Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Странный цирк


Странный цирк
– Это животное! Смотрите на него! Он знает лишь свою жажду крови. Никаких последовательных мыслей, ничего кроме желания утолить свои демонические желания. Дамы и господа, я представляю вам Вампира!

Фанатичный шоумен, чью голову венчал чёрный шёлковый цилиндр и хвост, поднял руку, облачённую в белые перчатки, вверх и помахал, поощряя аудиторию перед ним: все они желали насытить своё любопытство в одном из представлений «Интермедии Цирка Олимпии: Самое больше разнообразие фриков и живых чудес со всех частей планеты». Так гласило объявление, рекламирующее представление полное легкомыслия и как следствия действительно причудливого и шибко гротескного шоу.

Мы с моей младшей сестрой, Леной, уже вовсю хихикали над женщиной с бакенбардами, столь же большими и густыми, как борода любого мужчины. Мы прикрыли рты от шока, увидев совершенного маленького человека у большого стеклянного шара, он бросал удочку, желая поймать наполовину рыбу, наполовину женщину, что плавала внутри. Там же был и покрытый шерстью человек-волк, бродящий на четвереньках по всей комнате. Были и скудно одетые леди, что держали разного размера змей, они танцевали вокруг мужчины, чью кожу покрывали странные рисунки, и у него был разветвленный язык! Нам внушил страх десятифунтовый гигант, одетый, как Король Викингов, который говорил с нами на своём родном языке. Были и дети со слишком большим количеством конечностей, и с видоизменёнными конечностями или вообще без конечностей. Некоторые из них были слиты в одном месте, а некоторые и вовсе родились вместе.

Мы были уже абсолютно ослеплены достопримечательностями и звуками и разнообразными народами на шоу, когда подошли к действительно уникальной достопримечательности, которую ни я, ни Ленка не видели прежде. Мы уже успели получить нашу добрую долю испуга, но всё ещё желали финального зрелища.

– Вам...пир... – в свойственной себе манере выговорила Ленка, когда медленно прочитала красочный плакат, рекламирующий болезненно-восхищающее шоу. – Вампир? – она громко высказала недоверие. – И как по-твоему должен выглядеть вампир? – её глаза были широко распахнуты и полны вопросов.

– Я предлагаю пойти и узнать, – я улыбнулся ей, беря её за левый локоть своей правой рукой.

Мы заплатили по десять евро владельцу за билет и пошли рассматривать тёмное таинство, что должно было предстать перед нами. Чувствовался трепет и небольшое нетерпение, когда мы подошли к шатру Вампира. Лена колебалась, упираясь, и я оглянулся на неё. Её прекрасные светлые локоны касались её плеч, пока она покачивала головой, страх был отчётливо виден в её карих глазах.

– Я решила, что не хочу смотреть, Денис. Ты иди и посмотри за нас двоих, – она отпустила меня, и мягко подтолкнула вперёд, поскольку малочисленная толпа уже начала формироваться позади нас.

Я поднял свои руки, чтобы сделать шаг в холодную, пещеристую комнату. Темнота окружила меня; всего несколько источников света вели меня дальше. Предчувствие немедленно охватило меня. Казалось, что это разительно отличается от всего другого, что я видел сегодня. По большей части мы были удивлены или восхищены этим гротескным зверинцем, который я видел. Но тут... чувствовалось нечто иное... опасность.

Завернув за последний угол комнаты, похожей на лабиринт, я задержал дыхание, когда показалась бледная фигура. Это был мужчина, и он был нагим до талии. Было что-то невероятно странное в его теле. Он стоял на месте, как статуя, не двигаясь и не дыша. Бледный свет падал на его клетку, освещая тяжёлые, чёрные цепи, сковавшие его ступни и ноги. Наручники сковывали его руки, и я ахнул, увидев, как именно они были одеты – сквозь плоть и кость и сухожилия в его запястьях. Прозрачная жидкость сочилась из ран пленника. Но не было крови.

