Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Принцесса чародея


Принцесса чародея
Лидия Воронцова, очаровательной наружности женщина и любящая мать, коротала тихий майский вечер в обществе членов своей семьи. Ее девятилетняя дочь Катерина увлеченно украшала белые листы бумаги незамысловатыми узорами, которые только могло породить ее детское воображение. Девочка то и дело показывала свои твореньица сосредоточенно читающему книгу отцу. Он с неподдельным интересом и любовью осыпал очаровательную художницу самыми лестными комплиментами, на которые его красноречие только было способно.
- Папа, - с тончайшей интонацией произнесла девочка, сделав акцент на втором слоге, - красиво? Ну разве не очаровательно? – продолжала Катерина, в который раз обращаясь к Дмитрию Воронцову, уже готовому покончить с чтением до того момента, пока свет его очей не отправится мирно почивать в своей детской кровати.
- Я просто не нахожу слов, дорогая, чтобы как следует выразить восхищение твоему творчеству, - последовал добросердечный ответ.
На слова отца девочка отреагировала предсказуемо – издала довольный смешок и продолжила свое занятие.
- Катенька, не пора ли тебе спать? Стрелка часов уже давно миновала девять, - прозвучало материнское наставление, отвлекшее голубоглазую художницу от ее любимого дела.
- Но, мама, я совсем не устала... – с ноткой грусти от испорченного момента протянула Катя.
- Пора, милая. Не спорь – это дурной тон, - более повелительным голосом продолжила Лидия.
Расстроенная девочка в надежде посмотрела на отца, в очках которого отражалось пламя свечей позолоченного канделябра, однако, тот не выглядел как человек, готовый поддержать дочь в ее нежелании отправиться в комнату.
- Катерина, не перечь маме и последуй ее словам, - поддержал любимую жену Воронцов, получив в качестве благодарности теплый взгляд Лидии.
Девочка, наконец, осознала безысходность своего положения и смирила собственный нрав. Взяв Лидию за руку, она направилась на второй этаж родительского имения. Девочка переоделась в белоснежную ночную сорочку, воротник которой был украшен воздушным кружевом, и устроилась в хорошо знакомой ей кровати. На одной из подушек Кати всегда сидела элегантная французская кукла по имени Жаклин, подаренная ей графом Берилиным – старым другом семьи.
Лидия сидела подле расстроенной художницы, лаская ее золотые кудри своей тонкой рукой. Женщину всегда забавляла детская эмоциональность, которая очаровывала ее искренностью и непосредственностью.
- Мама, - с нотками жалости начала свою трель маленькая птичка, - расскажи мне сказку про мышонка.
- Я рассказывала ее тебе уже дважды, - усмехнулась Лидия, изучая слегка утомленное лицо дочери. – Как насчет сказки про храброго утенка?
- Ее ты рассказывала трижды, - досадливо протянула девочка, недовольно сжав свои розовые губки.
- Действительно. И как это я могла забыть? – опомнилась растерянная сказочница.
Лидия посмотрела в приоткрытое окно, впускавшее в детскую комнату легкий поток вечернего майского воздуха. Темно-синее небо, освещенное ярким диском луны, было усыпано сверкающими звездными пайетками, хаотично разбросанными по необъятным небесным просторам. Где-то вдалеке мелькнул горящий хвост падающей звезды, окончившей свой жизненный срок в изящном полете. Картина ночного неба казалась Лидии плащом незнакомца-волшебника, являвшегося в мир под покровом своего звездного плаща.
- «Незнакомец...» - вторично возникла мысль в голове молодой женщины, светлая прядь волос которой непослушно выбилась из высокого пучка и небрежно укрыла правый висок, придав красоте Лидии особое очарование.
- Мама, ты слышишь меня? – нарушил магическую тишину в комнате тоненький голосок.
- Что? – резко отозвалась женщина, вновь устремив взгляд на непоседливую Катерину. – Да, милая, просто я задумалась...
- О чем, мамочка?
Лидия улыбнулась. Ее темно-синие глаза загадочно поблескивали во мраке комнаты.
- Мне вспомнилась одна история или, если говорить вернее, сон, который по сей день никак не идет из моей памяти.
