Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Странная женщина часть 2


Людмила открыла охоту на мужчин. Выбора особо не было. На рынке, где она работала, отирались преимущественно штаны азербайджанской национальности, к которым она хранила отвращение еще с юности. Симпатичное юное создание попало в их лапы совершенно случайно. В очереди за мандаринами перед новым годом у нее сперли материн кошелек с несколькими трехрублевыми ассигнациями. Стоя у забора, она обливалась горючими слезами. Люди подходили к ней, сочувствовали, но никто не предложил помощи. И только два кавказских красавца, лет этак далеко за тридцать, не только посочувствовали, но и предложили помощь:
- Не плачь, красавица! Мы сейчас все устроим! Сколько мама мандаринов просила тебя купить? Кило-два?
- На двенадцать рублей.
- Ай, ай! Какая мелочь. Муслим, пойди в подсобку, наложи красавице пять кило отборных мандарин. А ты, симпатичная, скажешь маме, что кошелек у тебя уже пустой вытащили.
Муслим вернулся с полной авоськой мандаринов.
- Вай, вай! Красавица! Как же ты такой груз до дому донесешь? Да и замерзла ты совсем. Где твой дом? Далеко живешь? А мама - на работе?
Вопросы сыпались один за другим. И ничего не подозревающая девчушка откровенно отвечала на них.
- Вай, вай! Далеко живешь. Ну ничего, мы тебя сейчас с комфортом на авто доставим. Муслим, подгоняй свою голубую "Волгу" к воротам. Идем, красавица! - мужчина осторожно подхватил девушку под руку и повел.
В голубой "Волге" было тепло и пахло мандаринами, но озноб никак не отпускал девушку.
Проехав несколько кварталов, машина завернула в какой-то двор и остановилась.
- Я не здесь живу.
- Знаем, красавица, знаем. Ты никак не можешь согреться. Вот, на выпей бальзам. Сразу согреешься.
- Я не буду.
- Надо, красавица, надо!
Мужчины были настойчивы и Людмила сделала несколько глотков сладкого, пахнущего разнотравием напитка. Тепло быстро разошлось по всему юному телу и придало ему некую легкость. Юная головка закружилась. Будучи совсем несчастной еще полчаса назад, девчонка забыла все невзгоды и улыбаясь разглядывала своих благодетелей.
- Полегчало, красавица?
- Да. Так приятно стало.
- Сделай еще глоток. Еще приятней станет.
Уговаривать ее уже не было нужды. Девчонка охотно выпила предложенный ей напиток.
-А как тебя зовут, красавица?
- Людмила.
- Красивое имя, как и вся ты. Так мама, говоришь, на работе?
- Да. Она только поздно вечером придет.
- Муслим, везем красавицу домой!
Дома произошло то, что должно было произойти. Мужчины долго ласкали ее поцелуями и, когда девичье лоно стало готово, они аккуратно, чтобы не причинить девчонке сильную боль, по очереди поимели это беззащитное, но уже готовое на все существо.
После свершившегося они помогли ей подмыться в ванной комнате и еще долго нежно гладили ее груди, бедра и целовали в уже опухшие губы.
- Хорошо тебе, красавица, с нами?
- Да, хорошо. Только, что я маме скажу?
- Маме ничего говорить не надо. А вот с нами завтра после трех часов надо встретиться. Мы тебе подарки приготовим. Меня зовут Гарик, а Муслима ты уже запомнила. Так мы ждем тебя завтра на углу соседнего дома. Придешь?
- Приду.