Мои глаза блуждали по его телу, когда я шелохнулся, придвигаясь к нему поближе. Моё дыхание участилось, наряду с ужасом в моём сердце. Я посмотрел на его лицо и отступил назад, когда заметил, что его глаза теперь наблюдали за мной, а раньше они были закрыты. Я чувствовал укус страха. Чёрные... абсолютно чёрные глаза. «Демон!», – кричали мои мысли: «Я не должен был приходить сюда!».

Вампир двинулся, удерживая меня своим пристальным взглядом обсидиановых глаз. Его ноздри раздулись, когда он вдохнул. И затем я услышал звук, от которого мои колени дёрнулись от страха. Он рычал, низко и дико. Такой звук я не слышал прежде ни от одного человека за свои тринадцать лет. Рычание превратилось в унылый рёв, и я зажал уши, желая приглушить пугающий звук. Я в ужасе смотрел, как он начал двигаться ко мне. Конечно, цепи удерживали его... да и клетка сдерживала его... Я надеялся, что клетка была способна удержать его.

Его рёв стал оглушителен, и я сжался, слишком боясь отвести от него взгляд. Вампир приблизился к клетке и ухватился за прутья. Я видел, как они крошились в его пальцах, рушась, будто сделаны из пыли.

Вампир отбросил преграду с минимальным усилием и приблизился ко мне. Я не мог даже выдохнуть, чтобы закричать, я не мог догадаться позвать на помощь. Не было ничего. Ничто не могло спасти меня от чёрных глаз.

Послышались крики мужчин, что оказались позади демона. Он сощурил глаза до узких щёлок, когда услышал их и наклонился в их сторону. Он посмотрел на свои кандалы, и лёгким щёлканьем пальцев наручники пали с его запястий. Вампир повернулся ко мне спиной, его кожа была прозрачно бела в затемнённой комнате, и я не мог видеть, что происходило, пока кричащие мужчины приближались. Его рычание снова разнеслось по комнате, но в этот раз оно казалось свирепей, будто его произносило некое экзотическое животное с дальних берегов.

Вампир присел, заведя руки и согнув их в локтях. Я не видел больше порезов на его запястьях; кожа на его ладонях стала такой же алебастровой, как и остальная часть его выставленной на обозрение плоти. Это поразило меня. Я был уверен, что те металлические манжеты прокалывали его запястья!

Одна из его рук была достаточно близка ко мне, и я, поддавшись храбрости, коснулся кончиками пальцев кожи, что была столь близка ко мне. Меня поразила её холодность... ледяная кожа, что трудна на восприятие. Как только моя рука коснулась его, животное умолкло и повернуло лицо ко мне, чтобы посмотреть на мою руку. Выражение любопытства появилось на его лице, и я смог, наконец, рассмотреть, как он выглядел.

Демон, был неожиданно приятен для созерцания. Его глаза не стали светлее, но брови были приподняты от любопытства. Его пристальный взгляд встретился с моим, когда он отвёл взгляд от моей руки на его ладони.

Я провалился в пропасть его взгляда. Чернота, казалось, жила – она кружила, кипела и взбалтывалась глубоким, тёмным огнём. Его глаза медленно закрылись, когда он сделал глубокий вдох; его лицо лишь на мгновение выразило удовольствие. И он открыл глаза – вспышка – и снова виден этот чёрный огонь. Животное повернулось и отшвырнуло одного из приближающихся мужчин одним взмахом руки – человек врезался в дальнюю стену.

Вампир был силён, его твёрдая алебастровая кожа, скрывала мускулы невыразимых пропорций. Я видел доказательства в его движениях. Я с болезненным восхищением наблюдал за тем, как демон сильно ударил второго мужчину по руке.

Крики становились сильнее. Но он больше не рычал. Животное повернулось ко мне ещё раз и приблизилось ко мне. Я вжался в покрытую занавесом стену, но его руки поймали меня. Сильные руки – непреклонные и холодные.

Я задрожал, когда он оторвал меня от пола. Я был уверен, что встретил свою судьбу. Я смотрел в лицо своей смерти – и не было ничего, что я мог бы сделать, чтобы спасти себя. В этот момент я думал о многих вещах. Мысли о маме, папе, и Лене были главенствующими. Они были всем, что было у меня в этом мире. Мои единственные сожаления были о том, что я так часто ссорился с моей младшей сестрой, и что не посвящал каждый день благодарению Бога за таких любящих и хороших родителей.