- Может быть, ты расскажешь мне эту историю? – умоляюще спросила девочка. – Ведь у нас не осталось новых сказок...
- Что ж, почему бы и нет? Ложись поудобнее и приготовься к моему рассказу.
Сверчки за окном прекратили свой бесконечный поток песнопений, а ароматные деревья, будто бы зная о предстоящей истории, перестали играть с вечерним ветром. Мир окутала желанная дымка покоя. Каждый цветок и каждая звезда внимали музыке слов Лидии.
- Эта романтичная и одновременно печальная история произошла много лет назад с одной прекрасной принцессой. Ее звали Лидией.
- Прямо как тебя, мамочка?
- Верно, дорогая.
- Принцесса жила в удивительно красивой стране с золотыми днями и серебряными ночами. Широкие зеленые поля этой страны были усеяны многочисленными цветами самых разных оттенков и ароматов. Кристально чистые воды благородно покоились в глубоких озерах, берега которых состояли из миллиона маленьких драгоценных камней. Сады волшебной страны наполняли райские птицы самых красивых голосов и редкие фруктовые деревья, вкуснее плодов которых не было на свете. Описывать это удивительное место можно бесконечно, так как оно собрало в себе все самое прекрасное, что есть в нашем мире.
Одним из самых необычных мест, пожалуй, была Долина одноцветной радуги. Такое название оно получило потому, что через всю красочную местность проходила высокая радужная дуга, имеющая один единственный цвет – белый. Этот цвет символизировал душевную чистоту и непорочность принцессы, как раз проживающей в долине в высокой башне. Несмотря на живописные пейзажи и, как, казалось бы, безграничные просторы своей страны, принцесса Лидия не могла покинуть непреступные стены. То была воля ее отца – короля.
Давным-давно злой волшебник погубил покойную королеву, мать принцессы, своими злыми чарами за то, что король, всегда твердый и решительный в своих поступках, приказал страже изгнать чародея из Волшебной страны. Правитель считал, что тот, практикуя свою магию в темной башне у подножья величественных гор, может навлечь беду на все королевство. В скором времени приказ короля был исполнен, а обозленный чародей пообещал отомстить королевской семье самым изощренным способом.
Спустя год, любимая всей страной королева, тяжело заболела и скончалась. Ее уход из жизни сокрыл Волшебное королевство тенью скорби и отчаяния. Король был не в силах пережить утрату: он утратил всякий интерес к государству, перестал отдавать приказы подданным и трудиться на благо своей страны.
После погружения страны в омут печали, когда никому не было ни до чего дела, коварный чародей вернулся в свои скалистые угодья, о чем в скором времени узнал несчастный король. Последний отныне не смел сделать что-либо в неугоду злому волшебнику.
В страхе лишиться единственной дочери Лидии, правитель заточил принцессу в высокой башне до ее совершеннолетия. После исполнения данного срока король пообещал выдать принцессу замуж за человека, который сможет избавить государство от произвола злодея.
Минуло пять лет, и очаровательная принцесса превратилась в сказочную красавицу, о прелести которой лишь ходили слухи, так как мало кому, за исключением дворцовой стражи, доводилось узреть ее в высокой башне. Разговоры о Лидии дошли даже до Мрачной башни чародея, которые сразу же заинтересовали волшебника, - с королевской семьей у него были свои счеты.
Поздней ночью, когда часы уже показывали два часа, именинница-принцесса сидела у широко открытого окна. Золотые, словно солнце, локоны усыпали ее хрупкие плечи, нежно ложась на красивое белое платье. Девушка печально вздыхала и смотрела на древние звезды, всегда вдохновлявшие принцессу своим ярким сиянием.
В эту же пору могущественный чародей был уже на пути к заветной башне Лидии. Мужчина с длинными волосами цвета воронова крыла, оседлавший сильного широкогрудого коня, хотел взглянуть на всем известную своей красотой принцессу. Длинный плащ волшебника, такой же черный, как и вся его остальная одежда, вольно развевался на холодном ветру.
Вот уже как пять лет темный всадник мечтал свершить свою месть. Смерть королевы, как ему казалось, не так сильно ранила короля, как может ранить смерть любимой дочери. В помыслах чародея не было ничего светлого и благородного. Он был одержим злобой.
