэна кусать и без того искусанные губы. Говорить он снова практически не мог, но всё-таки выдавил из себя несколько слов.

— Здесь... нам... нельзя...

— Не останавливай меня сейчас, – буркнул Русик, наклоняясь и обжигая дыханием шею лежащего под ним парня, который всё ещё продолжал сопротивляться.

— Нельзя... Отец может вернуться, – Дэну стоило больших усилий оторвать чужую руку от своего члена, хотя бы потому, что ему этого не хотелось. – Он без стука заходит ко мне в комнату, он не должен узнать...

Вэл несколько секунд неотрывно смотрел на собеседника, потом тяжело вздохнул и опустил голову.

— Я был настроен...

— Машина...

Русик поднял голову, рассматривая возбуждённого парня, который уже поднялся с кровати и поправлял на себе одежду, пытаясь восстановить сбившееся дыхание.

— Не понял.

— В гараже стоит машина. Отец не водит, поэтому там не показывается, – Дэн повернулся к собеседнику и протянул ему руку. – Настрой не пропал?

Вэл и не знал, что может так широко улыбаться. Он схватил тёплую ладонь Дэна, распахнул дверь и вытащил не сопротивляющегося парня в коридор. Повёл сначала в одну сторону, но, услышав, что гараж в другой, тут же развернулся, ненадолго прижал Дэна к стене, вновь целуя его губы, чтобы возбуждение парня не спало, и потащил вниз по лестнице к заветной двери, ведущей в гараж.

Щёлкнул выключатель. Под потолком гаража зажглась небольшая тусклая лампа, и Вэл неосознанно задумался, что работать при таком освещении с машиной совершенно не возможно. Его мысли прервал очередной щелчок, после которого в помещении вновь стало темно.

— Не нужно привлекать внимание, тут окна есть, между прочим.

Дэн всё так же держал Русика за руку. Открыв небольшой ящик, он вытащил оттуда ключи от золотистой иномарки, стоящей посреди гаража, и потащил своего почтилюбовника вниз по лестнице. На половине пути Вэл обогнал его, теперь идя на одну ступеньку ниже и поддерживая Дэна, чтобы тот, не дай Бог, не слетел при спуске.

— Чувствую себя девушкой... — нахмурившись произнёс Дэн.

— Глупости не говори.

Через несколько секунд парни уже подошли к машине. Дэн отпустил руку второго парня, пикнул сигнализацией и открыл переднюю дверцу, снимая блокировку с остальных дверей.

— Залезай.

Вэл кивнул и быстро влез на заднее сидение иномарки, дождался, когда Дэн залезет следом за ним и, не дав ему даже закрыть дверь, притянул к себе для очередного поцелуя. Места в машине было немного, поэтому парни то и дело ударялись локтями об крышу и окна, но одежду всё же получилось снять достаточно быстро, и вскоре на парнях остались лишь боксёры.

Дэн оседлал колени второго парня и упёрся ладонью в потолок машины, чтобы случайно не удариться головой. Вэл обнял талию любовника и сжал губами его сосок, срывая с приоткрытых припухших губ Дэна удовлетворённый стон. Язык Русика жадно обвёл один из сосочков, уступил место зубам, позволяя им доставить немного сладостной боли, и вновь вернулся к своим обязанностям. Пальцы одной из рук Вэла оказались во рту второго парня, и последний жадно покрыл их слюной, заставив Русика ещё раз отметить, что рядом с ним сейчас достаточно опытный любовник. Тяжело вздохнув, он отстранился от, казалось, такой ужасно аппетитной груди и внимательно заглянул в затуманенные удовольствием глаза.

— Ну и что мне с тобой делать?

Дэн на его вопрос только указал глазами куда-то вниз и прогнулся в спине, прижимаясь к широкой груди любовника, всё ещё продолжая жадно облизывать чужие пальцы. Руки Дэна одновременно поглаживали бока находившегося под ним парня, останавливались на бёдрах и снова медленно ползли вверх, а глаза всё время смотрели в глаза и, казалось, не моргали, боясь упустить какой-нибудь момент.