Я был схвачен холодными руками вампира, и, взглянув последний раз на меня своими злыми глазами, он побежал. Он бежал быстрее, чем летят птицы. Я мог сказать, что мы покинули здание, потому что небо всё ещё было голубым, означая день. Я должен был закрыть глаза, всё, что я видел – пятна, что были неузнаваемы, и головокружение усиливалось с моими попытками усиления концентрации.

Я знал, что мне не жить, что не увидеть следующего дня. Я был в руках самого Дьявола. Как я мог бороться с ним. У меня не было надежды. Я провалился в странную дремоту, чувствуя, что демон унёс меня далеко от дома и семьи, далеко от всего того, что я когда-либо знал.

Проснулся я напряжённым, замёрзшим и голодным. Ветер завывал надо мной, но вокруг была темнота. Я заметил ночное небо над собой; небольшие звёзды мерцали и искрились в небесах. Я не был мёртв – я не мог быть мёртв.

Если я не мёртв... тогда, где я?

Я застонал, когда принял сидячее положение, потягиваясь, чтобы уменьшить болезненные ощущения, и пытаясь осмотреться вокруг. Земля была тверда, как камень или цемент. Рассматривая темноту вокруг себя, я мог предположить, что мы на плоской крыше высокого здания. Небольшие огни виднелись то тут, то там, из окон соседних зданий, во многом, как звёзды, указывая, что мы всё ещё в пределах досягаемости цивилизации.

– Почему я не могу услышать тебя?

Я подскочил, поражённый звуком голоса; голос мужчины – очень близко ко мне – гулкий и глубокий с печалью и расстройством.

И затем я вспомнил животное, вампира, демона, который унёс меня.

Я не понимал его вопроса. Я не сказал и слова в его присутствии. Я притянул колени к груди, собирая руки вокруг себя, пытаясь согреться. Одежда, что была на мне в солнечный день, не помогала бороться с пронизывающим ветром на крыше в середине холодной ночи.

Движение. Он стоял около мне, теперь в задумчивости, заставляя меня опасаться, что он может ударить меня в любой момент. Я сжался ещё сильнее, стараясь защитить себя.

– Мальчик, – прорычал он надо мной, – зачем так досаждать мне?

Я начал дрожать, неспособный понять, что имело в виду животное. Он опустился, так что оказался на уровне моих глаз. Он надел рубашку, чёрную рубашку, но оставил её расстёгнутой. Я не был привычен к тому, что кто-то показывает так много кожи. Как будто самого демона была мало.

Он схватил мою руку и встряхнул её, когда я вскрикнул в испуге. Слёзы ужалили мои глаза, требуя свободы.

– Скажи мне, – скомандовал он голосом, не терпевшим отказа. Я отважился посмотреть ему в лицо – его глаза были всё ещё чёрными, как ночь вокруг нас, выделяясь, как два глубоких колодца против смертельной бледности его белой кожи. Его волосы были также дики, как ветер, кружась над его головой словно тёмный ореол.

– Меня беспокоит твоя тишина. Теперь скажи мне, почему я не могу слышать тебя! – он ударил кулаком об пол, заставляя его крошиться и раскалываться.

– Я не знаю, – захныкал я, качая головой, – я не понимаю о чём ты!

Демон наклонился ближе, дыша рядом с моей щекой.

– Ты сбивающее меня с толку создание, маленький мальчик. С одной стороны у тебя восхитительный аромат крови, пульсирующей под твоей кожей. Я никогда не чувствовал запаха лучше. С другой стороны, ты – спасительная тишина. Твой ум закрыт для меня, и я не знаю почему, ведь моё ухо улавливает каждый звук – на улицах, в зданиях, в мыслях. Даже сейчас, когда они лежат, спят, я вижу их сны, их кошмары; я слышу их, как сам себя.

Чуть помолчав, он продолжил:

– Я не знал мира спустя год после своей смерти. Но ты предлагаешь мне маленький проблеск душевного спокойствия, которого я жажду.