Тайком пробравшись в Долину одноцветной радуги, которая никуда не исчезала ни днем, ни ночью, волшебник, оставив свою лошадь за высокими вишневыми деревьями, подкрался к башне королевской дочери. Он спрятался в тени кустов алых роз, так схожих с его необычным цветом глаз. Мужчина поднял свой взгляд на единственное окно башни, напротив которого стояла девушка неземной красоты. Легкие дуновенья ветра ласкали ее кудри и игрались с кружевами платья. Ее полные жизни губы то растягивались в очаровательной улыбке, то сжимались в одинокой печали. Темно-синие глаза, сокрытые густотой светлых, словно одуванчиковый пух, ресниц покорно и с трепетом взирали на бескрайнее ночное небо с миллионом белых огоньков.
Чародей был очарован прекрасной принцессой. Сердце, прежде спящее в его пустой груди, отчетливо забилось в бешеном ритме, а вишневые глаза, ранее таившие в себе мстительную злобу, загорелись огнем восхищения при виде очаровательной красавицы.
Волшебник подозвал своего коня и вырвал из его спины большие крылья из серебряных перьев. Вновь оседлав вороного, чародей пришпорил своего верного друга и грациозно взлетел, в скором времени оказавшись напротив окна принцессы.
- Кто вы? – вскрикнула испуганная внезапным появлением незнакомца Лидия. – Я сейчас же позову стражу! Как вы смогли не попасться королевской охране?
- Прошу вас, не бойтесь, - с нежностью в голосе и взгляде произнес чародей.
Принцесса изучала черты всадника. Удивление от его внезапного визита сменилось восхищением его таинственной красотой. Вишневый омут мудрых глаз вливался всем своим потоком в морскую гладь взора Лидии.
- Неужели вы – принц, который должен спасти меня? – робко спросила принцесса волшебника.
Чародей и не думал говорить правду.
- Так и есть, милая принцесса, - подтвердил тот. – Извольте прокатиться вместе со мной по ночному королевству. Наверное, пять лет в заточении были для вас утомительными.
Девушка сомневалась, но решила дать свое согласие. Ее манила неизвестность. Положив свою хрупкую руку на мужественную ладонь волшебника, принцесса перешагнула подоконник и оказалась верхом на черной, как ночь, лошади.
- Держитесь крепче... – радостно сказал всадник, прижав Лидию к своей груди. Девушка послушалась.
Зачарованный жеребец взмахнул своими широкими, переливающимися в лунном свете крыльями, и взлетел в свод мягких облаков.
Принцесса и чародей, наслаждаясь обществом друг друга и красотой долины, разрезали ночную прохладу своим свободным полетом по величественным просторам земли и неба. Они летели над лугами, богатыми стройными бутонами, зелеными лесами с вечной проповедью старого филина, зеркальными реками и озерами, отражавшими своей гладью прекрасный полет бьющихся в один такт сердец.
Эта ночь была не последней, которую принцесса и загадочный маг проводили вместе. Они встречались в один и тот же час каждый день на протяжении месяца, пока обоих не разлучила жестокая судьба.
В первую летнюю ночь, за час до заветной встречи с чародеем, к башне принцессы подъехал неизвестный юноша. Его громкий голос заставил принцессу невольно вздрогнуть. Еще никогда ей не доводилось слышать такой грубой речи. В скором времени, за дверью в комнату Лидии послышались такие же резкие до дрожи шаги. Стражник оповестил девушку о том, что к ней прибыл некий принц Эдуард, желающий освободить ее от плена каменных стен и пятилетнего одиночества. Не успел стражник произнести свою речь, как дверь в покои Лидии бесцеремонно отворилась, а прежде говоривший был грубо отослан обратно. Принцесса стала спиной к окну и с непониманием взглянула на вошедшего господина.
- О, прекрасная принцесса Лидия! – начал свою громкую речь неизвестный. – Я, принц Эдуард, славный господин соседнего королевства, прибыл за вами в это гнусное место, чтобы сделать вас своей женой.
