Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Тебе всё можно


Тебе всё можно
Сердце Исмаэля замедлило темп ударов, он чувствовал себя немножко странно и волнительно. Валера стоял впритык к нему, касаясь пахом бёдер, крепко держа левой рукой и не давая отодвинуться назад. Было некое ощущение стеснения, когда он так бережно прикладывал лёд и смотрел прямиком в глаза, своими расширенными зрачками, заполоняющими зеленоватую радужку. Он так пристально смотрел, а Исмаэль всё никак не мог сосредоточиться на одном едином участке его роскошного облика. Невозможно было оторваться от его прекрасных сияющих глаз, но как можно остановиться лишь на них, если это точёное лицо одарено не менее изумительной улыбкой, которая с той же силой влечёт внимание. Исмаэль словно обезумев не в силах был отвести взгляд от великолепия красоты Валеры. Но разве он только сейчас увидел, как он красив... Нет же, он всегда это знал... Так почему именно сейчас он столь зачарован Валеркой, почему трепет окутывает его тело?

До чего волнительным было наблюдать за эмоциями Исмаэля. Алые щёки пламенели на лице брата, изящной формы глаза, широко распахнуты, а губы подрагивают, с трудом сдерживая улыбку. Он больше не шевелился и не пытался отодвинуться, или оттолкнуть, он словно окаменевший лишь бегал глазами, без сомнения теряясь в чувствах и эмоциях. Валера знал ощущение, которое сейчас испытывает Исми, знал, что милый братец прямо сейчас осознаёт свою любовь к нему, знал, что скоро он наконец-то поймёт, что они истинная пара. Валерке казалось, что они застыли на целую вечность, жажда и страсть одолевали, а Валера уже слишком долго ждал этого самого момента. Так хотелось коснуться его руками, губами, почувствовать кожей его несравненное тело, захватить, подчинить, осязая всё то, что он столько времени лишь созерцал, мечтая заполучить. Валерка отложил пакетик со льдом и положил левую руку на безвольно лежащую на столе правую руку брата, тем временем своей правой Валера мягко провёл по шее к затылку и вверх, зарываясь в густые волосы Исмаэля. Одновременно с тем Валера ласково прикоснулся губами к слегка онемевшей и холодной челюсти брата, начиная нежно вылизывать её. Исмаэль недоумевающе затаил дыхание, сжимая руки на ребре стола, заливаясь краской.

— М-м, что ты делаешь, Валерка? — отводя взгляд, тихо вымолвил Исмаэль.

— Лечу твой ушиб, тигр... — так же тихо ответил Валерка, игриво сверкнув глазами.

— Это не поможет... Перестань... — трогательно произнёс Исмаэль, начиная суетиться.

— Просто помолчи немного... — вкрадчиво попросил Валерка, проводя языком по щеке и скуле.

Исмаэль не понимал действий Валеры, к чему такое беспокойство и нежность с его стороны, всего-то в челюсть ударили разок школьные хулиганы, с ним не раз уже такое случалось. Конечно, было безмерно приятно, что он заступился за него и что так внимателен и учтив, так мило и по-детски забавно это «вылизывание ран». Исмаэлю совсем не хотелось сопротивляться такой заботе со стороны брата, он наслаждался этой трогательной лаской. Мурашки пробежали по коже, когда Валера коснулся мокрым языком уха, томно дыша, начиная лизать и прикусывать мочку. Удовольствие накатывало на Исмаэля, он в приглашающем жесте наклонил голову, грациозно натягивая линию шеи, просительно промычав и прикрыв глаза. Валерка неторопливо переместился на шею, широко облизывая и прикусывая, впиваясь небольшими коготками в кожу головы, сминая локоны волос. Было безумно приятно и Исмаэль абсолютно расслабился, позволяя Валерке снять с себя эту тугую майку, глубоко вдыхая и глядя на коварную усмешку брата, отставляя руки назад, опираясь о стол.

Как скованная льдом,
Душа моя спала,
Прекрасной пленницей
Без солнечного света.

Теплом любимых губ
Внезапно ожила,
Расправив лепестки,
Как роза в час рассвета.

Теперь одним тобой
Душа моя полна,
Томительным желанием в крови.
Мой Исми, мой нежный брат,
Сказать тебе должен,
Что ты был создан
Для моей любви...

Исмаэль окатил изумительным взглядом с поволокой, откидываясь чуть назад, прогибая поясницу, вновь прикрывая веки и запрокидывая голову. Валерка восхищённо окинул взглядом полуобнажённого брата, его ладный торс с широкими плечами и утончённой талией, шикарным прессом и эротично вздёрнутыми сосочками. Исмаэль был дико сексуальный и возбуждённый, что очень выдавали эти обтягивающие шортики и широко раздвинутые ножки. Валерка хитро оскалился, приступая к вылизыванию шеи, слушая, как миленько мычит Исмаэль, крутясь и подставляя участки шеи, касание к которым доставляет ему наиболее приятные ощущения.

Валерка никогда не думал, что Исми настолько чувствительный в силу своей невинности. Он так доверчиво решил, что это действительно лишь акт братской заботы. Валере вскружили голову эти медовые постанывания и умопомрачительный аромат, источаемый возбуждённым братом. Так сладко пах его любимый братишка, так бесподобно гладка была его нежная и детская кожа, так покорно он вёл себя. Валера обхватил Исмаэля правой рукой за поясницу, спускаясь поцелуями и укусами к ключице, потом ещё ниже, достигая симпатичного, розоватого сосочка, обхватывая его губами, несильно прикусывая. Исмаэль вздрогнул от неожиданности и тихо всхлипнул, опуская голову вниз, устремляя рассеянный взгляд на Валерку.

Исмаэль хотел возмутиться, но слова потерялись в голове, когда Валера стал увлечённо лизать левый сосок, прикусывая и посасывая, одновременно с тем он начал щипать правый то потирая его между пальцами, то царапая. Вдруг стало так невообразимо хорошо, что возбуждение нахлынуло с большей силой. Член стоял, как каменный и было неимоверно стыдно перед братом за столь развратную реакцию его тела. На задворках сознания роились мысли о непотребном поведении и его и Валеры. Что себе позволяет Валерка, давно отойдя от первоначальной цели этих вылизываний, и что себе позволяет он сам, не имея желания его останавливать. Исмаэль млел от этих умелых ласк, не осознавая до конца всю неправильность этой игры, в которую погрузился с головой, скуля от удовольствия.