Он сделал ещё один глубокий вдох возле моих ключиц.

– Как бы сильно я не пытался, это будет крайне... трудно не желать осушить тебя. Я никогда не жаждал человеческой крови так, как я жажду твоей. Действительно, крайне трудно, – урча, пробормотал он.

Осушить меня? Я задрожал, впитывая его слова. Разве вампирские легенды не говорили о испитее крови? Вампиры, как предполагалось, не настоящие. Они были не чем иным, как наброском злодеев в страшных историях, но всё же, я сидел в шаге от него, и в моём разуме не осталось сомнений в том, что вампиры действительно существовали.

И этот вампир хотел моей крови. Я упёрся руками, пытаясь отодвинуться от него подальше. Во мне ещё жила часть души, что хотела бороться за жизнь, притом, что я знал, что в схватке с животным, столь сильным, как он, я, конечно, умру.

Демон зло хохотнул, видя мои слабые попытки спасения.

– Маленький мальчик, не имеет значения, как быстро или как далеко ты убежишь, я всё равно поймаю тебя. Ты не можешь скрыться; твой божественный запах приведёт меня к тебе, где бы ты ни находился.

Вспышка – движение, настолько быстрое, что я его едва уловил, – и вампир оказался сверху на мне, придавливая меня к холодной поверхности крыши под нами.

Я замер от близости наших тел. Никогда моё тело не было в такой близости с мужчиной, тем более прижато к нему. Глаза животного были начернёнными углями, когда он взглянул на меня. Одной рукой он прошёлся по моим волосам; я мог чувствовать её холод на своей шее. Он коснулся моей чёлки, длинные тёмные пряди струились в его изящных пальцах. Животное удивило меня, когда он начал убирать пряди, закрывающие мои глаза от него.

Я наблюдал за ним, всё ещё боясь того, что он мог со мной сделать. Его брови сошлись, снова выказывая любопытство. Его лицо обладало изящной мимикой. Я думал, что неправильно, что у демона столь миловидные черты лица; неподходящие его истинному облику.

Он распушил мои волосы и причесал их своими длинными пальцами. Он был очарован прядями, что плавно падали на его кожу.

– Ммм, – простонал он, – твои волосы пахнут почти столь же приятно, как и кожа, – он поднёс прядь моих длинных локонов к носу и сделал глубокий вдох.

Мне было очень неудобно в нашем положении и от того, что он делал, тоже.

– Каковы твои намерения, Вампир? Ты убьёшь меня? Или просто поиграешь? – спросил я голосом сродни шёпоту.

Вампир фыркнул и снова взглянул в мои глаза. Ледяной кончик его пальца двинулся по моему носу, прослеживая его контур. Он продолжал обводить каждую чёрточку моего лица до тех пор, пока не ответил мне.

– Мои намерения, спрашиваешь ты? Маленький мальчик, тебе может не понравиться ответ на этот вопрос. Убить тебя? Я думаю, нет. Играть с тобой? Да, думаю, что буду, – вампир поднёс своё лицо ближе к моему, и как будто его слова были не столь тревожными, он похоже собирался поцеловать меня в губы!

Его лицо замерло, а глаза были осторожными. И затем он произнёс:

– Но пока ещё не время. Я должен охотиться, и должен отнести тебя в более безопасное жильё. Я уверен, что у тебя есть потребности, о которых ты должен позаботиться. – Его дыхание окутывало меня, он пах сладко, более сладко, нежели французские духи моей мамы.

Он встал движением, приличествующему изящному танцору, склонился и протянул мне руку, чтобы помочь. Это было изумительно приятно. Я был на мгновение ошеломлён его предложенным выступлением джентльменской доброты. Я протянул свою руку к его ладони, и он с лёгкостью помог мне подняться.

Прежде, чем успел моргнуть, я снова оказался в его руках, и он побежал – прямо за край здания. Я закрыл глаза и прижался лицом к его холодной шее, не желая наблюдать, как мы летим навстречу смерти. Я чувствовал, что мои волосы развивались позади меня, в то время, как животное приземлилось на крышу другого здания и продолжило бежать, практически паря в ночи.