Так оно все и закрутилось. Гарик и Муслим возили ее то в баню, то в кафе, где их земляки всегда предоставляли им комнату для утех. Они щедро одаривали ее деньгами, красивой бижутерией, учили всяким любовным премудростям. И когда она была уже всему необходимому обучена, начали подкладывать ее под своих друзей. Надо отдать должное, что мужчины проявляли осторожность: пичкали Людочку какими-то пилюлями и всегда пользовались изделиями №2. Иногда в коллективных оргиях участвовало до пяти человек, где дело доходило и до "слоеного" пирога. Этим они и вызвали у нее отвращение. Она твердо решила больше с ними не встречаться. Но Гарик уговорил ее остаться только с ним. Мамой поклялся, что больше к ней никто не прикоснется, кроме него. Гарик сдержал свое слово, и у нее вспыхнула к нему любовь. Она ни на минуту не хотела с ним расставаться, стала прогуливать уроки в предвыпускном уже классе.
О прогулах в школе вскоре донесли ее матери, которая воспитывала Людмилку одна. Благоверный сбежал от них, когда дочурке едва исполнилось два годика. Конечно она, как женщина вполне симпатичная и работящая, могла бы и еще выйти замуж. Но страх снова обжечься позволял ей только мимолетные встречи, которые давали возможность снять психологическое и физиологическое напряжение. Одним словом, мать подрастающей девочки вела вполне благопристойный образ жизни. С дочерью не возникало никаких пробле: училась хорошо - каждый год приносила похвальные листы, благодарственные письма и грамоты. И вдруг, на предпоследнем году учебы случилось такое, что и в страшном сне не привидится. Поэтому, она была несказанно рада тому, что сумела вырвать из грязных лап этого чурки свою ненаглядную девочку. Ее не интересовало, что творится в душе у Людочки. Она считала, что и дочь обрадовалась возможности избавиться от этого страшного дядечки. А то, что девочка воспылала к этому человеку страстной юношеской любовью, матери даже в голову не приходило.
В отсутствии матери девчонка частенько доставала из своего тайничка подаренные дядечками красивые безделушки и бережно завернутые в носовой платок похрустывающие купюры, перебирала их и плакала. Плакала от того, что потеряла такого доброго и нежного Гарика. И от того, что она теперь такая несчастная, вынужденная тянуть в угоду матушке эту ненавистную школьную лямку еще целый год. Но как бы не была ненавистной школа, в силу своих природных способностей Люда продолжала радовать учителей, а больше всего мамочку, которая оборвала ее счастливую и нежную любовь.
Позже, уже учась на втором курсе института, Людмила поддалась на ухаживания однокурсника. Во время прогулок по городу он изо всех сил старался убедить ее в своей необузданной страсти к ней, подкреплял все это рассказами пикантных анекдотов. Но когда дошло до дела, он оказался совсем неопытным, ни на что не способным любовником. Это вызвало у девушки полное разочарование в молодых людях. И только на последнем курсе она отдалась смазливому и довольно молодому преподавателю. Но и этот опыт глубоко разочаровал ее. Близость с ним не шла ни в какое сравнение с тем, как это было с ее Гариком. К тому же и строгий надзор мамы сдерживал ее от связей с мужчинами. Не принесшие ей удовлетворения любовные акты заставили Люду замкнуться в себе.
А Гарик, узнав, что Люда все рассказала своей матери, исчез в неизвестном направлении. Исчез навсегда, чтобы не протирать нары за развращение малолетки. О коллективных оргиях девушка, конечно, матери не рассказала.
***