- Позвольте объясниться. Я не совсем понимаю вас... – взволновалась робкая принцесса.
- Что же тут непонятного, душа моя? – продолжал свои тираду принц, положив на сердце руку. – Я уже договорился с вашим отцом, Его Величеством, о нашей с вами свадьбе, которая должна состояться завтрашним днем, дабы воля короля была исполнена и вы, его милая дочь, обрели защиту от проклятого чародея в лице вашего мужа.
Дар речи покинул принцессу, переселившись в болтливого юношу, который, к сожалению, не соврал ни в одном объяснении.
- «Но с кем же я встречалась по ночам и каталась по долине все это время? Ведь тот мужчина назвал себя принцем...» - думала про себя Лидия, с трудом сдерживая слезы разочарования. «Ведь мой тайный гость даже ни разу не назвал свое имя и так долго откладывал знакомство с королем... Неужели он меня обманул? Но кто же он? Кем является тот, кто покорил королевскую дочь?» - девушка не могла осознать всей ситуации. Ее горячее сердце обжег укус досады.
Принцессе ничего не оставалось, как принять волю отца. Ведь историями о злом чародее ее пугали с самого детства. Ради своей безопасности и отцовского спокойствия она должна была решиться на тяжелый для нее шаг.
- Я все прекрасно поняла, Ваше Высочество... – со смирением, почти шепотом, произнесла сломленная внутри Лидия.
Непрямое согласие несказанно обрадовало принца и он, не став медлить, отвез принцессу во дворец короля.
Отец не скрывал своего счастья, вновь встретив любимую дочь на пороге замка. После беседы с королем Лидия отправилась в свои покои, где долгое время всматривалась в небесную мантию, украшенную мирно сияющими огоньками. Ее не покидали мысли о загадочном всаднике, который впервые за пять лет сделал ее по-настоящему счастливой.
Чародей, прилетев к башне принцессы в назначенное время и не застав ее там, сразу же понял, в чем кроется причина отсутствия его возлюбленной. Со злостью пришпорив коня, испачкав сапоги каплями алой крови, волшебник полетел в замок короля. Долгое время он кружил на своем вороном вокруг величественных сводов замка, пока не заметил так полюбившееся ему лицо в одном из многочисленных окон. Один взмах крыльев – и несчастный влюбленный был около не менее печальной Лидии.
Глаза девушки, сияющие кристаллами соленых слез, наконец увидели человека, который занимал все ее мысли.
- Это ты, загадочный незнакомец? Или моя печаль смеется надо мной видениями? – взмолилась отчаявшаяся Лидия, однако, глубокий вишневый взгляд чародея она могла узнать из тысячи, а, может быть, из миллиона.
- Прошу тебя, не стоит... – с надрывом в голосе сказал волшебник, вытирая слезинки принцессы одну за другой с ее покрасневших щек. – Я увезу тебя далеко... Туда, где луна украшает острые вершины ледяных гор. Но захочешь ли ты доверить мне свою судьбу? – не без усилия задал вопрос всадник. Улыбка на лице Лидии послужила ему согласием.
Так, вновь оказавшись на коне чародея, принцесса и ее возлюбленный бежали из королевского дворца. Они летели долго, сначала минуя безмятежные просторы королевства, а затем преодолевая суровые ветры и ливни, которые вскоре сменились вековыми льдами и суровой вьюгой. Влюбленные оказались во владениях чародея – в его Мрачной башне.
Принцесса поежилась от ужасного холода, обхватив свои белоснежные плечи покрасневшими руками. Волшебник нежно укрыл ее своим длинным плащом, от теплоты которого Лидии стало лучше. Девушка и чародей вошли в высокое каменное здание, обвеянное высушенным терновником. Темноволосый мужчина помог девушке устроиться у горячего камина и устроил ей самый пышный прием, чтобы принцесса ни в чем не нуждалась.
- Я слышала об этом месте... – наконец сказала Лидия, отпив немного чая из чашки.
- Мы в Мрачной башне, Лидия, - сухо произнес чародей, нахмурив черные брови. Было видно, что того терзает совесть.
Принцесса не видела смысла говорить. Она уже все давно поняла. Часы в форме жуткой горгульи назойливо нарушали тишину в башне.