Я упал в обморок... я был в этом уверен. Я уже возжелал плыть в дрёме, но звук шелеста ткани привлёк моё внимание, возвращая в сознание.

Мои глаза распахнулись и сосредоточились на руках около моей груди, что расстёгивали пуговицы моей рубашки!

Я задохнулся от возмущения и, сев, шлёпнул по сильным рукам возле моей груди. Это был демон, и он смеялся надо мной. А я находился в постели... в комнате... в комнате, прогреваемой огнём, потрескивающим в камине.

– Что ты делаешь? Где я? – потребовал я, сжимая расстёгнутую ткань на шее. Комната была очень хороша, удобна. В окне я видел лес вне ухоженного двора.

Я перевёл взгляд на демона в ожидании ответов. И когда я посмотрел на него, заметил значительные изменения с тех пор, как видел его ночью. Он был надлежаще одет, расчесал волосы – и его глаза! – его глаза больше не были чёрными.

Они были золотыми.

Как мёд и масло, слившиеся воедино.

Я не мог оторвать от него взгляд. Мне всё приснилось? Сегодня предо мною не было никакого демона, никакого животного. Я всё ещё смотрел на него, когда он наклонил голову и спросил.

– О чём Вы думаете, Денис Садов? – улыбка играла на его губах.

– Ты действительно вампир? Или ты человек? – спросил я, всё ещё кутаясь в своё одеяние.

В движении, которое противоречило его человечности, он двинулся, быстро, словно молния, и сел рядом со мной на кровать. Я вздрогнул от его внезапного движения. Он был очень близок ко мне.

– Я вампир, но я и мужчина, Денис, – он взял одну из моих рук, что лежали на груди, и поместил на своё сердце.

Он был всё так же холоден, как я и помнил.

– Но я живу, не так, как ты. Ты чувствуешь холод... Можешь почувствовать моё сердцебиение? – он был тих, и не дышал, насколько я мог почувствовать и услышать, ни одного удара, указывающего на сердце в его груди.

Я покачал головой, сбитый с толку.

– Я умер приблизительно год назад, – начал он объяснять, – но я был рождён заново. Тем, кому не нужен воздух или вода или еда... или сердце, чтобы выжить. Природа вампира заменяет всё это.

– Но ты нуждаешься... в крови? Ты пьёшь кровь, чтобы жить, как вампир? – спросил я, пытаясь постичь всё, что произошло – всё, что мне сказали.

– Да, – прошипел он, озорно глядя на меня.

– Ты хочешь м-мою к-кровь? – тихо прошептал я, испуганный участью быть его следующей едой. Я прижал руку к груди и сглотнул.

Улыбка, расцветшая на его лице, не была ни миловидной, ни дружественной. Она была хищной. Он быстро двинулся вперёд, ещё ближе, и я попятился назад. Я отползал, пока не врезался в спинку кровати. Вот и всё.

– Я хочу больше, чем твою кровь, Денис... – пропел вампир, голосом низким и обольстительным.

– Что ещё ты хочешь от меня? Ты забрал меня из дома... от матери и отца... от младшей сестры. Ты всё забрал от меня! – кричал я, горячие слёзы текли по моему лицу. И затем я подумал... Я быстро вскинул голову, затылком ударившись о спинку кровати.

– Откуда ты знаешь моё имя? – я впился взглядом в его блестящие, суженные глаза.

– Ты сказал мне своё имя, пока спал, Денис Садов. Ты много говорил во сне, малыш. И не волнуйся, теперь у тебя есть я. Я хорошо позабочусь о тебе, – он нежно погладил меня по волосам.

Я дрожал, не приветствуя его прикосновения.

– Давай, позволь мне снять твою одежду, и ты сможешь освежиться и что-нибудь поесть, – он потянулся руками к вершине моего ремня джинсов и попытался снять его.

Я выкрутился и завопил.

– Нет! Держи свои руки подальше от меня!

– Денис, – упрекнул он, – будет лучше сделать, как я прошу. Тебе не понравится, если мне придётся взять то, что я хочу, – заявление было сделано тепло, но с намёком, голая правда была основой его слов. Я знал, ведь видел, что он сделал в павильоне Вампира в Цирке.