Сильно пахло тем эротичным запахом Валеры, будоражащим обоняние, от которого ум за разум заходил, вынуждая позабыть обо всех предрассудках. Исмаэль наблюдал за Валерой приоткрытыми глазами, тяжело дыша распахнутым ртом, чувствуя, как пылают его щёки, когда брат блуждает правой рукой по крестцу, следом огибая тазовую кость, спускается к паху. Валера мягко обхватывает крепко прижатий эластичными шортами бугорок, начиная не спеша потирать и сжимать. Член изнывает желанием, подрагивая и выделяя смазку. Исмаэль почти отдался своим желаниям и сладострастию Валеры, вожделение едва не сразило его, но рассудок сигнализировал, что что-то всё же не так.

— Хватит, Валерка... — с трудом ступил на путь отказа Исмаэль.

В ответ Валера только притянул Исмаэля за подбородок, впиваясь страстным и глубоким поцелуем. Исмаэль опешил от такого нахальства, мало того, что похитил его первый поцелуй, так ещё и игнорирует его, самодовольно мыча. Исмаэль в назидание цапнул брата, болезненно прокусывая пухлую нижнюю губу. Но действие сие имело совершенно обратный результат, Валерку лишь раззадорила активность Исмаэля. Валерка подхватил брата под коленки, опрокидывая на стол, Исмаэль растерялся и потерял силу в руках, заваливаясь навзничь на поверхность. Исмаэль слегка ударился спиной, а волосы рассыпались по столу, полностью открывая прелестное и изумлённое лицо.

Исмаэль, раззявив рот, не мог собраться с мыслями, глядя на надвигающегося брата, на его восторженную и лукавую улыбку, на безумно сверкающие желанием глаза. В голове проносился ураган мыслей, о том, как пригож его старший брат, эти изысканные черты лица, это обольстительное и отменное тело и такой властный характер. Чёрт возьми, почему Валера столь идеален?! Не удивительно, что девчонки от него без ума и спускают с рук все его грубости и пошлости. Исмаэлю казалось, что он мысленно, целую вечность, нахваливает и восторгается старшим братом, созерцая это надменное лицо Валеры, который эротично слизывает подтёк крови с прокушенной губы.

Не медля и секунды, Валера вновь прильнул с диким поцелуем. Целовался он конечно безупречно, прикрыв веки, сминая губы, покусывая и хозяйски проталкивая язык внутрь. Целоваться с ним было само удовольствие, ведь это было очень легко и естественно, даже притом, что Исмаэль ранее ни с кем не целовался, с лёгкой подачи Валеры он находил вполне недурственными и свои умения. Исмаэль довольно увлёкся суждениями о технике поцелуя, чуть не забыв, что он вообще-то оскорблён этой вульгарщиной со стороны брата. Сию же минуту Исмаэль заартачился, разрывая поцелуй, начиная ёрзать по столу и отворачиваться от брата. Каков кретин, мало того, что лезет целоваться, так ещё и в медкабинете, в который может кто угодно войти! Какая немыслимая пошлость, чем он вообще думает, вовлекая в эти гнусные игры, невозможные в братских узах, его шутки слишком далеко зашли!

— Довольно, Валерка! Твои подколки и до того не были смешными, а сейчас тем более! — со всей силы брыкался Исмаэль, пытаясь оттолкнуть обезумевшего от желания брата.

— Никакие это не подколки, я абсолютно серьёзен в своих действиях и желаниях... — доходчиво опровергнул Валера, не выпуская брата из хватки.

— В каких это желаниях? В смысле серьёзен? — недоумевающе уставился Исмаэль на помутневшие глаза Валеры.

— В желании сделать тебя своим нижним... — непринуждённо раскрывал карты Валера. — Ты станешь моей самой лучшей сучкой! Я так мечтаю тебя заполучить! — болтал Валерка, одурманенный буйством аромата Исмаэля, твёрдо вылизывая кадык и подбородок брата.

Исмаэль волнительно задрожал от доли грубости и распущенности в интонации, с которой были произнесены эти предложения. Что за странная реакция, что за дурацкое ощущение и что за невменяемое наслаждение, вспышкой огня окатившее тело, после того, как Валера назвал его «своей сучкой»! С чего это вдруг ему прельстилось это звание! Вот уж увольте, вступил разум в схватку с инстинктами, не будет он ничьей сучкой!

— Ещё чего! Сейчас же отпусти меня, иначе всё лицо тебе размалюю! — со всей дури начав отталкивать брата. — Сучкой... ага... как же... держи карман шире... — прерывисто говоря, с трудом отпихивая лицо Валеры от себя.

— Нет же... Исми, ты не так меня понял! Я хочу стать твоим единственным мужчиной! — стал оправдываться Валерка, понимая, что неуместно ляпнул лишнего, устремляя виноватый взгляд в глаза брата.

— Пусти, я сказал! — нервно выпалил Исмаэль, не желая ничего слушать.

— Нет, не отпущу! Ты же сбежишь от меня! — удерживая руки брата.

— Твой выбор! — буркнул Исмаэль и зарядил со всей дури ногой Валерке в пах.

— Господи! — воскликнул Валера, следом протяжно заскулив, отнимая руки.

— Скотина! — злобно бросил Исмаэль, отталкивая Валерку и вскакивая со стола.

— Детка, подожди... чёрт... как же больно! — сделал попытку остановить брата Валера, держась за пах, следом выругавшись, на чём свет стоит.

Исмаэль ощетинившись, не обращая внимания на Валерку, схватил майку и тут же вылетел из медкабинета. Негодование Исмаэля не имело предела, он раздражённо топал, чуть ли не сбегая из школы, злобно рыча и нервно натягивая майку.

Вырвавшись из стен школы, Исмаэль не сбавлял шагу, раздражённо сетуя на отвратный поступок Валеры. Додумался тоже, такое молоть, нижним его быть, его сучкой, чёрта с два! Подумал бы прежде чем нести эту ересь о сучках, да я ему руку сломаю, если он меня так ещё раз назовёт, воинственно настраивался Исмаэль! Я, конечно, знал что он пошлый бабник и тупой самец, но чтоб такое вычудить — до собственного брата домогаться, какой же придурок, крайне недовольно возмущался Исмаэль, мозгов последних лишился!

У Исмаэля в голове не укладывался посыл этих необдуманных действий, он не мог понять, где Валера свой разум потерял, что за дикие инстинкты. Помимо того, что они подросток и ребёнок, они ещё и родственники и исключено таким пренебрегать, они же в первую очередь люди, а не животные. Валере просто пресытились его гадкие, двуличные сучки и он решили, что будет забавным поразвлекаться с братом, кретин! Исмаэль принялся второй раз маршировать вокруг квартала, в невозможность унять свой гнев.

Валера вечно «голодная» скотина, само собою понятно, что, так или иначе, он делает необдуманные поступки, а в силу недалёкости самцов, ему это простительно, у них же головной мозг в штанах. А ты Исмаэль, сам-то хорош, повёлся на этот детский развод, ещё больший идиот! Принялся бранить себя Исмаэль, немного успокоившись, нарезав уже третий круг, понимая, как сам оплошал. Ты ведь не дурак, Исмаэль! Другим парням и касаться себя не позволял, а тут так смирненько принимал все его ласки... Что происходит?! Исмаэль осознавал, что, по сути, должен был урезонить Валерку ещё в зачатке его пошлого замысла, как только он принялся лизать его щёку, а лучше было вообще не позволять себя вылизывать.