Итак, "азеры" никоим образом не могли быть объектами возжелания для повзрослевшей и опытной Людмилы. Более или менее мужики славянской наружности были все расхватаны девочками из-за прилавков, хотя многие и кавказцами не брезговали, а некоторые были счастливы от их умения пудрить мозги. Но только не ей, Людмиле, которая доподлинно знает цену их ласк и нежностей.
Пребывая в смятении она, казалось перебрала все возможные варианты подобрать себе порядочного любовника. Именно любовника, ибо к серьезным семейным узам она явно не была готова. Сначала, надо было открыть все заповедные чувственные уголки своего тела, которые за последние годы одиночества скорее всего "затянулись паутиной", а уж потом, можно подумать о возможном замужестве.
Не найдя никаких приемлемых вариантов, Людмила решила поближе сойтись с кем-нибудь из одиноких женщин в их доме, чтобы через них выявить потенциальных любовников. Вот только с кем? Вероятный вариант - Настя из соседнего подъезда. Она правда, замужем, но бывший торговый работник. А торгаши - они бабы разбитные, им изменить мужу, что два пальца... Еще есть Галка, живет двумя этажами выше. Правда, она то ли сожительствует, то ли замужем, но чувствуется бабенка огонь и воду прошедшая. До медных труб, возможно, еще не добралась, но опыт в амурных делах явно просматривается.
"Да, с этих двух и начну!" - приняла окончательное решение Людмила и стала продумывать возможные пути подхода к ним.
В воскресенье утром Людмила решила выйти из душной квартиры и прогуляться на свежем воздухе в ближайшем сквере. Вскоре за ней из подъезда выпорхнула Галка:
- Людмила, ты куда это в такую рань? Я вот прогуляться решила, а то голова от духоты разболелась.
- Я тоже. Идем, побродим в сквере. Дурь из башки выветрим.
- Да дури-то вроде никакой нет, просто духотища всю ночь ужасная. А ты о какой дури?
Удивительное дело. Практически не знакомые женщины могут мгновенно сойтись и обсуждать любые, даже самые сокровенные темы, и также неожиданно разорвать отношения, если между ними вдруг пробежит черная кошка.
Людмила с Галиной не были знакомы. Они и имени то своего друг другу на называли. А если что и знали друг о друге, то только по наслышке. Людмила видела эту худощавую светловолосую женщину всего лишь несколько раз и мельком, но сумела составить о ней свое мнение. Сказывался опыт работы на рынке. Базарные тетки с одного взгляда способны были оценить покупателя и принять решение: вот этого можно обвесить, этого обсчитать, а с этим лучше не играть в рулетку - себе дороже.
- Так какую же дурь, Людмила, ты вышла из башки выветрить?
- Как тебе сказать... Мужика мне надо. А где найти подходящего не знаю. Ведь кроме рынка я практически нигде не бываю.
- А тебе мужик для какой цели? Подразвлечься или для серьезных отношений?
- Для начала расслабиться, вспомнить, что и я женщина.
- Понятно. Есть у нас один мужичок лет под сорок в первом подъезде. Правда он женат, но детей у них нет. Охоч мужик до женщин. Много раз видела, как он с вожделением разглядывает проходящих мимо красоток.
- Ну, и чего ты мне женатого предлагаешь. Женатик он забежит на пять минут, потычется и бегом к своей женушке. А мне надо с чувством, с толком. Наслаждаться процессом хочу... Понимаешь?
- А чего не понять. Все мы бабы ласки и внимания от мужчин ждем, а не только их похоти.
- Вот, вот.
-Так этот, Юркой его зовут, тебе как раз подходит. Жена у него в больнице медсестрой работает сутками, сутки на работе, двое дома. Жена на работу, а мужик к тебе.
- А как же я с ним познакомлюсь?
- Я тебе его покажу. А дальше ты сама действуй.
- Действуй... Легко сказать.
- Людка, ты, что дура или прикидываешься? Подстереги его как-нибудь на улице, обгони его и сделай вид, что ногу подвернула. Он вызовется помочь тебе дойти до квартиры, а там уж ты не плошай.
- Спасибо, Галка! А когда я его увидеть смогу?
- Увидишь! Он частенько в сквере пробежки делает. Повезет, так и сегодня встретим.