Я думаю, что теперь всё понял.

Я больше не владел своей личностью. Дениса Садова больше не существовало. Он ушёл, ускользнул, вероятно, разыскиваем, но не что иное – как пропавший ребёнок. Он будет оплакан семьёй и ужасно скучавшим по нему друзьям. Я кивнул, и слёзы полились из уголков моих глаз. Я отпустил свою рубашку, покорно кладя руки на колени.

– Хороший маленький мальчик, Денис, – промурлыкал вампир.

– Как тебя зовут, вампир? – спросил я, когда он приступил к следующим кнопкам на моём одеянии.

– Ах, моё имя. Правильно будет знать тебе его, – он кривовато улыбнулся мне. – Моё имя Валера. Позволь мне помочь выбраться из твоего одеяния, Денис.

– Дэн, – прошептал я, очередная слеза скатилась по моей щеке.

– Что, котёнок? – спросил он, очередная пуговица уже была расстёгнута.

– Зови меня просто Дэн, – я уставился на его грудь. Я чувствовал, что моё лицо горело от румянца, поскольку все пуговицы были расстёгнуты, показывая мою белую хлопковую майку. Пуговицы закончились на талии, и он поднял меня, так что рубашка упала на пол.

Я стоял там, выставленный ему на обозрение в своём нижнем белье. Его холодная рука коснулась моих горячих щёк.

– Твой румянец особенно прекрасен, Дэн, – я опустил свою голову, не уверенный в том, что сказать.

Он привёл меня к огню и усадил на ряд подушек. Там на маленьком столике стоял поднос. Я прежде не замечал его. Вампир – Валера – сел передо мной и поставил поднос между нами. Он улыбнулся, когда снимал крышку. Там лежали сыр, яблоко, чуть масла и хлеба. Валера махнул мне, призывая приступать. Я ел без вкуса и удовольствия, поскольку он наблюдал за каждым моим движением.

Когда я поел, то задумался о существе передо мной. И я спросил:

– Почему ты был на паноптикуме, Валера?

Он мгновение колебался, позволяя глазам изучать моё лицо. Я проглотил кусок яблока, думая о внешности Валеры. Он был дьявольски красив.

– Я немного развлекался. Цирковой народ не знал, что я и вправду был вампиром, я просто добровольно предложил свои услуги и представил всё убедительно... но не слишком убедительно. Но потом пришёл ты, и моя жажда вышла из строя. Ты не понимаешь, как хорошо пахнешь для меня, – он схватил одну из моих рук и поднёс запястье к своему носу. Он глубоко вдохнул, его глаза закрылись.

– Возможно позже, ты дашь мне попробовать... – проговорил он мягко, склоняясь над моей рукой и слегка проводя холодным языком по синим венам на моём запястье. Я задрожал, частично от страха и частично от удовольствия.

– Попробовать? – прохрипел я. Значит ли, что я умру? Задумался я.

– О, да, только небольшой укус. Не о чем волноваться, – он продолжил нюхать и лизать мою кожу. В какой-то момент Валера убрал поднос и притянул меня ближе к теплу огня. Мой разум становился затуманенным и расслабленным, пока Валера продолжал свои ласки. Это было не так плохо, как мне казалось. Я думал, что не буду хотеть его прикосновений, что начну презирать их. Но всё было не так.

Валера растянулся надо мной, вновь помещая нас очень близко. Я видел, как потемнели его глаза, а зрачки расширились. Моё сердце пропустило удар, когда его сладкое дыхание коснулось моих губ – я хотел почувствовать его губы в поцелуе. Мой разум окончательно покинул меня.

Голова Валеры опустилась, и наши губы встретились. Было так приятно. Его холодные губы были тверды против моих, и он начал жадно прикасаться ими к моим. Его вкус, смешался с моим собственным вкусом, и эта комбинация была опьяняющая. Я застонал, когда и сам стал отвечать на его поцелуй.

Мои руки стали самостоятельно касаться поясницы Валеры. Он был твёрд, как скала, без преувеличения его твёрдость была сопоставима лишь с камнем. Я позволил рукам свободно перемещаться по нему, желая найти хоть одну мягкость.