Он всегда так рассудителен и осторожен, так почему же с Валеркой все эти качества улетучились? Исмаэль никак не мог понять своих поступков. Да, это бы очень приятно, так волшебно пахло Валерой, так тянуло к нему, хотелось большего, мозг словно отключился, инстинкты одолевали, но почему, почему так происходило... В смысле, даже сейчас к нему тянет, хоть Исмаэль так зол на него, так огорчён, но это не мешает порождаться желанию увидеть его, снова прикоснуться к нему, попасть в его крепкие объятья. Исмаэль абсолютно растерялся в этих подозрительных желаниях, это же так странно, хотеть вернуться туда, откуда с такой злобой сбежал. Но там находиться Валера, а он так безумно хочет его видеть... Совсем уму непостижимые побуждения всплывали в голове Исмаэля.

С каких это пор он начал оправдывать действия и поведение Валеры?! Ходьба по кругу на него пагубно влияет, у него развивается стокгольмский синдром! Ещё недавно он категорически осуждал Валеру и его разрушение братских уз, а уже как полчаса агитирует себя переосмыслить своё отношение к произошедшему. Не будь он его братом, Исмаэль был бы весьма польщён таким вниманием со стороны Валеры. Он ведь изумительно красив и так популярен, самое главное он отнюдь не был жесток с ним, в отличии от остальных шлюх, с которыми постоянно спал. И если учесть, что Валерка не шутил в своём флирте с ним, следовательно, он подразумевал, что ради него перестанет быть бабником?

«Как это мило, — разнежился Исмаэль в своих думах — Неужели он так любит меня, неужто он серьёзно хочет стать моим любимым... Подожди-подожди, что ты несёшь Исмаэль!». Оборвав себя на этих девичьих соплях, Исмаэль вздрогнул, с ужасом понимая, что с ним что-то не так. Помимо чумных мыслей, чувствовал он себя превратно, голова кружилась, а в глазах как-то туманилось. Неимоверно хотелось оказаться рядом с Валерой, мысли о нём снедали и заполоняли всю голову, Исмаэль места себе не находил. Тело как-то странно себя вело, было дико жарко, хотя он шёл вечером в одних шортах и майке. Исмаэль подумал, что прогулку пора завершать, самое время вернуться домой, потому что уже не первый прохожий коситься на него недобрым взглядом.

Исмаэль быстрым шагом пришёл домой, замыкая входные двери и вынимая ключ. Отец придёт поздно ночью и Валерка по обычаю своему к тому же времени прибредёт, когда нагуляется. Исмаэль старался не думать о брате, направляясь в ванную, чтоб чуть освежиться и привести себя в порядок. В душе становилось всё жарче, хотя Исмаэль делал воду всё холоднее. Исмаэль чувствовал притекающий жар к паху и заднице, он хорошенько возбудился, безперестану думая о Валерке, о его местонахождении, о том когда он придёт, что он скажет, что он сделает с ним...

И всё бы ничего, но голову беспросветно окутала пелена желания касаться себя и утолять волну похоти охватившую его. Исмаэль пытался держать себя в руках, ровно до того момента, покуда из него что-то не потекло. Тогда Исмаэля сразу же осадил стыд и паника. Исмаэль стыдливо прикоснулся к анальному отверстию, легонько проводя по сфинктеру, что заставило Исмаэля задрожать от приятного ощущения. Из дырочки текло что-то тёплое с необычайно ярким и сладким запахом, что вводило Исмаэля в ступор. В голове возникло предположение касательно того, что это, но Исмаэль скорее ожидал увидеть на своих пальцах кровь, нежели смазку. Исмаэль в смятении принялся вымывать себя с ног до головы, уделяя повышенное внимание причинному месту.

Опять слезинка тает на щеке...
И в этот миг хочу тебе признаться,
Синицу не томя в своей руке -
Ты тот, кто заставляет улыбаться.

Ты тот, кто дарит сердцу тёплый свет,
Сравнимый только с солнечным сияньем.
Мечтание - безмолвный мой обет,
Что журавлём минует расстоянье.

И я с тобою в ласковой дали,
Где не болит душа и не томится,
Где звёздной пылью тропы пролегли...
В страну любви - на лунной колеснице,

Смыкая веки, уплывая в ночь,
Стремясь к прибою нежного объятья -
Ты ждёшь меня, ты можешь мне помочь.
Ты есть... а значит, мир могу обнять я.

Валера шёл домой, рассуждая о произошедшем. Исми разжёг в нём такой огонь и сбежал от него надутый. Идти за ним даже смысла не было, он такой упёртый и взбешённый, что и слушать не станет. Касательно того, что с ним может что-то случиться, даже не обсуждалось, он умён и рассудителен, так что Валера был уверен, что этот пример чистоты и приличия давным-давно дома и делает уроки. Немного побродив у двора, Валерка собрался с мыслями и пошагал в дом, готовый выслушивать от брата всё что угодно.

Зайдя в дом, Валера сразу учуял насыщенный и охватывающий всё помещение запах младшего братишки. Сладостный, пронзительный аромат ударил в нос, словно в доме распустились тысячи весенних цветов, окутывая своей свежестью и опьяняющей яркостью всё вокруг. Запах головокружительно действовал на Валеру, он тут же внял, что милый Исми потёк. В голове забуяли грязные желания и нестерпимое вожделение вновь возродилось, побуждая поскорее получить своё. Валерка немедля взбежал по лестнице, слыша звук включённого душа и ощущая исходящий из ванной аромат источника его влечения и одержимости.

— Исми, ты тут? — прилип Валерка к двери, втягивая воздух. — О чём я вообще спрашиваю... Да, ты тут! Определённо тут! — заполнив лёгкие до предела, Валера дёрнул ручку двери, которая оказалась замкнутой. — Открой двери, детка! — разочаровано выдохнув.

— Ох, чёрт, проваливай, Валерка! — рявкнул Исмаэль, безрезультатно пытающийся смыть с себя запах, или хотя бы смазку, которая вытекала вновь и вновь.

— Не злись, Исми... — пытался быть сдержанным взбудораженный Валерка. — Впусти меня...

— Нет! — нервничал Исмаэль от безуспешных попыток привести себя в чувство. — Оставь меня в покое, мне плохо! — распалённый до предела Исмаэль, начал яро дрочить, стараясь уйти от сумасшедшей похоти.