***

Кто и когда заходил к Людмиле ни Марина, ни Владимир Петрович не видели. Но вот по ночам с завидной регулярностью через две на третью, уж очень громкие стоны доносились с соседской лоджии. По природе Марина не была любопытной, но Владимиру Петровичу хотелось бы узнать, кто вводит соседку в такой экстаз по четкому графику. Он горел желанием увидеть этого жеребца, способного так раздраконить женщину. Желание это возникало каждый раз, когда все нарастающие стоны, будили его по ночам. У них с Мариной, разве что в молодости было что-то подобное. Однако стоны в скором времени прекращались и мужчина, покрутившись с боку на бок, засыпал сном праведника.
Связь соседки с невесть откуда взявшимся мужчиной продолжалась больше года, пока кто-то из жильцов дома не вычислил таинственного незнакомца и не доложил о его похождениях жене. Порхающая последнее время как бабочка, Людмила скисла, но не сдалась на милость обстоятельствам, а продолжила поиск нового кавалера. По совету все той же Галины она стала приглядываться к двадцатипятилетнему Сереже из соседнего подъезда. То, что он годился ей в сыновья, Людмилу ничуть не смущало. Наоборот, только разжигало ее желание побыстрей прибрать его к рукам. С Сережей обстояло все гораздо проще. Он, в отличии от Юры, не был обременен супружескими узами. Был совершенно свободным молодым человеком, но как сказала Галка, имел какие-то не известные ей пристрастия. Она даже не хотела вникать в эти мелочи - главное он был свободен и можно было встречаться с ним ни на кого не оглядываясь и ничего не опасаясь.

***

- Сережа, мне сказали, что ты хорошо разбираешься в электрике, - остановила Людмила в один из вечеров молодого человека. - Не мог бы ты посмотреть розетку в спальне, что-то искры из нее сыплются?
- Может и не очень хорошо разбираюсь, но кое-что кумекаю. Жди меня здесь. Сейчас возьму инструмент и пойдем, посмотрим твою розетку.
Пропустив молодого человека в прихожую, Людмила закрыла входную дверь на ключ.
- Эта что ли розетка искрит? - ткнул пальцем в стену Сергей.
- Нет, Сереженька, не та, а вот эта... - женщина провела рукой по промежности и томно потянулась. - Так искрит, что боюсь ярким пламенем полыхнет.
Молодой человек опешил. Он никак не ожидал такого поворота событий. В его понятии женщина была уже в возрасте и не способна на такие выходки. Да и он не был особо любвеобильным, чтобы бросаться на первую встречную. У него имелись другие пристрастия, которые раскрылись буквально через неделю.
- Ну, что ты растерялся? Обними меня - прощебетала елейным голосочком Людмила, сбрасывая с себя сарафан и обнажая все свои прелести. Через мгновение она прильнула губами к расстегнутой ширинке и сладострастная истома пронзила тело молодого человека. Он забыл о возрасте коленопреклоненной перед ним женщины, в страстном порыве излил в нее живительную влагу и попытался отстраниться, но она крепко держала руками его за бедра и продолжала ласки. Вскоре Сергей почувствовал новый прилив сил и, взяв Людмилу под мышки, уложил ее на кровать, чтобы исправить уже полыхающую "розетку"...
- Ну вот, миленький, теперь и к столу можно присесть. Угоститься после дел праведных, - прядя в себя замурлыкала довольная женщина. - Сладенький ты мой! Так хорошо мне с тобой было!
Сергей выпил пару стопочек, захрустел огурчиком. Хозяйка заметила, что пьет он без особого удовольствия:
- Что, водочка не понравилась? Не паленая. В проверенном месте беру .
- Водка, может быть, и хорошая, но я не любитель выпивки.
- Следующий раз я коньячка для тебя приготовлю. Надеюсь, ты забежишь ко мне завтра?
- Посмотрим. А сейчас мне пора.
Сергей постоял несколько минут в подъезде, поразмышлял о случившемся и пришел к выводу, что Людмила, бабенка горячая, да только "не ихнего поля ягодка": "К Галке, что ли пойти? Возможно, у Вадима есть что-нибудь нюхнуть", - подумал он и направился вверх по лестнице.
Дверь открыла Галка.
- А Вадим дома?
- Дома. В телевизор упулился. Ну как, розетку починил?
- Какую розетку?
- У Людмилы. Это я ей тебя посоветовала.
- Удружила. Зови Вадима. Может у него есть что?
- Должно быть. Вадим оторвись ты от этого ящика! Иди сюда! Сережка пришел! - крикнула Галина и сбавив тон спросила: - Ну как она? Стоящая бабенка?
Сергей не ответил, а обратился к появившемуся в коридое мужу Галки:
- Вадим, у тебя есть что-нибудь, а то я на бобах?
- Ничего путного, только колеса.
- Давай хоть колеса, а то чего-то совсем тоскливо.
- А че так? Галка сказала, что ты у Людмилы розетку чинишь.
- Починил уже. Давай быстрей, меня скоро трясти начнет.
- Пошли на кухню. У дверей что ли кайф ловить будем.
Дурь проглотили все вместе. Она быстенько разошлась по жилам, смазала сознание, расслабила. Вадим, Галка и Серега сидели за кухонным столом и смотрели друг на друга отрешенными от всего мира взглядами. Первой вышла из транса Галка. Ее взгляд приобрел более-менее осознанное выражение, но еще смазывал очертания.
- Серега, так как все-таки Людка, стоящая бабенка?
- Что ты прицепилась? Ну, горячая, азартная. Только не наша она. Водкой меня пичкала. А ты знаешь, водка мне ни к чему. Лучше бы нюхнуть что-то дала.
- Так она же не в курсе. Я с ней поработаю. Перетяну в нашу веру. Ради того, чтобы мужик с ней рядом был, она на все пойдет.
- Ты, работница, не переборщи! - вмешался Вадим. - Отпугнешь бабу, да и разнесет про нас всей округе.
- Не боись! Знаю, как к ней подход найти.
Сергей сидел отрешенный от всего. Его сознание не воспринимало действительность, окружающую его. Он находился в полной прострации. Ему было не интересно о чем говорили Галка с Вадимом. Он жил в том, привычном ему мире, когда все вокруг хорошо и не надо ни о чем думать. Но иногда его сознание цеплялось за действительность, и он мысленно поддерживал стремление Галки переориентировать Людмилу на их образ жизни, зависящий от наркоты, после приема дозы которой они чувствовали себя настоящими, способными на все, вплоть до свершения любого подвига или хотя бы благородного поступка. А этим поступком, как он считал, могло быть удовлетворение плотской потребности страждущей женщины, если она, конечно, окажется в их стане.