Я забыл о своих исследованиях, поскольку язык Валеры проник в мой рот. Удовольствие ослепило меня, когда его вкус взорвался у меня на языке.

Он слишком быстро оторвался и двинулся ниже, его затемнённые глаза наблюдали за мной.

Он поцеловал меня чуть выше выреза моей маечки. Низкая температура его тела шокировала меня, но в глубине души я наслаждался ею. Его прикосновения, его поцелуи были стимулирующими.

Я с любопытством наблюдал, как острым ногтем он провёл вниз по маечке, эффектно разрезая её. Мои глаза расширились, когда он медленно убрал ткань с моей груди, выставляя её напоказ. Я чаще задышал, когда он уставился на неё.

Валера поглядел на меня, и его глаза озорно замерцали, когда он улыбнулся. Эта улыбка была очень хороша и заставила его выглядеть ещё более красивым.

Мои губы растянулись в ответной улыбке.

И затем я чуть не задохнулся, издавая стон, когда он взял один из моих сосков в рот. Его язык оплетал мой сосок, увеличивая реки восхитительного счастья, которые протекали через мои вены.

Валера остановил свои ласки, и я почувствовал нечто новое. Тёплая жидкость из следа на моей груди вниз по грудине. Я взглянул, чтоб посмотреть, куда и что течёт, и чуть не упал в обморок от этого зрелища.

Яркий, красный поток крови тёк мягким ручьём из маленького укуса на моей груди. Я задержал дыхание, наблюдая, как она стекает. И тогда Валера провёл языком от середины моей груди к лужице крови. Его глаза были почти чёрными, и я откинулся на подушки, не желая смотреть, как он упивается моей кровью. То, что он делал, всё ещё ощущалось замечательно, и я сконцентрировался на этом.

Валера урчал в экстазе, пробуя меня. Мне нравились звуки, издаваемые им. Они щекотали что-то внизу моего живота, там, где я ничего не чувствовал прежде.

Скоро кровь высохла, и Валера облизал крошечную ранку.

– Твоя кровь лучше, чем я мог предположить... – поражённо заявил он.

Руки Валеры опустились к моим джинсам, его пальцы захватили пояс.

– Дэн, ты когда-нибудь трогал себя здесь? – спросил он, и я покачал головой, пытаясь вспомнить, как дышать.

Я был скромным и правильно воспитанным мальчиком.

– Тебе будет приятно, Дэн. Я собираюсь заставить тебя чувствовать себя подобно королю. Ты хочешь быть моим королём? – спросил он с потаённой улыбкой на губах.

Всё, что я мог сделать – это кивнуть. Но я понятия не имел, что он спрашивал.

Раздался громкий треск разрываемой ткани, поскольку мои джинсы встретили ту же судьбу, что и майка. Всё моё тело теперь было доступно его взору. Я вспыхнул, чувствуя смущение.

Он усмехнулся, сдвигая руки ниже, трогая меня прямо в том месте, что делало меня мужчиной.

Я сдержал крик, когда он поцеловал меня там, точно так же, как и целовал мои губы. Это было странно, но приятно.

Он продолжал перемещаться и поглаживать, и ласкать. Его прикосновения создавали бешеный огонь, и я не был уверен, что смогу подавить его. Я чувствовал, что буду поглощён им, и умру в пылающей смерти, всё потому, что его руки и рот заставляли меня чувствовать себя так прекрасно.

И тогда что-то изменилось, я заметил, что один из его пальцев всё глубже и глубже погружался в меня. Холодное вторжение в моё тело добавило новых ощущений. Валера замедлился, когда достиг места, где-то глубоко внутри меня, которое сопротивлялось его вторжению. Его палец кружил, касаясь его, и затем, наконец, прошёл сквозь него. Я зашипел, потому что появился дискомфорт, когда он прорвался через сопротивление.

– Это была твоя мужская девственность, Дэн, – объяснил он манящим голосом.

Я часто задышал, наблюдая за ним. Он снял одежду. Валера был нагим, когда приблизился ко мне и раздвинул мои ноги в коленях. Он снова поцеловал меня, и я упал в блаженное опьянённое настроение.