— Тебе будет безгранично хорошо, только впусти меня! Ну же, Исми, стань наконец-то моим! — Исмаэль протяжно застонал и Валера злостно зарычал, толкая и ударяя двери. — Если ты сейчас же не откроешь мне, я сам выставлю эти двери! — Валерка, конечно, мог держать себя в руках, «Но кому это нужно...» — подумал он, продолжая напористо вламываться.

Валера был основательно зол и нетерпелив, рычал и шкрябал дверь, что очень пугало Исмаэля. Исмаэль расторопно обмылся и продолжая сражаться с желанием и чувством зуда в промежности, решил, как можно скорее сбежать из тупика, в котором оказался. Как только Исмаэль отключил воду, Валерка слегка успокоился, видимо считая, что тот сейчас откроет и броситься в его объятия. Не тут-то было, как бы сильно ему не хотелось, так просто он не дастся, никакой роли подстилки, у него есть гордость! Исмаэль прикладывал все усилия, чтоб настроить себя на сражение, надевая спортивную форму и сетуя, что облажался не взяв нормальную одежду перед душем. Исмаэлю следует быстро бежать, а чёртовы коленки, трусятся, как в припадке, но ничего, он сможет! Исмаэль ставил себе чёткую цель — сбежать из дома, абсолютно не думая, что он будет делать, когда её достигнет. Цель была едина, бежать от страшного, раздражённого и грубого Валеры, такого интригующего, сексуального, страстного, властного и... О-о Господи! Хватит! Исмаэль понял, что, кажется, совсем теряет рассудок, а значит медлить нельзя.

На «низком старте», Исмаэль щёлкнул замком, дверь отворилась, а за ней стоял уверенный в себе и надменный Доминант. Роскошный, резкий и мужественный аромат волной обдал обоняние Исмаэля, давая понять, как Дом возбуждён. Исмаэль вовремя опомнился и оторвав взгляд от восхитительного Валеры и его барственного вида и осанки, тут же выскочил из ванной, со всей прыти направляясь к лестнице. Исмаэль бежал со всех ног, преодолев коридор и лестницу... до дверей рукой подать. Скольким же было огорчение, когда Валера просто моментально догнал его, в такой удручающей близости к входной двери. Валера с силой одёрнул брата за плечо, резко и болезненно толкая к стене, правой рукой крепко сжимая шею, заставляя притулиться левой щекой к стенке, а своей левой рукой Валера обхватил запястье Исмаэля.

— Куда это ты собрался, милый? — вкрадчивым голосом задал вопрос Валера, перемещая правую руку на затылок, надавливая между лопаток и проводя носом по загривку, глубоко вдыхая. — Хотел снова сбежать от меня, мой тигр? — переходя на шёпот, произносил Валера, следуя носом за ушком брата, ласково исследуя его изгибы.

— Нет... — с трудом ответил Исмаэль, подрагивая от мягких касаний брата, ощущая, как жар опаляет его, как из дырочки опять начинает течь.

— Как не хорошо врать... — медленно вымолвил Валерка, следом больно прикусив брата за ухо.

— Ах! — громко проскулил Исмаэль, неосознанно оттопыривая ягодицы. — Больно! — пытаясь вырваться из рук брата, но тщетно.

— Что за прелестный голосочек, Исми... — продолжал очаровательно говорить Валерка, отпуская запястье Исмаэля и прикладывая левую руку к ягодицам. — М-м... да ты насквозь мокрый, как шлюшка, маленькая и голодная шлюшка... — бормотал Валера на ухо, поглаживая пальцами мокрую расщелину.

— М-м... прекрати... — тяжело дыша, отозвался Исмаэль, прикрывая веки и краснея. Исмаэль с трудом стоял на подкошенных ногах, бросая косой взгляд на силуэт, льющего в его ухо распутные речи брата, а запах источаемый возбуждённым телом Валеры дурманил до беспамятства.

— Ты хотел так пойти на улицу? Какой бесстыжий, Исми... — дразнил Валерка брата, ослабляя хватку на спине. — Неужели ты хотел, чтоб тебя трахнул кто-то вроде нахального школьного хулигана? — измывался Валера, надавливая двумя пальцами на сфинктер Исмаэля, через пропитанные влагой шорты.

— Нет! Что за бред! Никогда я такого не хотел! — тараторил Исмаэль, оправдываясь будто ребёнок, понимая, что окончательно и бесповоротно попал в ловушку... в этот сладкий плен.

— Тогда зачем ты убегаешь от меня? — задал Валерка риторический вопрос, широко облизывая скулу Исмаэля. — Ты дразнишь меня, заставляешь ждать, а я безумно возбуждён! — Валера обеими руками притянул бёдра брата к своему паху. — Я, конечно, люблю поиграть, но не в случае такой долгожданной вязки, — Валера потёрся крепким стояком о ягодицы Исмаэля, и тот мелко задрожал, закрывая глаза и вспыхивая краской. — Серьёзно, детка... — картинно проговорил Валерка, широко лизнув холку, грозно рыча. — Хватит играть со мной, не то выпорю твою сексуальную попку прямо сейчас!

— Валерка... отпусти меня... — соловьиным голоском выпрашивал Исмаэль, млея от касаний брата.

— Если продолжишь играть недотрогу, сучка, мне придётся тебя изнасиловать! — могучим и грубоватым голосом чаровал Валера. — Хочешь, чтоб я был груб с тобой? — сильно и со страстью прикусывая шею.

— НЕТ! — воскликнул Исмаэль, когда брат звучно шлёпнул его по правой ягодице. — Не хочу я быть твоей шлюхой! — осмелел Исмаэль, огрызаясь на нежно вылизывающего укус Валеру.

— Очень даже хочешь, так соблазняешь меня, весь трясёшься и виляешь задницей... — отпуская очередной хлёсткий удар по отставленным, упругим ягодицам.

— Вздор! — опровергал Исмаэль, изнывая от желания, переминаясь с ноги на ногу, покачивая бёдрами.

— Неужели, видел бы ты себя... тебе это нравится... — бархатным голосом обжигал ушную раковину Валера. — Стоишь такой робкий и застенчивый, а на самом деле распущенный и блудливый развратник, да сладкий?

— Нет же... — пытаясь сформулировать отговорку, но Валера перебивает его.

— Да-а, Исми, ты предвкушаешь тот момент, когда я вставлю тебе... — слова Валеры терялись в громких возгласах брата.

— Просто мне не знакомо это чувство, просто я ощущаю себя дико, просто очень много желания, которое невозможно долго сдерживать, просто... чёрт возьми, слишком много слова «просто»!! — быстро и нервно пытался перекрикнуть брата Исмаэль, следом резко развернувшись, уставляясь в хитрый оскал Валеры, округляя глаза и тут же понимая, что тот его вовсе не держал. — С ума сойти! — выпалил Исмаэль, жадно бросаясь на губы брата.