***

- Ты что, Галка, сдурела! Я эту гадость никогда не буду. Мне работать надо, а не в облаках летать. Ну, а для Сережи, если он без этого не может, не против, что-то держать в укромном месте. Только ты подскажи где вы берете.
- Не надо тебе светиться. Я тебя снабжать буду - ты только бабло гони.
- А сколько надо?
- Две штуки пока гони.
Людмила поковырялась в своей сумочке и протянула подруге деньги. Галка в свою очередь из какого-то потайного карманичика под блузкой достала маленький сверточек из конфетного фантика.
- На вот тебе пока. Остальное завтра занесу. Ты только Сереге, как он придет, сразу таблетку не давай, а потом дашь, когда он тебя ублажит. Заранее дашь, он расплывется и ни на что не способен будет. Конечно, если вы вместе принимать будете, то можно и до этого.
- Я же сказала, что не буду, - сердито напомнила Людмила.
- Не будешь, так не будешь. Никто в тебя силой их вталкивать не будет.
Первые месяца два все было хорошо. Сергей старался. И удовлетворенная Людмила доставала из-под подушки заветный фантик, извлекала содержимое и награждала им любовника. Но спустя некоторое время партнер механически исполнял возложенные на него функции, и как та собачонка, выдрессированная делать определенный пируэт за вожделенный кусок сахара, ждал свое поощрение. Людмила же все чаще оставалась неудовлетворенной. Это ее не устраивало, и она каждый раз подумывала о том, что пора прекращать отношения с Сергеем. И когда она, наконец, созрела и приняла решение не допускть его больше до своего тела и готова была, как только он придет, заявить ему об этом, Сергей почему-то в этот вечер не пришел. Не пришел он и на другой, и на третий день. А на четвертый к ней в квартиру ворвалась Галка:
- Людмила, Сережка у тебя? Мы его почти неделю не видели.
- Нет его у меня. Последний раз был в воскресенье. И вообще, я с ним порвать решила. Хуже кролика стал - вскочил и упал. Такой мужик мне не нужен.
- Куда же он подевался? Мать уже собирается в розыск объявлять. Ну ладно, будем искать.
На следующей неделе Галка с Вадимом сумели выяснить причину исчезновения Сереги. Оказалось, что он спалился при попытке продать наркотики. Вот только откуда они могли у него взяться? Сам он поставщиков не знал, все делалось через Галку, которая снабжала только самых близких и доверенных, в том числе и Людмилу. И тут Галку осенило: ведь в начале прошлой недели она передала Людмиле пакетик с десятком доз марихуаны. Люда тогда еще удивилась, почему она так много денег с нее запросила, но безропотно отдала названную сумму. "Неужели Людка тогда все разом Сереге отдала?" - подумала Галка и пошла выяснять.
- Людмила, ты последний раз давала Сереге дурь?
- Да, отдала кулечек, который ты мне перед этим принесла. Он развернул его, вылупил глаза и аккуратненько снова свернул. Потом быстро оделся и ушел.
- Значит ты ему все десять доз всучила, вот он и решил подзаработать. Заработал, поганец, двадцать лет тюрьмы. А ты, специально ему сразу весь кулек отдала?
- Откуда я знала сколько там. Ты же мне всегда на один раз приносила. Меня только смутило, что ты с меня бабок очень много тогда содрала, но я подумала - цены подскочили, или что-то новое появилось.
- Подскочили... Дура набитая! Теперь мужик сгинет в тюряге.
- Ну, а я-то тут при чем? Ты сама посоветовала ему каждый раз наркоту давать. Откуда мне было знать, что там несколько доз было?