Ладонь Вэла скользнула с бока на живот Дэна, заставив его тихо зашипеть и втянуть живот, а потом двинулась ниже, начиная поглаживать пальцами уже и без того возбуждённый член почтилюбовника. Дэн глухо простонал, выгибаясь сильнее и толкаясь в руку Русика требуя более активных прикосновений. Однако тот не спешил. Вэл нарочито медленно продолжал скользить пальцами по боксёрам второго парня, не отрываясь, смотря в его глаза и кусая собственные губы от нетерпения и желания. Однако, Дэн выглядел сейчас настолько сексуально, что хотелось его мучить и мучить.

— Почему ты просто не можешь меня трахнуть?..

— Как можно? Я же девственник, мне нужна прелюдия.

— Чёртов придурок! Какой ты на хрен девственник! – Дэн тихо застонал, когда нажим пальцев усилился. – Да с такой мордашкой ты не одну бабу завалил.

— Но парень-то у меня первый.

Все движения прекратились. Оба парня замерли, всё так же неотрывно впиваясь друг в друга возбуждёнными взглядами. Без лишних слов начался поцелуй, руки Вэла вернулись на бока Дэна и скользнули вниз, зацепляя пальцами резинку трусов парня и стягивая его бельё. Ограниченность места сильно мешала. Дэн несколько раз ударился головой о крышу, постоянно ругался в припухшие от поцелуев губы любовника и пытался снять с себя бельё окончательно. В конце концов первым не выдержал Вэл.

— Перестань елозить!

— Не могу снять...

— Мне не мешает!

— Зато мне мешает!

Русик закатил глаза, зарычал, с силой обхватил второго парня за талию и стащил его с себя, заваливая на чёрное кожаное сидение и лично стягивая боксёры, застрявшие повыше колен.

— Так лучше?

— Нет! Я, чёрт тебя дери, головой об дверь ударился! – Дэн с силой пнул Вэла ногой. – Я тебе не игрушка, чтобы меня кидать!

— Зато ты истеричка! Хуже бабы!

— Да пошёл ты! Свали с меня, на хрен! – за первым последовал ещё один удар. – Иди трахай тех, кто лучше!

— Ну уж нет. Раз уж я решил, я трахну тебя во что бы то ни стало.

Неторопливые движения сменились резкими и, порой, даже грубыми. Русик уже не контролировал себя. Его пальцы оставляли на тонкой светлой коже синяки. Дэн отчаянно сопротивлялся, но его попытки не увенчались успехом. Вэл приспустил свои боксёры, грубо раздвинул ноги любовника в стороны и вошёл в него одним резким толчком. С губ Дэна сорвался крик боли. Он выгнулся в спине, с силой зажмурился и впился пальцами в жёсткую кожаную обивку. Сдержать слёзы ему не удалось, впрочем, как и ругань.

— Ты урод! Ты мне порвёшь всё! — Дэн попытался вырваться, но пальцы, удерживающие его ноги, сжались ещё сильнее, – Ненавижу тебя! Мне больно, чёрт тебя дери!

— Ты меня разозлил, – Вэл сделал ещё одно движение и замер, склоняясь над плачущим любовником, – но я безумно хочу тебя... как я мог сдержаться?

— Вытащи...

— Нет, – Русик ослабил хватку, почти нежно опуская ноги любовника, – это уже не возможно... давай, я лучше попытаюсь исправиться.

На губах Вэла появился лёгкая улыбка. Он провёл ладонью по мокрой щеке Дэна, стирая его слёзы. Второй рукой обнял парня за талию, утягивая его вверх и заставляя сесть. Дэн недовольно поморщился от смены положения. Сейчас Вэл неосознанно вошёл в него глубже, доставив ещё немного боли, однако, его нежные прикосновения с лихвой это перекрывали. Дэн всхлипнул, рассматривая улыбающееся лицо совершенно незнакомого, но такого идеального внешне парня, и, неожиданно для себя самого, наклонился вперёд, начиная целовать его, осознавая, что ради такой улыбки он может простить этому наглому субъекту всё, что угодно. Однако, оставалась ещё одна проблема.

— Прошу, вытащи... — прошептал Дэн, на секунду отрываясь от очередного поцелуя, а когда реакции вновь не последовало, в очередной раз разозлился и до крови прикусил нижнюю губу любовника. – Вытащи свой член из моей задницы! Живо!