Когда Исмаэль понял, что Валера его не держал, то почувствовал себя одураченным самим собой. Он словно с цепи сорвался, остатки сдержанности и самоконтроля канули в небытие. Исмаэль крепко вцепился в шею Валеры, страстно и развратно целуя, подобно тому прекрасному дневному поцелую. Не было больше оправдания, никто не вынуждал его, никто не заставлял, он давно мог сбежать, если бы хотел этого...

Это и было целью Исмаэля — стать захваченным пылкостью Валеры, стать скованным его страстью. С самого того момента, когда Исмаэль открыл двери ванной это стало ничем иным, как развратной игрой. Исмаэль хотел бы вечность провести в этом горячем и глубоком поцелуе, но Валерка похоже имел другие планы. Валера резво содрал с брата майку, коварно оскалившись на обнажённый торс, и надавил Исмаэлю на плечи, заставляя встать на колени. Исмаэль недоумевающе взглянул на высокомерное и нахальное выражение лица брата, подчиняясь и опускаясь на коленки.

— Теперь поиграем в мою игру, милый... — спокойно проговорил Валера, показательно снимая футболку.

Валера высоко вскинул руки, освобождаясь от футболки, обнажая свой божественный торс, мышцы играли на руках, каменный пресс пленял взор, джинсы слегка спадали, а из трусов выглядывала головка члена. Валерка бросил футболку на перила лестницы, лукаво скалясь и дерзко вскидывая бровь, подходя к брату впритык. Исмаэль потерянным взглядом наблюдал за каждым движением Валеры, тот ласково огладил лицо брата, нежно касаясь пальцами губ. Следом приказал широко открыть рот и высунуть язык, а главное запретил касаться самого себя. Исмаэль покорно выполнил желаемое, несдержанно ёрзая ягодицами по пяткам. Внутри всё огнём горело и зудело, шорты абсолютно промокли смазкой, Исмаэлю казалось, что он сидит в луже.

Исмаэль не переставал тереться задом о ноги, свесив язык, наблюдая, как Валера расстёгивает молнию, снимает джинсы и трусы, оголяя свой неимоверно большой и красивый член. Исмаэль послушно сидел, сложа руки на коленях, «пуская слюни» и не сводя взгляда с члена брата. Исмаэль, конечно, знал, что член шестнадцатилетнего превосходит член четырнадцатилетнего по размеру, но о столь колоссальных параметрах Исмаэль и помыслить не мог. Он был такой огромный, такой толстый, потрясающе длинный и почти идеально ровный, изумительно пропорциональный по размерам. Валера приставил свой предел эстетичности ко рту брата и Исмаэль раскрыл рот, как можно более широко, принимая в себя полностью эрегированный член.

— М-м, мне нравиться твоя кротость... — игриво промычав, зарывая руку в густые волосы, грубо обхватывая локоны и задирая голову чуть вверх. — Какой хороший у тебя ротик... правда маленький... — с издёвкой произносил Валерка, с трудом проталкивая член в поскуливающего Исмаэля.

— М-м! — опечаленно мычал Исмаэль, чувствуя как член распирает его рот, как челюсть ноет от невозможности раздвинуться шире.

Валера проталкивал член всё дальше, так медленно и эффектно заполняя маленький ротик Исми, правой рукой управляя его головой, жёстко держа за волосы, наслаждаясь стонами и трогательным личиком брата. Этот взгляд с поволокой не оставлял Валеру равнодушным, не оторваться от этих изящно прикрытых глаз, от тёмно-фиолетовых радужек, отблёскивающих каплями слёз. Очаровательные пылающие алло-красные щёки и член во рту милого маленького братишки выглядели сногсшибательно. Валера так засмотрелся, что позабыл, что Исмаэлю нужно дышать, опомнившись лишь тогда, когда Исмаэль стал громко мычать, крепко сжимая его ягодицы. Валера с пошлым звуком вынул член и брат закашлялся, потупляя взгляд и тяжело дыша.

Дав Исмаэлю самую малость времени на отдышку, Валера сразу же вонзил член обратно, по ту самую точку, на которой остановился прежде. Валера стал совершать возвратно-поступательные движения, стараясь проникнуть ещё глубже. Но сладкий ротик Исмаэля, совершенно не хотел пропускать его дальше, он истекал слюной и издавал хлюпающие звуки, которые так заводили Валерку. Валера стал с большим чувством вгонять член в рот, заставляя брата давиться. В это время рот и горло Исмаэля сильно сужались вокруг ствола и сводили Валерку с ума.

Валера давал Исмаэлю время на передышку, заставляя вылизывать головку и ствол, тем временем любуясь его опошленным лицом. Расфокусированный взгляд, слёзы, бегущие по щекам, горячее дыхание и эротично высунутый язык, жадно лижущий член вдоль всего ствола... Валера позволял брату свободно действовать в этот момент, довольно поглаживая волосы, откидывая их назад, чтоб во всей красе видеть эту исступлённость. Густая слюна, белёсой ниточкой тянущаяся за его языком и губами, дико опьяняла сознание Валеры. Валерка моментально, дерзко схватил распалённого братика за волосы и тот сразу же широко раскрыл рот, высовывая язык, по которому стекала слюна.

— М-м, какая способная сучка... Моя восхитительная сучка! — с горящей эмоцией выпалил Валерка. — Ты довёл меня до безумия!

Исмаэль радостно заскулил, дрожа от этих слов и от жгучего желания, выворачивающего наизнанку всё его естество. Валера был неповторимо сексуальным, взбалмошным и властным, таким напористым, с этим лукавым оскалом и надменным взглядом. Не сдерживая страсти, Валера вновь загонял член в Исмаэля, глубоко и быстро двигаясь, толкаясь в глотку и вызывая у брата рвотные позывы.

Повелительный и грубый Валерка неимоверно заводил Исмаэля, эластичные шорты казались не на шутку тесными, а член каменной тяжестью ждал своей участи. Челюсть уже жутко ныла от боли, дышать с каждым разом становилось всё сложнее, ведь Валера похоже не чувствовал меры в своих толчках. Исмаэль уже не выносил зной, растекающийся по его телу, хотелось, чтоб брат поскорее вошёл в него сзади своим шикарным членом. Исмаэль решил больше не ждать, и требовательно смяв ягодицы Валеры, посмотрел на него печальным и просительным взглядом, эротично мыча.

— Да, Исми? — заинтересованно уставившись на брата, вынимая член изо рта.

— Валерка... я... — замялся Исмаэль, стирая подтёк слюны с подбородка, растерянно пряча глаза от пристального взора Валеры.

— Ты хочешь что-то попросить? — ехидно посмеиваясь. — Я весь во внимании! — самодовольно скалясь, неторопливо оглаживая член, вводя Исмаэля в ещё больший ступор нерешительности.