- Все мы не при чем. Мне надо было сказать, предупредить тебя не отдавать все сразу. Да и он, дурак, спекульнуть решил... Лишь бы нас всех не заложил. А то и мне, и тебе окна в решетку достанутся. Будем надеяться, что не расколется наш Серега.
Галка выскочила из квартиры громко хлопнув дверью. Людмила опустилась в кресло, обхватила ладонями лицо и захныкала. Ей, вдруг, привиделось, что за ней приехала полиция. Вот ей защелкивают наручники и бесцеремонно заталкивают в заднюю зарешеченную дверь уазика.
- Нет, нет. Только не это! - пробормотала она сквозь слезы. - Я ведь только покупала для него, Сереги, эти проклятые наркотики, чтобы удержать его около себя. Только вот зачем? Для чего? Давно надо было остановиться. Ведь она видела, что каждый раз после приема дозы Сергей терял свои мужские способности. Но она, боясь остаться в одиночестве, продолжала пичкать его приносимой подругой дурью. И вот стоило ей только понять бесполезность его, как мужчины, случилось такое, от чего кровь стынет в жилах, теряется смысл жить дальше.
Людмила вскочила с кресла и заметалась по квартире, подыскивая место для повешения. Не найдя ничего подходящего, она остановилась, потрясла головой и что есть силы топнула по полу ногой.
- Нет! Не бывать такому! Ничего они со мной не сделают! Вины моей в том нет, если только Серега не наплетет, что она дала ему наркотики специально для продажи, - скороговоркой выпалила она и снова плюхнулась в кресло. Она собрала мысли в кучку и вскоре пришла к выводу, что ничего предъявить ей не могут, а вот Галка с Вадимом пострадать могут. Ну и поделом. Не надо было втягивать меня в это грязное дело.
Людмила поднялась с кресла, подошла к окну и широко распахнула створку. Приятная вечерняя прохлада освежила ее. Сердце прекратило свой бешеный ритм, стук в висках постепенно стихал и вскоре ушел вовсе. Но нервное напряжение никак не хотело покидать ее. Тогда женщина подошла к серванту, достала початую бутылку коньяка и прямо из горла сделала пару небольших глотков, затем вернула "лекарство" на полку. Она не почувствовала аромата напитка, только горькое послевкусие и пожигание в горле.
- Да ну их к черту, всех мужиков! - взмахнула рукой Людмила. - Жила много лет без них. И дальше жить буду. Лишь бы все обошлось...
Но согласиться с этим решением было не просто. Уже снова сидя в кресле, она вспомнила Юру, с которым ей было так хорошо. Ну было... И где он теперь этот Юра? Когда на улице случайно встречаются, он стороной ее обходит. Видимо хорошую взбучку жена ему устроила. А если случится встретить еще мужчину, то упаси Господи, только не наркомана.
Мысли скакали и путались. То она снова и снова давала себе зарок больше не связываться с мужчинами, то рисовала в своем сознании крепкого развеселого молодца, несущего ее на руках из ванны в спальню. И, вдруг, всплыли картинки из юности, как ее благодетели Муслим и Гарик подкладывали ее под своих друзей и родственников, объясняя это давними традициями их предков. Холодный пот выступил на лбу, как только она вспомнила себя, кричащую от нестерпимой боли, оказавшись между двумя здоровенными мужиками.
- Нет, хватит! Все! Больше никаких мужиков! - громко сказала Людмила, подошла к серванту и отхлебнула из бутылки еще несколько глотков коньяка. Потом упала ничком на кровать и вскоре заснула.