Его бёдра прикасались и тёрлись об меня, его палящий холод касался меня везде.

– Просто расслабься, любимый. Всё скоро станет идеальным, – загадочно прошептал он мне. Валера поднял бёдра и дёрнул меня за ноги, согнутые в коленях. Я задержал дыхание, потому что почувствовал, будто нечто новое и необычное должно сейчас произойти.

Та часть, что делала его мужчиной, часть, которую я никогда не видел прежде, начала прикасаться там, где до этого были его пальцы. И к тому же, эта часть была гораздо больше, чем палец. Мои глаза расширились от страха, когда я почувствовал, что он входит в меня. Я собирался уже запротестовать, когда Валера коснулся своими губами моих губ, останавливая всё, что я мог сказать. Он целовал меня со страстью, от которой кружилась голова. Ощущения изменились, когда он начал покачивать бёдрами, а не просто тереться о мою плоть. Я начал отвечать на его движения. Это продолжалось всего несколько минут, и я почувствовал огонь, зарождающийся внизу живота.

Бёдра Валеры замерли на мгновение, а потом его возбуждённая плоть грубо вошла в меня. Мой крик был пойман в ловушку его губ, когда он проник в меня. Он сильно застонал, а потом страстно поцеловал меня.

– Видишь, любовь моя? Совершенство, – выдохнул он мне в ухо.

Руками я обхватил его плечи, вонзаясь в него ногтями, словно в саму жизнь. Мне казалась, что меня разрывало пополам.

– Держись, Дэн, мой сладкий. Теперь мы будем двигаться, как возлюбленные, – мечтательно прошептал Валера, смещая бёдра, и осторожно начиная двигаться вперёд и назад.

Мне это не казалось совершенством. Там всё ощущалось грубо и почти больно. Но потом его нежные раскачивания начали становиться приятными. Его холодная плоть нагрелась во мне, и я уловил главное изменение в этот момент. Его толчки становились всё более необузданными, моя плоть хотела ухватиться за него, пытаясь взять его и сделать частью меня. Через несколько мгновений я испытывал наивысшее удовольствие из когда-либо полученных мною в этой жизни.

Глаза Валеры закрылись в маске необузданного удовольствия, пока я наблюдал за ним, поддаваясь тому же удовольствию. Я видел Валеру новыми глазами. Он всё ещё был зверем, вампиром, но он был нежным зверем. Я принадлежал ему... и теперь, со свирепостью, которая пришла из места, которое я не утруждал себя изучить, я знал, что и он принадлежал мне.

Дверь в нашу комнату открылась, и вошёл мужчина. Он был высок и белокур, и также холодно красив, как и Валера.

На мгновение я забыл, в какой позиции мы лежали у огня, и, когда глаза мужчины увидели нас, они расширились от шока.

Валера замер камнем надо мной. Его рука опустилась, ограждая меня от непрошенного гостя.

– Исмаэль, – сказал он.

Голосом, который дрожал от гнева, Исмаэль закричал:

– Валера! О, Боже... что ты наделал?

В ночном полумраке холодного дома
Я снова остался один.
Мне хочется плакать, мне страшно и больно,
А рядом – лишь тишина.

Мне так ненавистны безмолвные стены –
Они не дают мне дышать!..
Но вырваться можно из этого плена
И навсегда убежать...

И вот я ступаю на эту дорогу
И чувствую сладкий покой...
Но кто-то коснулся меня на пороге
Холодной незримой рукой.

О чёрная Тень, кто ты – ангел иль демон?!
Зачем ты явился ко мне?!
Зачем не даёшь мне разрушить те стены,
Что были могилою мне?..

Взглянув на него, я ответ прочитал
В прозрачных холодных глазах –
Увидел всё, что ждало за порогом:
Отчаянье, ужас и страх...

Сражённый болью, я молча стоял,
Лишь слёзы катились из глаз...
С улыбкой безмолвная Тень исчезала,
И я возвращался назад...






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 12.01.2021 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2021-2991812

Рубрика произведения: Проза -> Триллер


















1