— Эм... — робко краснея, пытаясь собраться с силами, ибо ужасно трудно было сказать брату такую пошлость, слова застревали в горле.

— Что ж... ладно... — начал Валерка, разворачиваясь и театрально разведя руками. — Как сообразишь, чего хочешь, не забудь мне рассказать... — безразлично проговорив это, Валерка тут же зашагал по лестнице вверх.

— Валера! Ты куда? — ошарашенно воскликнув, подскакивая с полу.

— Надоело с тобой играть, ты не знаешь, чего хочешь... — монотонно ответил Валерка, разыгрывая картину разочарованности, продолжая идти уже по коридору.

— Я знаю! — ринувшись вслед за Валеркой. — Эй! Не уходи! Не смей меня бросать! — начинал нервничать Исмаэль, хватая Валерку за руку, пытаясь остановить, или обратить на себя внимание. — Я уйду! Пойду на улицу, Валера! И найду актива, и пересплю с ним! — начинал нести ахинею Исмаэль, чувствуя себя отвергнутым и нежеланным.

— Только подойти к другому активу! — угрожающе прорычал Валера, с разворота хватая Исмаэля за челюсть. — Последний раз спрашиваю, чего ты хочешь? — мужественным и грозным голосом спросил Валера, глядя в затуманенные глаза брата, коварно усмехаясь.

— Я... я... хочу... чтоб ты взял меня... — дрожа от возбуждения, выговаривал Исмаэль, теряясь в зеленоватых глазах брата.

— Думаю, мы плохо понимаем друг друга, наверно не стоит... — Валерка уже отнял руку, собираясь отвернуться, когда Исмаэль перебил его.

— Нет, Валерка! — запаниковал Исмаэль. — Я хочу быть твоей сучкой! Пожалуйста, сделай меня своей сучкой, повяжи меня! — тяжело дыша, тараторил Исмаэль, срывая с себя мокрые шорты и трусы, представая полностью обнажённым.

— Воу, не так сложно было это признать, правда? — довольный удавшейся манипуляцией, поинтересовался Валерка, наблюдая, как струйка смазки течёт по внутренней стороне бедра Исмаэля.

Исмаэль, молча, повесился на Валерку, повозил носом о шею, глубоко вдыхая запах самца, всхлипывая и поскуливая, следом разворачиваясь спиной и прислоняясь ягодицами к члену брата. Исмаэль тёрся задом о член Валеры, обхватывая руками его шею, отрывисто впиваясь в губы брата. Валерка держал привставшего на носочки Исмаэля за выгнутую дугой талию, ответно потираясь членом о мокрую расщелину.

Валерка страстно целовал, восхищённо мычащего от касаний члена к сфинктеру брата, чувствуя, как член обволакивает его тёплая смазка. Валера держался изо всех сил, устраивая в прихожей этот концерт, добиваясь от Исмаэля признания и смирения со своими желаниями и инстинктами. Валера слишком долго ждал и более это было невыносимо. Он так бесстыже тёрся, непристойно и соблазнительно, выпрашивая, чтоб Валера ему вставил.

— Трахни меня наконец-то! — несдержанно провопил Исмаэль, и это стало последней каплей.

Валера резко закинул правую ногу брата к себе на руку, подгибая её к торсу, следом с той же резвостью вогнал член в такую влажную и расслабленную дырочку. Валера с небольшим трудом проник почти до основания, сгорая от наслаждения ощущаемого от этой девственной тесноты в восхитительной заднице своего младшего братишки. Раскалённым жаром обдало тело, когда Исмаэль, неимоверно тесно сжался, громко застонав чудным голоском, закидывая голову назад и впиваясь пальцами в шею. Исмаэль весь дрожал, абсолютно не удерживая тело подкосившейся левой ногой. Внутри него было безумно горячо и до бесстыдства мокро, так хорошо и приятно, а Валера ещё даже двигаться не начал.

— ВАЛЕРКА! — вскрикнул Исмаэль. — Больно... мне... — с трудом объясняясь.

— Ш-ш... успокойся... — тихо проговорил Валерка, поцеловав Исмаэля в волосы.

Пришлось немного взять себя в руки, потому что Исмаэль дрожал, словно в ознобе, его плечи судорожно подрагивали, а грудь высоко вздымалась. Валеркой лишь на миг овладели тревога и забота, он ведь такой маленький и это его первый раз, а Валера так жестоко его мучил и так грубо в него вошёл. Но чёрт возьми, он такой сексуальный, как можно быть сдержанным при виде этих эротично торчащих сосков. Валера героически сдерживал свою порывистость и пыл, стараясь успокоить брата. Валера огладил левой рукой талию Исмаэля, восхищаясь его красой, больно ущипнув за сосок и последовав далее, к шее, собственнически прихватывая горло. Одновременно с тем Валера нежно вылизывал шею и ушко, цепляя зубами нежную кожу, заставляя Исмаэля мило мычать. Исмаэль прекратил дрожать, чувственно всхлипывая и млея в руках Валеры, полностью отдаваясь во власть брата.

Внутри Валеры перевелось всё терпение, к чёрту эту нежность, к чёрту сдержанность, он же не каменный! И после очередного обворожительного мычания, Валерка крепко сжал правую ногу брата под коленкой, в тот же момент, подхватывая рукой и левую обессилевшую ногу. Исмаэль громко вскрикнул, от неожиданности и от того, как глубоко в нём оказался член. Исмаэль рефлекторно, цепко ухватился за шею, стараясь удержать своё тело руками, потеряв контроль над обеими ногами. Но Валерке и так ничего не стоило удерживать младшего брат на весу, у него хватало партнёров и покрупнее этого худощавого ребёнка.

Валера начал размеренные движения, обхватывая брата руками под коленками. Исмаэль старался держаться самостоятельно, то ли боясь упасть, то ли опасаясь, что так сумасшедше пронзивший его член проникнет ещё глубже, хотя казалось, что глубже уже некуда. Валерка пока неторопливо насаживал его на свой огромный член, делая движения навстречу. Сфинктер туго сжимал член, а внутри складывалось ощущение абсолютной переполненности. Была довольно болезненна эта распирающая величина, руки скользили и Исмаэль хватался то за плечи, то вновь за шею. У Исмаэля в голове не укладывалось, как Валерка вообще смог засунуть этот агрегат в него, если тот с особым трудом входил в рот.