На лице Вэла читалась обида и разочарование, но он покорно приподнял Дэна, не без труда выскальзывая из него и просто усаживая на колени. Руки его остались покоиться на бёдрах любовника.

— Ты вообще соображаешь, что ты делаешь? – Дэн наклонился, пытаясь что-то нащупать под сидением. – Ты с девушками так же себя ведёшь? Сунул и получаешь удовольствие, а что насчёт комфорта твоего партнёра?

— Тебе вроде не нравиться когда тебя сравнивают с девушкой... Почему я с тобой должен себя вести так же, как с ними?

Дэн выпрямился, сжимая в ладони какой-то тюбик и внимательно, но строго заглянул в глаза второго парня.

— Может это потому, что ты сказал, что это была любовь с первого взгляда? Или потому что искорка пробежала?

Вэл фыркнул и отвернулся, продолжая поглаживать бёдра любовника.

— Как будто тебя это волнует...

— Давай проверим, – Дэн схватил Вэла за подбородок, вновь разворачивая к себе и помахивая перед его глазами тюбиком с лубрикантом.

— Это что?

— Волшебная мазь «анти-порванная-задница». Наноситься пальцами. Очень нежно, аккуратно. И доставляет кучу удовольствия. Понял?

— Я хочу нормально тебя трахать, а не пальцами, – Вэл нахмурился, забирая из рук Дэна тюбик и рассматривая его. Потом открутил крышку и выдавил немного прозрачного геля на пальцы. – Мерзость какая...

— Не болтай много, – Дэн приподнялся на коленях любовника, как бы освобождая ему достаточно места для всяких манипуляций. – Вводи медленно.

Вэл, однако, не спешил, продолжая рассматривать свои пальцы.

— А без этого никак?

— Можешь заменить своей слюной.

— Нет уж... — Русик тяжело вздохнул, завёл руку за спину второго парня и осторожно прикоснулся пальцем к напряжённому, но уже достаточно растянутому колечку мышц. – У тебя там итак всё растянуто...

— А ещё порвано. Хватить уже. Либо так, либо никак. Выбирай сам.

Долго думать Вэл не стал, и уже через секунду один его палец скользнул в Дэна. Вздрогнув, Дэн медленно прикрыл глаза, а с его губ слетел удовлетворённый стон. После первого вторжения это казалось ему сказкой. Он положил руки на плечи ласкающего его парня и медленно сжимал их, когда Вэл задевал особо чувствительные места.

Русик, не отрываясь, следил за выражением лица второго парня. Ему казалось, что Дэн выглядел сейчас лучше заправской порноактрисы, которая старается выглядеть великолепно в любой позе и ситуации. Решив поэкспериментровать, Вэл ввёл в любовника ещё один палец, за что был вознаграждён очередным громким стоном.

Дэн медленно подавался назад, глубже насаживаясь на пальцы второго парня, и Русик, неожиданно для себя, почувствовал, что он, как никогда близок к оргазму, хотя и толком ничего не делает. Обхватив свободной рукой талию Дэна, Вэл прижал его к своей груди и, не зная, что ещё можно сделать, ткнулся губами в подбородок любовника, и последнего это безумно завело. Дэн нашёл забытую всеми мазь, выдавил себе на ладонь и обхватил член второго парня, обильно смазывая его.

— Теперь можешь делать всё, что захочешь.

— Правда?

— Да, только...

Дэн не успел договорить, через секунду он уже был на месте Вэла, а последний разместился между разведённых ног любовника и всё время ёрзал, пытаясь устроиться поудобнее. Это заставляло Дэна улыбаться.

— Ты точно девственник.

— Попрошу без комментариев.

— А ты сообразишь без подсказок?

— Первый раз попал и сейчас не промахнусь.

Разговоры уже утомляли Вэла, поэтому он без промедления начал аккуратно входить в любовника, отмечая, что на этот раз всё получается гораздо легче, да к тому же с губ Дэна срываются только приглушённые стоны и ни одного крика.

— Как по маслу...

Русик улыбнулся, получил улыбку в ответ и резко толкнул бёдрами, начиная задавать новый ритм, нежный, но достаточно резкий, выражающий одновременно трепетную любовь и невероятное желание. Дэн под ним сладостно стонал, изгибаясь всем телом и впиваясь короткими ногтями то в кожаные сидения, то в плечи своего любовника, оставляя на его коже кровавые царапины. Вэл обхватил бёдра любовника, приподнимая их выше, и одним толчком вошёл на всю длину, замирая от внезапно нахлынувшей волны удовольствия. Дэн, заметив это, тут же широко заулыбался, начиная ёрзать под любовником.