- Так это ты убил мою мать? – наконец осмелилась спросить Лидия.
Чародей кивнул. Скулы на его лице обострились от напряжения.
- Я был слишком зол на твоего отца.
- Но поче... – принцесса не успела договорить.
- Ты не понимаешь! – грозно закричал волшебник, резко встав с кресла. – Он и его люди обвинили меня в том, чего я не совершал и не собирался совершать! Я был позорно изгнан из королевства и скитался по чужим государствам жалким нищим, несчастным отребьем, лишенным капли человеческого сочувствия и понимания! – на глазах чародея впервые в его жизни проступили слезы отчаяния и сожаления. – Я обещал отомстить и сдержал слово, однако этого, как я считал, было недостаточно. Я ждал, пока любимица короля не достигнет определенного возраста и я, под видом незнакомца, не смогу вызволить ее из башни для свершения своей мести... Но все мои замыслы были ничтожны, когда я впервые услышал стук своего сердца при виде тебя. Могущественный чародей стал жертвой любви. Смейся, если тебе угодно... Хотя, кого я обманываю? Тебе сейчас явно не до шуток.
Принцесса слушала монолог волшебника, затаив дыхание и с трудом сдерживая волнение. Брошенные мужчиной слова то ранили, то наполняли теплом ее трепетавшее сердце. Она молча встала и подошла к чародею, обняв его со спины так крепко, насколько только было способно ее хрупкое тело.
- Я понимаю... Действительно, понимаю. И мне больно так же, как и тебе, - по голосу Лидии было понятно, что она плачет. – Я потеряла мать, а ты полюбил дочь своего врага, из-за которого потерял все.
- Не все... – с болью прошептал чародей. – Пока что ты рядом, но, если решишь сбежать, я не стану тебя останавливать. Лидия, уходи...
- Нет! – раздалось внезапное приятное слово. – Даже если я уйду, мое сердце всегда будет там, где есть ты. Так зачем же мне такие сложности?
Рыдая, словно маленький мальчишка, волшебник заключил принцессу в свои объятия. Лидия тоже не могла оставаться равнодушной. Два несчастных и одновременно счастливых сердца бились в общем ритме прежде неизведанной двумя мелодии. Каждый пожертвовал своим миром, чтобы войти в новый вместе.
Исчезновение принцессы из дворца было сразу же обнаружено. Самовлюбленный принц Эдуард вместе с королевской стражей отправился в Мрачную башню чародея, который, как предполагали во дворце, задумал уничтожить единственное сокровище короля.
Лидия и волшебник были обнаружены в одной из комнат дворца. Принц Эдуард, незаметно приблизившись к увлеченным друг другом влюбленным, был настолько взбешен и поражен увиденной им правдой, что он без колебания пронзил сердце чародея своим мечом. Перепуганная до смерти принцесса бросилась на помощь к любимому, последними словами которого была одна единственная фраза: «Даже ад не заставит меня отказаться от любви к тебе».
Принцесса, убитая горем в момент смерти чародея, вытянула окровавленный меч из груди возлюбленного и пронзила им свое сердце.
Король, спешащий на помощь к своей дочери, застал лишь ее холодное тело, распростертое рядом с телом убитого чародея. Прекрасное лицо исказила гримаса глубокой печали.
После смерти единственной наследницы престола одинокую долину королевства украшала радуга из черной и белой полос, которые стали трагическим символом несчастной любви...»
Закончив свой рассказ, Лидия с умилением посмотрела на давно спящую Катерину, которая, к счастью, не узнала трагического финала истории. Женщина аккуратно встала с кровати и погасила одинокую свечу на подоконнике. Она еще раз взглянула на ночное небо, среди звезд которого мечтала увидеть таинственного незнакомца из своих снов.
- Маленькая девочка до сих пор верит, что ты встретился со своей принцессой на одной из сияющих звезд, - полушепотом сказала Лидия, одинокая слеза которой тихонько стекла по ее щеке.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 11.01.2021 Ульяна Мешкова
Свидетельство о публикации: izba-2021-2990981

Рубрика произведения: Проза -> Сказка


















1