Исключительное отчаяние от невозможности владеть своим же телом, стиралось обжигающим желанием быть ещё более поверженным этим брутальным самцом. Исмаэль словно в прострации потуплял взгляд на свой крепко стоящий член, истекающий смазкой и ноющий, на свои вульгарно разведённые ноги, безвольно болтающиеся в разные стороны, на эти мужественные руки, крепко сжимающие его. Исмаэль слышал лишь свои несдержанные и похабные стоны, испуская их на каждом грубом и глубоком толчке. Заплаканными глазами Исмаэль только сейчас заметил, что они посреди своей комнаты. Валера ускорял свои движения и член ходил внутри теперь гораздо свободнее. Исмаэль уже и не думал о недавней боли, было до того приятно, что в голове только и крутились цикличные, грязные мысли о бесподобном члене Валеры, о том, какой он толстый и большой, как хорошо и умопомрачительно от этой лавины огня обдающей всё тело.

Исмаэль восхищённо и протяжно скулил, впиваясь ногтями в шею и царапая затылок, окончательно оправившись от начального шока. Валера лизал шею, сильно кусая загривок, вырывая из брата ещё более сладостные стоны. Исмаэль же осмелел, поворачивая голову и захватывая Валерку в страстный поцелуй, прикусывая губы, рыча и сжимаясь, обхватывая член тугим колечком мышц, вынуждая Валерку так же простонать.

— Ах, чёрт! Какая же у тебя узкая дырочка, Исми! — отрываясь от губ брата, приподнимая его тело.

Не успел Исмаэль насладиться всей полнотой ощущений, как член Валеры покинул его полыхающие внутренности. Когда член вышел, Валерка перехватил брата за талию, ставя на пол и переходя вперёд, представая перед Исмаэлем. Исмаэль смотрел на Валерку печальным взглядом, нахмурив брови, жалобно скуля, переминаясь с ноги на ногу, чувствуя, как горячая влага смазки течёт по внутренним сторонам бёдер.

Валерка ехидно обсмеял блудливое поведение брата, столь опечаленного опустошённостью, и тут же подхватил за рёбра, следом бросая на постель. Исмаэль приземлился на кровать, весь красный, взволнованно дыша и скрывая глаза под ладонями. Валерка ничего с ним не делал, а Исмаэль боялся отрыть глаза и увидеть, что он вообще делает, это так беспокоило и выводило из себя. Исмаэль знал, насколько развратным он будет выглядеть в глазах брата, но ничего не мог с собой поделать, несносным и невообразимым было желание снова почувствовать Валеру в себе. Исмаэль, стыдясь и всхлипывая, согнул коленки, разводя ноги в стороны и поднимая таз, стараясь держать ровный корпус, что давалось с ужасным трудом.

Наклонив голову набок, Валера с интересом и удивлённой усмешкой наблюдал за силящимся держать себя ровно братом. Исми стыдливо подрагивал, широко разводя ноги приподнятые на носочках, открывая вульгарную и такую сексуальную картину. Стесняющийся своей распущенности Исмаэль, прятался под ладонями, напрягая ноги, чтоб удерживаться в принятой позиции. Всё тело исходило испаринами от стыда, или от жгучего желания, член крепко прижимался к животу, а выставленная напоказ дырочка пульсировала и истекала смазкой. Этот изумительный вид распалённого брата, сносил Валерке крышу, который, не медля больше и секунды, запрыгнул на кровать. Валера встал на колени, между согнутых ног брата, крепко хватаясь за тазовые кости, перенимая власть над телом в свои руки. Исмаэль расслабился, дрожа в предвкушении, вздыхая и сминая пальцами ног покрывало.

— Посмотри-ка на меня, так трогательно, как ты умеешь... — Валера водил членом по сфинктеру, дразня брата, сам не понимая, чего добивается. — И тогда сразу получишь мой член... — Исмаэль сладко проскулил и тут же убрал руки.

— Ва-алера... скорее заполни мою дырочку своим огромным членом... — медовым голоском пропел Исмаэль, одаривая своим пленяющим взглядом и лёгкой улыбкой. — Я горю от желания снова почувствовать в себе твой восхитительный член... — сладострастно проговаривал Исмаэль, оглаживая левой рукой внутреннюю сторону бедра, правой же лаская свой сосок, игриво потупляя взгляд в сторону.

— Сучка! — воскликнул Валера, поражаясь такой развязности.

Валера сразу же, жёстко схватил брата за тазовые кости, не в силах устоять пред таким очарованием и этой изворотливой хитростью. Валера приподнял Исмаэля чуть выше и проник в это обожание до самого основания, вырывая из груди брата протяжный стон. Валера без остановки начал двигаться, вынимая член почти до конца и с чувством вгоняя вновь. Умопомрачительные звуки шлепков и пошлого хлюпанья в этой залитой дурманящей смазкой попке, взрывали всё внутри Валеры, не было связных мыслей, не было самоконтроля...

Валера поражался сам себе, как он вообще умудрялся себя сдерживать и играть с этой прелестной сучкой. Едва ли он был в своём уме, выдерживая эту тягу, дожидаясь пока тот сам поймёт, что они созданы друг для друга. Валера не мог подобрать слов, чтоб выразить насколько восхитительно ему было внутри Исми. Водоворот мыслей и слов уносился даже не успевая донести свой смысл до разума, взбудораженного Валеры.

Исми был безмерно красив, волосы его взмокли, влажные щёки пламенели, изящный разрез прикрытых глаз чаровал, он так искусно кидал лисьи взгляды, такие хитрые и изумительно возбуждающие. Он постоянно стонал, так громко и так протяжно, своим медовым голосочком, сводящим с ума. Валера не замечал, как резво он двигается, сильно ударяясь пахом то об внутреннюю сторону бёдер, то об упруги ягодицы брата. Ещё несколько секунд такого дикого темпа и Исмаэль застонал пуще прежнего.

Исми бурно кончал, забрызгивая спермой весь свой торс, твёрдо упираясь носочками в постель, грациозно выгибаясь дугой, опираясь на плечи, хватаясь руками за подушку и цепко сжимая её. Внутри него всё пульсировало и сжималось, было невероятно жарко, как будто тело обдавало горячим паром. Тяжело дышавший и залитый собственной спермой брат был неимоверно эротичным, эти белёсые капельки на его нежной коже, эта утончённо выгнутая шея, вздёрнутый подбородок и широко распахнутые губы.

— Теперь ты мой, мой саб! — с силой толкаясь в Исмаэля. — Нравиться быть моей сучкой, да тигр?

— Да! Ты превосходный, Валера! — с охотой соглашался Исмаэль. — Я обожаю тебя!

Ощущения были ошеломляющие, было так хорошо, сумасшедшее удовольствие окатило тело, Исмаэлю казалось, что лучше и быть не может. Исмаэль, одурманенный наслаждением, стал расслабляться, отпуская подушку и опуская голову, пленяясь великолепием роскошного брата. Валера не прекращал двигаться, хоть и замедлил тем, пристально глядя в глаза. Стараясь убежать от страстного взгляда этих затуманенных глаз, Исмаэль попадал в сети его божественного тела, любуясь этими напряжёнными мускулами и сильными руками. Теряясь в созерцании всех прелестей Валеры, Исмаэль вдруг почувствовал, как его член хорошенько прошёлся по чём-то очень чувствительном и жар обжёг всё тело.