— Кончай, девственник, ты же хочешь.

— Заткнись... ещё рано...

— Да ла-а-а-а-адно, – Дэн ещё раз слегка покрутил задницей. – Тебе ведь нравится, как я тебя сжимаю, чувствуешь?

— Да-а...

— Тогда не сдерживай себя... — Дэн обхватил Вэла за шею, прижимаясь ближе к нему и начиная шептать ему на ухо. – Это не стыдно, ты получишь массу удовольствия... не сдерживайся.

— Дьявол...

Вэл резко оттолкнул от себя Дэна, выходя из него и замирая, пытаясь успокоиться. Поймав на себе озадаченный взгляд любовника, он широко улыбнулся и провёл ладонью по внутренней стороне бедра Дэна.

— Не сдерживаться? Ну нет, ты кончишь первым.

— Не дождёшься.

Парни рассмеялись. Они веселились так, как будто не занимаются любовью, а играют в войнушку, как маленькие дети, пытаясь заставить друг друга сдаться. В ход шли любые методы: жаркие поцелуи, нежные прикосновения, грубые ласки. Атмосфера в машине накалялась, воздух становился всё горячее, дышать было всё сложнее. Дэн, всё ещё пытаясь оттолкнуть от себя напористого любовника, в итоге с силой ударился головой об одно из стёкол.

— Чёрт! Ты меня покалечишь, придурок!

— Ты сам бьёшься, я тебя не пихал на это окно, – Вэл притянул к себе Дэна, зарываясь носом в его волосы. – Очень больно?

— Да, мать твою!

— Я всё зацелую, не переживай.

Губы Русика осторожно изучали макушку второго парня, целуя, изредка проводя языком, совершенно не обращая внимания на волосы. Дэна это чудовищно заводило.

— Это грязный трюк... — Дэн прикрыл глаза от наслаждения. Казалось, что всё, что делал Вэл до этого, рядом не стояло с этим извращённым, но таким приятным занятием, как вылизывание чужой головы, – прекращай...

Дэн всё сильнее выгибался в объятьях любовника, а второй парень даже не собирался сдаваться, почувствовав, что как никогда близок к победе в этом споре.

Одновременно с языком начали работать руки, ласкающие обнажённое тело Дэна, заставляя его стонать всё громче, почти срываясь на крик, полный возбуждения. Дэн и сам чувствовал, что может проиграть, и сам для себя решил, что готов к этому. Обхватив Вэла за талию, Дэн прижался к нему ближе, облизнул губы и тихо прошептал:

— Умоляю, войди в меня...

Русика не нужно было долго просить. Не отрываясь от чужой головы, он подхватил любовника под колени, приподнимая его ноги, и одним толчком вошёл в податливое горячее тело. Дэн блаженно застонал. Оба парня были уже на пределе.

Разгорячённые, возбуждённые. Ни один из них не хотел и не мог сдерживаться, сейчас они были сконцентрированы только на одном – желании, как можно быстрее доставить друг другу удовольствие. Все движения были резкими, ласки нетерпеливыми, поцелуи страстными, переходившими в укусы. Это смешение боли и удовольствия захлестнуло парней настолько, что они не могли остановиться, пока не достигли оргазма три раза подряд, и когда измотанные парни, наконец, успокоились, ни о каком соревновании уже и не шло речи.

— Можно я закурю? – Русик по-хозяйски раскинулся на сидении, поглаживая ноги Дэна, которые последний в наглую сложил на него.

— Можно, если на никотин у тебя аллергии нет.

Дэн лежал на сидении довольный, как кот, нализавшийся сметаны, закинув ноги на колени любовника и наслаждаясь нежными поглаживаниями. Вэл только на несколько секунд нарушил покой, наклоняясь за своей одеждой в поиске пачки сигарет, а потом после тихого щелчка зажигалкой, по салону начал разноситься запах табака.

— Открой окно, ты меня задушишь...