***

Следствие по делу Сергея, не требующее особых доказательств, закончилось быстро. Его полиция накрыла с поличным. Попытки следователя выяснить где и у кого он брал наркотики на продажу ни к чему не привели. Сергей твердо стоял на своем, что случайно наткнулся на чью-то закладку и решил подзаработать. Но все-таки червонец дородная женщина судья ему всыпала. Вадим, который присутствовал на суде, домой вернулся с двоякими чувствами: с одной стороны, ему было жаль своего друга, а с другой - он был рад, что тот никого не заложил, и все они остались чистенькими.

***

Людмила проснулась среди ночи и никак не могла понять, почему она лежит поперек кровати, да еще и в одежде? И только, окончательно проснувшись, вспомнила, как к ней забежала Галка и доложила, что Серегу осудили и он никого не сдал. Тревожное состояние последних месяцев и страх за свою судьбу наконец-то покинул женщину, и она, подбоченясь прошлась по квартире и замурлыкала какую-то веселую песню. Жизнь стала хороша, и жить стало хорошо и спокойно. Чтобы окончательно расслабиться и как следует выспаться, тем более впереди был выходной, Людмила плеснула в бокал ароматный коньяк и с чувством, небольшими глотками выпила обжигающую жидкость. Потом улеглась в постель, завернулась в покрывало. Однако сон не пришел. В голову лезли путаные мысли, скачущие от одного события к другому. опять, как бы из небытия, возник Юра - этот страстный и ненасытный любовник. Женщина сбросила с себя покрывало, томно потянулась и прошептала: " Вот бы еще такого Юрика найти..."
Да где же его найдешь? На дороге такие мужики не валяются. А таких, как Сергей, упаси Господи, больше не надо.
- Ничего, обойдусь и без мужиков! Сколько лет до Юрика обходилась без них... - увещевала себя Людмила, но разбуженная плоть не желала соглашаться и вызывала страстное желание при виде проходящего мимо статного молодого мужчины.

Часть 3








Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 11.01.2021 Александр
Свидетельство о публикации: izba-2021-2991346

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


















1