Исмаэль неожиданно громко простонал, тут же устремляя взор на коварно оскалившегося Валерку. Он дерзко приподнял бровь, довольно промычав, начиная целенаправленно и размеренно двигаться в направлении этой чрезвычайно чувствительной точки. Валера сильно толкался внутрь, хорошенько проходясь по точке, от которой дрожь раскатывалась, как лавина, а зной сводил с ума хлеще прежнего. Исмаэль слышал, как вульгарно он скулит, перекрикивая тихие стоны Валеры, это бесстыдство, казалось Исмаэлю жутко неприличным и немыслимым, но ощущения были столь великолепны, что сдерживать себя было не в силах. Ноги подрагивали от спазмов даруемых этой точкой, а разум окутывало взрывом наслаждения.

— Поласкай свои сосочки, детка! — лукаво улыбаясь, приказал Валера, видя, как тот мается с руками, то протягивая их к члену, то закрывая ими глаза.

Исмаэль покорно протянул обе руки к соскам, всхлипывая и устремляя взгляд на надменного брата, сначала нерешительно касаясь себя. Потом же смелее потирая вздёрнутые соски указательным и средним пальцами, грубо щипая себя и скуля, широко открыв рот и томно прикрыв веки. Валера был очень удовлетворён, такой восхитительной и трогательной реакцией на стимуляцию простаты. Миленький, маленький братик так стеснялся, так краснел и пытался сдерживать свои чарующие стоны. Валерка чувствовал, что скоро кончит, узел набухал, а Валера не мог оторвать взгляда от этой пьянящей и развратной картины, ускоряя темп, грубо и глубоко проникая в сладкую дырочку Исми.

Внутри стало что-то набухать, а Валера начал безумно вбиваться в него, перемещая руки с тазовых костей, левой крепко хватаясь за ягодицу, а правой опираясь в кровать у самой головы брата. Валерка чуть больше согнул Исмаэля, нависая над ним и приближаясь лицо к лицу. Чуть Валера приблизился, Исмаэль сразу впился в него страстным поцелуем, сминая и кусая пухлые губы, позволяя брату хозяйничать языком в своём рту.

Исмаэль так увлёкся поцелуем, заключая того в цепкие объятия, радостно мыча, что вовсе упустил момент, когда внутри стало слишком тесно. Член набух у основания и с таким трудом проникал, что было довольно больно, но это ощущение и осознание того, что он внутри, так восхищало и будоражило. Считанные минуты этих натуженных движений, голодные и порывистые поцелуи, грубо сжатая на ягодице рука... всё это дарило дикое удовольствие и словно затмение окутало сознание Исмаэля. Валера с силой вогнал член в брата, так глубоко, как только позволило это раскалённое желание, а Исмаэль весь сжался, больше не выпуская из себя огромный член Валеры.

Исмаэль не сразу осознал, что происходит, почему так невыносимо жарко и беспредельно хорошо... Исмаэль счастливо скулил, широко раскрыв рот, во второй раз изливаясь на свой торс, туго сжимая в себе член Валеры, который выплёскивал в него море спермы. Исмаэль вцепился ногтями в шею брата, закидывая голову назад, изумлённо округлив глаза, дрожа всем телом, чувствуя, как горячая сперма заполняет его дырочку. Валерка очаровательно простонал, волнуя слух обезумевшего от удовольствия Исмаэля, следом навалившись сверху, слегка опираясь на руки, начиная удовлетворённо мыча, покусывать и вылизывать шею брата.

Валера всё ещё кончал, так много и так долго, его желанная сперма, уже залила всё до краёв и Исмаэль не находил себе места от счастья, скуля дрожащим голосом. Исмаэлю казалось, что Валера его часть, такая горячая и страстная. Исмаэль отвлекал брата от своей шеи, целуя его и кусая куда попало, бездумно вылизывая его точёные скулы и уши. Внутри всё ещё было жутко жарко, Исмаэль чувствовал себя возвышенно и умопомрачительно хорошо. Исмаэль почему-то точно знал, что Валера в таком же восторге, как и он.

Исми был такой неуёмный, целовался, кусался, выравнивал ноги, обнимал ногами, царапался, облизал пол лица... Угрожающие рыки, лишь на несколько минут унимали его, а потом он снова впивался этими страстными поцелуями, облапывая плечи и спину, донимая Валерку так, что ум за разум заходил. Так безумно хотелось трахнуть эту вертлявую сучку ещё раз, но замок всё ещё не отпускал его, узел так медленно спадал, а Исмаэль слишком крепко его сжимал. Маленький негодник, провокационно постанывал вылизывая ушную раковину, цепко обхватывая ногами за талию, не позволяя пошевелиться.

— У-у, ну подожди, сучка! Как только узел спадёт, я тебя так выебу, что и стоять не сможешь! — грозно рыча, прошептал Валерка на ухо бархатным голосом, прижимая Исмаэля к постели.

— Я и сейчас не смогу... — ответно пробормотал Исмаэль, томно вздыхая и утыкаясь носом в шею.

— О нет, так просто твои игры тебе не обойдутся, до глубокой ночи с моего члена не слезешь! — пригрозил Валера.

— Да-а, Валера! Я с ума от тебя схожу, давай же, трахни меня ещё раз! — со страстью выпалил Исмаэль, заёрзав вновь.

— Моего робкого братика и след простыл, как я погляжу... — посмеиваясь, констатировал Валерка, переворачиваясь на спину и перекидывая Исмаэля вместе с собой.

— Ой! — воскликнул Исмаэль, очутившись сверху брата, чувствуя себя слегка не по себе.

— Я люблю тебя, Исми... — произнёс Валера, любуясь смущённым братом.

— Это всё так дико, но я тоже люблю тебя, Валера... — радостно ответил Исмаэль, наклоняясь над лицом брата, утопая в сияющих от счастья глазах. — И уж прости мою несдержанность, но если твой «узел» не спадёт в ближайшие десять минут, то я буду очень зол... кажется, мне жутко мало одного раз с тобой! — смеясь и улыбаясь до ушей, зная, как они оба счастливы в этих жарких объятиях друг друга.

— Оу, детка, наши развлечения ещё не скоро закончатся... — шлёпнув Исмаэля по ягодицам и с рыком впившись в него страстным поцелуем.

Моя страсть будет жарче огня,
Моя нежность овеет, как шёлк...
Обними, долгожданный, меня,
Чтобы мир посторонний умолк.

Чтобы слышать лишь сердце твоё,
И дыханье губами ловить...
Все слова, что прольются ручьём,
Тишину, что мы жаждем испить.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 65
© 11.01.2021 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2021-2991062

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1