Дэн сам потянулся к подлокотнику и нажал на кнопку, открывающую окно, теперь машину наполни ещё и прохладный воздух, позволяющий обоим парням вздохнуть с облегчением. Недолго в салоне сохранялось молчание, а потом, Вэл, наконец, произнёс:

— Это было классно, Дэн, просто невероятно...

— Рад стараться, – с улыбкой произнёс его любовник, всё так же не открывая глаза.

— Повторим как-нибудь?

Дэн, наконец, открыл глаза, не произнося ни слова, начиная с любопытством рассматривать сидящего рядом парня. Вэл тоже молчал, ожидая ответа.

— Слушай, Русик... Всё было здорово, правда, но одного... точнее трёх раз для натурала будет достаточно.

— Разве натуралы могут влюбляться в парней?

— Нет, но бывает, что они ошибочно думают, что любят, – Дэн принял сидячее положение, перехватывая сигарету из рук любовника и медленно затягиваясь. – Хотя мне всего лишь пятнадцать, я уже повстречал многих людей, подобных те... – Дэн снова замолчал, понимая, что никого похожего на Русика не встречал, поэтому поспешил исправиться. – Я был со многими натуралами и парни им быстро надоедают, даже если они сами клянутся им в вечной любви.

— Я не такой, как они.

— Я знаю, – Дэн тяжело вздохнул и вернул сигарету Русику. – Может поэтому я и не хочу, чтобы наши отношения... нет, не так, не хочу, чтобы именно ты сделал мне больно.

— Потому что я тоже тебе нравлюсь?

— Потому что ты мой идеал, – Дэн слабо улыбнулся и принялся собирать свою одежду. – Тебе пора, Вэл.

— Я не уйду.

— Это ещё почему? – Дэн натянул на себя футболку, снова поворачиваясь к любовнику. – Так сильно запал на меня?

— А может быть ты тоже мой идеал.

Дэн рассмеялся, ближе подсаживаясь к Русику и кладя голову на его плечо.

— Тогда давай, раз такой смелый, расскажи своим друзьям, родителям, всем вокруг, что ты трахаешься с парнем и считаешь его своим идеалом.

Вэл затянулся сигаретой, слушая слова Дэна, ему казалось, что ещё одна секунда и у парня, сидящего так близко к нему и всё ещё пахнувшего сексом, случиться истерика.

— Если я это сделаю, ты станешь моим парнем?

— Перестань, даже я – гей со стажем, не могу сказать родителям...

— Я с тебя и не требую, мне всё равно.

Русик снова наклонился вперёд, находя свой телефон и начиная шариться в нём. Выбрав в списке контактов какой-то номер, он включил громкую связь. Гудки начали противно разрезать тишину, а потом после щелчка послышался женский голос.

— «Валера, где ты пропадаешь, мы с папой заждались тебя, ты же знаешь, что сегодня приезжает твоя тётя. Ты сказал, что уйдёшь ненадолго, но тебя нет уже целую вечность».

— Мам, – тирада женщины была прервана её сыном. – Ты знаешь, сегодня я провёл время с любимым человеком. Охренительно классно провёл, разве это не повод пропустить встречу с тётей, которую я итак вижу каждую неделю?

— «Любимый человек? Валер, ты совсем недавно расстался с девушкой...».

— А если это мой спаситель?

— «Та самая, что привезла тебя в больницу?»

— Тот самый, мама.

В трубке повисла тишина. Дэн почувствовал, что его сердце забилось, как у кролика, которого дикий зверь загнал в угол. Он перевёл взгляд на Вэла, тот выглядел спокойно, да ещё и улыбался. Женщина в трубке откашлялась и продолжила.

— «Дорогой, я...».

— Он классный, мам. Ты даже не представляешь насколько.

— «Я всё понимаю, но...».

— Но папа будет недоволен?

— «Да».

— Тогда разве мне не повезло, что я живу отдельно от вас? – Русик рассмеялся, женщина тоже усмехнулась. – Ты поговоришь с ним?

— «Постараюсь, но не думаю, что папа...».

— Я сейчас не о папе, хочешь поговорить с Дэном?

В трубке снова повисло молчание. Вэл, пользуясь паузой, перевёл взгляд на любовника. Тот в ответ отчаянно закачал головой, не желая вступать в беседу с родителя превращённого в гея натурала.

— «Он сейчас нас слышит?».

— О да, он дрожит, как котёнок и уже проклинает меня за эту идею.

Дэн вспыхнул, не то от злости, не то от смущения и несильно ударил сидящего рядом парня в плечо.

— «Добрый вечер, Денис».

— З-здравствуйте, мисс Русик...

— «Денис, раз уж нам пока не представилось возможности увидеться лично, не мог бы ты ответить на несколько моих вопросов?».

— Конечно... — Дэн снова перевёл взгляд на Вэла, а потом на телефон в его руках
— «Я могу рассчитывать на откровенность с твоей стороны?».

— Вэл не даст мне соврать.

— «Отлично. Ты старше моего сына?».

— Я... я точно не знаю, думаю, мы ровесники, да? – дождавшись утвердительного кивка от Русика, Дэн закончил. – Да, ровесники.

— «Вот как», — Дэну показалось, что голос женщины стал более спокойным. – «Ты ведь гей, так?».

— Да.

— «Как давно ты это понял?».

— Года два-три назад... точно не помню...

— «И ты уже... ну... ты не девственник?».

— Мама!

На лице Вэла появилось лёгкое раздражение, но Дэн, успокаивающе погладил его по плечу.

— Нет, мисс... Вэл не первый мой мужчина...

Дэн прикусил язык, запоздало понимая, что ляпнул сейчас ужасную глупость. Он уткнулся носом в шею любовника, начиная шёпотом извиняться. Русик усмехнулся и легко поцеловал его в висок.

— Мам, надеюсь, что ты не удивлена, что я не девственник?

— «Нет, вот это я подозревала...», — женщина тяжело вздохнула. – «Вы хотя бы предохранялись?»

Взгляды парней встретились. Вот об этом-то они и забыли.

— Конечно, мам...

Вэл плохо врал, но на этот раз, кажется, у него получилось. Его мать на другом конце провода вздохнула с облегчением.

— «Надеюсь, что ты понимаешь, как мне сейчас тяжело. Думаю, что родители Дениса тоже не обрадовались, так что...».

— А они не в курсе, мама. Для тебя было бы лучше, если бы я скрывался?

— «Нет».

— Вот и отлично, я скоро приду к вам, подготовь папу.

— «Хорошо... Приятно было познакомиться, Денис».

— И мне мисс Русик, вы... простите меня...

— «Я подумаю об этом».

В трубке послышались гудки, а в машине вновь установилась тишина. Дэну внезапно захотелось плакать, и Русик, почувствовав это, притянул его к себе, зарываясь носом в волосы любовника.

— Тупой идиот, я чуть не умер...

— Забей, Дэн, всё будет хорошо, я от тебя не откажусь.

Вэл поцеловал висок Дэна, а потом, изловчившись, запечатал лёгкий поцелуй на его губах.

— Я пойду, ладно. Откроешь мне тут дверь, чтобы я не светился.

Дэн кивнул. Парни натянули на себя одежду, как могли прибрались в машине и с ещё одним поцелуем попрощались у гаражных ворот.

— Эй, Дэн! — Дэн снова приоткрыл дверь, выглядывая на улицу, желая узнать, что хочет от него Русик. – Ты ведь теперь мой парень?

— Ну ты и дурак! Как будто теперь я могу сказать «Нет», – Дэн расплылся в широкой улыбке и захлопнул дверь.

Пустынный берег. Из тумана,
Что дышит в бархатный песок,
Я слышу шёпот океана,
И зов его лазурных вод.

Я неспеша иду навстречу.
Быть может, он мне даст ответ:
Ну отчего на этом свете
Душе моей покоя нет?

Как хрупкий парусник, в надежде
Достигнуть зыбких берегов,
Она упрямо и мятежно
Плывёт судьбе наперекор.

Не раз о скалы разбивался,
И камнем падал я на дно,
Но воскресал, не сдавался -
И выплывал всё равно.

Так день за днём, за милей милю
Душа блуждает по волнам,
Но буря ей милее штиля,
И люб бескрайний океан.

Кто даст ответ? Я сам не знаю,
Смогу ли счастлив быть сполна,
Коль в тихой гавани причала
Достигнет всё-таки судьба...






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 61
© 12.01.2021 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2021-2991817

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1